Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.
  • Re: Библиотека ЛитКлуба. Сугралинов Данияр – Цикл «Дисгардиум», 2018 4 12
Текущий рейтинг:  

Автор Тема: Re: Библиотека ЛитКлуба. Сугралинов Данияр – Цикл «Дисгардиум», 2018  (Прочитано 36522 раз)

Оффлайн Smeagol

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 77
  • Сообщений: 155
  • Activity:
    8.5%
  • Благодарностей: +1170
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

Затяжной бой с козлоногими сатирами-прислужниками дался тяжело. Возмездия не хватало, мизерные капли здоровья, перепадавшие с Похищения жизни от Комбо, не спасали. Этих чертей не брали стрелы, урон приемов безоружки дико срезался, и если бы не Игги, я мог бы и не пережить трехраундовой схватки. Иглокол строчил из жала-пулемета, не забывая периодически подкладывать в сатиров личинки и навешивая дебаф, срезающий объем жизни.

Четверть часа беспрестанной беготни, постоянно хождение по грани и куча сожженных нервных клеток — но я выстоял. Во многом за счет того, что имел преимущество в скорости, передвигаясь в два раза быстрее мобов.

Финалом второго Шага стало появление стража:

Сатир-страж, 31 уровень

Босс


Похоже, уровень мобов подстраивался под меня. Прошлый страж был тридцатого уровня, потом я получил уровень, и уровень мобов тоже изменился. Но был возможен и другой вариант: уровень стражей будет расти с каждым Шагом. Эта версия мне категорически не нравилась тем, что превращала все прохождение в невыполнимую миссию. Впрочем, она отлично укладывалась в ограничение по наградам, с которым столкнулись Инфект и Тисса — подразнили, показали, сколько всего можно загрести, а по факту...

Этот босс не стал сразу рваться в бой. Выпав из портала, сатир внимательно огляделся вокруг, потом изучил меня взглядом. Склонив голову, ухмыльнулся — задранная верхняя губа обнажила крупные лошадиные зубы.
Я же тем временем гадал, какие у него специальные способности. Если он такой же милишник, как предыдущие сатиры, шансы есть. Если же...

Нет. Страж ударил кулаком в ладонь, запустив процесс облачения в броню. Его и без того непробиваемая шерсть стала покрываться черненными чешуйками, оформляясь в полноценные доспехи. Когтистые кисти козлоногого, окончательно добивая мои надежды, вспыхнули огнем.

Все-таки маг. Сатир атаковал, начав связкой из файрболов. Несколько небольших, с грецкий орех, шариков плазмы выстрелили со скоростью, не допускающей даже мысли успеть уклониться. Оберегая меня, под них подставился Игги. Его предсмертное верещание ударило в уши Смертельным стрекотом. На несколько секунд сатир застыл, и я использовал это, чтобы сократить дистанцию. На бегу выпустил несколько стрел, целясь в непокрытую шлемом голову босса. Одна попала удачно, воткнувшись в морду. Стан, повешенный иглоколом, еще не спал, когда я продлил эффект Оглушающим пинком и отчаянно вгрызся в босса всем арсеналом.

Сатир отошел от Оглушения, с мясом и рванувшим фонтаном крови вырвал из щеки стрелу и, подпрыгнув, лягнул меня двумя копытами в грудь. Из легких выбило весь воздух. Отбросило меня метров за десять, не говоря уже об уроне — шкала жизни пожелтела. Поднимаясь, ждал, что в меня сейчас прилетит файрбол, что вспыхну живым пламенем, что случится что-то еще — любая пакость. Но, погибнув сотни раз до этого в песочнице, не боялся боли. Тем более что сюрпризы для козлоногого у меня еще оставались.

Внутренне сжавшись, я перекатом ушел в сторону от разлившейся огнем дорожки, принял в грудь взорвавшиеся файрболы, не обращая внимания на боль и пламя, Замедляющим выстрелом спутал стражу ноги и ответил на огонь огнем — Взрывным выстрелом. Стрела попала в живот сатира, взрывом сбивая его с ног, но даже не повредив доспехи.

Работая луком на бегу, нырком ушел из-под рассекающей воздух когтистой лапы и, прыжком пропустив удар копытом, вломил Молотом. Вытянутую морду козлоногого перекосило, он отступил на шаг, чтобы сохранить равновесие, и я врезался в его выгнутую назад ногу ударным Комбо.

Конечность сатира подогнулась, и он припал на одну ногу. Мой следующий удар он заблокировал и, вдруг вцепившись в руку, повернул запястьям к себе:

— Постой... — блеюще выдохнул он и грязно выругался: — Член Асмодея мне в глотку! Клянусь Фавном, это же печать Бегемота! Откуда она у тебя? Это точно метка Спящего! Как? Кто ты?

Он отпустил мою руку и поднялся, не проявляя агрессии. Провел рукой по разорванной щеке, и края раны сошлись. Его крупные ноздри жадно раздувались. Сатир ждал ответа.

— Я Скиф, инициал Спящих... — ответил я, удивляясь поведению моба. — А ты?

— Флейгрей имя мне, — представился он. — Что ты забыл в этой всеми богами забытой дыре, Скиф?

— Это же сокровищница первого мага?

— Первого мага? — удивился сатир. — И все? Таким его запомнили?

— Э... Не знаю его имени. Я даже не знаю, кто он такой.

— Немудрено. Века назад черт меня дернул... Вернее, пара зловонных легкомысленных бесов выдернула меня из затяжного запоя сюда. «Вынесем сокровища и до конца жизни будем богаты», — говорили они. Ага. Застряли тут навсегда. Так вот, уже тогда никто не помнил имени этого «первого мага». Говорили, никчемный был. Высокомерный, жадный, хвастливый. Боги покарали кретина, да и в бездну его.

Я заметил, что вышел из режима боя, не прекращавшегося с самого начала второго Шага. А в профиле сатира не только появилось его имя, но и изменился цвет — враждебный красный сменился нейтральным желтым!

— Как скажешь, Флейгрей. Что тебя удивило в метке Бегемота?

— Что удивило? — сатир расхохотался. — Не знаю, как сейчас, но в мое время это имя внушало уважение даже высшим из демонов! Лично не видел, но рассказывали, что Диабло и Белиал от радости, что тот сгинул, все преисподнюю вверх дном перевернули!

— Он не мог сгинуть, ты же понимаешь?

— Пфф... Конечно, не мог. Но новые боги сумели заморочить головы смертным так, что те и думать забыли поклоняться Спящим. А без веры нет бога, это тебе любой… э… бог подтвердит. Что ж, спасибо, что удовлетворил мое любопытство, Скиф. Продолжим бой? Кто знает, может быть когда-нибудь мне удастся выбраться отсюда и лицезреть Бегемота воочию? Кстати, у тебя неплохая подвижность для человека! Но она тебе не поможет, ты уж извини…

Флейгрей начал отходить назад, разрывая дистанцию и грея в руках файрболы.

— Погоди... — в голове забрезжила идея. — Ты сказал «выбраться»? Но как? Ты же привязан к этому месту...

— Никто не вправе привязать вольного сатира к чему бы то ни было! — гордо заявил козлоногий. — Вот и супруга моя... В бездну эту ведьму! У меня контракт, Скиф. Когда стражи схватили меня и моих вонючих собутыльников бесов, нам дали выбор: сгинуть или послужить стражами. Как только я отправлю в бездну девяносто девять расхитителей сокровищницы, контракт будет исполнен. Я стану свободен.

— И скольких расхитителей ты уже отправил в бездну?

— Хм... — смутился Флейгрей. — Ты станешь третьим. Но тех двое, по правде говоря, тоже здесь... Никто не хочет сгинуть, понимаешь ли, за просто так...

— За века? Ты понимаешь, сколько еще времени ты здесь проведешь?

— Слушай, парень, я не силен в математике! — разозлился он. — Да и вообще, какое тебе дело? Для нас, стражей, времени не существует. Мы пробуждаемся при появлении грабителя и, прикончив гада, снова отправляемся в спячку. Это даже весело! — с некоторым вызовом проблеял он. — Ты вообще собираешься драться, вор?

— А если очередной вор, например я, тебя прикончит?

— Стражи не умирают, если ты еще не понял. Какой у тебя Шаг? — сатир изучил пол под копытами. — Второй? Кто был до меня?

— Йож.

— Дикарь с Меаза? Ершистый парень! И ты его одолел? — с недоверием в голосе спросил козлоногий. Он отступил еще на несколько шагов.

— Да. Но он со мной не стал разговаривать, а ты заговорил. Мне кажется, я могу тебя отсюда вытащить, Флейгрей.

Сфокусировавшись на иконке стража, я выдал ему приглашение вступить в группу. Не знаю, как именно это видят неписи, но брать в группу Патрика мне удавалось, как и приглашать в адепты Спящих кобольдов-отщепенцев.

— Предлагаю тебе войти в мою команду... Заодно познакомлю с Бегемотом, — пообещал я. — Если захочешь...

Козлоногий замер, его взгляд остекленел. ИскИн просчитывает нестандартную ситуацию? Флейгрей отвис и деловито поинтересовался:

— Чего ты хочешь взамен?

— Поможешь мне пройти других стражей?

— Да это понятно! — раздраженно отмахнулся он. — По-другому отсюда и не выйти. Сколько лет моей службы тебе надо, чтобы вытащить меня?

— Э... Нисколько. Выйдем отсюда, и ты волен идти, куда пожелаешь!

— Нет-нет-нет, Скиф, ты меня не проведешь! — сатир рассмеялся и погрозил мне когтистым пальцем. — А ты не так прост, ха-ха! Говоришь, отпустишь меня просто так? Нет, в этом точно какой-то подвох! Ладно, давай договоримся на годе? Тебя устроит год моей службы? Только сразу предупреждаю, я пьющий, и с пересохшей глоткой бываю очень раздражительным.

— Договорились, — я протянул руку для рукопожатия. — Тогда заодно принимай приглашение в мой клан.
Я увидел резон в его вступлении — клановые бонусы помогут нам в следующих шагах, а часть его опыта пойдет в пользу клана.

Флейгрей, сатир 31 уровня, присоединился к вашей группе. Флейгрей, сатир 31 уровня, присоединился к клану «Пробужденные».

Прогресс достижения «Сокровищница первого мага: Путь отваги»: 2/99.

Награда:
+10% к скорости передвижения в сокровищнице.

Мне то ли намекали, что побегать еще придется, то ли в этом вообще никакого умысла, и все эти награды заложены в ядро локации.

Вы получили Семя плотоядного древа-защитника.

Второй Шаг в совокупности принес мне почти десять тысяч очков опыта, столько же золотых и необычный артефакт, вдруг сам по себе оказавшийся в мешке:

Семя плотоядного древа-защитника

Эпическое

Из сего семени, посаженного в благодатную почву, вырастет Древо-защитник. Пустив прочнейшие смертоносные подвижные корни вокруг, оно станет оберегать владельца и его близких.
Крайне редкие плоды древа-защитника обладают сильнейшими магическими эффектами и используют в приготовлении деликатесов.

Опавшая листва древа-защитника — мощный алхимический ингредиент.

Кора древа-защитника не подвержена пламени и магическим воздействиям. Обладая высокой прочностью, часто служит компонентом в создании щитов и доспехов.

Требуется ремесло садовника!


Представив это хищное дерево в клановом форте, я плотоядно улыбнулся. Надеюсь, кто-нибудь из людей Мэнни захочет переквалифицироваться в садовника?

***

К третьему Шагу мы подошли во всеоружии, полностью восстановившись. Потом пришлось выждать еще минут десять, пока откатится Воскрешение питомца, зато теперь и Игги был с нами. Все это время Флейгрей тоскливо поглядывал на открывшиеся ворота, но ничего не говорил. То ли не видел поблескивающего из полутьмы тупика портала, то ли понимал, что без меня не выйдет.

Для меня самым важным было понять, будут ли повышаться уровни стражей с каждым шагом. Для себя я решил, что если будут, то рисковать дальше не будет смысла. Но следующий страж оказался того же уровня, что и Флейгрей — тридцать первого. Бессловесный каменный голем был иммунен к магии, и от огненной магии сатира толку было мало, как и от способностей Игги. Но у обоих нашлось, чем мне помочь: козлоногий наносил мощнейшие удары копытами, питомец выпускал очереди игл.

Из Голема-стража мне и выпала первая «болванка», так я их называл:

Пояс непокоренного

Эпическое

Масштабируемое

Использование: привязывается к душе, принимая свойства, соответствующие классу владельца.


Флейгрей сокрушался не меньше меня от того, что использовать новую шмотку я не могу. Вещь из Мешка расхитителя сокровищницы не вытаскивалась.

Следующие два Шага добавили в мешок Фолиант базовой магии левитации и еще одну «болванку» — перчатки. Оба стража, жирная трехметровая гусеница и медведеподобное существо, особых проблем не доставили.

К двадцать второму Шагу однообразные бои засели в печенках, но причин покидать сокровищницу не нашлось — мобы всегда были на уровень-три выше меня, а босс- страж — на четыре. Мои задранные не по уровню характеристики и навыки помогали преодолевать разницу без затруднений. Тем более при помощи Флейгрея, показавшего себя сильным бойцом: я танковал, он жег противников издали. Все используемые приемы активно прокачивались, и я даже подумал о том, что после сокровищницы, когда буду в Даранте, надо будет навестить наставников стрельбы из лука и безоружного боя.

К тридцать шестому Шагу мой мешок ломился от «болванок» под каждый слот, включая ювелирку. Попались и реально крутые артефакты, вроде Бездонного зелья здоровья, восстанавливающего тридцать процентов здоровья. Откат составлял пять минут. Конечно, я снова пожалел, что не могу использовать его в сокровищнице.

Зато прогресс достижения усиливал меня с каждым Шагом. Награды оказались нелинейны: например, после восемнадцатого стража бонус к урону повысился сразу до пятидесяти процентов. Повысился показатель сопротивления всем видам стихий, уровень защиты, шанс нанести критический урон. Тридцать девятый Шаг открыл очень перспективную характеристику: «1% шанс оглушить противника на 1 секунду при любом нанесении урона».

Смущал только неуклонно снижающийся объем жизни отдебафа сокровищницы, а потому все очки характеристик с повышений уровней я вкладывал в выносливость.

Принудительный выход из Дисгардиума, который должен был сработать после полуночи, не состоялся. Пришло сообщение, что «ввиду особых условий игрового процесса» я волен провести в капсуле столько времени, сколько понадобится.

Сорок второй страж оказался рептилоидом из расы рапторов. Стоило ему появиться, я показал ему запястье. То, что вызвало интерес Флейгрея, могло сработать снова. Каждый Шаг, до драки и во время, я старался заговорить со стражем, обещая помочь выбраться из сокровищницы, ставшей для него тюрьмой. До рептилоида — тщетно.

— Он тебя не понимает, — проблеял сатир. — Эти ящеры вымерли еще до меня. В его времена на всеобщем не говорили. Дай-ка я попробую.

Сатир, обращаясь к раптору, издал серию гортанных прерывистых звуков. Тот, двухметровый ящер на двух мощных лапах, прислушался и с интересом посмотрел на меня, нервно подергивая мощным хвостом. По-птичьи склонил голову в одну сторону, в другую и снова обратил взор к сатиру, после чего из его зубастой пасти вырвался трескучий долгий рык.

— Подойди ближе, у рапторов чертовски хреновое зрение, — сказал мне Флейгрей.

— Что он сказал?

— Посмеялся. Не верит, что Бегемот мог стать тебе покровителем.

Я с опаской приблизился к раптору, не сводя глаз с его вытянутых загибающихся когтей. Верхние конечности ящера развились в полноценные руки, а кисть позволяла удерживать короткое копье с широким зазубренным острием длиной с мою ладонь. Продемонстрировав запястье, я отступил. Раптор что-то проверещал, и его имя пожелтело.

— Он согласен, — перевел сатир. — Сказал, что готов рискнуть ради возможности увидеть, в какую пропасть скатился мир, пока он прозябал здесь, раз Спящий выбрал инициалом такого слабака, как ты. Говоря откровенно, Скиф, я думаю то же самое. Кстати, зубастого зовут Рипта...

Раптор Рипта принял приглашение в группу и клан. Мы приобрели не только смертельно опасного бойца, но и танка. В этот момент я впервые поверил, что смогу пройти сокровищницу. И Флейгрей, получавший опыт наравне со мной, и Рипта превышали меня по уровням, имели присущий боссам объем здоровья, а потому большая часть урона, благодаря Неуязвимости Спящих, приходилась по ним.

Ознаменовав успешный Шаг, снова открылись ворота, достижение засчитало очередной прогресс, прибавив процент к параметру уклонения, а в мешке прибавилось:

Кокон алмазного червя

Легендарное

Персональный предмет.

Свободный питомец.

Алмазные черви — вымершие подземные чудовища, выраставшие до десятков метров в длину. Обладая очень прочной шкурой, покрытой алмазами, они с легкостью пробуривали ходы сквозь камень, скалы и вулканическую породу. Ареал обитания глубинного червя не смели беспокоить никакие хищники и монстры, сами становившиеся жертвами при явлении истинного хозяина.

Внимание! Данный вид питомца относится к категории свободных: требуется привязка к определенной локации.
До вылупления: 0/10000 очков опыта.


Запустить червя на земли Кхаринзы? Как бы он нам всех рудокопов не пожрал...

Дальше дело пошло еще быстрее. Прислужников отправляли спать дальше за несколько коротких минут, а очередного стража разбирали на части быстрее, чем тот успевал оклематься после портала. Дошло до того, что я уже и забыл, когда в последний раз получал урон.

К шестьдесят девятой волне я достиг тридцать третьего уровня. От стража этого Шага я не ждал никакого сотрудничества — сложно договориться с инсектоидом. Четыре мощные лапы, бурдюкообразный корпус и две верхних конечности — заостренных и зазубренных по всей длине.

Коликод-страж, 37 уровень

Босс


По отработанной схеме Рипта бросился на босса, но неожиданно для всех его обогнал Игги. Пулей долетев до стража, пет выдал стрекот в нашу сторону, а потом обратился к инсектоиду. Тот ответил. Игги снова что-то прострекотал.

Флейгрей снова выдал что-то про член Асмодея и задницу Фавна, и задался вопросом:

— Твоя муха-переросток разумна?

— До последней минуты даже не догадывался, — растерянно ответил я.

Рипта опустил копье, обернулся, проверещал что-то сатиру и, подражая стрекоту инсектоида, обратился к боссу.

— Раптор понимает язык коликодов, — пояснил Флейгрей. — Сейчас он сделал стражу такое же предложение, как ты нам.

Сюрреалистическое зрелище общения раптора с гигантским насекомым продолжалось пару минут, после чего Рипта сказал что-то Флейгрею, а тот перевел:

— Его зовут Анф. Он с нами.

***

Способность нового члена «Пробужденных» приковывать врагов броском сети- паутины лишило дальнейшее прохождение для меня вообще всякого риска. Стоя на максимальной дистанции от центра зала, я спокойно прокачивал приемы стрельбы из лука, переговариваясь с Флейгреем. Сатир активно комментировал все происходящее:

— О, а этого тритона я знаю! Бился с ним, когда сам грабил...

Я давно перестал удивляться разнообразию рас стражей сокровищницы. Большинство представленных существ в современном Дисе не существовали или обитали там, куда игроки еще не добрались. Как, например, йожи с неизведанного материка Меаз из первой волны. Жаль, что на метку Бегемота большинство из них не реагировало, а кое-кто даже агрился именно на меня с особой злобой.

Ближе к девяностому Шагу я все больше оттягивал время, задумываясь о выходе из сокровищницы. Дебаф срезал почти весь объем здоровья, но каждый раз я все- таки оставался. Вряд ли очередной босс убьет меня с одного удара, а нанести больше ему не позволят мои новые сокпановцы. Каждый из них — сатир Флейгрей, раптор Рипта, инсектоид Анф — приняли условия. Что с ними делать целый год я пока понятия не имел, но решил, что всему свое время. Время...

В реале уже рассветало, и школу в преддверие гражданских тестов пропускать было нельзя, а потому я даже лут перестал изучать. Из запомнившегося — мешок пополнила сетевая легендарная Кольчуга Святогора. Я сначала даже не обратил внимания, пока мысль не зацепилась за знакомое название — кажется, об этой части сета рассуждали Ксан и Билл, гости на дне рождения Евы.

Ближе к завершению я вообще отказался от участия в боях. Рипта танковал, Анф вспарывал противника сзади, а Игги с Флейгреем расстреливали с дистанции. Я подключался к концу боя, выпуская серию специальных выстрелов из лука. Да, такое поведение вряд ли служило образцом отваги, но система не обращала на это внимание. Видимо, показателем храбрости становился сам факт решения остаться после очередного Шага в сокровищнице.

Бой с девяносто восьмым стражем, Демоном бездны, затянулся. Босс активно спаунил мелких прислужников, бил массовыми заклинаниями и разумно агрился на рейнджей, ошеломляя Рипту и Анфа особой абилкой: воздух вокруг демона охлопывался, сам босс появлялся рядом с кем-то из нас, а два наших милишника резко втягивались в освободившееся пространство и врезались, ломая кости и хитин, друг в друга.

Единожды оказавшись рядом со мной, демон меня чуть не убил, и слава Спящим, в отчаянии встретив его Комбо, я компенсировал часть урона Похищением жизни, а потом, не дожидаясь, пока он ударит снова, впервые за всю сокровищницу использовал Летаргию. Шанс проигнорировать эффект абилки у босса оставался, но удача сыграла за меня. Добивали демона, не давая ему оклематься и используя все контролирующие способности группы.

Один процент — таков был мой максимум жизни к последнему Шагу Пути отваги. Все, что могло пойти не так, пошло не так: из портала появилась суккуба.

Суккуба-искусительница, 36 уровень

Элитный


Пока Рипта завороженно не мог отвести от нее влюбленных глаз, видя в ней идеальную рапторшу, остальные, оправившись от изумления, атаковали и успешно ее прикончили — исчадие преисподней могло за раз контролировать только одного разумного. Две следующие суккубы выбрали целью Флейгрея и меня, за что и поплатились: Освобождение отразило контроль, вернув суккубе Очарование. Мобов вынесли поочередно.

С тревожно бьющимся сердцем я ждал появления следующей волны. Игги накручивал круги вокруг открывающихся порталов, чтобы сразу атаковать Смертельным стрекотом и Цепенящим токсином. Я же готовился использовать откатившийся Жуткий вой.

Тройка искусительниц навела на моих союзников Очарование одновременно с прозвучавшим Жутким воем. Одна из суккуб хлестким ударом бича успела полоснуть по Игги, срезая ему крыло. Питомец рухнул на пол, но зато очнулись остальные. Суккубы, бегающие в Страхе, перестали контролировать заклинание и стали легкой добычей группы. Здесь я уже не стал сдерживаться и от души вливался уроном. С учетом прокачавшихся приемов, бонуса достижения и высоких характеристик в целом, суккубам досталось от меня прилично.

Последний портал ожидаемо выпустил Суккубу-стража. Я готов был к чему угодно, но только не к тому, что в самом начале боя Флейгрей радостно воскликнет:

— Нега, развратная ты потаскуха! И ты здесь застряла?

— Флей? — удивилась суккуба. — Какого хрена ты тут делаешь, извращенец?

Козлоногий сатир и дьявольски красивая суккуба, цокая копытами, сблизились, обнялись и слились в страстном поцелуе. Через некоторое время, кокетничая, строя глазки и для виду поторговавшись, Нега вошла в состав «Пробужденных», а в моем мешке забился последний слот:

Праведный щит

Божественный артефакт

Создает непроницаемый стационарный магический пузырь с заданным радиусом. Эффективность защиты падает пропорционально величине пузыря.

Подпитывается кристаллами-накопителями маны. Способен преобразовывать 10% поглощенного урона в ману для поддержания работоспособности.

Требования: клановый форт 3 уровня.


Я устало улыбнулся. Пусть не сейчас, но клан будет защищен.

С грохотом в центре зала возникли каменные буквы:

Слава прошедшему все 99 шагов!

Да не свернет он с Пути отваги!

Прогресс достижения «Сокровищница первого мага: Путь отваги»: 99/99!

Награда:
возможность закрепить один из достигнутых параметров навсегда для использования вне сокровищницы.
Для выбора доступны:

+50%к урону

+30% к скорости передвижения

+30% к шансу уклонения

+30% к шансу парирования

+50% к критическому урону

+50% к шансу критического урона
 
+50% к показателю брони

+5% к шансу оглушить противника на 1 секунду при любом нанесении урона


Я свернул окно, отложив выбор на потом. Только сейчас я почувствовал, как сильно устал. В глазницы словно набился песок, голова раскалывалась и жутко хотелось спать. Жаль, не удастся — пора собираться в школу. Скользнул взглядом по еще одному достижению:

Разблокировано достижение «Первое прохождение: Сокровищница первого мага»

Дорога открывается отважным!

Награда: ключ-портал на континент Холдест.


Холдест... Мне стало зябко при одной мысли об этом заснеженном континенте на Южном полюсе. Ключ занял свое место в рюкзаке, не вызвав никаких эмоций. Ключ, за который все топ-кланы отдали бы душу.

Разбор лута, выбор награды за полное достижение... Не сегодня. Зевнув, я огляделся. Взгляды Флейгрея, Рипты, Анфа и Неги были направлены на меня. Надеюсь, я не ошибся с предположением, и действительно смогу их вытащить отсюда.

В том же самом коридоре, откуда я пришел, за открывшимися вратами мерцал портал. Я качнул головой в его сторону и повел нашу разношерстную компанию к нему. Анф возбужденно стрекотал, общаясь с Игги, Рипта пыхтел рядом и пытался донести до меня какую-то мысль, Флейгрей с Негой шли, обнявшись, и строили планы по уничтожению винных запасов в ближайшей таверне... Лишь бы тетушка Стеф и работяги не получили инфаркт при нашем появлении: человек, гигантская муха, инсектоид, сатир, раптор и суккуба.

Славная компания. Неисповедимы глубинные пути Спящих!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Chitatel

  • Сам живи и другим давай)
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 147
  • Сообщений: 676
  • Activity:
    19.5%
  • Благодарностей: +1936
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
  • Глава 7. Путь отваги
pivo


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн XARDAS

  • Подпрапорщик
  • *

+Info

  • Репутация: 8
  • Сообщений: 91
  • Activity:
    5%
  • Благодарностей: +22
  • Пол: Мужской
Спасибо.
Забавный плюшкопад. В другом исполнении было бы просто нечитаемо, а тут даже любопытно становится.


Золотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Smeagol

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 77
  • Сообщений: 155
  • Activity:
    8.5%
  • Благодарностей: +1170
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Ранним тропическим утром на площади перед храмом Спящих на глазах у десятков строителей и рудокопов появились шестеро: пять разумных и гигантская муха-скорпион. Мы.

Убедившись, что все новообретенные союзники успешно покинули прежнее место службы, а классовый штраф на инвентарь обломал зубы о божественную природу моего Мешка расхитителя сокровищницы, я облегченно вздохнул. Два раза. А потом отвесил челюсть: уровни стражей изменились. Сатир Флейгрей оказался триста пятого, раптор Рипта триста седьмого, инсектоид Анф триста десятого, а суккуба Нега триста двадцатого.

— Как? — не смог я сдержать удивления.

Нега издала смешок, а сатир снисходительно похлопал меня по плечу:

— Выжига сам себя перехитрил. Так боялся, что в сокровищницу придет кто-то чрезмерно сильный, что наложил заклинание уравнения. Грабители ослаблялись до соответствия со стражей, причем Выжига нашел какую-то лазейку, которая позволила ему сделать так, что охранники всегда оставались немного мощнее вора. Но это охранное заклинание имело и обратную силу, что и произошло в твоем случае, Скиф, мы сами опустились до твоего уровня. Ну, почти…

— Тебе повезло, парень, — Нега приобняла меня и провела языком по губам. — А теперь подскажи, где здесь приличная дама может залиться?

— Что?

— Где тут наливают? — присоединился к подруге Флейгрей.

Суккуба провела длинным заостренным ногтем по моей щеке и вдруг перевоплотилась в ошеломляющей красоты женщину. Человека. Я почувствовал, как сердце рвется из груди, а в штанах начинает бугриться! Это же не песочница, здесь все по-взрослому!
 
Снят эффект контроля: «Очарование».
 
Суккуба снова обернулась демоницей. С привлекательной фигурой, выдающимися достоинствами, но все же с сероватой чешуйчатой кожей, ногами на копытцах и очаровательными рожками, пробивающимися сквозь копну иссиня-черных волос. Я с облегчением осознал, что влечение исчезло. Боюсь представить, как опозорился бы перед работягами, если бы кинулся раздеваться...

— Нега, я ревную! — заявил Флейгрей, нервно оглянулся и вдруг рухнул на колени. — Это же он! Сам!

— Клянусь задницей Азмодана... — выругалась суккуба, оборачиваясь вслед за сатиром. — Это же Спящий?

Раптор зашипел что-то восторженное, а инсектоид зацокал заостренными лапами по ступенькам храма.

Бегемот, красуясь на пороге храма, принял тот облик, в котором впервые явился мне. Кошмарное трехметровое создание: зубы, клыки, шипы, щупальца и многочисленные парящие кратеры по телу. Не благообразный и совершенный лучезарный бог Нергал, эталон красоты и добродетели, нет, скорее образчик ужаса и кошмара. Немудрено, что владыки Преисподней так трепетали перед ним.

«Уходи, я ими займусь», — шепнул голос Спящего в голове. Я помахал покровителю и пошел к работягам, несмело топчущимся поблизости.

— Мэнни, Дьюла... — кивнул я знакомым бригадирам. — Трикси, и ты здесь? Ты разве не в вечернюю смену? Кто с дедом? Вы рано сегодня...

— Стараемся вообще отсюда не выходить, — сообщил Мэнни. — А старик Фуртадо большую часть дня спит. Ночами мучается бессонницей, так что я перевел Трикси на дневные смены.

— Деда отдыхает, — подтвердил карлик. Потом, насупившись, указал пальцем на бывших стражей сокровищницы. Те склонили головы перед Бегемотом, пока бог им что-то втолковывал. — Кого ты привел? Страшные!

— Есть немного. Но они поживут с нами. Ребята очень мне помогли, не обижайте их.

— Таких обидишь, — тихо сказал Дьюла. — Как думаешь, справятся они с ящером?

— С ящером вряд ли. А вот оградить вас от тварей из шахты вполне смогут. Кстати, инсектоид и раптор не говорят по-нашему. Я даже не знаю, чем они питаются, но объясните им через Флейгрея, это вон тот козлоногий, что нельзя выходить за пределы форта. Самого сатира и суккубу отведите в таверну и постарайтесь, чтобы тетушку Стеф не хватил удар...

Договорив, я вышел из Диса, пулей вылетел из капсулы, оделся и поспешил в школу. Даже пять минут опоздания заносились в личное дело. Навсегда.

На уроках я сворачивал челюсть, безостановочно зевая. На намеки друзей, что неплохо бы рассказать о наградах за «угрозу», не говорил ничего конкретного, мечтая лишь об одном — поспать.

— Какие арты хоть выбил, помнишь? — допытывалась Тисса.

— Не-а, — зевком отвечал я. — Всякие.

— Если не помнит, значит, точно больше трех, — потирал руки Малик.

Рассказывать им о сокровищнице, Шагах и луте я не стал: во-первых, небезопасно, во-вторых, это могло вызвать ненужный ажиотаж. Сделаю опись, обсудим с парнями и решим, что делать со всем этим богатством.

До дома добрался на автопилоте, даже не стал обедать, а мама и не настаивала. Крикнула из родительской спальни, что еда в печке, а она плохо себя чувствует и хочет отдохнуть, а заодно спросила, не принесу ли я того красного вина. Никакого вина я не нашел, только пустые бутылки.

Зашел к маме поговорить, но она не стала: сослалась на головную боль и уставилась на какое-то телешоу. Насколько я знал, у нее что-то не склеилось с любовником: то ли не захотел продолжать отношения, то ли отказался жениться после маминого развода, — не знаю. Со мной никто ничем не делился, и все, что до меня долетало, — это обрывки родительских ссор.

Зато папа тоже кого-то нашел — он-то теперь всегда чувствовал себя прекрасно. Перестал пить, ходил гладко выбритым и воодушевленным: напевал песни, шутил и даже не реагировал на мамины язвительные подначки. «По всей видимости, он сейчас с той, кто делает его таким счастливым», — подумал я и в этих смешанных чувствах — переживая за маму, злясь на папу и одновременно радуясь за него, — разделся и занялся делом.

Борясь с сонливостью, принял контрастный душ, выпил кофе и влез в капсулу. Терять время на еду не стал, боясь, что после этого точно не выдержу и лягу спать, а у меня оставалось слишком мало времени, чтобы помочь Бегемоту последователями. Тисса с Инфектом вчера облазили всю местность, где я встречал кобольдов-отщепенцев, но не обнаружили ни следа. Так что единственной надеждой оставались канализационные трогги. Но этих тоже так просто не найдешь, для начала надо отыскать Патрика.

Перед прыжком в Дарант я воспользовался Сокрытием сущности, чтобы спрятать всю информацию о себе. Вместо меня люди видели смазанный дымчатый силуэт. Хотя для хаев это все — детские погремушки. Скорее всего, они все равно увидят меня как Скифа, а потому нужно как можно скорее сыграть Имитацией. Она-то действует на всех, если только не влезать в область того же факела Истинного пламени.

В форте кандидатов на снятие облика не нашлось. Утес не годился, а Краулер и Бомбовоз были вне радиуса видимости — парни вчера долетели дирижаблем до одного пункта, чтобы пересесть на хвост каравана, следующего к конечной точке. Если все пройдет по плану, они пробьют нам дорогу к одному из планируемых инстов для тридцатого-сорокового уровней. Не лучшее место для фарма, учитывая мой прогресс в сокровищнице, но уже ничего не изменишь. Я мог бы принять облик кого-то из неграждан, но в столице им не везде открыт доступ, и явление работяги у мэрии в центре города не осталось бы незамеченным.

Утаивание информации о себе не являлось чем-то уникальным. Те же ассасины владели подобным талантом, да и свитки сокрытия личности продавались открыто, так что я не рисковал, появившись в Даранте инкогнито.

Первое впечатление о столице Содружества получилось смазанным, удалось разве что осмотреть город с высоты птичьего полета: он растянулся на десятки километров вокруг, пестря райскими садами и нищими окраинами, дворцами аристократов и башнями магов, ремесленными кварталами, торговыми рядами и магазинами на любой кошелек. В центре города, огороженный королевским парком, каналами и стенами, возвышался замок короля Бастиана, попасть в который обычному игроку было совершенно невозможно.

Бастиан Первый являлся славным потомком Ранта Объединителя, подмявшего под себя все людские королевства. Бастиан пошел еще дальше, объединив в Содружество людей, эльфов, гномов и дворфов, не считая еще десятка-другого малых рас. Случилось это как раз тогда, когда мир Дисгардиума открылся игрокам, а потому все, что случилось до правления Бастиана, можно считать легендами и мифами, выдуманными гейм-дизайнерами. Впрочем, сами ИскИны, отыгрывающие важных правителей мира, так не считали, прекрасно «помня» все, что происходило до явления «неумирающих». Ко мне это название теперь было неприменимо. Смерть персонажа могла стать последней.

Оказавшись на площади у мэрии, я едва ушел с пути конного рыцаря-хая, сбил с ног высокопоставленного чиновника-непися, извинился и, скрывшись от оборачивающихся «превентивов» за углом здания, быстро осмотрелся. Площадь все так же кишела моими противниками. Эд, порыскав по секретным форумам, выяснил: в том, что «угроза» A-класса выйдет из песочницы, как и Утес, они не были уверены, но проверять новичков не перестали.

Подобного столпотворения я не видел со времен Гластонберри. Разве что в Нью-Йорке. Десятки рас, уровни от первого до трехсотых, игроки, неписи, маунты и питомцы... Глаза разбегались. Через улицу возвышались здания гильдий и банков, откуда то и дело выходили игроки. Заприметив одного из них, я счел кандидатуру походящей:

Шелестина, охотник 33 уровня

Эльф


Наверное, использовать эпитет «красивая», говоря об эльфийке, очень банально, но Шелестина именно таковой и являлась. Длинные ноги в сапогах выше колена обтянуты охотничьими штанами. Под кожаной курткой — легкая кольчуга, а вместо шлема — серебряная диадема. На плече эльфийки грозно возвышалась большая белая сова Бу, по всей видимости, боевой питомец.

Имитировать охотника 33 уровня Шелестину?

Я согласился было, готовясь рвать с места в противоположную от оригинала сторону, когда система озадачила еще одним вопросом:

Вашему боевому питомцу Игги доступна имитация боевого питомца Шелестины, полярной совы 33 уровня Бу?

Хмыкнув, я принял предложение. Игги засвечен на Арене и в глазах болельщиков неразрывно связан со Скифом. Быть теперь болотному иглоколу полярной совой, пока не закончим с делами на материке.

Почетный гражданин Тристада, хоть и являлся первым жрецом Спящих, однако в клане не состоял, и определить его местонахождение могло быть проблематично. Понимая это, перед прыжком в Дарант я обратился к Бегемоту, а тот влепил мне ладонью в грудь, припечатав Поиском единоверца. Так что путь к Патрику все время указывала стрелочка в интерфейсе. Метка первожреца на карте свидетельствовала, что тот находился в таверне на отшибе столицы, и, чтобы выиграть во времени, я воспользовался извозчиком, заплатив три золотых. Цены в столице грабительские...

Ш-ш-шух! В интерфейсе замигала иконка нового письма. Кто бы это мог быть? Черт! Вести от «Сноусторма». С нарастающим беспокойством я открыл сообщение:

Дорогой Скиф!

С гордостью приглашаем вас как победителя юниорской Арены» на ежегодный бал «Дистеваль-2075», который состоится в следующую субботу, 13 апреля 2075 года.

В этом году бал проводится в Дубае, в здании «Бурж Калифа». Начало мероприятия в 19:00.

Выдающиеся игроки «Дисгардиума» удостаиваются чести принять участие в «Дистевале». Поздравляем, Скиф, вы один из них!

Информацию о ваших авиабилетах, отеле и программе бала вы найдете в отдельном письме, высланном на электронную почту.

С дружеским приветом

Аманда Ройс, директор отдела по работе с VIP-клиентами, «Сноусторм Инкорпорейтед».


Судя по отсутствию реакции Краулера и Бомбовоза, они подобное извещение еще не прочли. А может, просто не получили приглашений? Время еще есть, обсудим при встрече.

Свернув окно, я вернулся к достижению, выданному за прохождение сокровищницы, чтобы выбрать награду.

Бонусы к броне, уклонению и парированию откинул сразу, учитывая перспективы Неуязвимости Спящих. Бонус к скорости передвижения хорош, но бегаю я и без того в два раза быстрее мобов, и дополнительные тридцать процентов большой погоды не сделают. Задумался над плюсами к простому и критическому урону. Касаются ли они только базового показателя? Исходя из него, высчитывается финальный урон с учетом оружия, специальных приемов и боевого навыка. Но коснется ли это Возмездия Спящих? Непонятно.

В любом случае на своем уровне я справляюсь с тем, что есть, причем легко, а против превосходящих сил играет только возмездие. Оно хорошо тем, что игнорирует уровни и показатели защиты противника, но есть и обратная сторона: ущерба ровно столько, сколько энергии влито в удар. И в этом случае шанс критического урона становится бесполезным. Возмездие не критует. Так, отсекая одно за другим, я пришел к тому, что взял «+5% к шансу оглушить противника на 1 секунду при любом нанесении урона». Даже если сработает лишь раз за бой, это может стать переломным моментом: стан прерывает кастуемые заклинания, раскрывает противника и дает возможность перехватить инициативу.

Очки характеристик я по большей части распределил между восприятием и выносливостью еще в сокровищнице. Первое, помимо того что отразилось на ряде второстепенных показателей, повысило радиус действия Возмездия Спящих. Второе улучшило выживаемость.

Профиль персонажа выглядел теперь так:

Скиф, человек 39 уровня

Отображаемое имя: Шелестина, эльфийка 33 уровня (имитация).

Настоящее имя: Алекс Шеппард (скрыто).

Реальный возраст: 16 лет (скрыто).

Класс: предвестник (скрыто).

Отображаемый класс: охотник (имитация).


Основные характеристики:

Сила: 102.

Восприятие: 100.

Выносливость: 130.

Харизма: 161.

Интеллект: 65.

Ловкость: 105.

Удача: 170.


Второстепенные характеристики:

Очки жизни: 7774/7774.

Очки маны: 660/660.

Очки возмездия: 5390/169000.

Скорость восстановления: 542 очка жизни в минуту.
 
Бонус к скорости передвижения: 151%.

Базовый урон: 80.

Грузоподъемность: 874 кг.

Меткость: 520%.

Бонус к силе заклинаний: 88%.

Шанс уклонения: +234%.

Шанс критического урона: +250%.

Торговые скидки: 30,5%.

Шанс получить уникальный квест: +16,1%.

Шанс получить улучшенную добычу: +17%.

Бонус к дистанционному урону: +91%.

Бонус к критическому урону: +20%.

Шанс оглушения при любом нанесении урона: 5%.


Известность: 475.

Навыки:

Безоружный бой: 77.

Владение дробящим оружием: 1.

Владение одноручными мечами: 1.

Ночное зрение: 46.

Плавание: 66.

Скрытность: 67.

Стрельба из лука: 78.

Убеждение: 100.

Устойчивость: 90.


Приемы и способности:

Замедляющий выстрел: 46. Каменная кожа: 90.

Коварный удар: 1.

Комбо: 37.

Оглушающий пинок: 36.

Парализующий выстрел: 24.

Разрывной выстрел: 21.

Сокрушающий кулак-молот: 77.

Таран: 1.

Усиленный быстрый выстрел: 78.


Ремесла и профессии:

Кулинария: умелец (445/500).

Особые навыки и способности:

Глубинная телепортация: 9.

Жуткий вой: 24.


Классовые навыки:

Божественное озарение (спонтанный).

Имитация: 7.

Летаргия: 4.

Освобождение: 27.

Сокрытие сущности: 6.


Божественные способности:

Единство.

Касание Спящих.

Неуязвимость Спящих: 1.

Возмездие Спящих: 1.


Достижения:

«Morituri te salutant! — 1»

«Лич умер! Да здравствует новый...»

«Первое прохождение: Сокровищница первого мага»

«Первое убийство: Крушитель»

«Первое убийство: Мок'Рисса, Скальная мать»

«Первое убийство: Мракисс»

«Первое убийство: Чаф, Матка болотных иглоколов»

«Первое убийство: Шог'Рассар, Бог сарантаподов» «Пришел, увидел, победил — 1»

«Пришел, увидел, победил — 2»

«Я в огне! — 1»

«Я в огне! — 2»

«Я в огне! — 3»


Божественные знаки:

Защита Шог’рассара

Питомцы:

Игги, болотный иглокол 39 уровня

Отображаемый питомец: Бу, полярная сова 33 уровня (имитация).

Скрытый статус: Угроза Q-класса с потенциалом А.

Деньги: 1305984 золотых, 82 серебряных, 9 медных монет.

Знаки доблести: 10.

Еще один уровень — и я смогу воспользоваться Свистком призыва! Представил, как буду рассекать по форту на Легендарном призрачном волке, и мои губы растянулись от уха до уха.

Имбовые показатели шансов уклонения и критического урона, а также высочайшая меткость хороши только со сравнимыми по уровню соперниками и ниже. Штрафы при драке с хаями как игроками, так и мобами, жестко порежут все эти показатели за каждый уровень разницы.

Что касается поединков с равными, то и здесь не все так просто. Скажем, мои двести с лишним процентов шанса уклониться будут снижаться вдвое с каждым успешным уходом от атаки. Этот эффект называет диминишинг. Он делает невозможной ситуацию, при которой я успешно уклонюсь от более чем пяти-шести ударов подряд, да и сработает только против физических атак.

В борьбе с чарами требуется совсем другой показатель: сопротивляемость магии, причем каждой стихии отдельно. У меня пока такого даже нет, потому что для людей это не врожденный параметр, усиливаемый только за счет экипировки. Имеется разве что Каменная кожа, повышающая сопротивление всем видам урона...

— Дорогу! — проревел викинг на огромном белом медведе, едва не перевернув нашу повозку и сбив меня с мысли.

Извозчик виртуозно избежал столкновения и послал вслед викингу трехсотого уровня тихие проклятия. Я глянул карту — до Патрика оставалось ехать пару кварталов. Использовал это время, чтобы просмотреть награбленное в сокровищнице, но все изучить не успел. Система сбалансировала плюшкопад — большую часть лута составили эпические масштабируемые «болванки». Это хорошо, позволит приодеть весь клан. Навалило с десяток магических фолиантов, в том числе левитации, — будем разбирать вместе с Краулером.

Что поразило еще в сокровищнице, так это то, что некоторые артефакты требовали идентификации. Вроде бы подобную процедуру предлагали в Университете магии Даранта, но это могло потерпеть. Названия артов со скрытыми свойствами интриговали: аксессуар «Уравнитель», кольцо «Средоточие скрытности», трезубец «Громовержец»... Причем я даже не понял, легендарные ли они! Качество предметов, как и их свойства, не отображались.

— Приехали, госпожа, — сообщил извозчик.

Поблагодарив его, я вылез из повозки и направился к таверне «Благодарность за отвагу». Как я понял по публике, зайдя внутрь, довольно популярное место среди легионеров и ветеранов армии Содружества.

***

Патрика я нашел в самом естественном для него состоянии: в дым пьяным у барной стойки. Он шумно скандалил, требуя долива пива после отстоя пены, причем не для себя, а ради кого-то из посетителей-неписей. Причина его праведного гнева выяснилась тут же: Патрик напрашивался на угощение. Но седоусый ветеран не удостоил первого жреца Спящих и взглядом, меланхолично прихлебывая из бокала. Патрик безуспешно гипнотизировал вояку взглядом, однако тот обладал бескрайней выдержкой.

— А я напоминаю нашим гостям, что совсем скоро на заднем дворе таверны состоятся бои питомцев! — огласил чей-то голос на весь зал. — Записывайтесь! Неделя бесплатной выпивки победителю! Ставки можно сделать...

Все это время я топтался за барной стойкой, не решаясь заговорить с Патриком. Чуть дальше от него шумно пировали игроки, и, не зная заранее реакции О'Грейди, говорить с ним прилюдно было рискованно.

Втиснувшись между ним и ветераном, я заказал два эля. С плеча ухнул прилично уменьшившийся обратившийся совой Игги, после чего пришлось заказать ему мяса. Я же говорил, что иглоколы — плотоядные хищники? Еда питомцу нужна не только для восстановления бодрости и очков здоровья, но и для роста. Каждый прием пищи давал небольшой приток опыта.

Патрик, заметив нас, заинтересованно смерил меня взглядом и расплылся в щербатой улыбке:

— Славная нынче погодка... э...

— Можете звать меня Шелли, мистер О'Грейди, — ответил я. — Позволите угостить вас элем?

— Не знаю, не знаю, — кокетливо покачал головой Патрик. — У меня так много дел! К тому же дома ждет прекрасная жена и дети...

Бармен поставил на стойку два запотевших бокала. Взяв их, я бросил Патрику: «Как хотите», — и направился к свободному столику. Найти такой оказалось непросто, для этого пришлось переместиться в другой зал, поменьше и без сцены.

— Постойте, Шелли! — отчаянно запротестовал Патрик. — Вы знаете, что я почетный гражданин Тристада?..

Развязавшийся городской пропойца семенил следом, шумно рассуждая о том, что бокал прохладного пива не может помешать его планам, да и жена вряд ли ждет дома, ведь она собиралась пойти погулять по магазинам с подружкой, а дети... что дети? Детям найдется, чем заняться с няней. К окончанию пути оказалось, что детей и вовсе нет, да и не женат Патрик, просто вырвалось для красного словца при виде такой прекрасной дамы, коей я, вне всяких сомнений, являюсь, а...

— Помолчи, Патрик. Я от Скифа. Помнишь такого? Не произноси имя вслух, за ним охотятся.

Сказав это, я уселся за стол и глазами показал Патрику на место напротив.

Тот сглотнул, косясь на пиво. Я кивнул, и он присосался к бокалу. Шумно фыркая, опустошил наполовину и умиротворенно откинулся. Потом его брови поднялись, и пропойца восторженно возопил:

— Ски... — Я пнул его под колено. — ...тальцем был, скитальцем и остался! Мальчик мой! Где он?

— Просил передать привет. Что случилось, Патрик? Ты же бросил пить и поехал встретиться с Джейн!

— Моя прекрасная Джейн...

Спустя еще пару бокалов, заливаясь слезами, соплями и пьяными откровениями, он выдал, что Джейн вышла замуж за какого-то высокопоставленного мага и укатила за Фронтир в экспедицию. Патрик пытался заговорить, но девушка его не узнала.

— Забыла... — горько усмехнулся пьянчуга.

Я подумал, что вряд ли. Сложно забыть того, кого никогда не знал. Но разбираться с загадками истории личности Патрика было не время.

— Печальная история, — посочувствовал я вполне искренне. — Скиф сказал, что тебя надо доставить к нему. Спящий нуждается в своем первожреце. Кроме того, он упомянул о канализационных троггах. Где я могу их найти? У меня для них сообщение.

— Трогги... — печально произнес Патрик. — Они ушли.

— Куда именно? Ты знаешь, где их найти?

— Их вождь Муварак на прощание сказал, что они направляются в Каменное ребро. В Даранте их считали за мусор и вычищали, как могли, но не трогали, если трогги не высовывались с нижних уровней канализации. Но все стало хуже, когда там, внизу, что-то пробудилось. Трогги оказались в капкане: снизу атаковала нечисть, сверху — стража Даранта. Одной темной ночью они прорвались наружу и через сточные пруды ушли на север...

Пока он рассказывал о печальной судьбе канализационных троггов, я изучал карту. Каменное ребро обнаружилось в зоне Буреломье, предназначенной для игроков от сорокового до пятидесятого уровня. Несколько инстансов, пара рейдовых подземелий, штук пять клановых замков. Где там искать троггов, и стоит ли оно того? И как потом перетащить их на Кхаринзу? Двигаться глубинкой, даже группами, не вариант. Патрик говорил, что в племени почти тысяча особей, здесь нужен Большой рейдовый портал. Что-то вроде того, что ставил маг «Модуса» в ущелье.

— Забавная у тебя птичка, Шелли. — Патрик обратил внимание на моего питомца, перенявшего, похоже, не только облик совы, но и ее повадки. Игги по-птичьи, стоя на столе, рвал мясо, прижав его когтистой лапой, и заглатывал, запрокидывая голову. — Как там... парень?

— Просил тебя присоединиться к его клану. Сказал, что такой опытный боец и солдат, как ты, будет очень полезен. Кроме того, в форте клана есть таверна с неограниченной выпивкой для членов. Вступишь?

Зрачки Патрика расширились, когда он, став соклановцем, увидел мой истинный облик: я воспользовался подобной опцией так же, как Инфект позволил нам видеть себя в незаметности. Понимание пришло не сразу — Патрик долго тер глаза, потом пытался сфокусироваться, но зрачки упорно расходились в стороны. Когда же все удалось, и пропойца понял, что перед ним Скиф, он разразился проклятиями, обвиняя в том, что я взвалил на него слишком многое. Но увидев, как я прижал палец ко рту, О'Грейди кивнул, заозирался и, казалось, протрезвел.

— Приводи себя и свои дела в порядок, дядя Патрик. Сегодня или завтра мои парни придут за тобой и помогут попасть на базу. Ты нужен Спя...

— Вы только поглядите! — массивная ладонь опустилась на спину О’Грейди. — Вот ты где, старый алкаш! Думал, мы ушли в поход и вылез на свет? Хрена лысого!

Наш столик окружили трое военных в форме армии Содружества. Все в латных доспехах, со шлемами в руках и клейморами на поясах. Патрик опустил голову и плечи. Сотник Уолш, один из военных, двести восьмидесятого уровня, сдвинул меня дальше по скамье и сел напротив Патрика.

— Простите, эльфочка, у нас разговор, — извинился он, даже не посмотрев. — Ведь так, О’Грейди?

Спутники военного, гремя доспехами, придвинули еще одну лавку и устроились рядом.

— Так, — прошептал пропойца, глядя в стол. Только сейчас я обратил внимание, как он высох и постарел. — Я пустой, Уолш.

— А речи о деньгах нет! — заявил тот. — Ты задолжал мне куда больше, чем просто деньги — посрамил мою честь, и я этого не спущу! Клянусь Нергалом, ты кончишь на рудниках!

— В чем он провинился, сотник? — спросил я.

— Тебя это не касается, остроухая! — прошипел Уолш. — Лучше убирайся отсюда, пока я не взялся и за тебя тоже!

— За что?

— За то, что водишься с этим недоумком! Сидите тут, распиваете, как старые друзья... Это очень подозрительно! Так, парни? Проверим эльфочку? Может, ребята из стражи и на нее что накопают?

Подчиненные сотника вскочили с мест и оказались за спиной. Они взяли меня под руки, поднимая с места, когда Уолш жестом велел остановиться:

— Не так быстро. Займемся ею позже, — сказал он и снова обратился к Патрику: — Ладно, ты, старый плут, обыграл меня на арене. Чертова уравниловка обрезала мне привычный стиль боя, пришлось драться по старинке. Это ерунда, и проведи мы еще десять таких боев, я от тебя мокрого места бы не оставил. Но то, что ты сделал после... Нет, подлец, такого сотник Уолш не прощает. Допивай свое пойло и можешь забыть о вкусе эля до конца жизни.

— И все-таки, сотник! — повысил я голос. Честно говоря, в образе эльфийки это прозвучало совсем не грозно, но происходящее мне не нравилось. — Патрик О'Грейди — герой войны, почетный гражданин Тристада. Так вышло, что я его хорошо знаю и хочу поручиться. Сколько и чего он вам должен?

Моя высокая харизма и навык убеждения все-таки подействовали на сотника. Он почесал затылок, ухмыльнулся и заявил:

— Пятьдесят тысяч золотых!

Патрик, допивавший эль, поперхнулся, после чего, откашлявшись, заорал во всю глотку:

— Ты с ума сошел, Уолш! Устное оскорбление воина Содружества — это полгода общественных работ или выплата штрафа в пятьсот золотых!

— Приплюсуй сюда клевету и обиду, нанесенную его даме сердца, алкаш! — рявкнул Уолш, треснув кулаком по столу. — Купание в фонтане в обнаженном виде! Все долги, что ты наделал в округе! Цветы, что сорвал в королевском саду и пытался продать на рынке! Да там каждый бутон сотню стоил! А ты охапками таскал, гад!

— Я все возмещу, — сказал я.

— Мелочи, — отмахнулся сотник. — Самое главное — это его идиотские проповеди! Знаешь ли, эльфочка, что твой друг призывал честной народ отвернуться от Нергала и прийти к Спящим? Это уже тянет на аутодафе! Думаю, Инквизиция с огромным удовольствием допросит мерзавца с пристрастием и устроит его публичное сожжение! Во имя Нергала!

— Во имя Нергала и всех новых богов! — эхом отозвались легионеры из каждого угла зала таверны. Оказалось, речь Уолша уже слушают все вокруг.

— Надо было уходить с троггами... — печально вздохнул Патрик.

— Вот! Еще и с этими варварскими отродьями якшался. С язычниками! — закончил обвинительную речь Уолш. — Но все это ерунда. Парни из Тристада о тебе нормально отзывались, и мы бы замяли дело. Но Оливию я тебе не прощу.

— А что с Оливией? — спросил я, поняв, что речь о даме сердца сотника.

Патрик зарделся и быстро пробормотал:

— Ничего. Совсем ничего...

— Ничего... — горько произнес Уолш. — Всего лишь поцеловал и помял ее грудь. На глазах у всех! Ты хоть знаешь, что я ей тогда предложение сделал, О'Грейди?

Бездна! Квест по исправлению Патрика никуда не делся, но даже без этого я чувствовал ответственность за чудака. Да и благодарность, чего уже там говорить — все, чего я добился в Дисе, началось с него. Так что я полез за деньгами и выгреб из инвентаря требуемую сумму тысячными монетами.

— Здесь пятьдесят тысяч. Это за Оливию. Мы с моим другом мистером О’Грейди можем идти, сотник Уолш?

Резко поднявшись, я глазами показал Патрику на выход, пока сотник пялился на золото. Уолш ухмыльнулся, сгреб монеты и ответил:

— Хорошо. Я прощаю его за оскорбление моей невесты. Личных претензий к О'Грейди не имею.

— Идем, Патрик, — сказал я.

— Не думаю, — осклабился сотник. — Я сказал, что прощаю за оскорбление, нанесенное Оливии, но за этим забулдыгой еще много правонарушений. К сожалению, вне моих полномочий списать и их. Берите его, ребята...

Подчиненные Уолша начали поднимать Патрика из-за стола. Первожрец Спящих не сопротивлялся, лишь обреченно провожал взглядом опустевший бокал. Потом, пока его сопровождали мимо барной стойки, а я следовал за ними, он обернулся и прошептал одними губами:

— Прости.

В моих глазах потемнело, ноги подогнулись. Дохнуло мертвечиной. К горлу подкатило, и я еле сдержал тошноту. Силуэты легионеров и Патрика затерялись в толпе. Очки жизни просели на одно деление. Подозревая худшее, я открыл описание дебафа:

Заражение

Вы заражены чумой мертвых. После смерти вы станете слугой Чумного мора.

-1% от объема жизни в час.


Что-то у Бегемота пошло не так, раз снова начало отниматься здоровье. Пока ничего страшного, показатель регенерации куда выше, но знак тревожный. Я тяжело закашлялся, подавляя рвотные позывы, потряс головой и рванул вслед за Патриком. Его метка была уже у выхода из таверны.

Я уже догонял их, размышляя над тем, как вытащить первожреца, когда с шелестом бумаги появилась иконка письма. Машинально провел взглядом — оно было от Ярого. Только его сейчас не хватало!

Скиф, малой, куда пропал?

Не передумал вступать в «Модус»? Если ты в Даранте, можем пообщаться в «Эльфийском саду», я буду там весь вечер.

Ярый


Я написал, что встретиться сегодня не смогу — застрял в инстансе. Тут же пришел ответ: «Тогда увидимся на “Дистевале". Ты же приглашен?»

Решив, что и с этим буду разбираться позже, а сейчас главное — вытащить Патрика, найти проклятых троггов и обеспечить Бегемота поддержкой веры, я выскочил из таверны и, пробиваясь через толпы прохожих, нагнал легионеров.

— Сотник Уолш!

— Что еще? — недовольно спросил он.

— Вы говорили, что стража была готова замять дело Патрика, учитывая его заслуги. Ведь так?

— Допустим.

— А личное оскорбление вы простили. Разве воины Содружества более не хозяева своим словам? Разве их слово не крепче дуба?

Уолш засопел и переглянулся с подчиненными. Потом что-то отрывисто приказал, и легионеры легкой трусцой побежали дальше по улице. Воспользовавшись тем, что сотник отвлекся, Патрик приблизился и тихо заговорил:

— Я совсем забыл! Вождь канализационного племени Муварак оставил мне вот это, — пропойца сунул руку в карман камзола. Вместе с горстью мусора, шелухи и песка вытащил нечто вроде амулета на веревочке: потертый кожаный треугольник с бахромой и выдавленным клеймом. — Это оберег. Указывает путь к тотему племени. Поможет тебе найти троггов в Каменном ребре.

Я взял побрякушку. Клеймо смазалось, истерлось, но в нем все еще можно было узнать оскалившуюся пасть медведя.

— Я сам разберусь с тем, что натворил, — сказал Патрик. Почетный гражданин Тристада смотрел мне в глаза, и взгляд его был тверд. — Найди Муварака...

— Значит так, остроухая! — вступил в разговор Уолш. — Твое участие в судьбе еретика крайне подозрительно. Ребята уже побежали за стражей и инквизиторами, а потому я приказываю именем короля Бастиана Первого стоять на мес...

«Твою мать, О'Грейди!» — подумал я и активировал Глубинную телепортацию прямо на Кхаринзу. Вместе с почетным пьяницей Тристада.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Chitatel

  • Сам живи и другим давай)
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 147
  • Сообщений: 676
  • Activity:
    19.5%
  • Благодарностей: +1936
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
  • Глава 8. И снова Патрик
pivo


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Smeagol

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 77
  • Сообщений: 155
  • Activity:
    8.5%
  • Благодарностей: +1170
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

После школы, как повелось в последнее время, решили лететь одним флаером, но Алекс в последний момент отказался:

— Вырубаюсь, — широко зевнув, сказал он. — Летите сами, я хочу в дороге поспать.

Мелиссе хотелось полететь с ним, но у Скифа в Дисе еще были дела. Неотложные дела, это понимал каждый из них. Она обняла Алекса и поцеловала. Парней это публичное проявление чувств смутило — никак не могли привыкнуть, что их «свой пацан» Тисса стала девушкой Шеппарда. Ханг изобразил фейспалм, Малик закатил глаза. Эд просто отвернулся, а дождавшись, когда они закончит, тронул Алекса за плечо:

— Все по плану? — уточнил Эд.

— Да. Я в Дарант, найду Патрика, поговорю с его троггами и, если согласятся, перетащу их на базу.

— Добро. Мы с Хангом пробьем маршруты и вернемся в форт. Вместе обсудим, что дальше. Есть хорошие новости и плохие. Хорошие в том, что дебаф пустыни работает в процентах от объема жизни — то есть с одинаковой скоростью убивает игроков всех уровней и прочих равных по резистам. Плохие — любому тушканчику мы там на один зуб.

— Кроме земель за Фронтиром есть еще вариант... — туманно произнес Алекс, садясь во флаер. Голос его прозвучал сонным, а потому его едва расслышали.

Мелисса увидела, как он внес точку назначения и включил автопилот. Алекс махнул рукой, прощаясь, а его флаер взлетел, оставив Мелиссу с парнями на взлетной площадке.

— О чем это он? — недоуменно спросил Малик.

— Ты его знаешь, — пожал плечами Ханг. — Тихушник. Пока не проверит свой «вариант», нам не расскажет.

— Это-то мне и не нравится... — вздохнул Малик и первым запрыгнул во флаер.

Шарообразный авиакар (это название не прижилось, и люди использовали слово «флаер» для любых авиакаров) из прозрачного сверхпрочного пластика принял всех четверых и мягко поднялся. Сработали компенсаторы — быстрый взлет на высоту в триста метров, в слой атмосферы для городского воздушного транспорта, стал практически неощутим.

В пути об игре не говорили, боясь прослушки, а других тем, кроме предстоящих гражданских тестов, не нашлось. Да и все равно, самое интересное происходило без ее участия.

— Ты сразу в Дис? — спросил Тиссу Малик, когда флаер приземлился на крыше ее дома, а она поднялась с кресла.

За годы совместной учебы и дружбы стало традиционным, что первой высаживали девушку, и не потому, что она жила ближе, а из-за отца. Тот требовал, чтобы дочь после школы сразу летела домой, не задерживаясь — все домашние заботы были на ней, пока отец зарабатывал, не вылезая из дешевой капсулы старой модели.

— Надо сначала обед приготовить, потом дома убраться, — ответила она. — Встретимся в таверне, Малик. Я напишу.

После смерти матери сохранять гражданский статус ее отцу становилось все сложнее. Мама с ее уникальными идеями в области социологии была уважаемым экспертом и ценилась коллегами. Но идеи были слишком… опасны. Так что, когда она умерла от СВС — синдрома внезапной смерти — кто-то наверху вздохнул с облегчением.

Отец... Тот, потеряв жену, будто с цепи сорвался, и, в конце концов потерял работу корпоративного юриста. Каждый год, накануне очередной аттестации на соответствие категории, он становился раздражительным, нервничал и отчаянно зубрил новые законы и судебные кейсы. Отсутствие работы по специальности снижало его ценность для общества, но соответствие квалификации отчасти это компенсировало. Как и поступающие роялти с научных работ матери. Немного, но большое подспорье в сохранении гражданства для ближайших родственников.

Но долго это тянуться не могло. За последние два года они опустились на категорию ниже, и если отец не найдет работу, через год-два неизбежно вылетит из граждан. А вместе с ним и Тисса.

Гражданский тест она, конечно, пройдет, но как долго сможет его поддерживать без высшего образования? А в двадцать один ей присвоят категорию… или не присвоят, признав бесполезной и лишив гражданства. Успехи в Дисе могут помочь, для ООН успехи в игре — признак целеустремленности и наличия важных качеств. Но достичь в игре чего-либо значимого за пять лет без друга-«угрозы» нереально.

Она осознавала, что успех Алекса станет и ее успехом, даст ей возможность и простор в выборе будущего — об этом они уже много говорили, совместно решив посвятить год после школы Дису, а потом, если там что-то пойдет не так, вместе поступать в университет. Даже если они не успеют его закончить к полному совершеннолетию, получат отсрочку до диплома. А заработанных с ликвидации Большого По денег должно хватит всем «Пробужденным» на оплату обучения.

Алекс…При мысли о нем Тисса улыбнулась. Она всегда ей нравился, и не только внешне — ершистый характер, уверенность в себе, знание чего-то сверх того, о чем им рассказывали в школе… Но ей вообще много кто нравился, а Шеппард казался ей слишком заносчивым.

Все изменилось прошлой осенью, когда он внезапно загорелся Дисом и стал «угрозой». Они тогда об этом даже не догадывались, но, не сговариваясь, вступились за парня перед Утесом. Как ни крути, а Шеппард был своим, одноклассником, которого они знали с детства. Тобиас же был криповатым придурком, изгнанным из клана. К тому времени в ней проснулся серьезный интерес к Алексу, но даже тогда она, сама не осознавая, общалась с ним, потому что так им было нужно. «Первое убийство» в инсте Олтонских каменоломен было заветной мечтой не только Эда, но и всех «дементоров».

А потом случилась та история с «Аксиомой», и Алекс неожиданно проявил себя с новой, незнакомой стороны. Тиссе хватило одного его желания помочь им всем, не только ей, и даже если бы он не стал спорить с Большим По, ей бы этого хватило. Но он пошел дальше и вытащил их на запредельные высоты, о которых раньше они могли только мечтать — и прежде всего, он подарил надежду в то, что у них может быть лучшее будущее…

— Папа, я дома! — крикнула Мелисса.

Сбросив куртку, она прошагала в гостиную. В спальне отец как раз выходил из капсулы, одной из двух, установленных дома. Одна раньше принадлежала маме, и когда Тиссе исполнилось четырнадцать, новая, временно выдаваемая Департаментом образования, им не понадобилась.

— Как дела в школе? — поинтересовался отец, выходя из комнаты. Он уже оделся и выглядел уставшим.

— Все, как обычно. Мистер Ковач сошел с ума и загрузил нас кучей письменных работ, а его примеру последовали все остальные учителя. Не знаю, за что хвататься и как все успеть. Как твой рейд?

Отец, вернее, его персонаж, рыцарь двести шестого уровня, входил в небольшую гильдию наемников. Не самых крутых, да и, честно говоря, не самых удачливых. Но вчера им повезло — его и еще несколько бойцов из друзей отца наняла богатая пара, чтобы сделать какое-то достижение и получить шмотку, падавшую с конкретного босса.

— Плюнул бы я им в рожу... — проворчал он. — Думают, если взяли паровоз, то мы им чуть ли не слуги!

— Вайп?

— Да... — помрачнел отец. — Этот богатенький придурок сагрил патруль прямо перед боссом. Пришлось проходить заново! Потеряли кучу времени и часть оплаты! Хорошо, хоть нужный им эпик выпал сразу, а то там шанс не стопроцентный...

— Но ведь вайп был по вине заказчика? — удивилась Тисса.

— Проглядели пункт в договоре, — подосадовал отец. — Любой вайп — минус пять процентов. Да и черт с ними! Даже после штрафа мы неплохо заработали, солнышко.

Тисса прильнула к нему. Отец обнял ее и погладил по голове.

— С этого контракта я заказал свежих продуктов. Приготовишь пожрать? Умираю с голоду!

***

После памятного финала Арены Тисса получила приглашение в несколько кланов, не считая тех, куда звали всех «Пробужденных».

Девушка приглянулась «Красоткам» — небоевому клану, специализировавшемуся на монетизации внешних данных своих членов. Не достигнув особых успехов в игровой составляющей, клан считался одним из богатейших за счет правильного позиционирования. «Красоток» приглашали на звездные балы и частные вечеринки богачей, причем как в Дисе, так и в реале, продвигали личные бренды и в режиме реального времени показывали жизнь девушек в обоих ипостасях. Главным требованием к кандидаткам на вступление было наличие естественной красоты. При любом намеке на пластику следовал отказ. Другим, тоже важным, требованием выставлялось соответствие игрового образа настоящему.

«Извращенцы», — подумала тогда Тисса. В Дисе можно создать себе любую внешность, но богатеи даже в игре не хотели быть обманутыми. «Красотки» удовлетворяли этот спрос.

Совсем другого рода приглашение было из «Белых амазонок». Охряная ведьма, положившая глаз на Тиссу, впечатлилась игровыми скиллами девушки, идеально вписывающейся в негласные, но вполне выявляемые по составу, расовые требования. Светлокожая синеглазая блондинка, высокая и красивая, чемпион юниорской Арены, единственная девушка среди парней — лакомый кусочек.

«Милая, посидим в чудесной кофейне, выпьем... — сказала тогда Охряная ведьма жрице Спящих. — Прекрасно проведем время!»

Тисса проигнорировала предложение, но Элизабет, так звали лидера «Белых амазонок», оказалась настойчива. Как-то, месяц назад, она встретила ее на школьной взлетной площадке и уговорила пообщаться.

Тисса, ошеломленная обаянием роскошной дамы, гражданки категории «С», между прочим, согласилась. Вместо «чудесной кофейни» Элизабет повезла ее к себе, на огненном «Феррари Фалко».

Они на сверхзвуковой пролетели пол океана и приземлились на райском пляже тропического острова. Автоматическая охранная система по воздушному периметру сделала запрос личности водителя, убедилась, что Элизабет имеет право здесь находиться и опустила дула турелей. Разве что подлетел полицейский дрон и снял биометрику гостьи — несовершеннолетней Мелиссы Шефер, обладательницы зависимого гражданского статуса «К».

Впервые попав в такой респектабельный район, Тисса поразилась размеру домов и территорий, которыми владели граждане высоких категорий. Повсюду зеленели поля для гольфа, искрили на солнце поверхностью чудесные озера с розовыми фламинго и лебедями. Полупустынные улицы утопали в зелени, и девушка не сдержала восторженного возгласа, увидев олененка, спокойно прогуливающегося по улице. Еще больше она поразилась тому, что одна из улиц этого чистого и сияющего малоэтажного городка принадлежит «Белым амазонкам».

— Какой-то из этих домов может стать твоим, дорогуша, — заметила Элизабет.

В свои пятьдесят с лишним та выглядела не старше двадцати пяти — однозначно пластика, но, вполне возможно, курс омоложения, полученный на Луне. Мелисса успела изучить в сети всю доступную об Элизабет информацию.

Они провели вместе весь день. Парни, а особенно Алекс, переживали, теребили ее звонками, и Мелиссе пришлось отключить комм — общение с Охряной ведьмой захватило ее с головой. Чуть позже в гости к Элизабет заявились другие «амазонки», и в этой радушной и дружелюбной компании Мелисса не заметила, как наступил вечер. Все проявили себя такими заботливыми, искренними... Лететь в тоскливый район, в мрачный депрессивный дом-муравейник не хотелось, в Дисе на ней висел бан, так что она обрадовалась, когда Элизабет предложила остаться на ночь. Женщина сама позвонила отцу и, представившись, получила разрешение приютить Мелиссу. Возможно, также сыграло роль и то, что Элизабет великодушно подарила отцу легендарное копье — лично зашла в игру и выслала с наилучшими пожеланиями.

Отец, не знавший о статусе Скифа, воодушевился новым знакомством дочери. И он, и Охряная ведьма были уверены, что Тисса, как только выйдет из песочницы, вступит в клан «Белых амазонок». Да и кто бы отказался? Элизабет обещала потянуть за нужные ниточки, чтобы Тисса дистанционно, без ущерба для игровой карьеры, получила высшее образование, что-нибудь в области социологии или дизайна виртуальных миров, получила работу, высокий статус и в конце концов — право жить на райском острове в своем собственном двухэтажном доме.

Друзьям Тисса ничего не рассказала, упомянув только факт встречи. Алекс даже не обратил внимания — всех их засыпали подобными предложениями, одним больше, одним меньше... Но зерно сомнения было заложено.

После того, что случилось в последние дни, оно разрослось. Выход Скифа из песочницы оказался очень проблематичным: он наследил, Утесу Тисса не доверяла и была уверена, что тот сдаст их при первой же угрозе собственному благополучию. А теперь еще и дебаф Чумного мора...

«Все решится до моего выхода из песочницы», — успокаивала себя она. И если что-то пойдет не так, она примет предложение Охряной ведьмы. А парни... Парни поймут. На то они и друзья.

***

В «Буйной фляге», как всегда, народ шумел и веселился. После смерти Ташота, шеф-повара Арно и еще ряда ключевых NPC локации из Даранта прибыло пополнение: таверну купил какой-то отставной десятник, ветеран армии Содружества; вакантное место шеф-повара заняла полная дама; церковь Нергала наводнили новые жрецы Нергала с подозрительно высокими уровнями. Первый советник Уайтекер выжил, но половину обратившихся в нежить членов городского совета пришлось перевыбирать. Кроме того, почти полностью обновилась городская стража, и для песочницы их уровни выше сотого выглядели странно.

Новый хозяин таверны объявлял об очередном турнире на заднем дворе, бард со сцены исполнял что-то отчаянно-печальное и заслуженно подвергся забрасыванию огрызками яблок и куриных ножек. Инфект обнаружился за барной стойкой.

— Идем? — спросила Тисса, подойдя к сокпановцу.

— Пару минут, — невнятно ответил тот, пережевывая кусок запеченного вепря. — Ты же знаешь, дома так не поешь. — О, смотри кто!

Тисса обернулась и увидела Афродиту, бывшую соседку Алекса. Еву О'Салливан — избалованную, пустоголовую и капризную дрянь.

Один из многочисленных кузенов Ханга учился с ней в одном классе и рассказывал о ее выходках. «Немедленно извинитесь! — как-то требовала она от учителя, сделавшего ей замечание. — Ваш гражданский статус ниже, и я не позволю вам разговаривать со мной в подобном тоне!» Девчонка и до пластики смотрела на всех, кто ниже в гражданской категории, как на дерьмо, а став красавицей, и вовсе задрала нос. Странно, как Алекс мог с ней дружить на протяжении стольких лет.

Ева, под руку с каким-то парнем, прошествовала за столик у сцены. Почувствовав на спине взгляд Тиссы, девушка обернулась, тут же отвернулась и что-то сказала своему парню. Тот рассмеялся, бросив на жрицу Спящих мимолетный взгляд.

— У меня мало времени, — поторопила Тисса Инфекта.

— Все-все, допиваю... — парень присосался к бокалу со сливочным пивом.

У таверны они встретили Перевес. Та куда-то спешила, но заметив ребят, остановилась:

— Привет! Что у вас там происходит?

— «Там»? Где? — не поняла Тисса.

— В большом мире. Алекс скинул описания пары артефактов, попросил пробить цены на черном рынке. Что вы там фармите? Рейдовые инсты?

— Кого ты видишь перед собой, Мега-Экстра-Пере-вес?

— Э... Тебя.

— Вот именно. Я, как и ты, в пе-соч-ни-це! Так что ни я, ни Инфект там, — Тисса качнула головой, — нифига не фармим.
— Понятно, — поджала губы Перевес. — Ну... пока.

Она уже отошла, когда опомнился Инфект:

— Эй, постой! А что за артефакты-то? Пере...

Тисса врезала ему в ухо:

— Не позорься!

— Что?

— Ничего! Она знает, а мы — нет? Какого хрена?

— К черту. Прыгаем?

Тисса кивнула, и через мгновение Инфект перенес обоих туда, где они вчера закончили поиски. Они излазили почти все подножие Безымянных гор, но не нашли и следа лагеря кобольдов-отщепенцев. Хорошо хоть мобы не доставляли проблем — оба достигли двадцать восьмого уровня.

— Куда двинем? — спросил Инфект.

— Не знаю, — Тисса пожала плечами. — Можно спуститься немного на юг и пойти в обратном направлении...

— Хотел спросить... — парень замялся.

— Что?

— У вас со Скифом серьезно?

— Конечно!

— У вас уже было?

— Не твое дело.

У них не было. Сначала Алекс вел себя слишком нерешительно, а потом ему исполнилось шестнадцать. Технически, он уже совершеннолетний, а она — нет. Понимая это, Алекс даже перестал давать волю рукам, а потом, сразу после его выхода из песочницы, они вообще не встречались наедине.

— Как думаешь, у меня был шанс?

Тисса посмотрела на Малика. Его взгляд был серьезен, ни намека на его всегдашнюю дурашливость. «Был у тебя шанс, дурачок», — подумала она, но ответила совсем другое:

— Нет.

— Почему?

— Ты мне как брат, Инфект. И давай закроем эту тему. Я — девушка Скифа. И твой друг. Договорились?

Инфект задумчиво кивнул и отвернулся. Тисса завалилась на спину, уставилась на голубое безоблачное небо и, сорвав травинку, засунула ее в зубы. Инфект пристроился рядом, голова к голове. Шли минуты, а они оба так и не вставали. Искать на огромной территории пропавшее племя кобольдов казалось пустой затеей. Без маунтов, постоянно вступая в бои с мобами...

— А вдруг не прокатит? — нарушил тишину Инфект.

— Что не прокатит? Не найдем кобольдов?

— У Скифа. Он постоянно палится, и я не удивлюсь, если завтра его скрутят «превентивы».

— Он справится. И мы ему в этом поможем.

— Да это понятно! Но вдруг? Что тогда?

— Продолжим играть вместе. Поможем Алексу прокачать нового перса, если он захочет снова играть. Но я в этом сомневаюсь — денег на учебу ему хватит, а Дис он никогда не любил.

— И почему ему постоянно везет? — вздохнул Инфект. — Это же мог быть я. Или Бом. Или Краулер...

Они по давней привычке для разных миров использовали разные имена. Наверное, чтобы не забывать, в каком мире находятся.

— Прекрати, — Тисса вскочила на ноги. — Идем, они близко!

— Что? Кто близко?

— У меня появилась новая способность! Поиск единоверца! Кобольды в пещере в том ущелье, куда мы вчера забредали...

Тисса поделилась с Инфектом координатами на карте, бафнула обоих Легкими ногами, и они побежали. В ущелье вор ушел в незаметность, а через пару секунд донесся его вздох:

— Мне будет не хватать этого...

— Ты про незаметность?

— Угу. Буду, как клоун, с дудкой ходить. Ни подраться толком, ни сбежать, если что.

Девушка резко остановилась. Уловив призрачный силуэт друга, взяла его за плечи, уставилась в глаза и жестко произнесла:

— Ты забыл, зачем мы здесь? Не ради фана! И я бы сама сменила класс, если бы клан так решил! Но хил нужнее.

— Я тоже полезный! Вижу незримое, могу разведывать, станить, обезвреживать ловушки! У меня самый высокий урон, если не считать читерские абилки Скифа...

— Меньше, чем даст прирост от бафов легендарки всей группе. Всей, Инфект!

Вор обиженно замолчал и засопел. Тисса знала, что тот и сам понимал необходимость смены класса, но поддерживать его в надуманных обидах не собиралась. Успешный клан не обсуждает решения лидера, тем более, если они приняты единогласно.

Дальше шли молча. Добравшись до места, остановились. Ничто не говорило о том, что в пещере кобольды, отсутствовали даже пепелища костров, неизменный спутник кобольдов, считавших, что огонь пробудил в них разум. Отсюда пошла и их извечная любовь к свечкам. Первым, бесшумной тенью, в пещеру скользнул вор.

— Пс-с-ст! — донеслось изнутри. — Они тут.

Тисса высоко подняла голову, расправила плечи и, как подобает жрице, гордо ступила внутрь. Протиснувшись через узкий извилистый проход, она увидела, как на высоких стенах пещеры скачут вытянутые тени.

— Стоять, человек! — покосившись, девушка увидела ржавое лезвие у горла.

— Я пришла с миром. Кто у вас главный?

Из полумрака выдвинулись еще двое: высокий массивный кобольд с огромным пузом и низкий, седой и сгорбленный, хромавший и опиравшийся на искривленный посох. Хромой прищурил слезящиеся глаза, вглядываясь в лицо Тиссы.

— Да не пробудятся Спящие! — прокричала девушка.

— И пусть сон их будет вечным, — пролаял старик.

— И пусть сон их будет вечным, — повторило все племя, и слова, отражаясь от стен, отозвались эхом.

— Преклонитесь...

Тисса готова была поклясться, что услышала Бегемота. Вождь племени Грог’хыр, шаман Рыг’хар и еще одиннадцать кобольдов-отщепенцев, громыхнув грязными поломанными доспехами, рухнули колени перед жрицей Спящих.

Еще через некоторое время, в два прыжка в глубину, племя пополнило население острова Кхаринза, а их перевозчики, не дожидаясь смерти от Изнеможения, вернулись в песочницу.
« Последнее редактирование: 23-08-2019, 17:26 от Smeagol »


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Iwanka94

  • Рядовой
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 9
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +4
  • Пол: Женский
Ой ребята ;( каждому свойственно сомневаться, надеюсь ребята справятся.
Больше переживаю за Скифа, выдержит ли он это, но к счастью он ГГ ;)



Онлайн Chitatel

  • Сам живи и другим давай)
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 147
  • Сообщений: 676
  • Activity:
    19.5%
  • Благодарностей: +1936
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
  • Интерлюдия 1. Мелисса
pivo


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Smeagol

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 77
  • Сообщений: 155
  • Activity:
    8.5%
  • Благодарностей: +1170
  • Пол: Мужской
Интерлюдия была дополнена автором, новый кусок между "— У меня появилась новая способность! Поиск единоверца! Кобольды в пещере в том ущелье, куда мы вчера забредали..."
и
"Вождь племени Грог’хыр, шаман Рыг’хар и еще одиннадцать кобольдов-отщепенцев, громыхнув грязными поломанными доспехами, рухнули колени перед жрицей Спящих."

You are not allowed to view links. Register or Login

Тисса поделилась с Инфектом координатами на карте, бафнула обоих Легкими ногами, и они побежали. В ущелье вор ушел в незаметность, а через пару секунд донесся его вздох:

— Мне будет не хватать этого...

— Ты про незаметность?

— Угу. Буду, как клоун, с дудкой ходить. Ни подраться толком, ни сбежать, если что.

Девушка резко остановилась. Уловив призрачный силуэт друга, взяла его за плечи, уставилась в глаза и жестко произнесла:

— Ты забыл, зачем мы здесь? Не ради фана! И я бы сама сменила класс, если бы клан так решил! Но хил нужнее.

— Я тоже полезный! Вижу незримое, могу разведывать, станить, обезвреживать ловушки! У меня самый высокий урон, если не считать читерские абилки Скифа...

— Меньше, чем даст прирост от бафов легендарки всей группе. Всей, Инфект!

Вор обиженно замолчал и засопел. Тисса знала, что тот и сам понимал необходимость смены класса, но поддерживать его в надуманных обидах не собиралась. Успешный клан не обсуждает решения лидера, тем более, если они приняты единогласно.

Дальше шли молча. Добравшись до места, остановились. Ничто не говорило о том, что в пещере кобольды, отсутствовали даже пепелища костров, неизменный спутник кобольдов, считавших, что огонь пробудил в них разум. Отсюда пошла и их извечная любовь к свечкам. Первым, бесшумной тенью, в пещеру скользнул вор.

— Пс-с-ст! — донеслось изнутри. — Они тут.

Тисса высоко подняла голову, расправила плечи и, как подобает жрице, гордо ступила внутрь. Протиснувшись через узкий извилистый проход, она увидела, как на высоких стенах пещеры скачут вытянутые тени.

— Стоять, человек! — покосившись, девушка увидела ржавое лезвие у горла.

— Я пришла с миром. Кто у вас главный?

Из полумрака выдвинулись еще двое: высокий массивный кобольд с огромным пузом и низкий, седой и сгорбленный, хромавший и опиравшийся на искривленный посох. Хромой прищурил слезящиеся глаза, вглядываясь в лицо Тиссы.

— Да не пробудятся Спящие! — прокричала девушка.

— И пусть сон их будет вечным, — пролаял старик.

— И пусть сон их будет вечным, — повторило все племя, и слова, отражаясь от стен, отозвались эхом.

— Преклонитесь...

Тисса готова была поклясться, что услышала Бегемота. Вождь племени Грог’хыр, шаман Рыг’хар и еще одиннадцать кобольдов-отщепенцев, громыхнув грязными поломанными доспехами, рухнули колени перед жрицей Спящих.

Еще через некоторое время, в два прыжка в глубину, племя пополнило население острова Кхаринза, а их перевозчики, не дожидаясь смерти от Изнеможения, вернулись в песочницу.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Chitatel

  • Сам живи и другим давай)
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 147
  • Сообщений: 676
  • Activity:
    19.5%
  • Благодарностей: +1936
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
  • Интерлюдия 1, вставка
pivo


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
26 Ответов
2389 Просмотров
Последний ответ 21-12-2017, 11:39
от Tata0411
137 Ответов
15627 Просмотров
Последний ответ 06-06-2019, 17:00
от Oleg1ka
5 Ответов
1305 Просмотров
Последний ответ 30-04-2019, 14:47
от lymor
4 Ответов
782 Просмотров
Последний ответ 24-03-2019, 12:38
от lwa
16 Ответов
613 Просмотров
Последний ответ 10-11-2019, 12:05
от Asdaf

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.