Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.
  • Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач 5 1
Текущий рейтинг:  

Автор Тема: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач  (Прочитано 2115 раз)

Оффлайн вованд

  • Мл. сержант
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 28
  • Activity:
    0.5%
  • Благодарностей: +3
  • Пол: Мужской
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #30 : 17-05-2019, 10:44 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login
А вот,что прода платна-это плохо...
,
А почему автор должен вам бесплатно писать, это работа и она должна быть оплачена. Как раз Дроздов берет за книгу 100р, а не 150-190, как все на платных сайтах. Неужели жалко 100р. за хорошую книгу? А если она не нравится, то и платить не надо.



Оффлайн Толмачёв_Владимир

  • не дождётесь
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 263
  • Сообщений: 788
  • Activity:
    4%
  • Благодарностей: +308
  • Пол: Мужской
  • grammafon
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #31 : 17-05-2019, 12:16 »
0
Плохо то,что за Дроздовым этого раньше не водилось.Обострение с Белоруссией,
что-ли?А Вы платите,если есть возможность... :)


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн vadim_od

  • Ротмистр
  • *

+Info

  • Репутация: 257
  • Сообщений: 562
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2181
  • Пол: Мужской
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #32 : 17-05-2019, 12:21 »
0
Народ ну надо деньги платить если автор пишет. И где бы повозмущаться - на форуме где собираются пираты любители литературы которые либо вообще не платят, либо те у кого есть совесть и деньги - что то покупает и нас радует по очереди - ну лучше это намного, слава форуму, что можем читать. Так что спасибо всем кто что то выкладывает и ждем проду


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Sarfenic

  • Штаб- ротмистр
  • *

+Info

  • Репутация: 136
  • Сообщений: 433
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +491
  • Пол: Мужской
  • Подарки я люблю
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #33 : 17-05-2019, 12:22 »
0
Это какая-то особенная тема, тут все хотят исключительно поболтать, то мы с редкингом спор устроили, то, как сейчас, обсуждение))


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Engen

  • Ефрейтор
  • *

+Info

  • Репутация: 5
  • Сообщений: 15
  • Activity:
    6%
  • Благодарностей: +97
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #34 : 17-05-2019, 16:38 »
+12
извиняйте задержался =)

Глава 15
You are not allowed to view links. Register or Login
author.today
Книга Зауряд-врач, Глава 15, Анатолий Дроздов читать онлайн
Анатолий Дроздов
25-36 минут

15.

Утром следующего дня меня позвали к начальнику госпиталя. Зайдя в кабинет, я увидел Загряжского и Бурденко. Поздоровался.

— И вам здравствовать, Валериан Витольдович! – отозвался Загряжский. Бурденко кивнул. — Проходите, присаживайтесь.

Я подчинился. Загряжский посмотрел на меня, затем на Бурденко. Николай Нилович выглядел мрачно.

– У меня для вас неприятная новость, – сказал со вздохом. – Начальник Главного санитарного управления Муравьев отклонил ваши предложения.

– Какие? – не врубился я.

— По переустройству оказания медицинской помощи на фронте, – пояснил Бурденко. – Вы, что, забыли?

— Простите! – повинился я. — Замотался. В последние дни было много работы.

А еще один зауряд-врач влюбился…

– Понимаю, — кивнул Бурденко. – Тем не менее, случилось. Такие дельные предложения! — вздохнул он. -- Мы их обсудили, поддержали и присовокупили свои рекомендации. А их – в урну! – он сжал кулаки.

Чего-то подобного я ожидал. Но все равно неприятно.

– Чем Муравьев объяснил отказ?

– А ничем! – Николай Нилович развел руками. – Только резолюцию начертал. «Какой-то лекаришка будет нас учить!» – процитировал он сердито.

Я ощутил приступ гнева. Лекаришка? Скольких людей я уже вытащил с того света! А это зажравшееся мурло…

– У вас все, господа?

– Да, – кивнул Загряжский. – Мы позвали вас сообщить.

– Спасибо! – я встал. – У меня сегодня нет операций, Филипп Константинович, раненых не ожидается. Могу я отлучиться?

– Ради бога! – замахал он руками. – Хоть на весь день. Вы и так трудитесь без выходных. Отдыхайте!

– Благодарю, – кивнул я и вышел.

У ворот госпиталя я поймал извозчика и велел везти меня в «Европу». Ехать было недалеко. Велев извозчику ждать, зашел в холл.

– У вас проживают репортеры из Москвы? – спросил у портье.

– Нет-с! – сообщил он. – Не заезжали-с.

– Может, знаете, где живут?

– Спросите в «Одессе» или «Либаве». Еще можно в «Московской». Здесь рядом.

Я дал ему полтинник и вышел. Извозчик повез меня по гостиницам. Большой нужды в этом не было – гостиницы располагались в шаговой доступности, но я их не знал в отличие от извозчика. Везде ждал облом. На мой вопрос портье только разводили руками. Репортеры или не приехали, что вызывало сомнения: визит государыни в Минск – это вам не хухры-мухры, или чалились по меблированным комнатам. Но вот как их отыскать? К местным журналистам обращаться бесполезно – трусливые. Читал я минские газеты. По всему видно, что они у местного начальства в кулаке.

Полтинники давать я перестал – так и без денег можно остаться. Услыхав очередное «нет», поворачивался и уходил. Садился в коляску, и извозчик вез меня к следующей гостинице. Меня уже подмывало отказаться от затеи. Гнев ушел, но упрямство осталось, и оно не давало отступить. Личную обиду стерпеть можно. Пусть я «лекаришка», но одним росчерком пера обречь на смерть тысячи людей…

Повезло только в десятой по счету гостинице. Называлась она «Москва Брестская» и находилась на улице Суражской рядом с Брестским вокзалом. Гостиница оказалась крохотной и обходилась без портье, хотя какая-то толстая тетка в каморке за дверью сидела.

– Есть репортер! – сообщила она. – Господин Светозаров, – она оглянулась и понизила голос. – По пачпорту он Комарицкий Егорий Фирсович, но велел звать себя Светозаровым. Сказал, что из газеты «Московский листок».

Это я удачно зашел. «Листок» власть не любит, а журналист, похоже, с претензиями. Светозаров, говорите?

– У себя?

– Завтракать пошел в ресторан на вокзале. Туда! – тетка указала рукой.

– Как его узнать?

– Худощавый, лет двадцати пяти, носит усики. Одет по английской моде: в клетчатый пиджак, большую кепку и ботинки с гетрами.

Я дал ей рубль. Она схватила монету и зажала ее в кулаке.

– Благодарствую, господин офицер!

На улице я рассчитался с извозчиком и направился к вокзалу. Ресторан располагался на первом этаже левого крыла. Я вошел в зал и осмотрелся. Людей было мало, и я обнаружил объект. Хлыщ в клетчатом пиджаке сидел за столом у кадки с пальмой и курил, сбрасывая пепел в чайное блюдечко. Тонкие усики, набриолиненные, прилизанные волосы… Я подошел к столику. Он удивленно уставился на меня.

– Господин Светозаров из «Московского листка»?

– Да! – приосанился он. – С кем имею честь?

– Зауряд-врач Довнар-Подляский Валериан Витольдович.

– Присаживайтесь! – он указал на свободный стул. – Чем обязан?

– Как мне обращаться к вам?

– Зовите просто Жорж. Не люблю церемоний.

– Хотите сенсацию, Жорж?

Он уставился на меня, затем перевел взгляд на ордена на мундире. Откинулся на спинку стула и забросил ногу на ногу. Я увидел желтый ботинок с высокой шнуровкой и полосатые гетры.

– Сенсаций все хотят, господин Довнар-Подляский, – сказал он иронично. – У вас она есть?

– Да.

– Какая?

– Как вы смотрите на статью с названием «Кто повинен в смерти русских воинов»?

– Стоп! – он сбросил ногу с колена и осмотрелся по сторонам. – Не здесь. Пожалуйте ко мне в номер!

И мы пошли…

***

Настроение у императрицы было мрачным. Совещание в Минске, призванное определить сроки наступления русской армии, кончилось ничем. Часть генералов отрапортовала о желании наступать, другие заявили, что к этому не готовы. В стане последних, к удивлению Марии, оказались Брусилов с Деникиным.

– Наступление в нынешних обстоятельствах, если и увенчается успехом, – заявил Брусилов, – то приведет к громадным потерям. За прошедший год противник значительно укрепил свою оборону. Данные воздушной и наземной разведки свидетельствуют, что она глубоко эшелонирована. Практически повсеместно построены бетонные доты, вооруженные пулеметами и пушками, развернуты батареи. Даже прорвав оборону, мы не разовьем успех. Войска понесут тяжелые потери и утратят боевой дух.

– С каких пор вы стали бояться потерь, Алексей Алексеевич? – съязвил командующий Северным фронтом генерал Рагоза. Он был из тех, кто рвался наступать.

– С тех пор, как понял, как их избежать, – парировал Брусилов. – Понимаю, это звучит голословно. Я готов продемонстрировать, как нужно воевать с малыми потерями. Для этого требуется выехать на полигон. Разрешите, ваше императорское величество? – повернулся он к Марии.

– Прямо сейчас? – спросила императрица.

– После завтрака. Мне нужно отдать необходимые распоряжения.

– Хорошо! – кивнула императрица.

После полудня вереница автомобилей выехала из Минска и, пройдя по булыжному шоссе с двадцать километров, свернула на лесную дорогу. Въезд на нее преграждал шлагбаум. При виде колонны охранявшие дорогу солдаты, шлагбаум подняли. Разбрызгивая воду и грязь из луж – осень выдалась дождливой, автомобили прокатили еще километра три и оказались на обширном лугу, поросшем купами кустарника и редкими, чахлыми деревцами. Здесь проселок сменила отсыпанная гравием дорога. По ней машины подъехали к деревянному сооружению на столбах, представлявшим собой вышку, с протяженной и укрытой крышей площадкой.

– Прошу, ваше императорское величество! – Брусилов указал на деревянную лестницу с перилами.

Алексеев подал Марии руку, и они первыми взобрались на площадку. Следом потянулись генералы и свита императрица. Наверху Брусилов протянул Марии бинокль.

– Смотрите, ваше императорское величество! Вон там – линия обороны противника. Заграждения из колючей проволоки, траншеи и доты. Мы воспроизвели типичные укрепления германцев. Сейчас их будут атаковать наши войска. Этот батальон уже вторую неделю учится наступать на укрепленную позицию противника. Соизволите начать?

– Приступайте! – кивнула императрица.

Брусилов сделал знак адъютанту.

– Ракета! – крикнул тот, перегнувшись через перила.

В следующий миг рядом с вышкой, шипя и разбрасывая искры, взлетела вверх ракета. Высоко над лугом она вспухла черным дымом. В тот же миг от кромки дальнего леса ударили пушки. Кусты разрывов встали над линией обороны условного противника. Генералы закивали головами. Артиллерийская подготовка, обычное дело. А вот дальше пошло непривычно. Пушки еще гремели, когда из леса выползли три странных броневика. Поначалу Мария не поняла, что в них не так. Но, приглядевшись, рассмотрела, что вместо колес у броневиков какие-то стальные ленты, по которым они и ехали по раскисшему грунту.

Следом за броневиками показалась пехота. Наступала она странно. Никаких винтовок с примкнутыми штыками и криков «ура». Солдаты, прикрываясь броневиками, шли вперед, сжимая в руках охотничьи ружья и револьверы.

– Это что? – изумился Рогоза. Он, как и остальные, наблюдал за действом в бинокль. – В наступление с револьверами? Да германцы перебьют их издалека, как куропаток!

– Не перебьют! – усмехнулся Брусилов. – Противнику сейчас не до стрельбы. Он под огневым воздействием артиллерии. А пока та бьет, атакующие подберутся близко. Дальше бросок – они в траншеях!

– Но почему револьверы? Да еще охотничьи ружья?

– В траншеях неудобно действовать винтовкой со штыком – слишком длинная. С револьвером проворнее, как и с ружьем. У последних укороченные стволы. Картечь с близкого расстояния – это без шансов для противника. Траншейная метла, – с удовольствием произнес Брусилов. – Перезарядить ружье легко и быстро. А если стрелок не успеет, то у него есть саперная лопатка и нож. Действовать ими в рукопашной схватке солдаты обучены.

– А что у них спереди блестит? – спросила императрица. – Кирасы?

– Стальные нагрудники. По статистике свыше 70 процентов поражений солдат в атаке приходится на область груди. Вот мы ее и защищаем. Выстрел в упор из винтовки нагрудник не выдержит, но осколок, револьверную пулю и удар штыком остановит.

– Дорого! – скривился Рогоза.

– Нагрудники, револьверы и ружья есть только у штурмовых групп, которые прорывают оборону противника. Развивают успех обычные войска, которые вводятся в прорыв. Не так много потребуется нагрудников и револьверов, да и стоят они не столь много. Напрасные потери в случае провала наступления обойдутся дороже.

Рогоза обиженно засопел. Это был прозрачный намек. Прошедшей зимой генерал пытался прорвать оборону немцев у озера Нарочь. Наступление кончилось провалом и большими потерями. В результате Рогозу отстранили от командования Белорусским фронтом и перевели на более спокойный Северный.

Тем временем пушки перестали стрелять. Броневики подобрались к линии траншей совсем близко. Внезапно над лугом прогремело «ура», и солдаты, опережая медлительные машины, рванулись вперед. Проскакивая в разрывы, проделанные снарядами в линии заграждения, они сыпались в траншеи. Оттуда донеслась стрельба. Подъехавшие броневики, сминая натянутую на колья колючую проволоку, двинулись вдоль траншей, поливая их из пулеметов.

– Своих не перестреляют? – озаботилась Мария.

– Патроны холостые, – успокоил ее Брусилов. – А теперь смотрите: ожили доты германцев.

В амбразурах бетонных коробок запульсировали огоньки.

– Ну, и что теперь? – усмехнулся Рогоза. – С броневика дот не поразить – пушка нужна.

– Сейчас увидим! – улыбнулся Брусилов.

Все поднесли бинокли к глазам. Мария заметила как к одному из дотов, стараясь держаться в мертвой зоне, метнулась фигура. В руках солдата была странная палка в форме буквы «г». Подобравшись вдоль бетонной стенки к амбразуре, он что-то сделал с коротким концом своего приспособления, а затем сунул его в амбразуру, словно мотыгу в землю вонзил. Сверкнуло пламя, и из амбразуры повалил дым.

– Гарнизон дота уничтожен взрывом гранаты, – пояснил Брусилов.

– В самом деле? – нахмурилась императрица.

– Внутри людей не было, – успокоил Брусилов. – Они снаружи. А пулемет приводился в действие с помощью натянутой веревки. Граната не настоящая, ее изображает пороховой пакет.

– Как называется устройство, которое применил солдат? – спросил Рогоза.

– Вьетнамская кочерга.

– Почему вьетнамская?

– Не знаю. Человек, который ее посоветовал, звал так.

– Кто-то из офицеров, бывавших за границей?

– За границей он бывал, но не офицер. Врач.

– Дожили! – буркнул Рогоза. – Уже врачи учат нас воевать.

Понимания у окружающих он, однако, не нашел. Генералы с увлечением следили за штурмом позиций. Профессионалы, они сразу ухватили суть происходящего. То, что они видели, было ново, непривычно, но несло успех. Штурм тем временем завершился. Стихли выстрелы, и вверх взмыла ракета черного дыма.

– Сигнал второму эшелону наступать, – пояснил Брусилов. – Траншеи противника захвачены, пришло время развивать наступление. Позвольте дать пояснения, ваше императорское величество?

– Говорите! – кивнула Мария.

– Как мы видели, наши войска пошли в наступление не после артиллерийской подготовки, как это делается обычно, а во время ее. Таким образом, мы не дали противнику возможности придти в себя после обстрела и встретить атакующим огнем. Такой маневр требует большой слаженности в действиях пехоты и артиллерии, но зато очень эффективен. Это первое. Второе. В атаку пошла не обычная пехота, а штурмовые группы, обученные чистить траншеи, подавлять огонь дотов и дзотов и соответствующим образом экипированные. Выполнив поставленную задачу, они дали сигнал второму эшелону войск, который займет захваченные позиции и станет развивать наступление. Далее в прорыв войдет кавалерия и артиллерийские батареи. Когда первая обнаружит противника, вторые развернутся, чтобы накрыть его огнем. Если разведка встретит новую линию обороны, все повторится. Так вот, ломая сопротивление супостата, войска выйдут на оперативный простор, и придет время для маневренной войны и фланговых ударов.

– Если все так замечательно, Алексей Алексеевич, почему вы требуете отложить наступление? – спросила императрица.

– У нас мало штурмовых групп, – стал перечислять Брусилов. – Их еще нужно обучать. На это уйдут месяцы. Не хватает необходимой экипировки: нагрудников, револьверов и ружей. Их обещают сделать в нужном количестве к концу года. И совсем плохо с танками – их всего три.

– Каких танков? – удивилась Мария.

– Броневиков на гусеницах, – указал рукой Брусилов. – Человек, который их посоветовал, называл так. Танк по-английски – цистерна. Броневик ее чем-то напоминает. И для секретности хорошо, – Брусилов улыбнулся. – Машины новые, и пока не доведены до ума. Гусеницы то слетают, то рвутся. Ходовая часть выходит из строя. Инженеры обещают исправить недостатки не раньше зимы. Да и сами танки выделать нужно.

– Они смогут ехать по снегу? – спросила Мария.

– Смогут! – подтвердил Брусилов. – Это не на колесах. Хотя большие сугробы не преодолеют. Даст бог, их не будет.

Марию это не обрадовало. По ее просьбе, штурмовые группы вернули на исходные позиции, где она побеседовала с солдатами и офицерами. Выглядели они бодро, с восторгом ели глазами начальство.

– Побьем супостата? – спросила Мария у правофлангового бойца.

– Не сумлевайтесь, ваше императорское величество! – доложил тот. – Тут добро учат. С этими танками наступать одно удовольствие. Ховайся за ним и беги. В траншеях с револьвертом сподручнее, чем с винтарем. Хлоп, хлоп – и германца нет.

– Изрядно стреляешь?

– С десяти шагов промаха не даю, – похвалился правофланговый.

– У вас все такие? – повернулась Мария к командиру батальона.

– Так точно! – доложил подполковник. – Тем, кто с револьвером не дружит, даем ружье. Из него промахнуться трудно. От мишеней в траншеях только щепки летят.

– Молодцы! – похвалила императрица. – Благодарю за службу!

– Рады стараться, ваше императорское величество! – рявкнул строй.

Штурм позиций условного врага произвел впечатления на всех, но вопрос о сроках остался подвешенным. Точную дату не смог назвать даже Алексеев. Это раздражало Марию. Затянувшаяся позиционная война шла на пользу противнику. Он стоял на российской территории, и мог диктовать условия мира. Отсутствие добрых вестей с фронта дурно влияло на общественное мнение. В высших кругах начинали роптать. Почему, дескать, позволяем германцам топтать нашу землю? Отчего не погоним обратно? Трон не колебался, но сидеть на нем было не комфортно.

Но главной причиной дурного настроения императрицы была болезнь дочери. Погружаясь в заботы, Мария забывала о ней, но стоило отрешиться от дел, как мрачные мысли накатывали. От них было не спрятаться. Из-за этого Мария по приезду в Минск не встречалась с Ольгой. У той имелась своя программа, и, как докладывали императрице, она выполнялась. Ольга посещала госпитали и лазареты, встречалась с представителями земств и медиками. Вот пусть и занимается!

Выпив чаю с булками, императрица велела принести свежие газеты. Их доставляли из Москвы утренним поездом. Привычка начинать рабочий день с газет у Марии сформировалась давно.

Секретарь принес ей внушительную стопку и с поклоном водрузил ее на стол. Мария поблагодарила и взяла верхнюю газету. Они в стопке лежали в определенном порядке. Сверху – оппозиционные, далее – благонамеренные, ниже – государственные. Последние императрица редко смотрела – и так известно, что напишут. А вот знать мнение недоброжелателей необходимо.

Верхней газетой оказался рупор либералов «Московский листок». Нелюбимое издание нелюбимой кучки интеллигентов, смотрящих в рот Западу и требующих от правительства подражать ему. Газета, и Мария знала это, выходила благодаря поддержке англичан. Большой популярностью она не пользовалась, и у самих либералов денег не хватало. Они умели только болтать.

На первой странице в глаза бросился заголовок, набранный крупными буквами: «Кто повинен в смерти русских воинов?» Мария нахмурилась и стала читать.

«Кто повинен в смерти русских воинов?

От собственного корреспондента «Московского листка» Жана Светозарова из Минска по телеграфу.

Наша газета не раз писала о неспособности российских властей управлять государством. И вот еще один пример. Как известно, война не обходится без потерь. Одни воины гибнут, другие получают ранения. Последних гораздо больше. Долг государства оказать им всемерную помощь: облегчить страдания и исцелить раны. Как же работает санитарная служба Российской империи? Скверно, господа! И это утверждение не нашего корреспондента, а военного врача, который этой помощью как раз и занимается.

Позвольте представить его. Зауряд-врач Валериан Витольдович Довнар-Подляский. Несмотря на молодость, это известный в медицинских кругах человек. Учился лекарскому делу в Германии в Мюнхенском университете. С началом войны как истинный патриот перебрался в Россию, где вступил в армию вольноопределяющимся. После тяжелой болезни, полученной в окопах, вернулся к врачебной практике. Служил в лазарете, ныне трудится в военном госпитале в Минске. Известен как блестящий хирург, спасший жизни сотням русских солдат и офицеров. Поучиться у Довнар-Подляского не считают зазорным опытные коллеги, старше его годами и должностью. Наши врачи, в отличие от властей, не чураются передовых веяний Запада. О заслугах нашего героя перед Отечеством свидетельствуют ордена Святого Георгия и Святого Владимира 4-й степени, которых он удостоен за подвиги на фронте и спасение жизней русских воинов. Но Довнар-Подляский пришел к нашему корреспонденту не с тем, чтобы похвалиться заслугами. Человек он скромный. Как истинного патриота его тревожит положение дел с оказанием вспомоществования раненым. Вот что он поведал корреспонденту газеты:

– Система организации санитарной службы в России громоздка и неэффективна. Помощью раненым занимаются разные ведомства: Главное санитарное управление Российской армии, Красный Крест, земства, благотворительные общества и организации. Координация их действий отсутствует. В результате нередко легкораненых везут в глубокий тыл, а тяжелых оставляют неподалеку от передовой. В тоже время лучшие врачи и хирурги трудятся в тылу или же в отдалении от фронта. Из-за этого помощь оказывается несвоевременно или неквалифицированно, что приводит к тяжелым последствиям. Раненые становятся калеками или же вовсе умирают.

Свои слова хирург подкрепил убедительными цифрами. В германской армии, как сообщает иностранная печать, число выживших и возвращенных в строй раненых составляет 52 процента. В российской – только 43.

– Казалось бы, не велика разница, – говорит хирург. – Но это на первый взгляд. Если соотнести эти цифры с числом раненых, то выходит, что за год с лишним войны Россия безвозвратно потеряла десятки тысяч солдат и офицеров. Из них можно было составить корпус. Представляете? Из-за плохой организации медицинской службы мы потеряли целый корпус! Излишне говорить, что на фронте он был бы не лишним. О том, что семьи не дождались своих сыновей, братьев и отцов и вспоминать не хочется. Когда воин гибнет в бою, это понять можно. А если вследствие нашего разгильдяйства?

Скверная организация помощи раненым в России давно известна российской медицинской общественности. Они обращали на это внимание властей. Не дело, когда вспомоществованием раненым занимаются строевые офицеры, а не врачи. В военных училищах и академиях медицинскому делу не учат. Еще до войны группа авторитетных врачей обратилась к государыне с прошением об изменении существующего порядка. И что? Прошение осталось без удовлетворения. Когда это наше самодержавие слушало интеллигенцию?

Начавшаяся война убедительно доказала правоту медиков. Ужасающие потери, в том числе по вине Главного санитарного управления, не могли оставить равнодушными истинных патриотов. Зауряд-врач Довнар-Подляский, исходя из знаний, полученных в Германии, разработал простую и эффективную систему вспомоществования раненым русским воинам. Рассказать о ней здесь долго, и нужды нет. Но даже несведущему во врачебных делах корреспонденту она показалась дельной. Ее суть в том, чтобы приблизить медицинские силы ближе к фронту. Вместо перевязочных пунктов ввести полковые медицинские пункты, вместо лазаретов – санитарные батальоны и походно-полевые госпитали. Раненым следует оказывать помощь как можно быстрее и квалифицированно. В тыл отправлять только тех, кто нуждается в длительном лечении.

Систему Довнар-Подляского изучили более опытные, авторитетные коллеги молодого врача, которые подтвердили правоту хирурга. Среди тех, кто рекомендовал предложения к внедрению, начальник лазарета 7-й дивизии Н.К. Рихтер, хирург-консультант Белорусского фронта Н.Н. Бурденко, начальник окружного военного госпиталя в Минске Ф.К. Загряжский и другие. Они обратились к командующему Белорусским фронтом генералу от кавалерии А.А. Брусилову с просьбой опробовать эту систему в масштабах фронта. Генерал дал соизволение, но по существующему порядку запросил мнение Главного санитарного управления Российской армии. И каким же оно было? Начальник управления, генерал-лейтенант А.М. Муравьев собственноручно начертал на бамагах резолюцию: «Какой-то лекаришка будет нас учить!»

Представляете, господа?! Для г-на Муравьева заслуженный хирург, кавалер боевых орденов всего лишь «лекаришка». А вот он небожитель, которому дано право решать, кому жить, а кому умереть. То, что на его совести смерти десятков тысяч русских воинов, генерала нисколько не смущает. Он готов и впредь лить русскую кровь – лишь бы ему было хорошо.

Кто ж таков генерал Муравьев, и почему он возглавил Главное санитарное управление? В год смерти Михаила III он командовал дивизией, размещенной близ столицы. Отличился в подавлении законных возмущений народа против засилья самодержавия. Войска под командованием Муравьева действовали особо жестоко, не стесняясь расстреливать безоружные демонстрации и митинги. Уже тогда г-н Муравьев навострился проливать кровь соотечественников ради своего возвышения. И он его таки получил. Благодарная императрица нашла ему синекуру – теплое место начальника Главного санитарного управления. Но одно дело убивать безоружных, другое – организовать эффективную помощь раненым. Г-н Муравьев на это органически не способен. И вот таких господ в окружении императрицы полно. Теперь ясно, почему мы терпим поражение в войне? Пока Россией будут руководить подобные правители, ей не встать на ноги и не занять достойное место среди просвещенных стран Европы. Увы!»

Марию накрыла волна гнева. Статья била под дых. Это был не привычный вопль либералов о бездушном самодержавии, истеричный и бездоказательный, а точный и безжалостный удар. Марию и саму волновали цифры потерь, но до сих пор она не представляла, как их можно уменьшить. Почему ей никто не доложил? В результате грязное белье вытащили на всеобщее обозрение. Статья била по престижу монархии, причем, больно. Эти врач и репортер (интересно, кто из них кого нашел?) вынуждали ее принимать решения, а этого Мария не терпела. Она позвонила в колокольчик.

– Читали? – спросила вошедшего секретаря, показав газету.

– Да, ваше императорское величество, – кивнул тот.

– Найдите мне Муравьева и этого Довнар-Подляского. Немедленно!

– Его превосходительство ждет в приемной. За Довнар-Подляским послали. Я подумал, что вы захотите с ними поговорить.

«Умница! – подумала Мария. – Сокровище, а не секретарь».

– Благодарю, Сергей Витальевич. Пригласите генерала.

Муравьев выглядел встрепанным. Войдя в кабинет, он поклонился, и запричитал с порога:

– Да что ж это такое, государыня? Облили грязью старика! На всю страну! Убийцей сделали. Да я для раненых… Денно и нощно…

– Успокойтесь, Аристарх Модестович! – сказала Мария. – Присядьте, выпейте воды.

Она подала гостю стакан. Муравьев схватил его и жадно осушил.

– А теперь поговорим, – Мария поставила стакан на стол. – То, что написано в газете, правда?

– Клевета, государыня!

– Значит, прошения от Брусилова не было? Его предложения поддержать инициативу зауряд-врача и других медиков?

– Э-э…

– Значит, было, – заключила Мария. – Резолюцию писали?

– Ваше императорское величество! Мне чуть ли не ежедневно присылают подобные прожекты. Их авторы уверены, что только они знают, как лучше организовать вспомоществование раненым. А у меня в управлении трудятся лучшие специалисты империи. Они в отличие от авторов прожектов в деле разбираются.

– Среди ваших специалистов много врачей?

– Э-э…

– Не слышу!

– Никого нет, ваше императорское величество.

– Тогда почему вы называете их специалистами?

– Они много лет на службе. Собаку на этом съели.

– Тогда почему процент излеченных и вернувшихся в строй раненых у германцев больше?

– У них врачи лучше.

– Вы так считаете?

– Убежден, государыня! Этот щенок, распустивший язык, учился в Германии, потому и оперирует хорошо. Наши хуже.

– А как же Оппель, Вельяминов, Бурденко, Миротворцев, Вреден, Петров, Альбрехт? – перечислила Мария. – Все они учились в России. Замечательные врачи, и это признают за рубежом.

Муравьев не ответил, только опустил глаза долу. «Ольга права, – подумала императрица. – Нельзя давать волю чувству, даже такому, как благодарность. Муравьева давно следовало отправить в отставку».

– Вы много сделали для империи, Аристарх Модестович, – сказала она примирительно. – Я этого не забуду. Однако силы человеческие не беспредельны. Для каждого из нас рано или поздно настает срок, когда нужно отойти от дел.

Муравьев поднял голову. В тусклых старческих глазах блеснула влага.

– Мне подать прошение об отставке?

– Она будет почетной. С наградой, титулом, выдачей земель. Вы это заслужили.

– Благодарю, ваше императорское величество! Честь имею!

Муравьев встал и, сгорбившись, направился к выходу. У дверей вдруг встал и обернулся.

– Последняя просьба, ваше императорское величество. Уважьте старика!

– Слушаю! – сказала Мария.

– Накажите этого лекаришку! Законопатьте его!.. – Муравьев сжал кулак.

– Вы можете сделать это своей властью. Отставка пока не принята.

– Мне нельзя. Скажут, что я расправился с человеком, который сказал правду в глаза.

«А мне, значит, можно?» – подумала Мария, но все ж кивнула:

– Обещаю!

– Я буду молиться за вас! – сказал Муравьев и вышел.

Мария опустилась в кресло. Тяжело увольнять преданных людей, однако, необходимо. Отставка Муравьева притушит страсти в обществе. А вот кем его заменить? В идеале – врачом. Но воспримет ли его армия? Нужна фигура, которая устроит всех. Где такую найти?..

Размышления прервал стук в дверь.

– Войдите! – сказала Мария.

На пороге возник секретарь.

– Прибыл Довнар-Подляский, – доложил с порога.

– Пусть войдет! – сказала императрица и встала. Не из уважения к гостю. Стоящий государь вызывает у подданных трепет. А ей хотелось, чтобы гость трепетал…


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Sergei79

  • Мл. сержант
  • *

+Info

  • Репутация: 2
  • Сообщений: 29
  • Activity:
    5%
  • Благодарностей: +11
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #35 : 17-05-2019, 19:16 »
0
Чушь какая-то. Картина маслом руководитель компании читает бульварный листок в котором написано, что его зам по персоналу дибил и т.д. Неожиданно...удивляется...проверяет... ...Так и есть, но на последнюю просьбу дибила-загнобить человека, раскрывшего его тайну, отвечает-непременно!!! Аристократ, государь дал слово. Пол книги до этого через страницу про честь что то говориться... Две главы и книга закончится. Действительно заурядно.


Золотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн lelik77

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 11
  • Сообщений: 284
  • Activity:
    8%
  • Благодарностей: +86
  • Пол: Мужской
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #36 : 17-05-2019, 20:03 »
0
 Ну во первых я начальник ты дурак никто не отменял, тем более что в некотором роде она этому чуваку обязана. Так что довольно странная претензия, типа никогда не случалось что человек который говоря правду вскрывает проблему в результате огребает едва ли не больше других.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Sergei79

  • Мл. сержант
  • *

+Info

  • Репутация: 2
  • Сообщений: 29
  • Activity:
    5%
  • Благодарностей: +11
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #37 : 17-05-2019, 23:14 »
0
Ситуация бредовая описана. Выход фигурантам по значку на память, виноват секретарь инициативный. Вердикт переформирование прифроновых больниц в медицинские батальоны во время войны нецелесообразно. Всем спасибо все свободны.
Нафига изза статьи в опозиционной газете снимать министра?
Короче ждать продолжения не буду, наивно через чур.


Золотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн lelik77

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 11
  • Сообщений: 284
  • Activity:
    8%
  • Благодарностей: +86
  • Пол: Мужской
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #38 : 18-05-2019, 01:16 »
+1
 Насчет того насколько целесообразно переформировывание системы санитарной помощи не скажу не владею информацией, но в целом если система не работает или работает херово то её в любом случае меняют, ожидание конца войны, так если так подумать для того чтобы что то менять всегда что то мешает, всегда время не то, типа за время Великой Отечественной прямо ничего у нас не изменилось в армии, прямо вот как вступили в войну так ничего не меняя и закончили. И насчет статьи дык все верно оппозиционная газета так и вцепилась бы в такую ситуацию когда её обрисовали и если не убрать фигуранта-генерала то так и пошла бы серия статей во всех газетах о том какое самодержавие неспособное и так далее: "Наша газета не раз писала о неспособности российских властей управлять государством." собственно начало статьи. А то что выперли генерала(он не министр, а начальник санитарного управления), так вон поглядите наши новости, депутаты единоросы все безгрешны пока не сядут в какую нибудь крупную лужу, тогда персонажа поливают в новостях дерьмом и быстренько выпирают из партии и с должности и делают вид что его нету. Насчет того как императоры выпирают на пенсию генералов я хз, как то не довелось мне быть ни императором ни хотя бы секретарем императора, выглядит конечно слегка упрощенно, но на мой взгляд требования реализьму от попаданческого графоманства это как то даже не знаю.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Filin

  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 629
  • Сообщений: 713
  • Activity:
    3%
  • Благодарностей: +6783
  • Пол: Мужской
Re: Дроздов Анатолий -- Зауряд-врач
« Ответ #39 : 18-05-2019, 12:07 »
0
Автор неплохо излагает, приятно читать. Сюжет не блещет новизной конечно, но вроде не так плох, как пишут выше


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.