Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.

Автор Тема: Зыков Виталий -- Мир бесчисленных островов. Малк  (Прочитано 4742 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
Зыков Виталий.
Мир бесчисленных островов-1. Малк


    © Copyright Зыков Виталий
    Размещен: 19/04/2018, изменен: 19/04/2018. 30k. Статистика.
    Глава: Фэнтези
    Мир бесчисленных островов
    Скачать FB2

Оценка: 8.37*10

Цитировать (выделенное)
    Аннотация:
    Первая глава первого романа нового цикла "Мир бесчисленных островов".

You are not allowed to view links. Register or Login

You are not allowed to view links. Register or Login

      Каждый человек - не важно, мужчина то или женщина - обязан иметь в своей жизни цель. Некий ориентир, путеводную звезду, к которой он будет идти на протяжении всего своего существования и, возможно, никогда не достигнет... Достойная цель возвышает и привносит в жизнь смысл, её отсутствие или низменный характер - низвергает в пучину отчаяния и беспричинной тоски. И лишь когда выбор за человека делает сама судьба нет смысла говорить или даже думать о его достоинствах и недостатках. Всё что остаётся, это лишь стиснуть зубы и идти вперёд...
       
      Из дневника Радомира Разрушителя,
      Патриарха клана Черингар




      Глава первая, в которой всё только начинается

      Чего Малк больше всего не любил, так это долгих слезливых прощаний, чередующихся с набившими оскомину наставлениями и туманными угрозами. Особенно когда впереди тебя ждёт долгая неизведанная дорога: душа уже там, за пыльным поворотом, а ты вынужден стоять на перроне и убеждать провожающих в своей способности выжить без их строго надзора и присмотра! Нехорошо это как-то, неправильно. Хотя Малк в вопросах взаимоотношения с родственниками был ещё тем специалистом. Мать его даже в интернат никогда не провожала, отчим всегда пропадал на работе, а сёстры... сёстры сами находились в том возрасте, когда уже Малк то и дело срывался на нравоучительный тон и злоупотреблял наставлениями.
       
      Так что уж кому-кому, а ему судить о том, что хорошо и что плохо в чужих семьях, точно не стоило.
       
      Малк поправил врезавшуюся в плечо лямку мешка, отодвинул оказавшийся на самом краю перрона деревянный чемодан и приготовился дальше ждать, когда многочисленные представители семейства Хелавии закончат наставлять отправляющуюся в культурную столицу Борея дочь. Мать, младший брат, два племянника, две незамужних тётки со стороны отца - и все галдят, трогают за одежду, что-то поправляют и норовят сунуть в карман. А ещё то и дело косятся в сторону Малка, кривясь, словно при виде демонического слизня. Хорошо хоть отца Хелавии сегодня не было - мелкий дворянин, до прошлого года ничуть не считавший зазорным общаться с "простыми смертными", после попадания в фавор у нового наместника сильно пересмотрел своё отношение к окружающим и особенно к ухажёру дочери. Любая встреча с ним заканчивалась скандалом, и Малк старался пересекаться с уважаемым Лизаром Гулором как можно реже...
       
      Пока он предавался размышлениям, дверь бронированного вагона неожиданно лязгнула, и седовласый бородатый проводник, с натугой выдвинув лесенку, объявил о начале посадки. Малк, благо находился ко входу в вагон ближе всех, тотчас поспешил сунуть ему в руки карточку паспорта и пёстрый от разноцветных печатей билет. Сейчас всё, чего ему хотелось, это как можно быстрее убраться от взглядов родни Хелавии. И появление проводника стало настоящим спасением.
       
      Бородач внимательно изучил документ, провёл засветившейся ладонью над билетом - в воздухе моментально вспыхнуло изображение герба Колхаунской железной дороги - вернул бумаги и, буркнув номер купе и места Малка, повернулся к следующему пассажиру. Только-только преодолевший порог совершеннолетия пацан его больше не интересовал.
       
      Малк именно этого и ждал. Кивнув оглянувшейся на него Хелавии, он подхватил чемодан и взбежал по лестнице в тамбур. Развернулся в узком проходе, стараясь ничего не зацепить рюкзаком, и направился вглубь вагона. Пусть это и было его первое путешествие на поезде, куда идти и как себя вести он знал. Хотя, чего скрывать, где-то глубоко внутри всё равно опасался где-нибудь напортачить и опозориться.
       
      Глупо, кто спорит, но Малк ничего с собой поделать не мог.
       
      Наконец, он оказался перед нужным купе и вошёл внутрь. В закутке с двумя парами полок и крохотным столиком царил полумрак - хотя бронезаслонки и были подняты, толстое стекло окна плохо пропускало свет. И он не сразу сориентировался, какая из верхних полок его...
       
      - Не загромождай проход, деревня! - внезапно раздался за спиной жизнерадостный голос, и Малка чувствительно ткнули пальцами в бок.
       
      - А сам-то! - привычно огрызнулся он и, развернувшись, легонько стукнул говорившего кулаком в живот. - Уж не ждал тебя, Толфан! Думал, так и останешься дома...
       
      - Сожри твой язык Йоррох, Малк! Чего я там забыл?! Менять интернатские казарменные порядки на диктат отца дураков нет! - возопил толстяк, сделав большие глаза, затем осёкся, опасливо огляделся по сторонам и ввалился в купе, пузом оттеснив приятеля ещё дальше от входа. - Чем больше расстояние между мной и Локией, тем лучше, - зашептал он, напоследок добавив: - А если вдруг что, то вернуться всегда успею.
       
      Малк понимающе хмыкнул и, закинув вещи на свою полку, торопливо залез следом. За годы их дружбы он изучил характер толстяка вдоль и поперёк, так что его было не обмануть этой напускной бравадой. Толфана в Андалор вели амбиции, причём амбиции подкреплённые деньгами не самого мелкого колхаунского магната. И ради их претворения в жизнь толстяк готов пойти на многое...
       
      - А вот и я, мальчики! - Хелавия не вошла, а ворвалась в купе.
       
      Чмокнула в щёку как обычно смутившегося Толфана, гораздо более чувственно поцеловала в губы свесившегося сверху Малка, после чего вернулась в коридор, а вместо неё через порог переступил вокзальный грузчик со здоровенным дорожным сундуком и принялся убирать его в багажный отсек. Минута, и в купе осталась лишь троица друзей.
       
      - Уф! Свобода! - воскликнула Хелавия и, звонко рассмеявшись, села за столик. Прямо напротив засмотревшегося в окно Толфана.
       
      - Вот поедем, тогда и будем о свободе кричать. А сейчас ещё слишком рано... - проворчал от чего-то помрачневший Толфан, но Хелавия, наконец-то вырвавшаяся из-под опеки родни, от его слов лишь отмахнулась.
       
      Она была в таком настроении, когда никто и ничто не могло его испортить.
       
      Малк тем временем ловко спустился со своего места и уселся рядом с девушкой. Хелавия встретила его появление улыбкой.
       
      По коридору пробежался проводник, поочерёдно заглядывая в каждое купе и предупреждая насчёт скорого отправления и необходимости провожающим покинуть вагон. Затем последовали несколько минут бестолковой суеты и ругани, пока, наконец, не лязгнули двери и после ощутимого толчка поезд не тронулся с места.
       
      - А вот теперь в самый раз! - громким голосом Толфан нарушил повисшее в купе молчание и выставил на стол бутылку сухого красного вина. Ещё мгновение, и рядом как по волшебству появились три стеклянных бокала, почти до краёв наполненные рубиновым напитком. - И это надо отметить!
       
       Возражений ни у кого не нашлось. Малк же сам не понял, как первым поднял бокал и предложил тост:
       
      - За исполнение нашей общей мечты!
       
      И в ответ ожидаемо услышал:
       
      - За мечту!
       
      Троица таких разных, но за годы учёбы в колхаунском республиканском интернате ставших такими близкими друзей ехала покорять культурную столицу Борея. И первой ступенькой на пути к успеху - во всяком случае что Малк, что Хелавия с Толфаном в это искренне верили - для них была учёба в Школе Трёх Святых. Школе, о поступлении в которую могли только мечтать сотни, если не тысячи мальчишек и девчонок по всему Колхауну. И от одной мысли о том, что всего через несколько дней его ждут отборочные испытания для внешних учеников, сердце Малка начинало усиленно биться.
       
      Они ехали поступать в трёхзвёздную школу! Туда, где преподавали Магистры, где учили высокоранговым Тайным искусствам и мощным заклинаниям, где учились члены известных Семейств и где закладывался фундамент будущего развития каждого из школяров. Магия и личные связи, персональное могущество и карьерный рост - вот что давала прославленная школа своим ученикам. И это было то, чего так не хватало троице провинциалов.
       
      Нет, разумеется были учебные заведения и более авторитетные. Академия Четырёх Стихий, Школа Железа и Крови, Колледж Белых перчаток - все они относились к высшей лиге. В них не считали зазорным обучаться члены могучих Родов, в их стенах вели исследования Старшие Магистры и Архимаги, а лучшие выпускники получали доступ почти к любым знаниям. Вот только учёба в них стоила таких денег, каких не было у Малка, Хелавии и Толфана вместе взятых! И это если забыть о необходимости обладать талантом к магии и особой родословной.
       
      С последним особенно плохо было у Малка. Со слов матери - когда она находила в себе силы пообщаться с нелюбимым отпрыском, то обожала вспоминать прошлую богатую жизнь - родился он в древнем Роду, чьи дети славились сильной кровью и склонностью к волшбе. И потому мужчины Рода не боялись жениться не то что на простых дворянках, а даже на обычных смертных. Что и произошло с матерью Малка. Наследник Рода влюбился в обычную горожанку, женился, зачал ребёнка, а тот... тот пришёл в мир "пустышкой". Бесталанным, лишённым пусть даже самых крохотных признаков Наследия основателя Рода ублюдком.
       
      Такое порой случается даже в самых прославленных династиях магов. Вот только если для обычных дворян такое событие станет лишь поводом для огорчений, то высшей аристократией оно воспринимается как нечто выходящее за рамки допустимого. Смертная красавица, в своё время пленившая сердце молодого Магистра, и опомниться не успела, как над сыном провели обряд отречения, а затем её вместе с ребёнком и бумагами о разводе выставили за порог родового манора.
       
      Сказка закончилась, и началась реальная жизнь...
       
      На самом деле клеймо "пустышки" Малку не особо-то и мешало. По большому счёту кроме родственников, ближайших друзей и единственного человека, которого он мог назвать Наставником, об этом никто не знал. Но при поступлении в школу магии, где один из этапов испытания заключается в пробуждении колдовского дара, такое не скрыть. А значит, значит и цели стоит перед собой ставить посильные, не замахиваясь слишком высоко...
       
       Конечно, многие проблемы могли решить деньги, но выделенной отчимом сотни золотых драхм и в Школе Трёх Святых-то едва хватало на первый год обучения. Куда уж тут мечтать о заведениях рангом выше!
       
      Хотя что Малк - Хелавия с Толфаном, и те решили Тремя Святыми ограничиться. А ведь у их родителей и деньги имелись, и связи да и сами они талантом не были обижены. Малк видел результаты прохождения друзьями Сферы Ка. Толфану прочили после обряда инициации дар средней силы, а вот в Хелавии подозревали будущего гения. И если машина не ошиблась, то это была серьёзная заявка на попадание во внутренние ученики Школы.
       
      В этой компании будущих магов родившийся "пустышкой" Малк смотрелся белой вороной. И лишь выдающиеся результаты по обычным "гражданским" предметам позволяли ему надеяться на успешное поступление. В конце концов магия это не только чары и ритуалы, это ещё и серьёзные исследования. И бесталанный Малк мог в этом плане дать любому гению от колдовства сотню очков форы.
       
      Так что были у него шансы стать адептом Школы Трёх Святых, были! И упускать их он не собирался.
       
      - Чего все пригорюнились-то?! - голос Толфана внезапно прервал раздумья Малка. И стало понятно, что вот уже несколько минут в купе царила тишина, прерываемая лишь ритмичным перестуком колёс. - Эх, такой тост испортили...
       
      - Да ничего не испортили, толстяк. Просто... странное какое-то ощущение на душе, - ответила вдруг посерьёзневшая Хелавия. - Словно прямо сейчас переступаем через какую-то грань, за которой всё будет не так. По-другому. Изменится всё: город, люди, мы сами. И назад уже ничего не вернуть...
       
      Девушка нахмурилась и тут же стала выглядеть много старше. Уже знакомый с подобными состояниями подруги Малк тотчас приобнял её, поцеловал в шею. И всплеск мрачноватого настроения Хелавии моментально прошёл. Она вздохнула и с нежностью улыбнулась парню.
       
      - Хотя, наверное, я просто не хочу становиться взрослой...- продолжила она.
       
      Чем возмутила Толфана до глубины души.
       
      - Святые заступники, взрослой!! Хел, ты ещё про старость вспомни! - буквально возопил он. - Мы молоды, умны... не знаю как вы, а я ещё и красив!.. Да перед нами весь мир лежит!!! И уж о чём я точно не хочу сожалеть, так это о нашем интернатовском детстве. Правильно, Малк?!
       
      Малк ухмыльнулся.
       
      - Не знаю, вы с Хелавией только три последних года там проучились. А разговоров, как будто десять лет...
       
      - Зато ты восемь! - воскликнул толстяк. - И я до сих пор не понимаю, как выдержал этот кошмар.
       
      Но продолжать предложенную тему Малк не стал. Что бы там Толфан ни говорил, но для него интернат был домом. Пусть плохим, но домом. Мать, разочарованная сыном-"пустышкой", лишившим её достатка и статуса в обществе, отправила Малка в школу-интернат, едва он научился быть самостоятельным. И после не сделала ни одной попытки забрать его обратно, позволяя возвращаться домой лишь на каникулы.
       
      У друзей же ситуация была совершенно иная. Для них новое место учёбы оказалось чем-то вроде временного убежища. Отец Хелавии - Лизар Гулор - прятал в интернате дочь от заявившихся в Колхаун старых врагов, отец же Толфана - Боливар Сугрон - оставил там сына на время своего торгового вояжа по дальним странам. И когда жизненные неурядицы закончились, дети вернулись домой...
       
      - Она так и не смирилась? - вдруг сочувственно спросила Хелавия, намекая на мать Малка и её неудачный первый брак.
       
      На что Малк лишь пожал плечами.
       
      - Ни капли. Рад, что хотя бы не вмешалась в мой разговор с отчимом, когда я деньги у него просил. С неё бы сталось...
       
      На этом разговор как-то сам собой увял. Толфан ещё пытался что-то бубнить про будущие перспективы, но Хелавия уткнулась в какую-то книгу, Малк же вернулся на свою полку и принялся демонстративно копаться в мешке. Толстяку ничего не осталось, как махнуть на них рукой, и улечься спать. Через несколько минут он захрапел, а ещё через полчаса заснула и Хелавия. Бодрствовать в купе остался один Малк.
       
      Мысленно порадовавшись, что с ними не едет никто чужой, он воровато оглянулся, достал глубоко запрятанный в вещах блокнот и в который раз принялся изучать оставленные там записи. Это был одна из самых ценных вещей Малка - его рабочий дневник. Не журнал с размышлениями на тему происходящего в течение дня, а именно дневник с планами на будущее, наиболее важными идеями и отметками о тех вещах, которые никак нельзя забыть. И пусть все записи были зашифрованы - интернатовский быт быстро приучил скрывать свои секреты - Малк предпочитал никому лишний раз блокнот не показывать. Даже друзьям.
       
      Так что когда на Малка наконец навалилась сонливость, прежде чем нырнуть в царство грёз, он снова вернул дневник в мешок...
       
      Вот только по настоящему заснуть у Малка не получилось. Вместо полноценного сна, он перешёл в какое-то странное состояние. Некую форму утомительного и изматывающего транса. Без каких-то узнаваемых, пусть даже фантасмагорических видений, зато с крайне болезненными для всего тела ощущениями и пугающими предчувствиями. В какой-то миг Малк не выдержал и очнулся, осознав себя лежащим на спине, с лицом, залитым разъедающим глаза потом. И знакомой для каждого колхаунца внутренней дрожью, возникающей всякий раз, когда рядом оказываются демоны.
       
      Демоны?! Угрожающая мысль заставила сбросить сонную одурь и вцепиться в лежащий под подушкой нож. Откуда здесь демоны?!
       
      Малк принялся изо всех сил вслушиваться в окружающие звуки и, спустя несколько мгновений, был вознаграждён за старания. Несмотря на грохот колёс, его уши всё же смогли уловить тяжёлые шаги на крыше вагона. Учитывая с какой скоростью мчался поезд и толщину брони, это точно не мог быть человек.
       
      - Чего такое?! - на два голоса воскликнули Хелавия с Толфаном, проснувшись лишь чуть позже Малка. - Почему такое ощущение, что снова Ночь Йорроха началась?!
       
      - Потому что охрана поезда проспала и по крышам вагонов шляются иномирные твари! - зашипел на раскричавшихся друзей Малк и принялся спешно натягивать штаны.
       
      Почему-то сейчас мысль о том, что он находится в пассажирском вагоне самого настоящего бронепоезда, больше не давала чувства безопасности. И это ему совершенно не нравилось.
       
      - Ну так чего мы сидим?! Надо сообщить проводнику! - громко сказала Хелавия и быстро глянула в сторону окна.
       
      Малк проследил её взгляд и с облегчением выдохнул - бронезаслонки успели опустить, так что здесь твари было не пройти. Он даже собрался что-то сказать, но что именно забыл спустя пару секунд. Когда мощнейший удар сотряс весь вагон, и прямо над головой Малка в потолке возникла глубокая вмятина. Словно демон неизвестной породы не просто ударил по крыше, а целился именно в него.
       
      Малк сам не понял, как с ножом в руке скатился на пол, сдёрнул растерявшуюся Хелавию с полки и потащил прочь из купе, попутно рявкнув на застывшего с раскрытым ртом Толфана. Случившееся он осознал лишь когда оказался в коридоре, и тогда же вычленил среди навалившихся ощущений возникшее из ниоткуда давление на виски и макушку. Демон явно бил не только на физическом плане, но и на ментальном. И Малк понятия не имел, что хуже - способность твари нанести повреждения закалённой броне или же умение вгонять своих жертв в колдовской ступор, невзирая на защиту от чар.
       
      - Да что происходит-то?! - воскликнула наконец немного оправившаяся от вражеской магии Хелавия.
       
      Однако вместо ответа последовал новый удар демона. Только если в прошлый раз тот бил по крыше, то теперь атаковал бронезаслонку на вагонном окне. И, странное дело, снова напротив того места, где находился Малк с Хелавией.
       
      - Да какого флура происходит?! - прорычал Малк, стремительно разворачиваясь к атакованному окну и выставляя перед собой клинок.
       
      В свою способность угробить настоящего демона он не верил, но так было спокойнее...
       
      Однако когда под его потрясённым взглядом лист брони начал медленно сминаться и выворачиваться из пазов, Малк снова выругался и принялся отступать в сторону купе проводника. Стараясь при этом держаться между местом прорыва врага и Хелавией.
       
      - Толфан, поимей тебя голем! Выметайся оттуда!! - вспомнил он о так и не покинувшем купе друге.
       
      Но тот выходить в коридор или хотя бы откликаться на крик не спешил.
       
      Малк набрал было в лёгкие воздуха, чтобы заорать ещё раз, как своё слово наконец-то сказали охранявшие поезд солдаты. И казавшаяся критической ситуация моментально исправилась.
       
      Сначала зазвучало многоголосое стаккато работающих картечниц, бьющих по демону с размещённых по всей протяжённости состава бронеплатформ, затем гулко ухнула одна из пушек. И надо сказать, что именно артиллерия поставила в нападении точку. Стрелявший из орудия боец явно позаимствовал удачу у кого-то из Девяти Святых, раз смог первым же выстрелом попасть точнёхонько в демона, не задев вагоны. Малк только и услышал, как раздался глухой взрыв, зазвенело пошедшее трещинами стекло, а следом зазвучала барабанная дробь кровавой капели, оросившей броню вагона.
       
      Нападение демона было отбито. И когда спустя пару минут окончательно стало ясно, что никакого продолжения боевых действий не будет, весь вагон ожил и пришёл в движение. Захлопали двери, в коридор начали выглядывать другие пассажиры, откуда-то появился проводник - и все эти люди принялись таращиться на до сих пор напряжённого Малка и прячущуюся за него Хелавию.
       
      И это был не тот интерес, который можно было назвать приятным.
       
      - Давай вернёмся в купе, - шепнула Хелавия, и теперь уже она потащила ещё не отошедшего от пережитых эмоций парня обратно. Впрочем, если она надеялась переждать там всплеск чужого любопытства, то делала это зря. В каморке на четыре места их ждал Толфан. И у толстяка тоже были вопросы.
       
      - Семя Йорроха, это чего такое сейчас было? - возопил он, едва парочка переступила порог. - Шум, гам, треск... Ничего не могу сообразить, по голове словно мешком с песком врезали, а ноги вообще будто ватные. Когда же очухался, то увидел это...
       
      На последней фразе Толфан показал на потолок, где красовалась заметная вмятина.
       
      - Считай, что дорога в светлое будущее начинается так, - буркнул Малк, доставая с полки запутавшиеся в простыне ножны и задвигая в них клинок.
       
      Происходящее ему совершенно не нравилось, особенно в плане странных совпадений с местом атак чудовища. Выходцы из Колхауна, издревле считающегося проклятой провинцией, конечно, привыкли ко всякому - и к более частым и продолжительным Ночам Йорроха, и к нападениям призраков, и к приступам "ночного" безумия у давших слабину магов, - но у всего же есть предел разумного! Загадочная избирательность демона не та вещь, которую он ждал от новой жизни.
       
      Или может Малк зря драматизирует и Святые знают зачем уцепился за простую случайность?! Увы, ответа взять было неоткуда...
       
      Поспать друзьям больше не удалось. В подвергшийся нападению вагон и особенно в наиболее пострадавшее купе зачастили незваные гости, начиная от проводника и заканчивая начальником поезда. Все смотрели на нанесённые собственности железнодорожной компании повреждения, качали головами, вздыхали и, не слушая жалоб Хелавии, уходили прочь. Даже в другое купе друзей не переселили, так и оставив любоваться следами демонической атаки. А ведь девушка, взявшая на себя все переговоры с местным начальством, рассчитывала на компенсацию!
       
      - Нет, ты серьёзно думала, что удастся выжать из этих скопидомов десяток-другой звонких драхм? - спросил Толфан, когда измотанная и не выспавшаяся троица дружно плюнула на экономию и отправилась завтракать в вагон-ресторан. - Да в одном Колхауне на железной дороге подобных происшествий за месяц знаешь сколько бывает?! Если всем платить, то никаких денег не хватит.
       
      - Толстяк, попытка не пытка, - огрызнулась Хелавия, явно сильно разочарованная неудачей.
       
      - Тоже верно, - кивнул Толфан и, очевидно, будучи не способным долго молчать, переключился на отмалчивающегося Малка. Окинул его внимательным взглядом, особо задержался на аккуратно лежащем на сиденье рядом рюкзаке и ехидно спросил: - Слушай, я чего-то не понял, а зачем ты сюда с мешком-то заявился? Думаешь, у тебя там есть что-то такое, на что позарится какой-нибудь вор или... бери выше!.. демон?
       
      Тут Толфан рассмеялся, приглашая повеселиться над чрезмерно осторожным приятелем и Хелавию. Но продолжающая хмуриться девушка его не поддержала, и развивать шутку сын торговца не стал. В одиночку развлекаться за счёт Малка было опасно: тот вполне мог счесть себя оскорблённым и устроить разошедшемуся приятелю хорошую трёпку.
       
      Однако толстяк зря боялся. На этот раз Малк дурацкие подколки приятеля совсем не разозлили. Наоборот, он и сам считал, что чересчур увлёкся заботой о безопасности. И именно поэтому честно сказал Толфану, кивнув на заплечный мешок:
       
       - У меня там дорожный тромблон. И да, с ним под рукой мне как-то спокойнее!
       
      От услышанного Толфан аж подавился чаем, а когда откашлялся, вытаращился на друга словно на какого-то безумца.
       
      - Ты притащил в вагон-ресторан тромблон?! - зашипел он. - Заметь, я не спрашиваю, зачем ты вообще взял с собой из дома эту древнюю рухлядь. Но в вагон-ресторан?!
       
      Всё-таки уязвлённый Малк собрался было огрызнуться, но тут за него вступилась Хелавия.
       
      - Толфан, каждый защищается как может. Малк мушкетон с собой таскает, а ты, я смотрю, новую сумку на пояс прицепил. Характерной такой формы... - сказала девушка с усмешкой, и Малк увидел как её слова смутили толстяка.
       
      Толфан взъерошил волосы, затем поправил полу камзола, прикрывая замеченную Хелавией сумку.
       
      Называлась данную деталь экипировки бывалого путешественника и воина "авалонкой" и в ней хранили стеклянные цилиндры со свёрнутыми одноразовыми заклинаниями. Вещь безусловно удобная, но весьма дорогая. И, например, Малк видел её впервые.
       
      - Ладно, ладно, - Толфан поднял руки, показывая, что сдаётся. - Мне тоже неспокойно. И если сначала думал подарок отца продать, то теперь ему даже рад.
       
      Хелавия с женской непосредственностью тотчас начала просить рассказать о подарке подробнее, и на какое-то время они с Толфаном прогрузились в обсуждение оказавшегося в руках толстяка набора чар. Подруга даже смогла уговорить толстяка снять сумку с пояса и показать её содержимое. Краем глаза Малк которому данная тема была откровенно не интересной, даже смог увидеть маркировку огненных атакующих чар, что-то из водного арсенала и характерные полоски защитного заклинания земной Стихии.
       
      Пусть все заклинания были и не выше первого круга, удовольствие это действительно было не из дешёвых.
       
      Впрочем к чужому богатству Малк всегда был равнодушен, поэтому вскоре он полностью охладел к разговору друзей и уткнулся в принесённую официантом газету. Благо его интерес к борейским новостям был отнюдь не праздным.
       
      Колхаун всегда был замкнут сам на себя, на своих проблемах и заботах, и посматривал на окружающий мир через призму равнодушия. Малк долгое время разделял эту точку зрения, впрочем, было бы странно ожидать иного от ребёнка! Однако оказавшись в большом мире сохранять прежнюю отстранённость было нельзя. И если Малк хотел как можно скорее освоиться в новом для себя окружении, следовало держать руку на пульсе происходящих вокруг событий. И лучшего помощника в этом деле, чем газета, было не найти!
       
      Малк быстро пробежался по заголовкам. Судя по ним, газетчиков всё также волновали изменения цен на магическую энергию, возможное снижение налога на носителей дара и недавнее резонансное выступление адепта какой-то малоизвестной Школы в парламенте, пожаловавшегося на запредельные расходы при обучении. Новости об очередных акциях "лоялистов", манифестациях монархистов и митингах в поддержку Совета Регентов наоборот сползли с первых полос куда-то на задворки, к рассказам о светских раутах и забавах скучающей аристократии. Действительно же важные вещи, вроде появления признаков приближения самой длинной Ночи Йорроха столетия, странном затишье в приграничных водах с Хеймдарком, агрессивного поведения торговых компаний Арктавии на рынке севера Борея очевидно игнорировались. Была надежда почитать про дорожные происшествия, подобные случившимся ночью, но и тут надежды не оправдались.
       
      Тексты "Вестника колхаунских железных дорог", именно так называлось издание, были совершенно выхолощены и напрочь неинтересны. Во всяком случае для Малка. И он не без раздражения отложил газету в сторону.
       
      Повернулся к друзьям, но услышав, что теперь они в сто десятый уже раз занялись обсуждением правильности выбора Школы Трёх Святых, едва удержался, чтобы не ввернуть какой-нибудь едкий комментарий. Вовремя остановился и вместо участия в ненужных спорах принялся изучать сидящих в вагоне-ресторане людей. Хоть какое-то развлечение! Но и тут хватило его ненадолго. Чем дальше, тем сильнее, внутри него зрело беспокойство, и разобраться в его причинах никак не получалось.
       
      Малк даже начал подумывать о том, чтобы выйти в тамбур и подышать свежим воздухом, но тут его взгляд зацепился за лицо одного из посетителей вагона-ресторана, и он забыл обо всём остальном. За столом справа от выхода, где сидела шумная компания из трёх парней и одной девушки - то ли студентов какой-то Школы, то ли подмастерьев из ремесленного цеха, - на месте у самого прохода сидел карлик. Но не просто человек невысокого роста, а некто странный: синекожий, с фиолетовыми глазами навыкат и какими-то странными, словно бы прямоугольными зрачками, крючковатым, свисающим до самого жабьего рта носом и жёсткими, похожими на ржавую проволоку короткими волосами. В завершение всего одетый в бесформенную серую хламиду, заляпанную непонятного происхождения красными пятнами. И вот столь необычный человек, слишком сильно смахивающий на дитя неудачных экспериментов по скрещиванию родословных людей и демонов, не отрываясь, с видом разглядывающего вкусное блюда гурмана, смотрел на Малка.
       
      Мало того, когда они встретились взглядами, карлик растянул в улыбке рот - как оказалось полный треугольных акульих зубов - и медленно кивнул. Но не в качестве дани вежливости, а словно бы что-то обещая, что-то нехорошее и лично Малку неприятное.
       
      В тот же миг мучающее Малка беспричинное беспокойство ушло, сменившись ожиданием вполне реальных проблем.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Artemoni4

  • Ефрейтор
  • *

+Info

  • Репутация: 10
  • Сообщений: 10
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +1
  • Пол: Мужской
Оо, Зыков новое начал. Это хорошо, а я и прощелкал.



Онлайн lelik77

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 11
  • Сообщений: 269
  • Activity:
    7.5%
  • Благодарностей: +82
  • Пол: Мужской
 Так а что за радость то, он еще лет 15 будет это писать, как раз около 50+ закончит...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Pilgrim75

  • Ефрейтор
  • *

+Info

  • Репутация: 1
  • Сообщений: 14
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +7
  • Пол: Мужской
Ну 15 не 15, а в своё время удивился что продолжение дороги домой вышло, уже и не ждал. Автор долго, со скрипом, но пишет.



Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Глава вторая, в которой выясняется, что быть готовым к проблемам всегда лучше, чем не готовым
       
      Святые Демоноборцы, почему никто на него не обращает внимания?! В поезде половина, если не больше, выходцев очень подозрительно относящихся ко всему демоническому колхаунцев, однако этого пассажира для всех словно не существует! Ни внешность, ни одежда, ни само его присутствие в не самом дешёвом вагоне-ресторане никого даже не заинтересовали.
      Малк покосился на друзей, но и они необычного карлика в отрепье словно не видели. И это любопытная-то Хелавия и несдержанный на язык Толфан! Странно, очень странно...
      Малк снова покосился на карлика, но тот всё также таращился в его сторону и демонстрировал откровенно людоедскую улыбку. Внезапно возникло острое желание подойти ближе и спросить у проклятого всеми Святыми выродка, какого Йорроха тот на него вылупился. И Малку пришлось собрать всю свою выдержку, чтобы не пойти на поводу у недоброго порыва. А ведь он считал себя всегда образцом спокойствия!
      Впрочем, будь у него время, Малк всё же подошёл бы к странному попутчику и попробовал прояснить ситуацию, однако его отвлекли.
      В бок вонзился острый локоток Хелавии, и она эмоционально спросила:
      - ...Ты слышишь, что Толфан говорит?! Его отец для своей новой фабрики выписал из соседней провинции выпускника реального училища за деньги, которые не всякий Бакалавр получает! Бакалавр!!
      - А... Что?.. - Малк вздрогнул и с немного отсутствующим видом повернулся к подруге. - Извини, я пропустил тот момент, когда вы перестали хвалить Школу и начали восхищаться механиками.
      - Пропустил?! - Хелавия почему-то восприняла признание своего парня с немалым раздражением.
      И явно собиралась показать окружающим не самые светлые стороны своего характера. Однако её перебил Толфан.
      - Малк, ты не понял. Мы не восхищаемся механиками, а просто... удивляемся тому, как за какие-то сто лет профессию мага потеснили далёкие от мира тонких энергий профессии, - сказал толстяк миролюбиво.
      - Ты серьёзно? - Малк уже начал догадываться куда именно сворачивает разговор и принимать тон приятеля не пожелал. - Потеснили? От того, что инженеры и некоторые смертные ремесленники стали зарабатывать на уровне низших магов, это не означает, что они кого-то там потеснили! Лучше скажи, что будет, если не Одарённый, будь он хоть сто раз мастером на все руки, всерьёз заденет хотя бы Младшего Магистра?
      Толфан вздохнул.
      - Ну зачем брать Магистров... Чтобы устроить смертному неприятности хватит простого Бакалавра...
      У толстяка, чьи лишённые Дара родственники однажды уже сталкивались с интересами Семейства влиятельных магов, явно пропало желание спорить. Но не у Хелавии!
      - Малк, дорогой, не хочу тебя обидеть, но... тебе ли говорить о неодарённых и низших магах? - сказала подруга с холодком в голосе. - С твоим талантом, точнее его отсутствием, поступать в Школу магии значит ставить крест на своём будущем. Зачем рваться к несбыточному, если можно достичь многого на ином поприще? Поступай в реальное училище! С твоим умом ты легко закончишь его с отличием, устроишься на хорошую работу, а там, через пять-шесть лет, глядишь и инженером станешь. - Хелавия, чувствуя, что перегнула палку, сменила тон. - Ну а потом, когда крепко встанешь на ноги, сможешь и о Пробуждении Дара подумать... Если уж тебя так магия манит!.. Толфан, скажи, разве я неправа?
      Толстяк одобрительно фыркнул.
      - Конечно права, это я даже не как друг говорю, а как сын купца и внук купца. Становление мага всегда требует денег, больших денег... Тайные искусства, лекарства, стимуляторы, учебные пособия, заклинания - на всё нужны звонкие драхмы. И чем хуже у тебя талант, тем больше тебе их потребуется. - Толфан, извиняясь, улыбнулся. - Ты прости, Малк, но... в кошельке у тебя пусто, а с талантом и того хуже. Так что ты, дружище, плохая инвестиция! И мы как твои единственные друзья просто обязаны попробовать подтолкнуть тебя на правильный путь!
      - Ну спасибо, толстый брат! Так меня ещё не называли, - натянуто улыбнулся Малк, без всяких советчиков знающий о не самых радужных своих перспективах. И всё равно продолжающий верить в правильность выбранной стези.
      - Ай, ну ты же понимаешь... - развёл руками толстяк, но был прерван Хелавией.
      Девушка справилась с эмоциями и теперь обратилась к Малку с гораздо большим участием.
      - Малк, подумай ещё раз, хорошо? Ты ж ничуть не хуже толстяка считать умеешь. Про налог на Одарённых вспомни, про остальные "приятности"... Хорошо?
      На последних словах Хелавия придвинулась к Малку и нежно поцеловала в губы, отчего Толфан принялся бормотать какие-то шуточки в его духе. Однако затронутая тема была слишком болезненной, а сделанный выбор слишком сложным, чтобы Малк так легко поддался на уговоры.
      - Нет таланта, нет таланта... Заладили как не знаю кто! В те же механики всегда уйти можно, и пробуждённый слабый Дар здесь помехой не будет, - скривился он, осторожно отстраняясь от Хелавии. - А вот проверить, был ли толк от тех упражнений, что нам Наставник передал, или нет, надо обязательно!
      Слова Малка заставили друзей сначала нахмуриться, а затем заметно погрустнеть. И дело тут было вовсе не в упрямстве одного "пустышки". Он вспомнил про Реслана Скома - их учителя по естествознанию в интернате, который всегда выделял их троицу среди остальных учеников, и который стал для них не просто учителем, а Наставником. Человеком, который приоткрыл дверцу в тайны мира и познакомил подростков с... настоящей магией.
      - Не понял, ты этим флуровым Дождём боли до сих пор что ли занимаешься? - шёпотом спросил Толфан, навалившись на стол.
      - А ты? - спросил Малк с ухмылкой, точно так же ложась грудью на стол.
      - Бросил! - Толфан откинулся на спинку стула и энергично растёр затылок. - Как вся эта история со Скомом началась, так и бросил. И после "бесед" в жандармерии только убедился в верности этого решения...
      Говорил толстяк хоть и негромко, но затронутая тема была достаточно опасной, чтобы Хелавия, как самая осторожная среди них, всполошилась.
      - Толфан!!
      - Да молчу я, молчу... - отмахнулся приятель и выжидательно посмотрел сначала на Малка, а потом на Хелавию. - Так что насчёт Дождя боли, вы всё равно продолжаете заниматься? Несмотря ни на что?
      - Я - нет! - ответила девушка категоричным тоном.
      Тем самым тоном, которым она начинала разговаривать с Малком, когда хотела что-то от него скрыть.
      - Ну а я бывает, что и потрачу десяток-другой минут, - хмыкнул Малк, сделав максимально открытое и честное лицо. Немного помолчал и всё-таки добавил: - И это самое малое, что можно сделать в память о Наставнике... Да не оставят Святые его душу!
      И с этими словами Малк допил свой травяной отвар. Остальные, пусть и с небольшой паузой, но тоже приложились к своим чашкам. Реслан Ском и вправду был достоин того, чтобы его помнили. Пусть это и будут только три его непутёвых ученика...
      За не самой приятной беседой Малк как-то забыл о карлике, ночном демоне и прочих неурядицах. Голова и без того пухла от тяжёлых мыслей, чтобы в ней оставалось место для чего-то ещё, не грозящего немедленными бедами. Не добавляла радости и ситуация, когда девушка с единственным другом вместо поддержки пытаются заставить изменить сделанный ранее выбор. Так что когда разговор всё же увял, Малк просто отвернулся к окну и принялся наблюдать за приближающейся платформой - поезд подходил к очередной железнодорожной станции.
      Однако посидеть в тишине не получилось. Не успел состав затормозить, как снова напомнил о себе Толфан.
      - О, гляньте-ка на того господина в зелёном сюртуке. Который с железнодорожным смотрителем разговаривает... - возбуждённо зашептал толстяк. - Видите?! А теперь обратите внимание на кофр в его руке...
      - Толфан. Сейчас не самое удачное время для твоих глупых шуточек и дурацких загадок, - страдальческим голосом сказала Хелавия. - Что тебе не нравится?
      Толстяк посмотрел на Малка словно ища поддержки, но тот сделал вид, что не понял.
      - Да ничего особенного, - Толфан вздохнул и продолжил. - Просто когда у отца был... сложный период, ну вы поняли... он некоторое время был вынужден заниматься контрабандой оружия. И именно в таких кофрах возил свой товар. Вот я и...
      - Обычное оружие или боевые артефакты? - спросил Малк, неожиданно для себя заинтересовавшись услышанным.
       - Обижаешь! Второе, конечно. И если быть уж совсем точным, то искромёты - игрушки дорогие и напрочь запрещённые, - мелко захихикал Толфан. - С его слов туда влезает ровно пять штук. И толщины стенок кофра вполне хватает, чтобы ни один эрг заряда не вышел наружу.
      Тут толстяк понял, что именно он сказал, осёкся и резко посерьёзнел. А соображавшая чуть быстрее Хелавия недоверчиво переспросила:
      - Ты хочешь сказать, что к нам в поезд собирается сесть человек с полной сумкой запрещённых боевых артефактов?!
      - Хелавия! - немного раздражённо сказал Толфан. - Я хочу сказать, что у неизвестного нам господина есть для этого все возможности. И не более того!
      Беседа начала скатываться в обычную для Хелавии с Толфаном перепалку. Раньше Малк пытался вмешиваться и гасить конфликт в зародыше, но со временем убедился в том, что проще всё оставить как есть. И для нервов так спокойнее, и крайним тебя никто не назначит. Да и до серьёзных скандалов друзья никогда не опускались. Так что...
      Малк отвернулся и, вспомнив о карлике, быстро глянул в ту сторону. Однако застать демонического урода врасплох не вышло. И он опять поймал взгляд нечеловечески внимательных глаз. Обладатель жабьего рта всё также продолжал таращиться на Малка, разве что теперь не сидел спокойно, а едва ли не подпрыгивал в нетерпении на своём месте, при том беззвучно хлопая ладошами по коленям.
      Как и прежде странное поведение попутчика остальными пассажирами полностью игнорировалось.
      И Малк не выдержал.
      - Слушайте, пойдём отсюда. Что-то мне совсем здесь разонравилось, - обратился он к друзьям, осознав, что больше не хочет и не может здесь находиться.
      Подсознательно он ждал каких-то возражений со стороны если не Толфана, то хотя бы подруги, но оба с готовностью поддержали его предложение. Вечно голодный толстяк тотчас прервал на полуслове адресованную подруге реплику и буквально набросился на остатки заказанных пирожных, Хелавия же сосредоточилась на уже почти остывшем травяном отваре. Так что когда Малк жестом попросил у официанта принести счёт, ему никто не мешал...
      Поезд тронулся, и за окном снова замелькали убегающие вдаль придорожные кусты и небольшие рощи. Возобновление движения совпало с появлением в вагоне-ресторане двух офицеров в форме Колхаунской железной дороги в компании пары девушек в фривольных платьях. Новоприбывшие заняли соседний столик и шумно принялись требовать игристого вина.
      - Да, вовремя мы собрались уходить, - прошептала Хелавия, на что Малк молча кивнул, а Толфан громко промычал нечто одобрительное.
      Точнее начал мычать нечто одобрительное, но затем вдруг сделал большие глаза и закашлялся.
      Малк быстро посмотрел в ту же сторону, и увидел ещё одного нового посетителя вагона-ресторана. Им оказался тот самый человек в зелёном сюртуке и с дорожным кофром, в котором со слов Толфана так удобно хранить искромёты. Малк, в последнее время сильно невзлюбивший любые совпадения, нахмурился.
      - Что такое? - непонимающе спросила Хелафия.
      Но ответить ей не успели ни Малк, ни Толфан. События начали развиваться настолько быстро, что всем стало не до обсуждений.
      Господин в зелёном сюртуке, едва оказавшись внутри, сначала замер на мгновение, оглядываясь, а затем целеустремлённо подошёл к столику у входа - тому самому, где сидели то ли мастеровые, то ли студенты, и где бесновался странный карлик. В полнейшем молчании примостил кофр между тарелок, раскрыл его и... принялся доставать оттуда запрещённые искромёты. Причём члены компании воспринимали такое поведение как должное и, получив в свои руки опасный артефакт, тотчас начинали щёлкать управляющими кольцами. Единственным, кто не получил магический жезл, оказался карлик, но на фоне всего остального это выглядело сущей ерундой!
      История, начавшаяся как досужий разговор, неожиданно воплотилась в жизнь, причём в худшем виде, чем можно было даже представить...
      - Йоррох! - одновременно выдохнули все трое, абсолютно не понимая как им следует поступать в такой ситуации.
      Удивительно, но у кого не возникло никаких вопросов насчёт дальнейших действий, так это у тех, кто создавал больше всего шума и кто казалось меньше всего обращал внимание на окружающих. Военные за соседним с компанией Малка столиком вдруг словно по команде переглянулись, после чего один - тот, что сидел между двумя девушками - потянулся к кобуре на поясе, а второй резко вскочил и... то ли собрался что-то предупреждающе крикнуть господину в зелёном, то ли отступить вглубь салона вагона-ресторана, но... сделать ничего так и не успел. Единственная в компании "студентов" девушка вдруг развернулась в сторону военных и без предупреждения выстрелила из жезла.
      Сгусток зелёного огня с басовитым гудением пронёсся через половину ресторана и попал в первого военного, разворотив ему всю грудную клетку и забрызгав кровью обеих девушек. Даже если он и был Одарённым, защититься от атаки не успел и умер на месте. Тем самым, правда, купив некоторое время для своего товарища, который сразу же после выстрела развернулся на месте и рванул в другой конец вагона. Выпущенный ему вслед второй огненный сгусток в цель не попал, задев стойку бара.
      Появилась надежда, что военному удастся убежать, но тут своё слово сказал господин в зелёном. Даже не подумав воспользоваться искромётом, он выхватил из-за отворота сюртука небольшой короткоствольный револьвер, быстро прицелился и нажал на спусковой крючок. Оглушительно бахнуло, завоняло горелым порохом, а в воздухе появилось облачко сизого дыма. Последовавшие за этим глухой вскрик и звук падения тела подтвердили, что стрелок не промахнулся.
      И вот именно тогда со всех находящихся в вагоне-ресторане людей словно спал ступор. Завопили женщины, им принялись вторить голоса некоторых мужчин. Особенно старались спутницы погибших военных. Обе дамочки визжали, словно возвещающие о начале Ночи Йорроха сирены, заламывая руки и размазывая по личикам попавшую на них кровь. Впрочем идти по стопам убитых желающих не нашлось - со своих мест никто не вставал и угрожающих жестов в сторону "студентов" не делал.
      Островком спокойствия стал столик Малка и его друзей. Ни он сам, ни Хелавия с Толфаном страху не поддавались, сохраняя хотя бы видимость хладнокровия.
      - Хотите жить - оставайтесь на своих местах!!! - рявкнула убийца первого военного, перекричав начавшийся в вагоне-ресторане гвалт. Затем быстро пробежалась по проходу и, остановившись рядом с залитым кровью столиком, двумя ударами искромёта навела там порядок, вырубив обеих девушек. - И заткнулись все, живо!!!
      Демонстрация силы возымела своё действие. И в вагоне моментально воцарилась тишина, прерываемая редким всхлипывающим мычанием - словно кто-то не мог прекратить реветь и потому зажимал себе рот.
      - Успокойтесь. Это не ограбление, и мы не бандиты! - Впервые заговорил господин в зелёном, догнав свою соратницу и остановившись рядом со столиком Малка. Револьвер он снова спрятал. - Наша цель в соседнем вагоне! И если не будете делать глупостей, никто больше не пострадает. Ясно?!
      На последнем слове лидер террористов почему-то повернулся к троице друзей и ожёг их настолько злобным взглядом, что казалось ещё чуть, и следующие пули полетят именно в них. И Малк сам не понял, как принялся понятливо кивать, краем глаза заметив, что точно также поступают и его друзья. Ни у одного из них даже не появилось мысли поиграть в героев. Реальность слишком сильно отличалась от любых их фантазий.
      Впрочем, нагнав страху, господин в зелёном потерял к ним интерес и зашагал дальше по проходу. За ним следом потянулись остальные террористы - и ошалевшая от чужой крови девка, и троица никак до сих пор не проявивших себя парней. Последним, в некотором отдалении, двинулся карлик. Причём он совсем не выглядел как член этой команды, а скорее как праздный зевака, которого вдруг заинтересовала грядущая бойня.
      Увидев действия коротышки, Малк - и без того напряжённый как струна - понял, что вот-вот сорвётся. Чтобы хоть как-то успокоиться, он изо всех сил сжал кулаки. Ногти впились в кожу, проступила кровь, появилась ноющая боль, и лишь тогда его разум немного прояснился...
      Впрочем, Малк боялся зря, и ничего ужасного не произошло. Коротышка около их столика даже не остановился! Единственное, что он сделал, так это в очередной раз продемонстрировал акулью усмешку и, ткнув в сторону Малка сложенными на манер пистолета пальцами, одними губами выдал беззвучное "бах". После чего спокойно скрылся дальше в проходе.
      Да чтоб его Святой поимел!! Малк остановился в последний момент, и ругательство так и не сорвалось с его языка. Но на лице что-то такое явно отпечаталось, иначе бы Хелавия не вцепилась ледяными пальцами в его запястье, а Толфан не принялся знаками призывать к тишине.
      Малк в ответ лишь коротко кивнул. Немного подумал, после чего сначала ткнул пальцем в свой мешок, где лежал тромблон, а затем показал туда, где у толстяка была пристёгнута к поясу "авалонка". Ближайшее будущее им виделось в весьма мрачном свете, а потому покорно сидеть и ждать конца он не собирался.
      Впрочем Толфан, на которого и была рассчитана эта пантомима, его взглядов явно не разделял. Толстяк аж побелел от страха и замотал головой с такой силой, что у него затряслись щёки...
       Дурак! Малк даже заскрипел зубами от злости, но вот так с наскока приятеля было не переубедить. А без его поддержки, точнее без его свёрнутых заклинаний, о спасении не стоило и мечтать.
      Внезапно, чуть дальше вглубь вагона, раздалось какое-то шуршание и по проходу мимо столика друзей, тяжело бухая ботинками, промчались сразу двое молодых парней - Малк их видел на вокзале, когда ждал посадки на поезд. К террористам они точно не имели никакого отношения и обладали достаточной смелостью, чтобы попробовать убраться из ставшего ловушкой ресторана.
      Вот только попытка побега оказалась неудачной. Парни уже были в двух шагах от вожделенной двери, когда о себе вновь напомнила кровожадная девка. Которая как выяснилось не только никуда не уходила, но и успела изменить фокусировку искромёта. Обоих беглецов сначала стремительно нагнало облако кроваво-красных искр, а затем прошло дальше до самого тамбура, оставив после себя два изрешечённых тела.
      - Сказала же, оставайтесь на месте и никто не пострадает! - повторила террористка, показавшись около стойки бара.
      Она явно наслаждалась происходящим и словно бы приценивалась, кого можно убить следующим.
      Однако на троицу друзей произошедшее оказало совсем не то воздействие, что было задумано. Если ранее у них ещё сохранялись хоть какие-то надежды на спасение - главное выполнять требования захватчиков, - то теперь в благоприятный исход не верил никто.
      И пусть Толфан дрожал как осиновый лист, а Хелавия шептала молитвы Архонту-зашитнику, на Малка оба смотрели столь же решительно, как и во времена их общих набегов на интернатовскую столовую.
      - Готовь защиту! - едва слышно сказал толстяку Малк, привычно принимая на себя командирские обязанности в их тройке.
      Сам же принялся осторожно двигать одной рукой лежащий рядом заплечный мешок, стараясь, чтобы ствол спрятанного в нём тромблона смотрел точно в проход. При этом Малк не сводил взгляда с победно оглядывавшей зал террористки, стараясь придать себе максимально униженный и заискивающий вид.
      - Я поняла, это лоялисты! Никаких сомнений! И, если верить газетам, с жертвами они не считаются, - прошептала Хелавия, наоборот склонив голову и ссутулившись.
      - Да хоть все Девять Святых! - пробормотал Толфан дрожащим голосом. - Мне подыхать ещё рано...
      Изо всех сил стиснутые кулаки он положил перед собой, и если бы Малк не следил за ним краем глаза, то даже не заметил бы как толстяк спрятал в правой лапе один из цилиндров с заклинанием.
      - Всё, успокоились! - зашипел Малк, проводив взглядом снова отправившуюся в другой конец вагона безумную девицу. - Ждём! Когда скажу, Толфан сразу выставляешь защиту. Но не раньше! - Напряжение всё-таки сказалось, и голос внезапно сел. Последнюю фразу Малк едва ли не выдавил из себя: - Вдруг пронесёт....
      Он говорил, а сам себе не верил. И оказался прав.
      Не пронесло...
      Сначала в соседнем вагоне раздался не самый слабый взрыв, заставивший вздрогнуть весь состав - ну или во всяком случаем так показалось их троице. Затем раздалось приглушённое жужжание, прерываемое слабым гудением работающих искромётов. Причём звуки эти раздавались слишком долго для успешного нападения. Очевидно, что-то у террористов пошло не и так, и молниеносное нападение переросло в затяжную перестрелку с участием магов - две волны вибраций, от которых волосы встали дыбом, докатились даже до ресторана. В довершение всего с адским грохотом нечто с такой силой врезалось в дверь тамбура, что сорвало её с петель, а внутрь зашвырнуло похожее на кусок окровавленной ветоши тело.
      Зрелище было откровенно тошнотворное. Однако ни Малк, ни его друзья даже осознать увиденное толком не успели, как в вагон-ресторан ввалился окровавленный господин в зелёном. Разорванный сюртук, тёмный от крови левый рукав, искажённое от ярости и злобы лицо - лидер террористов растерял всякую респектабельность и теперь больше походил на обычного разбойника с большой дороги.
      - Ходу, ходу, ходу!!! - заорал он подскочившей к нему девице. - Один из охранников - Бакалавр!!!
      Подтверждая его слова из темноты тамбура вылетела слишком быстро летящая и слишком хорошо нацеленная магическая стрела, правда тотчас увязнувшая во вспыхнувшем на спине лоялиста энергетическом доспехе. Впрочем линии заклинания даже со стороны выглядели нечёткими и дрожащими, а значит совсем скоро защита должна была развалиться.
      - Куда ходу?! Нас либо в вагонах зажмут, либо из картечниц расстреляют, едва стоп-кран сорвём и наружу выйдем!! - завопила в ответ девица, попутно разряжая искромёт в невидимого для Малка мага. - Заложник нужен!
      Господин в зелёном даже отвечать не стал - сразу же метнулся к тому самому столику, где когда-то сидели погибшие военные, а теперь дрожали от ужаса только-только пришедшие в сознание их подруги. Протянул руку, чтобы схватить за волосы ближайшую девушку, как... рядом со столиком Малка непонятно откуда возник йоррохов карлик и расколотил об пол так и не убранный кувшин из-под отвара.
      Раздавшийся звон моментально привлёк к себе внимание террористки. Что-то невнятно выкрикнув, она развернулась на звук и бросилась к троице. Куда снова запропастился мелкий гадёныш Малк увидеть не успел. Да и не те проблемы его теперь волновали...
      - Давай!!! - заорал он, засовывая руку в мешок и вцепляясь в рукоять мушкетона, точно утопающий в спасательный круг.
      Палец надавил на тугой спусковой крючок, боёк выбил искру, на закрытой полке зашипел порох, и... демонова пушка норовистым конём лягнула Малка в бок. Сноп огня порвал ткань мешка и тараном вонзился в живот бешено вращающей глазами террористки. Быть может будь у неё такой же доспех, как и у господина в зелёном, она бы и выжила, но никакой защиты у девицы не оказалось. Заряд картечи проделал в её теле огромную дыру и отшвырнул к противоположной стенке вагона, убив на месте... Точнее, Малк очень надеялся, что убив - никаких деталей рассмотреть не получилось. Всё затянуло облако чёрного вонючего дыма, которое спустя мгновение прорезал барьер водной Стихии. Толфан справился-таки с подарком отца и отгородил их столик от помещения ресторана магическим барьером.
      И вовремя...
      В выставленную толстяком защиту сначала врезался кулак вражеского огненного заклинания - да так, что тонкая плёнка барьера прогнулась на локоть внутрь, - а затем появился и сам стрелок. Господин в зелёном, судя по искажённому от горя и ненависти лицу явно забывший обо всём на свете, жаждал отмщения. И получить его у лоялиста были все шансы.
      Вместо оказавшегося бесполезным искромёта в руке у лидера террористов появился прямой тонкий кинжал. И именно им он принялся кромсать барьер, каждым взмахом клинка порождая вспышку магического света.
      Чтобы барьер рухнул, рассыпавшись ворохом истаивающих в воздухе голубых капель, понадобилось три удара. И это лучше любых слов говорило о необычности применённого оружия. Окажись на месте господина в зелёном Малк, и со своим ножом так быстро бы до врага он точно не добрался.
      Впрочем на восхищение оружием лоялиста у Малка не было ни времени, ни желания, ни хотя бы даже возможности. Едва барьер пал, как он швырнул в террориста остатки мешка с тромблоном, и коршуном бросился следом. В руке он сжимал собственный нож, обучаться владению которым в Колхауне учили во многих семьях. И пусть Малк вырос без отцовского пригляда, нужные навыки ему передал Наставник.
      Нет, звёзд в ножевом бое Малк, конечно, не хватал, но кое-чему научился. И этого кое-чего хватило, чтобы поднырнуть под клинок ошеломлённого врага и выдать серию из трёх уколов - бедро, живот, рука. В обычной драке этого бы хватило, чтобы если не лишить противника подвижности, то хотя бы нанести кровоточащие раны. Однако этот поединок обычным не был. Все три раза лезвие ножа упруго спружинило, наткнувшись на магический доспех.
      Йоррох и его флур!!! Сердце Малка похолодело от ужаса....
      Неожиданно над его плечом просвистел вытянутый веретеном огненный заряд и вонзился в грудь господина в зелёном. Пусть это была не полноценная магическая Стрела, но что-то близкое. И заклинание стало последней каплей, добившей защиту лоялиста. Энергетический доспех мигнул, покрылся мелкой рябью и пропал, точно его никогда и не было.
      Это был шанс, упустить который было нельзя. И Малк не сплоховал. Мгновенно ускорившись и отклонив вялую контратаку террориста, он развернулся и буквально вколотил нож в грудь врага. Тот рухнул, как подкошенный. И судя по застывшему на его лице неверию, такого конца своей жизни он точно не ожидал...
      - Малк, ты цел? - рядом с тяжело дышащим парнем точно по волшебству появилась Хелавия.
      Губы девушки заметно прыгали, она старательно избегала взглядов в сторону ещё содрогающегося в смертных судорогах лоялиста, однако в голосе звучало искреннее беспокойство за парня.
      - Цел, цел...- ответил Малк, обнимая девушку. - И спасибо за Стрелу... Её ведь ты бросила, не Толфан, да?
      Дождавшись кивка, он ещё крепче прижал к себе подругу и нежно поцеловал в висок. Каких-то ещё слов не требовалось: если бы Хелавия не забрала у толстяка один из цилиндров с заклинанием, а потом не рискнула выпустить его по врагу, на полу сейчас лежал бы Малк, а не террорист.
      В памяти вдруг всплыло начало драки, и он, осторожно отстранив девушку, шагнул к телу убийцы.
      - Буду считать это трофеем, тварь! - прорычал Малк, выдёргивая из ослабевших пальцев явно зачарованный клинок и пряча его в пустые ножны у себя на поясе.
      Жизнь показывает, что поездка в культурную столицу далеко не столь безопасное дело, как думалось раньше. И хорошее оружие ему точно не помешает...
      Тем временем из-за стола, наконец, выбрался Толфан и встал рядом, заслужив одобрительный кивок Малка. Толстяк, хотя и был трусоват, но в нужный момент не подкачал. И то, как он теперь агрессивно посматривал по сторонам, сжимая в руках сразу два контейнера с заклятьями, совсем не вызывало усмешки.
      - Чего, всё что ли? - воинственно спросил толстяк.
      - Надеюсь... - выдохнул Малк.
      Его вдруг начала бить дрожь, подавить которую никак не получалось. А ещё внутри вдруг зародилось острое желание поговорить по душам с проклятым Святыми карликом. Тем самым карликом, который взял и подставил их всех под удар лоялистов... Вот только почему-то найти коротышку никак не получалось.
      - Кстати, я не понял, а зачем ты кувшин-то разбил? - внезапно спросил Толфан, ткнув Малка локтем под рёбра. - Если не это, может и обошлось бы...
      И этот вопрос толстяка едва ли не заставил Малка остолбенеть. Он сбросил посуду?! Он?! К охватившей его дрожи добавился легион ледяных мурашек, промаршировавших по спине. Появилось ощущение, что находишься в дурном сне, где воспоминания о реальности так тесно переплетаются с фантазиями, что в какой-то момент грань между ними стирается и разум тонет в безумной фантасмагории образов.
      Наверное, несмотря на царящий вокруг разгром, он всё же попробовал бы выяснить у Толфана, что тот имел ввиду, но тут в вагон-ресторан ворвались вооружённые солдаты. Злые донельзя вояки взяли всех под прицел, а требовательный голос из-за и спин властно потребовал от выживших снять активную защиту, сложить оружие и поднять руки вверх.
      Эпопея с нападением в поезде получала непредвиденное продолжение...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Глава третья, в которой награда находит своего героя

      В кабинете капитана третьего жандармского корпуса, в чью зону ответственности входил Андалор и его окрестности, и куда уже в четвёртый раз за три дня привели для допроса Малка, было душно, жарко и отвратительно воняло бумажной пылью. Йоррох знает, как здесь мог находиться хозяин помещения - может привык или знал какое особо секретное чиновничье заклинание - для Малка каждый визит становился подобен пытке. Даже в камере предварительного задержания, куда его доставили сразу после прибытия поезда в культурную столицу, было лучше, чем здесь. Там хотя бы не приходилось часами ёрзать на стуле, ожидая пока капитан Тырхат не соблаговолит оторваться от своих бумаг и не начнёт разговор.
      Правда, сегодня было не так скучно - Малк ухитрился найти себе "развлечение". В комнату залетела удивительно крупная муха, которая принялась кружиться над горшком с росянкой - явной любимицей капитана. Она то подлетала ближе, так и норовя опуститься прямо на листья, то в панике улетала прочь. Жужжащую тварь словно что-то влекло и в тоже время отталкивало от хищного растения. Наблюдать за ней, гадая о том выборе, что она в конце концов сделает, было довольно интересно... До того самого мига, пока один из "цветков" внезапно не выстрелил в сторону мухи раззявленной "пастью" и успешно её не заглотил.
      И Малк ощутил себя в этот самый миг точно такой же мухой.
      - Так, парень. Давай повторим... - внезапно нарушил тишину капитан, отодвигая в сторону все прочие документы и оставляя перед собой лишь папку с делом о кровопролитии на колхаунской железной дороге. - Ты с друзьями сел в поезд, чтобы... - неприятным голосом забубнил жандарм, но был прерван Малком.
      - Да сколько можно-то, а?! Четвёртый допрос уже! Всё из меня выжали, всё до капли, а вы не унимаетесь!!! - взорвался он. - Есть убийцы и террористы, есть люди, которые помогли их остановить. Какие здесь могут быть неясности, из-за которых меня третий день здесь держат?!
      Хозяин кабинета, ничуть не изменившись в лице и никак не показав, что недоволен реакцией задержанного, неторопливо оторвал взгляд от бумаг и внимательно посмотрел на Малка.
      - Юноша, вы спрашиваете сколько можно? Серьёзно? После все той ерунды, что вывалили на меня на допросах?! - Он выпустил документ из рук и откинулся на спинку кресла. - А давайте я расскажу ту версию событий, которая видится мне гораздо более реалистичной, чем ваша? - Проникновенно сказал капитан Тырхат, презрительно ткнув пальцем в материалы дела. - Итак, в Колхауне в поезд садится весьма важный в политическом плане человек... Сын колхаунского Наместника, если быть совсем уж точным... Минимум охраны, ставка делается на конспирацию. Однако где-то происходит утечка, и о родственнике Наместника узнают лоялисты... Кто это такие по газетам знаешь...
      Капитан как-то незаметно перешёл на ты. Затем вдруг замолчал и, достав из ящика стола курительные палочки и зажигалку, с наслаждением затянулся.
      - Так вот, лоялисты мимо такого подарка Святых пройти не могут и начинают готовить покушение. Причём не просто тупой подрыв бомбы, а нечто более масштабное, с привлечением демонических союзников. - Жандарм выпустил в потолок струю дыма и усмехнулся Малку. - Да-да, защитный контур бронепоезда, позволивший демону незамеченным забраться на крышу, повредили именно они... Наши специалисты установили это совершенно точно. Чего они не поняли, так это почему рогатый гость из Нижних миров вдруг перестал слушаться своих союзников и пошёл вразнос. Тварь хоть и была тупа как пробка, но крышу ломать и прочие непотребства вытворять - это уже перебор даже для неё! - Капитан энергично поскрёб пальцами гладко выбритый подбородок и словно бы невзначай спросил: - Ты случайно не знаешь в чём причина? Нет?
      Малк, уже примерно представляющий куда ведёт его собеседник, мрачно помотал головой.
      - Ну ладно... Вернёмся к нашим лоялистам, - покладисто сказал капитан Тырхат и продолжил: - Демон погибает, однако это наших убийц не останавливает, и они продолжают операцию ... Впрочем, я бы на их месте поступил точно также. Оружие есть, люди подготовлены, а то, что вместо двух Адептов в охране оказались один Адепт и Бакалавр, это не более чем невезение... Проблема в другом - в гибели последних выживших террористов от руки едва ли не подростка. Который влезает куда не надо, а потом бах, бах, и нам некого допрашивать... Как-то это слишком всё удачно для организации лоялистов складывается, ты не находишь?
      - Не нахожу. Если бы нас кто-то спросил, то мы с друзьями от такой "удачи" с радостью бы отказались! - жёстко ответил Малк, играя желваками.
      Капитан на это лишь коротко и зло хохотнул.
      - Отказались они... Демон к ним в купе лезет, лоялисты рядом побоище устраивают... И всё это чистой воды совпадение! - Тырхат в очередной раз глубоко затянулся курительной палочкой. - Не знаю, как-то на мой вкус странные нынче "покорители столиц" пошли. Чересчур подозрительные.
      - То есть вы считаете, что мы с террористами заодно?! - не выдержал Малк, страшно при этом побледнев.
      - Пока не решил. Но подозрения имеются... - кивнул жандарм. - Сам посуди, чем вы не группа зачистки? И ведь как со своей задачей справились...
      Малк, до последнего момента считавший, что его заключение под стражу не более чем стандартная процедура, и заботившийся лишь о уже стартовавших вступительных испытаниях в Школу Трёх Святых, вдруг ощутил, словно под ногами раскрывается бездна. Неожиданно всё его будущее оказалось в руках сидящего перед ним человека. Человека, в воле которого было не то что перечеркнуть мечты Малка, а вовсе посадить его в тюрьму.
      - Погодите, ну что за вздор!!! Какая мы группа зачистки, какие сообщники лоялистов?! - завопил он в панике. - Мы в Школу магии едем поступать!
      Капитан внезапно с силой шарахнул ладонью по столу, заставив Малка едва ли не подпрыгнуть на месте.
      - А ну тихо!!! - Прорычал жандарм, разом сбросив тот налёт вежливости, что он демонстрировал Малку до этого. - А кто вы есть?! Может быть герои?! Может быть вас вообще наградить, а?! - Тырхат медленно вздохнул, успокаиваясь, и уже без крика сказал: - Особенно ты у нас герой! С одной отметкой о неблагонадёжности и порочащими связями... Думал поленюсь в архив человека послать? Ошибаешься. Я как одну чёрную звезду у тебя в паспорте увидел, так сразу запрос и отправил. Сегодня вот ответ пришёл...
      Малк опустил голову и уставился в пол. Дальше можно было не слушать. Наставник, научивший простого интернатовского пацана почти всему, что он знает и умеет, в то же время изрядно запятнал его биографию. Участие в заговоре против Регентов, попытка восстановления монархии, вооружённый мятеж, использование запрещённых заклятий, побег из-под следствия - слишком много всего натворил Реслан Ском, чтобы добравшиеся до него наконец власти оставили без внимания даже его родственников и учеников.
      - Хотя знаешь, зря я тебя лоялистом назвал. Тут я погорячился, спору нет, - продолжал рассуждать капитан. - Настоящий монархист с любителями демонов на одну лавку не сядет, какое уж тут сотрудничество... Впору говорить о прямой конкуренции... Что, впрочем, не лучше. Для тебя не лучше! - Он вдруг навалился грудью на стол и доверительно спросил: - Не пойму, как же тебя так угораздило вляпаться с отметкой-то? У твоего жирного приятеля и девочки-красавицы всё чисто. Йоррох хвостов не найдёт! А ты вдруг так выделяешься?
      Услышанное заставило Малка вздрогнуть и удивлённо уставиться на капитана. О том, что отец Толфана собирался купить сыну "чистую" биографию, он знал, но вот о том, что Хелавия могла похвастаться тем же самым, слышал впервые. Впрочем, не у жандарма же его о том спрашивать, и Малк снова опустил голову.
      - Молчишь? Ну молчи... - поощрительно кивнул Тырхат. - А я тогда пока кое-какие бумаги подготовлю...
      Повисшая пауза была настолько выразительной, что даже дурак догадался бы - всё это явно было неспроста.
      - Ладно, я всё понял. Не надо больше этих измышлений и хождений вокруг да около, - устало сказал Малк. - Говорите прямо, какие документы я должен подписать и от чего отказаться, чтобы вы отпустили меня и моих друзей.
      Тырхата услышанное тут же заставило расплыться в улыбке.
      - Вот! Совсем другой разговор! Я сразу понял, что вы весьма смышлёный юноша. Люблю таких! - Он в деланном восхищении закатил к потолку глаза, однако через мгновение снова уставился на Малка. Но уже без капли теплоты, волчьим голодным взглядом. - Бери лист и переписывай свои показания. Особо остановись на том, как сидел в вагоне-ресторане, дрожал как зайчик и даже помыслить не смел о каком-то геройстве. И не забудь отметить подвиг солдат, служащих в Колхаунской железнодорожной компании. Которые в рукопашной схватке на твоих глазах расправились с террористами.
      - Но... - начал было Малк, однако был тотчас прерван повелительным жестом капитана.
      - Пиши! Твои приятели ещё в первый день нужные бумаги подмахнули и по своим делам отправились... И ты бы с ними ушёл, если бы не отметка эта твоя йоррохова. - Тут, словно спохватившись, Тырхат полез в ящик стола и достал оттуда уже заполненный бланк. - А потом вот это подпишешь...
      - Что это? - подозрительно спросил Малк.
      - Разрешение на применение на тебе ментального заклинания второго ранга, - равнодушно дёрнул щекой капитан, словно речь сейчас шла не о чтении разума, а о чём-то скучном и малозначительном. - Хочу убедиться, что ты действительно никак не связан с террористами... Но ты можешь отказаться! Настаивать не буду... Правда тогда раньше положенных по закону двух седмиц из камеры не выпущу. Выбирать тебе!
      - Погодите, какие две седмицы?! У меня вступительные испытания! Я уже через банк Школе даже залог внёс... Мне больше нельзя в камеру! - откровенно запаниковал Малк, оказавшийся совершенно не готовым к столкновению с незнакомой ему реальностью современного Борея.
      - Тем более подписывай, - сочувственно закивал жандарм, после чего с деланным участием вдруг посоветовал: - И это... парень... когда будешь подвиги своих спасителей расписывать, про карлика или как там его ни слова. Ладно если бы ещё кто другой его видел, но ты единственный свидетель. А раз так, то и нечего марать бумагу своими фантазиями. У тебя на почве переживаний галлюцинации начались, а людям потом расследование проводить. Не надо так.
      - Да какие там галлюцинации, господин капитан?! - Едва ли не вскричал Малк. Мало того, что у него отняли победу и вынуждали участвовать в самом настоящем фарсе, так ещё и едва ли не в сумасшествии обвинили. Разве можно с таким смириться?! - Я же...
      Вот только его возражения мало кого интересовало. Получив все нужные подписи и никак не реагируя на слова Малка, Тырхат освободил поверхность стола от бумаг и взгромоздил на неё пускающий радужные блики стеклянный параллелепипед. Внутренности аппарата заполняли бесчисленные вращающиеся шестерёнки, двигающиеся рычаги и перемещающиеся по сложным траекториям магические кристаллы, в самом же центре на "крышке" короба алели два отпечатка ладоней.
      - Ну что, начнём? - мерзко улыбнувшись спросил капитан и прикурил от пальца ещё одну курительную палочку.
      Жандарм был в прекрасном настроении и не стеснялся показывать этого своему "гостю".
      Сволочь! Чтоб его Святые проказой наградили!! Малка внутри всего аж трясло, и он едва сдерживался, чтобы не выплеснуть переполнявшую его злость на обидчика. Ему так и виделось, как он бросается на капитана с кулаками, как сбивает с его рожи эту гадкую ухмылку, как заставляет забрать обратно все сказанные ранее слова... Но, это йоррохово но! Даже если забыть про разницу в боевом опыте и способностях - медаль от Совета на кителе Тырхата была отнюдь не за выслугу лет, а уж знание магии точно вряд ли ограничивалось безобидными фокусами - Малк всё равно не был достойным противником капитану. Потому как тот олицетворял собой власть Регентов, и не Малку было тягаться с выглядывающей из-за его спины тенью государственной машины Борея.
      Интернатовский мальчишка без поддержки влиятельного Семейства или Рода против всего жандармского корпуса?! Да это даже звучит смешно...
      Мда, вкус у первой настоящей победы в жизни Малка оказался удивительно тошнотворным. Возникло даже подозрение, что где-то здесь рядом крутится проклятый Святыми карлик. Тот самый, которого нет и быть не может, но который из кожи вон лез, чтобы навредить одному конкретному колхаунцу.
      Малк не удержался и быстро глянул по сторонам, но ни следа коротышки не увидел. Может и вправду разум его помрачился, и он всё себе придумал?
      - Мне долго ждать?! - злобный рык капитана прервал затянувшиеся размышления Малка.
      Он вздрогнул и быстро положил раскрытые ладони на отведённые для них места в магическом агрегате. Да, тянуть и вправду больше не стоило. Раз уж жизнь окунула тебя в навоз, следует постараться хотя бы не слишком сильно в нём барахтаться - меньше наглотаешься дряни.
      И на этой мысли сознание Малка затянуло в голодную темноту заклятья...
      Что такое ментальная магия вообще и как будет проходить чтение его памяти Малк не имел ни малейшего представления. Подобного рода знания всегда хранились за девятью печатями и контролировались государством. А уж воздействия уровня Бакалавра и вовсе не относились к тем разделам, о которых парень вроде Малка мог прочитать в публичной библиотеке.
      Вот и получалось, что максимум, на что была способна его фантазия, это нарисовать картинку того, как его принудительно вводят в магический транс и задают хитрые вопросы. Однако всё было гораздо сложнее, страшнее и... непонятнее.
      Мгновения темноты, затопившей разум Малка сразу после активации колдовского механизма, быстро сменились чередой ярких болезненных вспышек. Которые, впрочем, закончились столь же стремительно, как и начались. И после короткой адаптации к ставшему вновь стабильным миру Малк осознал себя парящим в центре гигантской полупрозрачной сферы, разделённой на четыре равновеликих сегмента. Красного, голубого, жёлтого и белого цветов.
      Причём сфера эта не пустовала и была заполнена самыми разнообразными объектами. Зеркалами всевозможных форм и размеров, странного вида механизмами, какими-то кусками металла, загадочного вида инструментами, обрывками непонятно для чего предназначенных инструкций: а порой и вовсе словно бы склеенными гроздьями капель жидкого серебра. Всё это медленно кружилось вокруг Малка, создавая ощущение то ли гигантской свалки, попавшей под заклятье безумного Архимага, то ли горячечного бреда помешанного на железяках механика. Изредка, правда, то от одного скопления странных предметов, то от другого в него выстреливали разряды молний, однако были они какие-то не настоящие. Не вызывали ни судорог, ни приступов боли - считать лёгкое пощипывание по всему телу чем-то достойным внимания Малк попросту отказывался. На фоне тех пыток - иного слова у него нет, - через которые ему приходится проходить во время тренировки унаследованной от Наставника техники Власти, он мог вынести и гораздо более серьёзные воздействия.
      В общем проверка памяти, которая - чего уж скрывать - его немного пугала, на деле оказалась чем-то непонятным и откровенно бессмысленным. А ведь перед тем как положить ладони на устройство, Малк старательно загонял на задворки сознания желание "прикрыть" всеми доступными ему силами кое-какие фрагменты своего прошлого, которые не стоило показывать другим и уж тем более представителям власти. И от чего тут защищаться? От едва ли не "ласковых" поглаживаний чужой магии? От пролетевшего мимо него секунду назад сломанного парового котла? Или может от треснувшей шестерёнки, развалившейся на части под одним его взглядом? С чем бороться, флур побери?!
      Ощущая себя клоуном в дешёвой постановке, Малк впервые за всё время нахождения в сфере попробовал двинуться с места. Дёрнулся телом раз, другой, третий, а потом вдруг просто как-то очень естественно поплыл в воздухе... Чтобы через считанные удары сердца едва ли не врезаться в ближайшее ростовое зеркало - единственный островок спокойствия в окружающем бедламе. Оно неподвижно висело между работающими частями какого-то механизма и закрученными винтом остатками чего-то вроде паровой трубы, и остальные никак его не задевали.
      Смог остановиться, замер на расстоянии вытянутой руки, заглянул в его мутную поверхность и... и ничего необычного не произошло. Не ударили со всех сторон молнии, не раздался демонический глас, а сознание Малка никто не вывернул наизнанку. Он просто увидел собственное отражение. И ничего более.
      Зеркальная копия демонстрировала точно такое же обалделое выражение на лице, как и у оригинала, морщила лоб, чесала в затылке и судя по движениям губ шептала точно такие же ругательства. Всё как и должно быть в обычном зеркале.
      Но ведь оно не было обычным, прокляни вас Святые!!!
      У Малка возникло острое желание чего-нибудь здесь разбить, сломать или расколотить. Сделать хоть что-то, что позволит ему выплеснуть накопившееся в душе раздражение. И будь он уверен в том, что любое его буйство никак не навредит ему лично, сдерживаться он бы точно не стал.
      Но увы, уверенности в своей безопасности не было и приходилось терпеть.
      Малк ещё немного повертелся перед зеркалом и уже собрался было вернуться на прежнее место, чтобы там дождаться окончания процедуры "чтения памяти", как взгляд зацепился за тёмное пятно на границе белого и голубого сегментов пленившей его сферы. Причём пока Малк на него смотрел, пятно приобрело правильные очертания, и стало похоже на фигуру человека. Человека, который приник к поверхности узилища Малка с внешней стороны, стремясь если не прорваться через границу, то хотя бы заглянуть внутрь.
      Сердце предательски кольнуло. И Малк впервые ощутил что-то похожее на испуг. Потому как он находился в том самом месте, где никого любопытствующего просто не могло быть. В принципе!
      Будь у него такая возможность, и он немедленно постарался бы убраться ото всех этих непоняток как можно дальше, однако возможности не было. И потому собрав волю в кулак, Малк решительно направился к безымянному наблюдателю. Если уж кто-то так хочет на него посмотреть, то Малк просто обязан увидеть лицо этого кого-то. Просто чтобы знать на будущее и держаться подальше. На всякий случай...
      На то, чтобы достичь границ сферы понадобились считанные мгновения. После чего Малк внезапно увидел, что изнутри поверхность его то ли тюрьмы, то ли испытательного полигона покрывает серый налёт. Не холодный и ничуть не похожий на изморозь, но тающий от дыхания и тепла ладоней. Понадобилось несколько энергичных взмахов рукавом, чтобы очистить участок в районе лица неизвестного и... наткнуться на акулью усмешку карлика.
      Твою мать!!! Малк сам не понял, как отлетел на несколько саженей от границы сферы. Девять болячек мне на задницу!!! Этот гадёныш что здесь делает?!
      Карлик улыбнулся ещё шире - хотя куда уж большей?! - и что-то сказал в ответ. Что именно, Малк не услышал - до него не донеслось ни звука. Однако кое-какие слова по движениям губ прочитать получилось. Оборванный кусок последней фразы, что-то вроде "приветствует тебя", был вполне узнаваем.
      - И тебе не кашлять, сын Йорроха! - пробормотал в ответ Малк и смахнул выступившую на лбу испарину. - Свалил бы ты отсюда, а?
      Но карлик уходить никуда не собирался. Наоборот, появилось ощущение, что завладев вниманием Малка, он стал словно бы приобретать некую плотность и тяжеловесность. Как если бы сначала он был здесь не целиком, а в виде слабенькой проекции, отражения своего истинного Я, а теперь принялся перебраться целиком. Во всей полноте своей мощи.
      Сама фигура карлика при том оставалась неизменной, но на неё словно бы набегала плотная чёрная тень. Разрастающаяся вверх и вширь, приобретающая поистине циклопические размеры и совсем не человекообразную форму. И чем сильнее ощущалось присутствие йоррохова урода, тем громче в голове Малка завывали сирены тревоги - добром происходящее кончиться попросту не могло.
      Внезапно раздавшийся громоподобный треск и пробежавшая по границе голубого и белого секторов сферы трещина подтвердили страхи Малка...
      Миг, когда мир вокруг снова закрутился цветным калейдоскопом, а Малка потянуло куда-то вовне, прочь из сферы и рвущегося в неё демонического урода, он пропустил. И потому не успел никак к этому подготовиться. Если вообще можно подготовиться к безумной круговерти из цветных пятен, неравномерный рывков и переворотов, сильнейших перегрузок и непонятно откуда звучащего в ушах воя.
      Так что нет ничего удивительного в том, что когда он вновь ощутил себя в своём теле сидящим перед йорроховым ящиком магического чтеца памяти, Малк качнулся вперёд и опорожнил содержимое желудка прямо на стол капитана Тырхата.
      "Мне крышка!" - молнией пронеслась испуганная мысль.
      Малк, вытер рот тыльной стороной ладони, опасливо посмотрел на хозяина кабинета, мысленно перебирая возможные извинения, и... исторг всё то, что осталось после первого раза.
      Вот теперь точно всё! Такое неуважение капитан ему точно не простит. Малка уже даже подсознательно приготовился к яростному крику и побоям, но... Йоррох побери, ничего так и не произошло. В кабинете царила звенящая тишина, и бледный, едва ли не трясущийся от страха Тырхат, выглядел совсем не тем человеком, которому было дело до испорченного стола.
      В гости к хозяину кабинета заглянул ещё один посетитель, точнее посетительница, и этот визит кажется был не из тех, что приносят радость не только обнаглевшим от безнаказанности жандармам, а вообще свободным людям.
      - Капитан Тырхат, я смотрю с каждым днём вы всё глубже и глубже падаете в пучину своеволия, жестокости и беззакония. На прошлой седмице обижали милую голубоглазую девушку... кажется даже несколько раз ударили её шоковой плетью... сегодня взялись за этого симпатичного юношу. - Говорившая стояла за спиной Малка, так что видеть её он не видел, но этого и не требовалось. В звучании её речи было что-то такое дикое, необузданное, пробирающее до костей, что у него аж дыбом встали все волоски на коже. - А завтра, что будет завтра? Вздумаете допрашивать меня?
      Вопросы требовали ответа. И от чего-то весь побагровевший капитан, рывком расстегнув пуговицу на воротнике, принялся оправдываться севшим голосом.
      - Госпожа Леара, этот "симпатичный юноша" имеет одну чёрную звезду в паспорте и проходит по делу о терроризме. К тому же за него никто не брался. Он проходит добровольную процедуру чтения памяти, которую вы, к слову, прервали! - Начав говорить, капитан словно откуда-то набрался смелости. И дальше продолжал уже всё более и более напористо. - А упомянутая вами "девица" обвиняется в кровавых жертвоприношениях во славу Йорроха. Так что попрошу...
      - Капитан, не зли меня! Иначе у меня может возникнуть желание заглянуть внутрь "чтеца" и посмотреть насколько сильно ты подкрутил управляющие винты и где теперь стоят ограничители. А потом и вовсе захочу по-настоящему вникнуть в те бумажки, что ты совсем скоро попытаешься выдать за расследования покушения на убийство сына Наместника Колхауна. - Неизвестная Малку госпожа Леара говорила спокойно, не повышая голоса, но казавшийся раньше всемогущим Тырхат снова сник и кажется даже стал выглядеть меньше. - Так что освобождай кабинет и дай мне поговорить с этим юношей наедине...
      Она даже договорить толком не успела, как жандарм уже развил активную деятельность. Без напоминаний, искрящейся от магии щёткой он привёл в порядок стол, побрызгал из похожего на маленькую трубу с пистолетной рукоятью агрегата побрызгал цветочной водой и, крепко прижав к груди "чтеца", действительно покинул комнату. Причём едва ли не с облегчением на лице.
      - Мерзавец, но какой полезный мерзавец... Столько дел раскрыл, столько негодяев поймал... Ещё бы не гонялся так за премиями за поимку особо опасных преступников - цены бы не было! Ну да кто не без скелета в шкафу, да... Малк? - Обратилась к Малку заговорщицким шёпотом госпожа Леара, когда за спиной сбежавшего Тырхата ещё даже не успела хлопнуть дверь.
      Сама она при этом с какой-то фантастической грацией и женственностью обогнула стол и заняла место капитана.
      Только теперь Малк смог увидеть свою защитницу. И выглядела она настолько эффектно - других слов подобрать у простого колхаунского паренька не получалось - что от одно взгляда в её сторону в голове путались мысли, быстрее стучало сердце, а внутри разливалось такое томление, какого Малк не переживал в период взросления.
      Йоррох побери!!! Да с каждым мгновением становилось всё хуже и хуже. Он осознавал, что постепенно для него вообще перестаёт существовать что-либо кроме завораживающих глаз Леары, её идеальных черт лица, изгиба бровей, аристократической осанки, аромата кожи, волос, белизны плечей, подчёркнутых формой и цветом платья... Проклятье, да Малк попросту растворялся в мыслях о сидящей перед ним даме, терял себя в тех глубинных инстинктах, что одновременно и сводили с ума от страсти, от желания обладать и вынуждали сидеть, дыша через раз, предчувствуя какую-то немыслимую опасность...
      Малк сам не понял, как начал последовательно исполнять все шаги техники "Дождь боли". И сразу же ощутил облегчение. Вернулась ясность мыслей, плотские желания перестали быть столь нестерпимыми, а сердце больше не норовило выпрыгнуть из груди. Что-то конечно ещё осталось, но с этим уже можно было справляться.
      - Неплохо, - улыбнулась госпожа Леара, которая как оказалось прекрасно знала о том влиянии, что оказывает на мужчин. И потому с интересом энтомолога изучала реакции Малка. - Очень неплохо даже по меркам выходцев из хороших Семейств.
      Не то, чтобы Малк сразу же купился на сказанное, но похвала была приятна. Он осторожно кивнул и, помедлив, спросил:
      - Госпожа, вы тоже сейчас начнёте сначала обвинять меня во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, а потом заставите подписать какие-нибудь бумаги, в которых я от чего-нибудь откажусь?
      Малк боялся, что столь могущественную даму - а в том, что сидящая передним леди, одним своим видом едва не превратившая его в безмозглое животное, могущественна, он не сомневался - эти слова разозлят, но она лишь рассмеялась. И тотчас рассеялись последние крохи давления на разум.
      - Мне обвинять и чего-то требовать от тебя, Малк, не требуется. Это капитану Тырхату кровь из носа, но нужно было подготовить бумагу, что это именно его ведомство справилось с лоялистами. Я в такие игры не играю и за наградами не гонюсь, - сообщила госпожа Леара, поставив локти на стол и положив подбородок на переплетённые пальцы. - Я просто захотела посмотреть на едва ли не ребёнка, который смог отправить к демонам сразу нескольких боевиков. Пусть довольно жалких и никчёмных, но всё же... всё же... Интригует!
      - Ну и что увидели? - спросил Малк, помрачнев.
      - Везунчика, - ответила госпожа Леара, сверкнув зубами. - Низший демон до тебя не добрался, лоялисты-террористы не пристрелили, старый, на ладан дышащий "чтец", хоть и вразнос пошёл, а мозги тебе вскипятить не успел... Любят тебя Святые!
      Будь на месте Малка Толфан, и он обязательно воспользовался бы оговоркой дамы и попытался добиться какой-нибудь компенсации за "потерянное здоровье". Однако Малк был другим. И всё, чего ему хотелось, это убраться подальше.
      - Любили бы, и три дня в кутузке бы не ночевал! - буркнул он мрачно. - Как я теперь на вступительные испытания попаду...
      Наверное, подсознательно он рассчитывал на сочувствие, но госпожа Леара щадить его чувства не собиралась.
      - Да никак. Они уже закончились. Набор новых студентов на этот раз был небольшой, и маги-экзаменаторы справились быстро, - сообщила дама равнодушно. - И да, если послушаешь меня, сэкономишь много времени. Аванс тебе тоже никто не вернёт... Забудь!
      - А может мне ещё тогда о чём-нибудь стоит забыть? - спросил Малк зло. И это был лишь самый краешек тех чувств, что медленно поднимались в его сердце. Истинные масштабы случившейся катастрофы он ещё не осознал, и потому ещё мог язвить и хамить.
      - Разумеется. Например, о том, чтобы получить компенсацию с жандармерии, правления железной дороги или родственников убитых тобой лоялистов. Насчёт последних предупреждаю особо - ты ещё не понимаешь сколь велико то осиное гнездо, что ты пнул. И лишний раз напоминать о себе не надо, - уже почти нормальным голосом сказала госпожа Леара.
      - "Гнездо", как вы знаете, я не один пинал... - пробормотал Малк, но был решительно прерван:
      - А вот тут ошибаешься. Твои друзья оказались столь любезны, что в первых версиях своих показаний именно тебя выставляли "героем"-спасителем. И несмотря на старания капитана Тырхата, замять это не удастся. К сожалению...
      - К сожалению? - переспросил Малк, чем заметно разочаровал госпожу Леару.
      - А что, ты решил, история закончилась? Малыш, самое интересное только начинается, - обворожительно усмехнулась она. - Родственники есть даже у самых распоследних террористов-лоялистов, и далеко не все готовы смириться с гибелью их сородича. А там уже и до кровной мести недалеко... - Госпожа Леара внезапно решила сменить тему и заговорила совсем о другом. - Впрочем, так далеко вперёд смотреть рановато. Пока надо решать то, что по силам. Например... помочь тебе поступить в Школу.
      И сунула в руки Малку написанное на гербовой бумаге приглашение в Андалорское общество магов.
      - Но это же не... - начал было он растерянно, однако был прерван.
      - Школа? Да, не спорю. Но худо-бедно дар развить помогут, Тайное искусство дадут, простейшим заклинаниям научат... Но самое главное! Самое! Они берут даже с крупицами таланта как у тебя, и это... Это максимум того, что парень вроде тебя может получить в данной ситуации, - сказала госпожа Леара и ещё более резко спросила: - Ну так что, согласен?
      - А у меня есть выбор? - угрюмо ответил Малк, помедлил, но удержаться от проявления эмоции не смог. И язвительно добавил: - Где подписывать?


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Funsworth

  • Подпрапорщик
  • *

+Info

  • Репутация: 67
  • Сообщений: 89
  • Activity:
    2%
  • Благодарностей: +311
  • Пол: Мужской
  • Аки голубь, мне на все наср...
Автор в блоге писал что это селишь тизеры. Больше будет только когда он напишет пол книги :'( . Цитата: "Просто чтобы не уподобляться колегам которые выкладывают платные главы раз в сто лет"


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн MuadDib

  • Ефрейтор
  • *

+Info

  • Репутация: 2
  • Сообщений: 17
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +8
  • Пол: Мужской
Даже смешно слышать про "раз в сто лет" от Зыкова. Он наверное один из наиболее медленно пишущих авторов, которых я знаю.
Так что в его случае "уподобляться" это не опасение, а скорее неизбежность  :)



Оффлайн archie78

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 33
  • Сообщений: 138
  • Activity:
    1%
  • Благодарностей: +48
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Даже смешно слышать про "раз в сто лет" от Зыкова.

Сдается мне, это была самоирония  ;D


Золотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

  Глава четвёртая, в которой герой сначала злится, потом немного завидует, а под конец кажется сходит с ума
 
  Дом на улице Святых Защитников, куда Малка привёз любезно предоставленный жандармерией экипаж и где со слов стражей порядка сняли квартиру его друзья, ему не понравился сразу. Двухэтажный, отделанный мрамором, с белоснежными и почти не потрескавшимися колоннами у входа, новенькими ставнями на окнах и, Йоррох подери, даже магическим светильником над дверью - он совсем не выглядел местом, которое по карману бедным студентам. Нет, когда он услышал адрес, то уже начал догадываться, что всё плохо - бедняки на столь претенциозно названных улицах точно не жили, - но не настолько же!
  Проклятье, о чём они думали?! Не у всех есть родители, готовые поддержать своих отпрысков звонкими драхмами! Ведь договаривались же...
  И без того разозлённый всеми произошедшими с ним за последние дни событиями, порог дома Малк переступил мрачный как туча. Машинально изобразил поклон лику Архонта на стене, прошёл по хорошо освещённому коридору мимо ряда однотипных дверей и решительно постучал в самую дальнюю, на которой красовался номер четыре. Внутри всё кипело. Он уже был готов сходу выплеснуть на друзей всю накопившуюся злость, но... но дверь открылась, и через секунду у него на шее повисла визжащая от радости Хелавия.
  - Малк!!! Наконец-то!!! - завопила она, после чего впилась в его губы поцелуем.
  И распирающее Малка бешенство как-то само собой отступило на задний план. Выронив на пол заметно пострадавший после знакомства с жандармами деревянный чемодан, он неловко облапил подругу и ответил на поцелуй.
  - Привет жертвам произвола и беззакония!! - нарушил романтику момента голос Толфана, а его толстая, но крепкая рука втянула влюблённых внутрь комнаты. - Как ты, жив? Здоров? Не похудел?!
  Хлопнула, закрываясь, дверь. Хелавия наконец оторвалась от Малка, отступила на шаг и принялась с беспокойством изучать его взглядом. Лишь убедившись в том, что он в порядке, заметно расслабилась и улыбнулась.
  - Садись и рассказывай! - сказала с чувством, от которого тиски раздражения на сердце Малка окончательно разжались.
  - Да чего там рассказывать, - пробормотал он, скидывая ботинки и проходя к находящемуся прямо перед дверью столу. - Та история с наставником опять всплыла, вот меня и мурыжили. Пустое беспокойство, не более того...
  - Пустое, не пустое, а на испытания ты опоздал, и в этом году в Школу Трёх Святых уже точно не попадёшь. Про награду за наши подвиги в поезде и вовсе не спрашиваю. Тут всё понятно, на неё и без нас желающих полно, - встрял толстяк, усаживаясь перед Малком и наливая ему травяной отвар из кувшина на столе. Затем участливо спросил: - Новую отметку хотя бы не отхватил?
  - Не отхватил... - помотал головой Малк, вновь мрачнея. Любое напоминание об упущенной возможности попасть в нормальную Школу и потерянных деньгах всё ещё было довольно болезненным. О том, что всё могло сложиться ещё хуже, он предпочитал не думать.
  - Ну тогда чего киснешь?! Пока тебя не занесли в чёрные списки, шанс нормально устроиться в этой жизни будет всегда! - разулыбался Толфан, хлопнув Малка по плечу. - Ну же, перед тобой весь мир, брат! Хочешь, жди год и поступай в Трёх Святых, хочешь, пытай счастья в другой Школе, а хочешь, устраивайся на работу и проси там рекомендацию в лучшее реальное училище города... Поверь, потом ещё спасибо этим жандармам скажешь, что жизнь твою так изменили!
  Малк дёрнул уголком рта, но отвечать ничего не стал. Особенно про реальное училище. Если кому на руку была его неудача, так это Хелавии. Она так желала наставить Малка на "правильный" жизненный путь, что для давления на него не стеснялась использовать даже нынешнюю ситуацию. Толфана и того привлекла в качестве союзника... И эта новая практичная Хелавия Малку что-то не слишком нравилась.
  - Ладно я, у вас как дела? Поступили? - Потеряв прежний запал, он совершенно не хотел скандалить. И постарался сменить тему.
  - Обижаешь... Как такой красавчик вроде меня может не поступить? - откинувшись на спинку стула и гулко похлопав себя по животу, самодовольно сообщил Толфан. - Не скажу, что был лучше всех, но...
  Договорить ему не дала Хелавия. Пусть едва заметно, но всё же неприятно улыбнувшись, она сообщила:
  - Он еле-еле прошёл во внешние ученики. В этом году был неожиданно большой наплыв поступающих и критерии отбора ужесточили... Кандидатов со слабым Даром заворачивали у входа!
  Последнюю фразу она выделила особо, заставив Малка недовольно скривиться.
  - Последнее могла бы не говорить, сам догадался, - сказал он, постепенно привыкая к мысли, что его золотая мечта выпорхнула из его рук и умчалась вдаль. - У тебя как дела?
  - Да лучше всех! - вместо Хелавии воскликнул немного недовольный Толфан, которого лишили возможности похвастать. - У неё самые высокие оценки среди всех, кто проходил испытания в этом году. Про уровень Дара вообще молчу. Сфера Ка ещё гудела, а из-за Хелавии Магистры уже едва ли не дрались. Никак решить не могли, кто эту гениальную девочку в ученики возьмёт.
  - Тебя взяли сразу в личные ученики?! - удивился Малк, повернувшись к подруге.
  - Слушай этого балабола больше. Пока только допустили во внутренний круг, - горделиво ответила девушка, немного покраснев. И тут же добавила: - Но с личным куратором!
  - Да какая разница... Это же... - Не найдя слов, Малк подскочил к Хелавии и крепко обнял.
  Сердце, конечно, немного царапнуло, что подруга добилась столь многого, а он остался ни с чем, но не более того. Завидовать Малк не умел, тем более завидовать любимой. И её успеху был действительно рад.
  Девушка ответила жарким поцелуем, которым она впилась в губы возлюбленного. Затем вдруг отстранилась - на какой-то миг Малку показалось, что она собралась что-то ему сказать, но передумала и уткнулась носом ему в шею. Так они и замерли.
  Йоррох знает что чувствовала в тот момент подруга, Малк же не испытывал ничего кроме нежности и... какого-то успокоения что ли. Все навалившиеся беды и несчастья вдруг показались ничего не значащей ерундой, появилась вера в то, что он со всем справится и всё преодолеет... Кому-то это может показаться глупым и наивным, но Малк в тот момент думал именно так...
  Разумеется Толфан попытался испортить момент плоскими шуточками в своём духе, но на этот раз ни Малк, ни Хелавия на них никак не прореагировали. И толстяку ничего не осталось, кроме как обиженно отстать. Какое-то время он ещё побыл в комнате с влюблённой парочкой, но затем заскучал и ушёл в свою спальню.
  Малк и Хелавия оказались предоставлены сами себе. И тогда всё вдруг как-то завертелось, закружилось. Малк и сам не понял, когда и главное как они покинули кухню и перебрались в комнату Хелавии. Как захлопнули дверь, как упали на кровать и начали срывать друг с друга одежду. В тот момент всё казалось каким-то удивительно непривычным, шокирующе новым. Позже Малк сколько ни пытался, но так и не смог разобраться, что именно сделало эту вспышку страсти столь отличной от всех предыдущих. Сильнейший взрыв чувств, животная, почти демоническая ненасытность, безумное желание раствориться в любимой или любимом - любые эпитеты и сравнения были и будут чем-то пресным и неполным. Впрочем так ли уж важны слова? Ведь главное, что пережитое навеки отпечаталось в памяти обоих, став тем воспоминанием, которое лелеют и хранят как самую великую драгоценность.
  И плевать, что стало истинной причиной захлестнувшего любовников безумия. Разлука, пережитые испытания или внешняя угроза - главное итог, и он был прекрасен!
  - А ты помнишь, как мы познакомились? - спросила Хелавия, когда накал страсти схлынул, и они оба полностью обессиленные вытянулись в смятой постели. Чтобы лучше видеть лицо лежащего на спине Малка, подруга даже приподнялась на локте.
  - Это сложно забыть. Интернатовская жизнь никогда мне мёдом не казалась, но до того дня драться на ножах как-то не приходилось. Тем более из-за девчонки, - мрачно усмехнулся Малк.
  И покосился на левый бок, где через рёбра шёл косой шрам. Ещё один красовался на левом бедре и один на правом предплечье. Выглядели они грубо и уродливо - зашивавший их хирург оказался самым дешёвым из тех, кого интернат мог себе позволить - но Малк был не в обиде. По крайней мере ему спасли жизнь и не сделали калекой, остальное не важно.
  Проклятье, он ведь тогда всего лишь собрался сходить на торговую площадь, поглазеть на дуэль заезжего бретёра и инструктора из местного фехтовального зала, а что в итоге?! В итоге стал свидетелем того, как в безымянном переулке два ублюдка домогаются симпатичной интернатовской девчонки из новеньких. И не смог заставить себя отвернуться.
  Вот только вместо того, чтобы сначала вооружиться или хотя бы поднять шум, он зачем-то полез против мерзавцев с кулаками. Врезал поддых одному, затем с разворота влепил кулаком в скулу второму и... получил удар ножом в бедро от первого. Никаких законов или правил противники Малка придерживаться не собирались и с готовностью пустили в ход клинки. Пусть не слишком умело, но и было их двое! И даже извлечённый из ножен собственный кинжал Малка не слишком выправил ситуацию. Прежде чем он смог нанести серьёзную рану в живот одному из противников, Малк сам оказался залит кровью. И перспективы у него были нерадостные. Если бы на улице внезапно не появился патруль стражи и не повязал дерущихся, следующий рассвет Малк бы не увидел.
  Впрочем, на судьбу он тоже не жаловался. Не будь той драки, Малк вряд ли бы сблизился с Хелавией - той самой девчонкой, спасённой из лап уличного отребья, - и наверняка не узнал бы пределов своей решимости идти до конца. Той самой решимости, что помогла ему выйти победителем из истории с нападением террористов на поезд и выдержать давление жандармов.
  - В тот миг ты показался мне едва ли не мифическим героем. Пусть не Первым Святым, но кем-то из тех времён точно, - прижавшись к груди парня сказала Хелавия.
  - Только в тот миг? А потом? - рассмеялся Малк, обнимая одной рукой подругу и целуя её в макушку. - Мне вот как в тот день показалось, что я встретил самую красивую девушку, так мнения своего не изменил.
  Оба затихли, каждый думая о чём-то своём. Спустя какое-то время Малку даже показалось, что Хелавия заснула, он даже собрался незаметно встать, как девушка внезапно нарушила молчание и заговорила вновь. Только теперь уже без тени игривости и нежности.
  - Малк, знаешь... А ты ведь так ничего и не сказал, что собираешься делать дальше. Какие у тебя планы, раз с Школой Трёх Святых не получилось...
  Догадываясь, к чему всё идёт, Малк шумно вздохнул. Опять начинается?! Он уже приготовился к очередному раунду бессмысленных споров, но развивать мысль девушка не стала. И потому Малк ответил гораздо спокойнее, чем хотел поначалу.
  - Ну так и ты, когда зашёл разговор про твою инициацию и Сферу Ка, тоже как-то обошлась без подробностей! - хмыкнул он, покосившись на подругу.
  - А что, тебя интересуют конкретные числа из метрики? - явно начиная злиться, ответила Хелавия. - Извини, но ничего плохого не думала. Просто решила не травмировать твою гордость... ну или чего там вам, мужикам, мешает реально смотреть на вещи!
  После чего подчёркнуто скучающим тоном принялась перечислять:
  - Резерв чуть больше пятнадцати эргов, скорость восполнения энергии - 0.2 эрга в час, ярко выраженное сродство со Стихиями Огня и Воздуха. Этого достаточно?
  - Более чем, Хелавия. Более чем... - медленно ответил Малк. Он едва удержался, чтобы завистливо не присвистнуть.
  Он конечно знал, что у подруги есть талант, но всему же есть предел. Она не дочь какого-нибудь старого Рода, где большой Дар давно уже стал частью родословной, её не поддерживает сильная и богатая организация, с детства пестующая таланты. Нет, она просто дочь мелкого дворянина, и вдруг столь яркое проявление сродства с миром тонких энергий!
  Магическая система Мритлока в отличие от других миров, если верить цеху Сновидцев, отличалась глубокой проработанностью базовых принципов и понятий. И пусть когда за дело брались старшие маги далеко не всегда удавалось понять, в какой именно момент колдовская наука превращается в искусство, фундамент башни магических знаний имел наукообразный вид.
  Каждое заклятие требовало энергии, которую во всём мире было принято измерять в эргах. Одного эрга вполне хватало на то, чтобы в течение четырёх дней обеспечивать энергией среднюю трёхкомнатную городскую квартиру. Пяти эргов было достаточно для создания небольшого огненного пульсара, а с сотней при наличии некоторых навыков и знаний чародей способен сровнять с землёй деревню или разрушить небольшой город.
  Резерв обычного человека, прошедшего инициацию, но так и не получившего права именоваться магом варьировался от двух до шести, в редких случаях до восьми эргов. В Школы таких неудачников не брали - сколько их не обучай, какие ресурсы не вкладывай, большинство было обречено на прозябание в ранге Адепта в течение всей жизни. И то, что таких недомагов всё равно называли Одарёнными, следовало считать едва ли не насмешкой.
  Низшая планка объёма резерва, позволяющая человеку считаться потенциальным магом, равнялась девяти эргам. Высшая... высшая равнялась девятнадцати эргам, и за всю историю цивилизованного мира у только-только прошедших инициацию Адептов её зафиксировали всего один раз. И принадлежал этот результат самому Архонту - Первому Святому и спасителю человечества. Так что резерв в пятнадцать эргов у Хелавии был заявкой на весьма светлое будущее.
  Не меньше, чем размер собственного магического резервуара, для мага важна ещё и скорость восполнения энергии. Где бы Малк ни читал, везде было написано, что в условиях близости к местам с высоким естественным фоном магии и без использования Тайных искусств, резерв среднего начинающего чародея должен восполняться со скоростью не ниже 0,1-0,2 эрга в час. И чем этот показатель выше, тем лучше. Результат Хелавии тут был не столь уж блестящим, но тоже неплохим.
  Ну и наконец, третий параметр, определяющий потенциал чародея - это сродство с магией, с каким именно видом колдовских энергий у него наивысшая близость. Вариантов было немного - Огонь, Вода, Воздух или Земля. Дух, который считался пятым базовым элементом магической системы Мритлока, при анализе Дара обычно не учитывался. Работать с ним могли все маги без исключений, а потому особое внимание обращалось только на Стихии. И по этому показателю Хелавия проходила если не как гений, то как неплохой талант точно. И шансы заполучить хорошее Тайное искусство были у неё заметно выше, чем у рядового Адепта...
  В общем как ни крути, а потенциал у Хелавии был огромный. И становилось понятно, почему в глазах у Толфана во время разговора о вступительных испытаниях, нет-нет и вспыхивали огоньки зависти. Йоррох побери, Малк и сам немного завидовал!
  - Чего замолчал? Ты что скажешь? - нарушила повисшую паузу Хелавия, ткнув Малка локтем под рёбра.
  - Если ты про свои успехи, то я в тебе и не сомневался. Ты молодец! Если же про моё ближайшее будущее, - Малк тяжело вздохнул, - то у меня есть рекомендательное письмо в Андалорское Общество магов. И я хочу сходить посмотреть, что это за место.
  - Общество?! - Хелавию точно ужалило, и она аж подскочила на месте. - Даже не Школа?!
  - Да, да, да... Не нормальная проверенная Школа, а какое-то местное то ли объединение магов, то ли цеховой союз, то ли Святые знают что ещё, - огрызнулся Малк. - Ничего не говори, сам всё знаю. И про отсутствие перспектив, и про скудные ресурсы и ограниченный доступ к заклинаниям и Тайным искусствам. Но другой возможности стать магом у меня может и не появиться. Так что...
  - Магом? А просто Одарённым без навыков и умений, но с обязательством пожизненно платить ежемесячный налог в десять эргов стать не хочешь?! Моего таланта у тебя точно нет! - Неожиданно зло и раздражённо воскликнула Хелавия. - Святые Защитники, да сколько можно тебе повторят, что не для тебя путь мага, не для тебя!! - Тут подруга резко замолкла, повернулась к Малку спиной и уже затем проронила: - А вообще делай что хочешь. Дурака и Святые не исправят!
  На этом Хелавия окончательно затихла, словно и вправду устала пытаться наставить любовника на "правильный" жизненный путь. Малк тоже не стал отвечать, уже привыкший к подобного рода скандалам. И потому полежав некоторое время, попросту встал и ушёл на кухню. В конце концов перед сном его ждало ещё одно дело, за последние несколько лет ставшее привычной каждодневной рутиной. И нарушать традицию он не собирался. Тем более из-за уже заметно поднадоевшей ругани с подругой...
  Полная луна заливала комнату мертвенным светом, но для задуманного Малком всё ещё было слишком темно. И он потратил несколько минут на поиски свечей. Нашёл несколько огарков и зажёг сразу все, расставив их на столе. Можно, конечно, было обратиться к Толфану или Хелавии, чтобы они активировали висящий под потолком магический светильник, но лишний раз просить не хотелось. Если удача будет на стороне Малка, то совсем скоро он тоже станет Одарённым или даже Адептом и активация артефактов перестанет быть для него проблемой. Пока же можно и потерпеть.
  Принёс оставленный у дверей деревянный чемодан, недолго повозился с вечно заедающим замком и наконец достал тяжёлую даже на вид угловатую коробку без надписей или гербовых рисунков. Поставил перед собой на стол и с чувством провёл по ней кончиками пальцев. Затем быстро нащупал две сливающиеся с корпусом кнопки и одновременно нажал. С громким щелчком с одной стороны коробки выдвинулась пара медных окуляров, а с другой открылась панель с шестью миниатюрными верньерами.
  Малк с облегчением выдохнул. До последнего мгновения он боялся, что хрупкий прибор не пережил знакомства с руками дознавателей жандармерии, но кажется обошлось. Сотню золотых драхм для покупки нового Зеркала он бы точно не нашёл. Чего уж там, он и это-то не купил, а в подарок от Наставника получил. Пусть старую и уже бывшую в использовании модель, но другие о таком и вовсе только мечтать могут!
  В памяти всплыли намертво заученные цифры, и Малк принялся крутить верньеры, выставляя нужные параметры прибора. Коробка отозвалась едва слышным жужжанием - внутри принялись вращаться фокусирующие призмы. Тонкая настройка оптических механизмов, вот то единственное, на что сейчас мог повлиять Малк. Управление прячущейся под непрозрачным корпусом магической фигурой с питающей её силовым камнем и вспомогательными алхимическими блоками неодарёнными было невозможно.
  Наконец, артефакт был готов к работе. И Малк начал финальную стадию подготовки к тренировке. Сел поудобнее, привычно очистил разум от поверхностных мыслей, затем принялся дышать по заданной Дождём боли схеме, параллельно концентрируясь на цепочке сменяющих друг друга образов. Так продолжалось какое-то время - может пять минут, может десять - пока он не поймал нужное состояние и не укрепился в нём. Только после этого Малк медленно, не прерывая практики, поднёс окуляры к глазам и заглянул внутрь...
  Едва перед взором Малка появилась картинка из нескольких вложенных друг в друга магических кругов с кружащимся в центре облаком серебристо-голубого тумана, как всё его тело пронзила острейшая боль. Это было так, словно в макушку ударила молния и раскалённой нитью протянулась до самых пят. И вряд ли нашёлся бы человек, который смог остаться в такой ситуации совершенно спокойным.
  Но Малку это удалось. Не то что требуемое для тренировки состояние не было нарушено, даже тело его лишь едва вздрогнуло. И было это не следствием какой-то запредельной воли, а лишь побочный результат занятий переданными Наставником Скомом Тайными техниками. Как он и обещал, практики Дождя находились с болью в особых отношениях.
  Последствия магического разряда быстро прошли, и Малк принялся выполнять следующий шаг Тайной техники. Те самые визуальные образы, на которых он концентрировался в самом начале, Малк начал мысленно переносить из глубин своего разума в центр серебряного облака внутри Зеркала. Несмотря на долгую практику и нереальный характер данных действий, каждое такое перемещение вызывало почти физическое напряжение. Всё нарастающее и нарастающее, грозящее в какой-то миг достичь предела возможностей Малка.
  Однако ощущение это было мнимым. Для успеха техники требовалось лишь не сдаваться и не отступать перед трудностями, с чем он без проблем справился. И вот тогда практика вступила в финальную, самую тяжёлую фазу. Едва последний образ скрылся внутри Зеркала, как Малка сначала пронзила ещё одна молния боли, затем по нему прокатилась волна иссушающего жара, пока наконец... наконец на энергетические манипуляции не отозвался сам его дух. Перед внутренним взором возникло видение бескрайнего моря песка, иссушённого солнцем и лишённого даже самой примитивной жизни. И как надежда на возрождение, собирающиеся высоко в небе грозовые облака. Картинка была не более чем миражом, реакцией разума на магию, но выглядела она абсолютно реальной. Как стал реальным и дождь, который пролился из туч на пустыню. Вот только состоял он не из капель воды, а словно бы из бесчисленных экстрактов боли.
  Мучительные ощущения затопили всё естество Малка. Они буквально пронизывали его, с каждой упавшей "каплей" привнося что-то новое и вымывая лишнее, попутно порождая сильнейшие страдания. И чтобы выдержать их без стальной воли уже было не обойтись.
  Когда Малк впервые смог выполнить эту технику целиком - тогда ещё под присмотром Наставника - ощущения были на порядок слабее. Для успешного завершения тренировки требовалось лишь немного терпения. Но преображение духа, фактически его закалка, по задаваемым Тайной техникой шаблонам начиналось с малого, и чем дальше Малк продвигался в практике, тем тяжелее становилось. И пусть Реслан Ском об этом предупреждал заранее, истинных масштабов последствий подобных тренировок никто даже не представлял. Не удивительно, что Толфан воспользовался первым же удобным поводом, чтобы бросить заниматься Дождём, а гораздо более стойкая Хелавия отказалась от систематической практики. Терпеть такое было попросту невыносимо. Чего уж там, Малк и сам с удовольствием бы забыл о йорроховом Дожде, как о страшном сне, если бы... если бы Наставник не пообещал, что с этой техникой он сможет стать магом. Дождь боли должен разбить оковы бесталанности для интернатовского "пустышки", и ради этого Малк был готов вытерпеть любые муки...
  Когда всё закончилось, Малк осознал себя взмокшим от пота, навалившимся грудью на стол, с намертво вцепившимися в Зеркало Друзала пальцами. Скулы как всегда немного побаливали - несмотря на неизбежную в такой ситуации потерю контроля, о том что кричать нельзя он всегда помнил и сдерживался изо всех сил. После пережитого внутри всё подрагивало, где-то внутри гуляли фантомные боли - так тело отзывалось на пытки Духа, - но Малк старательно игнорировал неприятные ощущения, сосредоточившись на уборке прибора. В следующий раз он им сможет воспользовать не раньше чем через четыре дня.
  - Десять-пятнадцать минут, бывает, потратишь, да? - Раздавшийся за спиной саркастичный голос Хелавии заставил Малка вздрогнуть. - Ещё под настроение, скажи...
  Он стремительно оглянулся и увидел подругу в ночной рубашке, прислонившейся к косяку двери.
  - Вроде того, - хрипло ответил Малк, неловко пожав плечами. После чего устало спросил: - А что мне, "пустышке", ещё остаётся?
  - Что угодно, кроме угробления себя явно запретными техниками! - холодно ответила девушка и стремительно развернувшись направилась обратно в спальню. Уже оттуда Малк услышал: - Скорей бы уж ты в своё Общество сходил. Может хотя бы тогда успокоишься!
  Сразу после тренировки Малку всегда было сложно сдерживать эмоции, и на языке так и вертелось всякое. Про богатеньких родственников и влиятельных защитников, про чёрную звезду, почему-то оказавшуюся в паспорте только у него, про чересчур расчётливое поведение Хелавии... но ничего из этого так и не прозвучало. И не из-за желания прекратить скандал, а просто потому как в голову пришла совершенно непривычная мысль. Впервые за всё время их отношений Малк вдруг понял, что совершенно не способен терпеть некоторые проявления характера своей подруги. Любовь любовью, но у всему есть предел. И подруга стремительно приближалась к этим пределам.
  Столь неожиданное для него понимание просто так в голове не укладывалось, его надо было как следует переварить. Не то, чтобы он хотел с Хелавией расстаться, но... йоррох побери, обдумать данную перспективу было точно необходимо.
  Однако спокойно посидеть, взвесить все за и против не получилось. Краем глаза Малк внезапно выхватил в окне какое-то движение, заставившее его стремительно обернуться. На какой-то миг показалось, что в свете луны на стекле расплылось изображение проклятого Святыми карлика. И Малк тотчас, не раздумывая, кинулся к врагу. Да и какие тут могут быть раздумья, после всего связанного с проклятым уродцем?!
  Он уже даже замахнулся кулаком, чтобы сокрушить призрачного соглядатая, но в последний момент остановился. Ни карлика за окном, ни его бестелесного образа в окне не было. То, что он принял за своего недруга, оказалось не более чем мутными разводами на плохо помытом стекле. На всякий случай открыв створки Малк выглянул в темноту двора и прислушался. Но предсказуемо никого не обнаружил. Злобный уродец оказался не более чем видением, мороком измученного переживаниями и истощённого тренировкой разума... И это самое лучшее, на что мог надеяться в данной ситуации Малк. Мысль, что он просто медленно сходит с ума, Малк решил всерьёз не рассматривать.
  - Демонов прыщ вам на задницу, да кто сегодня не безумен-то? - пробормотал он, и чуть громче, чем требовалось, захлопнул окно.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.