Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.

Автор Тема: Александр Зайцев - Нолат: Безумие Силы  (Прочитано 692 раз)

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской


Цитировать (выделенное)
Аннотация:
Здесь безумие плотно переплелось с Силой, и одно стало неотделимо от другого. Здесь СуперГерои так похожи на СуперЗлодеев, что по причиняемым разрушениям и не отличить. Это мир полный Сверхсил, Измененных, мутантов и щедро приправленный как магическими так и техно артефактами. А так же спецслужбами, мечтающими все это "богатство" контролировать. Мир, похожий на наш до 1971 года, в котором что-то пошло не так.

Мир, которому не хватает знака "Осторожно, Суперы". Если, конечно, найдется смельчак, который рискнет его поставить...

Примечания автора:
Одним словом: Супергероика. Подробнее: сверхспобности, злодеи со сверхсилами, герои суперы, монстры на улицах, мутанты, измененные, плоды чужих опытов и экспериментов, и прочее и прочее... и обычные люди, которые ко всему этому уже давно привыкли. Параллельная Земля с точкой расхождения в семидесятые. Треш и нелогичность в деталях, при логичном общем фоне, в который все безумие окружающего вписывается в общую концепцию и не нарушает логики мира. /Попробую, совместить не совместимое, может получится./

Публикация текста - эксклюзивно на АвторТудей. Частота "прод" два раза в неделю четверг и понедельник по главе, такой темп точно будет соблюдаться до 10й главы, далее возможны изменения. Текст планируется платным, ознакомительный фрагмент будет включать в себя 9 глав.
Большая благодарность Анастасии Церковской You are not allowed to view links. Register or Login за обложку!


You are not allowed to view links. Register or Login



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 1

Крыши. Вид на вечерний город. Десятки, сотни, а то и тысячи огней раскинулись внизу. Далекий шум, такой разный: от гула автострады, хлопающих на ветру рекламных растяжек, до резкого рева полицейских сирен. Шелест пролетающих внизу листьев приятно холодит после знойного дня. Здесь нет той духоты, которая стекается на дно улиц между стен многоэтажек, проникает всюду, зажимая, будто в печке, даже после того, как солнце уже сбежало за горизонт.

Крыши. Место, нет, не тишины — одиночества. Спокойствия. Здесь можно побыть одному, наедине со своими мыслями, желаниями. Сколько себя помню, всегда любил крыши. В далеком детстве, воспоминания о котором поблекли и стали подобны старой кинохронике, я также забирался повыше и, свесив босые ноги, смотрел вниз: на машины, на суету, на людей. В основном на людей, они с высоты такие маленькие, такие ненастоящие, как игрушечные солдатики. Кажется, протяни ладонь к любому и можно передвинуть его или её туда, куда тебе захочется. Иллюзия, обманчивая, но такая притягательная для одинокого мальчишки, у которого не было друзей.

В ранней юности, когда было уже не до игр и подобных мечтаний, крыши тоже спасали. Передышкой в бесконечной череде опытов, тренировок, лекций и постоянного ощущения взгляда серо-стальных глаз, которые вечно наблюдают, даже если ты не видишь отца рядом. Даже там, в людском муравейнике, который представлял из себя комплекс небоскребов Фарм-Индастриал, крыши были пусты от человеческого присутствия, только тихое жужжание камер наблюдения, но с этим я все же тогда научился мириться.

После побега, когда за каждым углом, в каждом переулке могли поджидать ищейки, наемники, подкупленные полицейские. Когда в любом шуме мне слышалась характерная немного неравномерная поступь, которую мне не забыть никогда. Или не шаги, а легкий шелест почти невесомого плаща, и тихий искренний девичий смех, который я когда-то любил. Или не любил, а люблю и сейчас. С этим всегда было сложно. С первого дня, с первой встречи. Крыши выручали, успокаивали, ведь с них было легче всего вести наблюдение, если, конечно, ты умеешь скрываться от чужих глаз.

Даже в последнее время, когда не надо было прятаться, когда все следы заметены, нет не десятки, а сотни, если не тысячи раз. Нет-нет, но я перечеркивал все свои планы и, бросив все дела, забирался как можно выше, и смотрел вниз. Это так успокаивает, умиротворяет, приводит мысли в порядок. Кто-то скажет “привычка” и будет прав. Но мне все равно, я просто люблю крыши.

Вот и сейчас стою почти на самом краю, и один шаг отделяет меня от пропасти под ногами, той пропасти, которая обрывается вниз сразу за парапетом на высоту двадцати восьми этажей.

Только вот я не помню, как оказался здесь. Как будто кто-то вычеркнул из моей памяти два десятка минут. А точнее одну тысячу двести одиннадцать секунд. Нет, если сосредоточиться, то я вспомню. Как прочитав сообщение, сбился с шага, от чего меня толкнули в плечо несколько раз в толпе спешащих по своим делам прохожих. Как мерно, будто сомнамбула, не разбирая дороги, почти не видя ничего перед собой, брел по городским улицам, пока не шагнул за молодой женщиной с двумя детьми. Как придержал дверь парадной многоквартирного дома, на автомате помогая с коляской, за что получил обворожительную улыбку в ответ. Как шел, не считая ступеней, пролет за пролетом, по пожарной лестнице. Как знакомыми, привычными движениями с помощью скрепки вскрыл замок, а затем, будто робот с вложенной программой, обошел сектора двух камер слежения. Это было так привычно, просто, для этого вмешательство рассудка совершенно не требовалось.

И только, замерев почти на краю, поймав лицом освежающий ветер с легкой горчинкой морского бриза, мой разум вновь соизволил осознать себя.

Крыши. В этот раз их магия не работает, не приносит успокоения.

Взгляд на левую ладонь. Я смотрю на свою руку так, будто держу в ней не смартфон, а самую ядовитую из змей. Черную мамбу, которая уже нанесла укус, впрыснув в кровь яд, от которого нет спасения. Впрочем, был бы это змеиный яд, даже самый страшный и смертоносный, было бы не так сокрушающе. Подумаешь – змея, какой-то органический яд. Мелочь, которая стоит внимания только в аспекте того, как я мог докатиться, что позволил какой-то безмозглой твари себя укусить. Увы, реальность куда как страшнее. Не змея и не любой другой гад зажат в ладони, а просто смартфон. Банальное средство связи. Он не важен, а вот то сообщение, которое на него пришло. Вот оно — да. Не страшное даже, а раздавливающее, уничтожающее, переворачивающее.

Все мои планы, вся та жизнь, к которой я столько шел, все это теперь не важно! Тридцать девять месяцев бесконечного бега, заметания следов, десятки чужих личностей, сотни взломанных баз данных, хождение по краю, за которым смерть – все это оказалось зря. Три слова без подписи с неопределившегося номера. Простые слова, для многих будничные. Для большинства даже радующие слова.

“С днем рождения!”

Очередной порыв ветра, но я закрываю глаза не из-за него. Так просто легче: прикрыть веки и хотя бы на секунду представить, что вокруг ничего нет, вообще ничего, а главное – этого сообщения. Нелепый самообман, который не мог стать правдой, как бы мне не хотелось, как бы я этого не желал, конечно же он не сработал.

Разумеется, даже невзирая на множество смен паспортов, файлов, имен, я помнил, какой сегодня день. Но придавать этому значения не собирался, просто кивнул утром своему отражению в зеркале, выслушал музыку, проигранную Сефом, и закрыл для себя эту тему. Праздновать, радоваться не имело ни малейшего смысла даже на публику, потому как у той личности, под именем которой я проживаю последние четыре месяца, дата рождения совсем в иной день.

Но главное, то, когда я родился, кроме меня знает только один человек на всем белом свете. И это значит одно.

Меня нашли.

Хороший такой подарок на день рождения. Крушение всех планов, надежд и вообще всего. Вполне в духе того, кто прислал сообщение. Конечно, можно попробовать сбежать опять. Вновь месяцами бегать, создать новую личность, которая пройдет все проверки на любом уровне. Но что потом? Надо признаться самому себе: от него мне не скрыться, слишком разные у нас весовые категории. А юношеские мечты и иллюзии — мне только что показали всю их несостоятельность.

Впрочем, строить сейчас какие-либо планы бессмысленно.

Большой палец левой руки снимает блокировку смартфона. Зачем гадать? Можно просто позвонить. И расписаться в своей капитуляции. Нет. Понимаю, что глупо и по-детски, но нет. Отключаю экран. Больше трех лет прошло, а за такое время меняется многое, может изменился даже он? Разве за моей спиной стоят люди в черном городском камуфляже? Разве доноситься знакомый смех из ближайшей тени? Разве было в том сообщении что-то еще, какое-то пожелание? Нет, никогда не приказ, не распоряжение – всегда пожелание. Ничего этого нет.

Понимаю, что надежда на то, что мне позволят жить своей жизнью настолько же иллюзорна, как вера в детские сказки, но она так заманчива, так манит. Да, я помню его обещание, слова о том, что могу быть свободен, когда пожелаю, после того как его очередной эксперимент войдет в финальную фазу, и единственный эталон потеряет свою актуальность. Помню, как и то, что он никогда не обманывал меня. Кого угодно, сколько угодно, но не меня. И его сообщение может быть намеком. Простое поздравление отца. Улыбка на моем лице полна горечи. Если бы!

Если бы мой отец не был настолько безумен. Настолько, что даже моё богатое воображение пасует перед той бездной, свидетелем которой я однажды стал. О! Уверен, он свято верит в то, что все, что он делает, никак не вредит мне, а даже приносит благо.

Воспоминания, как кадры в старом проекторе.

Ломается рука, и острая боль пронзает, будто молния, но эта боль ненадолго, жуткий хруст в шее, и темнота. Я мертв. Но если бы так просто было сбежать, умер и все, тебя нет. Куда там. Кровь течет по венам, позвонки и кости становятся целыми, мышцы, сосуды, нервные волокна срастаются, мозг наполняется кислородом. Меня не было четыре минуты и две секунды. Раз в три дня четыре года подряд все повторяется. Разве что умираю каждый раз иначе. Но проходит четыре минуты и две секунды, и мои глаза открываются вновь. Всегда. Сколько бы смерть не приходила за мной, через точно отмеренное время она отступает.

Но если бы дыхание Той Стороны было самым ужасным моим переживанием, если бы. Одним из самых ярких, безусловно, но далеко не самым кошмарным. Потому как в моих ночных кошмарах совсем иная сцена. Нет! Не думать, не надо переживать этого вновь. Хватит. Сегодня и так достаточно “радостей”.

Насколько же твое безумие стало больше за эти годы, отец? Честно, не хочу этого проверять, вообще ни малейшего желания. Дойдет до того, что меня доставят к нему силой? Или он придет сам? Нет, это вряд ли. Покинуть свой комплекс, свою крепость и отправиться на другой материк, с его-то паранойей? На этот раз моя улыбка уже напоминает искреннюю. Или меня попросит вернуться Джей? Это было бы ударом ниже пояса, но когда такое его останавливало?

Острый укол в сердце, нет не сбой, это невозможно, просто психосоматика. Джей. Я ведь так и не забыл, как ни старался. “Время лечит” — пустые слова, раз не помогли все эти годы. Если бы не блок, установленный Сефом по моей просьбе, то её лицо я видел бы в каждом сне. Да и то, даже блокировка иногда дает сбои, и я просыпаюсь с желанием выпить литр чистого спирта, напиться и забыть. Пусть ненадолго. Пусть. Все равно. Потому как это так больно – быть заменителем, которому искренне рады и даже любят, когда нет рядом того, кого любят по-настоящему. Столько лет прошло, а в груди режет так, будто видел её улыбку буквально вчера.

А если я ему и правда больше не нужен? Робкая мысль снова и снова стучит. Надежда, которая умирает последней, предварительно измучив свою жертву.

Простейший анализ показывает: если не нужен, то самое очевидное, в ближайшее время я просто однажды не проснусь. Или мне позволят открыть глаза в последний раз, чтобы увидеть черные локоны в тени и услышать “Мне было хорошо с тобой”, а затем темные клинки разрежут мое тело на мелкие части. Я умру быстро, Джей никогда не отличалась медлительностью или тягой к дешевым эффектам, по крайней мере когда дело касалось её работы.

Может это не так и плохо? Разве смерть – это настолько хуже, чем вечный бег?

Разумеется, был и третий вариант, я даже знаю куда идти. Там защитят, прикроют, стоит только рассказать, привести доказательства. Но я не предатель. И как бы я не боялся, как бы не страшился своего отца, он мне все же отец. Для меня это не пустые слова и обозначения. Да и его План, безумный, полностью сумасшедший, а с точки зрения методов достижения — абсолютно бесчеловечный, меня по-прежнему завораживает своей грандиозностью. Да, я испугался и больше не хочу принимать в нем участие, выступая в роли вечной подопытной свинки, это так. Но если на одной стороне весов будет моя жизнь, а на другой угроза Плану, моё решение будет однозначным. Если смотреть правде в глаза, если бы не был уверен, что эталон потерял свою актуальность, и есть замена, то при всех сложившихся обстоятельствах, я бы остался. Даже если бы это привело к гибели Сефа, все равно остался. Пожертвовал единственным другом, но остался. Да так бы и было.

И он это знает даже лучше меня. Потому как так и есть, он вообще знает меня лучше меня самого. Я что, скучаю по нему?! Да, это правда.

Безумие, так показалось бы любому, кто мог прочитать сейчас мои чувства и мысли. Но вот беда, при всем моем душевном раздрае и царящих в моей душе противоречиях, я нормален. Психически нормален, разумеется. И нет, это не вывод консилиума психотерапевтов, а куда более весомое утверждение, ведь раз в месяц я проходил проверку Слезой. И раз за разом она меня отвергала. А это и есть лучший показатель вменяемости, куда как более беспристрастный и честный, чем заключения любых докторов даже с самыми важными и престижными степенями. Правда есть один нюанс, последняя проверка была за две недели до моего побега. И возможность того, что мой рассудок потихонечку съехал со стапелей за более чем три года постоянной скрытности, конечно, присутствует, но исчезающе мала, потому как я это все же я. Точнее, я то, что создал мой отец, во всех смыслах создал, и обычные обывательские рамки ко мне мало применимы.

А может, плюнуть на все, на все эти мысли и просто пойти домой? В ту квартиру, которую я выкупил пару месяцев назад. А дальше будь что будет? Ведь если смотреть правде в глаза, у меня недостаточно данных, чтобы провести полный анализ ситуации. Даже Сеф в этом деле мне мало поможет, так как информации не хватает категорически.

Закрываю глаза и делаю вдох полной грудью. Мне надо подумать, недолго. Одному.

Не успевает воздух полностью наполнить легкие, как наваливается какая-то странная слабость, чужая, не моя, обволакивает, успокаивает. Это продолжается меньше секунды, как мой разум разрывает протяжный внутренний вой, и слышный только мне голос орет хорошо поставленным баритоном.

“Ментальная атака!”

“Забиваю кору белым шумом”

“Щиты упадут через двадцать секунд!”

Последняя фраза странная, Сеф что паникует? А разве он умеет паниковать? Но эта вялая мысль, медленная, как тянущийся из узкого горлышка вязкий сироп, разлетается на мелкие осколки, стоит в голове заиграть какофонии абсолютно хаотичной музыки, запущенной Сефом.

Характерный поток воздуха за спиной. Атака в область шеи. Вбитые сотней смертей рефлексы, помноженные на то, кто я есть, перетекают в плавное размеренное движение, разве что скорость этого движения далеко за пределами возможностей обычного человека.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Интерлюдия

Он прятался весь день. Как последняя самая ничтожная крыса, много часов избегал людей и главное солнца. Он! Возрожденный Носферату, был вынужден уподобиться жалкому беглецу. И ладно бы это было ранее, когда его сила была непробуждена и дремала. Но теперь! Когда он вновь обрел подобающие своему статусу возможности, и прятаться! Это было невыносимо! Но он был разумен и понимал, что слишком слаб после инициации. Да, он мог голыми руками порвать половину охраны клиники, но голодный, только обретший себя, он все же был слишком слаб, и вторая половина стражи оборвала бы его существование. Да и после того, как он сбежал, не оборачиваясь, несмотря на полыхающее сотней огней с бьющими из окон молниями здание, которое много лет было его тюрьмой, он не кинулся на первого попавшегося человека, не осушил его, как ему этого не хотелось. Как не ревели все его инстинкты, как не сильна была Жажда, он справился, не поддался. И уже прячась в подвалах, похвалил себя за сдержанность, глядя на падающие с небес силуэты, спешившие на место, которое почтил своим присутствием Дарующий.

Если бы тогда он задержался, даже просто на перекус, то пробуждение его Истинной Силы было бы прервано, как и его существование.

Да, пока он слаб. Конечно, не как бренные людишки, но куда как слабее, нежели многие суперы Службы Контроля. Не все, конечно, некоторых он даже в нынешнем состоянии раздавил бы, как мух, но некоторых — не значит всех. Вот когда он войдет в полную Силу, вот тогда. Тогда он заявит о себе. Но это потом, вначале он возродит Клан. Но и это потом. Сперва Жажда, что туманит разум, размывает зрение.

Прятки с людьми и солнечным светом много часов назад привели его на эту крышу, где было удобное место, недоступное для наблюдения и проклятых обжигающих лучей дневного светила. Чтобы не тратить сил, он затаился, слился с окружающим пространством, замер в полной неподвижности и безмолвии. Ему не надо было дышать, его сердце не выдавало себя стуком. Он Не-Живой, он Носферату! И подобное, невозможное для многих, для него меньше чем самые простые фокусы.

Но черная полоса всегда сменяется белой. Блеснувшие в лунном свете клыки никто не воспринял бы за улыбку. Человек сам пришел к нему. Стоит всего в десяти шагах. Не видит его. Впрочем, за бетонной стеной обычные люди не способны ничего разглядеть. А он видит, как бежит кровь по венам, как светятся капилляры, наполненные едой! И жалкая стена – не преграда для взгляда его Жажды.

Зачем этот подарок Судьбы пришел сюда? Почему он стоит неподвижно на краю крыши? Какие глупые вопросы! Судьба сама привела еду тому, кто Жаждет. Как недавно привела Дарующего, как вернула ему забытую века назад Силу. Этот мир ждет возрождения Носферату. Нет, не его одного, а многих. Мир готов, и он исполнит желание мира и Судьбы.

На вид обычный человек, не измененный и вроде не супер. Да, после того, как обрел истинное зрение, он не видел столь близко ни одного из сверхлюдей, но внутренний голос подсказывал, перед ним не одаренный. Да и какой шанс в этом, пусть и крупном, но глубоко провинциальном городе, встретить по-настоящему сильного противника? Один на сто тысяч или даже меньше. Нет, он не думал об этом всем, он просто смотрел, поглощенный Жаждой.

А вдруг это самоубийца? Сейчас подарок сделает шаг, и его еда упадет вниз, с высоты двадцати восьми этажей. От этой мысли стало дурно. Нет, он может успеть его вытащить, но это привлечет чужое внимание! Так не нужное сейчас внимание. От того, что может остаться голодным, его холодное, как окружающий воздух тело, стало еще холоднее.

Три десятка лет он искал пути возрождения своей Силы. Люди, эти червяки, не понимали его стремлений. “Лечили”, “судили”, кололи, били током, запирали в казематы с мягкими стенами. Одноклеточные, которые не способны разглядеть Зов Истины, считая его безумием. Но, что ждать от еды? Разве тот, кто еда, способен мыслить? Не притворяться, а мыслить, видеть истину? Понимать, что они низшие, что их Судьба — быть едой для Носферату, и ничего более! Нет и еще раз нет!

Но ничего, теперь все изменится, он возродит Клан. И люди, эти бурдюки с кровью, займут свое достойное место. Место в загонах и на кровяных фермах! Так будет, он видит это, он знает. Он сделает это!

Но сперва ему надо поесть, накопить сил. Возможно, даже спрятаться на время! Но не здесь, а создать настоящее Логово, которое станет центром его будущего Клана.

Поесть! Холодный язык пробежался по сухим и неестественно бледным губам.

Еда!

Она так близко. Так что же он ждет?

Тело сжалось как после удара током.

Нет! Не будет опять такого, когда попытка поесть приводила в белые стены к бесконечным избиениям и уколам. Тогда он был слаб. Тогда, но не сейчас! Он Возродился! Так что же он ждет?!

Его бывшая “человечность” – это эхо того времени, когда он ничем не отличался от еды, кроме Знания! Нет, он больше не пойдет на поводу у своей неразумной части. Он Носферату, и он сейчас будет есть. А если кто-то встанет между ним и едой, то ему же хуже. Будет больше еды.

Еда!

Так близко.

Как не сильна Жажда, как не велико желание рвать людишек голыми руками на части, вымещая все свои былые страхи, он не животное, поступающее бездумно. Потом, потом будут и кровавые оргии, и гекатомбы тел, но это потом, а пока. Пока надо быть осторожнее и не идти на поводу своих инстинктов.

Этот подарок Судьбы умрет легко, даже ничего не поняв. Он готов пойти на такую жертву, чтобы воплотить желание мира. Желание остановить человечество, что загрязняет и иссушает саму плоть земную. Они мучают и убивают То, что их породило, и значит должны вернуться в состояние скота. И он. ОН!!! Совершит это благое деяние.

Ни разу не пошевелившись, прежде чем начать движение он собирает остатки Силы и посылает мысленный приказ.

“Спи!”

Вот, теперь пора!

Кувырок из-за стены и бросок всем телом в сторону подарка. Он не может больше ждать! Сейчас его правая рука сомкнется на шее, а левая, сжатая в кулак, чтобы не потерять Сокровище, поддержит падающее тело. Лишний шум сейчас ни к чему. А затем клыки пробьют податливую плоть, и в его глотку хлынет нектар!

Вначале он даже не понял, что его руки схватили пустой воздух. Тело продолжило движение и едва не вылетело с крыши!

Как?! Как эта еда увернулась, и почему она не уснула? Точнее не она, еда оказалась молодым парнем около двадцати. Высоким, почти как он, но куда более хорошо сложенным. Он не мог разглядеть его лица, так как вместо кожи видел только струящуюся под ней кровь, сосуды, вены, артерии, капилляры.

Будь он обычным человеком, то сейчас летел бы вниз, крича и размахивая руками. Но повинуясь инстинктам, он успел увернуться от пинка в спину, который непременно отправил бы любого теплокожего в последний полет.

Эта еда его только что попыталась пнуть под зад?! Его?!! Носферату Возрожденного?!!

Последние остатки разумности стерлись в голове пробужденного вампира, и наружу вылезла его истинная суть безжалостного и умелого убийцы. Того, кто Выше в пищевой цепи!

Клыки удлинились, вместо ногтей сверкнули острые когти.

Никому не позволено унижать его теперь! Ни-ко-му!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 2

Да, что ЭТО такое?!

На первый смазанный взгляд нападавшего можно было принять за человека. Худого, изможденного, с безумным блеском в черных холодных неестественно застывших глазах. Его одежда грязная, надорванная во многих местах, больше напоминала какую-то найденную в помойке пижаму. Но это не пижама, на них не пишут номер, фамилию и инициалы. Да и полосы с расцветкой очень характерные. Нет, не тюремная роба, а скорее что-то больничное.

Но это точно не человек! Теперь не человек, хотя, судя по всему, был им, причем совсем недавно. Только не бывает таких длинных неестественно худых рук, да и клыки, что мелькают за бледными губами, скорее от леопарда, чем от вида хомо. Как и когти на месте ногтей.

А ведь я едва успел! При моем-то опыте и возможностях, разминулся с этими неестественными руками на считанные миллиметры!

Я расслабился за эти годы. Отвык сражаться. Научился многому, но вот так, один на один, да еще явно то ли с измененным, то ли с супером. Отвык. Как иначе объяснить, что не ударил руками, потратив драгоценные движения на то, чтобы спрятать смартфон в задний карман? И вместо гарантирующего успех толчка ладонью, пнул ногой. Да, будь нападавший простым бандитом, маньяком, убийцей или просто двинутым бомжом, этого бы хватило, чтобы всё закончилось для агрессора долгим полетом вниз с крыши. Но ЭТО увернулось от моего удара. Не как опытный боец, ушло с линии атаки, а извернулось, подобно кошке или иному зверю. Без плавности и текучести мастера, но увернулось! От моего удара!

Неужели отец опустился до подобного? Прислал за мной вот ЭТО? Даже смотреть на то, что передо мной, и то противно. Нет, не потому что ЭТО пускает слюни или выглядит, подобно какому-то чучелу из низкопробного фильма ужасов. Но одного взгляда достаточно чтобы понять, ЭТО не человек, а что-то противоестественное не только человеческому, но самой жизни. Да у него температура тела такая же, как окружающая среда! И не дышит! И сердце его не бьется.

От взорвавшегося вихрем ударов мертвяка ухожу низким скольжением, одновременно проводя подсечку. Нет! Точно мертвяк! Не моргает, не дышит, не живет!

Едва не пропускаю удар когтями в голову. Удар, которого в принципе не могло быть, потому как люди не способны оттолкнуться от воздуха и поменять направление атаки в прыжке. Люди не могут, да. А вот ЭТО может!

Биение сердца сливается с равномерный гул. Мой пульс вышел на боевой режим, триста тридцать три удара в минуту. Мир вокруг замирает, даже пролетающая над крышей чайка машет крыльями, как в замедленном в несколько раз кино. Все вокруг будто погружается в плотный кисель, даже воздух теперь подобен воде. Все, кроме этого ˮне пойми чегоˮ! Даже в ускоренном восприятии он движется также быстро.

“Ментальная атака отражена” — голос Сефа теперь спокоен.

“Анализ!” – моя мысленная команда больше похожа на крик.

Кто бы не напал на меня, он оказался серьезным противником. Неумелым, вообще ничего не понимающим в искусстве боя, но это неумение с лихвой компенсировалось его возможностями: скоростью, силой, нечеловеческой, звериной грацией и каким-то шестым чувством, которое позволяло ЭТОМу уходить от моих атак буквально в последнее мгновение.

“Скорость: от одного и нуля, до одного и пятнадцати сотых от эталона” — делает первый вывод Сеф.

Впервые за все года он назвал меня эталоном. Будь ситуация иной, я бы скорее всего обиделся, но сейчас не время.

“Гибкость: диапазон один и три, один и четыре”.

Как он так извернулся? Мне пришлось сложиться, как какой-то гимнастке, чтобы уйти от его удара. А ведь меня учили не прибегать к театральным эффектам, хорошо учили, до смерти. Но это было единственным выходом. Никак не привыкну, что воздух для ЭТОГо – такая же опора, как для меня бетонный пол под ногами.

Из гимнастического па ухожу перекатом. А вот стене, что была за моей спиной, не повезло. Бетонная крошка разлетается, будто от попадания снаряда. Стена в ладонь толщиной почти не замедляет кулак твари. Нет, я тоже так мог, но вот руку бы сломал точно, причем в пяти местах минимум.

“В семи” – поправляет меня Сеф и тут же добавляет — “Сила: от одного и нуля, до двух и трех”. И почти без остановки, новые данные: “Крепость: от двух и четырех, до двух и семи”.

Беда! Реально беда. Я приноровился к атакам этого ˮне пойми чегоˮ, но как мне его ударить? Точнее, ударить-то могу. И сломать руку, гарантированно. А вот причинит ли мой удар такие же повреждения мертвяку? В этом не уверен. А его вообще можно убить? Он же и так труп!

А тварь распаляется все больше, особенно это видно по клыкам и постоянно мелькающему языку, что беспрестанно облизывает бескровные губы. Будто он месяц шел по безводной пустыне, и сейчас мучим невероятной жаждой.

Эти дерганные, вначале хаотичные движения твари теперь мне понятны. Он действует на инстинктах, надо признать, инстинктах довольно совершенных. Все его движения – это стремление к кратчайшей дистанции удара, интуитивные уклонения и блоки, подкрепленные звериным, нечеловеческим чутьем. А также он как-то просчитывает мои действия до того, как они начались, будто способен видеть сокращения мышц перед началом движения. Не только видит, но и успевает проанализировать их.

Нет, анализ — очень громкое слово. Оно подразумевает выводы и выстраивание системы. Тут же этого нет и в помине. Зверь видит – зверь действует. И надо сказать, отлично действует! Я бы восхитился, если бы это не меня хотели сожрать. А что меня хотят именно съесть, в этом уже нет сомнений.

Бой длится почти четверть минуты, и я первый раз провожу реальную, а не отвлекающую атаку. Отдача такая, будто даже не по бетонной стене, а в лобовую броню танка постучался. Хорошо ладонью ударил, да еще и по плечу, а так точно бы переломал себе все, что только можно.

“Поправка. Крепость: от двух и шести, до двух и семи”.

Этот отчет лишний, не велика разница два и четыре или два и шесть. И так ясно, он как минимум в два раза крепче меня. А я в свою очередь прочнее обычного среднего человека моей расы, веса, роста и возраста в два и примерно сорок пять сотых.

Как плохо-то, у меня в карманах даже ничего нет. Я же просто шел домой. Смартфон, бумажник и ключи – вот и все. Причем ключами бить бесполезно, ЭТО ими даже не поцарапать.

Вновь сонм ударов, оставляющих за собой только бетонную крошку и глубокие выемки в стенах и крыше.

“Регенерация: от десяти тысяч до миллиона от эталона”.

Оу! А вот это, как говорила Джей, “пипец кутенку”. То есть стой ЭТО смирно, а я его режь ножиком на лоскуты, он заживлять раны будет быстрее, чем я его резать. Это если не войду в боевой режим, конечно.

“Отступай!” — в голосе Сефа мелькают нотки требования.

Меняю рисунок боя, теперь я вода, а не огонь. Деление на стихии в боевых искусствах — не более чем традиции. Настоящие мастера никогда не различают эти грани, они им без надобности, но то настоящие мастера, а не школяры, подобные мне. Впрочем, на фоне Брока – все школяры.

Мелькнувшая в голове мысль уходит куда-то далеко. Только мне показалось, что тварь стала выдыхаться, как она навалилась на меня с новой силой, желая загнать в угол, отрезать пути отходов и уклонений. Кто-то другой, возможно, попался бы или встретил эту атаку жестким блоком. На чем бы все и закончилось. Но я уже давно устал умирать, а точнее даже не умирать, а что меня убивают. Совсем недавно я думал о самоубийстве, но сейчас не хочу умирать вот так. Не от лап или клыков этой твари, которой не место под нашим солнцем.

Я подобен морю, прибою, что накатывает и отступает. Я не касаюсь, но не даю и дотянуться до себя. Мои движения пластичны, текучи, завершены. Я – отражение на чистой водной глади.

Мелькают когти, иногда в считаных миллиметрах от лица проносятся звериные клыки.

“Якорь тебе в дупу! Уходи!” – Орет в голове Сеф. -- “Беги, бро! Он тебе не по зубам!”

Бежать? Да, это возможно. Спрыгнуть вниз, там тарелка спутниковой связи закреплена на фасаде четырьмя этажами ниже. Не выдержит моего веса, конечно, но изменить полет способна. Это же здание – не небоскреб, как в центральной части, а обычная многоэтажка, с теплоизоляционными, в лучшем случае, окнами. Пробить, закатиться в чью-то квартиру, а затем сбежать.

Сработает.

Уверен.

Но ЭТО последует за мной. Точно. И будут жертвы. Обычные люди не способны остановить тварь. А ведь кто-нибудь вызовет полицию, и жертвы умножатся. Разве что кто-то из героев-суперов поблизости окажется и поможет, да, потом, конечно, заявится Служба Контроля, но это уже будет, скорее всего, не быстро.

“Анализ: Только КриЛуч способен с ним справиться из всех героев Арк-Сити”.

А, он же сегодня на слете этих “безумцев в трико” в Сан-Франциско, насколько я помню по новостям.

“В трех кварталах склады Темного братства!” – Предлагает Сеф, пока я занят уклонением от атаки и подведением противника в нужную мне точку.

“Темное братство”, да у них есть Скользящий и Резак, эта пара вполне способна завалить даже подобного монстра, и никакая регенерация того не спасет. Только вот три квартала жертв по пути, и не факт, что эти два супера окажутся именно на этом складе. Тайных логовищ у самой многочисленной черной банды города довольно много. Да и меня эта пара скорее всего также обнулит, как только ворвусь к ним, и только потом займутся ЭТИМ!

“Просто беги. Пожалуйста”. – голос Сефа глух и как-то печален.

Нет!

“Об одном только жалею, что нашел тебя так поздно!” Эти слова отца всегда были правдой. Он искренне сожалел, что наткнулся на меня, только когда мне уже почти исполнилось двенадцать. И нет, это не было сожаление об упущенном времени. Его искренне раздражали те моральные принципы, которые мне успела привить мать. Но, надо отдать ему должное, он никогда не влиял на меня своей силой и не изменял рассудок. Хотя мог бы, легко, при его-то возможностях. Мог, но не лез в мой разум. Убеждал, дискутировал, приводил наглядные примеры, обучал. А ведь мог просто щелкнуть пальцами, и я поверил бы в любое его слово, всем сердцем. Не сразу, со временем, но поверил бы. Нет, я упорно держался за слова и нравоучения матери не потому, что так ценил память о ней. Хотя, конечно, не без этого. Но если признаться самому себе честно, то эти принципы были лакмусовой бумажкой. Если бы они поменялись, значит меня Изменяли. И я держался за них, сперва как за маркер, потом просто из упрямства, затем потому что переходный возраст и надо было как-то проявлять своё я, а потом они стали единым целым с моей личностью. Забавная шутка, как сказала бы Джей. В конце концов, даже отец махнул рукой, сперва предложив Изменение, но получив отказ и уверения, что на Плане это никак не отразится, оставил меня в покое.

Я не могу пойти против себя и послужить причиной гибели ни к чему не причастных людей из-за моей же трусости.

“Мы умрем!” – Кричит Сеф. – “Нас сожрут. Девять из десяти, ты выдохнешься раньше, чем эта нежить!”

“ОНО устает?” – Я не заметил этого.

“Да, но медленно. Наблюдаю снижение скорости движений и мышечных реакций в пределах трех процентов”.

Бой на таких скоростях, разум не успевает просчитывать движения, ты действуешь на рефлекторном уровне, на вбитых умениях, или как эта тварь с бледными губами – отдавшись внутреннему зверю. С начала нападения прошло тридцать секунд. Невероятная прорва времени для боя, не спортивного состязания, а реального боя, исход которого – смерть одного или обоих. Впервые сталкиваюсь с ситуацией, когда защита обеих сторон превосходит нападение. ОНО не может меня достать, я вполне успешно уклоняюсь. Я же не способен нанести ему приемлемый ущерб из-за его крепости и регенерации. А до уязвимых точек: глаз, носа, горла, – ЭТО не дает мне дотянуться, по-звериному чуя угрозу и маниакально защищая опасные участки.

Впрочем, не уверен, что убью его, даже если воткну палец в глаз на всю длину. Сеф вот тоже молчит по этому поводу. Не знает. Я могу рискнуть, видимый мной рисунок боя позволяет заманить ЭТО в ловушку, немного подставиться и вложиться в один верный удар. Только вот, если данный удар не нанесет неприемлемого ущерба и не выведет мертвеца из строя, то чужие бледные лапы сомкнуться на мне и это будет финалом моей недолгой жизни.

И вообще, а можно ли убить то, что уже и так мертво?

“Убить – нет, уничтожить – да!” – спасибо Сеф, сейчас эти бесполезные подсказки так “к месту”.

Умей я дезинтегрировать, извергать потоки плазмы, замораживающие лучи пускать из глаз или еще что-то подобное, тогда да, “уничтожить” эту нежить было бы не столь большой проблемой. Только я не супер и такими возможностями не обладаю. Я все же человек, да, немного необычный, но человек, и мои способности не перешагивают невозможное для нашего вида.

Едва слышное хмыканье Сефа – ответ на проносящиеся в голове мысли. Да, знаю я, знаю, но сейчас не время для этого вечного спора.

Все мои действия в последние десять секунд привели меня и нападающего в нужную точку. Все же зверь, как не быстр, как не смертоносен, но разума и умения анализировать ему не хватает.

То, что я принял в начале боя за его умение отталкиваться от воздуха, оказалось не верным. ЭТО умеет менять движение в полете, но в очень ограниченном диапазоне, пара десятков градусов не больше. Так как я не встречал подобные способности ранее, то моя ошибка в первичном выводе была вполне понятна.

Мой шанс – скинуть ЭТО с крыши. Да, понимаю, при его регенерации даже падение с такой высоты – далеко не гарантия уничтожения твари. Но это даст мне время. Что-то мне подсказывает, если раздробить его голову, то никакие сверхспособности к восстановлению мертвяка не спасут. То есть скинуть вниз, а потом добить. Спускаться я будут прямо по фасаду в контролируемом падении, замедляя полет, цепляясь время от времени за карнизы и прочие выступы. Да, есть шанс разбиться, но он куда как меньше, чем вероятность быть разорванным на части.

Конечно, если ОНО восстановится после падения быстрее, чем я доберусь до мертвеца, то сражение пойдет уже на людной улице, и возможны дополнительные жертвы. Только вот, если ЭТО убьет меня сейчас, то совершенно понятно, что от лап этой твари погибнет куда больше народа. Да и люди уже давно привыкли бежать, стоит им заметить что-то необычное. Человек – вообще существо, которое может приспособиться к чему угодно, а за более чем три десятка лет с момента появления первого супера все излишне любопытные давно вымерли. Точнее не все, есть те любопытные, которые проходят по графе ˮочень удачливыеˮ, но их исчезающе мало, и этим количеством можно пренебречь. Да и не бежать же я собираюсь, умножая жертвы, а продолжить сражение. Если не получится добить тварь после падения, то связать боем и ждать помощь. Помощь любую, от кого угодно.

Конечно, если выживу, то после всего случившегося придется бежать, скрываться, путать следы. Впрочем, не так это и сложно. На мне сейчас вторая личина, а не одна из основных личностей, так что, если уберусь вовремя, то сколько фотографий инцидента не сделают, выйти на меня не смогут. В общем, дело поправимое, справлюсь. Не в первый раз, как говорится. Но это все лирика, мне сперва с тварью разобраться надо. И первая часть этой небольшой многоходовки начнется уже сейчас.

Оступаюсь во время очередной вражеской атаки, опускаю руки немного, совсем чуть-чуть, но зверь напротив, увидев шанс закончить бой, тут же кидается вперед.

Я теперь воздух, а не вода. Я больше не подобен водному потоку, не отражаю. Я везде, я дуновение, я танец. Как и в первом случае, к резкому изменению моих приемов труп не готов и попадает в ловушку. К тому же, у него есть слабость: левая ладонь мертвяка всегда сжата в кулак, будто он держит в ней что-то настолько ценное, что не готов расстаться даже сейчас! И это можно использовать, а точнее нужно!

Тройной удар, левая ладонь с хищно изогнутыми пальцами метит в глаза, правый кулак – в то место, где у людей печень, а колено летит в пах мертвеца. Сложность связки в том, чтобы все удары достигли цели одновременно. Да, это почти клинч, ближний бой, который я ранее избегал всеми силами. Но сейчас пришло время. Если ошибся, то умру.

Все три мои удара заблокированы. Правый кулак пронзает боль, не перелом, максимум трещина, я верно рассчитал силу. Но вся связка была только прелюдией, основой всей комбинации является толчок плечом, всей массой. А ЭТО, несмотря на то, что на пару сантиметров выше меня, весит килограмм на двадцать пять меньше. А когда стоишь на самом краю крыши, масса начинает играть очень важную роль. Есть! А теперь добавить! Локоть, затем пяткой с полуразворота из нижней позиции, пропуская тем самым уже запоздавшую контратаку мертвеца над своей головой.

Лети пташка, лети! А ты думал, я просто так тебя все это время подводил к нужной мне точке на крыше? Нет, внизу не за что зацепиться, с этой стороны здания ровная стена без окон.

Черные неподвижные глаза твари сверкнули в лунном свете какой-то нечеловеческой злобой и разочарованием. До зверя дошло, что у него нет больше опоры под ногами.

А теперь бежать к другой стене, где есть окна, и скользить вниз, пока ЭТО летит на асфальт, нелепо размахивая лапами все двадцать восемь этажей.

Но не успеваю я сделать и шага, как тело твари будто взрывается. Нет, это не взрыв, что-то иное. ЭТОГО просто не стало, а на его месте в пяти метрах от крыши, ни на что не опираясь, висит облако плотного бледного тумана нечетких форм метра три в диаметре. Этакая туманная, объемная, светлая на фоне ночного неба клякса, от одного взгляда на которую все человеческое во мне холодеет.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Интерлюдия

Как?! Он же чувствует — перед ним человек. Просто человек! Не то что не супер, но даже не измененный! Хотя последнее было не точно, что-то свербело на грани восприятия, но это “что-то” было столь мало, что не стоило внимания.

Как?! Как просто человек, еда, может быть настолько быстр? Что даже он, Носферату Возрожденный, не может до него дотянуться! Да, он слаб и очень ограничен в возможностях, но перед ним же просто человек! И его нынешняя слабость – не оправдание. Удары этой непонятной еды чувствительны. Не болезненны, но он ощущает их, и некоторые выпады этого мешка с кровью на самом деле опасны! Например, глаза будет не так просто восстановить, особенно когда он так страдает от голода.

С каждой секундой, что он не может добраться до крови, он слабеет. Это сражение идет на пределе, он чувствует, как сила покидает его. О! Если бы он был сыт! Если бы у него было время поесть, отлежаться, привыкнуть к своим новым способностям, он бы эту мошку раздавил без труда! Если бы! Но не сейчас.

Эта еда! Всего лишь человек! Да, вот эта мелочь ошибается. Вперед! Разорвать! Порвать! Впиться клыками в шею!

Как?! Что это? Неужели, его обманули? Этот удар плечом!! Еда оказалась куда коварнее, чем он мог представить!

Лишившись опоры под ногами, он внутренне взвыл. Остатки человеческих инстинктов и привычек орали дурным голосом. Паника накатила такая, что на долю секунды он потерял себя. В этом не было ничего необычного, ведь еще в начале ночи он телесно был слабым и никчемным бурдюком с кровью.

Непростительная слабость для Носферату! Разве может ему навредить падение, даже с такой высоты? Десяток переломов, которые зарастить — дело нескольких секунд, максимум десятков секунд! Но он запаниковал, как какая-то еда, поддался низменным чувствам живых!

Перед тем, как стремительно рухнуть вниз, полететь кувыркаясь на асфальт, он встретился взглядом с этой изворотливой едой. Его глаза блеснули, будто обещая: “Я тебя найду и выпью!”

Его ярость, злоба и желание раздавить эту сопротивляющуюся никчемность были столь велики, что сработал очередной триггер, и давно ставшая с ним одним целым Слеза выполнила желание носителя, даровав ему доступ к высшим трансформам.

Вместо того, чтобы рыча и истекая злобой полететь вниз, он изменился. Изменился полностью, превратившись в плотное облако тумана Не Смерти. В Высшую форму трансформации Носферату!

Зависнув в воздухе и не думая никуда падать, он потянулся к своей теперь такой беззащитной жертве. Он бы рассмеялся, торжествующее, предвкушающе, если бы туман мог смеяться. Легкая рябь прошла по его новой форме, образуя плотные туманные жгуты-руки.

Высшая трансформа требовала прорву энергии. Она буквально высасывала его самого, поедая голодного вампира, чтобы компенсировать затраты на свое поддержание. Больше нескольких секунд он пока не способен держать это состояние, особенно когда голоден. Но даже столь малого времени для него сейчас более чем достаточно! А потом… Потом он утолит Жажду и все компенсирует!

Туманные руки потянулись к застывшей в недоумении еде, которая наконец-то осознала всю бесполезность своего сопротивления.

Сейчас все закончится!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 3

“Якорь ему в филей!” — Мысленно выругался я, наблюдая как туман формирует что-то отдаленно похожее на ту самую нежить. – “Это что такое!?”

Бежать было бесполезно, судя по движениям тумана, ОНО меня без проблем догонит.

“Приплыли!”

“Ранг — “А” или “S”” – Вставляет свою мысль Сеф.

Хочется его послать, мне эти ранги и деления на уровни силы никогда не нравились, так как почти ничего не отражают, кроме мнения окружающих. Но у Сефа маниакальное стремление все классифицировать и раскладывать по полочкам. Меня эта его черта не удивляет, стоит вспомнить, кто он есть, как все становиться вполне объяснимо. Впрочем, если он прав, то мне конец. По своим возможностям я тяну по классификации Сефа на средний “С”. Этот же мертвяк по кондициям был полноценный “В” класс, а сейчас, приняв форму тумана, вышел далеко за пределы “бишки”.

Да, мне похоже и так конец, без всяких классификаций. Мне нечего ему противопоставить. Работай я сейчас на отца, обвешанный поделками Михаила, тогда небольшой шанс был. Призрачный, как надвигающееся облако гуманоидных очертаний, но был.

Со скоростью, даже превышающей предыдущие атаки, НЕЧТО потянулось ко мне. Увы, просчитать движения туманных рук не было возможности, они изгибались, как хотели, будто призрачные канаты. Как только туман “шагнул” на край крыши, я встретил его атакующей связкой. Понимаю, что бесполезно, но тело отреагировало само. Мои кулаки погрузились в призрачное “тело”, почти не встречая сопротивления. Ладони тут же охватил жутких холод, и они почти сразу онемели, будто кто-то высосал из них всю энергию. ЭТО даже не пыталосьблокировать мои удары, ему, судя по всему, было на них наплевать, они не наносили никакого урона. Казалось, моя беспомощность доставляет Ему удовольствие. Мог бы убить пару вздохов назад, но стоит надо мной и буквально наслаждается тем, как я сам убиваю себя об этот туман. Каждый удар лишает сил, и не просто лишает, а поедает мою энергетику.

Вот обе руки погрузились почти по локоть в призрачное тело, а ему все…

Но, что это?!

Туман содрогнулся, затрепетал и отшатнулся, а по голове ударило, будто кувалдой, психическим воплем, полным боли!

“Ментальная атака, блокировано!” – тут же отчитался Сеф.

Призрачное облако каким-то неестественно текучим, но быстрым движением “отпрыгнуло” от меня. Мгновение, и оно уплотнилось, вновь обретя материальность, знакомую уже форму худощавого мужчины с лысой головой, бледными губами и неестественно длинными руками. Одно отличие, мертвяк за те секунды, что был туманом, похудел почти на десять килограмм и стал похож на скелет, обтянутый грязной сероватой кожей.

И еще, через обрывки его робы чернели два шрама, будто от сильного ожога чем-то настолько горячим, что мгновенно прожигало, оставляя за собой паленое мясо и кости. Один шрам через всю грудь, второй — от бедра до колена. И главное, эти шрамы, которые явно доставляли ему если не боль, то дискомфорт, не заживали!

Секунды три мы стоим в пяти метрах друг от друга. Обоих шатает, оба грязные и в рванье. Да, я мало того, что весь в пыли и бетонной крошке, так и моя одежда превратилась в какие-то лоскуты. Нет, не из-за того, что ЭТО порвало мой костюм. А потому, что обычная, даже самая дорогая хлопковая ткань не способна выдержать ту резкость и скорость движений, с которой я передвигаюсь в боевом режиме.

От когда-то белоснежной отглаженной сорочки остались только какие-то обрывки. Особенно от рукавов, которые сейчас напоминают грязные тряпки и держатся на руках только из-за крепко закрытых запонок. Темная классическая жилетка разошлась по всем швам. От брюк одно наименование осталось, сейчас это даже шортами назвать сложно. Только ботинки радуют, пока держатся, хотя явно на последнем “дыхании”. Впрочем, роба, что на трупе, выглядит еще хуже.

“Анализ завершен!” – Радостно выкрикивает Сеф. — “Тварь – вампир!”

“Что?”

“Вампир, высший, классический! Или близкий к каноническому!”

Хочется крикнуть, что вампиров не бывает, но Сеф ошибается редко. А труп или вампир явно готовится к нападению. Еще пара мгновений, и он соберется с силами и ринется в атаку. А я еще не восстановил ущерб, нанесенный моей энергетике туманом.

“Добей его!” – Шепот Сефа какой-то предвкушающий.

“Как?!!” — Что-то не припомню такого юмора от живущего со мной.

“Твои запонки!” — Смеется баритон в моей голове. – “Они серебряные!”

Что он имеет ввиду? Но прежде чем мой разум успел осознать сказанное, тяжелые онемевшие руки уже сорвали остатки рукавов. Грубый узел, и в моих руках оружие. Нелепое, смешное, два связанных обрывка ткани, и на концах в лунном свете блестят тяжелые, старинные запонки. Не оружие – пародия. Только вот стоит мне встретить атаку твари, попав этим смешным орудием ему по руке, так что одна из запонок впечатывается в запястье, как тот тут же отшатывается с болезненным шипением. А в месте попадания образуется еще один незаживающий ожог.

Он что, и правда боится серебра? Как в сказках и нелепых старых фильмах?! Это же черт-те что!

Да, нелепо, странно, безумно, но разве не этот мир сошел с ума уже более трех десятилетий назад?!

Ага, тварь боится! Уже не нападет, а только старается увернуться. Но это не продлится долго, вампир слабеет, а моя энергия восстанавливается! Еще секунд пять не больше, и все будет закончено.

Каждый удар запонками наносил твари невосстановимый урон. Надо же, этот нелепый, давно устаревший, так нелюбимый мной аксессуар, который таскаю на себе только из-за того, что это соответствует психопрофилю той личности, которую я играю для общества, – и он спасет меня! А также, возможно, и других ни о чем не подозревающих людей, которых бы убила тварь, не встреть меня на этой крыше!

Улыбаюсь. Да, моя улыбка не блещет такими жуткими клыками, как у твари, но вампир прекрасно понимает, что она означает.

Приговор.

Забить ЭТО до неподвижности и сдать Службе Контроля? О нет! Я не герой. Я просто человек, который живет по своим принципам, и в моем мировоззрении подобной твари не место среди живых! Я отобью ему руки, а затем затолкаю свои запонки в глазницы, глубоко-глубоко, пока мои пальцы не почувствую кость. А вот если и это не убьет нежить, то только тогда вызову СК. Благо каким-то чудом мой смартфон еще не разбился.

Ага! Эта тварь почувствовала, что её ждет! Озирается затравленно, не забывая, правда, уклоняться от моих ударов. Вампир опять ускорился, но видно, что это его предел, и долго он в таком ритме не продержится.

Мы опять балансируем на краю крыши. Нежить хочет прыгнуть вниз? Не поможет! Я догоню. Вот ОН отпрыгивает от меня, разрывая дистанцию почти сразу на шесть метров. Его полный ненависти взгляд ненадолго задерживается на мне, затем вампир подпрыгивает не высоко и группируется. Резкий взмах лапы, и в меня летит что-то маленькое, светящееся. Уклоняюсь, но блестяшка изменяет траекторию, и мне ничего не остается, как заблокировать её ладонью. Острое жжение на долю секунды парализует, но тут же все проходит, и я вновь обретаю власть над своим телом. Но мгновение моего замешательства стало решающим. Тихий хлопок по ушам -- и на месте твари, нет, не туман, а гигантская летучая мышь, худая, изможденная, с рваными крыльями. Блеснув мелкими безумными глазами, этот нетопырь-переросток срывается вниз.

В один прыжок подлетаю к краю крыши. Поздно! Вампир с явным трудом взмахивает крыльями, но не падает, как камень, а планирует.

“Ушел!” – Шепчет в разочаровании Сеф.

“Да.” – Констатирую я очевидный факт.

“Жаль!”

“Я летать не умею.” – Пожимаю плечами в ответ.

“Найти и добить?”

“Просчитай вероятность подобного исхода, учитывая его скорость и способность прятаться и менять формы.” – Выдаю команду.

“Около двух процентов на провал, точнее сказать сложно”.

“Риск, учитывая мою усталость и то, что придется прыгать вниз, цепляясь за карнизы и прочие выступы?”

“Риск – пятнадцать процентов”. – И тут же добавляет. – “Снимаю свое предложение. Делаем ноги, бро!”

“Согласен.”

“Но потом мы его найдем и добьем!” – Настроение у Сефа сегодня явно кровожадное.

“Если нам позволит мой отец”. – Соглашаюсь с ним я, внося только одну поправку.

На это живущему со мной возразить нечего, и он замолкает. Когда Сефа звали Серафим, и он был живым человеком, то отлично знал моего отца. Как-никак четыре года на него работал.

“Да и подготовиться надо.” – Почувствовав ухудшение моего настроения, тихо шепчет голос в голове. – “Оружие какое сделать, распятие и святую воду достать”.

Весь бой продлился не больше минуты, и поскольку это здание было самым высоким на пару кварталов вокруг, к тому же самый верхний этаж был в нем не жилым, а техническим, то, судя по всему, произошедшего здесь никто не заметил.

Прежде чем убраться, собираю все обрывки одежды, чтобы не оставить улик. Может и лишнее, но я так привык заметать следы, что это стало моей второй натурой.

“Сеф, у тебя есть план этого здания и квартала?”

“Да. Включая коммуникации.”

“Просчитай маршрут, чтобы уйти незамеченным, а то в таком виде на людях появляться глупо.”

ˮДомой?”

“Как мы уже поняли, бегать от моего отца глупо.” – Эти слова дались мне тяжело, но были правдой.

“Значит “домой”. Маршрут проложен, готов вести.”

“Сейчас приберусь немного и вперед.”

“Принято.”

“Сеф, а разве вампиры существуют?”

“В этом мире бывают безумцы.” – с непонятным мне сожалением и болью произносит тот, кто живет со мной. – “И бывают Слезы Хаоса. И если два этих аспекта встречаются...”

“То в нашем сумасшедшем мире возможно все.” – Продолжаю я его мысль.

“Именно.” – Что у Сефа с настроением?

“Надеюсь, он такой один! Этому миру только выводка киношных или книжных вампиров не хватает для полного “счастья”!” – Мне просто легче, когда “говорю”, вот и поддерживаю этот по сути пустой диалог, происходящий внутри моей черепной коробки.

“Вот тут ты прав! Но ни ты ни я о таких эффектах Слез никогда не слышали. Так что на девяносто девять и девять эта нежить одна. Каждый сходит с ума по-своему, и найти два одинаковых безумия, особенно столь специфичных, довольно сложно.”

“Сложно, но вероятность не нулевая”.

“Не нулевая, согласен. Но это если брать весь мир!” – Вносит поправку Сеф. – “А вот в этом конкретном городе, думаю, он точно один”.

“Разумная мысль”.

Ведомый командами Сефа, двигаюсь в сторону дома. Тут всего три квартала пешком. Да, путь в основном по чердакам, или наоборот подвалам, но все равно не так далеко. Все время пути вяло уточняю, что имелось ввиду под словами “каноничный, высший вампир”. Да, почитать, судя по ответам Сефа, придется немало ужастиков и посмотреть тонны низкопробных фильмов.

Когда до моей квартиры остается меньше квартала, задаю так мучающий меня вопрос:

“Вероятность того, что эту тварь прислал отец?”

“Уже просчитано, меньше одной сотой.” – Тут же отвечает голос в голове. – “Не его стиль”.

“Да? Просто совпадение по-твоему? Сообщение и почти сразу нападение?”

“С учетом того, что сегодня утром в городскую психлечебницу заявился Рыцарь Хаоса и раскидал сотню Слез, то, думаю, в этом городе с этого дня будет очень неспокойно”.

“Ты опять начитался этих городских форумов и слухов? В новостях же сказали: просто взрыв газа и пожар.”

“А то эти чинуши признаются, что облажались и не выполнили директиву о переносе лечебных заведений подобного профиля в безлюдные места, которая, напоминаю, вступила в силу почти десять лет назад. Но они всё откладывали решение проблемы, ссылаясь на недостаток финансирования”.

“Конспирология”.

“Уверенность.”

“Твои вычислительные мощности ограничены частью моих мозгов и пригоршней измененных вирусов, ты не полноценный виртуальный интеллект.”

“А вот сейчас обидно было.”

“Ну извини, что сказал правду.” – Если Сефа не остановить сразу, то он сядет на свой любимый конек и понесется, тьма теорий, одна безумнее другой, с мотивировкой, что их вероятность отлична от нуля.

“Бро, я прав.” – а вот это уже серьезно, таким тоном он говорит, только когда уверен на все сто. И когда такая уверенность исходит почти от полноценного, пусть и аналогового, вирусного, виртуального интеллекта – к этому стоит прислушаться.

“Излагай”.

“Якобы пожар утром, и тем же вечером мы встречаем в городе незнакомого, скорее всего недавно инициированного супера в робе, которую носят пациенты психлечебницы Арк-Сити”.

“Слеза может образоваться где угодно. Визит Кристального Рыцаря для этого не обязателен, а слухи о сотне раскиданных Слез – вообще из разряда бреда. Такого никогда не случалось ранее. А вот то, что вновь образованная Слеза выбрала себе носителя, и после этого случился пожар, что и скрывают власти, вот в это поверить уже можно. ”

“Я понял твою теорию. Ты считаешь, что спонтанно образовавшаяся Слеза выбрала пациента, ставшего вампиром, который нас почти убил. Затем его побег спровоцировал пожар и визит группы реагирования местного отделения СК?”

“Последнее я не говорил. А был визит СК?”

“Видели их вертолеты в том районе.”

“Фото, съемки, есть доказательства, кроме слухов в сети?”

“Как с тобой сложно!” – Фыркает на мое возражение Сеф.

“Мог бы привыкнуть за столько лет. Значит фотографий нет?”.

“Мы выходили в сеть рано утром, затем весь день беготни!” – Огрызается он в ответ. – “Может уже и есть, а тогда не было.”

На самом деле я спорю просто так, по привычке, чтобы занять голову посторонними мыслями и не думать о том, что меня ждет в квартире. Какое послание приготовил мне отец? А в том, что послание есть, сомнений нет ни малейших.

Версия Сефа куда логичнее моих придирок. Но мои постоянные перепалки с виртуальной личностью того, кто был единственным настоящим другом в моей жизни, уже сродни обязательному ритуалу.

Это правда, сегодня после пробуждения, пока завтракал, вяло перелистывал те сайты, которые интересовали Сефа. Задерживался, где он просил, или проматывал, что было ему неинтересно. Обычное утро, когда я не скрываюсь и не бегу куда-то.

Наши пристрастия с Сефом во многом расходятся. Меня больше интересуют официальные сводки, проверенная информация, а он любит слухи, непроверенные теории и тому подобное. Я помню, он просил разрешение на взлом полицейской сети, а точнее на активацию программы-червя, которая уже два месяца как заложена нами на центральном городском сервере полиции, чтобы уточнить детали инцидента в психлечебнице. Но я не дал разрешения, посчитав, что не стоит возможный риск удовлетворения его любопытства. К тому же, сегодня был важный день, который должен окончательно положить конец моему постоянному бегу. И ведь все получилось! А под конец это сообщение, которое на всем поставило жирный крест.

Город сегодня бурлил, все обсуждали пожар и слухи о визите в Арк-Сити Рыцаря Хаоса, но это проходило мимо меня. Четыре собеседования, десяток подписанных бумаг – все это занимало меня куда больше, чем людские разговоры. Возможно, я был не прав, так сосредоточившись на основном деле, и надо было больше внимания уделить тому, что сегодня происходило в Арк-Сити. Возможно.

“Если хочешь, как прибудем “домой”, взломаю сеть городского филиала СК?” – Произносит Сеф. – “Тем более, к этому все готово. Даже их защиту не придется обходить, воспользуемся калиткой от АНБ, к которой у нас есть доступ”.

“На АНБ работают несколько суперов-техников, повторяю: это опасно”.

“Мы аккуратно, все равно надо узнать, что за личность Форсайт Ш.Д.”

Именно такая фамилия и инициалы были нанесены на робу твари, так что в этом Сеф прав. Даже если отец призовет меня к себе, все равно надо дать наводку СК и Ассоциации на нового супера, причем явно агрессивно-безумного.

“Не легче залезть в компы клиники?”

“Не легче”. – Тут же отрезает Сеф. – “Если визит Рыцаря – правда, то вся сеть клиники под плотным колпаком, чтобы отлавливать излишне любопытных.”

“Возможно.”

“Не “возможно”, а почти гарантированно. И да, мы отклонились от темы. Твоя теория о том, что одинокая Слеза выбрала для проявления психлечебницу и избрала самого двинутого по фазе индивида, логична. В конце концов, это обычное поведение Слез. Не появляться в клиниках я имею ввиду, а избирать в качестве своих носителей самых безумных”.

Молчу, приходится проползать между труб коммуникаций и не хочу получить ожог, поэтому никак не комментирую речь Сефа.

“Но ты упустил одну деталь.” – Странно, когда я так откровенно лажаю, он обычно подначивает и ехидничает, а сейчас его тон скорее полон сожаления.

“Что упустил?”

“Чаще всего спонтанное проявление Слез – единичный случай.”

“Да.” – Наконец-то протискиваюсь между труб и могу вздохнуть полной грудью.

“А в данном случае Слезы было минимум две.” – Утверждает Сеф.

“Я бы заметил.” – Не скрываю своего сомнения.

“А ты и заметил.” – Нелепое утверждение, настолько, что я сбиваюсь с шага.

“Ты о чем?”

“Та блестяшка, что в тебя кинул вампир, перед тем, как обратиться в летучую мышь-переростка, это была Слеза. Та самая штука, что тебя парализовала ненадолго и позволила ему сбежать.”

“Хмм-м-м.”

“А ты вспомни.”

Останавливаюсь и обращаюсь к своей памяти. Да, я помню, тварь в меня что-то бросила. Что-то, что меняло траекторию, и от чего нельзя было уклониться: мелкое, блестящее, напоминающие снежинку. Затем кратковременная боль и потеря контроля над телом, будто под армейский шокер попал.

Снежинка – одна из многочисленных форм, которые способны принимать Слезы. А ведь я с самого начал знал, что это именно Слеза, как только увидел, что вылетело из руки нежити. Но даже не дал мысли об этом сформироваться в голове, потому как испугался настолько, что запретил себе об этом думать.

“Я не нашел Слезу на крыше, когда заметал следы.” – с трудом сглатываю подкатывающий к горлу комок, потому как уже знаю, что мне скажет Сеф.

“Разумеется, ты и не мог её найти.” – Медлит с приговором тот, кто живет со мной. – “Ты принял Слезу.”

В голове зашумело, пульс скакнул в небеса, и я непроизвольно перешел в боевой режим.

Спокойно.

Дышать равномерно.

Успокойся.

“И когда я успел?” – Почти полминуты мне потребовалось, чтобы прийти в себя от этой новости.

“Сойти с ума?”

“Да.”

“Где-то на промежутке тех трех лет, что прошли с последнего теста.” – Произносит банальное Сеф, а мне теперь понятно его сочувствие, мелькающее в последних фразах.

“Это очевидно. Меня интересует более точный временной интервал.”

“Я не замечал никаких отклонений”.

А вот это уже хорошо. Точнее, не то чтобы “хорошо-хорошо”, но все может быть не настолько плохо, как показалось вначале.

“Не паникуй, бро!” – Пытается подбодрить меня “напарник”. – “Ну слетел ты с катушек, так нормальных людей в мире вообще не бывает. Норма – это абстракция.”

“Успокаиваешь?”

“Это так заметно?”

“Более чем. Только вот Слеза не примет в качестве носителя человека без серьезных отклонений в мышлении. И ключевое тут “серьезные”, а не мелкие варианты эфемерной нормы. Анализ.”

“Готов!”

“Постулат первый: с моим рассудком что-то не в порядке. Постулат второй: три года назад мой разум был в пределах нормы и отвергал Слезу.”

“Работаю.”

Пока вирусная основа Сефа, взаимодействуя с нейронами моей коры головного мозга, ведет расчеты, я присел на одну из труб и спрятал лицо в ладони. Думать о чем-либо не хотелось совершенно.

Виртуальной личности, что живет в моей голове, потребовалось двенадцать минут.

“Возможные триггеры: Первый, Мельбурн, первый раз, когда ты лишил человека жизни. Вероятность три процента. Последствия – отчужденность чуть большая, чем у обычных людей.”

“Натянуто, Сеф, я тогда никаких моральных мук не испытывал, там была простая ситуация: или убивают меня, или убиваю я.”

“В этом-то и может быть проблема, в отсутствии моральных переживаний.”

“Нет, я всегда был таким. Все же три года был беспризорником в таком городе, как Сингапур, и это в возрасте с восьми лет, подобное хорошо освобождает от излишних сантиментов.”

“Второй, Фавелы Сан-Паулу… Девять процентов.”

Да, вот тот случай и правда мог повлиять на мой рассудок. Все же убить детей, пусть и вооруженных, которые ворвались в детский сад и начали резать совсем малышей. И все это только для того, чтобы их приняли в банду. Ведь я мог не убивать, а просто вырубить этих мелких зверенышей, но сорвался, потерял над собой контроль. Нет, в общем я тогда поступил верно, остановил, не дал им убивать. Но самому старшему из той шайки было тринадцать, и то, что они были под наркотой, ничуть меня не оправдывает. Впервые тогда пробовал напиться, осознано, до потери вменяемости. Не получилось. Удалось забыться всего на час и это выпив три литра водки.

“Дальше.”

“Третий возможный триггер: три года скрываться, постоянно менять личности и играть роли других людей. Вероятность тридцать один процент.”

“Я осознаю свое “Я” четко, не потерялся в личинах и чужих именах, отчетливо помню свое детство и юность. Не похоже, чтобы запутался или не понимаю, кем являюсь в данный момент времени…”

“Никто не признает своего безумия.” – Произносит Сеф в ответ.

“Не кидайся банальностями, тем более эта сентенция неправда, мой отец тому примером. Он отчетливо осознает, что безумен, а точнее мыслит отлично от нормы.”

“Он считает свое безумие благом.”

“Но осознает его, что ставит крест на твоем утверждении”.

“Согласен.” – Все же Сеф не полноценный ИИ, а виртуальная личность, и ему свойственно ошибаться. – “Четвертый: твое нежелание быть эталоном, наложившееся на страх потерять меня, усугубленное годами жизни в скрытности, что могло ухудшить ситуацию. Пятьдесят семь процентов. Есть еще семь возможных триггеров, но их вероятности в совокупности не превышает одну сотую.”

“Пятьдесят семь процентов?” – Уточняю в ответ.

“Да. Твой побег от отца был вызван тем, что ты не хотел меня потерять.”

Все верно, именно страх потерять то, что осталось от единственного друга, и толкнуло меня на тот поступок. Отец не стал бы терпеть в моем мозгу экспериментальный компьютер на основе измененных вирусов. Тем более несущий слепок чужой личности. Стоило ему меня увидеть, как он тотчас бы заметил Изменение и уничтожил Сефа. Что-что, а постороннее вмешательство в “свой эталон” он бы точно не проигнорировал и не внял бы моим просьбам и мольбам.

“Итак.” – Мысли в голове ворочаются тяжело, как едва подъемные валуны. – “Получается, моё отклонение – это страх перед отцом. Таргетированная паранойя, вышедшая далеко за рамки нормальности.”

“Наиболее вероятно.” – Соглашается Сеф. – “Точнее можно будет сказать, когда начнутся проявления Слезы. Дар Хаоса всегда тесно связан с отклонениями.”

“Говори прямо, с безумием носителя Слезы, а не играй словами.”

“Ты первый начал.” – Да, тут он прав.

“Я не чувствую Слезы и привнесенных ею изменений.”

“Не всегда проявление сил происходит мгновенно. Иногда процесс слияния со Слезой проходит медленно и растягивается на несколько дней.”

“Не мешай сейчас. Я помедитирую.”

Сеф был согласен со мной и отключился.

Устроившись поудобнее на одной из труб, я успокоил дыхание и погрузился в себя. Моё сознание, как луч света, скользило по телу, пытаясь найти изменения и отклонения. Я искал усердно, стараясь не пропустить мелочи, но так ничего и не заметил. Значит тело в порядке, и Проявление не касается физических аспектов.

Если дело в сознании, то все может быть куда как хуже, я могу банально потерять себя, перестать быть собой, так как в таких случаях Слеза многократно усиливает безумие носителя.

Так непривычно думать о том, что ты безумен. Совершенно этого не осознаю, но Слеза, которую я принял, – тот аргумент, от которого не отмахнешься. Чувствую себя адекватным и знаю, что это далеко не так. Чувства против логики. Ощущения против знаний. Неприятное разделение.

Лучшего специалиста по Слезам, чем мой отец, не найти. Но если попрошу его помощи, то потеряю Сефа. Страх, подобно разряду молнии, затуманивает разум.

Потерять Сефа?

Нет, никогда!

Понимаю, что он не настоящий Серафим, а только его виртуальная тень, но за эти годы он стал неотъемлемой частью меня самого. Да отрезать себе обе руки для меня будет куда более приемлемой потерей.

Отец нашел меня, но если придется вернуться в Замок, моё требование будет однозначным: “Не лезть в мои мозги”. Думаю, он примет это условие. Отец же не знает о Сефе, а после того, как даст слово, он уже не поступит иначе, как бы не бесился и не орал, но обещание, данное мне, не нарушит. Или нарушит?

Страшно. Я верю отцу. Но когда на одной чаше весов будет данное слово, а на другой “чистота эталона”. Признаюсь себе честно, я не знаю, что он выберет. Столкнутся два равнозначных для него императива, и который из них победит? Не поддается ситуация четкому расчету.

Медитация становится глубже. Я плыву в океане воспоминаний. Мои отношения с отцом, основанные на страхе и одновременно на полном доверии. Как это во мне всегда сочеталось? Как можно бояться и одновременно доверять абсолютно? Как я не сошел с ума гораздо раньше? Вот в чем настоящая загадка. А не в том, что мой рассудок наконец не выдержал эту противоестественную дилемму.

Для меня уже нет сомнений, что моё отклонение связано именно с этим противоречием, умноженным на маниакальное нежелание потерять Сефа. Я чувствую, что это так. Знаю.

И если Слеза позволит мне защитить Сефа, то я приму Хаос, не стану ему сопротивляться. С другой стороны, сопротивляйся я даже всеми силами, это ничего не изменит. Слеза выбрала меня, и этот процесс не повернуть вспять. Каков же будет дар Слезы? Что мне предложит Хаос?

Защиту.

От неожиданности я едва не выпал из состояния покоя.

Не бойся.

Твои страхи теперь позади.

В прошлом.

Никто не сможет изменить тебя против твоей воли и желания.

Ни в целом, ни в частном.

Я это ты, я приму твой страх, и он перестанет быть.

Не бойся, мы теперь одно целое, ты и я.

Один ты, потому что меня скоро не будет.

Я стану тобой, растворюсь и не потребую ничего взамен.

Прими Дар, дар истинный, не требующий платы.

Дар Неизменности.

Какая-то сила выкидывает меня из медитации, будто я не хозяин в своем разуме, а чей-то гость.

“Бро! Бро!!!” – Орет в голове панический голос Сефа.

“Я здесь”.

“Я не чувствовал тебя, вообще. Впервые за все года. Ни отголоска! Тебя будто не было, в твоей же голове и разуме не было!”

“Успокойся.”

“Тебе легко говорить! А я тут был в темноте и ничего не чувствовал, вообще ничего!”

“Все позади.”

“Что случилось?!”

“Говорил со Слезой.”

“А они разве говорят?”

“Со мной говорила.” – Пожимаю плечами, Слезы – проявление Хаоса и не поддаются анализу, никто не знает, что они могут, а что нет.

“И?!” – Вопрошает тот, кто живет со мной. – “Если что-то серьезное, попроси помощи у отца! Немедленно! Ты важнее меня, я всего лишь несовершенный экспериментальный комп. Кучка измененных вирусов! Не жертвуй собой ради меня или памяти о Серафиме!”

“Пошли домой, Сеф. Все будет хорошо. Теперь. Все. Будет. Хорошо.”

“Что-то ты излишне самоуверен, бро! Ты получил Силу?!!”

“Да.”

“И какую?” – Сеф не скрывает любопытства.

“Я теперь защищен от Изменений.”

“И что еще?!”

“Ничего.”

“То есть все, что ты получил от Слезы, это защиту от отца и суперов со схожими способностями?!”

“Да.”

“Мелко как-то.” – Сеф не скрывает разочарования. – “Что, ни полета, ни невидимости, ни лазеров из глаз, ни сверх регенерации, ни…?”

“Ничего.” – Прерываю его перечисление, так как это может затянуться на часы. – “Просто защита от Изменений, причем избирательная.”

“Это как?”

“Если захочу, то могу позволить себя Изменять, не захочу – не позволю.”

“Могу копать, могу не копать.” – Сеф расстроен.

“Какое безумие, такая и Сила”. – Усмехаюсь в ответ.

“И все равно мелко.”

“Даже в этом есть хорошее.”

“И что же?”

“Раз Дар так мелочен, значит моё безумие почти на грани нормальности.”

“В этом, кстати, ты, вероятно, прав.” – Вздыхает Сеф. – “Но такая возможность, принять Слезу и получить… получить так мало!”

“А ты значит наделся, что я полностью потерял берега, и моя головушка отправилась в несанкционированную кругосветку отдельно от рассудка?”

“Не придумывай! Я не это имел ввиду. Просто, если уж получать сверхспособность, то какую-нибудь… Точно не такую мелкую.”

“Мне большего не надо. Тем более в свете того, что отец теперь знает, где я.”

“Не надо ему большего!” – Распаляется Сеф. – “А я вот летать всегда мечтал!”

Вот как виртуальный интеллект может быть фанатом комиксов? Для меня всегда было загадкой. Как? Но Сеф любит эти рисованные истории. Понимает их нелогичность и абсурдность и, тем не менее, влюблен в эти картинки беззаветно. Впрочем, его вообще тянет на все нелогичное и абсурдное, все же он виртуальная личность, взявшая от своего создателя присущие тому черты. За что я его так и ценю.

“Летать! Огнем швыряться! Молнии из рук пускать!”

“Сеф, завязывай. Просто пошли домой.”

“Прямо десять метров, затем три метра налево и вверх…”


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 4

Когда только принял решение обосноваться в этом городе, прежде чем купить здесь квартиру, сделал несколько закладок с одеждой, чистыми документами, оружием. Не то, чтобы я собирался заниматься в Арк-Сити явной противозаконной деятельностью, нет. Просто привык подготавливать несколько путей отхода заранее. Всегда. Даже когда вроде ничего не предвещает неприятностей, и все обещает быть спокойным. Не раз меня подобная предусмотрительность выручала за три года.

Помогло это и сейчас. Вместо того, чтобы пробираться в тех лохмотьях, которые у меня остались, прямо в фешенебельный район, где находилась моя квартира, Сеф вывел меня на одну из подобных закладок. Переодевшись, перепрятал ненужные сейчас оружие, а также запасной комплект документов в иное место и спокойно дошел до автобусной остановки. Дождавшись транспорта, доехал до автовокзала и затем, пройдя пешком три квартала, спокойно дошел до нужного мне микрорайона.

“Личину смени!” — Шепчет Сеф.

Да точно! Когда прочитал сообщение отца и выпал из реальности, то на автомате сменил внешность на одну из запасных, серых и невыразительных масок. Теперь это надо поправить. В том месте, где я проживаю, очень негативно относятся к незнакомым лицам. В лучшем случае вас развернут, если вы не являетесь владельцем недвижимости или не имеете приглашения, в худшем – вы просто пропадаете без вести. Поэтому предупреждение Сефа было как нельзя кстати.

Для проживания я выбрал очень специфическое место, отвечающее некоторым нужным мне параметрам, главным из которых было соответствие психопрофилю основной теперь личности. Также немаловажным были следующие характеристики квартала: безопасность и внешняя респектабельность. Один из самых дорогих районов Арк-Сити. Тихие улицы, благосостоятельные и лишенные любопытства жильцы. Небольшие двухэтажные домики на четыре квартиры, с отдельным входом в каждую. Контингент жителей специфичный, здесь предпочитают покупать недвижимость те, кому очень не нравится чужое внимание, но проживание вдали от города при этом не подходит по каким-либо причинам. К примеру, целый дом в пятидесяти метрах от моего принадлежит главе одного из кланов сицилийской мафии. Причем он в этом микрорайоне далеко не самая могущественная и наводящая страх на обывателей личность. Все это делает данное место очень спокойным. Камеры наружного наблюдения, расположенные внутри квартала, направлены куда угодно, но не на улицы и тротуары. Полиция всегда проезжает тихо и вообще редко здесь появляется. Незачем. Тут очень-очень редко происходит что-то явно противозаконное.

Здесь все ценят своё личное пространство. Незаметные посты частной охраны на каждой улице, ведущей к кварталу. Плотная сеть осведомителей в лице лавочников, продавцов, парикмахеров и прочих. Пожалуй, самый спокойный район Арк-Сити. В разы тише даже внешне благополучного городского центра. Цены за квадратный метр здесь уносятся в заоблачные дали, но спрос на жилье очень велик. Моя двухэтажная квартирка, одна из самых дешевых, стоит как пентхаус в небоскребах делового центра. И при этом купить здесь жилье без рекомендации не реально.

Мне во многом повезло, что освободилась эта квартира. Один банкир, ведущий в основном не очень честные сделки, переехал в Бостон. А “сестра” моей новой личности, которая свято уверена, что её непутевый брат наконец-то “взялся за голову”, чему она была очень недовольна, попросила кого надо, и мне оставалось только заплатить.

Нет, я вообще не любитель излишнего эпатажа и не требователен к комфорту, но мне по правде понравилось это место. Такой островок тишины и спокойствия в вечно бурлящем крупном городе. И новой личности подходит идеально.

Ну, как новой, с тех пор, как я нашел мертвое тело Роберта Лайна в какой-то подворотне пригорода Дели, прошло уже больше двух лет. Молодой совсем был парень, всего на год меня старше. Схожего со мной телосложения. А отличия в чертах лица, при умении управлять лицевыми мышцами на моем уровне, умноженное на пластичность клеток, которую привил мне отец, не критичны. Все это легко позволяло занять чужое место. Вот два года и катался по миру якобы живой мистер Лайн, посылая родной сестре фото, письма, иногда даже звонил. Увы, но проработанных на таком уровне легенд у меня было всего три, остальные бы не прошли полных проверок и рассыпались на каком-либо этапе.

Когда полгода назад я решил, что бегал достаточно, что моих следов никто не найдет, и можно наконец-то попробовать наладить нормальную, обычную человеческую жизнь, мой выбор пал именно на эту личину. Она была самой проработанной и никак не могла ассоциироваться с моим прошлым.

Внешняя схожесть с незадачливым парнем, умудрившимся умереть от того, что съел что-то не то, у меня была. Небольшие отличия: в цвете глаз, разлете скул легко было поддерживать. Документы чистые, настоящие. А ноутбук несостоявшегося путешественника, в котором он вел свой личный дневник, вкупе со аккаунтами его соцсетей делали ситуацию близкой к идеалу. Еще бы родственников у парня не было, вот тогда была бы просто совершенная личность. Но родня у Лайна была, старшая сестра, которая оказалась очень недовольна тем, что братец вдруг решил перестать носиться по миру, как кузнечик, и соизволил вернуться в родную страну. Ведь с братом надо было бы делиться наследством, а это в планы “сестренки” не входило.

Впрочем, я также не хотел мозолить ей глаза, а чужие деньги мне ни к чему, поэтому договорились мы быстро. Я уехал в Арк-Сити и получил вполне солидный пансион, а также право жить, как хочу, только “не позорить семью”, а она — полный контроль над концерном родителей. Представляю, каким недотепой и идиотом она считает своего “брата”. С другой стороны, она всегда была убеждена в том, что её младший – тугой на голову болван.

Так что обмен половины корпорации, стоящей примерно под два миллиарда долларов, на ежегодные выплаты в размере четверти миллиона, она восприняла не как повод задуматься, а как подтверждение своих убеждений о недалекости её младшего родственника. Хотя сестра была довольно умна и догадалась провести тест ДНК и проверить отпечатки пальцев вернувшегося из многолетнего путешествия брата, разумеется не афишируя этого факта. Увы, ей не повезло, тесты показали полное совпадение. Как я ни отношусь к тем Изменениям, которые внес в меня отец, но я же не дурак всем этим не пользоваться, особенно когда есть нужда. А пластичность моих клеток достаточна, чтобы скопировать ДНК любого, к кому прикасался хоть раз. Об отпечатках пальцев же и говорить нечего. “Незначительное внешнее изменение, не затрагивающее основу эталонной формы,” – как говорил отец, наделяя мои клетки этими возможностями. Вообще, этому миру очень повезло, что способности моего отца во многом уникальны и неповторимы. Да и его самого мало что интересует, кроме реализации Плана. Иначе работа полиции, прокуратуры и судов во многом бы превратилась в бесполезную формальность. Как ловить и судить тех, кто может не только менять внешность, но и достоверных улик против кого не собрать? Я такой один только потому, что отцу больше было и не надо. Если бы не своенравность Джей, то он бы не “запятнал” этой пластичностью свой эталон.

Изменения во мне, внесенные отцом, не были заботой о моей безопасности. Вообще слово “забота” во всех смыслах лишнее. Это нужно было для “дела”. Не раз он привлекал меня, как запасного шпиона корпорации, когда Джей была занята или пропадала по своим делам, иногда неделями. Отсюда и эта “пластичность”, позволяющая менять внешность в очень узком диапазоне, но вполне достаточном, чтобы изменять черты лица, а также копирование ДНК, рисунка сетчатки, отпечатков пальцев других людей. Ох, как все это, а также обучение, которым занимались настоящие мастера своего дела, помогло во время побега и в последующие годы! Неоценимо!

Чем больше думаю, тем меньше понимаю, как отец меня нашел? Я же не оставил ни единой ниточки, по которой можно связать меня прошлого и личность Роберта Лайна, на которую зарегистрирован телефон. Вообще ни одной, тем более Сеф проверял каждый мой шаг!

“А я тебе говорил, что та аватарка в сети университета была лишней”. — Отзывается на поток моих мыслей живущий со мной.

“Даже ты бы не смог связать рисунок собачки из мультика с моей оригинальной личностью.”

“Не путай мои вычислительные мощности, которые просто мизерны, с возможностями Фарм-Индастриал”. – Вздыхает Сеф, это вообще его больная тема, те самые вычислительные мощности, в них он и правда серьезно ограничен. — “Тем более, не просто аватарка собачки, а из мультика ˮСто один далматинец!”

”Стоп! Я никогда при отце не проводил такую ассоциацию!”

“Но не раз думал об этом! Даже уже после того, как сбежал, ты себя часто называл сто первым далматинцем.”

“Последний раз больше года назад. И не сто первым, а первым из ста одного. И ни разу подобного не было произнесено вслух.” – Воспоминание о том, почему я вообще проводил эту ассоциацию, едва не накрыло с головой. С трудом удержался, чтобы не закрыть глаза и не начать раскачиваться в прострации. Не хочу вспоминать!

“Никогда не забывай, что твой отец – чертов гений, и команду подобрал себе под стать!”

“А я и не забывал об этом никогда”. — Огрызаюсь в ответ, настроение катится в бездну.

“Но аватарку ту дурную поставил!”

“В профиле Роберта этот мульт значился как любимый, все в пределах личины!”

“А ты именно поэтому поставил то изображение или по личным мотивам?”

“Второе.” — Неохотно признаю его правоту.

“Мы на месте.” – Прерывает меня Сеф.

“А то я ослеп?” – Внутренний диалог не настолько отвлекает, чтобы я заблудился и пропустил собственную дверь.

Пока доставал ключи, нарочито медленно, пробежал взглядом по оставленным закладкам. Все чисто, дверь не вскрывали. Также никаких следов чужого проникновения не обнаружилось и в прихожей. Вроде все в норме. Внешне в норме, но я чувствую, что в доме кто-то был совсем недавно. Тем не менее, угрозы прямо здесь и сейчас нет, а значит сперва в ванную и привести себя в порядок.

“Вот, так лучше.” – Комментирует голос в моей голове. Знаю, он не только удовлетворен тем, что я умылся, но и сверял моё отражение в зеркале с внешностью Роберта Лайна.

“Пошли искать послание отца.” -- То, что оно в квартире, я ни на секунду не сомневаюсь, да и откладывать это дело надолго не стоит.

“Пошли.” – Вздыхает Сеф.

Двухэтажная квартира на пять комнат, с большой кухней, двумя ваннами и раздельными санузлами стоила мне два миллиона сто тысяч долларов, которые я заплатил без малейших сомнений. Меня вообще мало волнуют деньги.

“Еще бы они тебя волновали.” – Усмехается виновник такого моего отношения к финансовому вопросу.

Да, когда со мной Сеф, пусть “ущербный” и “неполноценный”, а также “аналоговый”, но все же искусственный интеллект, в мире цифровых денег глупо беспокоиться о финансах.

“Кстати. Как у нас с деньгами?” – Последний раз я этой темой интересовался как раз перед покупкой недвижимости.

“Триста тридцать семь тысяч наличностью в двенадцати закладках. Семь банковских карт на которых суммарно пять миллионов двести одиннадцать тысяч. И двести восемнадцать миллионов в активах, но к ним нет быстрого доступа.” – И не удерживается от самодовольного дополнения. – “Не бедствуем, но можем преумножить! Ты снимешь запрет на взломы?”

“Нет.”

Когда было принято решение о полноценной легализации, я запретил Сефу сетевые операции ради денег. Да и нужды, по правде, в этом нет, мне и так столько за всю жизнь не потратить!

Сообщение от отца нашлось в спальне под кроватью. Все мои закладки и ловушки обошли, будто их и не было. Впрочем, подобное оказалось легко объяснить, когда достал крупную картонную коробку, перевязанную праздничной лентой, и на этой ленте заметил след от помады, разумеется оставленный не случайно.

Поворачиваю голову, и смотрю в самый темный угол комнаты.

– Джей?

В ответ тишина.

“Думаю, она давно ушла.” – Вздыхает Сеф, ему Танцующая с Тенями тоже всегда нравилась.

“Согласен.”

Если бы она хотела меня увидеть, то встретила бы моё возвращение в квартиру, сидя на кровати, а не пряталась в углу, скрываясь в игре теней.

Обидно.

Я не видел её лица больше трех лет и одновременно вижу его каждый день перед внутренним взором.

“Не рефлексируй!” – Нервно усмехается Сеф. – “Открывай!”

Узел поддается легко. Вскрываю коробку. То, что в ней лежит, не нуждается ни в пояснениях, ни в дополнительных записках. Темный, плотный гидрокостюм и маска.

“Он тебя отпускает или издевается?” – Комментирует шепот в моем разуме.

Пальцы прикасаются к шероховатой поверхности. Контроль сердцебиения. Я же не забыл код? Не забыл. То, что носишь четыре года, каждый день, в чем ты умирал сотню раз. Пароль от такого не забыть даже после лоботомии.

Пульс отбивает нужный ритм, и от моих пальцев по прорезиненной ткани начинает бежать волна изменения. Всего два вздоха, и в моих руках “КТ-21”. Костюм тренировочный модель двадцать первая. Плотная облегающая броня цвета темного бетона, чем-то отдаленно напоминающая костюм Бетмена из комиксов начала нулевых, конечно без дурацкого плаща, ненужной атрибутики и прочих излишеств. Предельная функциональность в заданных рамках, созданная под конкретного носителя. Не разорвется от моей скорости и силы, не стеснит движений, не порезать даже самым острым ножом. Обычным ножом в руках обычного человека, разумеется. Нагрудные пластины так же, как и маска, скрывающая верхнюю половину лица, голову и шею, усилены двойным покрытием и способны остановить пистолетную пулю девяти миллиметров, выпущенную в упор. Одно из лучших творений Михаила.

Желание облачиться в костюм почти нестерпимо, он для меня как вторая кожа. Я по нему соскучился даже не меньше, чем по Джей. Но останавливаю себя, деактивирую код и закрываю коробку.

Мне надо подумать.

“Не фальшивка.” – Кажется Сеф искренне удивлен.

“Ты всегда преувеличивал черноту юмора, присущую моему отцу.” – Отвечаю ему.

“Как сказать, как сказать, с тобой он себя держал в рамках, все же ты его сын.”

“С чужими он вообще не шутил никогда.” – Это правда, многие считают, будто глава Фарм-Индастриал вообще лишен чувства юмора, это, разумеется, ошибочное суждение.

“Его шутки над Серафимом иногда были очень жесткими, я помню.”

“Ты и не был чужим. Ты был частью команды.”

“Не я, а Серафим. Меня беспокоит, что ты часто забываешь, что я не он. Что я только частичный слепок его личности, перенесенный на искусственно структурированную вирусную основу.” Никак это не комментирую. Затевать перепалку тысячный раз совсем нет желания.

“Ищем третью весточку?” – Прерывает моё молчание Сеф.

“Рано.” – Отвечаю на это односложно.

Первое послание было тем самым сообщением, пришедшим на смартфон. Оно несло несколько смыслов, основным из которых было очевидное “я знаю, где ты”. Второе в виде костюма поманило и пообещало. Третье же, если я прав, будет предложением, смысл которого мне пока не понятен. Зная своего отца, могу предположить, что раньше утра можно не ждать.

Вообще эта “игра в сообщения” меня изрядно обнадеживает. Потому как, если бы я был нужен отцу “кровь из носа”, то подобных сложностей точно бы не затевалось. Беда в том, что понять, что же хочет мой отец, фактически невозможно, он умнее меня и безумен более чем полностью. А это сводит на нет все мои попытки проанализировать его поступки. И Сеф в этом деле не помощник.

“Как на счет узнать правду об утреннем пожаре в клинике?” – Предлагает голос в голове.

Прячу коробку с костюмом под кровать, подальше от глаз. И Сеф прав, надо себя чем-то занять. Да, сообщения от отца – это, безусловно, самое важное, но и забывать о том, что произошло на крыше этим вечером, тоже не стоит. Этот монстр явно не погиб после прыжка вниз. Судя по тому, как вампир себя вел, он голоден, да и обращение в туман также его изрядно подкосило, а значит он точно продолжит нападать. Увы, я не смог его остановить сегодня.

“Вот только не надо придумывать и винить себя в будущих жертвах этой твари!” – Уловив моё настроение, бурчит Сеф. – “Впрочем, упокоить немертвого все же стоит. Мне очень не понравилась эта нежить.”

“Мы с отцом можем не договориться, тогда придется вновь срочно бежать. Или я не смогу ему отказать и вернусь в Замок. Вполне возможно, что нам некогда будет заниматься этой тварью.”

“Но узнать о ней получше все же стоит.” – Не сдается Сеф. – “Даже если завтра мы исчезнем из города, то скинем отчет СК.”

“Служба Контроля? Я думал о Ассоциации.”

“Вампир боится банального серебра, и штурмовики СК справятся с ним гораздо быстрее и надежнее, если им предоставить подобную информацию, чем эти “парни в трико”.” – Тут наши мнения совпадали, ни Сеф, ни я не страдали излишним пиететом к АГА, Ассоциации Героев Америки.

Признаю, эта организация во многом полезна и привносит хотя бы немного порядка и системы во взаимоотношения многих суперов с обывателями. Нет, саму идею Ассоциации, которую американцы девять лет назад скопировали с японской системы, я одобряю. Но это в общем, а когда дело касается конкретных примеров и персоналий, вот тут все переворачивается с ног на голову.

Если есть выбор обратиться к суперам Ассоциации или положиться на штурмовиков СК, которые в основе своей отлично тренированные профессионалы, но все же обычные люди, я предпочту второй вариант.

“Или все решить в узком кругу.” – Вношу предложение. – “Можно попросить помощи Джей, если она свободна. Отец-то знает, где мы, так что нам теперь не надо прятаться и от неё.”

“А вот тут не соглашусь.” – Возражает Сеф. – “Да, нанести вред Джей – задача, конечно, непростая, но та туманная форма твари может быть для неё очень опасна.”

Не знаю, прав он в своих домыслах или нет, но раз есть такая вероятность, то мою идею стоит признать несостоятельной. Рисковать Джей – это последнее, что мне бы хотелось в этой жизни.

“Все эти обсуждения “что делать” пока преждевременны. У нас мало информации.” – Настаивает “напарник”.

“Дай хотя бы до холодильника дойти!” – Огрызаюсь в ответ.

Как обычно, после использования форсированных режимов требовалось как можно быстрее восполнить энергопотери организма. То есть плотно поесть. Готовить желания не было, да и Сеф буквально “извертелся” от нетерпения. Так что разогрел остатки пиццы, налил огромную чашку горячего и очень сладкого чая и, прихватив десяток шоколадных батончиков, упал в компьютерное кресло.

Я люблю посидеть в сети. Почитать новости, просто повисеть на развлекательных сайтах, анонимно обсудить какую-нибудь тему, да просто поиграть во что-то. Да, понимаю, что это “пустая трата времени”, однако нравится мне подобное времяпрепровождение. Но выход в сеть, когда рулевым выступает Сеф, это совсем иное дело. Тут ни о каком удовольствии и речи не идет, а страницы сайтов или программного кода мелькают с такой скоростью, что я часто не успеваю даже приблизительно понять, о чем идет речь.

Увы, мне даже не расслабиться и не погрузиться в свои мысли. Сеф не может управлять моим телом, и вся коммуникация возможна между нами исключительно на аудиальном уровне восприятия. Вот и получается, Сеф говорит, я делаю, то есть набираю строки или управляю мышкой. Ему не надо читать, он воспринимает текст сразу и целиком. Часто бывает, что в новостях не успеваю прочесть и пару заголовков на странице, как он уже требует листать на следующую.

Вот и сегодня, пятнадцать минут калейдоскопа перед глазами, от которого у неподготовленного человека началось бы головокружение, и наконец-то Сеф притормаживает.

“Сайт клиники и все сервера здравоохранения под плотным колпаком. Ловят излишне любопытных и умелых. Сервера СК работают в режиме фильтрации, то есть “калиткой” от АНБ не воспользоваться. Судя по раскинутой сети, произошло и правда что-то настолько экстраординарное, что правительство бросило все ресурсы, чтобы замять тему. Все СМИ под контролем, а это уже уровень прямого приказа Дома. /*имеется ввиду Белый Дом/”

“Для тебя это проблема?”

“Узнаю почерк, тут всем заправляет СоФИИ. И не мне состязаться с “ней” в мощностях.”

“Держись от неё подальше!”

СоФИИ – это что-то вроде моего Сефа, только более завершенный проект. Перенос человеческого сознания на основу квантового вычислителя, если так можно сказать, работает на Службу Контроля.

“Да, админа СК себе урвал шикарного.” – Шутливо откликается Сеф на мои мысли.

“Не будем лезть на рожон. Проведем сравнительный анализ открытых источников”. – Предлагаю решение.

“Нам нужно личное дело конкретного пациента.” – Возражает живущий со мной. – “Не беспокойся. Я не полезу на рожон.” – Мне не нравится, когда его тон становится таким, с оттенками спортивной злости. – “ФБР последние лет десять – дыра дырой, но по закону все происходящее под грифомˮнациональная безопасностьˮ дублируется для отчета в это давно устаревшее бюро. А у меня на их серверах столько программ-червей, что даже СоФИИ не вычистить.”

Вот не люблю я, когда Сеф начинает ломать правительственные структуры. Да, во время бегства подобные шаги были суровой необходимостью. Год назад я даже физически проник в Ленгли, подменив одного из сотрудников, и загрузил несколько нужных Сефу программ на сервера. Но тогда это было обусловлено вопросом выживания.

“Ну, что ты как девочка мнешься?” – Моё сомнение явно не нравится “напарнику”. – “Это настолько безопасно, насколько вообще возможно. Я проворачивал подобное уже десятки раз.”

“Приступай.”

Вот сколько лет мы вместе, а мне не понять, как Сеф это делает. Сам же набираю строчки кода, своими руками, пусть и под чужую диктовку. Даже понимаю все эти команды, переменные, модули, знаю их значение поодиночке, но когда код разрастается, тут мои знания начинают давать сбой. Я не понимаю, как работают программы, написанные моими же руками, их структура полностью отлична от той, что указана в учебниках. Сеф играет привычными компонентами так, что они становятся для меня нечитаемой белибердой. Он “пишет” для себя, ему не нужна читаемость кода, разборчивые переменные с функциональными наименованиями, он сразу лезет на нижний уровень, это более эффективно, но вот стороннему наблюдателю, коим я и являюсь в таком режиме, его код прочесть почти нереально.

Заниматься взломом правительственных серверов из своего дома, пусть с незарегистрированного ноутбука, может показаться верхом непрофессионализма. Но на самом деле все не так просто. Дополнительная сетевая линия, передатчик на крыше, который связывает по прямому каналу с приемником на здании в соседнем квартале и так далее. Сеф утверждает, что физически найти нас невозможно, если только он сам не сделает какой-то совершенной глупости. В чем я, если честно, сомневаюсь. Живущий со мной, конечно, не застрахован от ошибок из-за своей несовершенной природы, но в тех делах, которые касаются сетевой безопасности, он настоящий волшебник.

“Готово. Читай. Я уже просмотрел.” – Почистив все следы и отключив от сети ноутбук моими руками, произносит Сеф.

Два файла, один небольшой – это формальный отчет СК, второй куда как массивнее, медицинские карты пациентов клиники и личные дела персонала.

Бегло пробежав взглядом отчет Службы контроля, выругался сквозь зубы. Реальность, как часто бывает, оказалась куда как хуже даже самых нелепых слухов.

Вздохнув, я принялся перечитывать отчет заново, в этот раз более вдумчиво и не стесняясь обращаться к Сефу.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 5

Кристаллический Рыцарь, кто-то считает его неким сверхсупером, кто-то природным феноменом, кто-то посланцем Хаоса, а кто-то чтит, как божество. Его визиты всегда повод поднять на уши все службы, а обывателям бежать, куда глаза глядят. В Пакистане один раз, когда удалось локализовать его присутствие, сбросили даже спецбоеприпас, причем сделали это сами власти Пакистана. Итог: Рыцарь спокойно ушел, а городка на девять тысяч жителей не стало вместе с населением. По результатам “инцидента” тогда чуть не началась третья Индо-Пакистанская война.

Слухи о визите этой сущности в Арк-Сити подтвердились. Причем визит был очень непродолжительным. Рыцарь появился у входа в психлечебницу, погрузил всю округу в какое-то подобие стазиса и зашел в клинику. Через девять минут он покинул здание, не нанеся ему никаких разрушений, что удивительно, так как рост этого субъекта три с половиной метра. Затем, постояв пару минут неподвижно, исчез без каких-либо спецэффектов. Для того, кто после себя оставляет обычно тотальное разрушение или кровавую бойню, подобное поведение выглядело чрезвычайно нетипично.

Когда камеры наблюдения включились после стазиса, то стало понятно, лучше бы Кристаллический визитер сравнял лечебницу с землей, возможно, с парой рядом расположенных городских кварталов. Ущерб был бы потенциально в разы меньшим, чем от этого “скромного” и “тихого” визита.

Из отчета Службы Контроля следовало:

Рыцарь открыл все палаты. Освободил всех запертых или обездвиженных пациентов, а затем вложил в ладонь каждого из них по Слезе! А ведь лечебница Арк-Сити — это не просто клиника, где поправляют здоровье. Это скорее исправительное учреждение, куда попадают только особо буйные и опасные безумцы, которых направляют на принудительное лечение по приговору суда.

Сто четырнадцать Слез!!! Откинувшись в кресле и пару минут пялясь в потолок, я так и не смог полностью принять это число. Да всех зарегистрированных суперов в США всего в три раза больше! Конечно, не зарегистрированных еще примерно столько же, да и личности с силами класса миниЭго не учитываются в этом списке, но все равно, такой вброс Слез за один день и в одном месте – это нечто экстраординарное.

К тому же вброс, проведенный столь точечно и грамотно.

Корреляция между Слезами, получаемыми Силами и безумием из тех фактов, о которых те, кто надо, знают, а вот общество находится в неведении. Нет, никакой цензуры, это было бы глупо в таком деле, просто утопили правду в белом шуме бесконечных теорий. И не только в США, а вообще во всем мире. “Правда, которая опасна”, как я не скептически отношусь к политиками и чиновникам, тут, надо признать, они смогли договориться и прийти к общему мнению. Даже рядовые бойцы СК и тем более члены Ассоциации верят каждый в свою теорию, им также не спешат донести правду. По мне, так взвешенное и разумное решение. Если бы не то, чей я сын, тоже никогда бы не узнал о том, что принятие Слезы и дарованной ею Силы есть стопроцентный показатель проблем с рассудком. Скажи мне кто-то о подобном до моей встречи с отцом, то я в лучшем случае воспринял бы “новость” как одну из множества теорий, а в худшем рассмеялся прямо в лицо, покрутив пальцем у виска. Скорее всего второе, в одиннадцать лет я был еще тем оторвой.

Осознав число, продолжил чтение. Тот, кто составлял отчет, явно понимал в искусстве бюрократии. Сухие цифры, безэмоциональные фразы, за которыми скрывается трагедия не самых маленьких масштабов. Когда спал стазис, охранники не растерялись и попробовали взять ситуацию под контроль. В этом, кстати, был разумный элемент. Зачастую, только получив Слезу, человек не понимает своих новых возможностей, а, следовательно, и не всегда может ими воспользоваться. Увы, но в этот раз количество инициированных было слишком велико, и по закону больших чисел нашлись те, кто осознал свои Силы сразу. Видимо, в свете своих психологических отклонений они восприняли их появление, как должное.

Затем прибыла группа быстрого реагирования СК. Обычно Служба Контроля держится подальше от Рыцаря и феноменов сопоставимого масштаба, так как не обладает ресурсами для их локализации и подавления. Но здесь-то Рыцарь уже ушел, так что “кавалерия” появилась довольно быстро.

Короткий бой между освобожденными пациентами с одной стороны и охраной, усиленной двумя взводами Службы и тремя героями Ассоциации, который и вызвал пожар в здании, был проигран слугами правопорядка. Им не удалось удержать всех душевнобольных на месте. Почти половина сбежала, предварительно не слабо так раздав пинков и затрещин штурмовикам СК и героям. А вот охранникам повезло куда как меньше, почти все погибли, пациенты их убивали осознанно и с явным удовольствием.

Один из любопытных фактов заключался в том, что все пойманные были обладателями Силы уровня миниЭго, то есть получили минимальные способности, да еще и сконцентрированные лично на них, и не представляющие угрозы ни для кого. А еще двадцать четыре пациента так и нашли со Слезами в руках. Они не прошли инициацию! То есть были душевно здоровы, но их упекли в эту клинику и усердно “лечили”!!! Также, помимо этих двух дюжин, было замечено пять нормальных, не инициированных, но без Слез. На допросе те рассказали, что Слезы у них отобрали. То есть и этих пятерых в клинике разместили явно несправедливо.

“Вот значит откуда у вампира оказалась еще одна Слеза.”

“Это очевидно.” — Сеф явно не считает мой вывод достойным упоминания.

“В этой клинике почти четверть пациентов держали явно ошибочно!”

“Тебя и правда сейчас именно этот вопрос волнует?” – Усмехается Сеф.

“Да.”

“Хорошо хоть ты думаешь об “ошибочно”, а не “противозаконно”! А то я бы уже начал подумывать о том, как мне сбежать из твоей головы!”

“Не смешно.”

“А я и не шутил.”

После проигранной первой фазы боя оперативный штаб СК принял решение выслать подкрепление с тяжелой техникой во главе с “палочкой выручалочкой”, первым особым тактическим взводом, состоящим не из простых смертных, а в основном из Измененных. Но тут пришла директива “сверху” замять тему и работать с каждым из сбежавших индивидуально, а не устраивать самую настоящую войну в городе-миллионнике.

Как показало время, не самый дурной приказ. Подключили следственные отделы всех служб, договорились с офисами Ассоциации ближайших городов, даже раскошелились на наемников Гильдии и начали планомерно работать без размахивания шашками. Как итог, из пятидесяти трех сбежавших на начало ночи уже поймали двадцать одного. Увы, вампира в списке пойманных не было.

“Как мой бой на крыше никто не заметил, если город под плотной сетью наблюдения?”

“Обрати внимание на время поимки группы из трех сбежавших. Все силы в тот момент времени были сосредоточены на их нейтрализации, а это совсем другая часть города.” – Поясняет Сеф. — “Да и большинство новоиспеченных суперов ломанулось куда подальше от центра, заметая следы.”

Даже поверхностный анализ прочитанного указывал, что отчет явно неполный. Скорее формальная отписка, составленная по всем правилам. С теми отношениями, которые сложились между ФБР и СК, это вполне объяснимо. Сеф предложил продолжить взломы, но я воспротивился. В нынешней ситуации риск подобных действий не оправдан. Мы получили общее представление, не такое детализированное, как хотелось бы, но все же вполне достаточное, а также самое главное – больничные карты пациентов.

“Бро, у меня предложение…” — Растягивая слова, произнес Сеф, после того, как я бегло пробежал глазами первые страницы историй болезни непойманных психов. – “Давай переедем или вообще вернемся в Замок, а?!”

“Ты преувеличиваешь.”

“Это ты не хочешь видеть всей картины. Если до этого утра Арк-Сити считался самым спокойным городом-миллионником США, то теперь он будет бороться за первое место с Нью-Йорком и Чикаго!”

“Во-первых, многих быстро поймают. Во-вторых, часть сбежит и рассеется по стране, а то и миру. В-третьих, те, кто останутся, будут самыми осторожными и скрытными, то есть не будут явно лезть на рожон.”

“Самыми осторожными и скрытными, ты не находишь, что это почти синоним словосочетанию – “самые опасные”?!”

“Не всегда…”

“Бро, произошел не просто массовый вброс Слез. Но и все Слезы попали в руки агрессивных, буйных, настроенных асоциально, больных людей! То есть никто из них не вступит в Ассоциацию, не будет помогать СК и даже в Гильдию не пойдет. Они однозначно “нехорошие парни”.”

“Тут соглашусь.”

“К тому же тот вампир, ты прочел же его дело, даже он не самый неадекватный из сбежавших. Хотя, по первому прочтению казалось, что найти кого-то более сумасшедшего, чем он, вообще невозможно! И если присвоить той нежити класс силы А, да и то только потому, что есть слабость к серебру. Так-то его смена форм вкупе с остальными возможностями — это почти полноценный S! А если он может, как и книжные вампиры, инициировать простых людей, то однозначный S ранг. И он не самый безумный среди этой толпы! То есть и не самый потенциально сильный!”

“Если рассматривать вопрос с этой стороны, то действительно как-то не спокойно становится”.

Больничную карту Форсайта Шелдона Джонса читать было тяжело. С каждой строчки, из каждого отчета и анализа буквально сквозило самым натуральным, ничем неприкрытым безумием. С двенадцати он подсел на легкие наркотики, к шестнадцати перешел на ЛСД, и где-то примерно в это время у него и начала серьезно протекать крыша. Психиатры так и не докопались, что послужило причиной столь специфического сдвига в сознании Форсайта, но однажды он начал считать себя вампиром. Вначале это проявлялось почти безобидно, он просто не выходил на солнечный свет и всем напиткам предпочитал красное вино и томатный сок. Но затем его состояние стало стремительно ухудшаться, и первый раз он попал под суд, когда едва не загрыз свою мать. Дальше больше. И чем дальше, тем страшнее. Побег из клиники, новые нападения. Так продолжалось довольно долго, так как у этого Шелдона Джонса оказались просто невероятные способности к побегу, сколько его не ловили, он все равно сбегал. Пока его наконец-то не упекли пожизненно в психлечебницу Арк-Сити, заперев в индивидуальную палату и практически не выпуская из смирительной рубашки. По его болезни некоторые доктора писали научные работы, и ничто не предвещало, что этот безумец вообще когда-нибудь вновь окажется на городских улицах. Увы, но он теперь не только на свободе, а также наделен сверхсилой, которая потакает его безумию во всем!

И что-то мне очень не нравится даже намек на то, что Сеф может быть прав, и эта тварь, которая когда-то была человеком, теоретически может плодить себе подобных. Несмотря на свой довольно юный возраст, я многое в жизни повидал, но даже мне от этой мысли становится не по себе. Одно дело читать книги или смотреть кино о вампирах, и совсем другое дело встретить подобное существо в реальности. Совсем-совсем другое, я это могу подтвердить на своем опыте.

Прежде чем отключить ноутбук, составил письмо в СК. Якобы, я случайный доброжелатель, видевший странное. И описал способности Форсайта и его боязнь серебра и, возможно, распятия и святой воды. Моя “анонимка” шита белыми нитками, но мне и не нужна правдоподобность, в Службе Контроля сейчас все как укушенные носятся и к любой информации о беглецах прислушаются, а мне большего не надо. Переслал это сообщение через сеть почтовых серверов и обесточил технику.

“Три часа ночи, а у тебя встреча в девять утра.” — Голос Сефа прерывает чтение историй болезни сбежавших безумцев.

Чтобы быть в норме, мне хорошо бы поспать около четырех с половиной часов. Конечно, я могу спать меньше на протяжении долгого времени, или несколько суток вообще не смыкать глаз. Но подобное негативно сказывается на моих реакциях и адекватности. Впрочем, здесь я ничем не отличаюсь от среднестатистического человека. Не высыпаться, на самом деле, куда более вредная привычка, чем считает большинство. Подумаешь, не спал ночь или не высыпался неделю “я же себя нормально чувствую”, как бы не так. Это “нормально чувствую” – самообман. Я проходил различные тесты, как физические, так и умственные, и могу точно сказать: когда не высыпаешься, результаты в разы хуже. Не зря в Корее приняли закон, приравнивающий невыспавшегося к выпившему в случае виновника дорожно-транспортного происшествия. Так что, если нет угрозы жизни, то предпочту нормально поспать, а не читать всю ночь то, что не убежит, и что можно продолжить изучать завтра.

Разместив ноут рядом с кроватью, расположился поудобнее и закрыл глаза. Короткая дыхательная гимнастика, пять минут аутотренинга, и все перипетии сегодняшнего дня остаются позади, сменяясь спокойным сном.

“Гуд лак тумороооууу!!” – Жутко фальшивя, неестественно бодро и радостно завывая, разбудил меня Сеф.

“Ненавижу! Когда ты так делаешь!”

“Зато просыпаешься быстро!”

“И без настроения.” – Огрызаюсь в ответ.

Короткая, всего пятнадцать минут, разминка, больше дань глубоко въевшейся привычке, чем необходимость. Моё тело на таком уровне, что поддерживает себя само в оптимальной форме. Но вот как-то привык заниматься каждое утро, да и голову подобный процесс прочищает даже лучше, чем самый крепкий кофе.

Всю жизнь я относился к выбору одежды, как сугубо утилитарному процессу. Если удобно и соответствует месту, то значит подходит. Даже губы кривил, когда замечал за кем-то излишние изыски или желание выделиться на фоне других своим костюмом. Так что привычку Роберта Лайна одеваться, как денди, вначале воспринимал как зло, с которым придется смириться. Но чем дольше вживался в роль, тем больше осознавал, у парня-то было очень хорошо развито чувство вкуса. Раньше не понимал, зачем вообще нужна такая деталь гардероба, как жилет, не кожаный байкерский, а тот, что обычно под пиджаком носят. Но оказывается, в сочетании с отглаженной рубашкой, строгими брюками и начищенными ботинками этот элемент делает твой облик одновременно каким-то завершенно-стильным, но при этом оставляет нотку раскрепощенности. Или вот запонки, ну кто их сейчас носит? Пережиток, раритет, неудобно. Да? Да! Но! Это нужно видеть, как меняется общение деловых людей, когда они замечают на вас этот аксессуар! Уважение к вашей персоне сразу возрастает буквально в разы. И подобных деталей масса! Оказывается, если грамотно одеваться, то можно облегчить себе достижение многих социальных целей. Для меня это было поистине великое открытие.

Но даже в этой бочке меда нашлось и изрядное ведро дегтя. Пришлось отказаться от так любимых мною рюкзаков, наплечных сумок, поясов с карманами и прочих очень удобных в быту мелочей. С тем же смартфоном в свое время долго мучился, пока не подобрал незаметное поясное крепление. Ключи также прятал в особом кармашке на поясе. Прятал не потому, что боялся, будто их украдут, а чтобы не в карманах таскать. Во-первых, звенит, во-вторых, выпирают.

“Красота требует жертв!” -- Комментирует мои потуги перед зеркалом Сеф.

Я как раз решаю, брать сегодня с собой тонкий дипломат или все бумаги влезут в кожаную папку.

“Не красота, а стиль.” – Вяло отмахиваюсь от его подначки.

“Не вижу разницы.”

“Не видишь, не комментируй!”

“Давай лучше машину купим, а.” – в голосе Сефа прорезаются нотки попрошайки.

С машиной и правда удобнее, но вот беда, Роберт Лайн – официально дальтоник, и получить права на эту личность я не могу, пока не залегендирую как-то встречу с кем-то, обладающим лечебными сверхсилами.

“Да ты официально богатый парень!” – Не унимается Сеф. – “Оформи поиск и обращение через Гильдию. Тебе же лечиться на самом деле не надо, так, фикция.”

“Дельная мысль, но все равно, пока “вылечусь”, пока пройду медкомиссию, пока обучение. Его тоже придется проходить, чтобы вписаться в образ, потом только сдача на права. В любом случае, процесс не мгновенный.” – Перечисляю я.

“Раньше начнем, раньше будет машина.” – Вот тут он прав, конечно.

“Мы еще третье послание от отца не получили. Так что давай не будем строить далеко идущие планы?”

“Умеешь ты настроение испортить!”

“Это тебе ответ на такую побудку!”

“Какой ты мелочный стал в последнее время! Как гардероб сменил, так сразу изменился. Ты скажи, тебя на странное не тянет? На мальчиков там?..”

“Вот по краю ходишь!”

“Да, шучу я, шучу! Ты что и шутки перестал понимать?!” – Поняв, что перегнул палку, Сеф пошел на попятную.

Собравшись, надел ботинки, и еще раз кинув взгляд на зеркало в прихожей, вышел из дома. Сегодня у меня были назначены две встречи в центре. Отменять их и ждать вестей от отца смысла не было, весточка меня и так найдет, в этом я уверен. А встречи довольно важные. Одна окончательно оформляла меня, как студента выпускного курса в городском университете. Вторая же была у адвоката, нужно подписать какие-то бумаги, присланные “сестрой”. Так как эти документы касались перечисления денег на счет Роберта, то тот бы точно не стал откладывать визит.

Возможно, даже вполне вероятно, третье сообщение отца в корне изменит мою жизнь. Но, а если нет? Тогда нарушение договоренностей может отозваться очень неприятной чередой событий. Да и мне гораздо спокойнее просто делать, что запланировал, а не предаваться рефлексии.

Закрыв дверь квартиры, спустился по ступенькам.

Еще каких-то четыре десятка лет назад этот микрорайон Арк-Сити, называемый на местном жаргоне Аллеей Тишины, был пригородом мегаполиса. Отголоски этого ощущались по сей день. И дело не только в двухэтажных домах, больше напоминающих по архитектуре загородные поместья. Не в широких тротуарах, на которых легко разойдутся две молодые мамы с колясками. Даже не в каштановой аллее, которая разделяет улицу пополам, и создает непривычный для бетонных коробок города островок зелени. Основное отличие в местной атмосфере, спокойствии и неторопливости, которая присуща местным жителям. Здесь редко встретишь спешащего прохожего, если это только не какой-то курьер из службы доставки. Аллея Тишины с её немногочисленными, но очень приличными и дорогими кафе и ресторанами – что-то вроде демилитаризованной зоны. Место переговоров, а не войны. Я здесь живу недавно, но уже был свидетелем, как под сенью каштанов на одной скамейке сидели КриЛуч и Бесстыжая, герой и криминальный супер, сидели и мирно беседовали. Хотя эта пара, вроде как, считается злейшими врагами.

Сеф предположил, что в этом квартале проживает кто-то настолько могущественный, кто может навязать свои порядки всем. И этот кто-то любит спокойствие и тишину. Только вот, как мы не искали, кто же может быть тем “тайным кардиналом Аллеи”, так и не нашли. Да, здесь проживало множество влиятельных людей. А также не желающих афишировать свою силу суперов и измененных, но все они не тянули на роль личности подобного масштаба и возможностей.

Аллея обычно просыпается поздно, основной контингент местных составляют совы, а не жаворонки. Вот и сегодня, в восемь пятнадцать, на улице народа почти не было. А ведь будний день, весь город спешит на работу или по каким-то делам, но вся суета, кажется, обходит этот квартал стороной, будто опасаясь к нему приближаться.

Вежливо кивнул миссис Мейси, которая прогуливалась со своей внучкой. Бойкая старушка, меняющая шляпки по пять раз на дню. Чем-то ей по душе пришелся мой образ Роберта Лайна, и она иногда угощает меня приготовленными лично кексами. Одна из немногих местных, кто уже с семи утра на ногах.

Не успел пройти и пяти десятков шагов, как сидящий на скамейке седой худощавый джентльмен среднего роста, одетый в строгий серый костюм тройку, с бамбуковой тросточкой в руках, поднялся на ноги и направился явно мне наперерез.

“Мистер Алекс Юти, семьдесят два года, проживает в трех домах от нашего, на южной стороне. Один из старейших жителей Аллеи. Не потому, что стар годами, а потому как владеет недвижимостью здесь уже на протяжении сорока трех лет. Бывший военный летчик, комиссован сорок пять лет назад по ранению. Владелец внушительной доли акций грузового порта Арк-Сити. Живет на ренту. Наличие семьи неизвестно. Связи с криминалом неизвестны. Связи с суперами неизвестны.” – Сухой отчет Сефа очень вовремя. – “По нему вообще в сети почти ничего нет, ретроград, не доверяющий цифровым технологиям.”

Что ему от меня надо? Идет неспешно, расслаблено, на меня даже не смотрит, но наши пути точно пересекутся. Так и есть, не проходит и полминуты:

– Доброе утро, мистер Лайн. – Голос у него далеко не старческий, сильный, уверенный, спокойный.

Приходится останавливаться и возвращать поклон.

– Доброе утро, мистер Юти.

Мы были представлены формально, но за два месяца, что я здесь проживаю, он обратился ко мне в первый раз.

– Я не задержу вас надолго. – Его улыбка выглядит искренней, но именно выглядит. – Один вопрос, если не затруднит.

Наклоняю голову, изображая неподдельный интерес и внимание.

– Мистер Лайн, вы принимаете подарок?

В голову как молотком ударили. Если бы не мое обучение, то неизвестно как бы отреагировал на столь простые слова. А так стою, даже не один мускул на лице не дрогнул.

– А…

Но прежде, чем я уточняю, что он имеет в виду, глаза моего собеседника изменяются. Пропадают зрачки, радужка, все их сменяет бесконечная чернота и холод космоса. И это не аллегория! Я реально смотрю во врата, ведущие куда-то в безвоздушное пространство.

Тихо и испуганно вскрикнув, Сеф забился в самый дальний угол сознания. И я его прекрасно понимаю, сожалея только об одном, что сам так не умею.

Как меня угораздило-то купить квартиру по соседству с одним из десятка самых опасных и могущественных суперов на всей планете?!! Впрочем, при его способностях, место проживания – это не более чем формальность, он может жить, где захочет.

Его существование вообще считается мифом даже в СК и Ассоциации. Мало кто знает, что Повелитель Пространства – не сказочная страшилка, а реальная личность.

Беда в том, что он меня знает. И я его. Мы три недели работали бок о бок четыре года назад, во время серии экспериментов о влиянии невесомости и солнечного излучения на мой организм. Правда тогда он выглядел совсем иначе, но это детали. Не очень существенные детали для тех, кто может обратиться к моему отцу.

Нет, он не друг, скорее временный союзник. На тот момент союзник, а ведь прошло уже несколько лет. Не знаю, чем отец его купил, хотя и догадываюсь. Мистеру Юти за семьдесят, но его пульс равномерен, давление, судя по тому, что мне видно, в норме. То, как он двигается, тоже выдает некоторую дисгармонию, которую я ранее упустил из виду. Его тело моложе в разы, чем он выглядит, и он пока не может к этому привыкнуть. Он прошел омоложение в клинике отца. Что же, вполне достойная плата, которую на моем веку получили меньше трех людей со стороны.

Вопрос, как он меня узнал, тоже не стоит. По его словам, оброненным несколько лет назад, он чувствует любого, кого когда-то перемещал, если находится с ним на расстоянии не более пяти шагов. А когда я сюда въезжал, то здоровался с ним за руку.

Думай! Молчание и так затягивается! Он уже секунд пять как закрыл врата в глазницах и вернул себе обычные глаза.

Что значат его слова?

Как назло, Сеф вообще пропал, и от него совета, видимо, не дождешься.

Подарок. Он о чем? На ум приходит только один вариант – КТ-21.

– От подарков отцов разумные сыновья не отказываются. – Молчать дальше было не то что не вежливо, а скорее опасно.

– Вы не ответили на вопрос, мистер Лайн. – а вот от этой нотки раздражения в голосе омолодившегося старика у меня мурашки по спине пробегают.

– Принимаю.

– Вот и хорошо. – Тут же улыбается во все тридцать два, причем явно своих и здоровых зуба, господин Юти. – Насколько я помню, вы росли шебутным и непоседливым отроком. – Молчу, слушаю, стараюсь, чтобы на моем лице не мелькнуло никаких оттенков эмоций, кроме как бесконечного внимания. – Надеюсь, вы повзрослели, а то я очень не люблю, когда под окнами шумят и вообще нарушают. – Он взмахнул тросточкой, очерчивая почти идеальный круг.

– Я всегда с пиететом относился к тем местам, в которых живу, мистер Юти.

– Рад, что мы поняли друг друга, мистер Лайн. Хорошего дня.

– Хорошего дня, мистер Юти.

До выхода из квартала дошел как робот, с приклеенной на лице вежливой улыбкой.

“По аватарке вычислили?! Да?!” – Как только почувствовал шевеление Сефа, тут же мысленно огрызаюсь.

“Я и представить не мог, что ты НАСТОЛЬКО невезучий!” – Отмахивается он от моих слов.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 6

Все же есть недостаток в том, что Сеф не может брать под контроль моё тело. Вот сейчас с удовольствием отдал бы ему виртуальный руль, а сам полностью погрузился в раздумья.

Эта встреча была явно неслучайна.

“Тоже мне гениальное наблюдение!”

Игнорирую выпад “напарника”. Все сказанное Повелителем Пространства было связано. Все его слова говорили о чем-то едином, служили определенной цели. Да, я, конечно, ждал третьего послания от отца, но что оно будет до меня донесено в такой форме и через такую личность, тут он меня удивил.

“Зато он абсолютно недвусмысленно дал понять, что сбегать вновь и пытаться замести следы бесполезно, во всех смыслах.”

Тут Сеф прав. Я считал, что отец и данный супер не союзники и не друзья, что их связывает не более чем договор о найме. Видимо ошибался. Тем более способности “мистера Юти”, хотя почему кавычки, это имя скорее куда ближе к реальному, чем тот псевдоним, под которым я знал его четыре года назад. Так вот, способности манипулирования пространством и создания врат перехода очень полезны для реализации Плана.

“Я бы рассмотрел вариант, в котором наш новый сосед, так сказать, проникся Планом и работает на твоего отца.” — Вторит моим мыслям Сеф. – “Когда ему надо, твой батя умеет уговаривать.”

Трудно не согласиться с последним утверждением.

Впрочем, на данный момент уровень сотрудничества моего отца и мистера Юти не столь и важен. Если даже два этих сверхсупера нашли точки соприкосновения, это мало отразится на мне в данный момент. Куда важнее распутать весь клубок сказанного.

“Пофазовый разбор диалога, намекает…”

“Стоп.” — Прерываю Сефа. – “Ты не с того начал. Не так важны детали, как все сказанное в целом, как единая сцена, если хочешь система.”

“Я всегда был слаб в социальном взаимодействии.” – Ничуть не обижается на то, что его прервали тот, кто живет со мной.

“Беда в том, что и я не очень силен в этом аспекте.” — И это тоже правда. Много лет я был оторван от обычного общества, не ходил в общую школу, не посещал кружков и секций, не общался со сверстниками. Затем три года беготни, нигде подолгу не останавливаясь и ограничиваясь минимумом знакомств. Единственный друг в жизни и тот был на пять лет старше, да и то был гребанным гением и возился со мной только из уважения к моему отцу. Меня нельзя назвать социально адаптированной личностью.

“Не только из уважения.” – Тут же поправляет голос в голове. — “Ты нравился Серафиму, непосредственный, открытый, честный, удивительно наивный, несмотря на свое прошлое и довольно жуткое настоящие. Вечно докучающий банальными вопросами, но ему было интересно с тобой. У него, как ты понимаешь, тоже был очень ограничен круг общения.”

Сказанное Сефом почему-то немного успокаивает и очищает мысли, хотя и не имеет никакого отношения к предмету раздумий.

“Меня отпускают и не держат обиды за побег. Правда, я не очень свободен в выборе того, как мне дальше жить.” – Пройдя почти три километра пешком, мысленно формулирую итоги своих размышлений.

“Рассказывай, а то я уже запутался в количестве выстраиваемых теорий”. – Отзывается Сеф.

“Тут все предельно просто. Что и неудивительно, так как отец никогда не считал меня умным и рассудительным. То есть и послание, конечно, как обычно, в его духе, то есть никаких прямых слов и приказов, но, тем не менее, достаточно прямолинейно.”

“Вот ты меня сейчас завуалированно оскорбил, да?”

“Глупая шутка.” — Иногда Сеф не понимает, что такое юмор.

“Ты слишком серьезен, и я так хотел разрядить обстановку.”

“У тебя не получилось.”

“Хорошо, молчу, продолжай.”

“Итак. Основной посыл — это “принятие подарка” и “не люблю, когда под окнами шумят”.” – Двигаться в плотной толпе спешащих на работу клерков немного напрягает, постоянно кто-то задевает или норовит отдавить ногу, а то и кофе пролить на мою светлую рубашку. На секунду пожалел, что не вызвал такси, а предпочел прогуляться пешком и подумать. – “С подарком ясно, это не КТ-21, а то, что он собой подразумевает. То есть недвусмысленное “живи, как ты хотел”.”

“Да, я помню, как ты, облаченный в этот костюм, скакал по потолку и стенам лаборатории, изображая “умного героя”.”

“То есть посылку вполне возможно трактовать как “отцовское благословение”. На это же намекают слова мистера Юти. А также они указывают рамки допустимой для меня свободы.”

“Поясни.”

“Подобные личности не говорят просто так, каждое слово имеет значение и зачастую не одно. Мне сказали, что любят тишину и покой под своими окнами. То есть дали понять, чтобы я не шумел. Но это предупреждение имеет смысл только в одном случае…”

“Ты издеваешься, да?” – Не выдерживает Сеф после моего полуминутного молчания.

“В одном случае, если я продолжу проживать в этом районе. В любом другом варианте это предупреждение -- бессмысленное сотрясение воздуха. А как я уже упоминал ранее, на таком уровне люди не разбрасываются ничего не значащими словами.”

Миновав очередное столпотворение пешеходов, продолжаю свою мысль.

“Также нам теперь известно, что мой отец знал о нашем местонахождении уже довольно давно. Вопрос, почему прислал сообщение только вчера?”

“Твой день рождения разве не повод?”

“Не смеши меня. Думаю, время выхода со мной на связь, а также доставка “подарка”, не просто так произошли через несколько часов после инцидента в психлечебнице Арк-Сити.”

“Не слишком ли сложную ты рисуешь систему?”

“Скорее не верю в слова “совпадение” и “отец”, когда они находятся в одном предложении. Вспомни стиль работы моего предка. Он старается не заставлять и не давить, а договариваться. И высший пилотаж в его исполнении, это когда человек начинает работать на него или для него, при этом считая, что выполняет свои собственные задачи или реализуя при этом свои амбиции и мечты.”

“А ты всегда мечтал быть героем.”

“Всегда, это очень громкое слово. Последние три года сильно изменили мои желания и взгляд на мир.”

“Да, побросало нас за эти годы не слабо, твои юношеские фантазии и максимализм, не выдержали столь грубого столкновения с реальностью.” – Соглашается с моей поправкой Сеф.

“Только, кажется, отец об этом не знает.” – Легкая улыбка от подобной мысли мелькает на моем лице.

“То есть ты считаешь, что тебе предлагают поиграть в героя в городе, полном откровенно безумных, агрессивных суперов?! А тебе не кажется, что утилизировать тебя как-то иначе было бы куда как гуманнее?”

“Если бы отец хотел меня устранить, то решил бы вопрос намного проще, тут ты прав.”

“Тогда я, видно, что-то упускаю, так как картинка не складывается.”

“Тут я тоже не помощник. Чтобы просчитать истинные планы и мотивы отца, нужно быть им. Но в первом приближении кое-что понять можно.”

“И что же?”

“Я всегда был тем, на ком ставят эксперименты и проводят испытания.”

“Да, как говорил твой отец, обратная связь с тобой у него гораздо выше, чем с кем-либо. И он в разы лучше чувствует изменения, которые вносит и последствия своих действий, когда работает с тобой. Родная кровь все же.”

“Спасибо, что напомнил...” – От его слов меня передергивает.

“Извини.”

“Понять отца – задача безнадежная. Так как нужно быть так же безумным, как и он, а это, я надеюсь, со мной никогда не произойдет!”

“Судя по тому, что ты принял Слезу, твой личный психоз тоже уже шагнул за рамки нормальности.”

“Я закажу тебе наклейку “мастер тактичности”.”

“Закажи, но носить-то ты её сам будешь!” – а вот тут он меня уел, да.

“Но, несмотря на невозможность понять все его мотивы, общий примерный посыл видится мне вполне однозначным. Очередной эксперимент: поведение эталона в относительно свободной агрессивной среде.”

“Почему относительно?”

“Потому как мне ясно намекнули: не менять место проживания.”

“А может свалим как-нибудь? Придумаем что-нибудь?” – Сефу явно не хочется даже в мыслях пересекаться со сбежавшими из клиники субъектами.

“Нет. Не потому, что побег в принципе невозможен. А потому, что сегодня я понял: мне жутко надоело бегать и скрываться. Я просто устал от этого. Тем более, получив дар Слезы, теперь могу не бояться потерять тебя.”

“Ты предлагаешь остаться и начать играть в героя? В этом городе? В это время? Ты в своем уме? Да нас раздавят, как клопа! Кажется, ты куда безумнее, чем я предполагал!” – Начинает орать Сеф.

“Не горячись! Успокойся. Играть героя и быть героем – между этими понятиями пропасть.”

“Что?”

“Быть героем и играть роль героя, ты что и правда не видишь разницы в определениях?”

“То есть мы будем “очень-очень стараться”, но никого не найдем? Я правильно тебя понял?” – в голосе Сефа сквозит надежда.

“Почти, за одним исключением.”

“Да?”

“Ту тварь, что угробила мою любимую жилетку, мы все же найдем и накормим серебром по самое горло.” – От моей улыбки идущая навстречу женщина средних лет отшатнулась и сбилась с шага.

“Да! Жилетку мы не простим!” – Гротескно патриотично заорал Сеф. – “Нашего короля послали в жопу, так умрем все как один на этой святой войне!”

“Переигрываешь.”

“На самом деле тут я с тобой согласен, давай отыщем и закопаем эту нежить!”

“Если его раньше не найдет СК, Ассоциация или Гильдия.”

“Ну, мы же постараемся?”

“Постараемся…”

“И просто уточняю, насколько помню, тебе та жилетка как раз не нравилась, а не была “любимой””.

“Вот давай ты не будешь придираться?!”

“То есть с моей памятью все нормально?”

“Нормально, нормально!”

“А тогда почему…”

“Отстань!”

“Но…”

“Отвали!”

Обе запланированные на сегодня встречи прошли штатно. В обоих случаях я получил, что хотел, не затратив много сил и времени. С адвокатом все закончилось очень быстро, подписал один документ, получил карту и номер именного счета, вот и все. Встреча с деканом факультета цифровых технологий тоже прошла буднично. Шаблонные вопросы, такие же формальные ответы. Час пустых, но необходимых слов.

Моё поступление на дневное обучение было довольно спорным решением. Я удаленно, через сеть, уже окончил бакалавриат и точно так же мог оформить и магистратуру. Но примерно год назад у меня состоялась беседа с одним довольно влиятельным бизнесменом, и он мне на пальцах объяснил, что документами о заочном образовании в реальном мире можно только подтереться. Они не котируются и их игнорируют в солидных фирмах. Не знаю почему, но мне запало в голову это суждение. При этом я четко понимаю, что не собираюсь работать на кого-либо. Для моих планов, открыть свою сетевую фирму, вообще не нужно никаких корочек об образовании, можно вполне обойтись без них. Но вот захотелось мне, и все тут. Да и получать социальный опыт когда-то нужно, если хочу жить ˮкак все”. И тут даже Сеф согласился, что университет – хорошая площадка для оттачивания умений общения. Тем более после того, как я сдал все дополнительные тесты и экзамены, и мой бакалавриат подтвердили в университете Арк-Сити, то учится мне придется всего полтора года, которые я и потрачу на социализацию. Потому как заниматься и грызть гранит учебников по программированию, как всем остальным студентам, мне не нужно. Да и чему меня могут обучить местные преподаватели, когда у меня есть Сеф?

“Ты лентяй!” – Комментарий на эту мысль от “виновника” не заставил себя ждать.

“Лень – это закономерный процесс сохранения энергии.”

“О госпади! Ты даже в этой простейшей формулировке и то ошибку сделал!”“Что-то ты сегодня излишне придирчив. Нервы шалят?”

“У меня нет нервов.”

“Зато ты во всю используешь нейроны моего мозга.”

“Все равно, это твои нейроны, я не виноват, что они сегодня такие возбужденные.”

“Стоп! Рассказывай. Ты же не просто так в разнос пошел.”

“Да, я просто…”

“Рассказывай!

“Никак не забыть твои слова о недоверии к случайностям, когда дело касается твоего отца.”

“И?”

“А не устроил ли он все вот это?”

“Все вот это, это что?”

“Клинику… Договорился же он как-то с супером планетарного уровня, я об Алексе Юти, так почему бы и с Кристальным Рыцарем не договориться?”

“Ты из моего отца божество-то не делай. Он, конечно, очень силен, но его возможности все же довольно специфичны.”

“Тем не менее.” – в голосе Сефа продолжают доминировать ноты сомнения.

“Бритва Оккама. Если бы мой отец имел доступ к неограниченному запасу Слез, то ему никакой План не потребовался. То есть связь с Рыцарем маловероятна. К тому же, нет ни одного свидетельства того, что эта сущность вообще заводила с кем-либо разговор.”

“Спасибо, успокоил.”

“И ведь не расскажешь никому.”

“Ты о чем?” – Чувствуя подвох, все же осторожно интересуется Сеф.

“Человек успокаивает ИИ, это же готовый анекдот!”

“Я аналоговый!”

“Да-да-да, помню, помню…”

Домой я не торопился. Поэтому выйдя из здания университета, решил прогуляться по центральному городскому парку, который находился неподалеку. Да и, если честно, как-то не очень хотелось возвращаться на Аллею.

“Ты просто не хочешь, встречаться с Алексом Юти. Ты его боишься.” – Замечание Сефа вырывает меня из созерцания того, как по глади пруда пробегают небольшие волны.

“А ты значит у нас весь из себя бесстрашный, да?” – Тут же вспоминаю, как “напарник” предпочел притвориться, что его вообще не существует, как только понял, кто стоит перед нами.

“Не обо мне речь.” – Ушел от ответа Сеф. – “Что, целый день по городу слоняться будем?”

“У тебя есть другие предложения?”

“Надо ломать сервера СК или Ассоциации, и следить в реальном времени за процессом поиска беглецов из клиники.” – Выдает “гениальный” план тот, кто живет со мной.

“Мне иногда кажется, что у тебя мания величия. И не ты ли еще вчера, вроде, опасался СоФИИ?”

“Есть у меня пара трюков, которые не применял ранее, так что…”

“Нет!”

“Но…”

“Я сказал нет. Точка! Никаких взломов!”

“Вот нет в тебе жилки авантюризма.” – Раздосадовано, растягивая слова, произносит Сеф. – “То есть будем тупо бродить по городу?”

“Не совсем, у нас сегодня будет чем заняться.”

“И чем же?”

Вместо ответа я направился к ближайшему магазину цифровой техники. Надо было купить электронную книгу. Ранее мне подобный девайс был без надобности, если припекало, то спокойно мог почитать и с экрана смартфона. Но в этот раз придется поглощать очень много текста, вот и решил, что нужна “читалка”. Не то, чтобы боялся за свое зрение, а просто из-за удобства. Приобретя устройство, зарегистрировался в трех крупнейших онлайн библиотеках. Затем нашел самые известные литературные сайты и выбрал десяток самых популярных и, как считалось читателями, канонических текстов о вампирах.

“Стоп!” – Прежде чем я начинаю скачивать выбранное, встревает Сеф.

“Что в этот раз не так?”

“Мы сами вчера слили инфу о нежити СК. Так? Так! В новостях со всем честным народом они той информацией не поделились. И тут кто-то покупает сразу десяток книг о вампирах на один аккаунт.”

“Ты параноик! Никто не будет отслеживать такое!”

“Будет, не будет, зачем играть в угадалки? Закачивай две книги, потом из дома остальное докачаем, уже с торрентов.”

“Ты крохобор и перестраховщик.”

“Моё дело предложить, а решать тебе.”

“Ладно, для твоего спокойствия.”

Раньше меня никогда не интересовала тема вампиров. Также не понимал и многочисленных фанатов книжной и телевизионной продукции на эту тему. Через час я понял, что не зря не интересовался. Сюжет в первой книге был примитивным, монстры вызывали желание разбить себе лицо при чтении, а не страх и тем более ужас, остальные герои произведения были не лучше. И самое отвратительное, в книге почти не было нормальных описаний способностей и психологии вампиров.

“А что ты хотел от книги позапрошлого века?” – Не удержался от комментария Сеф. – “Во время выхода в свет это был настоящий прорыв и шедевр.”

“Я не мог начать изучение темы и проигнорировать один из первоисточников.”

“Вот и мучайся.”

Перед тем, как приступить к чтению второй книги, посмотрел на дату публикации. Вторым по популярности на вампирскую тематику текстом оказалось вполне современное произведение, написанное в нынешнем веке, что обнадеживало. Как оказалось, зря я поверил в лучшее. Книга была не то что плохой, это был любовный роман, где главная героиня влюбилась в вампира, и тот ответил ей взаимностью. Дочитал исключительно на последних остатках силы воли, все же надеясь почерпнуть что-то для себя полезное.

“Ты преувеличиваешь. Язык изложения плавный, сеттинг для любовной истории выбран необычный, постельные сцены описаны со страстью и без излишней пошлости. Популярность книги вполне оправдана.” – Голос Сефа предельно серьезен, что наводит меня на мысль, что он издевается.

“Так, мне нужна передышка. Пошли домой, скачаем какой-нибудь ужастик.”

“Ты думаешь, фильмы будут лучше книг?”

“Очень на это надеюсь!”

“А ты знаешь, что по вампирам есть не только книги и фильмы, но и комиксы?”

“Сеф, ты бессердечная скотина!”

Половину этого дня, целый вечер и начало ночи можно смело вычеркивать из моей жизни. Как на зло, вампирская тематика меня ничем не цепляла, я не понимал, что люди находят притягательного в этом виде придуманных монстров. От этого все книги и фильмы приходилось впихивать в себя через “не могу”. Причем большинство просмотренного не несло для меня никакой полезной информации. Но, были и исключения, которые раскрывали некоторые нюансы возможных способностей подобных тварей, а главное намекали на образ мышления.

Осложняло мой поиск еще и то, что я не был уверен, что все средства борьбы с подобным видом нежити, описанные в книгах или показанные в кино, будут реально работать со знакомой мне тварью. Боязнь вампирами серебра уже доказана. Солнечный свет, скорее всего, и правда они не переносят. Но, не думаю, что сработают лазеры или световые гранаты. Тут свет дневного светила представляет, скорее, метафизическую угрозу, и простое копирование спектрального излучения, скорее всего, не приведет к успеху. Со “святой водой” вообще непонятно. Действует освященная только по католическому обряду или подойдет и освященная ортодоксами, к примеру? Да и вообще, у меня сомнения по данному варианту борьбы с тварью, так как проверить качество условной “святости” воды я никак не смогу. И, следовательно, полагаться на такой инструмент будет не очень дальновидно. Чеснок – вот это может быть и правда полезно. Данное растение, вроде, не убивает вампиров, оно их отпугивает и причиняет неудобство, что можно использовать. Например, сделать чесночную пыль, и, когда тварь обратится в туман, распылить чесночную взвесь прямо в неживое облако. Осиновый кол в сердце? Ультимативное решение, но как мне показалось, совершенно ненужное, так как серебряный клинок под ребрами вампира приведет к такому же результату.

Остальные методы борьбы с вампирской угрозой встречались в одних книгах, но их не нашлось в других. Также у меня не было информации, какой же источник послужил основной для безумия Форсайта.

“Скорее всего, некий собирательный образ, судя по тем способностям, что он продемонстрировал на крыше.” – Вносит предположение Сеф.

“Соглашусь.” – Вздыхаю и продолжаю. – “А вообще, нерадостная такая перспектива вырисовывается.”

“Вот-вот.”

“Убить тварь сложно, но вполне нам по силам. Недостатка в средствах у нас нет, а серебро не настолько дорогой металл. Чесночные бомбочки сделать вообще пару центов стоит и полчаса времени. Вопрос в том, как тварь найти? Вампиры умеют очаровывать и подчинять людей, ментальными атаками он точно владеет, это мы на своей шкуре проверили. То есть он может промыть мозги любому и сидеть где-нибудь в подвале, наращивая свои силы и возможности. А еду ему будет приводить зомбированный или очарованный. Также его не найти тепловизорами и детекторами живого. Это приводит к тому, что проблема может стать глобальной.”

“Да, судя по изученному материалу, то, что тварь способна через укус передавать свои силы другим людям, можно считать одной из основных теорий.”

“Стать супером через укус другого супера? Этот мир не перестает меня удивлять.”

“Если смотреть с этой точки зрения, то подобное кажется нереальным. Но если рассматривать безумие Форсайта и то, что мы мало знаем о природе и ограничениях Слез в комплексе, то я бы не сбрасывал со счетов эту возможность.”

“Если при всем своем безумии Форсайт не разучился думать, то появление твари, способной на такое, может перерасти в угрозу мирового уровня.”

“Для суперов S ранга и для многих А класса такие вампиры не представляют угрозы, но для обычных людей и слабосилков они страшные противники. Даже пара десятков подобных тварей превратит Арк-Сити в один из самых опасных городов мира.”

“Значит, надо найти тварь как можно быстрее и не дать ему создать свое гнездо.”

“На словах это так просто.” – Подначивает Сеф.

“Насколько полиция интегрирована в поиски беглецов?”

“Рядовой состав используют в темную, а руководство в курсе.”

“Их привлекают для поиска сбежавших?”

“Используют как усиление и основу сети блокпостов.”

“У тебя же есть доступ к серверам городской полиции и департамента шерифа округа?”

“Обижаешь таким вопросом. Конечно есть.”

“Нам нужен доступ к оперативной сводке в режиме реального времени с выводом на смартфон”.

“Это полумера, давай я один новый трюк использую, это почти гарантированно выбьет СоФИИ на пару дней.”

“Почти! Гарантированно! В одном предложении? Ты не сломался?”

“Ну…”

“Нет. Никаких взломов Службы, Ассоциации и Гильдии!”

“Принято. Подключай смарт к ноуту, надо пару программ адаптировать под новые обстоятельства.”

“За работу.”


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 82
  • Сообщений: 207
  • Activity:
    13.5%
  • Благодарностей: +475
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Интерлюдия

— Опять ложный вызов. – Старший в полицейской паре облегченно вздохнул.

— Четвертый за сегодня в этом районе. – Кивает недавно закончивший академию совсем молодой коп. – И все нам достаются! — в его голосе слышится неприкрытое разочарование. – Нет, чтобы нормальная работа…

— Сплюнь! – восклицает опытный полицейский, отслуживший уже больше пятнадцати лет. – Поверь, лучше все вызовы в твоей карьере будут ложными.

— Вот еще. — Возмутился молодой, не понимая сказанной страшим мудрости.

Так споря, два полицейских шли по ярко освещенной множеством фонарей ночной улице. Очередной вызов – сообщение о домогательствах прямо посреди довольно приличного, если даже не сказать фешенебельного, района. Прибыв на место, копы так и не смогли добиться внятных показаний от молодой весьма фигуристой девушки. Она только повторяла, что её кто-то лапал, да залез под юбку. Но кто это делал, она не заметила, ссылаясь на то, что на выходе из ночного клуба было довольно многолюдно.

Именно из окрестностей клуба “Лунная пыль”, в котором предпочитали отдыхать молодые и богатые, и пришел уже четвертый вызов о “домогательствах” за эту ночь. Но опросив свидетелей, посмотрев камеры наблюдения, пара дежурных полицейских и в этот раз не нашла никаких иных доказательств, кроме жалоб очередной красотки.

Недавно по всем участкам прошла разнарядка, незамедлительно докладывать о всех непонятных, выбивающихся из общего ряда случаях. Даже если эти случаи кажутся безобидными и ничего не значащими. Только ни старший, ни младший коп даже не вспомнили об этом циркуляре. Так как домогательства, лапанье за все, что выпирает, в подобном месте – это вполне обычное и рутинное дело. Правда, в девяти случаях из десяти найти мерзавца довольно легко, просмотрев записи. А здесь четыре раза, и всё впустую. Но ведь бывает и так?

В очередной раз доложив о ложном вызове, пара полицейских завела машину и уехала на дальнейшее патрулирование. Ни старший, ни младший из копов не почувствовали, что все время, пока они были в ночном клубе и около него, за ними наблюдали уже не совсем похожие на человеческие глаза. Смотрели сверху из-под крыши. Впрочем, заметить этого наблюдателя было почти невозможно, так как его тело пропускало излучение в видимом диапазоне. Услышать создание, которое уже не было человеком в полном смысле этого слова, тоже почти нереально. Слишком бесшумными были его движения. А его сила такова, что он мог часами вот так висеть, зацепившись одним пальцем за карниз и не чувствуя никакой усталости.

Висящий под крышей не помнил себя. Многочисленные процедуры электрошока, тысячи уколов и таблеток не прошли даром, почти полностью стерев не только личность, но и что-то более глубокое. После визита Рыцаря тот, кого раньше звали Томас Верд, обрел Слезу и свободу.

Свободу, с которой не знал, что делать. Больше животное, нежели человек, с мозгами, превращенным многочисленными процедурами в кашу, первое время он просто бродил по городу. Бродил, никем невидимый и неслышимый. Так продолжалось, пока он не увидел наклонившуюся за мелочью девушку в короткой юбочке. Открывшееся зрелище что-то затронуло в нем. Что-то непонятное, какую-то давно забытую струну. Струну, что издавала какую-то ноющую, раздражающе притягательную вибрацию, которая расходилась по всему телу, пробуждая какие-то неясные желания.

Немного позже он сообразил, что трогать женщин гораздо интереснее, чем просто смотреть. От этого его внутренняя струна звенела чуть иначе, более глубоко, более приятно и притягательно. Остатки разума, что еще сохранились в его голове, заставляли скрывать свои приставания, прятаться, не привлекая внимания.

Он мог бы без труда убить этих полицейских и даже несколько десятков таких, но на уровне инстинктов понимал, что если его обнаружат, то помимо обычных людей, за ним могут прийти подобные ему самому. Подобные, но куда более опытные и опасные. Это и удерживало его от более явных действий.

Пока ему было достаточно смотреть и щупать, но это пока. То, что когда-то было Томасом Вердем, насильником и убийцей, на счету которого больше двух десятков жертв, даже не подозревало, что та самая струна, что звучит где-то в глубине его души, вскоре потребует чего-то большего.

Большего, нежели простые подглядывания и лапанье.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.