Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.
  • Библиотека ЛитКлуба. Каменистый Артем - S-T-I-K-S. Существование, 2018 3 6
Текущий рейтинг:  

Автор Тема: Библиотека ЛитКлуба. Каменистый Артем - S-T-I-K-S. Существование, 2018  (Прочитано 6567 раз)

Оффлайн Maxsal

  • Ленивый
  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 86
  • Сообщений: 148
  • Activity:
    5.5%
  • Благодарностей: +1229
  • Пол: Мужской
  • Ленивый кот
You are not allowed to view links. Register or Login
Это мне одному кажется, что последние главы как-то стали короче?
И да и нет, тут главы по 10к-20к знаков, просто 30-я почти в два раза короче 29-й, зато немного дольше 28-й. Но в среднем главы выходят по 15к знаков.
И да, по видимому будет еще 5 глав.
P.S. 1-30


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн morphant

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 217
  • Activity:
    22.5%
  • Благодарностей: +1172
  • Пол: Мужской
36 глав планируется вроде.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн morphant

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 217
  • Activity:
    22.5%
  • Благодарностей: +1172
  • Пол: Мужской
Глава 31

You are not allowed to view links. Register or Login
Остановившись, Трэш приказал стае не двигаться. Где-то далеко, слева от направления движения, послышался шум

автомобильного двигателя. Что там, дальше, за деревьями, не видать. И карты этой территории тоже нет. Что угодно

можно предполагать.

В том числе и самое нехорошее.

Стаю надо беречь. Её и так уже почти нет. Пса пришлось оставить на базе, где он скрашивал досуг пленного знахаря

непрекращающимися попытками добраться до его мяса. С Трэшем сейчас только Второй, да заматеревший бегун —

бывший пастух, превращенный в рабочие руки. С ним больше всего мороки из-за тихоходности. То и дело

приходится тащить его на горбу, чтобы не задерживал отряд.

Оставив подчинённых в лесных зарослях, Трэш помчался вперёд. Туша у него, как у юного слона, когти и на руках и

на ногах имеются, но при это не шумит на всю округу, продвигаясь по сосняку со скоростью велосипедиста. Ноги,

независимо от сознания, стараются не наступить на упавшую ветку, способную выдать предательским хрустом. Туша

вовремя нагибается, ничего не задевая. Иногда приходится делать прыжки в два и более метров по высоте, чтобы не

тратить время на обход упавших деревьев. Такие почему-то частенько встречаются, плюс там и сям в песчаной почве

желтеют свежие ямы подозрительно правильной формы.

Трэш готов поспорить, что это миномётные воронки. Да и металлический хвост заметил с характерным оперением,

по виду – не древний.

Не первый раз уже встречает на пути следы человеческих разборок. Ведь вряд ли аборигены отрабатывали по

монстрам из миномётов. Это оружие не очень-то подходит для охоты на подобную дичь. Нет, тут кого-то другого

закидывали. Вон, на рыжеватом стволе сосны видны свежие повреждения, похожие на осколочные. И там же потёки

характерные, а ноздри уловили запашок старой крови. Картину довершали развешанные по ветвям грязные обрывки

материи, оставшиеся от разорванной взрывом одежды.

В одежде развитые мертвяки не ходят, а на мелких заражённых мины переводить вряд ли станут. Значит и правда

туземцы по себе подобным лупили.

Интересно узнать, что тут за расклады такие кровопролитные, при которых столь часто попадаются следы

междоусобных стычек. Но придётся оставить любопытство без пищи, ведь информации полный ноль.

Шум двигателя всё ближе и ближе. И двигатель не один, дальше другие подтягиваются.

А вот и светлеть начало впереди, — Трэш добрался до опушки.

Выскакивать из леса не стал. Присел за деревом, уставился вперёд, на дорогу, напрягая изо всех сил маскировочное

умение.

Из-за поворота вынесся обычный пикап. По меркам этого мира, разумеется, обычный. В нормальных мирах, или, как

их называют туземцы — внешних, не принято устанавливать на мирный частный транспорт крупнокалиберные

пулемёты. И уродовать навесной бронёй из стальных листов, сеток и решёток тоже не принято.

Машина ехала странно. То ускоряясь, то замедляясь. Пара туземцев в кузове непрерывно вертела головами.

Складывается впечатление, что они никуда не торопятся, а высматривают кого-то.

Из-за того же поворота начали показываться другие машины. Трэщ, наблюдая за ними, понял, что пикап — боевое

охранение немаленькой колонны. Шесть укреплённых грузовиков, тягач с зениткой на платформе, старый

бронетранспортёр и ещё один тягач с не менее старым танком. Замыкают два пикапа, тоже с пулемётами.

Вся техника в той или иной мере потрёпана. Там и пули поработали, и осколки, а в борт танку, похоже, заехали

кумулятивной гранатой или снарядом. Да и каток передний скверно выглядит. Своим ходом теперь не покатаешься,

вот и приходится тащить на трале.

Повреждения свежие, их не успели залатать. И это тоже на заражённых не повёсишь, – туземцы снова сцепились с

себе подобными.

Да уж, тут действительно весело. Надо побыстрее сваливать из этих мест. Даже ночью придётся идти без остановок,

чтобы побыстрее забраться на запад. Туда, где нет поселений туземцев с их непонятными разборками.

Под которые можно попасть в любой момент.

Трэш сюда заявился не ради того, чтобы вникать в хитросплетения местечковой политики аборигенов. Ему здесь

надо пробраться, как можно тише, не встревая в новые приключения. Его цель никак не касается туземцев.

Да и располагается там, где их быть не должно.

* * *

Вот уже четвёртый день пошёл, как Трэш сделал первый шаг из черноты, которая окружает базу. Поход, бодро

начавшись, подошёл к неизбежному этапу.

Всем участникам очень хочется есть. Но увы — припасов ни крошки не осталось. Сырое мясо, прихваченное с

собой, слопали почти сразу. Консервы и прочее, как ни растягивай, при таких аппетитах тоже не вечные. Трэш

планировал по пути заполнять заплечные мешки в магазинах и торговых центрах, но нездоровая активность туземцев

не позволяла этим заниматься. Аборигены встречались повсюду, даже глухие леса не остались без следов их

присутствия. И ладно бы одиночки, или мелкие группы. Но нет, почти всегда это были приличные по численности

отряды с хорошим вооружением. Нарываться не хотелось, вот и приходилось держаться подальше от перспективных

мест. Почти всё время двигались, избегая населённых кластеров. А на дикой территории особо не разжиреешь.

С раннего утра голодными бредут. Один день перетерпеть можно, из минусов лишь вечные жалобы подчинённых. А

вот завтра бескормица принесёт настоящие проблемы.

Увы, заражённые несовершенны. Есть и у них слабые места. Например, они не приспособлены даже к недолгим

голодовкам.

Доводить дело до крайности – нежелательно. Потому Трэш решил отказаться от прежней тактики.

Ради поиска пищи придётся выбираться в опасные места.

Вот и пришлось идти вдоль широченной дороги, которая вывела к окраине города. Или мегаполис, или его часть.

Издали прекрасно просматриваются здания в десятки этажей. Судя по тому, что получилось разглядеть, застройка

протягивается на несколько километров.

Такой богатый город туземцы не станут игнорировать. А если он и беден на трофеи, им всё равно придётся

устраивать зачистки после каждого обновления. Иначе, миллионы заразившихся людей быстро заполонят всю округу.

Сначала сожрут всё, что можно, потом то, что нельзя. Затем примутся друг за дружку. Кто послабее, тем дорога в

чужие желудки. Кто посильнее, те будут день за днём усиливаться. В изобилии появятся лотерейщики, затем

возникнут твари покруче. А разбираться с развитыми мертвяками – совсем не то же самое, что зачищать новичков.

Ещё двигаясь вдоль дороги, Трэш прихватил пару бегунов. Обоих послал вперёд, в город и сейчас изучал обстановку

через них, то усиливая, то ослабляя контроль.

С самого начала в глаза бросилась необычная деталь. Ещё на подходе к окраине местность буквально кишела

заражёнными. Столько Трэш их никогда не видел. Постоянно в поле зрения хоть один, да маячил. Даже когда

разведчики пробирались через лесополосы, к ним, нехорошо урча, выскакивали мертвяки разных уровней. Выяснив,

что источником шума являются сородичи, набежавшие смотрели недобро, а то и вовсе нехорошо.

Трэш не удивился, когда на первого разведчика напала стайка бегунов. Развиты примерно также, но их четверо на

одного. Снял контроль, позволив подчинённому разбираться самостоятельно. Но тот от природы слабоват, потому

что в прошлой жизни был девушкой-подростком хлипкого телосложения. Мертвяки выбрали жертву попроще и не

прогадали, иконка нового члена стаи погасла спустя минуту после начала схватки.

Причём, большая часть этой минуту ушла не на драку, а на пожирание заживо.

Второй разведчик выглядел посерьёзнее, и жадная мелочь лишь нехорошими взглядами его провожала, не решаясь

пообедать сородичем. Трэш поводил его по жилым кварталам, отмечая, что в городе заражённых ничуть не меньше,

чем за окраиной. Они повсюду бродят. Кости, раскиданные там и сям, не просто обглоданы, а почти все разгрызены.

В них ничего питательного не осталось, но, тем не менее, некоторые изголодавшиеся мертвяки пытаются эту

мерзость обсасывать.

Да уж. Понятно, что такой толпе прокормиться сложно. Вот и поглядывают друг на дружку жадными глазёнками.

Разведчик перебрался через широкий проспект. Двигаясь по другой его стороне, обошёл торговый центр, свернул в

сквер.

И на этом его миссия завершилась.

Трэш даже понять ничего не успел. Просто картинка дёрнулась, покатилась, вместе со сбитым с ног бегуном. На миг

в поле зрения промелькнула голова, непомерно-раздутая снизу из-за чрезмерно усилившихся челюстей.

И на этом всё, – иконка погасла.

Больше разведчиков не осталось. Закончились.

И что теперь делать? Искать новых?

Но зачем? Самое главное Трэш уже выяснил.

При таком изобилии заражённых, туземцы в городе вряд ли выживут. Рисковать они не любят, следовательно, их там

нет.

Ну а если вдруг сунутся, шум при этом поднимется такой, что Трэш столь заметное событие вряд ли пропустит.

* * *

Продвигаясь по городу на своих двоих, Трэш наблюдал иную картину. Заражённых теперь не так уж и много,

поблизости их засекает в единичных случаях. При этом обоняние подсказывает, что ими здесь всё пропахло. То есть,

данные от носа резко отличались от информации, которая поступала от зрения.

Ничего удивительного, ведь хозяева города заблаговременно убираются с пути элиты. Своим паническим поведением

они вызывают настороженность у других мертвяков. Те ждут с этого направления подвоха, глаз не сводя и заметив

источник страха, припускаются вслед за прочими. Вот и образуется чуть ли не вакуум, где по центру пробирается

странного вида стая.

До торгового центра Трэш добрался минут за пятнадцать. И за всё это время не сумел рекрутировать ни одного

новичка.

Нет, он мог набрать в стаю тех же бегунов в любых количествах, не превышающих лимит. Однако, они ему не нужны,

мелочь он может без труда насобирать, почти не удаляясь от базы.

По торговому центру будто смерч прошёлся. Стеллажи опрокинуты или разгромлены, стёкла разбиты, двери

выломаны. Повсюду россыпи гильз и костей, там и сям виднеются остатки импровизированных баррикад. Кто-то

пытался держать здесь оборону, но по всем признакам, долго не продержался.

Может вояки, может правоохранители. Но вряд ли туземцы. Местные знают, что торговые центры — это не крепости.

А вот новички пребывают в плену кинематографических штампов. Полагая, что стали свидетелями

зомбиапокалипсиса, вспоминают все фильмы с похожим сюжетом.

Но фильмов, в которых описываются правила выживания в этом мире, не существует. Вот и оказываются люди в

ловушках, куда сами себя загоняют.

Трэш уже почти не сомневался, что попал в края, куда аборигены забираются нечасто. Чересчур увлёкся скрытным

продвижением и не заметил, что пришёл на безлюдную территорию.

Нет, люди сюда попадают, и нередко. Но почти исключительно при перезагрузках.

И задерживаются здесь ненадолго.

Доводилось слышать, что творилось на заре истории экспедиционного корпуса. Тогда никто и не мечтал о

стационарных базах. Работали набегами, хватая всё, что поблизости, после чего поспешно отступали к порталам.

Обычно – с потерями.

Вот здесь, наверное, ситуация такая же, как в те непростые времена. Заражённых настолько много, что они своим же

молодняком вынуждены питаться. Нет, их сородичи и на востоке этим не брезгуют, но здесь речь идёт о тотальном

каннибализме. Вон как быстро Трэш потерял обоих разведчиков. А ведь раньше такое не каждый день случалось.

Плюс, сейчас, по пути, нашёл пару недоеденных трупов. Те, кто их грызли, разбежались, но несомненно вернутся,

стоит лишь жуткой элите удалиться.

В торговом центре подобрали автомат с почти полным магазином, – оружие валялось среди россыпи костей.

Подкрепились консервами, выискивая банки по разгромленному залу. Запив обед сладкой газировкой, отправились

дальше.

Трэшу нужно особое место, чтобы реализовать свой новый замысел.

* * *

Подходящее место обнаружилось спустя час неспешных поисков. Заодно, в процессе, покрепились ещё раз, в почти

не тронутом магазине. И полюбовались зрелищем погони доброй сотни заражённых за тощим котом.

Почему-то мертвяки сами не свои становятся при виде этих животных. Складывается впечатление, что былая любовь

к домашним зверькам не забылась, но выродилась в нечто омерзительное, извращённое и невыносимо-

притягательное.

Вот когда проводил взглядом погоню, увлечённую до такой степени, что не заметили элиту, Трэш понял — это

именно то самое место. Деловой квартал из высоченных зданий, в углу между самыми большими из них он и устроит

пункт набора новобранцев.

Новобранцы записываться в очередь не торопились. И вообще, квартал будто вымер.

Что неудивительно.

Пришлось устроить простейшую рекламную акцию. Автомат в руках младшего члена стаи с интервалами в пятнадцать

секунд выдал три одиночных выстрела.

А дальше понеслось.

Заражённые появлялись со всех возможных направлений, включая совсем уж неожиданные. Так, несколько

пробрались прямо сквозь здания, выскочив из окон, а один свалился с приличной высоты, когда спускался с

головоломной скоростью прямо по вертикальной стене.

Трэш, затаившись на автостоянке, между машинами, дожидался, когда в углу оказывалась очередная подходящая

особь, после чего выскакивал и требовал присоединиться к стае.

Некоторые считали себя настолько крутыми, что пытались не подчиниться. Нет, такие герои не бросались в атаку, они

просто пытались улизнуть. Упрямцев Трэш приводил в чувство оплеухами, или шумными шлепками плоской

стороной меча.

Самых упорных приходилось шлёпать по голове. Против настолько убедительно аргумента устоять ни у кого не

получалось.

Дело продвигалось бодро. И получаса не прошло, как стая пополнилась четырьмя новобранцами. Причём какими —

не мертвяки, а загляденье. Любой из них не уступал Второму, а пара явно превосходила.

Причем один – очень явно. Похоже, ему шаг или два до элиты. Подкормить пару месяцев хорошим мясом, и готово.

Монстр под тонну весом, уродливый, как и Трэш. В облике не просматривается ни намёка на сходство с человеком.

Да уж, местечко рыбное. Трэш это сразу понял, потому даже не пытался гоняться за особями, которых ещё вчера

готов был расцеловать, лишь бы в стаю заполучить. Тут можно за день набрать отряд чудовищ, каждое из которых по

отдельности заставит экспедиционный корпус объявить тревогу, а уж с такой толпой эта тревога станет красной —

высшей.

И чего он раньше на запад заглянуть стеснялся? Здесь ведь, оказывается, всё прекрасно.

Новая серия выстрелов, и вот уже мчится очередная волна заинтересованных тварей. Набитый взгляд выхватил из

массы сразу троих, подходящих для замыслов Трэша. Даже удивился слегка. Нетипично богатое количество, обычно

такие, если и показываются, то поодиночке.

Всё к лучшему. Чем больше -- тем лучше. Не на что жаловаться.

Промчавшись мимо автостоянки, монстры даже не попытались притормозить, завидев Трэша. Ринулись дальше,

мимо него, прямиком сквозь здание. Кто в окна вломился, кто в двери. Благо, там уже всё разбито и раскурочено, –

путь открыт.

Это что-то новенькое. Никогда прежде привлечённые сюда мертвяки не пытались удрать, не разобравшись в

ситуации. Их пугала элита, вот осознав, что она здесь, они и начинали улепётывать во всех направлениях, лишь бы не

приближаться к ней.

Вот и эти напуганы.

И причина массового испуга – вовсе не Трэш. Будь так, они бы от него драпали, а не рядом пробегали.

Плавно развернувшись, уставился туда, откуда тянулись отставшие мертвяки. И в тот же миг увидел, как из-за угла

выскакивают громадные туши высокоразвитых заражённых. Некоторые не уступают только что набранным новичкам,

другие если и уступают, то не сильно.

А за ними просматривается такая образина, что Трэш впервые за всё время почувствовал в себе неуверенность, при

виде заражённого.

Ведь эта тварь чуть ли не два раза больше. Несомненная элита. И она явно покруче Трэша.

Мертвяки, принадлежащие чужой стае, на бегу отшибали головы улепетывающим от них заражённым. По виду тварей

не скажешь, что сильно голодные, больше похоже на азарт погони, когда невозможно удержаться. Напряжение

требовало выхода, вот и отрывались на всех встречных.

Авангард стаи добрался до ограждения автостоянки и здесь остановился.

Резко остановился. Будто мертвяки в стену уткнулись, а не в низенький металлический заборчик.

Или они получили приказ, который нарушить нельзя.

Трэш покосился на громадного вожака. И поймал от него встречный взгляд.

Проклятье! Да ведь элита его заметила! И это при том, что маскировочное умение горит на полную.

И что дальше? Подойти к ней и попытаться уговорить присоединиться к стае? Но даже с тварями заметно ниже по

уровню проблемы возникают, что же тогда можно ожидать от такого колоса?

Увы, но тут не Трэш станет решать, кому и куда присоединяться. Похоже, надо сваливать вслед за убежавшими

мертвяками. Кто знает, что на уме у такой образины.

Огромный элитник поднял правую руку над головой, а затем опустил её, наводя на Трэша.

Будто прицеливался из невидимого пистолета.

А потом случилось нечто невероятное. В грудь будто разогнавшийся грузовик врезался. Нет, машины здесь ни при

чём, просто иными словами описать происходящее не получится.

Мощнейшим ударом Трэша оторвало от земли. Он пролетел метров двадцать, после чего сбил заборчик, отделявший

автостоянку от пешеходной зоны и покатился по асфальту.

Окажись на месте Трэша обычное животное со схожей массой, это всё, это сырая отбивная должна остаться. Но

развитого заражённого так просто не проймёшь.

В голове кавардак, но есть твёрдое понимание, что элитник настроен враждебно и обладает умением, способным за

полсотни метров лупить по массивным объектам с немыслимой силой.

А ещё он видит то, что другие не замечают.

Несмотря на осознание столь неприятных новостей, Трэш больше не думал о бегстве. Сознание заволокло красным,

ему нестерпимо сильно хотелось убить.

Убить этого элитника. Не для того стая пришла сюда, на запад, чтобы разбежаться от первого же серьёзного

противника.

Возможно, логика не вполне человеческая. Но Трэшу сейчас плевать на такие тонкости.

Пора заняться убийствами, а не странности своего поведения анализировать.

Потому Трэш перестал тратить силы на бесполезную маскировку. Вместо этого приказал своей стае атаковать

вражескую ораву. Пусть хотя бы мелочь на себя возьмут, чтобы не отвлекала вожака от важных дел.

Всё это продумал, продолжая катиться по асфальту. А там вскочил и не оглядываясь припустил прочь, вдоль стены

здания. Притормозил на миг, подчиняясь голосу интуиции. Фасад перед носом в тот же миг покрылся трещинами,

будто по нему стукнули исполинской кувалдой.

Так вот, оказывается, как умение элитника действует против неживых предметов.

Спасибо, что Трэш вовремя остановился.

С такими делами и самому недолго растрескаться.

Помчавшись дальше, подхватил прислонённую к стене винтовку, кувыркнулся, пропуская мимо ещё один невидимый

удар. Подскочил, припав на колено, прижал приклад к плечу, торопливо навёл прицел на огромную тушу и потянул за

спуск.

Бам-бам-бам! Три куска обеднённого урана ушли в цель. Сомнительно, что справятся с такой солидной бронёй, но и

мало твари не покажется. Вон как дёрнулась, замахала нелепо лапами, пытаясь удержать равновесие. Не ожидала, что

мелочь умеет издали огрызаться.

Выпустив ещё пару снарядов туда же, Трэш переключился на вражескую стаю.

Тут всё плохо. В стае противника крутых особей раза в два больше, чем в своей. Пользуясь столь серьёзным

преимуществом, они сейчас вовсю рвали новичков. Одновременно трое носились за Вторым. Тот, удирая, ухитрялся

на ходу огрызаться, угощая ударами со спины тех, кто отвлекались на других. Вслед за погоней нелепо бежали

рабочие руки Трэша. Как он иногда называл этого подчинённого – Умелец. Толку от него в таком бою – ноль.

Противники это тоже понимают, ничем иным не объяснить то, что до сих пор никто не открутил голову мелкому

наглецу.

Непредсказуемо перемещаясь вдоль автостоянки, Трэш несколькими выстрелами убил и покалечил с полдесятка

тварей, резко изменив соотношение сил. Начал было избавлять Второго от преследователей, но после первого

нажатия на спуск понял, что чересчур увлёкся.

Точнее, не понял. Вообще ничего не понял. Просто ему прилетела столь увесистая оплеуха, что перед глазами

потемнело.

Да уж. Тяжело уклоняться от ударов, которые невозможно увидеть.

С трудом подняв веки, Трэш обнаружил себя торчащим в оконном проёме. Тело чуть пополам не переломилось,

влетая в здание. Но попасть внутрь не смогло, – шипы не позволили, впившись в раму и бетон.

Не успев толком понять, где он оказался, Трэш увидел перед собой огромную лапу. Особенно сильно впечатлили

когти, – размеры, как у него два. В нос ударил нестерпимый смрад гнилого мяса и застарелой крови.

А ещё неприятностями сильно попахивало.

И они не заставили долго себя ждать.

Громадная лапища выдернула Трэша из оконного проёма, размахнулась посильнее и с такой дурью швырнула оземь,

что асфальт содрогнулся и покрылся трещинами. От удара пропало дыхание, а конечности налились свинцом.

Бороться с нахлынувшей немощью не получалось, да и не хотелось.

Каше, что заполнила голову вместо мозга, сейчас хотелось лишь одного.

Отдохнуть.

Противник на достигнутом не останавливался. Следующим его приёмом оказался пинок. Он врезал по туше Трэша

так, как футболисты бьют по мячу. Только удар вышел несколько другим, мяч бы после такого мог запросто на Луну

улететь.

Трэш на Луну не улетел, но всё равно получилось серьезно. Вновь вляпался в стену, но на этот раз по касательной.

Отразившись от этой преграды, отлетел в сторону стоянки и опять покатился по асфальту.

Но этот удар, как ни странно, заметно прояснил мозги. Трэш понял, что играть в мальчика для битья – тактика

заведомо проигрышная.

Надо что-то делать, а не валяться. Да, шевелиться тяжеловато, но придётся.

Поднявшись на колено, Трэш повернул голову, злобно уставившись на приближающуюся лапу. На этот раз элитник

бил не кулаком, а раскрытой пятернёй. Исполинская оплеуха летит.

С гигантскими когтями, каждый из которых залит той невероятной энергией, которая способна стать и бронёй, и

оружием.

Трэш, выхватывая меч, прицелился в единственное место, куда имеет смысл бить – между пальцами. Там, где они

сращиваются, образовывая начало ладони.

Помогло или нет – непонятно. А вот то, что за миг до "оплеухи" успел сгруппироваться, помогло несомненно.

Звёзды, конечно, все пересчитал, но, прокатившись по асфальту, вскочил почти бодрым. И даже успел увернуться от

последовавшего бесконтактного удара. Отпрыгнул в сторону и метнулся наискосок к зданию, чтобы поднять

оброненную в начале схватки винтовку.

Но противник не позволил. Метнулся навстречу и чуть наискось, отрезая пути к отступлению, прижимая к зданию.

Трэш понял, что к оружию не прорваться, но не огорчился.

Ничего, у него кое-что другое припасено.

Запрыгнув в самый большой оконный проём, Трэш протянул руку за спину и ухватил за рукоять огромную гранату,

надёжно сидящую в обрезиненном арматурном гнезде.

В принципе, гранатой такое изделие называть – это проявление высшей степени скромности. Один в другой

последовательно вложены четыре обрезка трубы разного диаметра. Эдакая матрёшка.

Только в середине скрывается не самая маленькая фигурка, а двенадцать с половиной килограмм тротила. Ну и

громоздкий механизм подрыва в полой рукояти. Как раз под грубую лапу элиты.

Выдернув кольцо, диаметром с ножной браслет для очень толстой ноги, Трэш со всей силы швырнул гранату в

противника. Механизм, по умолчанию, поставлен на удар, и это прекрасно, не пришлось с ним возиться.

Чудище начало вскидывать лапу, готовясь врезать по Трэшу новым бесконтактным пинком. Это было последнее, что

он увидел, резво плюхаясь на пол.

Грохнуло так, что в помещение влетели раскуроченные остатки оконной рамы. Трэша ощутимо оглушило, потому,

поднимаясь, он потряс головой.

Выглянул наружу. За окном всё в дыму, сквозь который просматривается копошение тел на автостоянке. Там, среди

изуродованных осколками и взрывной волной машин, приходят в себя заражённые. И своим, и чужим досталось,

разлетающееся железо цели не сортировало.

Элитника Трэш тоже разглядел. Монстр тяжело ворочался в десятке метров от окна. Досталось ему конкретно, но

увы, не прикончило. И сознание не потерял, и ран не видать. Похоже, просто ошеломило.

Сейчас придёт в себя и продолжит. Даже оглушённый он даст Трэшу огромную фору.

Потому, не раздумывая, отправил в цель вторую гранату. Последнюю. Постарался бросить её так, чтобы у головы

упала. Глядишь, какой-нибудь из осколков, на которые разлетятся обрезки труб, срикошетит от асфальта или брони,

после чего влетит под защитный капюшон, скрывающий самую уязвимую часть тела.

Присев, Трэш переждал новый взрыв, после чего выскочил в окно. На гранату надежды мало, придётся развивать

успех.

Подскочив к поверженному врагу, с унынием убедился, что тот так и продолжает валяться в неудобном для

жестокого убийства положении. То есть, разлёгся на спине, упершись затылком в растрескавшийся асфальт. Хрипит

нехорошо, скорчил жуткую гримасу, пытается вывернуть руки, опереться на что-то. Похоже, контузило так, что ни

согнуться, ни разогнуться не в состоянии.

Трэш не настолько великодушен и глуп, чтобы дать противнику время прийти в себя. Потому, подскочив поближе, без

заминки врезал мечом в глаз. Занёс повыше, клинком вниз и резко присел, с ударом точно в цель.

Сталь будто в бетонный блок угодила, Трэш едва удержал рукоять в ладонях.

Да уж, не ожидал такого эффекта. Нет, он знал, что органы зрения элиты защищены. По себе сталкивался. Но чтобы

настолько...

Нехорошее открытие. Что же теперь с этим чудовищем делать? Как его успокоить? Ведь сейчас очухается и примется

за старое.

А Трэш уже изрядно измотан. В прежнем бодром темпе схватку не потянет.

В отчаянии размахнулся ещё раз. Ну должно же хоть что-нибудь получиться! Как бы ни защищал этот ненормальный

мир своё кошмарное порождение, удар придётся в глаз – очень уязвимое место. Да тут один меч весит под три

центнера – сам по себе сила огромная. Плюс прибавка от мощи мускулатуры элиты.

За миг до удара тварь встрепенулась и резко выбросила лапу в сторону. Приняла сталь на палец, злобно при этом

шикнув, ухватила Трэша за шею, сдернула с места, потянула на себя, одновременно перекатываясь. Он и моргнуть не

успел, как оказался погребенным под тушей весом не меньше пяти тонн.

А потом голову обхватили чугунно-крепкие пальцы монстра.

И начали сдавливать череп.

А вот это уже совсем плохо. Меч вылетел из руки, валяется теперь неизвестно где. Да и останься он в ладони, что

толку? И передние и задние конечности погребены под исполинской тушей. Вырвать их не получается. Шипы элиты

показали себя сейчас с ещё одной стороны. Неожиданной. Они упирались в тело Трэша, почти пригвоздив его к

асфальту. И в сам асфальт тоже упирались. Высвободить хотя бы одну ногу не получается именно из-за них. Со всех

сторон подпирают. Это как взять и накрыть мышь доской с густо вбитыми гвоздями, плотно зафиксировав

конечности.

А между тем хватка ладоней на голове только крепнет. Пластины брони трещат, притираясь друг к дружке, зажимают

живую плоть, передают давление на череп.

И череп очень нехорошо напрягается. Такое впечатление, что вот-вот и не выдержит. Лопнет, позволив чудовищу

добраться до мозга.

Вот стоило ради такого забираться на запад? Оказывается, здесь и правда не так прекрасно, как показалось поначалу.

Глупейшая смерть...

Перед затуманенным взором промелькнуло что-то знакомое. Это Умелец подскочил к новой цели. Молотит элиту

кулаками по броне, в кровь разбивая руки, которые для тонкой работы предназначены, а не для безнадежной драки.

А за спиной у бегуна продолжает болтаться автомат.

Трэш не мог взять Умельца под полный контроль. Если сейчас оставить свою тушу на произвол судьбы, она

расслабится. И тогда лапы чудовища в одну секунду довершат начатое. Ведь жизнь не покинула избитое тело только

потому, что сопротивление продолжается. Мускулатура напряжена, резервы брони стянуты под сжимаемые ладони.

Твари каждый миллиметр даётся с трудом. Да, она неизбежно добьётся своего, но это случится через минуту, а может

и через две. Насколько запаса сил хватит.

Если переключиться на другого члена стаи, кто станет управлять силой? Кто сдержит натиск монстра?

Никто.

Но Умелец не вчера на помойке подобран. Он давно в стае. Он привык к контролю как полному, так и частичному,

научился понимать приказы вожака с одного невнятного намёка. Звёзд с неба не хватает, но сейчас от него много и не

требуется.

Несколько несложных действий. Трэшу всего-то и надо – слегка направлять подчинённого. Тот справится почти

самостоятельно.

Если, конечно, в процессе выполнения приказа ему не оторвут голову. Достаточно одной небрежной отмашки элиты,

чтобы оставить от этого ничтожного мертвяка россыпь багровых брызг. То, что его до сих пор не тронули – удача

неимоверная. Да, он ничтожно-мелок, и потому никто не обращает на него внимание, всем участникам драки хватает

настоящих угроз. Но, пробегая мимо, могут прикончить просто потому, что под руку подвернулся.

Давай малыш, старайся, на тебя вся надежда.

Умелец, возбуждённо урча, вскарабкался чудовищу на спину. Неуклюже балансируя на скошенной броневой пластине,

достал из-за спины автомат. Палец замешкался, выполняя приказ Трэша. До этого переводить предохранитель на

автоматический огонь подчинённому не доводилось. Но уповать на один-единственный выстрел страшновато. Ведь

второй сделать на позволят. Монстр мгновенно осознает, что его ахиллесовой пяте грозят крупные неприятности и

немедленно примет меры.

Ну давай же, уродец мелкий! Жми на спуск. Тебе ведь даже целиться на нужно. Ты уже сунул ствол под костяной

вырост, прикрывающий споровый мешок сзади, сверху и с боков. Просто согни палец, или череп Трэша сейчас

лопнет.

С черепом и правда всё настолько скверно, что выстрелы Трэш не услышал. С трудом осознал, что картинка в поле

зрения Умельца кувыркнулась. Мелкий всё-таки не удержался на ногах, не устоял на броне агонизирующего

чудовища.

Тиски, почти раздавившие голову, куда-то исчезли. Трэш попытался вздохнуть с облегчением, но куда там,

навалившаяся всем весом туша не позволяла лёгким работать в полную силу.

Сплюнув тягучей смесью слюны и крови Трэш скривился, – конвульсии массивной твари причиняли боль, то

надавливая острыми шипами, то ослабляя напор.

Попытался выбраться, но понял, что об этом сейчас нечего и думать. Придётся ждать, когда туша смирится со

смертью и успокоится.

Повернув голову на бок, покосился на автостоянку. Невесело ухмыльнулся, увидев, что потеряв вожака, члены

вражеской стаи заодно и растеряли воинственность. Одни в ступор впали, даже не пытались защищаться, другие

разбегались, преследуемые изрядно потрёпанными подчинёнными.

Глядя на это приятное зрелище, Трэш прохрипел:

– Что-то мне перестало здесь нравиться...
« Последнее редактирование: 11-11-2019, 10:30 от morphant »


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн morphant

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 217
  • Activity:
    22.5%
  • Благодарностей: +1172
  • Пол: Мужской
Глава 32
You are not allowed to view links. Register or Login

Двести девяносто четыре спорана и семьдесят семь горошин насчитал Трэш, сортируя трофеи руками Умельца.

Долго пришлось потрошить тугие мешки дохлых тварей, оставшихся на автостоянке и в её окрестностях. Лишь

несколько успели сбежать, и ещё парочку он, с трудом выбравшись из-под павшей элиты, спас от расправы, приняв в

стаю. Плюс присоединил нескольких "залётных". Они опрометчиво примчались на шум пальбы и взрывов, позволив

подчинённым себя окружить. Ну а дальше состоялся торжественный выход вожака и короткая речь, в которой

объяснялось, что свободная жизнь осталась в прошлом.

Трофеи просто сказочные. Если споранами стая способна легко обеспечить себя в любом месте, с горошинами —

иное дело. На территории Внешки нечасто встречаются заражённые, у которых можно найти такой трофей с высоким

шансом. Там ведь всех крупных непрерывно подчищают, вот и не найти их в больших количествах.

До сегодняшнего дня основным источником получения горошин являлась добыча, отобранная у туземцев. Особенно

повезло в бою, по итогам которого Трэш познакомился с Большой Стервой. Почему-то именно там удалось взять

больше всего. Даже на базе Коньяка результат вышел куда скромнее.

За один бой досталось столько, сколько за всё время Трэш не видел. А ведь он немало мертвяков погубил, в том

числе далеко не самых мелких. Плюс неоднократно брал добычу с тел туземцев. Любят они с собой таскать то, что из

заражённых добывают.

И есть ещё кое-какие трофеи. Впервые за всё время довелось их заполучить. Если, конечно, не считать опыт прошлой

жизни. Тогда одну из таких штуковин тоже довелось подержать в руке.

В те времена всё было по другому. Руки приходилось защищать распыляемой из баллончика гадостью с резким

химическим запахом, или специальными перчатками.

А теперь самая большая перчатка даже на мизинец не налезет, не то что на ладонь...

Два идеальных, чуть поблёскивающих шарика. Один чёрного цвета, другой красного. Если верить методичке, они

тёплые на ощупь, но проверить это не получилось. Увы, даже кожа Умельца чересчур груба, чтобы ощущать

незначительные разницы температур.

Та же методичка поясняет, что красные – самые дорогие. Но почему так — понять невозможно. Скорее всего, эффект

сильнее, или шанс положительного результата выше. Но это лишь предположения.

Гадать можно всякое. Увы, многие вопросы там вообще не разъяснялись, или на них давались лаконичные ответы, в

которых смысла и на одно зерно не набиралось. Хочешь узнать больше, спрашивай у опытных аборигенов.

Уставившись на сокровища, разложенные по трём одноразовым тарелкам, Трэш пытался понять, что за мысль его

гложет. Ускользающая мысль. Зарылась в подсознании и пытается выкарабкаться. Но пока что ничего у неё не

получается, только знать о себе даёт.

Что-то он сейчас упускает. Что-то очень важное. Но у Трэша сейчас в голове такой кавардак, что удивляться этому не

приходится.

Начать с того, что эта самая голова серьёзно пострадала. Тварь не сумела раздавить череп, но сдвинула со своих мест

часть броневых плит. Те кое-где разошлись, обнажив кость, где-то наползли друг на друга, защемив меж собой мясо и

сухожилия, сдавив нервы и кровеносные сосуды. На багровые, сочащиеся трещины, смотреть страшно. Трэш это

делает чужими глазами, но всё равно эмоции невыносимо негативные.

В зеркало на себя посмотреть — ещё хуже будет.

Хорошо, что зеркал здесь нет.

Туловище и конечности пострадали слабее, но им тоже досталось. Так что, самочувствие у Трэша сейчас не самое

хорошее. Ему требуется отдых с полноценным питанием. Ну и живчик пить не забывать — он в разы быстрее

поднимает на ноги, чем самая сытная кормёжка.

Трэша неслабо потрепало, но в сравнении с тем, как навешали стае – он даже не поцарапался. А ведь всем досталось,

включая Умельца. Этот ничтожный мертвяк ухитрился слегка покалечиться. Завалившись со спины элиты, полетел на

асфальт, по пути разорвав себе лицо об один из шипов, а об другой приложился так, что сломал ключицу. Он и до

этого особой красотой не блистал, а сейчас выглядит так, что при виде эдакого ужаса атеист перекрестится.

Второму досталось куда больше. Хоть и бегал быстро, умело маневрируя и огрызаясь так, чтобы не поставляться, а

всё равно попался. Пока здоровенная элита выбивала из Трэша пыль, парочка или тройка её подчинённых вовсю

рвали "зама". Живого места не оставили, даже язык повредить ухитрились. Он теперь урчал столь невнятно, что

приходилось домысливать за ним половину сказанного.

Впрочем, нечего там домысливать. Он даже умирая будет без умолку высказываться на свою любимую тему.

Жрун ненасытный.

Новым членам стаи тоже досталось неслабо. Некоторые до того изранены, что закрадывается мысль добить их. Так

хоть какая-то прибыль из споровых мешков получится, и не придётся ломать голову, размышляя над вопросом

добычи пропитания для этой оравы.

Вряд ли аппетит у них скромнее, чем у Второго. А это значит, что даже на кластере со стадом коров долго такая стая

не продержится. Если, конечно, перезагрузка там случается не с периодом в один месяц, или меньше.

Что навряд ли.

Но кластер с живой едой далековато. А здесь коров нет и не может быть, ведь при такой плотности поголовья

заражённых переместившийся сюда скот и сутки не способен протянуть. Раненым требуется много пищи, а доставать

её можно только в торговых точках. Ну или на складах, которые ещё надо как-то найти, рискуя нарваться на

очередную враждебную и сильную стаю.

А может ну его? Алкоголя и споранов полным-полно, живца можно наделать много. Стимулятор из него просто

идеальный. Под ним несложно двигаться впроголодь, с максимальной скоростью. Ну и не придётся стараться

избегать внимания туземцев, пусть узнают о стае. Всё равно малыми силами напасть не такую ораву не рискнут, а

пока соберут большие, Трэш доберётся до Внешки. А там диким аборигенам вволю порезвиться не позволяют, да и

черноты хватает, всегда есть, где укрыться.

Мысль интересная, но сомнительная. Увы, но заменить полноценную еду живец не в состоянии. Надо хоть слегка

перекусывать, иначе через сутки начнёшь ноги волочить. Здесь, в торговом центре, где Трэш устроил временную

базу, уже ничего не осталось. Сходу подмели и консервы (в том числе овощные), и колбасы, и сыры. И не сказать, что

сытыми остались.

Припасы в дорогу запасти с такими аппетитами нереально. Перемещаясь от одной торговой точки к другой, можно

лишь избегать голода.

Да и то до поры до времени. Ресурсы мёртвого города далеко не безграничны.

Чёрт! Стая чересчур большая. Трэш не подумал, что такую даже при нормальных раскладах снабжать непросто, а уж

сейчас, когда все страдают от ран, это вдвое сложнее.

Погодите-ка... Чересчур большая? Как это, вообще, понимать? Она ведь действительно слишком многочисленная.

Больше, чем предполагалось.

Больше лимита.

Это как такое может быть? "Зам" настолько измучен, что хватку потерял?

— Эй, Второй, ты там как? – спросил Трэш.

– Что спрашивает Первый? – уточнил тот, горестно добавив: — Я ничего не понял.

– Тебе сильно плохо?

– Да. Сильно. Очень сильно хочется есть. Вкусную еду хочу.

— Вернёмся, будет тебе много вкусной еды.

— Тогда зачем мы пошли сюда? Здесь нет вкусной еды. И бьют здесь больно. А там еда была. И били мало. Мне там

нравится. Мне везде нравится, где есть вкусная еда. Здесь её нет, здесь мне не нравится.

– Да отстань ты уже со своей едой. Или ты от голода считать разучился?

— Считать? -- не понял Второй.

– Да. Считать. В стае может быть двенадцать моих подчинённых, включая тебя. А сейчас я вижу тринадцать. Ты что,

перестал считать Пса? Мы слишком далеко от него ушли?

– Нет Второй считает Пса, – возразил "зам". – Он далеко, но он наш.

– Тогда что-то в твоей математике не сходится. У нас, получается, тринадцать рыл в стае. А можно только двенадцать.

– Нет, тринадцать можно, – снова возразил Второй.

– Почему можно? – продолжал допытываться Трэш. – Раньше было нельзя. Почему сейчас стало можно?

– Первый показал свою силу. Первый победил чужую стаю. Первый унизил вожака чужой стаи. Вожак был сильным,

но стал мёртвым. Первый победил. Первый сильный. Первый доказал, что он сильный. Все должны бояться сильного

Первого. Сильному Первому нужна сильная стая. И стаю эту надо хорошо кормить. Особенно хорошо надо кормить

Второго. Прямо сейчас надо.

– То есть, за убитую элиту расширился лимит? – дошло до Трэша. – Теперь можно тринадцать держать?

– Можно, – признал Второй.

– А четырнадцать можно?

– Можно и четырнадцать. Только кормить надо. Сначала Второго надо кормить, потом остальных.

– Да помолчи хоть раз со своей едой. А пятнадцать можно?

– И пятнадцать можно. Но один получится лишний. Лишнего надо сразу убить и съесть. Невкусная еда, но съесть

можно. Первый, бери в стаю ещё двоих. Одного сразу съедим, всем станет лучше.

– Отдыхай, обжора.

Итак, совершенно неожиданно Трэш узнал, что лимит, непостижимым образом вбитый в голову Второго – не

статичен. Его значение может меняться в большую сторону. Как минимум, существует один способ расширения. Надо

всего лишь уничтожать сильных заражённых. Даже не обязательно своими руками, раз сработала очередь из

автомата, когда стреляли без полного контроля со стороны вожака.

Хорошие новости. Теперь можно прихватить с запада пару лишних бойцов. Тут такие образины попадаются, что

Второй на их фоне выглядит задохликом. Хоть бери, да меняй "зама".

Нет, не поменяет. Трэш к этому привык. Да и некрасиво как-то и неправильно. Раз уж взялся развивать стаю, делай

это последовательно, без лишней суеты и кадровых перестановок.

И кстати, в связи с этим возникает другой вопрос.

– Эй, Второй. Ты не хочешь кое-что съесть?

– Вкусное? – подскочил израненный "зам".

– Не уверен. Пробуй и узнаешь.

– Я хочу это попробовать.

– Держи.

Левая рука Умельца зафиксирована повязкой-косынкой. Так ключица должна срастись быстрее. Но правой он

работает прекрасно и потому без труда протянул Второму маленький чёрный шарик.

– Это не похоже на еду, – усомнился "зам".

– Жри давай! – рявкнул Трэш.

– Ну ладно. Только не ругайся. Это плохо, когда Первый ругается.

– И как оно тебе? – нетерпеливо спросил Трэш после того, как жемчужина скатилась в ненасытную прорву.

– Не знаю. Нет вкуса. Я не понял вкус, – ответил Второй.

– А ощущения какие-нибудь есть? Что-нибудь новое почувствовал внутри себя?

– Внутри себя я чувствую пустой желудок. Вкусную еду захотелось ещё сильнее. Когда мы её начнём есть?

– Скоро Второй. Очень скоро. Следи за собой. Внимательно следи. Если заметишь что-нибудь новое, сразу мне

говори.

– Я сразу говорю, что дальше мой голод станет сильнее.

– Про голод и еду можешь помалкивать. Я это и без тебя знаю.

Итак, Второй принял жемчужину без видимых последствий. Ему ни хуже, ни лучше не стало. Ну или, как вариант, он

настолько недалёк, что не замечает происходящие с ним изменения.

В стае только на себя можно полагаться.

И Трэш решительно проглотил последнюю жемчужину – красную.

Один раз он уже проделывал такой опыт. В прошлой жизни. Удачно или нет – трудно сказать.

Посмотрим, что получится на этот раз.

* * *

Эффект Трэш ощутил на следующее утро.

Открыв глаза, он ощутил, что переполнен силой. Трэш раздулся от неё, почти лопается. То, что его заполнило,

требует немедленно найти ему применение. Его тело будто в чистую энергию превратилось. Казалось, что ему сейчас

всё по плечу. Готов заново сразиться со вчерашней элитой. Голыми лапами её забьёт, по асфальту размажет, разорвёт

на лоскуты и скормит стае.

Таким могучим он себя никогда не ощущал. Нечто похожее случалось лишь однажды, при первом в жизни приёме

живца. Но то, что происходило тогда, лишь бледная тень от сегодняшнего эффекта.

В тот день Трэшу казалось, что он превратился в полубога, а сейчас он бог над богами. Разница колоссальная.

Чёрт! Да он готов две вчерашние элиты жестоко унизить, без какой-либо помощи. Даже меч не станет вынимать из

ножен. Зачем, если можно избить её голыми лапами, а потом топтаться по туше до тех пор, пока она не расплющится

в блин из раздавленного мяса, перемешанного с осколками костей. Подвесит результат на солнышке и высушит.

Оригинальный коврик получится.

Гм... Бредовые мысли. Никогда до сих пор не испытанная эйфория накрыла Трэша не хуже, чем наркотическое

опьянение. Как бы глупостей в таком состоянии не наделать. Надо контролировать себя.

Открыв глаза, увидел, что Второй стоит рядом, склонившись и внимательно вглядываясь в лицо.

Рожа "зама" жутко перекосилась. Но это не страшно, это он всего лишь пытается изобразить позитивную эмоцию.

Пасть Второго раскрылась, он возбуждённо проурчал:

– Первый, давай кого-нибудь убьём. Кого-нибудь большого. Как вчера убили. Много еды будет, хорошо наедимся.

Трэш с сомнением оглядел подчинённого. Вчерашние раны просматриваются, но выглядят так, будто получены три

дня назад, если не больше. Вон, на месте оторванного плечевого фрагмента брони уже выпирает новый. Слегка

розоватый, совсем свежий, не окончательно закостеневший. По прошлому опыту можно предположить, что завтра на

этом месте не останется ни малейшего следа, указывающего на тяжёлую травму.

Это необычно. Крайне необычно. Регенерация у заражённых, конечно, бешеная, но ведь не настолько.

И по всему похоже, что Второй тоже ощущает ненормальный прилив сил.

Оглядевшись, Трэш убедился, что все прочие члены стаи ничего подобного не демонстрируют. Вялые, сонные, ещё

не пришли в себя после вчерашней трёпки. Только Умелец активничает: слюни пускает, пытаясь вылизать остатки

консервов из грубо разорванных банок.

Ну что же, получается, ненормальное происходит только с двумя: с Трэшем и Вторым. И объяснить, почему это

случилось именно с ними, очень просто.

Значит жемчуг работает и на заражённых. Эффект удивительный, и в методичке туземцев о нём нет ни слова, ни

намёка. Очень может быть, что люди ничего подобного не ощущают, потому и не упомянули.

Если так – их можно пожалеть. Многое теряют.

Неизвестно, как долго продлится состояние подъёма, но хочется, чтобы оно никогда не заканчивалось. Очень

приятное ощущение. Пожалуй, самое светлое, что случалось с Трэшем в новой жизни.

Увы, на хорошее она не очень-то щедра.

А что по умениям? В методичке чётко сказано, что жемчуг активирует новые. Не с гарантией, но способ работает

хорошо. Именно из-за этого у туземцев очень высоко ценились эти трофеи. Ведь, если повезёт, есть шанс получить

что-то настолько полезное, что шансы на выживание резко повысятся.

В мире, где каждый день – круглосуточная борьба за выживание, это очень важно.

А вот с умениями – увы. Полный ноль. Трэш, как ни напрягался, ничего нового по этой теме в себе не заметил. Горит

всё тот же мячик маскировки, и вокруг него вращается маленький яркий шарик. Для чего последний нужен –

непонятно. Его не получается сжать, потушить, или заставить разгореться сильнее. Возможно, он для красоты, или

всего лишь иллюзия психическая.

Если слишком долго вглядываться в себя, всякое можно увидеть. В том числе – несуществующее.

Ладно, даже если новые умения Трэшу таким способом не получить, столь мощный прилив сил тоже дорого стоит.

Он ведь не только в самочувствии проявляется. Несложно заметить, что заметно прибавилось силы в невидимой

сети. Теперь можно делать бронирование покрепче, или перекидывать больше потоков на когти, чтобы ударом лапы

разделываться с защищёнными противниками. Ломать танкам башни вряд ли получится, а вот технике полегче мало

не покажется

Как долго длится этот эффект – неизвестно. Плюс, не исключено, что последующие приёмы жемчуга его усилят.

Вот только жемчуга больше не осталось, опыты ставить не на чем.

И что тогда делать? Добывать новый?

Вспомнив вчерашние события, Трэш поморщился. Нет, такая охота ему не по душе. Несмотря на невероятный прилив

сил, голова всё ещё не вернулась в норму. Пластины не сошлись в нормальное положение, в черепе остались

несколько трещин, шея будто одеревенела, из-за этого башка вертится с трудом.

В другой раз может и не повезти.

В прошлой жизни ни разу не слышал, чтобы кто-то где-то сталкивался с монстром, обладающим телекинетическими

способностями. Да к тому же настолько мощными, что мертвяк способен издали автомобили расшвыривать, даже

пальцем к ним не прикасаясь.

Но если вспомнить предания ветхой старины, то да, было дело, до ушей доходили похожие истории. Мол, когда-то,

очень давно, на заре существования экспедиционного корпуса, здесь и трава была зеленее, и солнце ярче, и небо

выше. И чудовища, естественно, тоже выглядели посолиднее нынешних. Попадались такие, которые способны

сжигать летательные аппараты прямо в воздухе одним лишь взглядом. Другие телепортировались сквозь стены

защитных сооружений, потому в самой укреплённой базе от них не было спасения. Третьи спокойно выдерживали

попадания снаряда из тяжёлой гаубицы, чуть ли не в упор. Четвёртые...

В общем, баек на эту тему хватало, но вот можно ли им верить? Сержант Нэш не верил в большинство из них, ибо –

лютый бред.

Но вчера оказалось, что насчёт бреда он слегка погорячился. Если не во всех, то в некоторых историях

присутствовали реальные моменты.

В методичке туземцев лаконично сказано, что самые развитые монстры способны получать такие же способности,

как и у иммунных. Но больше об этом ни слова. Будь такое явление распространённым, они бы обязательно

упомянули его ещё не раз.

Скорее всего, Трэш нарвался на очень редкую тварь. Просто не повезло.

Но кто знает, может дело вовсе не в везении? Ведь здесь, на западе, всё иначе. Не исключено, что такие монстры

водятся на каждом шагу. Или даже вчерашний был не самым опасным.

Хотелось бы добыть ещё таких же трофеев. Самых дорогих. Но увы – добываются они не только с потом, а ещё и с

кровью. Охота за жемчужинами в таком непростом месте может привести к тому, что охотиться станут не охотники, а

дичь.

Нет, Трэш не готов к продолжению. Он не станет рисковать. Достаточно с него вчерашних приключений. Более чем

достаточно. Не стоит брать на себя кучу опасных дел. Это был разведывательный рейд с несложной целью. Вот ею

он и ограничится. Надо просто добрать стаю до лимита, после чего вернуться назад.

Дома дел невпроворот.

Но Трэш сюда ещё вернётся. Обязательно вернётся. Не только неизбежные потери восполнить, а и для того, чтобы

сделать то, на что сейчас не решился.

Он придёт подготовленным. С хорошим оружием и с продуманной тактикой. Ведь необязательно ломиться в лоб,

можно поступать похитрее. Заманивать чудовищ в ловушки, набрасывать на них сети лапами подчинённых,

стреноживать прочными верёвками. Опутывать тушу, богато утыканную шипами – лёгкая работа. Ну а там остаётся

поразить споровый мешок, и дело сделано.

Кстати насчёт лимита:

– Эй, Второй!

– Что такое? Первый наконец-то захотел угостить Второго вкусным мясом?

– Нет, Первый хочет спросить насчёт лимита. Если пятнадцать в стаю принять, одного, получается, ты должен убить?

– Нет, я не должен одного убивать. Убить могу, конечно. Но не должен.

– Почему?

– Ну ведь пятнадцать можно.

– Но вчера можно было четырнадцать.

– Это было вчера.

– Ничего не понимаю, – удивился Трэш. – Что с тобой опять случилось? Почему пятнадцать стало? Или можно

шестнадцать?

– Шестнадцатого надо убить и съесть, – опровергнул Второй последнее предположение. – Кстати, это хорошая идея.

Я ведь голоден.

– А почему не пятнадцатого? – не сдавался Трэш. – Что такое случилось? Мы не убивали никого, после вчерашнего.

Так откуда взялось шестнадцать?

– Второй что-то съел. Что-то невкусное. А потом Второй понял, что стая стала больше.

Трэш задал ещё несколько вопросов. Но это уже так, почти без интереса, для очистки совести.

Ведь картина уже прояснилась. Жемчуг, помимо всего прочего, способен расширять лимит на количество членов

стаи. Ненамного, но всё равно – полезное свойство.

Даже чертовски полезное. Настолько полезное, что снова Трэшу захотелось здесь задержаться. Чёрт с ним, можно

рискнуть, устроить ещё несколько охот. Довести численность стаи до тридцати голов, а может и больше. Это многое

упростит.

Но нет – нельзя. Он не подастся азарту. Глупо принять смерть от лап заражённых. Если Трэша и ждёт погибель, это

случится не здесь, в царстве мёртвых, а где-нибудь на востоке.

Там у него много дел намечается.

Опасных.

Но и про эти края он не забудет. Трэш обязательно вернётся, чтобы на славу здесь поохотиться.

И не раз.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Sevensisi

  • Сержант
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 30
  • Activity:
    11%
  • Благодарностей: +5
Каменистый, как всегда, не торопиться с развитием сюжета. Но читать интересно.



Оффлайн morphant

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 217
  • Activity:
    22.5%
  • Благодарностей: +1172
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Каменистый, как всегда, не торопиться с развитием сюжета. Но читать интересно.
Явно задел на серию из 3-4 книг. Как ни странно, заражённый Треш объясняет и исследует механику игры Стикса намного лучше игрока Карата, даже подобие игрового меню с отображением навыков работает у него и желание усилиться над всеми, что явно импонирует читателю.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн XARDAS

  • Подпрапорщик
  • *

+Info

  • Репутация: 6
  • Сообщений: 86
  • Activity:
    8.5%
  • Благодарностей: +19
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Явно задел на серию из 3-4 книг.
Это уже то ли третья то ли четвертая книга в серии, так что заделом я бы это не назвал. Вполне может растянуться книг еще на пять если автор не набредет на новою тему и не забросит. У него куча серий по пять и больше книг, в большинстве отсутствует логическое завершение сюжета. Все в таком состоянии, что в любой момент можно писать продолжение.


Золотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн mal-ah

  • VIP
  • Поручик Лейб Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 1883
  • Сообщений: 11944
  • Activity:
    6%
  • Благодарностей: +3892
You are not allowed to view links. Register or Login
Как ни странно, заражённый Треш объясняет и исследует механику игры Стикса намного лучше игрока Карата
В точку! Мне кажется, что автору стало интересно понять наконец, что же именно он придумал. И благодаря немного тихоходному сюжету он решил копнуть поглубже.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн morphant

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 217
  • Activity:
    22.5%
  • Благодарностей: +1172
  • Пол: Мужской
Глава 33
You are not allowed to view links. Register or Login

Коньяк, или, как его панибратски называли приближённые — просто Як, человек, несомненно, мутный, опасный и не страдающий от изобилия строгих моральных принципов. И ещё он чертовски гибкий, мгновенно реагирующий на любые изменения. Единственный из всех встреченных, кто сходу сориентировался в ситуации и предложил странному квазу сотрудничество. И это при том, что обстановка в тот момент ни капли не располагала к деловым разговорам. И вообще – зло обязан затаить за такую обиду.

Но нет, не похоже, что злился. Скорее наоборот, обрадовался чуть ли не до обморока. Складывалось впечатление, что Коньяк Трэша всю жизнь дожидался. Тут же без лишних слов расписал, насколько полезным может быть.

В бескорыстие вожака аборигенов не верилось совершенно. Своё он непременно урвёт. Например — навешает лапши на уши, заманит в хитрую ловушку и сдаст корпусу. Награда за столь знатную дичь, должно быть, полагается немалая.

С другой стороны, Коньяк не выглядит тупым. То есть, он не похож на человека, готового зарезать курицу, способную нести золотые яйца. У него явно большие планы на Трэша, а сдача внешникам — это единичная акция, без перспектив получения дальнейшей выгоды.

Однако, веры туземцу нет, ведь это всего лишь гадания пустые. Потому Трэш хоть и взялся за его поручение, но торопиться с выполнением не стал. Сутки потратил на разведку дальних подступов к объекту и лишь не заметив ни намёка на подвох, приступил к операции.

Поручение выглядело не слишком сложным и слегка забавным. А всё потому, что оно почти в точности повторяло обстоятельства, при которых состоялось знакомство Трэша и Коньяка. Нужно посетить такой же остров. Только этот располагается не на болоте, а посреди системы естественных и искусственных озёр, между которыми хватает и сухих участков, и топких. Стандартный кластер с большим периодом обновления, или, как предпочитают выражаться местные — перезагрузки. На островном кластере тоже располагалась база, которую приходилось переставлять каждые несколько месяцев. И задача у этой базы аналогичная – служить убежищем для сливок туземного общества, выезжающих из безопасных стабов на профилактику трясучки.

Всё похоже. И поручение похожее. Нужно разнести там всё, создав впечатление, будто поработала стая заражённых. И на этот раз без шуток и милосердия. Всё очень серьёзно. Никто из туземцев не должен спастись. Это строгое условие. Обязательное. Коньяк не один раз напоминал, об этом. Даже раздражать начал своими монотонными повторениями.

И было ещё одно условие, ещё более обязательное. Такое, что Коньяк, озвучивая его раз за разом, чуть ли не на колени плюхался, умоляя не забыть ни единого слова и лично проконтролировать исполнение.

Условие несложное и частично противоречащее первому.

Один человек должен уцелеть. В идеале, на нём даже царапины не должно остаться. Коньяк заверял, что сопротивляться цель не станет, но даже если и так, причинять вред ей всё равно нельзя. Волоса не должно упасть, что угодно ради этого можно делать.

Да уж — самый сложный пункт. Трэш с помощью стаи запросто устроит нашествие на остров, разгромив там всё, без применения оружия. Ни один эксперт не определит, что поработали необычные заражённые. Удивятся, конечно, ведь такие мертвяки появляются на востоке нечасто. Но что они смогут предъявить помимо своего удивления?

Да ничего.

Но если действовать напролом, там и правда никто не уцелеет. Потому, несмотря на риск подставы со стороны Коньяка, Трэшу придётся самому лезть в эпицентр событий. Увы, но кроме него никто не выполнит настолько тонкую работу. Как ни приказывай, как ни отслеживай, слишком велика вероятность, что кто-то из подчинённых в азарте схватки взмахнёт лапой, просто пробегая мимо.

К тому же, планировалось использовать и заражённых, не состоящих в стае. А такие полностью неуправляемые, что-либо им приказывать можно с таким же успехом, как требовать от зайца останавливаться при виде дорожного знака, запрещающего проезд.

Вот и пришлось Трэшу лезть в воду.

Подчинённым хорошо, они с суши работать будут. Увы, но для вожака выпала самая мокрая работёнка.

Несправедливо.

* * *

Этот кластер грузился не слишком быстро, потому туземцы обустроились гораздо комфортнее, чем на острове у Яка. Палатки вообще не использовали, жили в относительно комфортабельных вагончиках, установленных на железных санях. Их перед обновлением утаскивали при помощи тракторов, которые, в ожидании события, выстроились в линию вдоль берега.

Не поленились оборудовать простенький периметр: металлические столбы, меж которыми натянута спираль Бруно. Возможно, на некоторых направлениях установлены мины, но уверенности в этом нет, ни одной таблички Трэш пока что не заметил. Однако, Як уверял, что они есть. Пока не доказано, что врёт, придется считать, что это так.

К тому же, какие-то выводы о честности лидера туземцев делать рановато. Увы, со стороны воды Трэш много чего не может разглядеть. Например – укрепления и заграждения, перекрывавшие единственную автомобильную дорогу и пару троп, извивающихся между озёрами и топями. Там, на подступах, судя по информации от Яка, и малокалиберная артиллерия имеется, и боевая техника в капонирах, и даже мобильные доты, сваренные из стальных плит и установленные на передвижных платформах. Эдакие крепостные башни с крепкой бронёй, многочисленным вооружением и богатым боекомплектом. Их тоже вывозят при помощи тягачей и тракторов, спасая ценное имущество от перезагрузок.

Одна из таких мобильных огневых точек располагается посреди посёлка. С точки зрения тактики современного боя – абсурд, ведь она должна защищать его снаружи, а не изнутри. Но у туземцев насчёт военного дела свои соображения. Они в некоторых вопросах прочно застряли в Средневековье, где в замках богатых феодалов предусматривалась последняя твердыня, способная спасти защитников, когда все прочие укрепления захватят штурмующие. Здесь – аналогично. Если станет слишком горячо, важные персоны укроются за бронёй. И чтобы добраться до них, для начала придётся разгромить периметр, затем зачистить посёлок, и только тогда заняться металлическим убежищем.

А там и бойниц хватает по всему периметру, и башенка с автоматической пушкой наверху крутится. Броня толстенная и усилена вынесенными в стороны решётками, помогающими против кумулятивных боеприпасов. У защитников, помимо малокалиберной артиллерии, есть крупнокалиберные пулемёты, огнемёты, лёгкое стрелковое оружие и приличный запас боеприпасов ко всему этому хозяйству. Им всего-то и надо, продержаться около часа, до прихода подмоги. Разделаться с ними быстро без тяжёлой техники будет непросто. А её не получится пригнать сюда скрытно, ведь все пути под контролем муров.

Эта группировка туземцев достаточно сильна, чтобы неустанно следить за каждой тропкой на своей территории. Разве что пешая диверсионная группа способна пробраться в край озёр и болот незамеченной.

Или стая заражённых, под управлением многоопытного вожака. Но такой лидер, неверное, во всём этом мире в одном экземпляре. К тому же, мало кто знает о его существовании, а о возможностях — вообще никто знать не может. Так что, нет смысла готовиться к подобной угрозе.

А, между прочим, этот вожак прямо сейчас подбирался к периметру.

Трэш выбрал ночь. Отсутствие солнечного света для развитых заражённых – не критично, а вот возможности человеческого зрения снижаются многократно. Однако, не следует забывать, что люди хитры и сумели придумать способы обходить ограничения своей биологии.

В том числе технику, способную видеть во мраке.

У туземцев и внешников спросом пользуются два её вида. Первый полностью бесполезен при отсутствии освещённости, и почти бесполезен при мизерном его уровне. В таких условиях приходится применять специальную подсветку. Но даже обычный человек с нормальным зрением способен разглядеть во мраке её источник, когда он находится неподалёку. Ну а заражённые столь горячий "маяк" засекут издали. Их такое явление не может не заинтересовать. Потому, устроив скрытную иллюминацию, рискуешь получить стаю непрошенных гостей. Вечно голодных. По этой причине приборы первого типа широким спросом не пользуются.

Иное дело – полюбившиеся всем тепловизоры. Даже с некачественной картинкой они на голову выше. Им подсветка вообще не требуется, они лучше всего прочего приспособлены для поиска пресловутой чёрной кошки в абсолютно тёмной комнате. Да, их можно обмануть, как Трэш это уже проделывал, используя щиты из теплоизоляции. Но маскироваться таким способом неудобно, и громоздкие изделия защищают тебя только с одного направления. Постоянно ими прикрываться — слишком сложно, да и затрудняют передвижение.

В общем, такие фокусы здесь широким спросом не пользуются. К тому же, заражённые не используют посторонние средства для повышения незаметности.

Да и вряд ли вообще подозревают о существовании тепловизоров.

А вот Трэш о тепловизорах знает многое. Но сегодня его познания подверглись серьёзному испытанию. Одно дело пробираться по суше, прекрасно зная, с какой стороны тебя могут засечь. Другое — когда тёмными делишками занимаешься в воде. Если колебания её поверхности, как правило, не приводят к проявлению теплового следа, то попадание брызг на край щита может выдать, что к охраняемому объекту приближается нечто непонятное.

А ведь щит приходится держать как можно ближе к воде. Ведь в широком зазоре могут заметить полоску тела Трэша, а у него такая температура, что автоматика без помощи оператора распознает неладное.

Вдобавок ко всему, чем ближе он подходит к острову (или, если придерживаться строгой терминологии – полуострову), тем сильнее подставляется под взгляды с разных сторон. А полностью прикрывать свое тело непросто даже при помощи причудливо изогнутого щита.

В общем, Трэш столкнулся с многочисленными затруднениями. Спасибо, что туземцы не отличались трудолюбием. Они не слишком качественно выкосили заросли камыша, их остатки нередко удавалось использовать для дополнительной маскировки.

Двигаясь от одного островка к другому, Трэш преодолевал последний километр около двух часов. Чуточку выбился из графика, но не критично, ведь до рассвета времени хватает.

Дно пошло на подъём, да и ноги здесь меньше засасывает в топкий ил. Камыш впереди тоже скошен, метрах в пятидесяти просматриваются столбы, между которыми натянута спираль. Там точно суша, но вот где именно она начинается, сказать сложно. Берег низкий, невнятно выраженный, не понять, где тут сама кромка, ведь лужа за лужей вдаль уходят. Плюс видимость никудышная, потому что смотреть приходится в узкую прорезь на щите. Это само по себе неудобно, а она ещё и плёнкой затянута, против всё тех же проклятых тепловизоров.

Но, похоже, здесь обычный человек способен пройти в резиновых сапогах. Значит, пора заняться поиском мин. Увы, но Коньяк понятия не имел, где именно они поставлены. Указал на пару мест, но за другие ничего прояснить не смог. Одно радовало — в воде и в грязи устанавливали исключительно нажимные противопехотки. Растяжки ставить бесполезно, они вечно срабатывают из-за многочисленных обитателей озёр и болот. Веса ондатры недостаточно, чтобы как следует надавить, зато запутавшись в леске или тонкой проволоке, она способна всю базу на уши поставить.

Плюс -- вопрос жадности. Снимать минное поле – трудоёмкое и рискованное занятие. Потому его приходится бросать при каждой перезагрузке, а это накладно. Вот и приходится экономить.

Трэш, осторожно прощупывая мелководье когтями, потратил минут десять, прежде чем наткнулся на первую мину.

Остановившись, мысленно вздохнул, смирившись с изменением планов. Он-то хотел заранее пробраться в посёлок и выхватить из намечающейся свалки нужного человека.

Увы, теперь остаётся лишь одно – сделать это в последний момент, ворвавшись за периметр в тот момент, когда начнётся веселье.

Ну а там придётся выкручиваться. Задачка не из рядовых. Непросто в обстановке штурма базы выхватить из толпы нужного человека, не оставив на нём ни единой царапины.

Хорошо, когда со стаей поддерживается незримый контакт, природа которого непонятна. Это точно не радиосвязь, это какая-то телепатия необъяснимая. Трэш по очереди раздал указания и окаменел, отслеживая действия подчинённых. Все, кого привлёк к операции – новички. Кроме, разумеется Второго. Отклик от них нормальный, но вот взаимопонимание пока что не наладилось. Глаз да глаз нужен, способны на ровном месте начудить. А уж тут, при столь неординарном деле, – напортачить не один раз успеют.

На первой стадии операции подчинённые выгоняли заражённых из ближайших деревень и посёлков. Благо, сильно стараться им не приходилось. Мертвяки, почуяв столь серьёзных образин, сами срывались с места. Стае оставалось только одно – направить паникующую ораву в правильную сторону.

Вот за этим Трэш и следил.

Во мраке послышался недалёкий звук шагов. За периметром звякнуло металлом, строгий и недовольный голос вопросил:

– Стоять! Кто идёт?!

– Это я, Круглый, – ответили недовольным голосом.

– И какой чёрт тебя понёс сюда посреди ночи?

– Да брюхо прихватило. И не первый раз уже. Свиней лучше кормят, чем у вас.

– А тебя разве кто-то сильно сюда звал?

– Сам знаешь, что нас не спрашивают. Как и тебя.

– Ну да, есть такое. Ладно, давай, не задерживайся. И потише там.

– Ну это кишке решать, по тихому или громко, – заявил Круглый.

Заскрипели несмазанные петли, – открылась дверь сортира, устроенного на коротком мостике, нависшем над водой. Со своей позиции Трэш эту постройку видел, но только сейчас догадался о предназначении. Очень походила на лодочный гараж и почему-то не выдавала себя характерными запахами.

Вот ведь тупой. Ну кому здесь, на то и дело пропадающем кластере, понадобилось помещение для стационарного хранения лодки? Совсем уже головой разучился работать.

Если подумать дальше, можно предположить, что мин в таком месте вообще не должно быть. Ведь их подрывы могут привести к повреждению или даже разрушению гигиенической постройки. Тогда непонятно, что же такое Трэш нащупал перед собой. Камень? Да – не исключено. Увы, но грубыми ладонями подозрительный предмет толком не ощупать.

Затаив дыхание, поддел непонятную штуковину почти сомкнутыми когтями, чуть приподнял, отрывая от дна. На поверхности показалась прямоугольная жестянка.

У Трэша от сердца отлегло. Всего лишь консервная банка необычной формы. Причём, не открытая, заполненная увесистым содержимым. Кто-то выбросил её в воду.

Побрезговал? Да какая разница. Главное, что мин, скорее всего действительно нет.

Надо двигаться дальше. И не забывать приглядывать за стаей.

Без чётких указаний она куда угодно согнанных мертвяков пригонит, но только не сюда.

* * *

Трэш пробрался в посёлок с поразительной лёгкостью. Если, конечно, не считать того, что потратил на преодоление неполной сотни метров не менее получаса. И это ещё слегка повезло. Очень вовремя одному из туземцев приспичило воспользоваться туалетом. Ну а затем, уже на обратном пути, он затеял эмоциональный диспут на тему женской неверности с обладателем строгого и недовольного голоса. Очевидно – это часовой, присматривающий за проходом, тропа от которого спускается к мостику.

Через колючую спираль Трэш перепрыгнул под хохот этой парочки. Что-то они, похоже, услышали, потому что тут же прекратили ржать. Но уже спустя несколько секунд вновь возобновили разговор. Тема диалога волновала их обоих до такой степени, что даже пару слов по поводу непонятных звуков не произнесли.

Трэш, оказавшись за периметром, присел за ближайшим вагончиком, потом чуть из-за него высунулся и принялся изучать посёлок. Освещения нет, туземцы опасаются привлечь заражённых, ведь те на столь ровной местности способны спичку зажжённую за много километров разглядеть. Но Трэшу мрак не помеха, он внимательно разглядывал всё, что попало в поле зрения.

Увы, от глаз толку немного. Выяснил расположение вагончиков, но не более. В том числе, засёк тот, который требовался. Если верить схеме, грубо нарисованной на измятом листе бумаги, нужный человек ночует именно в нём. Но эта информация неточная. Для Коньяка здесь постукивает какой-то источник, но лидер туземцев честно признался, что доверяют ему не полностью.

Подбираясь к нужному месту, Трэш расслышал непонятный шум, доносившийся из вагончика, располагавшегося чуть дальше, чем указанный Яком. Несмотря на поздний час, там кто-то не давит подушку. Причем бодрствует не одиночка. Слышны голоса, как минимум, троих людей. Судя по интонациям и некоторым словечкам, имеет место распитие спиртных напитков, совмещённое с азартными играми.

А вот в соседнем вагончике царит мёртвая тишина. Ни храпа не слыхать, ни дыхания. Есть там кто-нибудь, или нет? Не заглянув, не проверишь, а зайти по тихому у Трэша не получится.

Увы, дверные проёмы здесь не под элиту рассчитаны. Придётся расширять их грубо и шумно. Весь посёлок при этом на уши поставит.

Поэтому, придётся подождать. Устраивать переполох пока что рановато.

В ожидании Трэш от скуки краем уха прислушивался к разговорам картёжников. Те почти без перерывов трепались на примитивные темы, то и дело смачивая глотки алкоголем. Похоже, бухают с вечера, а сейчас дело уже к рассвету подбирается. Силён народ. Не зря по прошлой жизни помнится, что спиртное иммунных берёт с трудом. Забулдыгам приходится заливаться чуть ли не из шланга, чтобы наклюкаться в стельку. Да и то в себя потом приходят быстро.

– Бланш, а правда мужики с Кругловки говорили, что ты когда-то дорогими девками где-то на севере барыжил?

– Гонят, – ответил обладатель неприятного, хриплого голоса. – Сам подумай, откуда на севере взяться дорогим девкам? Да там их вообще нет. Их и тут нет, а мы живём побогаче, чем эти цыгане. Ближайшие дорогие девки, это тема герцогская. Слыхали про Герцога? Ну и подумайте, пустит он чужих в такую тему, или нет. Там, мужики, товар – высший сорт. Они там баб для себя с ползункового возраста выращивают. Натурально выращивают, как в инкубаторе. Красивые получаются, не дуры и послушные. Прям мечта. Не то, что здесь: наглые все поголовно, тупые, как сибирские валенки, а на рожу такие, будто комбикорма в хлеву переели.

Трэш резко насторожился. Бланш – прозвище того самого человека, которого он должен отсюда вытащить. Сомнительно, что здесь так называют одновременно двоих туземцев. Следовательно, придётся считать, что это именно тот.

Так вот почему в его вагончике ни звука не слыхать. Не спится, решил в картишки перекинуться. Ну да это и к лучшему, теперь Трэш точно знает, где он.

Уже не беспокоясь на этот счёт, продолжил следить за беседами, параллельно приглядывая за действиями подчинённых.

Стая сужала круг облавы, сгоняя к его центру сотни заражённых. В основном – мелочь, вроде бегунов и начинающих лотерейщиков. Топтунов всего нечего, кусачей вообще ни одного, вроде, не видать. Ну да это не критично, главное – количество. За этой лавиной ворвутся подчинённые, зачистят посёлок и успеют убраться отсюда ещё до рассвета. Ну а дикие мертвяки никуда не уйдут, ведь гнать дальше их не станут. Они не оставят здесь ни кусочка, всех убитых до костей обгрызут. В итого получится классическая картина нападения. Если кто-то что-то и заподозрит, доказательств разумности нападавших у него не будет.

Всё, как Коньяк заказывал.

* * *

На востоке начало сереть, когда Трэш, наконец, подобрался и начал тихонечко разминать лапы, одеревеневшие от затянувшейся неподвижности.

Пора действовать. Туземцы вот-вот поднимут тревогу, именно в этот момент надо устраивать диверсию, помогая стае согнать сюда как можно больше диких мертвяков.

База защищена неплохо, если оставить всё на самотёк, туземцы могут перебить всю ораву на подступах к периметру.

Стащил со спины толстостенный стальной ящик, в несколько слоёв обшитый кевларом. Потянул за грубый затвор, поднял крышку. Помог выбраться скрывавшемуся внутри Ловкачу.

Тому чертовски надоело сидеть столько времени, да ещё и в неудобной позе. От радости мелкий едва не заурчал. Но Трэш, частично контролируя подчинённого, не позволил тому ни звука издать.

Через несколько минут пусть хоть песни горланить начинает. А сейчас надо вести себя поскромнее.

Ловкач, подчиняясь приказу, направился к центру базы. Там, во мраке, чернела коробка мобильной огневой точки. Тот самый последний оплот, предназначенный для спасения самых важных лиц.

Туземцы столь важный объект контролировали днём и ночью. Вот и сейчас на краю платформы расселся часовой. До рассвета всего ничего осталось, нести службу в такое время тяжелее всего. Этот абориген завышенным чувством ответственности не страдал и потому поклёвывал носом. Ну а чего ему опасаться, если пост располагается в самом центре базы? Вокруг достаточно других часовых, стоящих на вышках и в проходах через периметр. Мимо них ни одна тварь не прошмыгнёт незамеченной.

Ловкач, подобравшись к часовому на пару десятков шагов, присел на колено, прижал к плечу приклад арбалета, потянул за спуск. Короткий болт с отравленным хлопьями широченным крестовидным наконечником, пробил туземцу горло, с треском раздробив кость. Часовой с тихим шипением завалился на спину.

Подбежав к нему, Ловкач подхватил с коленей агонизирующего трупа автомат, чтобы тот не грохнулся с предательским шумом на металлическую платформу. Затем стащил тело на землю и уложил в тень. База не освещена, но не надо сорить на видных местах.

Не то мало ли что.

Дальше Ловкачу оставалось забраться в броневую коробку огневой точки, после чего тихонечко прикрыть за собой тяжёлую дверь. Но это уже самый лёгкий этап, здесь проблемы возникнуть не должны.

Оставив младшего подчинённого дожидаться своего часа, Трэш потянул лапу за спину. Вытащил из арматурного гнезда одну гранату, затем вторую. Всё те же бомбы, которые гранатами называть – чертовски сильно преуменьшать действительность.

Ну да они не обидятся.

У этих конструкция отличается от первых образцов, потому что заряды взрывчатки заключены в оболочки из пластика. Пришлось отказаться от использования металлических рубашек, ведь необычные осколки могут заприметить те, кто будут осматривать разгромленную базу. Скорее всего, ничего подозрительного в кусках металла не увидят, но мало ли как оно обернётся, лучше не оставлять лишние улики.

Коньяк очень уж сильно на этом настаивал.

Трэш бережно распрямил стальные прутки, которые в сложенном положении удерживали механизмы запалов от непреднамеренного срабатывания. Переключился на одного подчинённого, затем на другого. С третьего, наконец, сумел разглядеть периметр. Улепётывающие "дикие мертвяки", угодив в теснину между озёр, стекались на дорогу и неслись дальше живым потоком.

Почему их до сих пор не видят? Туземцы поголовно ослепли, или у них здесь службу несут спустя рукава? Но ведь должны были слышать о недавнем нападении на базу Коньяка. Одно это обязано хотя бы на время повысить градус их настороженности.

Или у них всеобщая атмосфера расслабленности, или Коньяк, как хитрый жук, ухитрился скрыть произошедшее. Не допустил распространение слухов. По некоторым признакам можно предположить, что в среде аборигенов места, в которых спасаются от трясучки, считаются неприкосновенными, и допустить нападение на них – позор.

Вот и помалкивают.

Совсем рядом, где-то в районе въезда в лагерь, во тьме разгорелось быстро мельтешащие сияние. И спустя доли секунды по ушам ударил грохот пулемётной очереди.

Трэш выдернул кольцо из первой гранаты и отправил её туда, где сверкали пороховые вспышки. Вторую швырнул в тройку вагончиков, располагавшихся в той же стороне. Если верить информации, полученной от Коньяка, именно в них обитает охрана посёлка.

Не дожидаясь, когда прогремят взрывы, развернулся, ухватился за крышу вагончика, чуть напрягся, подался вперёд.

И выдавил дверь вместе с частью стены.

А заодно и крышу оторвал, приподняв, будто гигантскую книгу раскрывая.

Несмотря на вандализм Трэша, освещение не погасло, горящая лампочка продолжала нелепо болтаться на задранных к тёмным небесам обломках. Недра вагончика предстали во всей красе. Там, за узким и длинным столом, заставленном выпивкой, стаканами, тарелками с примитивной закуской и засыпанном игральными картами, восседали четыре туземца. Все они развернулись к двери и с перекошенными физиономиями уставились на чудовище, вскрывшее их вагончик, будто консервную банку.

А Трэш, попытавшись улыбнуться, что выглядело не очень-то приветливо, произнёс:

– Привет, милые. Я смотрю, вам не спится? Это похвально, мне нравятся полуночники, я ведь и сам такой. Поэтому того из вас, кто первый скажет мне, кого зовут Бланшем, я не убью.

То, что смерть, скорее всего, так и так неизбежна, Трэш упоминать не стал. Незачем им знать лишнее.

Под описание, которое дал Коньяк, подходили двое. Одинаково светловолосые, узковатые в плечах и невысокие. Кто из них Бланш – непонятно. Поэтому Трэш приставил коготь к лицу рыжеволосого бородача, который явно не подпадает под приметы и угрожающе прогудел:

– Считаю до трёх, потом сожру твои тупые мозги. Кто из вас Бланш? Раз! Два!..

Бородач трясущейся рукой указал на одного из блондинов.

Трэш кивнул:

– Благодарю за оказанное содействие.

После чего без церемоний ухватил Бланша одной лапой, а второй сорвал с него ремень с кобурой и ножнами.

Легонько стукнул когтем по макушке и поднеся обалдевшую рожу к своей морде, прошипел:

– Сиди там тихо, не то пожалеешь!

Где именно тому придётся сидеть, объяснять не стал. Сейчас и сам всё осознает.

Если, конечно, туземец в состоянии понимать хоть что-нибудь. Судя по выражению глаз, у него сейчас сильнейший стресс.

Уложил Бланша в коробку, в которой до этого держал Ловкача. Опустил крышку, придавил рычаг запора. Отлично, изнутри узник этот гроб открыть не сможет. Навредить себе ему теперь нечем, ведь Трэш оставил пленного без оружия. Снаружи тоже непросто достать, ведь сталь, обшитая кевларом, держит попадание винтовочной пули в упор, – это проверено на испытаниях.

Коньяк настаивал на том, чтобы добыча не пострадала, а исполнитель серьёзно отнёсся к этому условию.

Не пострадает.

Взвалив ящик за спину, Трэш направился назад, к воде. Там он переждёт штурм базы. Ему нельзя подставляться, он должен сберечь добычу.

Но это не означает, что придётся полностью устраняться от боя. Ведь вожак стаи способен убивать не только своими руками.

Ловкач навёл пушку на скопище мельтешащих фигурок, выбегавших из вагончиков и потянул за спуск. Ночь озарилась выхлопом из ствола и звонкими разрывами тридцатимиллиметровых снарядов. Центр базы теперь не последний оплот – это троянский конь, подавляющий любой намёк на организованное сопротивление.

Боекомплекта надолго хватит, Ловкач ни за что не успеет его израсходовать. Периметр уже почти смят, и минуты не пройдёт, когда здесь окажутся первые заражённые. Они доберутся до каждого туземца, никого не пропустят. Утром здесь останутся тлеющие остатки вагончиков да содранная со столбов спираль, в которой запутаются тела неудачников.

И конечно же, везде будут валяться кости. Множество костей. И даже если на некоторых заметят следы применения малокалиберной артиллерии – что с того? Все улики укажут, что некоторые защитники сопротивлялись до последнего, засев посреди посёлка.

Трэш не забудет выломать дверь мобильной огневой точки, имитируя проникновение сильных заражённых. И прочие улики тоже сфабриковать не забудет.

Это всего лишь туземцы. Вряд ли среди них найдётся свой Шерлок Холмс, способный распутать столь правдоподобный ребус.

Обычное нападение крупной стаи заражённых. Такое в этом проклятом мире случается.

* * *

Трэш открыл ящик, наклонил его, аккуратно перевернул и бесцеремонно вытряхнул содержимое, до последнего не желавшее оказываться снаружи.

Бланш упал на траву, смятую подошвами, шинами и когтистыми лапами, затравленно приподнял голову и ошеломлённо уставился на Коньяка.

А тот, довольно ухмыляясь, произнёс:

– Привет, Бланш. Как дела?

Пленник не отвечал, только озираться начал, а глаза его стали совсем безумными.

Коньяк покачал головой:

– Вижу, ты не ожидал увидеть именно меня. Эх Бланш-Бланш, ты всегда был таким жалким дураком. Неужели ты и правда думал, что тебе это так сойдёт с рук? Ну да, похоже, так и думал. Ох и дурак... дурачище... Уведите этого пакостника. Глаз с него не спускать.

Пара мордоворотов потащила пленника к дальнему грузовику.

Коньяк обернулся к молчаливо стоявшему Трэшу и кивнул:

– Благодарю. Всё в порядке, ты выполнил свою часть договора. А я выполняю свою, – туземец указал на ближайший грузовик: – Здесь то, что ты просил. Дымовые мины в деревянных ящиках и восемь комплексов. К ним по три ракеты к каждому. Мой оружейник переделал так, чтобы большая лапа смогла работать.

– У меня свой оружейник есть, но благодарю, – сказал Трэш и спросил: – А наземные блоки питания?

– Всё на месте. Тоже по три штуки к трубе.

-Запасных нет?

– Извини, но там, где я их беру, дают только по одному к ракете. Больше никак не выбить, я пробовал.

– Ладно, сойдёт и так.

– Вон там, под деревьями, коробочка, которую ты просил. Я не хотел её на видном месте светить, слишком эта техника интересная. Бак почти полный, всё что ты просил, на месте. Про инструкцию не забыли. Извини, написана от руки, но почерк понятный.

– Разберусь.

– Ну и как всё прошло? – поинтересовался Коньяк.

– Прекрасно, – ответил Трэш.

– Ты не забыл, что это должно выглядеть, как нападение стаи?

– Это так и выглядит. Если там не поработают хорошие криминалисты с микроскопами, никто ничего не заподозрит.

– Заподозрят Трэш, обязательно заподозрят. Люди здесь такие, они вечно что-то подозревают. Гнилое место... насквозь гнилое. Что ты собираешься делать со всем этим? – Коньяк указал на грузовик.

Трэш, тоже обернувшись на грузовик, ответил коротко:

– Убивать.

– Да уж... понимаю, что не капусту выращивать, – неопределённо высказался туземец. – Ладно, забирай своё добро. Там всё упаковали, как надо, чтобы переносить было удобно. И ты это... не теряйся. Как видишь, со мной полезно иметь дело. Ну а мне с тобой. Ты мне, я тебе. Всем хорошо.

– Не потеряюсь, – пообещал Трэш, направившись к грузовику.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн morphant

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 217
  • Activity:
    22.5%
  • Благодарностей: +1172
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Это уже то ли третья то ли четвертая книга в серии, так что заделом я бы это не назвал. Вполне может растянуться книг еще на пять если автор не набредет на новою тему и не забросит. У него куча серий по пять и больше книг, в большинстве отсутствует логическое завершение сюжета. Все в таком состоянии, что в любой момент можно писать продолжение.
Задавали вопросы о незаконеченных логически сериях, автор пожал плечами и сказал, что всё упирается в продажи- есть продажи ,будет серия книг с сюжетом и манной кашей на долгие лета. То есть всё в финансы упирается, можете спонсировать его единолично на написание любимой серии, он не будет против)


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
37 Ответов
3877 Просмотров
Последний ответ 25-10-2016, 06:30
от Wens
0 Ответов
972 Просмотров
Последний ответ 18-03-2016, 20:56
от YaKnignik
21 Ответов
3775 Просмотров
Последний ответ 17-12-2016, 23:41
от skybbi
162 Ответов
12377 Просмотров
Последний ответ 14-07-2019, 12:40
от Chitatel
9 Ответов
771 Просмотров
Последний ответ 21-11-2019, 00:15
от morphant

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.