Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.

Автор Тема: Лернер Марик (ака Экспер) -- Практическая уфология  (Прочитано 484 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Агон 9. Криминальные непонятки.

      Дорога была не ближняя и в первое время достаточно сложно держать правильное расстояние. Бронтомехи, не смотря на гусеницы, двигались достаточно резво, а в сложных местах его грузовик легко обходили. Нормального покрытия не имелось, а шли они по предгорьям, иногда достаточно узкой и крутой колеей. Ко всему и двигатель у них был бензиновый, раскочегаривать печку не требовалось, а помощника Игорь не имел. Правда можно было по мелочи припахать расчет пулеметчиков. Кроме вандария с подавальщиком ленты в него входили еще двое.
      В обычных условиях работали с конной упряжкой, но сейчас временно болтались без тягловой силы, поскольку изначально буксировали на механической сцепке. Вероятно, по данной причине, и поломка. Деревянные колеса не приспособлены к высоким скоростям. Правильней было б заменить на резину от грузовиков. И вообще, сделать приличный переносной станок на три опоры. Советовать он такие вещи не собирался. Пока, во всяком случае. В лучшем варианте скажут спасибо, в худшем пошлют далеко. У них устав и отработанные приемы действий. Да и все время держал в голове возможность войны с Землей. Вторжения шли столетиями. Кто удержит от нового, когда столько ценностей на 'тридцать втором'? Вот такие ребята и пойдут. Пусть лучше с древним 'Максимом'. Проще будет избавиться.
       Деметрий по причине чина не сидел в кузове с остальными, предпочитая кабину. Он оказался не просто разговорчивым человеком, а обожающим трепаться. Не стесняясь поведал, чем он занимаются обычно. Собственно, ничего ужасного в 'наподдать' туземцам и облегчить их захоронки по части мехов или еще чего приятного Игорь не видел. Но одно дело иметь с отрядом налетчиков, перевешав пойманных и совсем иное жечь их стойбища вместе с женщинами и детьми. Видимо прав с переводом - каратели.
       С гуманизмом здесь было плохо. С трофеями тоже не очень, как собеседник откровенно поведал. Взять добычу в захваченном селении справедливо и возвращать бывшим хозяев никто б не стал, пусть сто раз вещица приметная. Но у кочевников редко можно найти ценности помимо скота и баб.
      - Какой смысл в этой дурацкой бесконечной войне? - жаловался Деметрий. - На той стороне пустая степь чуть не до гор.
      Игорь не понял каких, но смахивало не Памир. Хорошо здесь не такой величины скалы. Он до сих пор плохо ориентировался в обстановке. То есть никаких сомнений насчет района вообще, тем более прямо называют Алтаем. Но кто ж его знает, что ромеи именуют знакомым словом. Не настолько он знает рельеф территорий. Павловск, Барнаул, да леса по соседству на Земле видел. Естественно ничего похожего на дамбу с прудом в Павловске или огромный город по соседству. Зато большущая река и в нее впадает много меньшая. Вот там их городок и находился. Привязаться абсолютно не к чему. Ну есть террасообразный высоченный берег, сплошь заросший лесом. На гору не тянет, хотя так на Земле говорили. Течет река не вполне знакомо, однако почти наверняка Обь. Большую карту он видел в штабе и вряд ли иная река появилась. Если переход в точно такую же точку, то вряд ли ошибается. А вот чем дальше, тем хуже. Никаких знакомых примет от человека. Если и стоят, совсем другие здание. И полно непривычных лесов. Ленточный бор намного грандиознее и шире. Не успели вырубить всерьез.
      - Давно выбили всех откровенно недружественных. Скота мало, даже рабов ловить долго и муторно. Еще и за кочевников дают сущую ерунду, проще кончить на месте.
      - Почему?
      - Да мрут в шахтах, как мухи. Без открытого пространства не выживают. В горах Имауса хорошо, в лесах на западе тамошние вожди сами ловят и привозят пленных. Мы им оружие и зеркала, они своих врагов связанными. Крепкие ребята и умеют трудиться.
      Что-то такое было в Африке на Земле. Работорговцы отнюдь не бегали по джунглям в поисках рабочей силы. Прямо на побережье приводили местные царьки закованных в кандалы и продавали купцам. Целые государства на этом построили. Ничего нового ромеи не изобрели. Но само по себе любопытно. Выходит, отнюдь не весь мир, вернее миры, контролируют. Правильно догадывался. Наверняка существуют Индии и Египты с минимальной руководящей прослойкой из ромеев и сипаями из местных. А есть степняки или живущие в лесах. Завоевывать абсолютно бессмысленно. Военные действия и оккупационная армия обойдутся дороже собираемых налогов. Проще купить немногое необходимое. Сырье и рабов.
      - А эти некуда негодные. Разве девок иногда молодых берем.
      Слушать его откровения приятного мало. И возмущаться не с чего. Попал в щи, не будь курицей. В конце концов, здешние аборигены даже отдаленного отношения к привычным не имеют. А 'жеребячьи' байки про девок в мужском коллективе всегда начинаются на третей минуте. Правда, все ж, обычно не по шаблону: '... тогда показал ей револьвер и аж затряслась, как захотела добровольно. Гы-гы'.
      - Вот почему в свое время сюда Ромейская власть протянула руки? Думаешь поближе и приятнее мест не имеется?
      - Золото, серебро, железо, медь и чего еще...
      - Это потом обнаружили, - усмехнулся покровительственно Деметрий. - Сначала Цари царей убедились в опасности кочевых нашествий. Трижды, в разных мирах, приходили орды, сметая Европу и Персию. И всегда из степей на востоке.
      В смысле гунны с аварами и татарами или кто там еще, а арабов и мусульманства никто не заметил? Здесь Мухаммед не завелся или остался главой мелкой секты? И не спросишь напрямую. Брякнуть 'а у нас такой имелся', где у нас? Я про 'девятку' до сих пор помимо промышленного развития ничего не знаю. Где б учебник истории найти. Хотя б общие параграфы на уровне выпускного класса. Обещала Василиса, так на прощанье и зайти не удалось. А в здешних школах максимум шесть классов образования и то существуют далеко не везде. Зато дают считающееся необходимым: чтение, письмо, счет, койне-ромейский язык, а также начала латыни. Без первого карьеру не сделать, непременное условие поступления на всякую 'приличную должность'. Второе, скорее, для демонстрации образованности. Загнуть соответствующую цитату или пословицу на древнем наречии и уважение окружающих обеспечено.
      Содержание школы возложено на общину и где меньше пяти-шести сотен жителей никто обычно не заморачивается помимо элементарных знаний. Плюс там не история, а нечто вроде географии для жителей колонии, описанной Жюль Верном. 'Европа принадлежит англичанам. Франция, Испания и Россия являются ее провинциями'. Ну, точнее, Ромейский мир несет цивилизацию отсталым народам и свет знаний. Без всяких подробностей. Даты правления династий, аж два с лишним десятка. В основном древность и к нынешней жизни ни малейшего отношения.
      - А ударить по ним с изнанки, так городов то и нет. Лови по широкому полю. Тут и преимущество в вооружении не поможет. Никаких денег не хватит всю границу перекрыть. Вот и решили протянуть цепочку крепостей, разрезав на несколько кусков. Сначала вдоль Ра строились, потом Риммейские и Нороссские горы. Имаус уже затем, когда стало известно о его богатствах. До Алтая в последнюю очередь дошли. Потому Рубрии самые слабые на востоке, а наш магистр даже собственный район не освоил. Они хоть родичи, а каждый мир сам за себя. Меньше времени на освоение, совсем мало налоги платят и ни в какое сравнение с первыми мирами не идет. Зато и возможности огромные! Я когда уйду на вольную, оружейную мастерскую открою, клянусь Гераклом!
      - Почему не Гефестом?
      - Он герой-победитель. А Вулкану тоже жертвы не жалко, лишь бы все пошло правильно. На самом деле, - сказал доверительно, - магистрат постоянно нуждается в умелых руках. Пейзане все по стараются традиционному, как отец с предками заповедовал. От них, кроме жратвы, ничего нового не получить. Я-то знаю. У самого ферма и там арендаторов 31 душа. Чистого дохода шесть сотен в год плюс собственные продукты с дровами. И все! А здесь я получаю две с лишним сотни на всем готовом в месяц.
      Он сделал соответствующую паузу и Игорь правильно восхитился. Новобранцам до присяги вообще ничего не платили, а потом десятку на первых порах. За выслугу и звание чего-то добавляли.
      - Специалист, - продолжал вещать Деметрий, - в иных мирах бывший максимум подмастерьем, в пограничном запросто откроет свое дело. Иной на хозяина работает за гораздо большие деньги, как накопит, уже самостоятельно вкалывает. Скажем та самая аркбалиста, - ткнул пальцем в сторону кузова, - очень точный инструмент.
      Он так и произнес, не механизм или оружие.
      - Стоит бешеных деньжищ и точность обработки деталей уникальная. Высококлассные станки и рабочие нужны. Да что там говорить, даже ленты с патронами на коленке не сошьешь. Специальное текстильное оборудование потребовалось. Пока первые экземпляры нормально работать стали, добрых пятнадцать лет мудохались. И это на военном заводе, с полным набором чертежей. До сих пор половина поломок - отправляют в мастерскую. На месте устранить нельзя. А я откроюсь прямо у проходной и за починку дешевле возьму! А, ну кажется добрались.
      Перед ними лежала зеленая долина в пару километров длиной. Дорога выходила из леса, пересекала ее поперек и исчезала в высоких холмах. Здесь могли бы выращивать неплохие урожаи, по дну котловины бежала полноводная речка и чаща рядом. В реальности имелся всего один и очень странный поселок. С десяток жилых домов, окруженных невысокой насыпью, а поверху колючая проволока. И очень знакомого вида сторожевые вышки. На лагерь или тюрьму и мало похоже и при этом у въезда нечто вроде двухэтажного блокгауза. Внизу нет окон, а верхние на бойницы смахивают. У шлагбаума засуетились человеческие фигурки. Вряд ли подобные гости здесь постоянны.
      Машины остановились и отряд посыпался вниз, моментально разворачиваясь цепью. Никаких команд не требовалось, настоящие ветераны.
      - Все помнишь, механик? - спросил Деметрий, сразу превращаясь в служаку и забыв свободный тон, выскакивая наружу.
      Ответ ему не требовался, просто в очередной раз напоминал. Поскольку вести огонь можно и прямо из кузова, но колеса намертво заклинены, иногда требовалась поправка всего корпуса. Сигналы они обговорили заранее. Ничего сложного. Так и двигались неторопливо позади готовых к бою стрелков. Игорь в любую минуту ожидал начала перестрелки, но и на вышках, и приехавшие, не смотря на оружие наизготовку, огонь не открывали. Метрах в тридцати или как здесь говорят в актусе, остановились. Снайпер прямо перед грузовиком стал на колено, выцеливая кого-то. Игорь бы и без оптики завалил на подобной дистанции.
      Двое отделились от цепи и двинулись по направлению к странному поселку. Один точно Элур, его и на расстоянии не спутаешь. Во всем отряде единственный ходил в красном мундире. Натурально выпендреж, Игорь специально спросил. Как раз на официальные офицерские собрания эпатируя, заявлялся в серо-зеленом стандартном кителе. Даже материал не отличался от прочих ветеранов. Хотя и у тех не эрзац, а очень приличная ткань.
      О чем они говорили при всем желании не услыхать. С такого расстояния и лиц толком не разглядеть. Центурион явно представился, потом вручил из сумки на боку некие верительные грамоты. По размеру уж точно не писулька от бабушки и имеется печать на веревочках. Тут ошибиться сложно, размером с блюдце. Переговоры продолжались несколько минут, затем хозяева отодвинулись, освобождая проход. Шлагбаум поднялся и ветераны деловито двинулись вперед, вешая карабины на плечи. За ними тронулись бронетранспортеры и по обусловленному стуку по кабине и Игорь.
      Внутри ограды ванда привычно разбилась на десятки во главе с командирами. Один сменял охранников на вышке и занимал пост на въезде. Второй прошел за дома, где имелись другие караулы. Третий проследовал внутрь блокгауза. Местная стража были крайне колоритные типы. Одеты кто во что горазд и напоминали скорее шайку бандитов, чем воинское подразделение. Чем-то они неуловимо смахивали на прибывших. Скорее всего отсутствием в составе молодых и повадкой опытных вояк, знающих себе цену. По мере смены с постов, с крайне недовольными мордами, они собирались с вещами на площадке перед зданием, явно служившим местом разводов. Маршировкой тут вряд ли кто занимался.
      - Поставь машину четко задом к воротам, - приказал Деметрий, из-за спины из кузова. Окошко из слюды, вовсе не стекла, как решил первоначально, ходило в специальных пазах, обеспечивая возможность общения с пассажирами.
      Смысла указания Игорь не понял, но послушно выполнил. При этом чуть не задавил курицу, с возмущенным кудахтаньем убежавшую подальше от глупого зверя. Проверил положение и с облегчением выключил двигатель. За двое суток перехода всерьез вымотался.
      - Я все понимаю, - говорил в паре шагов от него Луке не иначе здешний начальник. Низенький обрюзгший тип в мундире со знаками различия целого мерарха. Можно считать полковник. Что в такой дыре делает и почему петлицы инженерные? - Однако ваше количество недостаточно для нормальной опеки. Совершенно недостаточно.
      - Не я принимал решение, - лениво возразил Элур. - Всего-навсего выполняю приказ.
      - Где-то совсем рядом грохнул выстрел. Потом еще парочка.
      Почти все машинально повернулись в ту сторону. Центурион с неизменно спокойным выражением лица вынул револьвер из расстегнутой кобуры и выстрелил офицеру в затылок. Одновременно из кузова загрохотала пулеметная очередь. Полоса свинца прошла по неровному строю бывших охранников, швыряя их на землю изломанными куклами. Дико закричал один из еще уцелевших здешних, передергивая затвор и моментально расстался с половиной черепа. Быстрая реакция не помогла. Кого не прикончил пулемет добивали из карабинов.
      Рядом гремели выстрелы двух десятков бойцов, якобы готовившихся принимать объект и построенные напротив. Очень удобная позиция для расстрела. Ничего подобного не ожидавшие хозяева не успели ничего сделать. В считанные минуты в два с лишним раза превосходящий по численности отряд был уничтожен. Назвать это схваткой язык не поворачивался. Хорошо рассчитанное мгновенное уничтожение. Ничего спонтанного в происшествии не было. И машину ему сказали поставить именно так, и никто не удивился, поддержав центуриона огнем. Кроме него все были в курсе будущего. Вот тебе и болтун-Деметрий! О самом важном умолчал. Очень неприятно чувствовать себя идиотом.
      В какой-то момент пальба прекратилась, только в ушах звенело от недавней работы пулемета прямо над головой. Игорь с трудом разжал судорожно сжимающие руль пальцы. Ощущения не очень приятные. Впервые в такой ситуации оказался. Стрелки проверяли лежащих, иногда добивали. И кто он теперь? Свидетель? Соучастник? Следующая жертва? Кричать: 'Что вы делаете?', совершенно не тянуло. Прекрасный шанс напомнить о себе и не лучшим образом. Чужак-очевидец не слишком красивых деяний. При этом понятия не имеет кто и зачем отдал приказ.
      - Какого Аида, - кричал между тем Элур, на понуро стоящего перед ним вандария, примчавшегося уже после случившегося. - Ты не мог этих умников по-тихому согнать и скрутить? Может тебе пора на заслуженный отдых, Куман?
       Вообще-то центурион своих сержантов называл по именам, приходилось неоднократно слышать. Окликать по фамилии - признак крайнего неудовольствия. Провинился подчиненный и крупно.
      - А если б не успели всех собрать? Бегать по округе или ждать выстрела с чердака? Вот ты уверен, что они здесь все?
      - Да, доминус, - сказал еще один вандарий. - Мы считали. Гладиаторы все на месте.
      Игорь едва не уставился на говорящих, услышав оригинальную весть. Он старательно смотрел в сторону, опасаясь привлечь внимание. Люди частенько чувствуют чужой взгляд и ему это совсем ни к чему сейчас. Но слова прозвучали уж больно занимательные. Здесь есть гладиаторы? А что? Почему бы им не существовать. Христианских запретов не ввели, олимпиады проводят регулярно. Может и игры со смертями? Амфитеатра в городке не видел, но это ничего не значит. Глухой угол. В более цивилизованных краях вполне себе существуют. Правда здешние гладиаторы оказались не с мечами, а вполне современными карабинами. Обалдеть.
      - Местных в сарай загнали. 'Умников' тоже. А этот чего-то учуял. Битый зверюга и быстрый, помет ишака. Трака подстрелил, закрылся и начал жечь бумаги. Не выходило тихо.
      - Ты тоже ответишь, - зло буркнул Лука.
      - У него татуировка двуликого.
      - Что?!
      - Мы ж не знали, а теперь не спросишь.
      - Сходи к местным, - помолчав, потребовал центурион. - Вдруг чего-то слышали. И без своих штучек. Попугать, не резать. И баб не трогать, пока не разрешу. Хорошо слышали, уроды?
      - Да, доминус, - ответили хором бойцы.
      - Они нам пригодятся в ближайшем будущем.
      - А со склада кто выгребать станет?
      - Деметрий!
      - Да, доминус! - спрыгивая из кузова, вскричал Клеопа.
      - Слышал?
      - Да, доминус.
      - Вот и займись. И этого, - показал на Игоря, - с собой возьмешь.
      - А чинить аркбалисту когда? Для того и тащили с собой.
      - Я твое мнение спрашивал?
      - Нет, доминус!
      - Работай!
      - Расчет! - заорал Клеопа, - ко мне, свиньи дети!
      Игорь дополнительных указаний ждать не стал и схватив винтовку из специального крепления на дверце бодро поскакал к прямому начальнику. Если не удалось стать незаметным, лучше не раздражать медлительностью. Приказали - сделал. Главное назад к своим попасть и забыть все это, как дурной сон.
      - За мной! - скомандовал вандарий и уверенно двинулся куда-то в сторону зданий. Полное впечатление предварительного знакомства с обстановкой. Не иначе карту внимательно изучал заранее.
      Игорь не представлял, что его ожидает, но такого, безусловно, в голову не приходило. Барак оказался самой настоящей химической лабораторией, напоминающей опытное производство на приличном химическом заводе. Оборудование прекрасно выполнено, ингредиенты не в тазу с ведрами смешивали. И куча разной химии в банках, канистрах, пакетах с надписями и зачем-то посвящением Гермесу и Тоту. Вроде они оба по части наук и колдовства, к тому же считаются разными именами одного покровителя библиотек, магов, чиновников и массы всякого. Он постоянно путался в этих многочисленных высших сущностях, к тому же то с мордой птицы, то вполне человеческим лицом, а то и вовсе павианом на изображениях. У местных как-то иначе были устроены мозги и смешивание Афродиты-Венеры-Астарты с двуполым изображением, при полном наличии соответствующих признаков, в ступор не вводило.
      На одном из столов лежало немного белого кристаллического вещества. Покидая в спешке помещение здешние ученые не убрали за собой. Деметрий укоризненно качая головой подобрал и лизнул гранулы. Игорь услышал ничуть не удивившее вопреки ромейскому языку абсолютно знакомое:
      - Героин. Чистый.
      Даже по виду - высшее качество. С рук трех- или пятипроцентным. Остальной вес всевозможные примеси, иногда не безобидные.
      - Не вздумай ничего в карман сунуть, - сказал серьезно вандарий. - Центурион в момент голову открутит. Прямо сейчас собираем, взвешиваем и опечатываем. Завтра повезем на станцию. Кирен, - это уже второму номеру, - дуй к водилам. Пусть подгонят 'гусениц', - так здешние очень логично называли свои бронетранспортеры за их вид. - Две, пожалуй, хватит. А вы несите! И побыстрее! Чего стоишь?
      - А мой грузовик?
      - А аркбалисту бросим? - ядовито поинтересовался Деметрий. - Кузов занят и впрягайся с остальными. Быстрей начнешь, скорей закончишь. Тебе еще лафет чинить.
      Чтоб ты сдох, подумал без особого негодования Игорь. Сам бы потаскал, а потом всю ночь сваркой баловался. В подсобке они при беглом осмотре обнаружили целую гору тщательно упакованных брикетов приблизительного одного веса и размера. Килограмм на двадцать. Вскрывать все не потребовалось, на каждом значок с орлом и номер (цифры хорошо знакомые земные, а не здешние), тем более и штабели отдельно. При осмотре сопоставил номера с содержимым: опий-сырец, чистый героин и коричневый. Этот худшего качества, дешевле и чаще курят.
      Ну вот очередная подсказка. Чем можно торговать на более продвинутой во всех смыслах планете? Конечно дурью. На этой стороне отсутствуют интерполы и полиции, никто мешать не станет. Опий при бездорожье идеальный продукт. Годовой урожай уместится в одном небольшом мешке. Даже трудолюбивая и многочисленная семья не соберет за год более пятнадцати килограммов. К тому же крестьянам не приходится заботиться о сбыте. Торговцы сами придут и прилично заплатят.
      Вывозить проще переработанный продукт. Из тонны опиума где-то сотня килограмм героина выходит. Причем в Афганистане кило сырца стоит до 60 долларов, а такой же вес героина в Европе уже 60тысяч. И чем северней и западней, тем дороже. Здесь и вовсе обойдется в копейки скупка. Идеальная операция по обогащению. Ловить на 32-й могут лишь на перевозках и продаже. Даже не беря в расчет людей в погонах, в мафиозных организациях ребята суровые и чужаков не любят. Кому попало не толкнешь. Сами и сдадут, чтоб получить безнаказанность в постоянных сделках с привычным партнером. Значит притащил через проход - сдал посреднику и весь в шоколаде.
      А здесь у них фактория или как там называется. Вместо мехов скупают опиум. Наверняка выгодней любой картошки в разы. Народ просто обожает скупщиков. И вот тут заявляемся мы с неким приказом. Они не удивились и не насторожились. Значит связь имеется и все нужные пароли с опознавательными знаками. Всех мочим и собираемся везти ценный продукт неизвестно куда. Разборки на высшем уровне? Это ведь не просто случайные парни, подрядившиеся подломить дачу. Наш центурион прыгал перед Алексеем Сардийским на цырлах, даром звание одинаковое. Наверняка и для него пришло указание сверху. Везет, как утопленнику. То тащат на чужую планету, то подставляют без всякой причины. Оно мне надо путаться в чужих грязных делишках? Потом не выпустят.
      - Все, - сказал Игорь, скидывая очередной пакет в транспортное отделение через борт в руки водителя-ветерана. Те тоже сами 'пахали'. Все в отряде были заняты и передоверить местным невозможно. Обслуга сидела где-то запертая до отдельного разрешения. Если их тоже не прикончили заодно. Выстрелов вроде не было.
      - 187 опиума-сырца, 103 героина первого сорта, 22 второго в упаковках весом в один талант...
      В одном таланте где-то пуд. На мешке так и было написано, при ближайшем рассмотрении - 16кг. Причем латиницей, но не здешней. Таская груз и поминая 'добрым' словом богов, начальство, козла Деметрия, нарушающего исконные права механика и заставляющего выполнять работу помощника, а также не вовремя заболевшего Астрика и до кучи весь окружающий мир, параллельно считал. Три тонны опиума и две героина. По самым приблизительный расценкам полторы сотни лимонов в зеленых при рознице и не меньше трети, сбывая оптом. За такие деньжиши можно и положить сотню человек не моргнув. Интересно, сколько по-здешнему стоит эта отрава?


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

  Агон 10. Нападение.
 
  Его подбросило и в первое мгновение не понял причину, вырвавшую из короткого сна на подстеленной шинели прямо в кузове грузовика. Было уже холодно по ночам и сверху укутался в два толстых шерстяных одеяла, выданных на складе. Когда Астрика забирали с аппендицитом, не сообразил отдать. Теперь пригодилось. Особо размышлять не пришлось. Возле ограды раздавались частые выстрелы.
  - Взялись! - крикнул Деметрий, уже стоящий на ногах. Расчет разворачивал свою бандуру.
  Голова после длительного маршрута, работы грузчиком и пол ночи трудов на благо починки проклятой аркбалисты чугунная и ничего не соображала. Задачу он выполнил, благо не зря каждый шофер считал своим долгом таскать в дальнюю дорогу кучу запасных частей и всяческих железок. Добрая треть места сзади забита всевозможными деталями, иногда не имеющими отношения к данной модели машины. Вдруг пригодится. Вот теперь понадобилось, но отдохнуть по-человечески так и не дали.
  Машинально схватил карабин с подсумками и спрыгнул на землю. В темноте ничего не разобрать. Кто в кого палит не видно ни черта. Только вспышки выстрелов. Стрелять как-то не хотелось. После этого и в него примутся. Быстрый топот бегущего, на последних шагах тот странно взвизгнул и свалился, гремя железом. Форма даже в темноте знакомая. Игорь в два прыжка очутился рядом с лежащим ничком. При звездах было видно быстро расплывающиеся пятно на спине. Смутно знакомый ветеран приподнял голову.
  - Со стороны домов зашли, - прохрипел. - Они уже внутри.
     Стреляли уже повсюду. Во дворе блокгауза, из окон, с крыш, с улиц и кузова. Очень характерно молчали вышки. Или часовых сняли до всей этой катавасии, или они убрались, не желая изображать мишени. Игорь поволок за собой подстреленного за ремень. Тот вскрикнул и обмяк. За бронетранспортером выяснилось, что усилия были напрасными. Помер. Зато можно поменять однозарядку на 81ю модель. И то, хлеб.
  Тут заработал пулемет рядом, поливая свинцом врага, кто б он не был. В отличие от Игоря, вандарий Клеопа неплохо сориентировался в обстановке. Судя по крикам и стонам накрыл атакующих. Прошелся длинной очередью и замолчал. На мгновение все замерло, потом возобновилась беспорядочная перестрелка. Глаза слегка привыкли, да и со слухом все хорошо. Возле блокгауза тоже шел бой. В борт грузовика с неприятным звуком вошла пуля, еще одна посвистела возле уха. Аркбалиста возобновила огонь, на этот раз короткими очередями.
     - Чего телишься? - зарычал рядом водила 'гусеницы', деловито меняя отстрелянную 'пачку' в карабине.
     -Не вижу.
     - Баран! Туда смотри, - показал на промежуток между домами, где мелькали смутные тени.
     Игорь выстрелил, не особо надеясь куда-то попасть. Позади опять забилось пламя у дула пулемета, щедро посылая гостинцы по бегущим. С таким прикрытием он чувствовал себе неплохо. Вряд ли эти настолько отмороженные, чтоб бежать вперед. А если хочется - на здоровье. Покойники гарантированы. И все ж высовываться не влекло. Лежа за колесом машины расстрелял магазин внезапно доставшегося карабина в белый свет и очень удивился, когда резина крякнула, приняв пулю и бодро принялась выпускать воздух из камеры. Лучше б они делали литые из обычной резины, подумал, ужом отползая в сторону и слыша стук еще одной пули, прилетевшей под днище.
     Пулемет внезапно замолчал и Деметрий повис на своем стульчике, выпустив ручки. Второй номер попытался занять его место и отброшенный пулей упал. Щиток не помогал. Кто-то бил на редкость точно. Впервые за все время стало по-настоящему страшно. Прежде не особо соображал и на свой счет происходящее не принимал. Шок, вероятно. А тут проняло и всерьез, аж руки затряслись.
     - Без аркбалисты нам хана, - сообщил 'веселую' новость водила. - Щас попрут.
     - Я смогу, но на открытом месте самоубийство.
     У него бы получилось. Вечером, во время починки лафета Деметрий торчал рядом. То ли контролировал, то ли следил за своей любимой игрушкой. Поскольку болтун им и остается, попутно многое поведал и даже в итоге дал поиграться.
  Система перезаряжения - надежная и прочная, она основывалась на принципе отдачи ствола. Средняя шарнирная планка в распрямленном состоянии запирала ствол в момент выстрела. В надульное устройство отводилась часть газов, толкая назад ствол, сцепленный с затвором совместное движение ствола и затвора назад продолжалось до тех пор, пока заднее плечо шарнирной планки не ударялось о фигурный выступ на коробе и не складывалось вверх. Тогда затвор расцеплялся со стволом, и далее шел обычный цикл: извлечение и удаление гильзы, взведение и перезаряжание.
  Патрон стандартный для карабина. Неизвестно к лучшему или худшему наличие закраины. Если заклинит, исправлять некогда. Настолько далеко объяснения вандария не простирались. Наугад найти причину займет время, а у них отсутствует совсем. Еще стрелять длинной беспрерывной очередью запрещалось. Даже при водяном охлаждении ствол надо менять, а инструменты неизвестно где и не до поисков. Кожух, кстати, как и лентоприемник бронзовый. Неясно почему. Цветной металл должен быть дороже. Или на заводе не умеют делать нужную сталь?
  - В дом надо!
     - А в лабораторию не закатить, двери узкие.
     - Могу 'тело' с лафета снять.
     Уже приходилось для удобства. Ничего сложного. И очень хорошо, что не первый образец. Тот, по словам Деметрия весил 15 талантов. Пупок бы развязался носить. Или он с лафетом считал?
  - Без нормальной опоры точность хуже, но хоть что-то.
     - Идет. Я прикрою, ты крути гайки. Сейчас давай пали, хоть в луну, но чтоб слышали и боялись.
     Напарник поднялся и прыгнул прямо с места через борт бронетранспортера. В отличие от грузовика внутри не было разделения на кабину и кузов. Просто руль впереди и борта прикрыты тонкой броней. Для защиты от винтовки обычно хватало.
     Игорь принялся палить в сторону вражеских вспышек и теней, не особо пытаясь хоть куда попасть, лишь бы сдержать. Успел расстрелять магазин, заменить на новый и тут 'гусеница' зарычала двигателем и сдвинулась с места. Он торопливо побежал, прикрываясь бортом. Машина встала, загораживая пулемет.
     - Давай! - крикнул водила, открывая огонь из карабина. Из здания сзади его кто-то поддержал, работая с крыши частыми. Похоже наверху было двое и догадались прикрыть.
     Отвинчивать болты под обстрелом простейшими инструментами вроде ножа, он бы долго мучился. К счастью, набор отверток с ключами с собой постоянно на поясе. Чисто из жадности. В момент уведут понимающие, стоит оставить без присмотра. Часть покупал, часть сам делал и не для того старался, сшивая специальные чехольчики, чтоб на бегу или лежа не вываливались, чтобы делать подарки посторонним.
  Обламывая ногти торопливо выдрал бандуру из креплений. Прижал к груди, тяжеленую штуку, ну не Шварцнегер, небрежно носить шестиствольник. Причем, скорее всего, киношные сказки. Таскать туда-сюда. Стрелять с рук - бред. Так-то фильм. А здесь еще бидон, где конденсируются пары от перегрева. В кожухе 4 литра и через три минуты непрерывного огня они кипят. Вот и таскай с собой драгоценный сосуд. Хорошо недалеко. И какого Аида они устроились спать снаружи! Было б еще в помещении душно, а то сторожить героин. Кому надо и так заберет очень скоро, а свои бы не тронули. Слишком заметно вспороть бок у мешка.
     Сорвался с места и побежал к распахнутому входу, каждую минуту ожидая удара в спину. Буквально за порогом лежал в луже крови один из ветеранов пулеметного расчета и на ходу перепрыгнул мертвое тело. Внутри был настоящий погром. Залетающие с улицы пули перебили кучу стекла, переломав пробирки и банки. Остро воняло какой-то химией вроде эфира. Кажется он взрывоопасен. Уж керосин точно присутствовал в канистрах.
  Разбираться было некогда. Второй коновод, умело прячась сбоку от двери, пальнул буквально возле лица, оглушив. Чуть не сшибив с ног влетел следом тот самый водила с бронетранспортера, таща в руках кучу подсумков, не иначе снятых с убитых.
   - На лестницу! - зарычал, пихая с силой вверх и буквально сунув в руки еще и коробку с пулеметной лентой. Не забыл прихватить запасную, удирая. Настоящий боец. Еще б донести помог и так чуть руки не оторвал грузом. Но нет, у него свои дела.
     Чердак они вчера проверили и ничего занятного не нашли. Теперь там сидели двое, постреливая через равные промежутки. Шофер с помощником второй 'гусеницы'.
  - Патроны есть?
  Игорь швырнул им подсумки и патронташ, взятый с прибежавшего предупредить так неудачно. Карабин он все равно оставил снаружи и так вес немалый. Подтащил тяжелый ящик из-под патронов к окну, поставив стоймя, прислоненным к стене. Опер ствол пулемета. Лучше, чем ничего. Точность обеспечивается устойчивостью станка и весом. Со вторым было все в полном порядке. Килограмм двадцать, не меньше. Проверил ленту, вроде нормально вставлена.
  - Чего ждешь? - нервно крикнул один из соратников по чердаку.
  Снизу гремели выстрелы. Поскольку окон в лаборатории не имелось, явно водила садит прямо наружу через дверь. Сектор у него узкий и легко подберутся сбоку. Вот сверху и поддержать требуется. Уже светало и видно неплохо. Несколько фигурок перебегают по направлению к блокгаузу.
  - С богом, - сам себе сказал, не очень представляя о каком речь и прикинув на глазок расстояние открыл огонь.
  Судя по фонтанчикам земли промахнулся с недолетом изрядно. Слегка скорректировал прицел, ведя стволом справа налево по пытающимся спрятаться людям. Через считанные мгновения атака прекратилась. Теперь старательно бил короткими очередями не давая высунуться. Точность была не очень, все ж отдача немалая и ящик не лучшая подставка, но сверху видно проходы между домами и не позволял противнику высовываться из-за зданий.
  Лента закончилась на удивление быстро если считать, что в ней было больше половины после предыдущего, то есть сотни две патронов. В голове бессмысленно крутились обрывки лекции Деметрия о необходимости проверить пружину. Для уверенной стрельбы силу ее натяжения следовало регулярно измерять и по специальной таблице то ослаблять, то, напротив, подтягивать. Самое время искать брошюру с цифрами, вставляя вторую ленту, мутно подумал.
  - Откуда у них столько огнестрельного оружия? -пробурчал Игорь.
  - А ты думал все законопослушные, - выругавшись, объяснил один из напарников, - и не продают варварам. Серьезные деньги получают иные ловкачи.
  Или как сейчас, трофеи берут, подумалось.
  - Хватает уродов. Мы их на крест прибиваем.
     Стоящий у другого окошка замолчал, выпустил из рук карабин и сполз на пол, скрючиваясь. Через несколько секунд в его окно влетела пуля, уйдя в стену. Стрелял хороший профессионал, но под углом, иначе б и Игорю валяться с дыркой в груди. Он моментально развернул ствол пулемета и принялся работать, как из шланга, по дому откуда должны были стрелять, водя ручками. Стены здесь из бревен, однако крыши покрыты соломой и весь верх насквозь простреливался. Снайпер замолчал, однако неизвестно зацепил ли его, может просто лежит на полу, закрыв голову руками.
   - Прекрати! - треснули по спине. - Патроны надо беречь!
  С трудом разжал сведенные судорогой пальцы на ручках. Пока он пялился в соседние дома еще одного товарища угостили свинцом. Тому снесло пол черепа и мозгами заляпало пол. Все хуже и хуже.
  - Внизу ничего не осталось?
  - В грузовике были коробки, а здесь, - знакомый водила, неизвестно когда поднявшийся, со злостью стукнул ногой по тому самому ящику.
  - Все равно глянь.
  - Лады, - сказал ветеран и добавил нечто оставшееся непонятым. На ругательства не похоже, но переспрашивать не стал.
  Да и не успел бы. Внизу грохнуло, аж доски крыши зашатались. Живых в лаборатории после такого остаться не могло. Они метнулись к лестнице. Сверху вся лаборатория была прекрасно видна, включая солидную яму посреди комнаты. Как не удивительно, занимающееся пламя отсутствовало. Похоже в дверь швырнули нечто взрывчатое, а не рвануло от пули канистра с горючкой. Гранаты у здешних точно были. Вместо кольца веревочка с какой-то ампулой внутри. Объяснений элементарно не понял. Не настолько еще язык выучил. Да и неважно. Дергаешь шпагат - разбиваешь. Через пять секунд рванет. Если сразу связку в проем кинули...
  Внизу осторожные шаги и появились двое. Оба в гражданском, но обвешанные орудием. В руках старые однозарядки. Отпихнув последнего напарника, выставил ствол вниз, уперев в перила и положил обоих. На таком расстоянии и слепой бы не промахнулся очередью на два десятка патронов. Половина все равно ушла мимо, так трясло, но задачу выполнил.
  - Уходить надо, - сказал ветеран, глядя на начинающийся внизу пожар. Как раньше не загорелось, один Зевс в курсе. - Зажаримся скоро.
  - В дверь лучше не соваться, - насторожено глядя вниз, возразил Игорь.
  - Через крышу, там невысоко.
  - Идет.
  Водила вышиб ногой пару досок в противоположном от наступающих направлении, вслух молясь Марсу, Митре и почему-то Себеку, прописанному в Египте и заведующему крокодилами, чтоб не допустили его смерти. Он обещал непременные жертвы в храмы всем сразу, лишь бы с этой стороны никого не оказалось. Игорь, пока тот трудился над толстым деревом и обламывал острые куски в дыре, расстрелял по ближайшим домам остатки ленты, намекая на необходимость сидеть тихо. Бросил уже бесполезный пулемет, подобрал карабин убитого и метнулся к дыре. Он не столько спрыгнул, сколько слетел, когда в доме опять мощно рвануло. Стена зашаталась, а сзади в дыре мелькнуло высокое пламя. Похоже вовремя слиняли.
  - За мной, - прошипел напарник, отползая в сторону кустов.
  Видимо безбашеным героем он не являлся и с воплем идти в атаку не собирался. Проскользнуть к блокгаузу было невозможно. Слишком много народу вокруг болталось. Перестрелка то разгоралась, то затихала. Строение было сооружено именно с целью обороны и толщина бревен там такая, что без артиллерии не пробить. Внутри минимум две десятки и парочка химиков из главных. Плюс куча боеприпасов и жратвы. Держать выйдет не один день. Только обложили плотно и соваться глупо.
  Поэтому ведущий направление выбрал ровно противоположное. Добрались до сарая, где сидели работающие в лаборатории, обнаружили первым делом очередного мертвого из своих. Он отстреливался, судя по валяющимся гильзам, но оружия не было. Забрали, как и сапоги с кителем. Штаны тоже сняли. В грязном от крови нижнем белье на трупе было нечто неприятное, хотя навидался сегодня. Хотелось отвернуться. Тонкостями души страдать было некогда. Замок на створках сбит, а вынырнувший через минуту оттуда водитель, отрицательно помотал головой.
  - Всех? - шепотом спросил Игорь, поняв сразу. Тем более несло оттуда свежей кровью и дерьмом.
  - Хрен поймешь, - так же тихо ответил. - Их еще и рубили. Может кого и забрали, а это для прикрытия.
  - Кто хоть они, друзья охранников? Мстить пришли?
  - Обалдел что ли? - искренне удивился напарник. - жигитеки наверняка, возможно и иргизы. Узкоглазые, сразу заметно.
  Возможно в доме таковые и были, но в памяти не отпечаталось.
  - Кто?
  - Кочевые из-за границы, - свысока объяснил. -Кто-то из местных навел. Когда караван за продуктом приходит, серебро привозят. При серьезном количестве и золото бывает. Вот они и решили одним махом прихватить побольше ценностей. Наверняка опиум уже грузят на лошадей или мулов с ослами. Потом их не найти. Одна радость, с деньгами обломились.
  Ну да. Вместо монет смерть привезли.
  - И что дальше?
  - Отсидимся. Они груз заберут и уйдут. Не станут штурмовать. А потом найдем и весь аул развесим.
  Сказано было без малейших сомнений. Наверняка такие вещи непросто скрыть. Другое дело, кочевать рядом они не станут... Как далеко заходят каратели? Не по части казней, а в прямом - расстояние.
  - Пошли.
  Правда далеко уползти не удалось. В канаву, куда забрались, свалились сразу трое вооруженных. То, что они вовсе не охотились на беглецов, а мчались по своим делам ничего не изменило.
  Карабин бессмысленно щелкнул вместо выстрела. Мужик въехал Игорю со всего размаха прикладом, не дожидаясь пока враг проверит причину осечки. Вконец озверевший пришелец в чужие миры лишь на секунду скрючился, а в следующее мгновение разогнулся, уходя от страшного добивающего в голову и ударом кулака в горло свалил человека навзничь, разбивая трахею. У ветерана выбили карабин сразу, однако он, между тем, успел прикончить ножом одного и катался со вторым в обнимку. Улучшив момент Игорь огрел того в висок носком ботинка. Чужак, легко узнаваемый по одежде, обмяк и быстро отправился в гости властителям подземного царства, умело зарезанный напарником.
  - Почему не стрелял? - злым шепотом, спросил.
  Игорь бездумно передернул затвор и обнаружил отсутствие патронов.
  - Ну, может и к лучшему, хотя болван, - сказал водила, констатируя факт и попутно быстро обшаривая труп. - Возьми у этих, придурок, а то так и пойдешь дальше безоружный. Хотя нет, у тебя ж отвертки на поясе, гы-гы, - сдавлено засмеялся.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

       Агон 11. Ранение.
       
       Машина шла по бездорожью и от тряски и толчков стало невыносимо больно. Игорь невольно застонал и попытался приподняться.
       - Лежи, - добродушно сказал тот самый водитель, с которым вместе бегали по поселку. - Уже недолго.
       Игорь повернул голову, чтоб убедиться. Ну так и есть. Кузов грузовика, где на подстеленных шинелях вплотную лежат несколько раненых в окровавленных повязках. Под головой у него был стандартный, плотно набитый ранец. Они не летали от борта к борту, исключительно по причине отсутствия места. Упираясь друг в друга мешают кататься по доскам. Один захрипел, пуская ртом окровавленные пузыри и подергавшись замер. Похоже отошел.
       - Что со мной? - почти прошипел пересохшим горлом.
      - Ничего ужасного, - бодро сообщил тот, протягивая флягу. - Пара-тройка ребер сломана, наверняка сотрясение мозга и пуля в плече. У меня тоже нога сломана и руку штыком пропороли. Но вроде кость цела.
      - Как тебя зовут? - спросил, глотнув теплой воды, уже счастье и подумав.
      - Тимофей Салофакиол, - охотно сообщил тот, прикуривая.
      - Ты идиот, Тимофей, - устало произнес Игорь. - Зачем полез?
      Он достаточно помнил, чтоб высказаться. Из поселка они ушли чисто. Если честно, выползли. Ну и сидели б тихо в ближайшем леске, так нет, вынесло на них караванчик с десятком охранников на пяток осликов, нагруженных хорошо знакомыми мешками. На каждом не меньше сотни кило весом. Задним числом дошло, трофеи поделили и налетчики уходили в разных направлениях, оставив немногих для блокады сидевших в блокгаузе. Вот такая малая группа мимо и следовала. Ну шла бы дальше, так нет, у этого ретивое взыграло. Сколько-то они на пару пострелять успели, а потом набежали на них 'добрые' молодцы из уцелевших возчиков. Второй раз так чисто отбиться не вышло. Хотя, остаться живыми при подобном раскладе - уже огромное везение. Стрелял напарник не хуже снайпера. Как машина - всю обойму без остановки, мишени и опомниться не успели.
      Тимофей ничуть не обиделся.
      - Ты просто салага, - точнее он произнес ипург. Этим словом обозначали нестроевых прислужников при военнослужащих. Тех же поваров и слово как раз соответствовало пренебрежительному определению. Механики проходили по разряду иммунов, то есть обладающие специальными навыками и освобожденные от строевой. Очень серьезная разница. Выходит, сознательно употребил. - И ничегошеньки в правильном поведении в здешних краях не соображаешь.
      - Подставлять глупо башку по-твоему нормально?
      - Это смотря за что, - ничуть не смущаясь, заявил тот. - Мы ж схола пограничная и за захваченную контрабанду или трофеи десятую часть имеем. Вот когда взяли в лаборатории - это не наше. Приказ.
      Взяли, мысленно плюнул Игорь.
      - А на пути налетчиков грудью встали - честную долю с поживы вынь да положь. Полагаешь хозяевам отдают, отбитое у бандитов? Чего ради? Кто взял, тот и поимеет. Мы на пару этих козлов степных уделали и жирный кусок получим! - глаза у него блестели, не то от азарта, не от жара. - Такое раз в жизни бывает, чтоб столь дорогой груз и малой компаний отбить. Конечно не зря молился и обещал жертву принести. Боги услышали, - в голосе было убеждение. - Не приди утром подмога, могли бы и искать потерянную дурь. А так - в лучшем виде состоялось! Прежде чем запихали сюда, я у Элура самолично добился, чтоб героизм наш и добычу зафиксировали, вот так!
      - И много там? - подумав, спросил Игорь.
      - Да уж на двоих хватит! По хорошей ферме в пять раз больше стандартной в приятном месте...
      Землю не просто раздавали. Сколь бы огромна не была планета, префектура имела четко очерченные границы. Переселенцы получали личное владение согласно древним законам. Конечно, в участок могли включить лес, луг или еще нечто полезное, однако ты должен был на нем жить и работать. Естественно, существует предел, выделяемый на семью. А значит, подразумевалась, возможность нанять работников или сдать в аренду, привезя самостоятельно из других мест. Не всем везло, даже с привычными климатическими условиями случалось прогореть и попасть в зависимость от более оборотистого.
       - ... или фабричку с новеньким оборудованием. Лично я заведу транспортную компанию.
      - Деметрий тоже хотел уйти и оружейную мастерскую открыть, - задумчиво прокомментировал Игорь. Теперь ясно откуда у того деньги.
      - Кто? - Тимофей засмеялся и охнул от боли, потревожив ногу. - В жизни бы не бросил свою обожаемую аркбалисту. Двойное жалование, да плюс за звание. Ну и доля малая регулярно. С этой дурой в горы особо не полезешь, а в отряде числился и капает от общего куска постоянно без особого риска. Оно ему надо трудиться по-настоящему и о прибыли думать, чтоб не прогореть. В схоле свое имел и без того.
       Я заметил, хотелось сказать, но Игорь прекрасно понимал, иногда риска не избежать и полного счастья не бывает. Многое зависит от везения. Сколько раз за ночь могло пулей поцеловать или те же караванщики с ослами добить. Тимофей рискнул и выиграл. А он? Ну хотя б не зря воевал.
      Какое-то время они молчали. Игорь не особо надеялся заснуть при постоянных толчках и стонах соседей. Тем не менее, незаметно задремал и очнулся от стука, когда опускали борт кузова. Их выдергивали по одному, перекладывали на носилки, накрывали той самой многострадальной шинелью, совали в изголовье ранцы и волокли к зданию, вслух радуясь, что хоть эти прибыли без оружия и не надо смотреть, чтоб не пропало. Вечно путают карабины при погрузке, а потом от них требуют вернуть с правильным номером.
      Даже в этом состоянии он видел, что не знакомая станция. Видимо в райцентр привезли, куда прежде не заезжал. Вместо ахтияра в приемном покое на сортировке торчал некто пожилой с бородой. Первого раненого моментально сплавил в хирургию на ампутацию. Тот не отреагировал на жуткий приговор, находясь в беспамятстве.
      - Этого зачем приволокли? - брюзгливо спросил про второго. - Не видите, покойник. Следующий.
      Выдернул у Игоря пришпиленную к рукаву бумагу, бегло глянул.
      - На просветку!
      Санитары бодро протопали куда-то по коридору, обмениваясь впечатлениями о паршивом питании и радуясь, что привезли хоть не дристунов, как в прошлый раз. Вот уж было удовольствие, таскать потом на стирку воняющие тряпки. На Игоря они обращали приблизительно столько же внимания, сколько он кусок сырого мяса. Его и кушать не станешь. Заволокли в помещение, небрежно поставив прямо на пол. Из каморки выполз заспанный молодой тип в очках с толстыми стеклами. Плохо видящие встречались крайне редко. Может экология хорошая с наследственностью, а может просто не доживали, как всякие диабетики до взрослого возраста. Со скалы больных детей не кидали, уж точно.
      - Раненых привезли? - удивился очкарик.
      - Ну не все время тебе отдыхать.
      - А давайте поменяемся, будете целыми днями дрыхать.
      - Ага, - сказали в один голос санитары, - у тебя еще стоит?
      - Свинцом закрываться надо.
      - Не, мы лучше за дверью подождем, - они явно не верили в подобный метод.
      - Сначала положите его.
      Просветка оказалась банальным рентгеном. Видимо здешний открыватель лучей не подарил своей фамилии изобретению по каким-то причинам.
       - Ну и чего ты шипишь? - удивился врач, изучив снимок и потыкав пальцем в дико дергающее плечо. Иногда казалось туда шило засунули и ворочают. - Подумаешь, прошла мясо на вылет. Два ребра сломанных и вовсе ерунда. Считай легкий ушиб. Эй, ты чего изображаешь падающую в обморок барышню.
      - Осмелюсь доложить, - подал голос Тимофей, - он того, много крови потерял. Шок, у него. Слабость.
      - Ну и чего? Подумаешь. Тут люди приходят просить, чтоб им пиявок поставили и еще денег отваливают за процедуру, а он вояка! Ты мне не заливай про плачевное состояние - все вижу. Через два дня зайчиком запрыгает. Ладно, - в очередной раз посмотрев на свет снимок, скомандовал, - в операционную. Группа крови какая, - заглянул в удостоверение. - Сделаем переливание будешь как огурчик, зеленый и пыпырчатый, - и сам посмеялся над незамысловатой шуткой.
      Пришел в себя Игорь уже в палате. Наркоз вкатили общий, а не стали резать и шить по живому. Когда делали повязку на груди и вовсе не осталось в памяти. Видно еще не отошел и болей почти не было, только тянуло в сон. К руке протянута капельница. Медицина здесь неплохая, особенно полевая. А для обычных людей излишне дорогая и все больше в городах. По крайней мере не боятся врачей и больниц, как частенько случалось на Земле. Холерные бунты и страстное нежелание попадать к полевым хирургам еще в гражданскую войну в Америке хорошо помнились. Резали ноги напропалую и помирали пачками, приводя в ужас привычных ко всему солдат.
      На двух койках лежат без движения и кажется остальные тоже из грузовика. Хотя б не поручился. Лиц не видно. На третей сидит Тимофей, выставив загипсованную ногу и тихо базарит с мужиком при нашивках старшего вандария.
      - Завтра придет, - уверенно сказал здешний военный, неожиданно бабьим голосом. - Прямо на рассвете. Но тут уж ничего от меня не зависит. Опоздает, вряд ли выгорит. До обхода надо, а то оформят.
      - Ты подсуетись, - произнес Тимофей, что-то засовывая ему в руку. - И это, не в пассажирский вагон, если можно. Обычная теплушка, идет?
      - Это даже проще. Ну, бывай.
      Когда проследовал мимо, оказалось, действительно, мужик. Просто голос такой.
      - Покурить есть? - спросил Игорь.
      - Очухался? Вообще-то курение в палате запрещено, но для славных вояк вроде нас в первый день послабление. Цепляться не станут. Ранец под койкой. Там много чего ребята накидали.
      Игорь зашарил рукой, не доставая. Капельница мешала.
      - Подожди, сейчас помогу.
      Он допрыгал на одной ноге, плюхнулся на койку и извлек наружу. Откинул крышку и оттуда одуряюще потянуло чесночным запахом колбасы, не входящей в стандартный паек. Там еще оказались консервные банки, пол каравая хлеба, несколько пакетиков неизвестно с чем и солидного размера кусок сыра.
      - Есть! - довольно вскричал, извлекая снизу непочатую пачку недешевого табака. - Для своего боевого товарища, когда у нас жалели?
      - С каких пор я для ваших свой?
      - С тех самых, как огнем поддержал парней. Думаешь никто не видел?
      - Ты один уцелел.
      - Моего слова достаточно, - давая прикурить от спичечного коробка, количество добра в ранце было бесконечным, сказал.
      - А этот, сейчас, кто был? - выпуская дым и чувствуя блаженство, полюбопытствовал Игорь.
      - Запомни, - тоном учителя заявил Тимофей. - В армии главные люди не фемарх со стратигом, а скриба из штаба. Он все оформляет и направляет. Офицер подмахивает не глядя. Подмазывать надо вовремя и не пропадешь.
      - Нам уже без разницы. Ближайшие недели никуда не отправят, меньше пайка не выделят.
      - Ошибаешься. Мы, считай, легкораненые. Непременно найдут работу, как двигаться научишься. Ты ж на службе, вырви Себек утробу у злыдней в медицинских погонах. Нет. Лежать в больнице тоже можно по-разному. Завтра приходит санитарный поезд, нас на него и посадят. Лучше в отдельный вагон. Когда в пассажирский заносят, там поворот кривой и вечно приложат если не головой, так ногой. Уже кушал, знаю. Помирать не собираемся, а санитар на теплушку всяко положен. Сутки перекантуемся и на месте! В центральном армейском госпитале, уж поверь, много приятней лежать. И Мегар на Ахумаре не чета здешнему селению. Столица магистрата! Большой город, немалые возможности. А с увольнительной можно и в другие миры рвануть.
      Это уже заманчиво звучало.
      - А обошлось в пачку дорогого табака и трофейный револьвер, которые он получит после посадки в эшелон. Сущая мелочь, поскольку ничего этого не покупал, а достались в наследство от наших покойников в той вонючей канаве.
      - Надеюсь, знаешь, что делаешь.
      - Еще поблагодаришь!


      - А что там с моим 'подкидышем'? - вроде мимоходом спросил магистр, закончив с обсуждением подготовки организации внедрения.
      Ипатий мысленно ухмыльнулся и извлек из сейфа очередную папку. К якобы случайному переходу он был готов изначально.
      Савелий просмотрел несколько последних листков в уже разбухшем досье, остановившись на итоговой резолюции.
      - Мда, - произнес, отодвигая от себя бумаги, - а не сильно резко?
      - Вряд ли он понял связь и насколько не случайно угодил в карательную схолу. Тем более нападение, организованное группой 'сигма', действительно незапланированно. Комит Ансельм преследовал схожие с нашими цели, просто чужими руками. Ну ему светиться неудобно на бойне.
      - Ты уверен, про его руку?
      - Я не первый год в 'Тайном слове', - показал обиду Исповедник.
      Прозвище он получил отнюдь не за сентиментальные беседы с дальними психологическими заходами. Хотя, при необходимости, способен был на самые удивительные поступки, включая душевные разговоры за бутылкой с убийцами.
      - И тебя устраивает сидеть здесь, а не отправиться, - начальник показал вверх.
      - Мое дело обеспечить здесь полный контроль. Кто еще? Вводить в операцию новых людей крайне опасно.
      Это как с тем же Ансельмом. Он служил магистру Южного Имауса для грязных дел, в которых официально светиться не следовало. Убрать труда не представляло, однако правильней иметь пару человек в окружении обоих недоброжелателей и быть в курсе очередной задуманной интриги. Не всегда успеваешь среагировать своевременно или даже сознательно позволяешь добиться успеха, чтоб в реально важных случаях сорвать заговорщикам операцию. А убить, кого на его место посадят?
      - Не так много у меня подходящих кандидатов на внедрение, - сказал с досадой Савелий. - Ты б смог.
      - Посылать стратига вместо человека рангом ниже непродуктивно.
      - Ты пока мерарх! - ироническим тоном заявил магистр. Соответствующее назначение он подписал вчера, и до сведения не доводил. Намек об осведомленности достаточно красивый.
      Ипатий демонстративно пожал плечами.
      - Это не просто повышение в звании.
      - Да, господин.
      Фактически выделение его группы в отдельное подразделение с самыми широкими правами и возможностью набора штата. Обеспечение нелегальных врат всегда серьезная операция и за просчеты снимают головы. К тому же допуск не к одной секретной информации, но материальным ценностям.
      - За все время Ингвар так ничего и не сказал про наркотики? - спросил начальник, возвращаясь к прежнему. Судя по докладной опека за тем плотная и сейчас.
      - Парень совсем не дурак. Языком зря не болтает. Предупреждение усвоил правильно. К тому же себе на уме. Больше слушает и редко когда прямо спрашивает. Разве у своего подмастерье.
      Савелий поднял вопросительно бровь.
      - Конечно не все докладывает, - спокойно сообщил Ипатий, - но это нормально. Все ж мастер и неплохо относится. При необходимости прижать мальчишку не проблема, куда он денется. Пока смысла нет.
      - И как показал себя, не врет насчет военного опыта?
      - Пожалуй нет. Не похоже, чтоб участвовал в настоящем бою. Шарахался, стопорил. Такое не сыграешь, тем более, когда речь о собственной жизни идет. Но плакать не стал и когда нужно врага бил всерьез, не вспоминая про ценность жизни человека.
      - Когда доходит до крови, налет цивилизованности с них слетает моментально. Человек все равно остается человеком, сколько б ему не забивали голову всякой либеральной ерундой. Именно поэтому, не стоит всерьез рассчитывать на страх при столкновении. Тем более привычными методами. Жестокость даст обратную жесткость и дикое ожесточение. Если б можно было элементарно вырезать, но их слишком много и куча оружия. Поломать 'тридцать вторую' мы способны. Завоевать - нет.
      Исповедник слушал с застывшим лицом. Все это звучало уже не раз и кое-какие действия 'патрона' он категорически не одобрял. Но тут не его уровень и не зря не стремился строить дальние планы по части следующего мира. Самые прекрасные люди частенько не видят дальше собственного носа и переубедить их не получится и у хитроумного Гермеса. Иногда полезнее алчность исполнителя, чем идейность. Когда касается начальника, проблемы погребают под собой, вырастая в разы.
      Он обеспечивает безопасность при поведении процедуры перехода. Достаточно.
      - Отправишь парня после выписки к Юлии, - сказал внезапно Савелий, обрывая монолог.
      - Мой господин! - встревожился Ипатий.
      - Им обоим знакомство будет полезно.
      - Но вы ж не собираетесь, подучив...
      - Почему нет? - холодно сказал магистр. - Она о таком шансе мечтает.
      - Именно по данной причине! Для нее тамошние аборигены не потенциальные враги. Неизвестно, как себя поведет при близком знакомстве.
       - Ты точно не имеешь на нее виды?
      - Я?!
      - Ведешь себя, будто муж, а не брат сводный. Лично я верю, что не забудет семейный долг. И уж точно доверяю больше любого другого потенциального кандидата. Конкретные возражения есть, помимо женского пола?
      - Вы считаете этого недостаточно?
      - Возможно это как раз весомое преимущество в тех условиях. Я не прав?
      - Далеко не всегда и везде, - угрюмо пробурчал собеседник.
      - Для России вполне. И прекрати корчить недовольную рожу. Пока еще окончательного решения нет. Посмотрим.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

  Агон 12. Госпиталь.

  После сытного обеда и перекура в компании с немногочисленными соседями по корпусу всегда приятно полежать на белоснежной простыне. Полистать газету, благо уже почти свободно способен прочесть заметки. Игорь испытывал серьезные сомнения по поводу предстоящего экзамена и старался наверстать упущенное. Одного пополнения в виде медицинских слов явно недостаточно. Ипатий мог не успокоиться и реально проверить количество выученных слов с соответствующим последствиями.
  Чуть придя в себя попросил у медсестры тетрадку для продолжения составления словаря. В отличие от предыдущего опыта, здесь имелись особы женского пола самого разного возраста. Старательно продолжал записывать и зубрить ежедневно новые выражения, не забывая и ругательства. Получить палкой не очень хотелось, да и куда деваться. Здесь по-русски никто не станет разговаривать. А вдруг найдется такой умник, правильно не подбегать с радостным криком, а срочно исчезать.
  Четкого радела в газете по темам почему-то не существовало. Перемешаны политика, криминал, литература, спорт и еще боги знают что. Иногда заметки яркие и живые, а случается будто телефонный справочник изучаешь, настолько скучно. Зато он теперь в курсе оживленной жизни местного общества. То понижены цены на миткаль (какая-то ткань) и нитки, то повышены на чугун в связи с возросшим спросом. Жители сельской местности жалуются на рост стоимости всяческих важных железных изделий от иголок до ручных кос. Некто сильно экономически продвинутый требует льготного провоза ассортимента из соседних миров. Тут же заметка о движущихся картинках в здании городского театра. Похоже кинематограф сюда изволил добраться.
  И снова о развитии. Построен очередной завод по переработке нефти и от него трубопровод на берег моря. Возможно скоро начнутся интенсивные поставки по железнодорожной ветке через степи. Правда по этому поводу придется выделить дополнительную охрану и особо стоимость керосина и прочих мазутов не упадет. Тут же прилепилась статья о героических подвигах букеллариев, наводящих порядок.
  Параллельно повседневная жизнь бьет ключом. Состоятельная публика обсуждает плохое обслуживание на южных курортах и диких горских разбойников из Албании. Сразу и не понял. Оказывается, есть на Кавказе такая страна. Еще и Иберия существует возле Каспия, которая должна быть за Пиренеями. Вечно вот такие вещи сбивают с толка. Кажется начинаешь закономерности улавливать, а все иначе, вопреки знакомому звучанию. Хорошо хоть Армения с Ассирией не очутились в Китае, а находятся где им положено. Чтоб он еще помнил, входили ли когда армяне в земную римскую империю. Вроде бодались с персами за территорию, но все крайне смутно. Историю он не особо любил в детстве.
  В целом, люди как люди. Ничего из ряда вон выходящего. Тоже не прочь погулять, выпить, подраться. Вот единственного бога так и не изобрели. У каждого племени свой и поскольку кун-фу ромеев крепче, то можно приносить жертвы и Юпитеру с его компанией. Если ты находишься на землях иного народа - без разницы, византийцы это, египтяне, индусы или неизвестные троглодиты - изволь задобрить чужих богов. А дома просить для себя у племенного. Не зря Тимофей в свое время Себека поминал. Он лишь наполовину грек, причем слово Египет не знает, а в детстве проживал в 'земле Кемт' на 'двадцать первом'. Заодно и про Нил не подозревает, есть лишь Великий Хапи. Эллинов там полно и давно места на всех не хватает. Вот и едут в новые миры толпами, тем более, в немалом количестве военные поселенцы и профессия вояк семейная.
  Он незаметно задремал и проснулся, когда прибыла медсестра с тележкой, разносящая лекарства и меряющая большим старинным (наверное, здесь наиновейшим) градусником температуру, записывая в специальный обходной лист. Народ в палате радостно оживился. Шесть мужиков, более или менее придя в себя моментально начинают распускать хвост перед симпатичной барышней. А Варвара, вот уже не знал, что тоже греческого происхождения имя, была очень ничего. Молодая, с роскошной грудью и при талии, приятно смотреть. Здешние медицинские работники носят не белые халаты, а желтые хламиды, однако женина в любой одежке остается женщиной. Здесь подшито, там укорочено и не болтается просто так, а подчеркивает выгодные формы.
  - Как самочувствие? - спросила у Игоря.
  - Спасибо, неплохо, - получая неизменную порцию знакомых таблеток и какой-то крайне противный настой запить, ответил. В местной медицине странно сочетались природные средства с бактерифагами и антибиотиками. Ну, по крайней мере, не заставляют принимать внутрь желчь лягушки и кровь девственницы, взятую в полнолуние. - Хорошо сегодня выглядите.
  - Книгу прочитал? - кивая в ответ на комплимент и отмечая в списке, спросила.
  На днях по просьбе принесла 'Великие боги'. Очередная попытка разобраться в религиозных сложностях. Фактически наставления для детей, без особых заумствований. В результате запутался еще больше. Казалось бы, чего проще: Мы верим в Юпитера. Вы в Баала. Мы взяли Карфаген. Вы не взяли Рим. Нас совершенно не интересует существует ли ваш Баал, раз наш Юпитер его сильнее. Так, да не так.
  На отношения с богами ромеи смотрели по-деловому: люди обязаны чтить богов установленными обрядами, боги должны за это помогать людям. Нарушишь обряд - лишишься помощи. А процесс был на редкость сложным. Если в молитве запнуться или пропустить слово, она теряет силу. Поэтому для важной литургии требовалось по меньшей мере четыре человека - один читал текст, другой повторял за ним, третий следил за тишиной, четвертый играл на флейте, чтобы боги не слышали ничего, кроме молитвы и не отвлекались.
   Религия узаконивалась государством и от него получала власть над совестью людей: нельзя было ничего изменить ни в учении, ни в богослужении без особого постановления сената. Он дарует, например, новым богам право гражданства или приказывает принять меры к уничтожению суеверий, противных духу национальной религии!
  И тут Игорь окончательно завис. Он так и не уловил разницу между суевериями и верой. Кроме того, помимо всем известных Юпитера, Марса и прочих Афродит признавались боги человеческих действий и поступков. Им не ставили храмов и статуй, но всегда помнили, а те сопровождали человека от рождения до могилы. Когда человек появляется на свет, его приводит в мир богиня Луцина. Бог Витумн дает ему жизнь, Синтин - чувства. Цинина охраняет колыбель, Руцина приучает сосать грудь, Нундина заведует девятым днем жизни ребенка, когда ему дают имя.
  Младенца отнимают от груди - и вокруг него появляется новый сонм божеств. Эдука учит его есть, Потина - пить, Куба - спать на кровати. Оссипага укрепляет его кости, а Карна - мышцы. Статина, Статин и Статилин помогают ему держаться на ногах, Абеона и Адеона - идти вперед и возвращаться назад. Интердука и Домидука - выходить из дому и приходить обратно.
  На пятом десятке имен, а с каждым годом вокруг человеческого детеныша суетилось дополнительное подразделение, мозги окончательно отключились и стало тоскливо. Нет, такое сходу не усвоить. Это не дизель и даже не паровой котел. Здесь иные мозги требуются.
  - Есть парочка вопросов.
  На самом деле была еще и дополнительная мысль. Очень конкретная. Пока дальше поглаживания руки и поцелуя в щечку не шло, но и не отталкивала. Может и есть шанс.
  - Заходи вечером, поговорим.
  - Ну почему ко мне не относятся столь предупредительно прекрасные девушки? - простонал Тимофей.
  - Ты уже старый, - сообщил старший вандарий Николай, попавший из местного гарнизона в экспедицию по наведению порядка и привезенный назад с дыркой в груди. Судя по рассказу, крупно повезло. С дюжину его однополчан не вернутся никогда. И пусть навалили врагов один к пяти, покойникам от того не легче. В палате Игорь был единственный без заслуг и звания. Даже у его приятеля имелось. Все механики-водители 'гусениц' приравнивались к десятнику. Но тут люди подобрались, как на подбор. Лет тридцать-сорок, с жесткими обветренными лицами и частенько со шрамами прежний ранений на теле. - Но я-то молод!
  - Ох, мальчики, - грудным голосом пропела медсестра, - да, Ингвар у меня в любимчиках. Он всегда вежлив, галантен и не тянет руки, - тут она привычно треснула по пальцам очередного ухажера, - к моей заднице без разрешения. Потому истину вам скажу: из трех палат единственный приличный парень и отдаю ему предпочтение.
  - Не будь дураком, - сказал Тимофей, стоило ей выйти. - Чуть не прямо приглашает.
  - Всего лишь похвалила, - лениво ответил Игорь. - Пойдем пройдемся перед сном?
  - Тебе хорошо на двух ногах, - сказал с завистью тот. - Разве до лестницы покурить.
  Здешний госпиталь совсем не походил на привычные больницы. Он находился в одном из нескольких трехэтажных длинных корпусов в стиле петербургских особняков, поставленных по периметру. В остальных лечились обычные граждане от чего угодно. Как в земном приличном заведении, имелись разные отделения от терапевтического до инфекционного. В центре немалого размера сад с фонтанами и дорожками, а также парочка храмов с жертвенниками. По определенным дням там резали животных и это давно уже не удивляло, как и стандартные свечки, продаваемые на портике.
   Внутри, госпиталя вместо облупившихся стен, мозаики с божественными сюжетами, приличных размеров окна. Он уже успел привыкнуть к маленьким в домах, а мутные стекла в бедных оказались и вовсе пластинами слюды. Постоянно шуршит прислуга на полах и изумительная чистота. Даже освещение электрическое, а не газовое. Правда кормежка, пусть и сытная, но однообразна. Когда они извлекли из ранцев колбасу с неким подобием коньяка, арак от узо он все равно не отличал, в прежней жизни, предпочитая банальную водку, были встречены с восторгом.
  Первоначально удивляло малое количество лечащегося народа, вроде войнушка продолжается, потом Варвара снисходительно объяснила. Сюда прибывают только тяжелые, на местах достаточно развитая сеть санитарных пунктов, да и стычки все больше мелкие. Кроме того, на самом деле, госпиталь существовал во всех мирах на этом месте. В зависимости от населения мог быть больше или меньше, но в случае серьезного завоза раненых или еще каких катаклизмов, часть моментально перебрасывали к соседям или врачи прибывали оттуда. Очень удобно и снимает запредельные нагрузки, позволяя маневрировать людьми, лекарствами и койко-местами. Как это оформляется и оплачивается она, при всем желании, объяснить бы не смогла. Тут компетенция счетоводов со скрибами.
  - Пойдешь к Варваре, - подмигивая сказал Тимофей, когда они вывалились на лестничную площадку и закурили, - не вздумай с пустыми руками являться. Комплименты дело приятное, н недостаточное.
  Он извлек из кармана халата колечко и протянул. Судя по виду - золотое. Может у дохлых налетчиков нашел в карманах, однако Игорь бы не удивился, если б снял с кого живого в поселке. Во всяком случае до магазина на костылях не шкандыбал в последние дни.
  - Простенькое, но сейчас сильно дорогое и не надо.
   - Тимофей, - вздохнул Игорь. - Так не пойдет. Прежде не особо соображал, теперь слегка пришел в себя и не могу будто девица принимать подарки.
  - А, понял насколько здесь приятнее, чем в гарнизоном медпункте. Вместо потных санитаров приятные во всех отношениях девушки. Ты еще город не видел. Непременно покажу парочку приятных заведений.
  - Сколько я тебе должен? - настойчиво нажал. - Тогда за обоих на лапу дал, да и это не пара монет.
  - Дружба стоит любых денег.
  К счастью Игорь уже усвоил: для него и местных слово означало разные понятия. Ромеи подразумевали систему личных связей, которая помогала получить выгодную должность или продвинуться по служебной лестнице, сделать карьеру. Подобная 'дружба' объединяла людей в своеобразные кланы или свиты - этерии и была вовсе не бескорыстной: она предполагала взаимное исполнение различного рода услуг и просьб. Стоило сказать приятелю в третьем лице 'этот человек - мой друг' и тот прилагал все усилия, чтобы помочь совершенно незнакомому. В этом-то и заключалась сила таких взаимоотношений.
  - Я всегда к твоим услугам, - произнес вслух, - но все ж хотелось бы выразить настоящую благодарность.
  В формальной фразе содержалось второе дно. Он не отказывался от предложенных отношений, однако готов отдариться. Иначе ставишь себя на уровень ниже. В таких случаях взаимный подарок должен быть дороже. Иногда заметно.
  - Получишь перевод, - без промедления отозвался Тимофей, - купишь хорошие часы. Серебряная цепочка у меня есть. Надену на жилетку и пойду всем на зависть.
  Он был абсолютно серьезен и запросы имел немалые. Такой предмет был символом зажиточности и у простых людей не водился. Сутки начинались с заката солнца, так что состояли из ночи и следующего дня. Деление самое приблизительное, темное время состояло из трех частей, а светлое из четырех. Потому любые обещания прийти в определенный момент оказывались очень приблизительным. Для измерения времени употреблялись обыкновенно водяные и песочные часы. Но цивилизация уже не могла обходиться предложением начать, когда солнце будет на два пальца левее. В государственных учреждениях обычно имелись большие часы, а приличный город ставил на площади общегородские.
  - Договорились.
  Не особо верил Игорь в обещанные горы денег, но по-любому, тот его вытащил, пусть и сам втравил в драку. Да и относится нормально, как к товарищу. Готов делиться и помогать.
  - О! - воскликнул невольно Тимофей, - снег пошел.
  Игорь посмотрел во двор обнаружил внизу через окно процессию.
  - Опять повезли.
  Что было странно в происходящем, люди буквально шарахались с дороги. Потому и обратил внимание вчера. К тому ж не понял, почему жрецы вместо санитаров носилки тащат с постными лицами?
  - Там Храм Прозерпины, - делая хорошо знакомый жест, отвращающий зло, пробормотал внезапно растерявший всю веселость Тимофей. - Жены владыки костей и дарительницы последнего шанса.
  Буквально сегодня Игорь пытался разобраться в семейных связях богов и запутался окончательно. По каким причинам ее иногда изображают с головой львицы или кошки и отождествляют с египетской Баст осталось неясным. Вроде ничего общего с богиней радости и веселья.
  - Безнадежных везут в последний путь?
  - Кому и везет...
  На лестницу заглянул Николай из палаты и ухмыляясь сообщил:
  - Ингвар, к тебе пришли.
  - Кто? - удивился тот.
  - Сюрприз...
  В палате во всю шло застолье. Небольшой столик весь заставлен разнообразными вкусностями, а по стаканам разливается вино из канистры. Ужраться всем хватит и еще останется. Угощение выставил никто иной, как Астрик. Уже не смотрелся прежним мальчишкой, скорее молодым парнем. Подрос, хотя вроде не так давно расстались.
  Он вскочил при виде Игоря и радостно скалясь в полный рот вскричал:
  - Представляюсь по поводу прибытия, мой мастер!
  - И как ты меня нашел? - неловко обнимая одной рукой, спросил.
  - Так чего сложного? Сначала в нашу часть и вдруг обнаруживаю, что придали к другой. Знаю я армейские порядки. Без аттестата везде, как то самое в проруби. Взял все списки честь по чести, денежный, продовольственный и вещевой, поехал следом.
  Это в смысле по местам, где иногда постреливают, а пацана могли запросто пристукнуть и ограбить хоть те, хоть эти. О размере законопослушности оседлых аборигенов он остался в серьезном подозрении. Тем более и списать на бандитов случайного покойника раз плюнуть.
  - Приехал в подразделение, - Игорь отметил, что называть не стал, - там все объяснили и даже литеру дали до Мегара, бесплатно доехать. Еще и в путь нагрузили подарками, вам и товарищу, - стрельнул глазами в сторону Тимофея. - Господин вандарий Салофакиол?
  - Я самый, - подтвердил тот.
  Астрик расстегнул пуговицу кармана на кителе и извлек оттуда тщательно сложенную разноцветную бумагу крайне официального вида.
  - О! - сказал Тимофей, бросив быстрый взгляд. - Какие все-таки жлобы!
  - А чего там? - заинтересовались остальные.
  - Да ерунда, боевые за прошлое.
  - Ну а тебе, - Игорю, - кроме такой же, еще вот, - он извлек из того же необъятного кармана два значка.
  - Ничего себе, - воскликнул Николай, - 'участие в боевых действиях' и 'рукопашная'. Да ты у нас заслуженный!
   - За это нужно выпить!
  Народ возбужденно зашумел, поднимая стаканы. Гулять в ромейской державе любили и умели. Тосты тоже произносились красочные. Одна беда, Игорь так и не научился хлебать эту приторно сладкую водичку. Лучше б пиво помощник приволок. Но вино привозное, дороже и более престижно.
  Высидев с трудом пол часа под красочный рассказ Тимофея о великом героизме и как они вдвоем одним махом всех побивахом, а Ингвар ложил из аркбалисты десятки сразу, сдернул с койки Астрика столь же внимательно прислушивающегося. Почему-то была твердая уверенность, что пацан прекрасно знает правду, выяснив на месте и восхищение в основном изображает.
  - Давай разберемся, - сказал негромко, открывая окно и закуривая, присев на подоконник.
  Остальным было без разницы, чем они занимаются. Половина дымила без всякой застенчивости, а зачем собрались скоро и не вспомнят.
  - Что грузовик спалили, так ерунда, - опережая вопрос, заявил Астрик. - Будет другой. Удостоверение механика, - хлопнул по карману, - здесь, восстанавливать не надо.
  Получается уже все сам сделал и вдобавок по дубликату не очень проверишь кто и зачем выдал первоначальный.
  - Армия новый купит, куда они денутся. Тем более не разбил по дурости, а в бою имущество пострадало. Можно лежать спокойно и лечиться. Как выпишут - вернемся.
  - Это все хорошо, но может поедешь в часть, а то куда тебя девать, под койку?
  - Зачем? - наивно моргая и как заподозрил Игорь, в душе веселясь, порадовал Астрик. - При больнице есть инсула для слуг и подмастерьев, не имеющих жилья в городе. Здесь стратиоты лежат, не в смысле солдат, а военные и у высоких чинов вокруг суетится челядь. А среди больных всякие попадаются и с деньгами. Палата отдельная, парочка рабов домашних то за водичкой сбегает, то пищу из ресторана...
  - Достаточно. Сколько ты заплатил за аренду комнаты?
  - Пять ренсов семь оболов за месяц. Плюс за питание вычтут шестнадцать ренсов. Все равно деньгами не выдают, а кормиться удобней в общей едальне.
  Ну это еще ничего. На двоих за все про все уходило обычно 63 серебряных монеты. Где-то треть оставалась в списках логографа-счетовода и перечислялась в банк. А как же, существуют! Не такая и отсталая цивилизация. Даже не один. Где армия держит свои обязательства, так и называется 'Лимитат', то есть пограничный. Он не только солдатскими деньгами занимается, но пока служишь, не берут лишнего и проценты льготные.
  - А больше из твоего аттестата, почитай никаких затрат. Ну пара ренсов в дороге на угостить подвозивших табаком и по мелочи, мыло и зубной порошок. В медпункте не очень сопрешь, - это была отнюдь не шутка. Если плохо лежало нечто полезное Астрик запросто совал в карман, сколько не запрещать, правда никогда у своих. В эту категорию входили люди из одного подразделения, к примеру работники гаража. А у прочих без всяких угрызений совести, - а сами ничего не дали. Добирался бесплатно, одежда новая выдана центурионом Алексеем. Продукты тоже. Он неплохо отнесся. Человек малоприятный, а так все правильно оформил. У тебя теперь, - опять непроизвольно коснулся застегнутого кармана на счет. - Выписка из банка о поступлении трофейных сумм, - как ему, кивнул на Тимофея. - Почти тысяча солидов.
  Пока в руках держать золотые монеты не доводилось и прозвучало приятно. Занятно, но его напарник явно не хотел просвещать остальных о размерах наградных. И не зря. Шестилетняя зарплата квалифицированного механика. Далеко не ожидаемые золотые горы и все ж неплохая сумма.
  - И сколько стоит нынче ферма? - задумчиво спросил.
  - Смотря где, - ничуть не удивился Астрик. - Возле границы запросто размером с хорошее поместье за пару сотен и еще столько ж на подарки. Ну тут уж раз на раз не приходится. Кто богачом станет, а кто по миру пойдет после налета бандитов. Не только варвары балуется, бывает и соседи. Малым числом и строиться не стоит. В обжитых местах три солида за десяток югеров. Но это только за землю. Еще скот, инвентарь, строительство дома, если его нет, жалованье работникам. Нет, - заявил убежденно, - не стоит тебе этим заниматься, пшеницу от полбы не отличишь.
  Игорь посмотрел соответствующим грозным взглядом, на излишне забывшегося подмастерье.
  - Ну я не в обиду, - без особого смущения сказал тот. - Зачем тебе земля, на ней уродоваться надо днем и ночью круглый год иначе толку не будет. На машинах и двигателях можно не хуже поиметь, а профессионал в наших краях без работы не останется.
  - То есть в армии не задержишься?
  - Теперь - нет. Сам себе хозяин буду.
  Ну хоть какая польза от появления в этом мире. Пацан нашел место в жизни. В принципе руки приставлены правильным местом и голова варит неплохо. Почему для таких детей погибших ветеранов существуют школы, но не технические училища? Давали бы профессию. Или выгоднее рекрута иметь уже на месте? Он и соображает лучше об окружающем, и на ромейском учить говорить не требуется.
  - Ты знаешь Храм последнего шанса? - спросил Игорь, помолчав.
  - Кто не слышал, - пробормотал Астрик, тоже делая жест избавления от зла. - У вас, в Маркланде такого не бывает? - понизил голос.
  Игорь неопределенно дернул плечом. Он никогда не подтверждал имеющую хождение в гараже версию о его происхождении, как и не отрицал. Очень хорошо теория укладывалась в мозги помнящих его с самого начала. Дело в том, что обе Америки Империей так и остались лишь редкими местами освоенными. Изначально ромеям не было необходимости развивать мореплавание. С чего началась эпоха Великих открытий? С мусульман, перекрывших привычные пути. Здешние имели прямой доступ к востоку через забитую огнестрелом Парфию/Персию. В реальности Земли на равных бодались, пока не истощили друг друга и не пришли мусульмане. А тут огромный бонус, помимо подкреплений от соседских измерений. Соответственно и никакие Южные Африки с Австралиями не освоены.
  Южная Америка становится доступна поздно, а Северная и вовсе под вопросом. Там на 'девятке' к появлению армии вторжения уже существовали развитые государства. Пришлось долго-долго воевать в Средиземноморье и за Атлантический океан руки не дошли. Освоенная тамошними скандинавами Северная Америка осталась в стороне, где тот самый Маркланд, с которым регулярно случались стычки. Добраться до Нового Света и зачем? Империя имеет Европу, Азию вплоть до Индии и в ней достаточно полезных ископаемых. Кончаются рудники в Чехии и Венгрии, идем в соседний мир, там еще афинское серебро целехонькое. Развитие упорно шло не вширь, а вверх. Потому и с картошкой сложности, а также с прочими кукурузами и томатами. Селекция не развита.
   Экспансия на другие планеты всерьез тормозила освоение собственной территории. Гораздо проще извлекать из давно разведанных месторождений необходимое и отправлять при аграрном переселении народ в не отличающиеся по климату и почвам места, где не требуется новому учиться и не вымрут, как иные колонисты в его родном мире. Зачем ехать в Африку или тащиться до Невады с прочими Калифорниями, когда новое поле прямо в области. Планета другая и что? Кому дальше околицы интересно.
  - Варвары... эээ, прости, господин.
  - Ну, и? - пропустил мимо ушей намек на высокие знания.
  - У богов и народов есть священные животные, - явно подбирая слова, осторожно сказал Астрик. - Волки, покровители воинских сообществ и отдельно для Рима волчица. Медведи для скандинавских и северных варваров, сова у Афины и прочие. Бык у Митры символизирует царскую власть. Павиан - бог мудрости. Но только у Бест кошки даруют и отнимают жизнь.
   - Не понял?
  - Животное не является богом, - вздохнув, объяснил помощник. -
  Через него высшее существо может проявиться, посылая свою частицу из мира небесного в мир земной. Когда больной безнадежен, его несут в Храм. Вокруг собираются кошки. Они там живут постоянно. Ну а потом... Или человек в течении короткого времени выздоравливает, или прямо на глазах помирает. Жуткое зрелище, говорят. Иногда в считанные минуты высыхают как мумии или разлагаются. Никто не знает почему этот встает, а тот нет. Ни праведная жизнь, ни большой денежный или иной дар не гарантирует результата. Люди не любят и боятся туда ходить. Иногда и здоровый может скопытиться моментально.
     - А жрецы?
     - Ну, на то они и жрецы, - без особой уверенности ответил.
     Или кормящих звери не трогают. Знают и ждут угощения.
     - Кошки? - переспросил Игорь. А ведь ни одной мурлыки он прежде не видел. Собак полно. Лошади, ослы, коровы. Кошек не встречал.
  Усомниться в сказанном ему не пришло в голову. Слишком похожей была реакция обоих его просветителей. Но поверить в спускающееся на землю божество не позволяло прежнее воспитание. С другой стороны, если существуют гиенолошади, почему не может быть иных странных животных.
     - Говорят они по ночам за ограду выходят, - шепотом сказал Астрик. - Встретишь на улице, не вздумай шугать. Отомстить могут.
     А вот это, почти наверняка, городской фольклор.
   - Что за бардак здесь происходит? - зарычал от двери начальственный бас. На звуки веселья принесло дежурного врача. Обычно он сладко спал у себя в кабинете, а тут возбудился. - Сильно здоровые уже? На выписку рветесь? Так, сестра Варвара, всех записать! Оштрафую за неподобающее поведение!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

  Агон 13. Не только работой жив человек.
 
  - Хочу попросить прощения, - сказал Игорь, дождавшись пока опустеет коридор и тихо скользнув в сестринскую. - Подвел. Просто ко мне приехал помощник, с вещами и хорошими известиями. Слегка увлеклись. Позвольте загладить вину за неприятности от этого козла-доктора.
  - Ну что ж, - сказала она, окинув взглядом, - приятно, что еще существуют люди не перекладывающую вину на других. И где?
  - Что?
  - Извинения, - сказала и рассмеялась. Была она при этом милая и с ужасно привлекательными ямочками на щеках.
  Мужчина ей нравился. На кобелирующих выздоравливающих насмотрелась в огромном количестве. За редчайшим исключением все они были крайне ограниченными и с прозрачными побуждениями. Стоило немного отойти от ужаса боев и боли и начинали старательно клеиться. Не то чтоб она была против встретиться иной раз с приятным человеком, но о таких вещах моментально стало бы известно в госпитале. Лишние пересуды ей не требовались.
  Род их был плебейский, но совсем не в том смысле, что частенько вкладывался в слово. Просто предки не из того Рима. Не первого. И не самые знатные. Тем не менее, были в прошлом консулы, наместники, магистры, известные люди и даже император. Имелись и немалые деньги, но введенный на определенном этапе майорат, благодаря которому младшие дети, не имея имущества шли осваивать новые миры, числясь по служебной части в легионах, чиновниках или еще каким образом, не принес счастья их ветви. Богатства оскудели, должности прежнего ранга заняли другие, отпихнув Вибиев на обочину. Нищими они не стали, но давно превратились в клиентов более удачливых родичей. На ренту с заложенного поместья существовать было невозможно. На самом деле, она б давно от него избавилась, а не вбухивала последние средства для поддержания репутации, как дед и отец, но кому интересно мнение дочери.
  По крайней мере, никто не возмутился, когда пошла сначала учиться, а потом работать. В метрополии это б не прошло. Непременно заставили бы выйти замуж за старика с кучей детей и серьезным счетом в банке. В пограничных землях гораздо свободнее и хоть в данном отношении выиграла, раз жить не на что. Не сидит безвылазно дома, вытирая носы чужим соплякам. Кто б ее взял без приданного, разве за древнюю фамилию и бесплатной работницей.
   А Ингвар был совсем не похож на других. Вежливый, не считающий себя выше по единственной причине, наличия тестикул, но совершенно не угодлив, как иные по отношению к вышестоящим. Он свободно, иногда даже излишне независимо себя вел. Ну механики себе цену знают, но любого при необходимости можно поставить на место. Ремесленник, по сути, пусть и высокооплачиваемый. Никакого сравнения с титулованными или даже военными. Ко всему невозможно было понять кто и откуда. Допустим в каждой деревне свой говор и в его речи полно простонародных выражений и местных оборотов. Но акценты она разбирать научилась давно и редко ошибалась. Все ж абсолютный музыкальный слух и пять языков с детства. Ничего похожего прежде не встречалось.
  Не балт, не эллин, не ромей, не кельт и не семит. Совершено точно не тюрок и не с Кавказа. Даже на варваров с западной стороны Имауса говор не похож. Приходилось видеть рабынь. Мужчин, правда, нет. Те в шахтах трудились и в городах встретить практически невозможно. Но вряд ли есть народ с отдельными языками для двух половин по полу. А еще его странные байки. Она давно мечтала нечто поведать интересное многим в книге и украдкой от всех пыталась писать. Дальше набросков так и не пошло. Как и о чем можно рассказать, не зная? Сверх семьи и госпиталя ее опыт жизни не выходил. Кому будут интересны мелкие свары и ночные стоны?
  И тут Ингвар очень красочно рассказал о мальчике Маугли, воспитанном волками. Наверняка древнее предание, у многих народов люди происходят от зверей. Ромула с Ремом тоже волчица вскормила, хотя уже в детстве говорят среди школьников на ухо про проститутку из тамошнего лупанария. На саму легенду скептики никак не влияют. Правда, эту она не слышала и заподозрила современную переработку. Ну и брякнула в разговоре о творчестве, что об аристократах будет интересно исключительно таким, а они читать про себя неприятное не станут. И тут он выдал! История была изумительная, не смотря на куцый язык без красивых эпитетов и не литературные обороты. Наверняка на родном сумел бы лучше, но и так здорово.
  Они - местная знать. Родители обретаются в столице, дети у бабушки в поместье. Когда престарелая воспитательница скончалась старшая родня возвращается домой. Мама - это нежность и любовь? Отнюдь. Террор, унижения, жадность и полное безразличие к отпрыскам. Откуда возьмется материнский инстинкт у дочери, которая выросла в семье крупного политика и не видела ни любви, ни ласки от вечно отсутствующих родителей, которые, в 18 лет выдали замуж за первого же претендента, коим оказался подкаблучник и мямля из старинного обедневшего знатного рода. В этой семье воцарилось лицемерие и жесточайшая ненависть. Средний сын оказался похож на мать характером, но противится ей. И его двигающей по жизни силой становится как раз желание делать все то, что ему запрещено, ломать традиции .
   В какой-то момент осенило - это ж он себе рассказывает, отсюда и столько подробностей! Вывод всерьез заинтриговал. Пошел поперек всему, сменив не только мир, но и судьбу. А благородство в карман не спрячешь, так и выпирает, как не прячь. Вон пришел извиняться по совершенно пустому поводу. Другой бы корчил обиженного. Зато сюжет-то каков! Нет, впрямую заимствовать не станет, а вот заменить мальчика на девочку...
  - Ты такой забавный, - сообщила, погладив по щеке.
  - Извинения должны быть горячими, - пробормотал Ингвар и притянул ее к себе, целуя.
  Рука вкрадчиво стянула косынку и золотистые волосы упали вниз, не удерживаемые ничем.
  - Дверь, - сказала она задыхаясь
     Он быстро повернул ключ и обернувшись, обнаружил расстегнутый халатик. Прямо на медицинской кушетке уверенно и властно взял, в последний момент зажав рот ладонью и не выпустив громкий стон наружу.
  - Это было крайне глупо, - сказала она чуть позже, торопливо одеваясь и поворачиваясь у зеркала, что проверить безупречный вид. - В любой момент могут зайти.
  - У меня есть деньги, - сказал Игорь, пытаясь понять стоит отдавать кольцо или будет смотреться не лучшим образом. - Здесь можно снять комнату?
  - Недалеко от госпиталя 30 ренсов, плюс не меньше семи за дрова, уголь и освещение.
  - Ради тебя готов и на большее, - осторожно обнимая, сообщил.
  - Ловлю на слове, - сказала довольная. - Все-все, - отталкивая. - В здешних стенах никаких проявлений чувств! Завтра большой день, до обеда все заняты. К шести вечера жду на улице жестянщиков.
   Не мешает сначала выяснить где такая, но это уже мелочь. Язык, как известно, до Киева доведет. В этом мире он отсутствует, но это и неважно. Лезет иногда в голову, а ведь здешним не переведешь.
   - Возле магазина симодария. Он там один, не ошибешься.

  Начало церемонии составляла процессия из множества людей. Во главе собравшихся шествовала девушка, как просветил Астрик, непременно непорочная, с кувшином ключевой воды. Уточнять почему не колодезной или не из водопровода было б крайне неуместно. Уклониться от мистерии Митры в его положении невозможно. Подумаешь, холодно. Если уж калечные, способные передвигаться, выбрались наружу, никто б не понял его сачкования.
  Митра почитался не только как бог войны, сражающийся на стороне праведных и карающий отступников от веры и нарушителей клятвы. Его свиту составляли божества, так или иначе связанные с договором и клятвой: Дружба, Справедливость, Доблесть, Слава. Не менее важно, он являлся мужским покровителем вообще и найти существо соответствующего пола, не побывавшего в храме достаточно проблематично. Иногда приходится соответствовать ожиданиям, а не становиться в позу. К тому же и самому интересно.
  Праздники в честь богов, культ которых официально признан государством, совершались за счет казны и были урегулированы законами. Профессиональная жреческая прослойка минимальна, а все положенные дни вершатся городскими комиссиями. В маленьких местечках временными, в больших постоянными. Ничего похожего на монастыри и церкви. Совсем иная архитектура с колоннами и непременный жертвенник. А сама процессия сопровождается музыкантами и специальными кадильщиками. Даже на улице запахи хорошо чувствуются.
  Жертвенное жиѓвотное вели тут же, украшенное лентами, с позолотой на рогах. Бык должен был непременно быть определенной окраски и даже пятна в правильных местах. Наверняка умудрились вывести специальную породу, соответствующую всем требованиям, иначе откуда в таком количестве берут. Минимум пару раз в месяц режут, не считая личных даров. Тут обширный список: благодарственные, искупительные, умилостивительные, благочестивые и прочие.
  А еще существуют большие праздники три раза в году. Судя по рассказам, там все совсем в ином стиле, очень хорошо знакомом по многочисленным съемкам придурошных испанцев. Животные целым стадом бегут по улицам, каждый норовит показать доблесть, высказывая под их носом. Непременно кто-то гибнет или искалеченный остается. Зато потом тавромахия или состязание в виде специфической корриды. Профессионально обученные молодые парни и девушки в обнаженном виде изображают акробатические номера, используя быка в виде спортивного снаряда. Очень опасное занятие, изредка кончающееся плохо.
  Зато наиболее рискнувшие и показавшие красивые упражнения удостаиваются возможности убить быка. В отличие от ему знакомой Испании, каким угодно оружием и способом. Прикончить мощное животное умело и быстро тоже надо суметь. Оно отнюдь не мечтает закончить жизнь на арене и кидается непритворно огромной тушей. Должно быть зрелище занимательное и уж точно привлекает толпы народа на террасы амфитеатра. Тореадоры по популярности запросто переплюнут любую знаменитость и неплохие деньги получают за свою работу.
  Но сейчас все более спокойно обставлено. Считается, что если бык следует за процессией спокойно, значит жертва угодна Митре. В легендах рассказывалось, что иные быки предлагали себя под нож сами и это служило бесѓспорным доказательством высшей воли, внушающей такое согласие. Ну и чтоб не пугать зверя никаких громких криков и диких выходок. Даже музыка флейт приятная и без надрыва.
  Поскольку алтарь находился во дворе госпиталя Игорь торчал в первых рядах и все прекрасно видел. Тот самый кувшин оказался, как положено, не случайным. Сначала очерчивается круг, потом по очереди подходят присутствующие и омывают руки. В смысле не поливают, а внутри. Нельзя сказать под конец совсем чистая, но судя по ощущениям и запаху в нее добавлено нечто вроде душистого мыла. Хорошо не хлорка. Быка тоже напоили, правда из другого ведра и принялись осыпать зернами ячменя.
  На дне опустевшей корзины обнаружился спрятанный нож. Вопреки представлениям не каменный, а стальной. Настолько традиции не застыли, хотя, кто его знает, как правильно освящают. Одним движением жрец срезал со лба зверя клочок шерсти и бросил его в огонь. Это очередной символический жест, снимающий неприкосновенность. И резкий, отточенный многолетним опытом удар, сопровождаемый общим криком. Ничего подобного не ожидавший Игорь невольно вздрогнул.
  Вытекающую кровь умело собрали в кувшин и жрец в сопровождении помощников, несущих алую жидкость пошел вдоль ряда присутствующих. Люди окунали палец и выводили у себя на лбу косой крест. Кажется это должно было означать слияние не только с божеством, но и подарить здоровье на следующий год, до очередного жертвоприношения.
  - Не помню тебя, - негромко сказал жрец, - молодой воин.
  Неужели каждого знает в лицо, восхитился Игорь. Или шинель поверх больничного халата и рука на перевязи подтолкнула?
  - Ингвар Тауврус, - автоматически представился, - доминус. Иммун-механик. Недавно в госпитале. А это, - на взгляд, - мой ученик Астрик.
  - Мастер должен подавать пример, - сказал жрец наставительно. - Наверное давно не был на исповеди, 'ворон'?
  С каких пор они есть у язычников? - удивился названный по низшей ступени посвящения. В привычных терминах - обычный верующий. Всего ступеней семь до 'патера'-отца. Последнее звучит достаточно знакомо.
  - Выбери время и зайди ко мне, - практически приказал и не дожидаясь ответа двинулся дальше, благословляя подходивших участников церемонии.
  Игорь мысленно пожал плечами. Сходить придется, пока всерьез не заинтересовался. Пропустить мимо ушей приглашение не очень удачная идея. С другой стороны, слово исповедь звучит не очень приятно. Покаяться в грехах можно, да ведь проще-простого сгореть на расспросах и уточнениях. Нужно все тщательно обдумать и если что, валить на варварское происхождение. Голова маленькая, язык плохо знаю.
  - Останешься? - спросил Астрика.
  - А ты куда?
  - Прогуляюсь до банка.
  - Он только после обеда откроется.
  - Не важно, засиделся, - хлопнул по плечу парнишку.
  Торчать дальше смысла не имелось. Ритуал еще не закончен. Теперь тушу разделают. Согласно недавно прочитанной книге обычай четко определял какую часть куда употребить. Сердце сжигали на алтаре, по печени производили гадание, внутѓренние органы, поджарив, съедали прямо на месте. Мясо приготовляли для пира, а коѓсти, расположив на камне в соответствии со строением жертвы при жизни и снабдив кусочками, отрезанными от каждого органа, что символизировало цельность убитого животного, тоже сжигали. Черепа и рога сохранялись и шли на изготовление амулетов. Шкура обычно продавалась, а выручка шла в пользу святилища, для покупки новых посвятительных даров и жертв.
  Конечно, общая трапеза важна, как объединяющая верующих и бога, однако не обязательна. Тем более в процессе потрошения и готовки пира толпа поет гимны и скандирует молитвы. Он все равно их толком не знает и экстаза от заключения сделки с Солнцеподобным Митрой не испытывает. Раз присутствие не особо требуется, можно и слинять тихонько. К тому же до сих пор был не совсем в форме. Долго стоять на ногах тяжело.
  Прошел в глубину сада и уселся на скамейку. Иные вещи вечно выбивали из равновесия. Точно такие же стояли в парке дома, включая цвет. Может на Земле краска иначе изготовляется, да какая разница! С растущего рядом голого кустика с шумом посыпался легкий снежок, оставшийся со вчера. Уже всерьез подмораживало и днем не таял. Игорь невольно оглянулся на звук. Рядом стоял здоровенный рыжий кот с серыми полосочками на боках, белых носочках и внимательно смотрел.
  - И откуда ты взялся? До Храма далеко. Случайно мимо проходил?
  Кот муркнул с подозрительной интонацией, изучая большими глазищами с нахальной рожи.
  - Сдается мне, - сказал Игорь, - не случайно упало. Пугаешь.
  Мряу, заявил тот громко, широко открывая пасть и демонстрируя острые зубы. При близком рассмотрении выглядел он странно. Хорошо упитанный, без всяких колтунов, как случается с бездомными животными. Одновременно кончик правого уха отгрызен или откушен, а на груди след от зажившего шрама. Видать драчун. Неужели натурально из священных? Тогда чего шляется по парку.
  - Или шутишь таким образом? Можешь ведь ходить бесшумно, а?
  Пошарил в карманах, но ничего съедобного не обнаружил.
  - Извини, в другой раз принесу чего вкусного. Ты уж не обижайся, а то про ваше племя много разного говорят. Раз и заморишь. Или ты не из таких? Простая кошара с помойки?
  Кот фыркнул, развернулся и задрав хвост вверх, удалился гордой походкой, брезгливо ставя лапы на снег. Каждое движение было наполнено тонной достоинства.
  Игорь усмехнулся и двинулся по подсказанному Варварой адресу. Госпиталь располагался не в центре и все ж не самый паршивый район. Добротные дома, где частенько на нижнем этаже лавка, а помещение снимают хорошие профессионалы или люди востребованных профессий с жалованием и возможностью держать прислугу.
   'Скупка, залог, заказы и продажа импортных товаров' было написано на вывеске. Для неграмотных присутствовали хорошо знакомые весы-балансир. Здесь логово симодария-ростовщика, а значит можно осмотреться для начала. Есть шанс найти приличные часы Тимофею по низкой цене. Не то чтоб сильно жаден, однако разбрасываться деньгами не привык. Ну и Варваре присмотреть чего. Кольцо он вернул, не став дарить. Сказал, раз уж деньги появились, большое спасибо, сам чего поищет, а то не берет. Тимофей прочитал лекцию о правильном подходе к девушкам, завершив предложением сходить в Храм Венеры, где полным-полном желающих продать тело. У Игоря название стойко ассоциировалось с венерическими заболеваниями. Не мешало б сначала выяснить как лечат. До презервативов додумались, однако грубые и мало кто пользуется.
  Здешняя лавка совсем не походила на знакомую. Никакого хлама по углам, полное отсутствие сельскохозяйственного инвентаря и сомнительного качества одежды. Зато несколько отделов: винный, импортные товары, включая чай, кофе, шоколад, табак и многое другое. Куча отделов: кондитерский, ювелирный, книжный, тканей. И везде люди, присматривающиеся или нечто приобретающие. Оживленное место.
  - Могу чем-нибудь помочь? - моментально очутился рядом молодой человек с прилизанными волосами.
  - Карманные часы посмотреть желаю, - сообщил Игорь.
  - Пройдемте, - с радушной улыбкой пригласил в сторону.
  Пожилой господин с ужасно честными глазами, как положено любому купцу, выслушал пожелания и на прилавке моментально очутилось с десяток самых разных вариантов.
  - Прошло время, когда одного обладания для солидности было уже достаточным, - гладко заливался продавец, извлекая один за другим аляпово исполненные образцы - теперь в моде корпуса элегантной формы, покрытые резьбой, с роскошными циферблатами.
  - Уважаемый, - сказал, не выдержав Игорь, - мне приятно быть отнесенным к зажиточным людям, способным отвалить лишнюю дюжину золотых монет, но вы не за того меня принимаете, - он демонстративно взялся за рукав шинели, как будто тот прежде мог не заметить звания. - Это подарок для товарища. Стальной корпус для сохранности, возможно посеребренный для понтового вида с эмалью. Ношенные не требуется. Привозные по тройной цене не интересуют. Ищу местного производства, с хорошим качеством, добротным механизмом и точным ходом. Ну и если устроит, я в вашем магазине еще кой чего приобрету. Для девушки и себя. Вид, больно босяцкий, если понимаете, о чем я. Деньги есть, - извлекая из кармана самую натуральную чековую книжку, выданную на пол часа раньше в банке. Его заверили, что в любом приличном заведении на этой планете примут, но не стоит выписывать меньше, чем на пол сотни ренсов. - а вот где потратить...
  Прежде о таком не задумывался, пользуясь монетами и платя по мелочи. Если не тормозить, логично иметь в обиходе векселя и чеки с облигациями и акциями. Кто ж станет отдавать за дом мешком золота или телегой меди или возить их в другие миры. Наверняка опасно и за обмен возьмут дополнительно. В каждой провинции свой отдельный монетный двор, а то и несколько. И не всегда даже вес совпадает. Как это возможно в едином государстве, бог весть. Давно изобрели более удобные способы расплатиться.
  - Полагаю, найти приятное место, где прислушаются к пожеланиям и не станут навязывать, лишь бы содрать побольше, не проблема.
  - Таможенные пошлины на ввоз готовых часов достаточно велики, - совсем иным тоном, без всяческого елея и показного энтузиазма, сообщил продавец. - Удобнее получать детали. Тем не менее наши заводы, - тут определенно прозвучала нотка гордости, - ничуть не хуже. Вот, - он извлек из ящика стола и выложил на прилавок два варианта.
  Типичные будильники из фильмов про дореволюционных купцов. Круглые, с открывающейся крышкой.
  - Полностью отвечает вашим запросам. Эти стальной корпус с серебряным покрытием. Играет музыка при открытии, - продемонстрировал на обоих. - Вторые целиком серебро. Понятно не чистое, 900я проба. Очень хороший материал для гравировки, но темнеет, окисляясь. Мастерская известного Амброджо, вот клеймо, - показал обратную сторону. - Номер, в случае рекламаций примут в любом городе 'тридцать первого' для гарантированной починки.
  - Это медали? - показал на выдавленные кружки с мелкими надписями.
  - За качество и оригинальность. Кстати, насчет этого, - он с заговорщицким видом выложил еще одни. А вот это уже было нечто хорошо знакомое. Типичные механические ручные мужские часы квадратной формы на кожаном ремешке. Интересно искомый Амброджо сам додумался или видел земные. - Удобно для носки и размер малый, а точность практически, как у хронометра.
  Ну и почему бы тоже не изобразить солидного дядю?
  - Сколько?
  -Шесть солидов, - с извиняющейся улыбкой сказал продавец. Кажется он влет вычислил заинтересованность.
  - А эти?
  - Тридцать и сорок два ренса.
  - Эти и эти возьму, - ткнул пальцем Игорь в наручные и наиболее дорогие. - За сотню.
  Он был уверен, при длительной торговле удалось бы еще десятку сбить, но так и не научился сквалыжничать, приученный к ценникам. Обычно этим занимался Астрик и видимо зря сам пошел.
  - И сделаете гравировку. 'Боевому товарищу Тимофею Салофакиолу'.
  - Как правильно пишется фамилия? - предупредительно взяв карандаш поднял взгляд.
  А вот об этом надо было подумать прежде. Не хватает еще сделать ошибку на подарке.
  - Давайте я оплачу сегодня, - а завтра с утра забежит парнишка и принесет бумагу. Заодно и заберет.
  - Безусловно, - закивал продавец со смешинкой в глазах. Ну тут чего кривиться, раз сам глупо подставился. - Если позволите, есть любопытное предложение, - он достал из бездонного ящика из-под прилавка и выложил на обозрение аккуратный пистолет. - Конечно не привычный военным револьвер для стрельбы по слонам. Но вам не в боевых порядках бегать, как понимаю. Иммуны могут позволить себе личное оружие. Для городских условий или скрытого ношения прекрасно подходит, тут дальше угла дома целится не требуется. Малый калибр компенсируется более мощным патроном, быстротой перезарядки, меньшими габаритами и массой, напрямую влияющими на точность.
  - Мне револьверы более привычные, - соврал Игорь, извлекая обойму, а затем принимаясь сноровисто разбирать. Ничего сложного. Практически стандарт. Не АКМ, который бы с закрытыми глазами, но ничего ужасного. - Да и осечки реже.
  - Все дело в пружине, - при виде его манипуляций в тоне заметно добавилось уважение. Уверенность с которой обращался с незнакомым оружием впечатляла. - Сейчас научились делать гораздо приличнее. Ничуть не чаще барабанов.
  - А патроны? Это не стандарт! Где такие взять в глубинке?
  - В любое время в любом количестве. Официально принят на вооружении в прошлом году в метрополии для моряков, артиллеристов и преторианцев. Сами понимаете, подражатели непременно найдутся и заказов будет море. Пока новинка, многие держатся за старые привычки и можно взять дешево.
  - Сколько?
  - В оружейном у магистрата за тридцать ренсов отдадут. Я за двадцать пять, и кобуру бесплатно.
   Похоже это из разряда заложенных. И совсем не дорого. После того сомнительного побоища хотелось иметь нечто убойное под рукой. И чтоб не торчало на виду. На всякий случай, чтоб однажды иметь чем ответить. Может и глупо, но здесь даже разрешения не требуется.
  - А патроны?
  - Коробка на сто штук за семь ренсов.
  - Для начала надо бы проверить, а не брать с закрытыми глазами.
  - Три выстрела бесплатно! - провозгласил, явно уловив готовность брать. - У нас есть на заднем дворе небольшой тир для любителей. Михаил! - позвал того самого прилизанного. - Проводи пострелять на пробу господина.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Агон 14. Житейские сложности.
       
      - Сын мой, - деловито отсчитывая монеты, произнес хорошо поставленным голосом священнослужитель, - безусловно, корни митраизма на востоке. И все-таки за прошедшие века он далеко ушел от изначального Серого, занимающего позицию между Ахура-Маздой, светом, и Ариманом, тьмой.
      Игорь зашел в храм, не посмев отказаться от прямого приглашения. Жрец оказался умным человеком и прорехи в его теоретических знаниях просек моментально. Не особо удивился. Очень многие простые люди смутно представляли основные постулаты собственной веры, хотя давным-давно не существовал запрет на рассказы о тонкости культа, однако очень разное дело человек от сохи, ревностно выполняющий обряды образованный человек и посвященный в таинства.
      Семь ступеней познания высшего у верующих не зря существовали. Прежние 'ворон', 'жених', 'воин', 'лев', 'перс', 'гонец солнца' и 'отец' хотя иногда употреблялись, но со временем сменились на 'верующий', 'просвещенный', 'преподобный', 'преосвященство епископ' (название епархии). 'светлость' (название епархии), 'высокопреподобный' и 'отец'. Собственно всех жрецов называли 'патер', но 'патер ностру' был высшим уровнем для провинции. А вот общего для всей империи Папы, на манер католического, не существовало. Сложные вопросы религиозного характера решались общими Соборами, собирающимися не чаще столетия.
       - Религия, как и общество, не стоит на месте, развиваясь. Иначе начнется загниение и гибель.
      При близком рассмотрении и задушевных разговорах (Игорь, даже исповедался, хотя сославшись на запрет патрона о прошлом промолчал), достаточно скоро уловил занятную особенность. Митраизм крайне напоминал христианство. Учение о бессмертии души, рай с адом, омовение, ритуальное очищение с формулами молитв и даже строение церкви. Жертвоприношения не в счет. У греков, он точно помнил, еще в средние века практиковались, как и у армян. У мусульман тоже имеется курбан-байрам. У здешних поимка и заклание белого быка Митрой рассматривалась как жертва, призванная победить смерть и освободить человечество. Опять странные пересечения с отдающим жизнь Христом.
      Огромное сходство, вплоть до клятвы о высокоморальном поведении (монахи), братском уважении и взаимной помощи, независимо от их социального положения. Изначально рабы и неквалифицированные рабочие могли стоять выше в религиозном братстве, чем члены древних аристократических родов, - ведь Митра был другом и защитником бедных. Кардинальная разница в существовании двух параллельных церквей. В одну ходили исключительно мужчины, во вторую (Исиды) - женщины.
      С другой стороны, мало что ли почитателей Девы Марии в католическом христианстве? У Митры жены не имелось, почему не иметь женский лик? К тому же в семейных делах правильно считалось обратиться и к Нему и к Ней. Совершаешь жертву, дай ее обоим. Вот наличие других богов смотрелось странно, тем не менее объяснимо. Культ святых заступников, отвечающих за то или иное деяние (здоровье, достаток или прочность супружеских уз) и покровительствующий определенным категориям или даже родам никого ведь не удивляет. До Петра на Руси и вовсе в общественных церквях висели семейные иконы и молились не вообще, а к своей. И ничего.
      Человеческая психология занятная штука и мысли катятся в одну сторону. Как на Земле имелись административно независимые о других церкви, но единые литургически, так и здесь в каждой провинции отдельная. При том общее братство никем под сомнение не ставится, пусть и воюют между собой мирские последователи.
      - Иногда искать новый смысл в древних текстах может привести к неприятным последствиям, - подписывая листок произнес Игорь, с легким недовольством отметив, что десятину в пользу Митры священник отстегнуть не забыл.
      В принципе пожертвование добровольное. Естественно, правильно было бы сначала получить, а затем дать, причем одна десятая тоже не обязательна. Никто не запрещал больше или меньше, просто правила хорошего тона. Ну не устраивать сцену из-за этого. Не поймут.
      - Ты правильно думаешь, - одобрительно кивнул жрец, - такое неоднократно случалось. Были и расколы, до сих пор существуют секты не так думающих. Но это нормально - размышлять.
      Похоже объяснить, что такое религиозные войны не удастся. К существованию иных богов жрецы главных относятся не столько лояльно, сколько пофигистки. Ходят к тем с просьбами, и Аид с верующими. Главное платить налоги и что менее заметно, и выяснилось случайно, демонстративно отказывающиеся посещать церкви Митры и Исиды поражены в политических правах. Он не могут поступать на государственную службу и быть избранным в городские советы. В экономическом смысле их никто не трогал. Таких было немного, для большинства многобожие нормально, но именно раскольники частенько на дух не переносили официальные церемонии.
      - Когда секта имеет в составе несколько миллионов верующих она уже превращается в отдельную религию. И такие очень не любят бывших товарищей. Не самое умное позволять проводить службы отщепенцам.
      - С тобой интересно говорить, - сказал жрец, - но неужели думаешь за пошедшие два тысячелетия никому в голову не пришло? Когда-то Митра сломал прежнюю систему и кому надо, - многозначительный взгляд, - тщательно следят, чтоб не переступали границу.
      - Поэтому я боюсь теологических умников, - с извиняющейся улыбкой, пробормотал Игорь. Кажется здесь и инквизиция имеется, не смотря на общую веротерпимость. Попадать ей в поле зрения в планы не входило. - На каждый текст сто комментариев, а на предыдущие еще пару сотен. Всю жизнь убить и то не хватит все изучить. Лучше руками работать.
       - У каждого свой склад ума, - ничуть не обиделся жрец. - Мы все учимся и учим. Искусство каждому в его деле требуется. Воину в нападении и обороне, в командовании. Купцу в торговых акциях. Рыбаку в умении угадывать пути рыбьих косяков, в выборе, времени, места и способе лова. Важны любые человеческие свершения. Главное за рутиной не забывать о вечном, а более - о спасении нетленных ваших душ.
      - Благословите, отец, - с постной мордой попросил Игорь, решительно не собиравшийся углубляться в спор.
      Получил просимое и почтительно поцеловав подставленную жилистую руку, точнее пальцы с перстнем, сообщающему всем и каждому о чине архиепископа. Первое время откровенно воротило от такого, потом притерпелся. Хуже другое, он так и не понял, насколько случайна была встреча. С чего это столь высокому чину в храмовой иерархии лично общаться с простым механиком. Вообще жрец был достаточно прост, ничем в одежде не выделялся и умный мужик, если так позволительно выражаться, однако лично отдавать деньги за работу или договариваться о ней абсолютно не обязан. Как и принимать исповедь. Не тот уровень.
       Возвращаясь, в очередной раз сделал крюк. Присел на знакомую скамейку у стены и негромко свистнул. Не успел докурить самокрутку, как появился Рыжик. Подкрался, как обычно, незаметно и тронул сзади лапой за ногу, отскочив. Не из боязни, такая у них образовалась игра. Ударил и ждет изумленного восклицания.
      Достав из кармана шинели специально припасенное угощение и развернув оберточную бумагу торжественно вручил приличных размеров рыбину. На Земле она называлась линь, здешнее так и не выяснил. Кот с достоинством подошел, осмотрел со всех сторон, обнюхал и не став кушать удалился в кусты.
      - Ты куда? - растерянно спросил Игорь. Прежде тот себя так не вел, нормально жрал подношения.
      Кот вернулся практически сразу, волоча задавленную ворону. Положил перед ногами человека и замер, глядя зелеными глазищами.
      - Это ты в обмен или благодарность? Спасибо, но можешь оставить себе. Люди такое исключительно с голодухи жрут.
      Рыжик как-то странно передернулся, будто пожал плечами и уволок добычу назад в кусты. На этот раз его не было гораздо дольше, видимо прятал трофей. Вернувшись потерся о ногу, а потом принялся жрать. Он всегда не кушал, а именно жрал. С рычанием отдирал куски и не дай боги протянуть руку к угощению. Мало ли, что сам и принес, запросто полоснет когтями. Если не доедал, закапывал в снег или уносил с собой.
      Закончив, облизнулся и запрыгнул на скамейку, оттуда перебравшись на колени. Никогда не проделывал прямо. Иные странности давно не удивляли. Главное уже не смотрел с подозрением и позволял себя гладить. Почесывания ему нравились. Натурально балдел от ласки и время о времени крутился, подставляя бока и живот. Грудь при этом гудела от мурлыканья, точно поблизости включали моторчик, а лапами перебирал, топчась на ногах. В какой-то момент он насторожился и ткнулся башкой в карман шинели. Иногда Игорь с ужасом размышлял на тему, как бы он ходил в тоге и без штанов с трусами. К счастью местные идиотам не являлись и в холодном климате быстро пришли к нормальной одежде. Иные вещи явно предопределены: кальсоны, полушубки и валенки с шапкой-ушанкой отличались в основном покроем и вышивкой.
      - Тебе серебро понадобилось?
      Кот снова ткнулся настойчиво.
      - Ну вот, - сказал, извлекая мячик-циканий, величиной с небольшое яблоко, показал.
      Лично он использовал в качестве эспандера, разрабатывая мышцы. Чаще его употребляли в качестве натурального мяча в командных играх. Для аристократов конных, простые горожане на своих ногах ловили его палкой наподобие ракетки со струнами, загоняя в чужие ворота. Очень популярные виды спорта и куча соревнований проводятся. Даже на олимпиадах сражаются.
       Рыжик ударил лапой по ладони, выбив мячик, не воспользовавшись когтями. То что это не нападение, стало ясно моментально. Сам же и соскочил красивым прыжком, погнавшись за откатившимся по дорожке и догнав, схватил зубами и приволок назад, вручая. Судя по довольному виду требовалось повторить. Интересно, кто кого дрессирует? Чтоб коты носили поноску? - подумал с оторопью. Может все ж не такой простой кошара? На ощупь и с виду абсолютно нормальный. Сделать бумажку на нитке? Любопытно, станешь ли прыгать за обманкой. Что-то мне сердце вещует, не такой глупый.
      - Это я не догадался, - сказал Игорь, швыряя подальше и глядя на несущегося за мячиком котом. - Тебе ж играть хочется. Я б палку кинул, но размерчик найти надо подходящий.
      - Где ты шлялся так долго? - возмутился Тимофей, когда через час он явился в палату и позвал того жестом. - За этот срок можно было запросто сходить туда и обратно три раза.
       - Кто любит расставаться с деньгами? - философски ответил. - Пришлось подождать.
      Делиться всем он не собирался, слишком хорошо помнил реакцию. Осторожно уточнив, выяснил: кошки в Ромейской империи имелись, но по помойкам не бродили. Либо в храмах жили, либо у аристократов в поместье. Причем не обязательно умеющие лечить. Просто их всех предпочитали обходить стороной на всякий случай и разводили на продажу за очень серьезные деньги. Ну все равно как со львом. Кое-кто может позволить себе держать в личном питомнике или квартире, но зверь опасный и мало кто рискнет.
      Гонорар он заранее поделил и сейчас выдал Тимофею его долю.
      - Хм? - сказал тот, бегло пересчитав.
      Они совместно восстановили доставшуюся по дешевке храму Митры сломанную передвижную электростанцию, смонтированную на кузове грузовика с мощным дизельным двигателем. Одно удовольствие работать с хорошо знакомым оборудованием. Не газогенератор какой. Конечно с конкретно таким оборудованием дела прежде не имел и пришлось напрячь техническую смекалку. Парочка ошибок по ходу случилась, но результат того стоил. И в профессиональном плане - впервые видел здесь дизель, и в денежном.
      - Астрик работал не меньше нашего и заслужил четверть, - объяснил твердо, ожидая возражений. Мастер не обязан делиться с помощником, а в результате и остальная сумма уменьшилась для них.
      - Твое дело, - сказал вопреки ожиданию Тимофей, пряча монеты в карман. - Сам надыбал работу, сам и делишь по справедливости. Только скажи мне, ты ведь мальчишку не употребляешь?
      Вот в этом отношении здешние правила и законы Игорю были поперек горла. Так и не проникся толерантностью по прежнему месту жительства. Оказавшись в ином мире обнаружил что это у него христианское воспитание, даром в церкви был пару раз в жизни, считая с крещением в младенчестве.
      Здешние, никого не удивляющие традиции, кардинально отличались и были близки, скорее лагерным законам. Излюбленным оскорблением было выражение 'te praedico', означавшее в самых грубых выражениях: 'Я возьму тебя в зад'. Но все не так просто. Пассивный партнер покрывал себя позором, честь активного участника акта нисколько не страдала. Чем-то это напоминало лагерные понятия. Более того, на встречи солидных дядек с молодыми мальчиками или мастера с учеником смотрели сквозь пальцы. Они не опускались, как и рабы с рабынями, служа хозяину. Естественно существовала и мужская проституция. Кто продавался за деньги, а иные молодые люди меняли любовника, если им подворачивался более выгодный покровитель.
      - Я предпочитаю девушек, - заявил с каменной мордой.
      Возмущаться и отрицать интерес к мальчикам было глупо, с точки зрения аборигена. Пустяки, дело житейское. Хорошо, что угодил сюда в зрелом возрасте, не приходилось никого пинать в ответ на предложения или приставания. Делать авансы взрослому ромею - нарываться на неприятности, ставя под сомнение его мужественность.
      Кстати, показывать средний палец традиция, простирающаяся в глубокую древность. И подтекст соответствующий. Средний палец демонстрировался в контексте пениса, а остальные пальцы были, по сути, деформированными яичками. По здешним правилам стал синонимом анального проникновения мужчины, в буквальном смысле "хрен вам". У римлян даже было специальное название для среднего пальца: digitus impudicus, что можно перевести как "неприличный палец" или "непристойный палец".
      - Ну дык и веди себя правильно!
      - В смысле?
      - Какого Приапа сам гуляешь, а мальчишке не даешь? Деньги, - он показал неприличный жест, - а вот сводить взрослого к гетерам за свой счет...
      О, подумал оторопело Игорь. Вот начинаешь чувствовать себя сильно сообразительным и разбирающимся в окружающем мире, мимоходом ткнут носом в очередной раз в глупость. Мог бы и сообразить. В Империи не было детей. То есть понятия такого. Безусловно, младенцы не считались с рождения взрослыми. Первые годы играли беззаботно, если уж отец (имеющий на это полное право) при появлении на свет не приказывал выбросить или продать. Убивать после закон запрещал, не замечая любых других методов воспитания. Хорошие родители знали, что детей надо вскормить, поставить на ноги и отвадить от дурного. Правильные поступки одобрялись словесно, а плохие карались розгой.
       Поворотных пунктов было два: уход из детства на учебу семилетним (пока еще полностью во власти мастера или отца) и вручение взрослой тоги в четырнадцать. С этого момента считался взрослым и юридически дееспособным. Ее не носили, используя исключительно для праздника. Но с момента вручения ты сам за себя отвечаешь. Юные ромеи, естественно, стремились доказать личную мужественность в соответствии с возрастом. Сексуальная активность демонстрировала их зрелость окружающим, переводя на новый уровень.
       Конечно на практике все сложнее и разнообразнее. В селе с малых лет помогали родителям, в бедных городских семьях находили работу в помощь отцу или матери. В любом случае, четырнадцать лет четкий рубеж. Первое впечатление об Астрике было практически правильное. Чтоб там не писали на Земле про отсталые общества, маленьким ростом и слабостью не страдал, ничем не отличаясь внешне от сверстников-акселератов с Земли. Он потом видел документы, официально записывая за собой помощника. Только в тот момент толком читать был не способен, а информация о некоторых тонкостях и вовсе отсутствовала. Взрослым парень стал уже когда Игоря привезли в госпиталь. Потому никто и не напомнил о торжественном мероприятии, а самому в голову не пришло. Начальнику по незнанию традиций, точнее неудержании в голове даты, помощнику потому что не его дело указания раздавать. Воспитание такое, пусть и обидно.
      - Ты прав, - сказал вслух. - Благодарю, что указал на глупую ошибку.
      Тимофей с задержкой кивнул. Признавать неправоту в отношениях с подчиненным никто обычно не соглашался. Не ваше дело, сыны ишака.
      - Еще не хватает, чтоб прижал в коридоре кого-то и пожаловались.
      А вот это напарник понял. Тут и была та самая тонкость. Пока ходит в подмастерьях, не смотря на юридическое совершеннолетие, с претензиями придут к старшему в паре. И если денежные долги его не касаются (нечего было брать у чужих), то уголовные очень даже. Репутация воспитателя страдает, не вспоминая траты на адвокатов и прошения. Или выплату компенсации пострадавшим.
       - Если что, я в инсуле, - сообщил на всякий случай.
      Идти тут минут десять, если напрямую неспешным шагом, правда слегка задержался у телефона в вестибюле. Автоматического соединения не имелось, шло через коммутатор и за это брали деньги. Телефонировал Варваре и получил предварительную консультацию. Минут через десять она перезвонила с сообщением. Если уж делать, то по высшему разряду. Ничего неприятного женщина в вопросе не заметила. Все-так в иных отношениях совсем другое воспитание. На стенах храма Венеры такие фрески, что любой покраснеет. Даже на супертолерантном Западе Земли за иные рисунки, воплощенные на практике, могли посадить всерьез и надолго. Ходят и не замечают.
      На лестнице инсулы горячо обсуждали приход одиннадцатого месяца. Странно, новый год в марте, а присягу приносят в январе по прежнему стилю. Причем, в отличие от привычного, приносили все военнослужащие независимо от года службы. Каждый год, в третий день месяца, на легионном плацу торжественно устанавливали новый алтарь, а старый зарывали в землю. В этом было нечто от религиозных церемоний, а нарушение слова влекло за собой кару не только со стороны людей, но и богов.
      Сугубо военных праздников было кроме этого несколько: день выплаты первого жалования новобранцам и увольнения ветеранов; Rosalia signorum - день поминовения предков, а также в честь инаугурации главы провинции и Царя царей. Самый смак состоял в выдаче по таким дням не одного жалованья, но и премиальных за заслуги и боевые достижения, а также награды. Сидя в госпитале получить их невозможно. Привезенные Астриком обычные значки-отличия с соответствующим удостоверением, сообщали о немалых возможностях центуриона карателей. Хоть и не медали, но просто так не раздают, а в торжественной обстановке. Похоже он намекал на признательность и за невозможностью правильно выдать оформил заочно. Возвращение не предусмотрено и это замечательно. Изображать героизм, происходящий от желания выжить Игорю повторно не хотелось.
       - Подъем! - заорал, открывая дверь пинком, как у каждого босса имелся дубликат ключа от помещения слуги.
      Сладко спавший Астрик, можно испытывать умиление от его законопослушности, никаких пьянок-гулянок, подскочил с одуревшим и измятым от лежания на подушке лицом.
      - Собирайся.
      - Куда? - хлопая глазами, удивился Астрик.
      - По дороге объясню.
      - Работу не приняли?
      - Нет, с этим все в порядке. Деньги есть - идем тратить.
      Улица со странным названием 'Лесок' находилась совсем недалеко от центра и в отличие от него не была забита колясками и телегами. Здесь магазинов немного и если уж кто прикатит на собственном выезде, так имеется куда определить лошадей и конюха
      Вообще найти проституток было элементарно. Кроме храма Венеры и ближайших улиц они постоянно ошивались в термах, где не только бани, но и разнообразные услуги. Некоторые работали от себя, другие при борделях (в справочнике два десятка) и с сутенерами. Основное требование зарегистрироваться, проходить регулярный медицинский осмотр и платить налог. Он был равен одному клиенту в день по строгой таксе и вряд ли так уж сложен для профессионалки. Узнать соответствующих девиц проще-простого. Они всегда с распущенными волосами, ярко накрашены и обязательно имеют в одежде нечто коричневое. Юбка, платок или хотя бы шарфик.
      - Запомни на будущее, - останавливаясь у нужного дома сказал Игорь. - Ты меня помнишь еще немым, но я до сих пор о многих правилах и обычаях не в курсе. Бывает о чем-то важном не ведаю. Если видишь, что совершаю ошибку - не бойся сказать. В том нет обиды или оскорбления. Конечно не лезь с поучениями при чужих. На людях можешь подать знак, - он почесал нос, - вот так. Усвоил?
       - Да, господин, - согласился Астрик, абсолютно ничего не понимая.
      За кованной оградой высилась двухэтажный особняк. Уже внешний вид достаточно красноречив. Как и кнопка звонка. Зажиточно существуют. Нажал и через несколько минут шаги.
      - Мне назначено Феценией, - сказал здоровенному мужику, поперек себя шире, с дубинкой в лапе. - Ингвар с молодым человеком на совершеннолетие.
      Ладонь протянулась недвусмысленно. Вложил заранее озвученную сумму в мешочке. Честно говоря, ожидал более серьезного запроса. Солидно, но не чрезмерно. Считай в ту самую четверть уложился и лишь малость добавил. Первый раз должен быть запоминающимся. Не в вонючий бордель вести. Есть заведения уровнем повыше. Женщины достойного происхождения содержат и обстановка много приятнее. Ночь откупил у среднего уровня куртизанки, способной научить любви не торопя. Умение танцевать и петь в данном случае не требовалось, но входило в счет. Главное не припереться без предварительного соглашения. Поскольку цивилизация и связь телефонная, вопрос решается моментально заочно. Или следует отказ при перегруженном посетителями по записи графике.
      - Проходи!
      - Домой дойдешь сам, до утра свободен, - и пихнул парня в спину.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Агон 15. Самоволка.

      Она осторожно повернула голову, посмотрев на мужские наручные часы. Оригинальная и занятная вещь. Намекнуть на подарок? Все ж имеет вкус, щедр и ерунду не принесет. Он так и не снял, забыв вчера от яркого приема. Сознательно надела ярко-красное платье, с огромным вырезом спереди и на боку чуть не до пояса. У любого нормального существа противоположного пола вылазили глаза и моментально шла реакция. Этот не исключение, мгновенно завелся. Что и требовалось. Потом долго старательно доказывал свою любовь, уподобляясь настоящему сатиру. В первый раз грубо, как на вакханалии, затем опомнившись, гораздо нежнее и спокойнее дважды, пока не заснули в объятиях друг друга.
      - Уже пора? - спросил Ингвар.
      Спал он всегда чутко, а сейчас они еще и обнявшись лежали.
      - Еще есть время, - прошептала, выскальзывая из его рук и садясь сверху. - А ты снова готов, - смеясь сказала, откидывая упавшие на лицо длинные волосы. Его ладони погладили бедра и пошли по животу вверх, пока не добрались до задорно торчащих грудей. - Тихо-тихо, не торопись, - одним умелым движением оседлала. Тело медленно пошло вниз, затем вверх.
      Через пол часа она старательно расчесывалась у зеркала, преобразившись в строгую медсестру. Сколола волосы на затылке и собралась надевать форменную косынку со посохом Асклепия, обвитым змеей вместо привычного красного креста. Он подошел и застегнул на шее украшение. Варвара восхищенно ахнула. Серебро с подвеской в виде изумрудной Девы. Знак соответствовал ее дню рождения, а зеленый цвет гармонировал с глазами и одновременно совпадал с положенным Деве.
      Игорь в этих нюансах не в зуб ногой, но по-прежнему адресу: 'Скупка, залог, заказы и продажа импортных товаров' его уже знали и как постоянному покупателю читали лекции о правильных подарках, забывая о скидке и радостно предлагая при напоминании о регулярных посещениях.
      - Это ведь дорого?
      - Не настолько больше моей благодарности, - целуя в щеку, сказал. - За помощь с парнем тоже.
      Говорить про горячую любовь так и не смог себя заставить. Она тоже таких слов не произносила. Радостно-раскованная в постели никогда не заводила разговор о будущем. Может быть ждала от него шагов, но скорее, просто неплохо проводила время. Нет, меркантильной она не была, хотя от подарков не отказывалась. Зато и жаловала удовольствие с немалым пылом и изобретательностью. Кто сказал, человек будущего способен научить сексу отсталых людей из прошлого? Он никогда с ними не сталкивался. Иные сами кого угодно научат. Игорь подозревал не первый и не последний ее друг, но к чему ревность! Проходить лечение таким образом много приятнее и пользы больше. В постели они не только кувыркались, но и разговаривали. Очень помогает лучшему изучению чужого языка, а порой и любопытной информацией. Варвара охотно поучала насчет жизни в городе и порядков.
      А вот в госпиталь всегда шли отдельно. Репутация превыше всего и на работе никаких сомнительных взглядов и подмигиваний. К тому же ему положено оказаться в койке до пересменки.
      Он был в прекрасном настроении и не особо смотрел по сторонам. Уже светает, что может случиться практически в центре столицы провинции. Здесь не принято гулять по ночам, так что и освещение на фонарях часа за три до рассвета выключается. Появившиеся спереди две фигуры застали врасплох. Сначала и не понял, что загораживают дорогу. Шагнул в сторону, пропуская.
      - Вишь, вежливый, - со смешком сказал толстяк, объемом с двух Игорей, притом пивное брюшко не скрывало мощные мускулы. - Пропускает.
      Второй был плюгав и с кривыми зубами. При этом совершенно непонятная злоба в глазах.
      - Ты, - тут последовало незнакомое слово, скорее всего не имеющее отношение к ругани. Уж ее наслушался вдоволь от солдат всех мастей. Наверное, жаргон. - Ну-ка, вывернул карманы, - в руке у него возник приличного размера нож.
      Игорь оглянулся на торопливые шаги. Сзади из переулка вынырнул еще один, наряженный в том же стиле. Полушубок из овчины, очень хорошие в противоположность сапоги гармошкой и вместо меховой шапки кепка с ушами. Отрезают путь.
      - Еще и часы дорогие, снимай!
      - Грабите?
      Они заржали, приближаясь с двух сторон.
      Маленький сделал обманное движение, затем выпад, пугая и отлетел назад, получив ногой прицельный удар в пах. Скрючившись свалился на землю, но второй ударил, выстрелив кулаком размером с капустный качан. Игорю удалось избежать нокаута только резво отскочив. Драться сразу с двумя, второй уже подбегал, было слишком опасно. Вырвал сзади из-за пояса пистолет, и убрав предохранитель пальнул буквально в последний момент. Пуля уже была в стволе. В глазах здоровяка мелькнуло неподдельное изумление, когда свинец вошел между глаз. Голова еще не осознала, что он мертв, но ноги медленно начали подгибаться. Смотреть, раскрыв рот, было некогда. Игорь развернулся навстречу третьему. Тот оказался умным. С не меньшей скоростью, чем прежде в эту сторону, принялся убегать назад в темный переулок. В запале Игорь расстрелял ему вдогонку всю обойму и лишь на последнем выстреле, взвизгнув тот, свалился. С такого расстояния несколько раз промахнулся! И руки вроде не трясутся. Да уж, Тимофей бы с презрением плюнул на такого стрелка.
      Осторожно подошел и обнаружил скребущего обломанными ногтями камень в агонии. Попал куда-то в район почки. Специально так не суметь. Кровь текла не переставая. Глянул и отвернулся. Плюгавый все еще стоял на карачках и корчился, подвывая. Судя по следам и мерзкому запаху выметал все содержимое желудка. Игорь посмотрел, колеблясь. К сожалению, запасного магазина с собой не взял.
      - Эй, ты чего? - с трудом поднимаясь, просипел грабитель. Его явно подвигнули на попытку удрать манипуляции с затвором.
       А, где двое, там трое. Хуже не будет. Молча ударил, как учили, вбивая нос внутрь. У него было несколько поставленных ударов, гарантирующих смерть. Прежде никогда всерьез к такому не стремился. Верная статья, но на крайняк сгодится. А оставлять этого в живых, себе дороже. Не то плохо, что воспылает ненавистью и будет искать. Плевать. Специально нарываться не станет. Плохо, что лицо видел.
      Дело в том, что в замечательной Ромейской империи с кучей юридических кодексов и правил не существовало настоящей полиции. При обнаружении государственных преступлений (заговоры, подстрекательство на бунт, получение выборных должностей недозволенными методами, взяточничество чиновников, присвоение чужого имени, изменение установленных государством мер и весов и др.), налоговых, религиозных или судебных (препятствие в осуществлении правосудия, заговор обвинителя с обвиняемым, подкуп в суде, взяточничество должностных лиц) за дело брались соответствующие чиновники. А проблемы частных лиц являлись исключительно их проблемами. Убийства, грабежи, побои или кражи у обычных людей в реестр не входили.
       Улицы патрулировали военные или жители соответствующего квартала. Если уж не поймали сразу, считай пролет. Чтоб завести уголовное дело требовалась инициатива пострадавшего. Отыскать злоумышленника и найти достаточно аргументов для осуждения требовали от него. Или нанятых им людей, собирающих доказательства, приглашающих свидетелей в суд и доказывающих правоту истца. Понятно, позволить себе такое мог далеко не каждый. В маленьких поселках было проще, раз все друг друга знают. Там и судья местный помещик в курсе взаимоотношений, а чужаку придется солоно, частенько по той элементарной причине, что он не свой. Конечно за бездоказательность или клеветническое обвинение можно было заявителя привлечь к ответственности.
      А теперь представим ситуацию, когда двое обвиняют в убийстве одного. Беспричинном и ужасном. Милая шутка или вовсе пьяный пристал, а потом бах-бах и безвинно погубленные души. Что на них пробу негде ставить и давно в подземном царстве заждались со сковородками и пыточными инструментами роли не играет. Уж лучше не иметь свидетелей. Спокойней спать и ничего доказывать не надо.
      Он еще раз осмотрелся, вроде следов никаких не оставил и ничего не трогал. Неизвестно как здесь с отпечатками пальцев, но рисковать не стоило. Сознательно вставлял патроны в перчатках. Для того и покупал пистолет, Армейский револьвер того же калибра смотрелся б много внушительней, но бандиты б не позволили его взять, сходу насторожившись. Или не стали бы связываться, что гораздо сомнительнее. По шинели прекрасно видели со служакой имеют дело, а это иногда опасно. А пистолет для многих новинка и хорошо лежит, не выпирая. Вот и вляпались.
      Он ни с кем не поделился новостью о приобретении и похоже правильно сделал. Варвара в курсе и все. И то случайно обнаружила, обнимая при встрече. Реально ни о чем подобном сегодняшнему не задумывался, просто после всего случившегося уверенней себя чувствовал с оружием. Наверное, детское желание, однако пригодилось.
      Естественно, никаких увольнительных лежащим в госпитале не выдавали. Кто хотел и что важнее, мог гулять, возвращался раз и навсегда протоптанной тропой, ведущей через окно туалета. Здесь, в отличие от прежних мест пребывания по гарнизонам и деревням, место отдыха находилось прямо в корпусе на каждом этаже в конце коридора. Все ж с гипсом или серьезным ранением бегать по сугробам не особо удобно.
      Унитаз-седалище хорошо знакомой конструкции. Нормальная предусмотрительность и уважение к нуждам больных, хотя и общий ряд без кабинок. Попробуй приземлись без ноги на корточки, но отдельные детали не совсем привычные, пусть и по хорошо знакомому принципу сконструированы. Бачок из чугуна подвешен чуть не под потолком и соединен толстой трубой. К специальной ручке приделана веревочка с грузилом. Хочешь смыть - дергаешь и вода падает вниз с шумом и грохотом могучего водопада. Цивилизация! Кстати цивис - это гражданин. То есть граждане создают общество. И чего не узнаешь в далеких мирах.
      Но главное там давно решетка снята с окна. С виду прикручена, а фактически собственным весом держится. И окно никогда не закрывается. Поколения страждущих сбегать в самоволку меняются, бережно передавая следующим знания о чрезвычайно полезном ходе наружу. Дверь-то под охраной и каждого свободно не пускают, лишь по пропускам и слуг, отмеченных в соответствующем списке. Все ж военное учреждение и порядок превыше всего. А люди и на чужих планетах остаются людьми и норовят поступать вопреки положенному.
       - Так! - сказал зловещий голос, когда Игорь перевалил с подоконника на пол. - Я знал!
      Ну надо ж как не везет, подумал, глядя на восседающего с видом орла на унитазе все того же сквалыжного врача. Противный характер еще туда-сюда, однако вечное желание унизить и поставить на место находящегося на лечении или в подчинении вызывало откровенную злобу не только у раненых, но и медсестер.
      - Самоволка! - вскричал с негодованием. При этом вид у него был со снятыми штанами, будто с трибуны вещает. - Я этого так не оставлю! По бабам бегать способен, а служить нет? Занимать койку, необходимую другим...
      Ну это уже откровенное вранье. В палатах полно мест.
      - ... и сладко жрать, пока товарищи сражаются с варварами...
      Сам не очень-то рвется на передний край, сидя в тыловом госпитале. По слухам, у него 'патрон' серьезный и обеспечил теплое местечко. А что врач паршивый, последний дурень в их отделении в курсе. Одного пятый год самостоятельно операции не допускают делать. На простейшей чуть человека не зарезал.
      - Тут штрафом не отделаешься! Завтра выпишу! Не будешь сачковать.
      - А взять и придавить, - сказал задумчиво Игорь, еще не остывший от недавнего и вконец раздраженный. Если выпишет, чего терять? - Завтра найдут и никто не узнает за что и кто. А то и вовсе смотреть не станут. Кому ты дрянь нужен. Помер на унитазе от запора и все.
      Доктор странно булькнул, выпучив глаза. Наверное, прежде с таким не сталкивался и пребывал в изумлении от наглости нижнего чина.
      - Ты чё, на ветерана рот открывать вздумал? - Игоря уже несло. - Я сюда из боя попал, где вооруженных людей вот этими руками, - показал, сунув под нос, отшатнувшемуся в испуге, - ножиком кромсал в одном строю с карателями. А ты кто такой, дерьмо, верблюжье...
      Тут, по идее, надо бы рвануть тельняшку на груди, но он был в застегнутой шинели, а грубое сукно просто так не разорвать. Только впечатление испортишь. Да и не требовалось. Морда красная, щас удар хватит. И тут врач отчетливо пернул.
      - Сначала штаны застегни, - припечатал, - потом рот открывай, вонючка.
      Вышел с прямой спиной и так и прошагал до палаты.
      - Случилось чего? - спросил курящий у окна Николай. - Морда у тебя не как обычно. После ночного похода вечно довольный, а тут с кислой харей.
      Игорь выложил в подробностях, коря себя за несдержанность. Завтра все равно всем известно будет. Этот не простит унижение. Воспоминание о висящем на вороте в первый день невольно маячило перед глазами.
      - Утрется, - сказал Николай уверенно, ухмыльнувшись. - Если на допрос дернут, все отрицай. Свидетелей нет, а он давно косо смотрит. Девки, видать не дают. Слово против слова, а главврач с удовольствием макнет при всех в грязь. Выгнать не может, так сделает ходячим анекдотом. Вот если б пальцем тронул, могли и шум поднять. А обложил, так и не то случается. Мы, раненые, со слегка расстроенной психикой и прощается, не то что на гарнизоне. Плюнь. Другое дело выписка. Это сделает непременно, хотя б чтоб не выполнил угрозу. Ох, - сказал тихонько смеясь, - и почему не видел, как он обделался. Я б и запах потерпел ради такого зрелища!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Агон 16. Получить в нагрузку зверя.

      - И как было? - думая о своем, спросил Игорь.
      С утра предсказание Николая исполнилось в полном объеме. Идти к начальству поганый докторишка не стал, зато на обходе выложил перед главврачом полную картину выздоровления больного. Если не придуриваться, так и есть. Все заросло в лучшем виде и ни в малейшей степени не беспокоит. Будь поток поступающих полноводней давно бы выставили. А так делали все по науке, вплоть до физиотерапии, массажа и иглотерапии. Медицина, реально сильная. Не 19 век, заметно выше, как с рентгеном и переливанием крови. Про группы и резус фактор тоже в курсе. Есть даже психотерапевты, на самом деле жрецы Асклепия, специализирующиеся на разнообразных расстройствах.
      - Она такая, - впервые на его памяти Астрик не находил слов, - такая...
      - Понравилось?
      - Ух!
      Ну хоть не зря деньги заплатил, подумал, переключаясь на плакат, изображающий план госпиталя. Что в каком корпусе, как пройти. Почему в их отделении ничего подобного не висит? А где казарма? Нет. Видимо не здесь находится. Оно и понятно, тогда б видел прежде.
      Судя по состоявшемуся на обходе разговоре, все ж сделал гадость на прощанье унитазник с дипломом врачевателя. Вместо проезда до прежней части, якобы до распоряжения, отправляли в распределитель. При его упоминании любой вояка тоскливо морщился. Сидишь в казарме безвылазно и офицеры старательно дрючат. В отличие от родной армии здесь срок службы роли не играет. Ничего удивительного, что многие шли напролом, возвращаясь самостоятельно. К сожалению, он не настолько заматерел и попадать в лапы военного патруля не желал. В конце концов иммун, всегда для механика-водителя найдется работенка и в таком месте.
      Астрик перестал смотреть в потолок и протянул бумагу с будущим распорядком дня, вздохнув тяжко. Ему тоже было недурно жилось. Если не считать последней недели с дизельной электростанцией, отдыхал на полную катушку. Утром придет, отметится и исчезнет на весь день. Где-то он умудрялся подрабатывать, но не в больнице. Здесь на черных работах государственные рабы. Они живут в том же здании общежития, но отдельно вход, столовая и прочее. Помогать за чаевые беспомощным людям или по просьбе их привилегия и чужаков не допустят. Бить не станут - чревато. Зато в момент заложат занявшегося незаконным бизнесом.
      Итак...
      5.00 - подъем.
      5.25 - 5.29 - завтрак.
       Четыре минуты?! Ну, вообще!
      5.30 - построение на поверку.
      6.00 - 8.45 - строевая подготовка.
      9.00-10.44 - изучение устава.
      11.00-11.55 - лекция о предупреждении заболеваний.
      12.00-12.45 - обед.
      12.45-13.30 - свободное время.
      13.30 - построение и стрельбище.
      20.00 - ужин.
      21.00 - отбой.
      Веселая, можно сказать, жизнь ожидает.
      - Иммун Тауврус, зайдите, - позвал выглянувший скриба. - Нет, - сказал, когда Игорь оглянулся на Астрика. - Один.
       Переступил порог канцелярии и повинуясь кивку прошел в очередную дверь. Сразу не понравилось происходящее. В отдельном кабинете должен сидеть начальник. И какое тому дело до маленького человека? Такого все-таки не ожидал. Тело автоматически встало по стойке смирно.
       - Иммун Тауврус прибыл!
       Сидящий за столом в свободной позе Ипатий усмехнулся.
       - Давно не виделись.
       - Да, доминус!
       - Можешь говорить свободно.
       - Меня контролируют постоянно? - после паузы спросил Игорь.
       - Кому ты сдался, - пренебрежительно ответил Исповедник. - Еще не хватает следить за каждым словом или дурным центурионом, отправляющим куда по служебной надобности. Если до сих пор не в курсе, на каждого служивого ведется постоянное дело. Поощрения, наказания, награды, переводы и прочее. В твоем есть маленькая пометка, доложить о переводе. Так что найти, при желании, - он щелкнул пальцами. - Ну и как раз в Мегаре находился. Дай, думаю, навещу. А тут и причина внезапно возникла.
       Пауза.
       - Чего у тебя с этим червяком произошло?
       - Высказался излишне эмоционально с глаза на глаз. Уж больно придирчивый.
       - Полагаю, ничего нового не сообщу, поделившись древней истиной: 'Я начальник - ты дурак'.
       - Falsum etiam est verum, quod constituit superior.
       - Молодец, растешь. Еще немного и начнешь поучать всех подряд.
       - Виноват, доминус.
       - То-то и оно. Глупо искать неблагоприятные обстоятельства, если сдержаться не способен. Ладно, - он махнул рукой, - это все лирика. Надеюсь по казарме-распределителю плакать не станешь.
       - Могу вернуться назад?
       - Свободно говорить, не означает перебивать.
       - Виноват, доминус.
       Кажется у того хорошее настроение и пускать в ход палку не собирается. Только почему неприятное ощущение очередной гадости? Да потому, что просто так бы не появился.
       - Может все ж отправить на настоящее перевоспитание, чтоб маршировал без конца и научился слушать до конца? Уж извини, не наблюдаю за твоими выкрутасами с трепетом сердца и мечтой защитить. Однажды нарвешься и отправят под палки или кнут. Зачем тянуть?
       Игорь старательно молчал. Насколько далеко простиралась либеральность начальника не очень представлял. С него станется для профилактики к экзекутору послать.
       - Некогда заниматься воспитанием. Дебилом уже не смотришься, говорить и читать-писать научился.
       Ну первым можно гордиться, а вот последнее наводило на размышление. Ничего такого не докладывал. Значит помимо него успели.
      - Не без огрехов, да кто у нас в народе сильно грамотный. Сойдет. Считай отслужил. Бумаги на увольнение в запас по ранению получишь в канцелярии. Билет на тебя и твоего ученика на 'семнадцатый'...
      Я увижу другие миры! Этот, один из тех самых, пороховых. Не 'девятка', уровнем ниже, тем не менее должен быть одним из самых развитых.
      - ... Полагаю, справишься. На лапу придется за срочность, уж как водится.
      А вот за такую подсказку, большее спасибо. Желательно скрибе чего подкинуть, а то напишет чего-то нам абсолютно не нужное.
      - Удостоверения личности гражданского на обоих получишь вместе с прочими документами в канцелярии. Вот это, - толкнул по столу пакет, - накладные на груз. Там ничего скоропортящегося, однако за простой платить надо. Решишь максимально быстро. Есть аккредитив в банк на оплату пошлины и список дополнительно на приобретение.
      Это прозвучало небрежно и вызывало подозрения. А без него уже никак, если часть вещей заранее куплены?
      - Доставишь груз по адресу. Это письмо хозяйке, - он кинул сверху письмо, залепленное сургучной печатью.
      - Я могу узнать, что там?
      - Поступаешь в распоряжение госпожи Юлии Септимии. Не бойся, - усмехнулся, - в качестве механика-водителя. Думаю, останешься доволен новым назначением. Но если моя сестра пожалуется, не обижайся. Свободен!
      Ну хоть палкой не указывал на ошибки в произношении, вываливаясь поспешно в канцелярию, подумал Игорь с облегчением. А в целом задание занятное. Похоже на очередную поверку. Сестра...
      Если по прежним понятиям, езжай на другой материк, получи пес знает чего на заводе и у таможни, и вези груз назад, держа оборону от расхищения. В принципе ничего из ряда вон. Подумаешь, в первый раз и неизвестно куда обращаться. Понять бы еще, к лучшему ли перемены или собираются использовать втемную. Погрузят очередной героин или еще какую гадость, а ты отвечай, когда наркоконтроль тормознет. Не тот уровень, чтоб нечто суметь предложить. Никто не станет договариваться - размажут в момент или пытками выбьют информацию. Здесь физическое воздействие на подследственного прямо прописано в определенных случаях. А с ним и вовсе церемониться не станут. Он не существует и исчезнуть может в любой момент. Наверное это куратора Ипатия обеспокоит, но лично ему будет без разницы в глубокой могиле.
      Или он себя накручивает? - расписываясь за выдаваемые документы думал. Все так и есть, как сказано. Ну поглядим.
      - За мной, - бросил на ходу Астрику, не останавливаясь. Вывел наружу здания, плюхнулся на скамейку, закурил и лишь тогда начал объяснить новые обстоятельства.
      - Ну и чего? - с недоумением сказал тот, сунув нос в бумаги. - Билеты на шесть вечера в III класс до 'семнадцатого'. А там уже разбираться станем. Чего прежде психовать.
      - Не напрягает, что от прежней жизни уходишь?
      - Пока на место не прибудем, все одно не узнаем к лучшему или худшему. 'Патрон' не спрашивает, на то он и выше по положению.
      Вряд ли он имел в виду конкретно своего, но прозвучало намеком. И то, почему он таскается за своим боссом, а тот чем-то недоволен в точно таких обстоятельствах?
      - Ты прав. Времени полно. Ступай собираться. А я попрощаюсь и тоже приду.
      Наверное, парнишка подумал с Варварой. Ничего подобного, с ней успел перемолвиться после обхода. Конечно жалко, но тут никуда не денешься. А в часть отбываешь или со спецзаданием, какая к Юпитеру Всеблагому разница. Она на дежурстве и уйти не может. Жениться не обещал, так что вроде и винить себя не за что.
      Рыжий появился достаточно быстро, едва очередную папиросу прикончил. К самокруткам так и не привык и дымил более дорогим табаком. Зверь подошел и не получив привычного угощения удивленно муркнул.
      - Прости, - сказал Игорь, чувствуя себя идиотом, почесав между ушей кота, - отправляют меня неизвестно куда. Больше не увидимся.
      Встал со скамейки и направился к выходу из парка. Кот заорал за спиной. Не мяукал, а именно кричал.
      - Домой иди, - обернувшись, сказал с досадой.
      Через пару шагов его ударили сзади по ноге. Причем всерьез, когтями. Толстая ткань не дала ранить, но кончики застряли и Рыжий повис на бедре, завывая.
      - Ну что ты творишь! А вот дам по башке, - отрывая от себя, возмутился Игорь. - Ну нельзя так.
      Кот нечто возмущено замурчал с негодующей интонацией и вцепился уже в рукав шинели всеми лапами. Отшвыривать было жалко. Прикормил, теперь чего нос кормить. Пришлось взять за шкирку и направиться назад. Прошел вдоль забора до недалеко расположенной калитки и постучал кулаком. В железной двери имелось окошко-кормушка, как в тюрьме. Оттуда выглянула круглая морда, чего-то жующая.
      - Чего надо?
      - Вот, - демонстрируя кота, заявил Игорь, - ваш? Забирайте.
      - Ну, заходи, - сказал, лязгая засовом привратник, распахивая створку. Не только физиономия, но и весь оказался сильно упитанным.
      - Э... Мне не надо. Просто заберите, - и попытался сунуть в руки толстяку шипящего злобно зверя.
      Тот поспешно шарахнулся.
      - Сюда, пожалуйста присядьте, - показывая на очередную стандартную скамейку у забора и переходя на вежливое обращение. - Это недолго.
      Закрыл засов и поспешно унесся с неприличной для своих габаритов скоростью. Игорь мысленно плюнул и снова закурил, причем кот сразу залез на колени и заурчал довольно, будто и не устраивал сцену буквально только что.
       Ждать пришлось не меньше четверти часа, потом на дорожке появилась иссохшая до состояния мумии женщина в жреческой накидке. Она ковыляла, опираясь на две палки. Сзади почтительно двигался привратник, а по бокам две кошки. Рыжий выключил находящийся внутри груди моторчик и зашипел.
      - Сиди-сиди, - сказала старуха на удивление приятным голосом молодой девушки на попытку встать. - Мне места хватит.
      Со вздохом облегчения опустилась рядом. Кошки сели напротив скамейки, глядя немигающими глазами. Рыжий ответно уставился и зарычал, но не зло. Женщина-мумия глянула на него и тот сразу заткнулся.
      - Я преосвященная Прозерпины Тамара.
      Епископ? В очередной раз влип в нечто непонятное.
      - Ингвар Тауврус, механик-водитель.
      - Молодой человек, я давно живу, но как-то не упомню, чтоб посторонние таскали священных животных в храм. И главное, чтоб этот не порвал руки. Он тот еще зверь. Можешь поведать, как случилось?
      Игорь не видел смысла нечто скрывать и изложил в подробностях про знакомство с самого начала и причины прихода.
      - Ты любишь животных, - сказала она утвердительно, когда иссяк.
      - Собак нет. А кошки другое дело. В детстве у меня была. Такая добрая, деликатная и аккуратная. По утрам приходила и если дверь закрыл, царапался пока не впускал. Еще звала, когда рожала, чтоб рядом сидеть. Всем хороша, только котят в песок не учила ходить. Вечно приходилось приучать.
      - И что с ней случилось?
      - Не знаю. Однажды ушла и не вернулась. У нас садик был, свободно гуляла.
      - Чувствую запах, - мечтательно сказала. - Табак есть?
      - Да, госпожа, - поспешно извлекая коробочку.
      Привратник нечто булькнул встревожено, глядя на происходящее и под ее взглядом увял. Она сделала непонятный жест, показав два пальца и тот снова умчался, переваливаясь на ногах-тумбах. Кошки у ног жрицы посмотрели вслед и снова уставились на Игоря.
      - Мне нынче все вредно, - сообщила старуха. - Могу иногда себя побаловать, уже все одно недолго осталось.
      - Разве нельзя, - не находя слов показал на кошек.
      - Старость не лечится, - спокойно объяснила. - У каждого свой срок и мойр не обмануть. Я тебе объясню кое-что, - выдыхая дым, сказала. - Ты ведь не дурак и уже начал догадываться. Есть кошки домашние catus и звери Прозерпины - felis. Вторых принесли Принцы крови из нулевого мира. Они, как любые животные, обладающие магией...
      Интересно, она сознательно это сказала или проговорилась? Есть еще какие-то. Такая информация дорого стоит. Или, в очередной раз, кроме меня все в курсе?
       - ... все равно не люди, а звери. Не стоит очеловечивать побуждения. Felis - стайные животные. Ты что-нибудь знаешь о львах?
      Это было неожиданно и единственное, что вспомнил, была пятиминутная передача в ютубе под издевательским названием 'Лев-мудак'.
      - Они живут прайдами. Львицы охотятся, лев только жрет, кроет самок и охраняет стаю, - принялся излагать. - Не от врагов, а от других львов. Сидит и орет, предупреждая, чтоб не совались. Если приходят вопреки реву - нападает и изгоняет со своей территории. Сходу больше не скажу.
      - Уже неплохо. В наших краях специалистов по африканским хищникам не очень-то обнаружишь, - кинула окурок на землю и раздавила ногой. - Приблизительно так и есть. Молодых самцов вожак выгоняет из прайда. Будь они от другого просто бы убил, но и так не особо приятно. Они бродят вокруг или ищут другой прайд. Дождавшись вхождения в силу бросают вызов. Иногда погибают, бывает побеждают прежнего хозяина. Еще, случается, ходят группой и пользуют друг друга.
      Тон был совершенно спокойным и ни на что не намекала.
      - Звери Прозерпины такие и есть. Маленькие львы. Только мы лишили их обычного отбора. Они не живут на открытой местности и чужаки не вторгаются на территорию. Когда подходит срок и прежний вожак становится дряхлым, привозят нового сильного самца, тщательно проверяя родословную, чтоб избежать близкого родства. Слишком часто при выведении пород кроме внешнего экстерьера такие случки наделяют и наследственными болезнями. Ты понимаешь меня?
      - Селекция.
      - Хороший мальчик. Об этом и говорю. На этот счет существует целая наука, но у тебя время ограничено и мой болтливый язык нужно укоротить. Возвращаясь к нашей теме, прайд не однороден. Все особи различаются по рангам. Самка наследует статус от матери: она рангом ниже матери, младшая сестра еще одной ступенькой ниже и так далее до следующей семьи более низкого ранга. Это судьба, предназначенная от рождения и все тут. С самцами другое дело. Они переходят в новую возрастную группу, выясняя постоянно отношения и могут подняться или упасть. Ранение, болезнь, другие объединились против. Столкнувшись с сильным врагом, иногда умный кот способен привлечь на свою сторону второго и даже парочку и организовать коалицию. Когда такой союз оказывается стабильным, партнеры становятся силой, с которой нельзя не считаться.
      Игорь слушал со всем вниманием, по-прежнему не понимая к чему все это излагается и чего она хочет. А ведь явно нечто добивается, раз не пожалела времени и сил, явившись лично.
      - Всю жизнь изучаю поведение кто с кем контактирует, как и зачем: драки, свидания, дружба, союзы, ухаживания. И не перестаю удивляться. У каждого свой характер и стратегия. Скажем этот, - она кивнула на Рыжего. - Он не очень крупный для своего возраста.
      Наверное, он не мог скрыть удивление. Не такой уж маленький был кот.
      - Львы, мальчик мой, - сказала с усмешкой. - Самец много больше самки. При этом доминирует среди младших. И у людей бывает. В молодости приходилось пару раз видеть, как мелкие, но крепкие парни уделывали в драке здоровых мужиков. Каждого самца время от времени вызывают на бой другие коты. Их можно проигнорировать, состроить угрожающую физиономию, иногда сделать резкий выпад, даже лениво погнаться вслед. Однако твой на самые символические провокации отвечает полноценными атаками и яростно, с обнаженными клыками, будет преследовать противника, на ходу вгрызаясь ему в бока. Достаточно давно попытки задеть сошли на нет, все старались поскорее убраться с его пути. Из таких получаются отличные вожаки при переводе в другую стаю. И все же, в определенном смысле, он не агрессивен. Не начинал драк, не мстил, не угрожал без причины. Никогда не нападал на самок в порядке косвенной агрессии, не вымещал на них злобу. И вечно на особицу гуляет. И тут мы приходим к твоей личности.
      - А...
      - Да-да, - не позволив слова вставить, - felis все ж не лев. Вряд ли короли зверей потерпели бы вмешательство человека. В нашем случае, удалось довольно удачно встроиться в древнюю схему. Человек не хозяин и не вожак - партнер. В чем-то полезный и иногда дополняющий. К сожалению, далеко не все люди отважатся просто приблизиться. Иные и помирая, боятся сделать шаг навстречу. А вдруг пронесет, а вдруг хуже станет. Мы отбираем для службы в храме с детства и очень редко такое бывает, чтоб взрослый мужик просто любил кошек. Сидел и гладил без задней мысли, вдруг вылечит болячку.
      - Вы хотите сказать...
      - Есть вещи поважнее ранга. Вылизывание члена стаи еще и успокаивает. Чем чаще это происходит, чем меньше нервничает животное. Для него твоя ладонь фактически аналог материнского языка. Не только приятно, еще и улучшает самочувствие. И все поведение говорит о том, что он привязался. Возможно не часто приходилось встречаться с бескорыстным отношением вне храма. С любовью. Уж извини, позволить тебе уйти, бросив партнера, не могу позволить, - в голосе звякнуло железо.
      - Я вовсе не собираюсь становиться священнослужителем! - испуганно вскричал Игорь.
      - И не требуется, - она рассмеялась. - Живи своей жизнью, но с ним подмышкой.
      - И как вы это себе представляете? От меня шарахаться станут!
      - И уважать. Но кто тебя заставляет всем рассказывать, что это не обычный домашний кот?
      - Кто-то кинет камнем и мне потом отвечать за покойника?
      - Поверь, он никого не убьет. В смысле человека. Птичек и мышей с превеликой охотой. Смертельно больного тоже не поднимет. Самец обычно служит фокусом, а действует несколько самок. Сам по себе не имеет достаточно сил. Ну, на мелкую пакость или свежее ранение может и хватить, - признала. - Не больше.
      То есть веником гонять все ж не рекомендуется.
      - А в целом, я тебе сделаю бумагу от родственника, владельца зернохранилища. По смерти завещал коммерческое предприятие детям, а тебе кота.
      В сапогах, подумал Игорь. И сделает он из меня непременно барона, скушав предыдущего владельца поместья.
      - И никаких вопросов не возникнет.
      - От моих желаний ничего не зависит? - без надежды попытался брыкнуться.
      Опять появился привратник с какими-то мешками и встал неподалеку. Доклада не последовало, значит епископ прекрасно знала, что принес.
      - Я ведь не заставляю всю жизнь сидеть в этих стенах, - показала вокруг себя. - Хотя могла бы. Уж поверь, есть рычаги. Зачем? Хуже придумать невозможно. В результате выльется все в ненависть к жрецам и священным животным. Живи своей жизнью, только не забывай весточки присылать. Адреса я дам. Мало ли. Если подходящий прайд найдется, ты ж привезешь будущего вожака? Шансов мало, но все ж. И денег отсыплю. Не так чтоб очень, но голодать не станете. Ну как, идет?
      - Почему вы думаете, что подхожу? - взмолился. - Одно дело почесать между ушами и совсем иное терпеть рядом постоянно!
      - Будем считать эксперимент, - без малейшего признака юмора в тоне заявила жрица. - Так ли хорошо разбираюсь в людях, как думала все эти годы.
      - Ну спасибо большое, госпожа.
      - Поменьше сарказма. Не моя вина, что боги привели тебя сюда.
      Это уж точно. Такие все из себя боги, под названием собственный идиотизм. И в первый раз с попаданием в Империю, и во второй.
      - Он все-таки самец, - сказал, слегка переварив неизбежное Игорь. - Наверняка захочет... э... случку. Обычная кошка подойдет?
      - В корень зришь, - довольно сказала. - Внешне породы ничем заметно не отличающееся, но внутренне нечто есть. С котами-одиночками такое случается. Ничего ужасного. Будет в итоге мул. Бесплодное животное, хотя очень редко самки могут иметь котят. Если самец обычный, то у потомков полностью отсутствует связь с Прозерпиной, а вот у стерильных детишек папы-felis через раз. Еще и потому, обязательно следить и сообщать в храм о появлении признаков. Прайд вне контроля может быть реально опасен.
      - Каких признаков, госпожа? - спросил с тоской.
      Она сделала жест, подзывая привратника.
      - Тут подробная инструкция, - сказала, доставая из подставленного вещмешка неприятной толщины том. - Общие сведения, воспитание, кормление, болезни. Еще, - отправляя назад книгу, - кой-чего вроде подстилки, антиблошиной присыпки, поводка с ошейником, парочки банок специального питания в дорогу и чека с завещанием.
      И ведь имя должны были вставить. Хороший слух у привратника.
      - А вот это, - показала на второй, - ранец для переноски.
      Жесткие стенки, дырочки для вентиляции, внизу коврик. Застегивается крышка на защелку.
      - Не узко? - спросил с сомнением.
      - Лишнее пространство провоцирует к метаниям. А так ляжет и вырваться пытаться не будет. Главное твою спину чувствует и запах. Бери и сажай внутрь. Ну вот, - с удовлетворением кивнула, - тут главное твердая рука. Ты партнер, но старший и не позволяй садиться на шею. Ступай и пусть путь твой будет легок, а душа не чернеет, оставаясь добродетельной.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Агон 17. Железные дороги со странностями.

      Астрик приплясывал в нетерпении у дверей инсулы возле лежащих вещей.
      - Где ты ходишь? - вскричал. - Нам еще на вокзал топать.
      - Где ты ходишь наставник? - произнес с нажимом.
      - А... Да, доминус, - осознал промашку.
      - Наследство получал, - сказал Игорь недовольно, снимая ранец. Чем меньше остальным известно, тем проще. И дергаться не станут, и болтать. Придется жить по легенде, тем более заверенный печатями документ лежит в сумке. В основном из-за него и задержался.
      - А?
       Откинул крышку и парень поспешно отшатнулся при виде меховой рыжей морды.
       - Это просто кот, - с нажимом, - но отказаться было никак нельзя. Специально привезли от дальнего родственника, оставившего распоряжение после смерти. Хорошо удачно совпало, а то где б его держал в госпитале. И еще, - сунул под нос помощнику чек. Как и что считали не доложили, но на сотню солидов можно не одного кота прокормить, а семью год. По крайней мере он с Астриком жил на такие деньги и еще оставалось. Выгодное дело держать породистых священных животных.
       - И как зовут? - неизвестно поверил ли, но хотя бы с визгом не убегает.
       - Феликс, - после паузы ответил Игорь. Раз уж felis, то еще одна буковка и нормально звучит. - Он вроде спокойный, но на омнибусе не поедем, лови currum.
       Слово было неоднозначное и могло означать повозку, колесницу или даже телегу. На практике самые натуральные пролетки с извозчиками. Открытые или закрытые. Еще и с номерами, но не на самом транспорте, а на шее у кучера. По крайней мере передвигаться с багажом комфортно. Чем дальше, тем больше обрастал барахлом и поскольку назад уже не вернуться, правильно сделал, что прихватил с собой в командировку. Астрик притаранил почти все. Пару отверток все ж успели скомуниздить неизвестно когда после ранения. Вот как это все, начиная с матрацев/подушек и заканчивая карабинами (как не удивительно, выданное на базе личное оружие оставалось при увольнении на гражданку в собственности) на себе Астрик в одиночку таскал, немалая загадка.
       - Что значит нет? - орал спустя некоторое время на вокзале. - Вот у меня выписаны билеты!
       - Либо сдаете животное в багажный вагон, либо доплачиваете за II класс, - с терпением, выработанным общением с многочисленными ненормальными, отвечала мадам в кассе абсолютно нейтральным голосом. Она была в железнодорожной форме, как все в их системе. - Никто не обязан находиться в помещении с вашим любимцем, будь то жеребец, крокодил или попугай.
       Забавно, видимо здесь ко всему привыкли и на слово 'кот' не считают нужным меняться в лице. Сам виноват, потянуло задавать вопросы. С другой стороны, начни сосед скандалить, как бы выглядел, промолчав.
       - Сколько добавить? - поняв бесперспективность возмущения сдался. Еще и сзади шумят. Билеты начинали продавать за час до отхода, половина времени прошла, а он мешал идти на посадку. Прямо над кассой висели правила выдворения из поезда, где упоминались буйные, пьяные или пристающие к пассажирам.
       - Сорок два ренса за каждого плюс десять за животное.
       Это на треть дороже предполагаемого и бесплатный билет остается в прошлом. Если считать из своего кармана, то чек не так уж весомым оказался. Эта скотина Феликс обойдется в немалые суммы!
       - А нельзя нам вместе в багажном проехаться до конечной станции?
       Она посмотрела с еле заметной улыбкой на губах.
       - Нет, господин. В багажных вагонах людям запрещается находиться. Нет условий.
       А то в теплушках и прямо на платформе никто не передвигается по железке. Спорить дальше было глупо и он с тяжким сердцем стал расплачиваться, мысленно ругаясь на нескольких языках. Естественно, никто таких сумм запросто не носит, однако чеки банка 'Лимитат' в кассе принимают.
       - У вас всего год прошел, хм новейшее давали, а подмастерье должен пройти к Асклепию.
       Имелся в виду, естественно, не бог, а местный медицинский пункт. Любому переезжающему на другую планету стандартно положено было вколоть некое снадобье. В открытой продаже ампул не имелось и стоила процедура пять солидов. Немалые деньги. Зато без справки в поезд не пустят.
      По объяснению похоже на комплексную прививку от инфекционных болезней. На тему почему все не передохли от новых микробов в чужих мирах. Судя по документам ему тоже вкололи пока был без сознания и не зря удивилась. Какой-то сильно новый индекс. И то, на Земле много чего можно подхватить и принести к неподозревающим жителям. Очень хотелось парочку ампул прихватить, но смысла никакого. Все равно без лаборатории ничего не понять, а у него и образования соответствующего нет.
      - Потом с отметкой получите билет.
       - Ступай, - махнул Астрику. - Здесь подожду.
       Когда тот вернулся с очередной бумагой, украшенной круглым штампом и подписью, снова полез в окошко. Компостер с лязгом пробил на картонном прямоугольнике дату отъезда и номер поезда. Поэтому билеты ручной продажи проверяются на просвет. На самом бланке указывались станции отправления и назначения (типографским способом), номер поезда, класс вагона и место.
       Одна из книг, принесенных Варварой и читанная для образования, была как раз о строительстве железных дорог. Много полезного узнал. Например, прежде номера вагонов не указывались и даже втором классе действовал принцип 'кто первый пришел, тот и занял место'. Это было удобно для злоупотреблений кондукторов, которые могли взять на борт лишних пассажиров. В результате можно было сидеть на чемодане в коридоре. Лет десять назад сервис кардинально улучшили и набивать на манер селедок можно лишь в четвертом классе. Даже в третьем, где сидят на жестких скамейках есть определенные номера у каждого места.
       - Проследи, - сказал Астрику, кивая на носильщика с тележкой. Вещи кроме личных в вагон не брали, оставляя в специальном отделении. - Нам желтый.
      Для удобства классы отличались цветом, как и билеты. Сразу видно куда тебе надо.
      - В этом поезде таких нет, - сказал носильщик и прежде чем Игорь разразился гневным воплем на тему куда продали билет, - в курьерском вагон-микст. Половина с местами I-го, другая половина - II-го класса. Он идет почти без остановок и I-й класс из за очень дорогих билетов чаще всего пустой и чтобы не гонять без пассажиров в убыток схитрили.
      Стены нужного вагона оказались наполовину синего, наполовину желтого цвета, а Игорь заподозрил, что в очередной раз переплатил. Зачем ему курьерский? Мог бы и на обычном проследовать. Заодно и другие планеты посмотреть. Или лишний запас времени пригодится? Ну, поживем, увидим.
      Проводник показал купе. Это было нечто. Два огромных мягких дивана, столик со скатертью, лампа с абажуром, умывальник, душ и туалет совмещенные, но не в конце коридора, а прямо за раздвижной стенкой. Входит в общее помещение. За комплект белья пришлось заплатить дополнительно ренс. Обслуживание дело хорошее, но кто упустит возможность еще чуток содрать. Могли бы и поспать привычно укрывшись шинелями и без простыней, но уж катить, так с удовольствием. Потому заказал еще и ужин, а к нему выпить и приличный кусок свежей рыбы. Гулять, так гулять. Всей компанией. Сразу выпустил Феликса, давая возможность отдохнуть. Тот моментально принялся обследовать обстановку, обнюхивая по углам купе.
      Астрик по приходу с воплем прыгнул на пружинящий диван и был встречен недовольным шипением уютно устроившегося первым кота. Попытка согнать не увенчалась успехом. Захватчик встретил нападение с целью выселить надменным спокойствием и ледяным презрением. А лапой показал готовность ударить.
      - Ладно, - благодушно сказал Игорь. - Это будет моя постель.
      Феликс благосклонно позволил почесать горло и включил убаюкивающее мурчание. Кое-что из сказанного жрицей-епископом наводило на мысли, что стремительное выздоровление имело к нему если не прямое отношение, так вспомогательное. Кошки вообще странные животные и зачем они это делают понять невозможно. Иногда и умирая мурлычат, хотя явно не от удовольствия.
      - Но дерьмо за ним будешь выносить, отныне это входит в твои обязанности. Подстелешь газету пока в поезде, потом придется таскать с собой специальную миску, чтоб не делал где попало.
      Вздох был тяжкий.
      - И следи за ним, чтоб из купе не выскакивал. Иначе не расплатишься, он не меньше скаковой лошади с родословной стоит.
      - Может загоним? - с надеждой спросил Астрик. - Чего зря такую ценность держать.
      - Поглядим, - неопределенно пообещал Игорь. Интересно, что с ним сделают, если реально продать? Как-то не верилось в оставление без пригляда. Мало ему прежних начальников.
      - Поезд отправляется, - сообщил голос в коридоре, - окна не открывать, мусор не выбрасывать, руки наружу не протягивать, - и еще пару раз повторил, двигаясь вдоль купе.
      Под полом нечто лязгнуло, вагон дернулся и медленно покатился вперед. Мелькнул какой-то забор с колючей проволокой. Столбы ЛЭП. Левая половина лица почему-то неприятно зудела. Взвизгнул недовольно Феликс, сунувшись башкой под мышку и в этот момент они въехали в туннель без малейших признаков света.
      - В первый раз вижу Врата Януса в действии, - прошептал Астрик, уставившись в темноту.
      Игорь щелкнул зубами, возвращая на место отпавшую челюсть. Дошло, наконец, что происходит. Почему-то представлял действие в виде красивой картинки из Звездных войн. Пространство сворачивается, красивые линии сходятся в спираль. А здесь просто пустота.
      В той самой Варвариной книге ничего конкретного насчет способа пробивания дыр на чужие планеты не содержалось. Очень большой секрет Храма Януса, на котором тот делает серьезные капиталы с оборота товаров и перемещения денег. Если вчитаться в практические рекомендации можно усвоить несколько конкретных вещей:
      1. Никакого туннеля не существует. Ты сразу оказываешься на другой стороне для находящихся там. При этом чем больше масса перемещаемого предмета, тем больше времени проходит внутри для наблюдателей. Причем, по самым лучшим хронометрам определяется, что для пассажиров, а не снаружи. Потом переводить часы приходится для синхронизации.
      2. Предметом может считаться человек, машина, поезд или запряженная лошадьми/волами тележка. Если вагоны сцеплены или грузчик держит за ручки тачку, они считаются одной вещью с общим весом. У работников Врат есть специальные таблицы для определения скорости нахождения внутри. Хотя, для внешних встречающих, пропавшие минуты и часы незаметны.
      3. Двигаться можно исключительно прямо, однако укладывать рельсы при таком способе передвижения настоящее искусство, поскольку нужно состыковать, не видя второго звена. Прежде предпочитали обычные дороги. Все дело в меньшей выгодности. Более одного предмета одновременно внутри туннеля находиться не может. Паровоз тянет гораздо больший груз.
      4. Любая потерянная мелочь исчезает и никогда не находится. Куда девается один Янус знает. Были случаи пропажи людей, грузов и даже вагона. Потому запрещено нечто выбрасывать из окон. А вот если ты находишься внутри и высовываешь руку, даже встречного ветра не почувствуешь. Главное контакт с остальным эшелоном. Но лучше не рисковать глупо, потому и объявляют для особо тупых, не удосужившихся услышать прежде о запрете. Чтоб претензий потом не было у родственников. А то потеряет равновесие и отвечай.
      По глазам ударил свет солнца, заставив невольно зажмуриться. Занавески-то не зря на окнах темные, для соображающих. Поезд проехал, замедляя ход, мимо двойника недавнего забора с колючей проволокой. Столбы ЛЭП тоже на месте оказались. И станция, практически неотличимая с тем же названием. Похоже клепают по одному проекту, вся разница в наличии цифры 'тридцать' после надписи Мегар на Ахумаре. В отличии от реформированных в незапамятные столетия, для упрощения арифметических действий, старые римские. Без нуля, в виде трех косых крестов 'Х'. В душе возникло серьезнейшее подозрение, что и магазины при вокзале ничем не отличаются. Хотя по части ассортимента и цен...
      - Стоянка четверть часа! - сообщил проводник из коридора. Ну да, курьерский, долго не задерживается и на центральной станции. Кстати и выход в одну сторону, а на воротах охрана. Просто так не смоешься.
      В дверь осторожно постучали и официант в черном мундире, смутно похожем на фрак, вкатил на специальной тележке заказанный ужин. На всякий случай придержал кота, чтоб тот не помчался искать приключений, но Феликс и внимания не обратил на расставляющего тарелки слугу. Как и тот на него. Оба демонстрировали чудеса безразличия. Правда одного в этот момент слегка почесывали по спинке, а второму пришлось дать на 'чай'.
      - Вон то, - показал Астрик, - что с этим делают?
      Все-таки подмастерье попался удачный. Даже подбор слов намекает. Большинство бы спросило: 'Что это такое?' А мальчишка задает вопрос; 'Что можно делать с этим?'. Может и выйдет толк. Не зря постоянно внушал: если хочешь понять сложную систему, не обязательно механическую, принцип одинаков, разбери ее на составные части. Подход к решению больших проблем, по большому счету, ничем не отличается от 'найти неисправную детальку и починить'.
      - Климатика, - ответил официант, - господин.
      Астрик аж надулся от удовольствия при таком обращении.
      - Летом используется для принудительного охлаждения воздуха. Он все равно сейчас выключен. Зима.
      Ничего нового. У богатых другие возможности. Еще не кондиционер, но его предок имеется. Кто б мог подумать.
      Хлопнула дверь за официантом и не успел машинально проводить взглядом, как Феликс уже сидел под столом и урча торопливо жрал стыренный немалого размера бифштекс.
      - Что ж ты ведешь себя, будто из голодного края? - вскричал Игорь без особого гнева. - Со стола брать нельзя!
      Кот посмотрел подозрительным взглядом и продолжил трескать, ничуть не обеспокоенный нотацией.
      - На меня смотреть! - загремел Игорь. - Сказал нельзя! - выволок недовольно шипящего, однако не пытающегося царапаться и кусаться из-под стола и выставил в туалетную комнату, резко выговаривая. - Сам прицепился, теперь изволь вести себя прилично. Нельзя со стола!
      На прощанье выдал миску с рыбой и захлопнул дверь, оставив Феликса внутри.
      - Потом мясо выкинешь, - приказал Астрику. - Нельзя чтоб доедал, а то не поймет.
      - Ну я и сам могу, чуток по краю обрезать.
      - Не морочь голову, вон сколько добра на столе, - наливая в кружки пиво из амфоры, которая вовсе не амфора (название осталось из прошлого), а самая настоящая двухлитровая бутылка привычной формы, но не объема.
      Собственно, он определял на глаз. Пол литра очень приблизительно соответствовали ксесту. С мерами была постоянная проблема. Приходилось переучиваться с привычных, а это хуже чужого языка. Впрочем, и пиво было не совсем пиво. Крепкое градусов тридцать, не меньше.
      - Или тебе не хватает обычно? - спросил, остановившись. - Голодный?
      - Нет, - помотал головой парень, - нормально все. Я просто не привык выбрасывать еду. Жалко.
      Не то чтоб очень расточителен по жизни, но невольно вспомнилась прежняя жизнь со свалками, где просроченной еды хватало. И вещи выкидывали иногда не рваные и поломанные, а по причине замены на более новые и модные. В иных отношениях различия слишком резкие. Здесь, практически ничего не швыряли на улицу. Уголь и деревяшки шли на растопку, любая годная найденная вещь на барахолку, металл на переплавку, дранная одежда и тряпки к старьевщику. Старые газеты использовали на курево, обертку при продаже еды или на подтирку. Даже трупы животных не пропадали. Шкуры на кожу, кости на мыло.
      Рассказать о мусоре на Земле, не поверят. Это ж богатство! Клондайк! Об окружающем мире правильно судить по выбрасываемому. Это гораздо более четкий показатель достатка.
      Опять лязг, толчок и мягко двинулся поезд. Мелькнула 'стрелка', где переводят с одной линии на другую и торчал человек в железнодорожной форме. Замелькали знакомые приметы. Опять влетели в туннель и пришлось зажечь лампу.
      - Мы сейчас не трудимся, - сказал, когда выпили-закусили, а поезд остановился у следующего вокзала под номером двадцать девять. - а отдыхаем. Потому расскажи чего занимательное.
      - Но ты знаешь много больше, - Астрик, натурально, растерялся.
      - Я знаю профессиональные штучки, а ты изложи какую легенду не из обычных античных.
      В умах ромеев, эллинское и римское наследие органично слилось в нечто общее, куда с успехом присоединились египтяне. Живущие в Империи считали общим для себя понятие Цивилизации, без всякого определения греко-римская. Они не замечали заимствований у соседей и ромейскими героями были одновременно Муций Сцевола, богатыри ахейской древности, Александр с диадохами и эпигонами, а также Великий (непременно с большой буквы) Юстин - победитель 'девятки', считающийся самым лучшим полководцем в истории. Он вообще этнический армянин.
      Империя мыслилась как хранительница подлинных культурных ценностей. Идеал красоты и гармонии, соответствующей 'небесной гармонии сфер' культивировался много веков, воплощаясь в чудесных произведениях архитекторов и скульпторов, творениях поэтов, но главным образом в высокой культуре мысли и слова - логике, философии и риторике. Каноны этой культуры почитались так же единственно истинными, как и нормы римского права. Все что им не соответствовало, почиталось варварством и бескультурьем.
       - Нечто, о чем рассказывают среди букеллариев.
      Было всерьез весело, когда он случайно узнал, что живущие за Уралом-Имаусом народы верят в призрак Украины, прекрасной молодой девушки, одетой в белое, которая встречает странника в пустынных снежных степях и заманивает его, погружая своими поцелуями в роковой сон, от которого он уже никогда не сможет пробудиться.
      Юмор такого рода до местных не дойдет, но из каких глубин идет само название!
      - Один великий воин, - перебрав знакомые байки, начал подмастерье, - погиб в бою, перед тем перебив множество народу. Когда известие об этом дошло до дома собрались его сыновья и выслушали последнее слово. Оказалось их отец не зря всю жизнь воевал. Много разной добычи он имел, но самое ценное зарыл под дубом, растущим прямо у ограды: кубок, который всегда полон, пока стоит, и пуст, если его положить на бок. Арфу, которая играет сама любую мелодию, которую ты назовешь или пожелаешь услышать и сапоги не сносимые. Они всегда новые и по ноге. Одно он требовал, пусть все останутся довольны при разделе. Но хорошо просить задним числом. Каждый надеялся заполучить нечто более ценное.
      - Я имею право на все! - заявил старший брат.
      - Я имею право выбрать! - вскричал средний и они оба схватились за оружие.
      - Наверняка есть возможность уладить полюбовно, - сказал младший. - Чтоб все остались довольны. Я обдумаю ночью и выскажусь на рассвете.
      Он слыл умником в семье и по закону не мог претендовать на многое, потому оба старших брата охотно согласились подождать до утра. В конце концов, если не устроит арбитраж, можно ведь и наплевать на его предложение.
      Когда младший обнаружил, что они ушли, он выкопал магические вещи и оставил навсегда родной дом, чувствуя себя благодетелем. Ведь теперь им точно не о чем станет спорить утром.
      Игорь заржал. Трезвый он бы не стал так реагировать, но слегка поддатый получил удовольствие от незамысловатой байки. По крайней мере, теперь ясно и в каменном веке анекдоты рассказывают, и даже со смыслом.
      - Понравилось? - спросил довольный Астрик. Слово было неоднозначное и вполне могло переводиться 'счастлив'. Потому Игорь и брякнул автоматически:
      - Счастье - это когда утром очень хочется на работу, а вечером очень рвешься домой, понимаешь?
      - Еще как! Но мне мать говорила иначе: 'Благо сотворил - счастье получил'.
      -Тогда давай еще одну. Чтоб соответствовала.
      Они уже неслись по очередному туннелю, но смотреть на однообразное зрелище не тянуло. Ничего нового, бесконечное повторение. Если в первый раз особого впечатления не производит, чего уж о последующем задумывать.
      Астрик заговорил не сразу, однако с уверенностью:
      - Один молодой воин, - похоже у него все истории о героях, - потерял на охоте своего лучшего пса. Тот умчался за гигантским оленем и не вернулся. Шел охотник по следам долго, но так и не увидел ни собаку, ни оленя. Он устал и проголодался, а кругом не было места, где можно было бы устроиться на ночлег - ибо он оказался в самой середине мрачной, безлюдной вересковой пустоши. И вдруг видит длинную, низкую, грубо построенную избу, где могли бы жить одни лишь разбойники или дикие звери. Но из щели между досками все-таки пробивался свет. Он собрал все свое мужество, подошел и постучал в дверь. Немедленно открыл высокий, худой, седовласый старец с пристальными темными глазами.
      - Входи, - сказал он, - мы тебя не ждали, но кто постучал в дверь наш гость и не нарушим закон гостеприимства. Вот моя жена. - Старец подвел его к очагу, где сидела старая, худая, седовласая женщина с длинными острыми зубами и страшными сверкающими глазами.
      - Пора ужинать. Садись и поешь с нами.
      Не особо понравились ему хозяева, но устал, а теперь уже была черная ночь, и ему было не найти дороги обратно домой, даже если бы он и хотел. Так что парень сел у очага, пока старуха помешивала варево на огне, пристально за ним следя.
      Не нравилось ему такое внимание, но ничего плохого ведь не делали, а под рукой копье. Честно ответил на вопросы и рассказал почему бродит по пустоши.
      - Извини, - сказал старик, выслушав. - Твоя собака гнала оленя, а мы нуждались в пище. Пришлось убить не только зверя, но и твоего пса. Он не позволял подойти к добыче. Моя вина и отплачу тебе полной мерой.
      - Неужели нельзя было отогнать?
      - Твой пес был сильным и смелым, он не боялся волков.
      И тут дошло до парня с кем имеет дело. Оборотни. Потому и зубы с глазами такие странные.
      - Возьми же в качестве виры, - он ушел и принес маленького волчонка. - Будет служить тебе столь же преданно и не менее храбр.
      Так и вышло. От него пошла замечательная порода охотничьих псов. С виду не отличаются от волков, такие же сильные, умные и выносливые, с упрямым и независимым характером. Даже лаять эти собако-волки не умеют, только подвывают на луну иногда. Так что, в сущности, это всё тот же волк... с одним, но очень существенным отличием: охотно признаёт человека вожаком своей стаи и отдаст за него жизнь. Правда, в пастушьи не годятся и на цепи держать не стоит. Для них любая живность добыча, а без свободны быстро чахнут и умирают.
      А что касается того воина, то тот прожил много лет, покрыв себя славой и оставив множество детей, однако так никогда больше не смог попасть на ту вересковую пустошь и найти оборотней, хотя он искал повсюду, Больше не встречал никого из этого семейства, но каждый раз горевал, когда приносили убитого волка, боясь, что на сей раз жертвой мог оказаться его добрый друг.
      - Не совсем по запросу, однако тоже неплохо. Помнишь, ты мне объяснял про священных животных?
      - Ага, - согласился Астрик. - А что?
      - Звери Прозерпины лечат, а другие что делают? Говорят, - понижая голос, - есть животные не простые, приведенные Принцами крови из прежнего мира. Вот гиенолошадь такая?
      - Не знаю, - он откровенно растерялся. - Нас такому в школе не учили и взрослые не рассказывали.
      Мы ребята простые и практичные, 'перевел' для себя Игорь. В сомнительные материи не углубляемся и всякой ерундой не заморачиваемся.
      - Не думаю, - отверг Астрик, обдумав идею рационально, как положено истинному ромею. - Животные далеко не всегда одинаковы. Иногда не отличишь, а бывает совсем иначе выглядят. На планетах, - Игорь отметил выражение, - бывают достаточно странные звери. Квагги, например. С виду зебры, но те человека не подпустят, а эти доверчивые и дружелюбные. Под седлом ходят и скачут быстрее обычных коней. Есть места, где используют вместо лошадей. Есть лисы и волки, ведущие себя, как псы. Это не сказка, у моих родичей такие есть. Не лают, но служат. Птицы, не летающие, очень большие и вкусные.
      Страусы, что ли? Или эти.. как их... новозеландские.
      - Ютулы встречаются с сярпами и неканоа.
      - А это кто?
      - Ну, такие... Нелюди. Тролли, пехи, чакли. Ну, лешие с полевыми. С виду уроды, почти обезьяны, а иногда не особо отличишь.
      Неандертальцы с прочими вымершими человекообразными? Надо всерьез заняться описанием миров. Должны же быть энциклопедии.
      - А есть нокайские лошади. С виду ничем не отличаются, зато силы и выносливости на троих. Но это не божественные твари. Дорогие, до безобразия, но вроде никто не говорил про нулевой мир. Об этом, - он посмотрел искоса, - лучше помалкивать. Нехорошая тема.
      - Почему?
      Астрик беспомощно развел руками.
      Стоило бы взять на заметку. Между прочим, про первые пару сотен лет новой Империи в школьных учебниках два абзаца с именем династии. Может в более продвинутых книгах по истории нечто содержится? Прежде древними летописями не интересовался, занятый сегодняшним окружающим миром. Упущение и серьезное.
       - Ну и боги с ними, - сказал, отметая опасную тему и наливая очередную порцию пива по кружкам. Он никогда не забывал, что ученик пусть по обязанности, а не из вредности может стукнуть о разговоре. Не то чтоб боялся, но и старался не давать повода. - Знаешь, почему вождю мало уметь рубиться замечательно? Нет? Однажды, когда люди еще не знали железа и судили не по роду, а заслугам, великий воин столкнулся с медведем. Хоть человек был могуч и отважен, справиться в одиночку с огромным хищником не сумел. Он собрал соплеменников и совместно прикончили матерого зверя. На пир пригласили соседей и когда те, отяжелев от съеденного, не смогли двигаться, совместно перерезали. Дело в том, что приглашенные жили в более богатой живностью долине и делиться не собирались. Мысль была удачной и предложивший решение стал вождем. И все бы хорошо, но пользуясь авторитетом стал отбирать лучшие куски у прежних друзей и пока они охотились таскать в кусты их женщин. Ну и не выдержали, прикончив толпой излишне надеявшегося на прошлые заслуги. Мораль какая?
      Астрик наморщил лоб, раздумывая.
      - Одной доблести вождю мало, - произнес Игорь наставительно. - Надо еще уметь предвидеть последствия.
      - Я отлить, - сказал парень нетвердым голосом.
      Прошагал с преувеличенно прямой спиной до туалетной комнаты, открыл дверь, в которую моментально прошмыгнул Феликс.
      - Осознал? - спросил Игорь.
      Кот гордо отвернулся и запрыгнув на диван улегся клубком.
      - Не желаешь разговаривать? Твои проблемы, - убирая в судки недоеденное и стряхивая остатки с тарелок в одну, пробурчал. - Из принципа все спрячу. А пиво допью.
      - Ингвар, - донесся из соседнего помещения восхищенный возглас. - Он в унитаз сходил!
      - Воду спустил?
      - Не-а.
      - Так чего радуешься. Нажми педаль.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3052
  • Сообщений: 6885
  • Activity:
    45.5%
  • Благодарностей: +6283
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

       Агон 18. Промышленный мир.
       
       Чтение газеты было не особо занимательным. Местные, естественно, сообщали в основном об интересных для них событиях. А Игорю борьба на выборах в тамошней столице в двадцать-каком-то мире мало занимательна. Как и разоблачение прежнего главы города, разворовавшего деньги на постройку нового стадиона. Спорт здесь любили и особенно азартный. Скачки, бокс, который не совсем бокс, а с дополнительными ударами ногами, и многое другое. Соревнования были многоступенчатыми. От провинциальных к планетарным, а затем общемировым и олимпийским. Еще и ставки официально принимали. Но он все равно не знал никого и не сильно стремился выяснять имена и подробности. Слушать радиопередачу про здешние соревнования не очень увлекало, а до телевизионной картинки еще не додумались.
       Зато заметки на последней странице давали массу пищи для размышлений.
       Городской судья признал виновным злоумышленника в избиении жены. Имел тот до этого пять судимостей. Приговорен к штрафу в 2 солида и 2 ренса. Еще две похожих заметки. В одном случае штраф 1 солид и 8 ренсов, включая судебные издержки, при наличии кровоподтеков и заплывшей физиономии у супруги. Еще один аналогичный случай и всего полтора солида. Странные суммы и намек на возможность спокойно месить кулаками жену. Главное иметь деньги или чтоб не орала на всю улицу.
       Обвиняемый приговорен к тюремному заключению на четырнадцать суток за то, что спал на улице. Еще один на улице. По решению суда подсудимый заключен в тюрьму на семь суток. Без пристанища нельзя в городе находиться. Урок на будущее, поскольку вряд ли законы на разных планетах сильно различаются.
      Кража пары сапог со двора магазина. Приговор: тюремное заключение сроком на двадцать один день с отработкой. Пятнадцать груш спер из железнодорожного вагона. Ну совсем берега потерял. Взял бы парочку, мог бы и соскочить. Приговорен к тюремному заключению на семь суток. Тоже отработка. Хотелось бы уточнить, что это. Наверняка трудиться в пользу пострадавших заставляют, но что конкретно делать? А так, сроки не особо впечатляют. За шею до смерти за всякую ерунду не вздергивают до наступления смерти. Мда... унесшего из чужого сада девять кустов папоротника отправили в тюрьму на один месяц. Зачем ему? Они ж не цветут! Или слово неправильно перевожу?
       На основе закона о борьбе с браконьерством рассматривалось дело. У обвиняемого найдены капканы и много кроликов. Приговор: штраф в солид плюс судебные издержки или один месяц тюрьмы. В связи с неплатежеспособностью обвиняемый отсидит срок. Еще один похожий случай. Возбуждено ходатайство о снисхождении из-за преклонного возраста обвиняемого - шестьдесят два года, а также ввиду того, что он не сопротивлялся при аресте. Приговорен к тюремному заключению сроком на четыре месяца. Вывод: сначала проверь можно ли стрелять в зверя. Кстати, почему такая заметная разница надо выяснить.
       Молодой рабочий обвинялся в том, что без малейших оснований совершил, как это квалифицировал суд, зверское нападение на старика семидесяти лег. Преступник оштрафован на 1 солид 5 ренсов 6 оболов. Ответчик избивал истца кулаками по голове и телу, потом повалил на землю и пинал ногой. Один солид дополнительно для оплаты лечения. Как-то либерально к хулиганству относятся.
      О! Обвиняемый в пьяном виде орал песни. На замечание жреца избил его, как собаку. 4 солида с возмещением ущерба за лечение и судебных расходов. Священников тоже можно пинать всласть, не одних жен. Но дороже обходится.
       В дверь постучали.
       - Да!
       - Через пол часа пребываем на 'семнадцатый', - сообщил проводник.
       - Подъем! - скомандовал сладко спящему Астрику.
      Больше суток ехали, давно пора. Уже устал от ничегонеделанья. Когда вышли из бесконечных туннелей и пошли по обычной железке сначала было интересно, потом бесконечное мелькание деревьев тоже опротивело. За исключением редких маленьких станций и встречных поездов сплошное лесное благолепие. Одна беда - наскучивает быстро. Привязки, как всегда не было, но конечная цель маршрута под названием Железный город наводила на мысли о Магнитогорске с его комбинатом.
      Пить беспробудно всю дорогу было не в его характере. Вот и изучал газеты, скорее для тренировки в чтении, чем из интереса. А эти спали. Что парень, что кот. Поднимутся, пожрут и снова заваливаются. Может они близкие родственники?
      Получив багаж тронулись к зданию. За тележку плати, за грузчика плати, аж жаба давит. И напрямую мимо вокзала нельзя. Соль здесь в том, что на перрон и с него можно попасть исключительно через парочку выходов. Напрямую по рельсам, перепрыгивая забор и под вагонами, наверное, удрать при необходимости можно, если где-то с той стороны на этот вариант не предусмотрено парочка суровых людей в форме и с собаками. Остальные идут согласно купленным билетам через соответствующий зал. Люди попроще из третьего и четвертого класса в одни, более солидные в другие, сопровождаемые грузчиком с вещами. Богатый гражданин утруждаться тяжестями не станет, не так ли?
      - Без уплаты таможенных пошлин можно ввести вещи лишь для личного пользования, - поставил в известность человек в окошке в незнакомой форме, держа анкету. Нормальная бюрократия. Фактически приехали в чужую страну. Видимо это и есть эллименест-таможенник.
      - Я по коммерческой надобности на заводы, - показывая бумаги, объяснил Игорь. Гражданский паспорт хоть и имеет фотографию, но мало похож на привычный. Размером с тетрадку и помимо личных данных, включающих особые приметы, не просто номер мира, а провинция и полное имя патрона. Обычно такие сноски ни к чему не обязывают, но когда лично Магистр Савелий Рубрий Цека прямой начальник справка о благонадежности уже не особо важна. - Буду покупать, а не продавать.
      - У нас говорят Завод, - с невозмутимым лицом, сообщил неведомый чин. Знаков различия, не смотря на форму не наблюдалось. В первый раз?
      - Да.
      - Имя, - заглянул в документы и вписал необходимое. - Слуга.
      - Ученик.
      - Не важно, графа одна, - продолжая заполнять, ответил.
      Игорь проникся глубокими познаниями скрибы и порадовался отсутствием необходимости самому стараться.
      - А еще кот, - сказал, невольно заискивающим тоном.
      Страж границы поднялся и заглянул в подставленный ранец на недовольно выглянувшего в открытую крышку Феликса. Рядом у окошка раздался возмущенный вопль и сосед с женщиной в норковой шубе принялся нечто доказывать близнецу здешнего проверяющего.
      - Продажа запрещена и при отъезде будет проверено наличие, - поставил в известность. - Зверь рыжего окраса, полоски на боках и белые носки на лапах, - старательно записывал. - Оружие есть?
      Пришлось показать и номера карабинов с пистолетом были зафиксированы. Не рискнул прятать, заслужив удивление Астрика, впервые обнаружившего наличие личного оружия. Соседей всерьез потрошили. Причины остались для него неизвестными, но там уже трое копались в дорогих кожаных чемоданах.
      - Все, - сообщил таможенник, так же невозмутимо. - Можете следовать дальше.
      И на этом конец? Даже не заглянул в чемоданы? Просвечивания здесь не наблюдалось, а стандартных вопросов о наркотиках, ценностях и наличии денег с излишними бутылками алкоголя не позвучало. Ну и боги с тобой, подумал, направляясь к выходу.
      - Что за запах? - спросил подозрительно на выходе.
      - Город, - буркнул Астрик.
      Но не так же вонять должно!
      - Почти пол миллиона человек и куча заводов, - сообщил носильщик, везущий на тележке их багаж. - Канализации в большинстве районов нет, еще и дым постоянный. Когда ветер в твою сторонку, гораздо хуже.
      Кстати, спросить о приличном гостевом доме можно у него. Не знает, так возчик в курсе. Не особо роскошный, но несколько дней придется перекантоваться.
      - Да, господин, - ответил грузчик мгновенно, - я знаю подходящее место. И это будет стоить дешевле. К тому же с животным в приличное место или не пустят, или потребуют несуразную плату.
      Потом выяснилось, что хозяева небольшого домика с палисадником ему приходятся родичами, но не все ли равно. Главное комната с питанием за смешные оболы обеспечена. Им обоим было под семьдесят, но бодрые старички. Всю жизнь, никуда не отлучаясь, прожили в Железном городе. Он работал на военном заводе, она на ткацкой фабрике и оба доросли до немалых, по местному понятию должностей. Не просто мастер, а наладчик станков и бригадир (жена). И по сей день она не перестает трудиться - убирает в доме, стирает, варит, печет, а теперь еще готовит для жильцов. Другой жизни они не знают, да и не хотят знать. Было одиннадцать детей, трое умерли в молодости. Две дочки живут неподалеку, но заходят редко, вечно занятые своими делами. А остальные поразъехались по разным планетам. Одни неплохо живут, другие не очень, но все редко пишут и никто не помогает.
      - Зачем? - удивился старик. - Мы и не нуждаемся. Будем работать, пока не придет время спуститься в подземное царство на суд.
      - А носильщик кем приходится?
      - Внук, - со вздохом поведала старуха. - Неудачный вышел.
      - Это как?
      - Смутьян.
      Из расспросов выяснилась занятная история. Несколько лет назад в депо, где тот работал, произошла забастовка из-за плохих условий труда и нескольких несчастных случаев. Он не просто поддержал товарищей, еще и стал руководителем стачки. И хотя они добились некоторых улучшений лично Теодор Каллен (предки из кельтов) стал 'меченым'. При первом удобном случае придравшись уволили. Ни одно предприятие не брало на работу по специальности. А ведь слесарь-инструментальщик. По любым понятиям высшая каста. Эти люди изготовляли обрабатывающие и измерительные инструменты, штампы для холодной и горячей штамповки, всевозможные пресс-формы. Они должны уметь читать чертежи и понимать особенности материала.
      А для него осталось максимум таскать вещи за приезжими на вокзале или товары, отправляемые в дальние края. Грузчик - это поденщик. В работе бывают приливы и отливы - в зависимости от того, сколько надо погрузить или выгрузить товаров.
      Когда Теодор заглянул вечером, Игорь пригласил за стол, предварительно сгоняв Астрика за кувшином с пивом. Сначала бывший мастер был достаточно насторожен, но выпивка в приятной компании слегка размягчила, да и предложение оказалось достаточно заманчивым.
      - У меня достаточно странное положение, - объяснил Игорь. - Три группы товаров, мало связанные между собой. Причем список достаточно приблизительный и можно в некоторых случаях потратить больше или меньше на приобретение. Важно не выскочить за бюджет. Чужаку трудно сходу разобраться и по каталогам не очень-то поймешь, чем один плуг лучше другого. Откуда разница берется. Тем более я в сельском хозяйстве мало понимаю. Мое дело трактор чинить, а не когда сеять и как удобрять. Ты знаешь людей и город, можешь подсказать с кем говорить и сколько реально вещь стоит. Говорят, напрямую приобретая, можно сэкономить до четверти, считая и транспортные расходы.
      - Нет, - сказал он, практически не раздумывая. - Денег не надо. Сделай мне разрешение на эмиграцию в ваш 'тридцать первый'.
      - Есть официальный запрет? - уловив беспомощный взгляд ничего не понявшего начальника, вмешался Астрик.
      Уже потом, с глазу на глаз пояснил: просто купить билет и уехать не то что на чужую планету, а в соседний город не так уж легко. Сначала предъявляешь справку об отсутствии долгов и выплате государственных и местных налогов. Обязательно подтверждение благонадежности при переселении через Врата Януса. Последнее для Теодора невозможно. Раз смутьян, нечего смущать иных. Здесь под гласным надзором. То есть в любой момент могут проверить чем занимается.
      Вроде люди свободные, а поменять местожительство всегда проблема. Оно и понятно, кому нужно, чтоб разбежались в более приятные места без начальства. Земли много и не только по вертикали, но и по горизонтали. А для особо шустрых принят аллиленгий - 'круговая порука'. Если кто-то удерет без разрешения, платить налог станут остальные. В поселке, квартале или прямые родственники, поручившиеся. Правда каждого все равно не удержать. Желающие могут запросто уйти в леса, их полно кругом. Тайга огромна и найти практически невозможно. Но как жить? Кроме необходимости начинать с нуля существуют частенько недружелюбные варвары, давно усвоившие, что пришельцы со временем отнимут их землю. Нередко этот вопрос решается кардинально. Убийствами чужаков.
      Конечно, как при каждом юридическом правиле, есть возможности обойти закон. Переехать в составе большой группы, всей деревней, например. Или быть перевезенным в качестве 'клиента'. Вплоть до продажи себя или детей в рабство. Хозяева у своего должника или имущества не обязаны спрашивать мнение и могут его отправить куда угодно. Или тащить с собой, исключительно для чесания пяток. Это не возбраняется. С другой стороны, склонный к мятежным действиям кому сдался даже в качестве прислуги. Себе дороже такого брать на службу.
      - Да!
      - Ну тут надо или очень много платить чиновникам, - рассудительно сказал ученик, - или за долги отработать. Ты, - Теодору, - пишешь расписку, он идет в магистрат и оформляет в качестве ограниченного в правах клиента. А чтоб не было сомнений, напишет на ту же сумму свою. На той стороне рвете и по нулям. Разве бумаги выправлять за свой счет будешь. А так волен идти куда угодно по прибытии на место.
      - Идет! - азартно сказал Теодор.
      Похоже давно мечтал убраться подальше, а тут подвернулся изумительный подарок. Еще и сам бы приплатил за счастье удрать, да какие у него деньги...
      - Что конкретно надо?
      Список покупок был немалый, причем приблизительные цены были указаны не для продавца. По отдельности вроде не особо тяжело, но когда все вместе - капитал немалый. Одноконная косилка. 4 граблевая жатка, точило, конные грабли, молотилка и привод к ней, культиватор и 12 пружин, лемехи, лапки, борона для посева и картофеля, сеялка клеверная и усовершенствованный стальной плуг, различные приспособления в три десятка наименований и в заключение трактор, с запчастями и два грузовика. Пилы, топоры, лопаты, ножовки, косы, серпы. Вернее металлические части инструментов. Еще токарный, фрезерный, зубонарезной, плоско и круглошлифовальные станки, гидравлический пресс на 10 тонн. Патроны, резцы, зажимы, втулки, пуансоны к ним. Запчасти к нескольким паровым машинам с указаниями точного размера.
      На очередном пункте Теодор запнулся и поднял глаза на собеседника.
      - Вы там войну собрались устроить?
      Игорь сделал многозначительную морду, не имея ни малейшего понятия. В перечислении значилось 450 карабинов модель 81 с 7зарядным неотъемным магазином, 20 пулеметателей (Астрик нарисовал нечто крайне похожее на 'Стэн'), 5 тяжелых пулеметов на колесных станках. Ну и соответствующее количество патронов. Тут одним вагоном не обойтись.
      - На оружейных заводах знакомых не имею, - честно предупредил консультант. - они государственные, в отличии от прочих и кому попало не продадут. У тебя лицензия есть, имена в ней знатные, но как там будет, не могу подсказать.
      Игорь предложил еще пива и плотно навалился с расспросами. Судя по всему, основной или один из основных центров провинции, считая со связанными угольными и пороховыми производственными базами, был городом-монополистом промышленного уровня. Вероятно, есть еще два схожих из более продвинутых. На 'девятке' как бы не крупнее, но здесь создано производство полного цикла от добычи руды до выпуска продукции. Занят в целом добрый миллион человек, хотя, понятно, не все на заводах и шахтах. Есть обслуживающие фабрики, строительство, завязанные на город поставщики продовольствия с окружающих деревень и разнообразная торговля.
      При этом оружейные предприятия принадлежат государству, а вот остальные заводы не индивидуальным капиталистам, а некому семейному конгломерату древних известных фамилий, давно сросшихся с банковским капиталом. Попасть в данное замкнутое общество достаточно сложно и большинство имеющих долю просто стригут дивиденды, не вмешиваясь в реальное производство. Римляне с византийцами не имели идеи о невозможности вести коммерческие дела, будучи заслуженного рода и не видели в таких действиях ничего порочащего. В результате буржуазия так и не развилась, зато появились мощные финансово-промышленные группы. Юридически представляют собой группу формально самостоятельных фирм, находящихся в собственности определенных семей и под единым административным и финансовым контролем.
      Рабочий люд делился на три прослойки. Нижнюю составляли чернорабочие, среднюю 'мастеровые' и выше всех стояли квалифицированные рабочие. Последние были трудовой аристократией и могли рассчитывать на систему пожизненного найма и даже пенсии по старости или инвалидности. При условии лояльности к руководству. На производстве сельскохозяйственных машин таковых было почти пятнадцать тысяч - немалая сила. Но все боялись вякнуть слово и никакими профсоюзами не пахло.
      Сказано было не такими словами, но в смысле обмануться невозможно. Благонадежный профессионал заканчивал жизнь в уютном домике, вроде здешнего. И это - счастье. Потому что Железный город достаточно мрачное место. Здесь умирает много больше, чем рождается и численность поддерживается за счет младших сыновей в сельской местности, не имеющих возможности эмигрировать на другие планеты.
      Они находились в приличном районе, а были места, где человеческую жизнь ни в грош не ставят, а за хорошие башмаки убьют моментально. Плюс полное отсутствие канализации и санитарии в трущобах, постоянно дающие вспышки тифа, холеры, воспаления легких, туберкулеза. Все это осложняется постоянно висящим смогом от печек с углем и заводских труб. До необходимости заботы об экологии пока не додумались и очистных сооружений с фильтрами не поставили. Дышать временами невозможно и преимущество развитой страны моментально меркнут перед постоянным кашлем. Иногда, при ветре в эту сторону, ощущение, будто находишься на демонстрации и тебя полиция травит слезоточивым газом. К сожалению, это нормальная и привычная для горожан обстановка.
      Ну и прочие замечательные мелочи: 10-12 часовый рабочий день, труд малолетних, отсутствие отпуска и оплаченного больничного, невозможность получить компенсацию при производственной травме или выплату пособия по безработице. Есть социальные права настолько привычные, что никто на Земле не замечает и считает само собой разумеющимся даже в джунглях Африки. Просто где-то благодаря помощи на уровне государства можно неплохо жить, а в другом месте выживать. Здесь системы не существует даже в зачатке. Можно проработать с детства до старости и ничего в итоге не иметь. Ни пенсии, ни противных социальных работников, ни накоплений. И не потому что вложил в очередную много обещавшую компанию и остался с голым задом. Элементарно не хватает содержать семью. Не голодаешь? Уже замечательно.
       Семьи ютятся по несколько человек в комнатах, размером уступающих предусмотренному для солдат помещению в казармах. Бывает несколько поколений обоего пола и различного возраста одновременно существуют. В комнате стряпают, едят, спят и работают. На немыслимых вонючих тряпках они рождаются, растут. Отгороженные в лучшем случае пологом, не скрывающим звуки, зачинают новых детей и умирают. Никто не видит в том ничего ужасного. Окружающие такие же, если не хуже. Есть относительно благополучные улочки и попасть в число тамошних жителей (собственный палисадник и дерево!) величайшая мечта многих.
      - Ингвар, - сказала хозяйка, показывая крайнюю степень недовольства вмешательством в мужскую беседу, - твой кот удавил нашу курицу! - была продемонстрирована не особо впечатляющая птица со следами атаки.
      - Mea culpa (моя вина), - признал с задержкой Игорь, поднимаясь. - Не объяснил, что в доме не дичь.
      А как ему вообще нечто втолковать? Феликс же не собака и на цепь не посадишь. Просто для него наличие птицы повод для охоты. Был бы попугайчик, тоже бы загрыз. В госпитале рядом с оградой домашние животные не бродили. А в той самой книге, пока ничего подходящего не обнаружил. Чтоб сказать низя и моментально послушался. Нет такого рецепта!
      - Купите другую - я заплачу. Только не сейчас, а когда уедем. Выберите лучшую и чтоб вот такие яйца, - показал, широко разводя руками, - приносила. Нет! Две за мой счет!
      - За кого ты нас принимаешь! - возмутился старик.
      - За пострадавших. Обязан компенсировать ущерб. А с этим сейчас поговорю...
      Стоило выйти за дверь и навстречу Феликс. Недовольно заорал, жалуясь. Еще бы. Он так классно взял скотину-дуру, бегающую нагло под носом, не смотря на огромный рост, а у него отняли. Надо разобраться с ворами. Партнер большой - его задача всех приструнить.
      - И как тебе внушить, что в доме трогать табу? - заглядывая в глаза, поинтересовался. - По морде наглой двинуть, так не поймешь. Навязался, гад на мою шею. Сплошные убытки.
      Кот потерся о ногу. Отнюдь не счастье от встречи демонстрирует. Метит свое имущество, чтоб другие не зарились. Есть специальные железки, оставляющие запах. Игорь присел, гладя нахальное животное по хребту. Главное, если не кормить, так тем более ловить и воровать станет. Не подходит в качестве наказания.
      - Когда ты не нарушаешь законов, - изрек задумчиво, запавшее в память, - не колеблешь добрых обычаев, не огорчаешь никого из близких людей, не вредишь плоти, не расточаешь необходимого, удовлетворяй свои желания, как хочешь... . А в доме не смей кровь проливать!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
4 Ответов
2202 Просмотров
Последний ответ 11-02-2014, 08:01
от Wens
0 Ответов
639 Просмотров
Последний ответ 07-10-2012, 22:01
от Prostak
5 Ответов
897 Просмотров
Последний ответ 11-11-2013, 01:03
от YaKnignik
0 Ответов
1398 Просмотров
Последний ответ 26-04-2014, 00:16
от Kard
19 Ответов
2012 Просмотров
Последний ответ 23-10-2016, 16:35
от W2

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.