Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Сахаров Василий -- Серия "Кубанская Конфедерация"  (Прочитано 2158 раз)

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
 [ + 12 прода ] от 30.06.17.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
    13.

    Форт Передовой. 28.12.2068.

      - Саша...
      Голос Марьяны звучал вкрадчиво и ласково, но я не отозвался и сделал вид, что еще сплю.
      - Мечников... - в ее голосе появились нотки раздражения. - Ты уже проснулся и я хочу, чтобы ты уделил мне немного внимания.
      На миг возникло желание одернуть любимую женщину - знай свое место. Но я сдержался. В конце концов, моя грубость ничего не изменит, и Марьяна имеет полное право продолжить ночной разговор. Я слишком долго нахожусь в морских походах, а она и Лида тянут хозяйство и воспитывают детей. Им тяжело и мои женщины хотели, чтобы я больше времени уделял семье и развитию форта. Совершенно справедливое желание. Однако меня раздражало, что они на меня давят. Раз за разом, одно и то же: ты должен, ты обязан, ты уже не восемнадцатилетний пацан, а граф и феодал, ты не один в этом мире - подумай о нас и детях... Кто был женат, тот меня поймет. Спорить с женами не хотелось и когда Марьяна или Лида снова на меня наседали, я сводил разговор к сексу, говорил женщине, что соскучился и тащил ее в койку. На какое-то время это их обезоруживало. Однако сейчас, судя по всему, Марьяна была настроена решительно и серьезного разговора не избежать. Поэтому я открыл глаза, посмотрел на жену, которая сидела перед зеркалом и расчесывала волосы, вздохнул и спросил:
      - Что ты хочешь от меня, солнышко?
      Не оборачиваясь, она ответила:
      - Того же самого, что и любая другая женщина. Нашей семье нужен муж и отец, а не приходящий папа и временный любовник.
      - Я дома. Чего еще надо?
      - Надолго ли ты с нами? На день, на неделю или на месяц?
      - До весны, наверное, останусь в форте...
      - Врешь! - она обернулась и взмахнула расческой. - Мне известно, что ты собрался прогуляться по Испании.
      "Верные соратники опять меня сдали, - с легкой грустью и одновременно с каким-то удовлетворением подумал я. - О походах по Испании разговаривали вчера в полдень и были только свои, самые доверенные люди. А Марьяна узнала об этом уже вечером. Как так? Да очень просто. Мои офицеры и управленцы, за редким исключением, так или иначе, зависят от Марьяны. Спорить с ней никто не решается, и секретов от первой жены нет. От Лиды, которая до беременности командовала отрядом разведки, тоже. Кстати, я не собирался лично участвовать в дальних рейдах, но никому об этом не говорил. А женщины стали сами себя пугать, что я могу уйти и не вернуться. Надо бы им это разъяснить, но, скорее всего, они не поверят. Да и ладно, все само разрешится"...
      Тем временем Марьяна продолжила свою тираду:
      - Саша, мы тебя любим. Однако твои походы слишком рискованны, а еще ты смеешь мне врать. Я не какая-то там простушка, а твоя жена, мать твоих детей и дочь Кары. Не забывай об этом.
      - Да помню я, помню...
      - Я не могу запретить тебе ходить в рейды и походы. Но я и Лида, мы просим тебя сбавить обороты и поберечься.
      - Мне все ясно, любимая. Буду осторожней. А насчет похода по Испании окончательного решения нет. Так что не надо обвинять меня, что я с тобой не честен.
      Марьяна замолчала. Молча, она осуждающе покачала головой, положила расческу на туалетный столик и вышла. Дурной знак. Она мне не поверила и теперь половину дня будет дуться. После обеда отойдет, а к вечеру подобреет. Я ее знал, не первый год женаты. Да и она меня знала, успела изучить. Поэтому подспудно понимала, что в данном случае ее голос рассматривается исключительно, как совещательный. Я все равно поступлю так, как заранее наметил, и переубедить мужа у нее не получится.
      - Ладно, все это чепуха... - сам себе под нос проворчал я, поднялся, быстро оделся, проверил пистолет в кобуре и подошел к окну.
      За стеклом внутренний двор виллы. Он был слегка припорошен снегом, который к полудню растает, и я подумал, что скоро Новый год, а у меня не готовы подарки для близких людей. Надо переворошить трофеи, которые скопились в каюте "Ветрогона" за крайние месяцы. Там много интересного и ценного, обязательно что-то отыщется, и для жен, и для детей. Тем более что скоро фрегат станет в док, начнется его ремонт и каюту все равно придется освобождать...
      Эх, жизнь моя жестянка! Хотя к чему эти охи-вздохи? Дела идут вполне неплохо. Осень прошла в трудах и заботах, я мало спал и много нервничал. Однако все утряслось. Главную проблему - отправку пленных англичан на север, решили. Кораблей не хватало и приходилось транспортировать рабов партиями. В итоге за полтора месяца сделали на север три ходки. За это время полторы тысячи пленников умерли от ран и болезней, такова их незавидная судьба. Еще две тысячи сбежали, охрана расслабилась. Две с половиной тысячи, ценных специалистов с семьями, я переправил в Передовой. Столько же в Гибралтар, в уплату за аренду БДК и танкера. А остальные все-таки оказались во владениях Ивана Вагрина, который поступил со мной честно, условия сделки выполнил и расплатился за живой товар по очень хорошей цене. При этом, что характерно, полностью компенсировал расход топлива по транспортировке. Были бы все такими честными и богатыми, давно бы восстановили цивилизацию. Но Вагрин человек особый и похожих на него людей среди наших торговых партнеров мало. Да чего там. Их всего трое: он, Лаш и Левченко. А остальные жулики и обманщики, бандиты и мародеры, к которым нет никакого доверия. Мы, кубанские колонизаторы на Пиренейском полуострове, тоже далеко не ангелы, но слово свое держали крепко.
      Мавры нас не тревожили. Разведчики Бирмингемского герцога, конечно, крутились вокруг руин Бристоля и наблюдали за нами, но не наглели, и мы не пытались их отстреливать. Пластуны просились в рейд, мол, заскучали. Однако я запретил. Не надо тревожить негров. Пусть думают, что они нам не интересны. Всему свой черед. Вот отремонтируют они корабли, и мы придем к ним в гости. А пока пусть обрастают жирком. Весной этого года рейдовые группы мавров двинулись на север, и вышли к приморскому городу Тайн, на одноименной реке. Поселение, конечно, разрушено, как и порт. Однако там имелись корабли, которые можно было восстановить. Крупные суда, как сообщили пленники, герцог велел привести в окончательную негодность, а все мелкие катера, яхты и небольшие морские рыболовецкие суденышки, по суше перетащить в Кингстон-апон-Халл для ремонта. Работа тяжкая, не на один день, но мавры и белые рабы справились. За несколько месяцев они прорубили просеки и проторили старые дороги, подготовили транспорт и все-таки перетащили суда на свою территорию. Сколько времени потратят на ремонт, сказать трудно, но сил и средств в этот проект они должны вложить много. С учетом того, что мавры не получили рабов из Рединга и понесли значительные потери, задача, скажем прямо, трудно выполнимая и ее выполнение затянется надолго.
      Викинги и немцы после окончания похода, вернулись домой. Скандинавы, скорее всего, до весны будут делить трофеи, вспоминать старые обиды, гулеванить и драться между собой. А немцы станут готовиться к переселению. К нему, в общем-то, давно все готово. Осталось только погрузиться на морской паром и перебраться в Ирландию. Там у них конкурентов не будет, и они смогут начать все с начала. На острове несколько мелких анклавов, которые можно подчинить, и нет дикарей. Глядишь, за пять-шесть лет немецкий анклав увеличится в численности и станет нашим верным союзником. Это не Рединг с его расизмом и национализмом. Немцы люди практичные и, что немаловажно, германский анклав не велик по численности. Поэтому о войне они начнут думать не скоро. И пока немцы крепко встанут на ноги, мы опередим их по всем направлениям. Так же как и скандинавов, которые в ближайшие годы вряд ли вновь попробуют создать общее государство.
      О чем еще можно рассказать? Пожалуй, о Лихом. Я долгое время пытался разобраться, что происходило с разумным псом во время боя с маврами, и где он пропадал. Осматривал его раны и пришел к выводу, что все они нанесены зверем. Если быть более точным, волкодавом мавров. Но зачем разумный пес полез в драку? Вот основной вопрос. Раньше он к другим собакам проявлял полное равнодушие и любого неразумного собрата мог остановить одним рыком. А тут что-то непонятное. Меня это сбивало с толку и отвлекало. А что хуже всего - непонимание порождало недоверие к Лихому. Целый месяц разумный пес не шел на контакт. Но затем он восстановился. Сам инициировал ментальное соприкосновение, и я узнал все, что хотел.
      Оказывается, помимо их общины, есть и другие разумные псы. Лихой почуял одного такого среди волкодавов противника и, пока люди воевали, вышел на него. Он хотел понять, кто перед ним. Неужели не только в России на основе собак смогли создать разумных мутантов? И, естественно, он обратился к сородичу, а тот, не ответив ему, проявил агрессию. Два волкодава сцепились в смертельной схватке, и Лихой, порвав врагу горло, одержал победу. После чего попытался связаться со своим отцом. Расстояние между разумными псами было слишком большим, а Лихой ослаб. И только окрепнув, разумный пес установил контакт с отцом. Лихой сообщил ему о том, что случилось, но вожак племени мутантов не удивился. Он объяснил сыну, что существуют природные мутации, которые крайне редко порождают разумных существ. Как правило, это одиночки, умные, но злобные и жестокие. На контакт они идут неохотно, находятся рядом с людьми и потомства после себя, как правило, не оставляют. Встреча с ними не сулит ничего хорошего, Но случается это редко и переживать не стоит. Хотя проверить волкодавов Бирмингемского герцога стоит - вдруг он такой не единственный в своем роде. А еще вожак сообщил потомку, что весной в Передовой привезут двух самок их племени, Умный и Лихой получат пару.
      Все это я понял из образов, которые разумный пес посылал мне, и когда связь оборвалась, призадумался. С самками понятно, я отправлял генералу Еременко радиограмму, чтобы он обеспечил их прибытие, и для меня это не сюрприз. А вот появление одинокого природного мутанта вызвало новые вопросы. В какой степени он был разумен или просто сообразителен? Похожие на него мутанты могут выражать свои мысли голосом или, подобно Лихому, пользуются телепатией? Разум может гнездиться только в собаках или в других существах тоже? Как часто природные мутации дают подобный результат, и что является первопричиной: радиация или химическое воздействие, космические явления или земные? Почему глава народа мутантов так спокоен? Неужели он уже сталкивался с одиночками? Если сталкивался, то где и при каких обстоятельствах? Надо ли об этом беспокоиться, и стоит ли сообщать начальству?
      Мучился я долго, несколько дней, и под это дело прочел пару книг по биологии и генетике, а так же сборник сказок и легенд про оборотней. После чего понял, что как ничего не знал, так ничего и не знаю. Обрывки знаний в голове остались, но без системы они ничто. Не моя эта тема и получением ответов на многочисленные вопросы о мутантах должны заниматься профессионалы. А мне такими вещами голову забивать не стоит. И даже генералу Еременко о том, что произошло с Лихим, сообщать не надо...
      Вот такие события происходили вокруг меня осенью и в начале зимы. Две недели назад я вернулся в Передовой, и жизнь стала быстро входить в привычную колею. Дом, семья, контроль работ в форте и планирование следующих шагов нашей общины. Планов по-прежнему очень много, а людей и сил, даже несмотря на прибытие дополнительных специалистов из Британии, которых проверяли на верность разумные псы, не хватало. Где-то неподалеку бродят разведчики басков, присматриваются к нам, но на контакт не идут. Где-то ржавеет оборудование древнего судоремонтного завода и рядом с ним корпус нефтеналивного судна. Где-то в глубине Пиренейского полуострова есть многочисленные схроны и цивилизованные анклавы. Все это относительно недалеко, только руку протяни, приложи усилия и будет получен результат, который принесет в казну золото или даст моему анклаву новых союзников. Однако, как обычно, не было свободного времени, не хватало ресурсов, и отсутствовала направляющая рука. А как только я всерьез задумался о дальней разведке по землям бывшей Испании, начался разлад в семье.
      "Все-таки придется еще раз пообщаться с любимыми женщинами, успокоить семью и разъяснить, что зимой я буду координатором разведгрупп и лично в походы не пойду", - решил я и еще раз посмотрел в окно, улыбнулся и отправился на завтрак. Определенно, жить хорошо, а хорошо жить еще лучше. Фраза из какого-то древнего комедийного фильма как нельзя кстати подходит ко мне. Проблемы, конечно имеются. Но у кого их нет? Даже у бога, наверняка, они есть. И в этом вся соль. Нет стагнации, и есть постоянное движение вперед, от решения одной задачи к другой.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
    14.

    ВМБ "Гибралтар". 05.05.2069.

      Корвет медленно приближался к причалу, на котором уже суетилась швартовая команда. Офицеров не видно, они нас встречать не торопились. Я покосился на командира корвета, который справлялся со своими обязанностями без моих подсказок, кивнул ему и ушел в каюту. До встречи с начальством еще минимум четверть часа и я еще раз начал проверять документы, которые собирался передать генерал-лейтенанту Еременко.
      Да-да, все верно. Наступила весна и бывший начальник ОДР при ГБ ККФ, а ныне министр Колоний Черноморской империи Сергей Иванович Еременко, решил лично посетить заморские владения. Сюрпризов он не устраивал. О его визите было известно заранее, и мы успели подготовиться. Семенов привел в порядок ВМБ "Гибралтар" и подтянул дисциплину личного состава. Кара в стороне, что есть министр, что нет, ему без разницы, хотя в Гибралтаре он обязательно появится. Ну а мне пришлось в срочном порядке поднимать все бумаги по грузам, которые получены из Метрополии, составлять сводки по разведке, писать аналитические записки о планах на ближайшие годы и отчеты о контактах с вольными анклавами. Несмотря на помощь жен и штабных офицеров, времени на это ушло гораздо больше, чем я предполагал. А когда "Ловкий" собрался выйти в океан, пришлось задержаться. В Атлантике бушевал серьезный весенний шторм, и выход отложили на двое суток. Поэтому встретить командира и начальника вместе с Семеновым не получилось. Но, может быть, это и к лучшему. Если верить радистам Гибралтара, с которыми мы постоянно общались, Еременко был не в духе и постоянно отчитал Семенова, словно мальчишку. Происходило это, конечно, не при нижних чинах и за закрытыми дверями. Однако на ВМБ что-либо скрыть сложно, мирок закрытый и все новости разлетаются по базе моментально.
      Итак, что мы имеем? Я перебирал папки с документами и в голове прокручивались события минувшей зимы...
      В разведку по Пиренейскому полуострову, я не пошел и на это имелись сразу три причины: не хотелось накалять обстановку в семье, слишком много проблем возникло в Передовом и ко всему этому меня накрыл грипп, от которого я излечился, но долгое время не мог восстановиться. Поэтому постоянно находился в форте, руководил тыловыми службами и координировал действия разведывательно-поисковых партий.
      Сначала о том, что происходило в Передовом. Ремонтировался "Ветрогон" и восстанавливалась древняя техника, расчищались руины и прокладывались дороги, строились дома, склады и бараки, ловилась рыба, и охотники приносили дичь, укреплялась оборона и восстанавливалась теплоэлектростанция. Был подавлен бунт небольшой группы англичан из Рединга, которые все-таки попытались установить на моей земле свои порядки, но просчитались и шесть человек были повешены, а еще десять отправились к пленным дикарям в угольную шахту, откуда выход только вперед ногами. Остальные не бунтовали, понимали, что это бесполезно, и быстро привыкли к нашим порядкам, старательно учили русский язык, трудились и мечтали о равных с другими поселенцами правах вольного человека. Кроме того, один из скандинавских жрецов пытался убить нашего священника. У нас представителей религиозных культов всего два, христианин и язычник. Никаких привилегий у них нет, они зарабатывают на жизнь строительством и столярными работами, а вечерами собирают своих последователей, проповедуют и наставляют их на праведный путь. От меня помощь небольшая - выделил им разрушенные здания, которые они могут самостоятельно восстановить. И если к славянскому язычнику скандинавы относились терпимо, то священника невзлюбили, и некто Карл Свенссон задумал его прикончить. Но не смог. Жрецы находились под особым присмотром и его вовремя остановили, осудили и казнили, а остальным скандинавским жрецам было сделано строгое внушение - в следующий раз за проступок одного ответят все. Они меня поняли, и выводы сделали правильные. После чего проблем с ними не возникало.
      Больше ничего такого, о чем стоило бы упоминать особо, в Передовом не происходило. Зато очень хороший результат дала наземная разведка. Дикарей поблизости не было, и непосредственная опасность форту не угрожала. Следовательно, большой гарнизон нам не нужен и я решил, что в разведку могут пойти все, кто имеет желание прогуляться по одичавшим территориям. Не только гвардейцы и пластуны, но и колониальная пехота: скандинавы, испанцы и сицилийцы. Таким образом, мы могли охватить большое пространство, а что касательно добровольцев, то их оказалось много. После чего, проведя отбор будущих разведчиков, мной были распределены маршруты, и группы поисковиков начали покидать Передовой.
      За три дня из форта вышло триста семь бойцов. Они были распределены по двадцати пяти отрядам. Самый крупный из тридцати семи воинов. Самый маленький из четырех. Зона поиска - все автономное сообщество Галисия и прилегающие районы Астурии, а так же приморские города от Ла-Коруньи до Хихона на востоке и португальские прибрежные поселения на юге до Порту. Причем туда, где могли встретиться чудом уцелевшие цивилизованные испанские анклавы или тайники дикарей, посылались пластуны и профессиональная разведка, а туда, где были замечены группы басков, местные испанцы альмуговара Роберто. По идее уроженцы Пиренейского полуострова при встрече с нашими соседями общий язык с ними найдут быстрее, чем мои воины, которые сначала стреляли, а потом спрашивали, кого это черти несут. В общем-то, так и оказалось.
      Группа альмуговара Роберто встретилась с басками через две недели на развалинах Хихона. В этот раз "соседи" пошли на контакт. Альмуговар, который постоянно консультировался со мной по рации, провел переговоры, и обе сторона, баски и мы, обозначили свою позицию. Наша территория - Галисия и все одичавшие провинции Испании, куда сможем добраться. Мы с басками не враги и готовы с ними торговать, но на любую агрессию ответим жестко. "Соседи", которые пока не сделали нам ничего плохого, подтвердили, что претензий к нам не имеют. Однако торговать они не хотят и никого к себе не звали, их территория начинается от Сантандера и тянется до границ бывшей Франции. Окраины анклава басков патрулируется и дальше обозначенных границ нам лучше не соваться. Ну а если все-таки придется, они дают дежурную радиочастоту связи.
      Альмуговар общался с басками недолго и ничего серьезного узнать не смог. Понятно, что у них имеется огнестрельное оружие, они не испытывают голода и уровень технологического развития басков довольно высок. Все это видно по воинам, по их снаряжению и наличию радиостанций. Но сколько басков, где они базируются, численность населения в общинах и какова форма правления, так и осталось тайной. По крайней мере, пока мы всерьез этим не заинтересовались. Будет нужда - все узнаем. А пока это не самая главная задача. Тем более что появились результаты у других групп.
      Воины, которых я посылал вскрывать тайники варварских патриархов, подтвердили, что старики не солгали. Схроны, действительно, имелись. Богатств в них оказалось немало, и в основном речь шла о драгоценных металлах, ювелирных украшениях и старинных картинах. Далее все найденные богатства предстояло дотащить до форта, а это задача не из простых. Самый богатый тайник, который пока вскрыт, находился в городе Химсо-де-Лимия, а это далековато, дорог давно нет, и золото воины принесут на себе в несколько заходов или нам придется посылать к тайнику еще один отряд, на этот раз с лошадьми. Думали всем штабом. И ничего нового не придумали. Надо отправлять к тайнику дополнительный отряд и вьючных животных, которых у нас не так уж и много.
      Пока собрали новый отряд и отправили его за золотом, поступило очередное сообщение. Группы разведчиков под командованием Серого вступили в соприкосновение с ордой дикарей. Произошло это в районе города Паленсия и наши разведчики были вынуждены отступить. Слишком много оказалось каннибалов. Судя по всему, орда серьезная, и она медленно мигрирует в нашу сторону от Вальядолида. Мы одних дикарей покрошили, а свято место, как известно, пусто не бывает, и на смену уничтоженным приходят новые. Все по законам природы - если истребил одних хищников, их ареал обитания будет занят другими. Однако прямо сейчас, в ближайший год, проблем от очередной орды не ожидалось.
      Серый довольно легко оторвался от дикарей и занялся разведкой города Вильяда. С ним и его воинами полный порядок. Можно было успокоиться. Но поступали другие сообщения. Одна группа обнаружила склад военной техники. Другая раскопала нетронутый мародерами подвал древнего банка. Третья в порту города Виго наткнулась на хорошо сохранившиеся яхты, катера и лодки. А четвертая привела в Передовой полсотни испанцев, чудом переживших набеги дикарей и прятавшихся в горах. Так что разведка свои результаты принесла. В нашей казне прибавилось золота и есть задел на будущее. А это ведь только начало, и хабар будет поступать постоянно, ибо некоторые группы, рассчитывая на богатую добычу и процент от нее, продолжали бродить по диким пустошам и вели поиск...
      Прерывая мои размышления, судно вздрогнуло. Корвет прижался к причальной стенке. Пора выходить на палубу. Документы пока останутся в каюте, когда понадобятся, их принесут.
      Я посмотрел на себя в зеркало. Вроде бы полный порядок. Камуфляж сидит, словно влитой. В кобуре пистолет. Вид бравый. Настоящий граф Черноморской империи, как он есть.
      Усмехнувшись, я сам себе подмигнул, взял черный берет, натянул его на голову и покинул каюту. Спустя минуту оказался на палубе. Береговая команда уже накинула швартовные концы на кнехты и матросы "Ловкого" подали на причал трап. Встречающие тут как тут. Семенов с несколькими офицерами базы. Все хмурые и недовольные - разговоры о разносе, который устроил ему Еременко, подтверждаются. Но это и понятно. За своими семейными проблемами он совсем распустился и перестал заниматься делами базы. Вот ему и прилетело. А мне волноваться не стоит, грехов за мной нет. И Еременко, вслед за Семеновым, появившийся на причале, увидев меня, заулыбался и махнул рукой. Хороший знак.
      Я тоже поприветствовал своего командира, с которым прошел через бои на Кавказе. А затем почувствовал, как в ногу что-то ударилось, и опустил взгляд. Рядом, заметно нервничая, крутился Лихой. Разумный пес находился в возбуждении. Еременко ведь не один прибыл, а с двумя суками из племени мутантов. Тут все понятно. Лихой и его брат Умный покинули родную стаю будучи щенками. Опыта в общении с противоположным полом у него нет. Вот пес и нервничал.
      "Спокойно", - я отправил псу мысленный посыл, и он замер без движения.
      Тем временем трап закрепили. По нему спустился один из матросов, а за ним последовали остальные.
      Как только я оказался на берегу, сразу попал в стальные объятья Еременко.
      - Здорово, Саня! - в голосе генерала была явная радость. - А ты заматерел, гляжу! Это правильно! Солидности прибавилось!
      Он отпустил меня и, тоже улыбаясь, я ответил:
      - Здравствуй, Иваныч. Хорошо, что в наши края вырвался. Мы рады.
      - Ты за себя говори, - Еременко покосился на Семенова и нахмурился: - Не все мне здесь рады. Далеко не все.
      Саня Семенов отреагировал на слова министра тяжелым вздохом и молчанием. Видимо, его дела гораздо хуже, чем я предполагал. Но это ничего. Еременко не тиран какой-нибудь. Наорать может, однако снимать Семенова с должности и лишать его феода, скорее всего, не станет.
      - Пойдем, боевой товарищ, - Еременко хлопнул меня по плечу. - Нам есть о чем поговорить, давно не виделись.
      Мы пошли по причалу, и я на ходу подмигнул Семенову - не дрейфь, Саня, все наладится и слово за тебя, если понадобится, замолвлю. На что Семенов только равнодушно пожал плечами.
      Обосновались в одной из штабных комнат. Адъютант генерала, молодой лейтенант, который наслушался героических баек о похождениях графа Мечникова и смотрел на меня, словно на героя, принес электрочайник и удалился. Завязалась беседа, и мы разговаривали, словно в старые добрые времена, когда я перешел в ОДР при ГБ и Еременко часто бывал у меня дома. Ну или я у него. И хотя с тех пор минуло несколько лет, в наших отношениях ничего не изменилось. Свободно, не опасаясь, что нас подслушивают, мы говорили на разные темы.
      Сначала, конечно, о семье, о женах и детях, моих и его. Потом коснулись изменений в империи. Далее затронули тему колонизации Пиренейского полуострова, перспектив развития дальних владений и наших контактов с другими анклавами. Однако это было прелюдией, и я постоянно ожидал, что Еременко вот-вот перейдет к конкретике и поставит задачи на ближайшие годы. Но он не торопился и по-настоящему серьезные темы были затронуты, когда я уже подустал и немного расслабился...
      - Обстановка, Саня, в Черномории не простая, - генерал поджал губы и включил электрочайник. - Несмотря на наши успехи, проблем много. Гораздо больше, чем ожидали Симаковы и мы, их верные сторонники.
      - Какие именно проблемы, Иваныч?
      - Ты человек не глупый, даже издалека многое видишь. Но я поясню.
      Во-первых, наше богатство, благосостояние, темпы развития и уровень жизни населения, вызывают зависть у соседей. Персы, хоть и потерпели поражение на Кавказе, все еще весьма многочисленны и если мы дадим слабину, снова попытаются перевалить через горы и выйти в Ставрополье. Средиземноморцы, само собой, тоже готовы ударить, но пока соблюдают мирный договор и держат нейтралитет, хотя есть информация, что они активно общаются с нашими олигархами. Турки - наши союзники, пока есть угроза со стороны Альянса, но османы в любой момент могут нас предать. Православные крестоносцы и прочие анклавы. Они боятся нас, а страх порождает ненависть и желание навредить конкуренту, то есть нам.
      Во-вторых, наше общество по-прежнему расколото на кланы, фракции и общины. Симаковы пытаются спаять Черноморию в монолит, но сделать это трудно. Олигархи держатся за свои привилегии, а жестко на них надавить не выходит, ибо большая часть производственных и экономических мощностей Черномории в руках промышленных и торговых семей. Одного прижмешь, и за него сразу заступаются остальные. Горцев в империю приняли, решились пойти на такой шаг. А они все равно чужаки, по образу жизни и менталитету, между собой грызутся, кровь льют, а потом в столицу жалобщиков посылают. Но, что хуже всего, у нас зарождается оппозиция из интеллигенции. Люди искусства и науки, с примыкающими к ним чиновниками, как правило, никогда не видели, что такое война и не до конца понимают, что происходит за границами Черномории. Поэтому начинают требовать гуманного отношения к дикарям, критикуют императора и готовят законопроект об отмене рабства. Дураки и чистоплюи. Надо брать их в ежовые рукавицы, под жесткий контроль. Однако император пока не решается. Все-таки самые лучшие мозги государства, ученые, журналисты, литераторы, телеведущие, инженеры и управленцы. Им дали хорошую жизнь, обеспечили безопасность и создали все условия для работы. А они перестали это ценить, и чем дальше, тем больше наглеют.
      В-третьих, империя владеет огромными территориями и обладает всеми необходимыми для развития ресурсами, но не хватает людей. До сих пор в бывшем Краснодарском крае не разобраны руины многих городов. На фабриках и рудниках недостаток кадров, не только квалифицированных, но и обычных рабочих. Поля заросли лесом, и хотя с каждым годом посевные площади расширяются, все-таки этого мало. Империя вбирает в себя беглецов из других анклавов и покупает рабов, нанимает турок, привлекает к решению вспомогательных задач наемников и освобождает пленных, которые могут ассимилироваться. А проблема не исчезает. То война, то диверсии, то внутренние разборки, то колонизация. Теперь понимаешь, к чему я тебя подвожу?
      - Да, - я уже все понял. - Император хочет запретить вербовку колонистов в Черномории?
      - Верно.
      - Совсем или частично?
      - Для таких как Буров - полный запрет. Для вас с Семеновым - частично. Решайте свои проблемы самостоятельно, а людей из Метрополии станете получать по особому списку, который будет одобрен Министерством Колоний.
      - Бюрократия... - конечно, я был недоволен, что нам закручивают гайки.
      - А ты ожидал чего-то другого? - Еременко усмехнулся.
      - Нет. Но считал, что у меня в запасе еще есть время, два или три года.
      - Ты, Саня, хитрец. Но на Большой Земле тоже не лопухи сидят. Люди при дворе императора посовещались, хорошо подумали и провели нехитрые подсчеты. За три года вы с Семеновым, да Кара с его спонсорами, вытащили из Метрополии пять с половиной тысяч человек и тысячу наемников, которые в ближайшие годы могли стать полноценными гражданами империи.
      - Так много? - я удивился.
      - К твоему родственнику Бурову, если ты еще не в курсе, многие собрались перебраться. В основном его воины с семьями. Сейчас они в Одессе и Мариуполе, но уже летом поплывут в Испанию.
      - Я слышал, что будет переселение, но не знал, что счет пошел на тысячи... Кстати, Иваныч, раз уж об этом заговорили, то несправедливо получается... Кара как вербовал наемников, так и дальше продолжит... А мы с Семеновым затихаримся... Нам без поддержки из Метрополии будет сложно...
      - Не нагнетай, - снова на губах генерала появилась усмешка. - Я ведь знаю, как ты в Британию сходил и сколько людей в Передовой переселил. Так что дела у тебя идут неплохо. Тем более что по сотне колонистов с Кубани каждый год все равно будешь получать и дальше. А если сможешь правильно обосновать расширение Передового, то и больше.
      - Я тебя услышал, Иваныч.
      - Добро, - генерал налил в кружку кипятка и закинул в него пакетик чая, а затем снова обратил внимание на меня и задал вопрос:
      - Какие у тебя отношения с Семеновым?
      - Деловые и дружеские.
      - Есть мнение, что он не справляется со своими обязанностями и его необходимо отозвать на родину. Как ты к этому отнесешься?
      - Отрицательно. Семенов в последнее время сдал - есть такой факт. Но он войдет в норму. Я в этом уверен. А новичок, который его сменит, будет долго входить в курс дела. Раз уж об этом заговорили, если не секрет, кем его хотят заменить?
      - На должность начальника ВМБ "Гибралтар" претендуют сразу двое - Ашот Туманян и Сергей Баринов. Оба выходцы из кубанских кланов, окончили университет, имеют опыт управления поселениями.
      Я моментально провел параллель между предполагаемым заговором олигархов, Буровым, придворными интригами и сменой командующего ВМБ "Гибралтар". Со стороны заговорщиков облить Саню Семенова грязью, очернить его и сменить на важном посту, очень логичный шаг. Они возьмут под контроль важную стратегическую точку вдали от Черномории, смогут без опаски общаться с Альянсом и копить силы для реванша, а меня легко отсекут от связи с Метрополией.
      "Нет уж... - промелькнула мысль. - Семенова я вам не отдам... Но придется рассказать Еременко о том, кто поддерживает Кару и что они задумали"...
      Однако не успел я открыть рот, как генерал меня опередил:
      - Не переживай. Семенова трогать не станем. Он человек надежный и подтвердил это реальными делами. Нахлобучку получил и еще получит. Но Туманянам и Бариновым здесь делать нечего. Ненадежные они люди и к Бурову в друзья набиваются. Думают, что мы не пониманием, для чего они его спонсируют. А Госбезопасность, тем временем, все видит и подмечает. Так что будь начеку, Мечник. Если тебе сделают предложение сотрудничать - не отказывайся. Предложат помощь - бери. Захотят получить клятву на верность - дай. Всему свой срок и если олигархи попробуют сместить императора, мы им все припомним и ничего своего не отдадим. А решат переселяться, окажем полное содействие.
      Молча, я кивнул и ничего о своих подозрениях не сказал, а генерал продолжил:
      - Ну а теперь давай потолкуем насчет твоих задач. Сделано уже много и за это тебе личная благодарность от императора. В столице ты герой, о тебе пишут газеты, и часто вспоминает телевидение, ибо твой успех - общее достижение Черномории. Медали и ордена, какие причитаются, получишь. Ты заслужил. Однако задач для тебя еще много и основная на данный момент одна...
      Он замолчал и поймал мой взгляд, а я тяжко вздохнул и спросил:
      - Надо прогуляться за океан?
      - Так точно, Саня. Именно тебе, а не кому-то другому придется посмотреть, что происходит на Кубе и есть ли там пресловутые Дети Океана. Альянс рискнул и потерял два корабля. Теперь твоя очередь и ты должен быть умнее средиземноморцев. Не надо ломиться по короткому пути, заходи с фланга, как тебя в гвардии учили. Не забыл еще?
      - Такое забудешь, пожалуй...
      - Вот и я о том же. Не лезь на рожон. Тихо пришел, посмотрел со стороны, что происходит на американских базах, и назад.
      - Конкретный срок устанавливается?
      - На подготовку к походу тебе полгода.
      - "Ветрогон" к этому времени может не успеть встать в строй.
      - Чего не хватает?
      - Специалистов.
      - Если "Гибралтар" поможет, справишься?
      - Смотря как помогать станут. Если от души, тогда должен уложиться в срок.
      - Семенов тебе поможет, распоряжение отдам и как бы между прочим скажу, что из-за твоей просьбы он остается командующим ВМБ.
      - Спасибо.
      - Пока не за что. Тем более, насколько я понимаю, гарантию возвращения фрегата в строй ты дать не можешь. Верно?
      - Не могу, - согласился я.
      - А в поход идти придется - сроки устанавливал император.
      - Придется.
      - И как же быть, если "Ветрогон" останется в доке?
      - Пойду на "Ловком". Возьму судно снабжения и вперед.
      - Каким маршрутом, с юга или с севера?
      - Наверное, с севера, Выйду к берегам Канады, а затем спущусь к югу.
      - Одобряю.
      Генерал взял паузу, сделал из кружки пару глотков, и я перескочил на другую тему:
      - Иваныч, а что по торговле с другими анклавами?
      Он пожал плечами:
      - Обороты торговли придется снизить. ВМБ "Гибралтар" имеет артиллерию и запас топлива. У тебя тоже с этим полный порядок. А больше у соседей взять особо нечего. Корабли и технику они для себя берегут. Людей в больших количествах у них нет. Так что контакты поддерживай и имей запас товаров, но сам на Балтику и в северные воды не ходи. Пусть они к тебе в гости наведываются.
      - Это позиция императора или Министерства Колоний?
      - Нет. В данном конкретном случае это позиция кубанских промышленников, которые готовы самостоятельно производить бронетехнику, автомобили, оружие, боеприпасы и так далее. По их мнению, рентабельность торговли с другими анклавами уже не велика. И тут я с ними согласен.
      - А как же золото?
      - Саня, чтобы ты знал, драгоценных металлов у нас уже столько, что цены на золото очень сильно упали. Приходится скупать его и держать в резерве, чтобы не обрушить финансовую систему. Впрочем, если ты считаешь заморские походы выгодными, запрещать тебе их никто не станет. Мы не рекомендуем, но, если есть необходимость, выдвигайся и, конечно же, веди разведку.
      - Ну а с северянами что?
      - С ними полный порядок. Люди Вагрина вышли на Министерство Колоний, и я с ними лично общался. Подписали договор о сотрудничестве и пакт о ненападении. Где наши колонии они знают. Если понадобятся, навестят тебя...
      Прерывая наш разговор, появился адъютант Еременко. Он сообщил, что готов ужин. Самое время подкрепиться, оба проголодались, и мы отправились в офицерскую столовую. После ужина к нам присоединился Семенов, а спустя час, уже в темноте, на базу прибыл Буров и его тоже пригласили в наш тесный круг, поговорить за жизнь и обменяться новостями.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
    15.

    ВМБ "Гибралтар". 08.05.2069.

      Генерал Еременко пробыл на базе "Гибралтар" еще три дня и за этот срок мы успели обсудить все насущные вопросы. Разведка, снабжение, организация частей колониальной пехоты, выплата жалованья воинам, которые помимо собственного дохода получали жалованье от ГБ, ремонт кораблей, связь и дипломатические отношения с соседями. Ничто не ускользнуло от его внимания и меня это, честно говоря, радовало. Значит, мы не сами по себе. Родина, несмотря на тысячи километров между колониями и Метрополией, все видит и понимает пользу от нашего пребывания в Испании. Империя, в лице нашего шефа, думала о нас и чертовски приятно ощущать за спиной надежный тыл. При этом, что немаловажно, как имперские феодалы и аристократы, мы имели относительную свободу и могли самостоятельно определять круг первоочередных задач.
      В последний вечер мы закатили пирушку, на которой присутствовали только свои: Еременко, мы с Семеновым, Скоков и еще несколько офицеров. Хотели и Бурова позвать, раз уж он здесь, но старый наемник, всего пару раз пообщавшись с генералом, засел на своем вооруженном сухогрузе, сослался на старые раны и отказался.
      С утра пораньше господин имперский министр заморских колоний погрузился на борт "Аделаиды" и отправился обратно на родину, а мы с Семеновым проводили его и провели собственный совет. Я собирался немного отдохнуть после вечерних возлияний, поваляться на койке и подремать, а только потом разговаривать на серьезные темы. Однако Семенов захотел решить все сразу и начал с благодарности.
      - Спасибо, что заступился за меня перед генералом, - сказал он и посмотрел на меня.
      Отметив, что Еременко свое слово сдержал и выставил меня перед Семеновым в лучшем свете, я закурил и махнул рукой:
      - Не стоит, Саня. Мы в одной лодке и у нас общие проблемы. Это не по дружбе, а по расчету. Тебя я знаю, а кто придет тебе на смену? Неизвестно. Поэтому пусть все остается, как есть, а проблемы имеются у каждого. И у тебя, и у меня, и у Еременко, и даже у императора.
      - И все-таки я перед тобой в долгу... - Он помедлил и добавил: - Я, действительно, раскис. Не был готов к тому, что случилось, и едва не сломался. А ты меня поддержал и прикрыл.
      - Долг - дело хорошее, - я усмехнулся и спросил: - Мастеров, оборудование и запчасти для ремонта "Ветрогона" дашь?
      - Конечно.
      - Когда?
      - Мои инженеры и снабженцы уже получили указания. К ночи все погрузим на "Ловкого", а что не сможем, доставим через неделю на сухогрузе.
      - Добро, Саня. А что насчет грузов из Метрополии, как делиться станем?
      Отключив наши УКВ-радиостанции, чтобы не отвлекали, мы начали спорить. Сразу завелись, и пошла дележка, кому и что нужнее. Спорили с азартом, иногда даже на повышенных тонах. Но это мелочь. Мы все равно оставались друзьями.
      За четверть часа поделили все грузы и собрались подняться в гору, чтобы в штабе попить чая. Однако появился Кара. Он покинул свой сухогруз и, размахивая единственной рукой, направился к нам. Старый наемник торопился - это было заметно, и Семенов, слегка прищурившись, усмехнулся:
      - Кажется, что-то случилось.
      - Наверное, - согласился я с ним.
      Кара подошел и хлопнул ладонью по кожаному чехлу с УКВ-радиостанцией, которая висела у него на груди:
      - Вы чего не отзываетесь? Я вас зову-зову, а в эфире тишина.
      - А в чем дело? - поинтересовался я и включил радейку.
      - Алжир на связь вышел. Сам Фархад Абуталеб в эфире.
      - Султан? Ты не ошибся?
      - Нет.
      - И что заставило правителя лично выйти на связь?
      - Беда. Он говорит, что его владения подверглись нашествию жителей пустыни. Нефтяные промыслы захвачены, а завод по переработке частично уничтожен. Потеряны Бискра и Константина, Джельфа и Бужи. Под его контролем осталась столица и прилегающие владения. Армия султана разбита, и он просит нас о помощи.
      Кара замолчал, а мы с Семеновым переглянулись и задумались.
      Султан Фархад Абуталеб, предводитель туарегов и кабилов, которые тридцать лет назад покорили приморских арабов и решили создать собственную империю, наш торговый партнер. В обмен на пленных и необходимые товары он поставлял нам горюче-смазочные материалы и кое-какое древнее оборудование. Однако султан нам не друг, не брат и даже не соплеменник. Он хитрец, руководствовался исключительно собственными интересами. Развивал сельское хозяйство и восстанавливал старые предприятия, иногда за нашей спиной общался с послами Средиземноморского Альянса, постоянно увеличивал армию, собирал технарей и пытался возродить военно-морской флот. В частности, где-то у него имелся фрегат типа "Мурад Раис" (по русской классификации проект 1159) и корвет типа "Джебель Шенуа". О выходе в море алжирцы пока не думали, но мы были уверены, что рано или поздно это произойдет. И вот нежданная новость - Алжир атакован и еще один остров цивилизованного мира может пасть. Как к этому относиться? С одной стороны до появления северного торгового маршрута султан был нашим основным поставщиком топлива. А с другой стороны конкурент. Был бы Еременко на базе, можно было спросить у него совета. Однако он уже в двадцати милях от Гибралтара, а радиосвязь не тот формат общения, чтобы устраивать совещания. Пусть движется к родине, уведомить его о ситуации в Алжире, конечно, придется, но решение примем самостоятельно.
      Семенов и Кара одновременно посмотрели на меня. Они ждали, что я выскажусь первым. Ну а я решил остаться в стороне и пожал плечами:
      - Вы можете поступать, как вам выгодно, а у меня приказ. Я должен готовиться к очередному дальнему походу и просто не имею права влезать в авантюры, расходовать ресурсы и рисковать воинами. Тем более что мне понадобится время на подготовку. Вам проще, вы рядом...
      Кара скривился и протянул:
      - Понятно...
      Саня Семенов добавил:
      - Принимать скоропалительных решений не надо. Нужны подробности. Кто именно атаковал Алжир, какими силами и почему Фархад Абуталеб сразу не попросил о помощи, а дотянул до того момента, когда враги подступили к его столице. Пошли в центр связи, потолкуем с берберами.
      Он направился с причала в гору, а мы с Карой последовали за ним и, пока шли, старый наемник поделился своими планами.
      - Зря сразу в отказ пошел, дорогой зятек, - негромко, словно опасался, что нас подслушают, произнес родственник. - Самое время в Алжир прогуляться. У меня чуйка. Я еще три дня назад понял, что надвигается какое-то событие, из которого можно извлечь выгоду.
      Я уже сообразил, куда клонит Кара, но все-таки решил уточнить:
      - Например?
      - Алжир богатый город. За последние десять лет султан стянул туда много ценного. Но главное, конечно, люди. У него есть любые специалисты: механики, строители, агрономы, инженеры и так далее. Если появиться в столице Фархадки в удобный момент, сорвем банк, и пленников захватим, и оружие, и золото. А если удача улыбнется, то и султана прихватим, а через него узнаем, где он прячет свои корабли.
      - То есть ты не собираешься помогать Фархаду? - на моем лице появилась улыбка.
      Кара взмахнул рукой:
      - Мне делать больше нечего? Что он мне даст? Золото и драгоценные камни? Плевать! Я сам возьму, что мне нужно. От нас он удара ждать не станет, а мы высадимся на берег, проясним обстановку и всех накроем. Давай, Сашка, решайся. Добычи будет много - хватит всем, и мне, и вам с Семеновым.
      - Ты мое слово уже слышал.
      - Смотри, как бы тебе не пожалеть. Потом локти станешь кусать и скажешь, что напрасно не послушал опытного Кару.
      - Поживем-увидим.
      В центре связи появились вовремя. Радиопослание Фархада Абуталета услышали не только на судне Кары. Здесь его тоже приняли. Впрочем, как и на "Ловком". Однако дежурный офицер не смог сразу связаться с командиром базы и с разрешения Миронова вызвал на связь нашего дипломата в Алжире.
      Представитель ККФ в султанате отозвался сразу, и выяснились некоторые интересные подробности.
      Когда Фархад Абуталеб начинал строить империю, он рассорился с некоторыми племенными вождями. Если говорить прямо, он стал убирать конкурентов и непокорные жители пустыни, собрав награбленное, погрузили добычу на верблюдов и откочевали как можно дальше от границ молодого султаната. Вдали от пристального ока Фархада они окрепли, собрались с силами и заключили союз с другими племенами пустыни. Настал час возмездия, и они ударили.
      В первом же бою часть армии султана перешла на сторону племенного ополчения. Фархад лишился двух десятков грузовиков, нескольких бронетранспортеров, трех танков и гаубичной батареи. Дипломат ККФ собрался об этом доложить, но его, под предлогом обеспечения безопасности, взяли под усиленную охрану - по факту посадили под домашний арест. Что происходило дальше, он знал без подробностей, но, судя по всему, Фархад Абуталеб надеялся разгромить кочевников и не хотел, чтобы об этом знали иностранные партнеры по торговле. Султан поднял гвардию и лично командовал войсками. Две битвы выиграл и одну проиграл. У него был шанс на победу. Но произошло то, что часто происходит с великими правителями, которые строят государство на зыбком фундаменте. Губернаторы трех крупных городов, за гарантию неприкосновенности своих родственников и нажитого имущества, сговорились с кочевниками и сдались.
      Войско султана снова стало разбегаться, и Фархад отступил в Алжир. В столице, находясь в состоянии нервного стресса, он лично вышел в радиоэфир и попросил о помощи. Кстати, не только нас, но и средиземноморцев. Ему не до жиру и пришлось забыть про гордость. Самому бы уцелеть и сохранить под контролем кусочек государства, а остальное вторично.
      Пообщавшись с дипломатом, который попутно сообщил, что за военную помощь в конфликте ККФ может получить долю от добычи восстановленных нефтепромыслов, мы опять провели совещание и отправили радиограмму на "Аделаиду". Еременко рекомендовал не вмешиваться, но это не приказ. Как я и предполагал, ответственность ложилась на нас, и я в очередной раз подтвердил, что в Алжире мне делать нечего. А вот Семенов, послушав Бурова, решил поучаствовать в походе. Но при условии, что Кара будет ему подчиняться и без него удар в тыл алжирцам наносить не станет. Буров согласился. Он такой человек, что дать слово и не сдержать его, для него естественно. Поэтому старый наемник все равно поступит так, как ему выгодно, и ударит тогда, когда сочтет нужным.
      Семенов и Буров стали планировать поход, а я немного послушал их и вернулся на корвет, где полным ходом шла погрузка части товаров из Метрополии. Этим занимался командир корабля, которого контролировал Скоков. Мне вмешиваться не стоило, и я вошел в каюту, где обнаружил сразу трех собак.
      За встречами и переговорами совсем позабыл, что моим разумным псам прислали подруг. И, прислонившись плечом к переборке, я внимательно их рассмотрел. Две овчарки лежали на ковре справа и слева от Лихого. Шерсть темная, с рыжеватым отливом. По массе немногим меньше моих самцов. На мордах характерные для кангалов, так турки называют анатолийских овчарок, черные маски. Черепа крупные. Хвосты длинные. Но главное - глаза. В них светился разум. Это было заметно, и я обратился к самкам:
      - Давайте знакомиться?
      Подошла одна. Она поймала мой взгляд и послала свое имя:
      "Лайта".
      Следом вторая:
      "Курта".
      Что значили эти имена и был ли в них заложен какой-то смысл, я не задумывался. Ни в тот момент. Ни в дальнейшем. Для меня это неважно и несущественно.
      Еще раз оглядев каюту, которая пропахла собаками, я тяжело вздохнул, взял с постели одеяло и ушел в кубрик матросов. Здесь упал на свободную койку и заснул.
      Я отдыхал остаток дня и вечер. Возможно, спал бы и дальше, но завершилась погрузка. Требовалось подписать накладные. Что я и сделал. После чего попрощался с Семеновым и Буровым, которые тоже вскоре собирались покинуть базу, и отдал приказ выходить в море. Пора возвращаться домой.



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
16.

Форт Передовой. 01.10.2069.

      Слабых били, бьют и будут бить всегда. Это аксиома. Султан Фархад, такой грозный и мощный правитель, потерпел поражение от своих пустынных сородичей и его предали люди, которым он доверял. Держава, которую так долго по кирпичикам выстраивал султан, затрещала по швам, и он совершил очередную ошибку. Сначала Фархад недооценил противника и переоценил верность губернаторов, а потом позвал на помощь чужеземцев, которые не собирались его спасать.
      Мой родственник, знаменитый наемник Николай Буров, более известный по прозвищу Кара, и хозяин ВМБ "Гибралтар" граф Александр Семенов, прибыли в Алжир на трех кораблях. Первый - вооруженный сухогруз "Вольняга", на борту которого находились две роты самых отмороженных черноморских головорезов и два взвода огневой поддержки с автоматическими станковыми гранатометами и тяжелыми пулеметами. Второй - большой десантный корабль с ротой морских пехотинцев, тремя бронетранспортерами, несколькими джипами и минометной батареей. Третий - пустой танкер.
      На причале долгожданную "подмогу" встречал лично султан, которого охраняли элитные гвардейцы, и события сразу завертелись лихо. Все, что хотели узнать, Буров и Семенов узнали еще во время морского перехода, постоянно общаясь с дипломатом ККФ в Алжире. Поэтому они решили не упускать удобного момента и задумали взять султана в плен в порту.
      Фархад от вчерашних союзников такой подлости не ожидал. Он умный и расчетливый человек, прожженный интриган, но снова просчитался. Его гвардейцев перебили, а самого султана скрутили и без всякого пиетета отправили в карцер "Вольняги", где им занялись специалисты по выбиванию информации из пленных.
      Султан продержался недолго, видимо, очередной провал его доконал, и стал выдавать свои секреты уже через полчаса. За это время морские пехотинцы и наемники выгрузились, заняли порт, развернули на причалах тяжелое вооружение и подготовились к захвату города. Что немаловажно, местные воины, потеряв султана и лишившись управления, сопротивления практически не оказывали. А затем окончательно сломленный пытками Фархад вышел на связь с командиром гарнизона и приказал всем подразделениям вернуться в места постоянной дислокации, не оказывать сопротивления захватчикам и ждать дальнейших распоряжений.
      Кто-то приказу султана подчинился, а многие почуяли неладное и покинули город. Момент такой, что лучше не придумаешь, и Буров с Семеновым дали отмашку воинам. Пора!
      Разбившись на штурмовые группы, имея на руках более-менее подробные карты Алжира с обозначением ключевых объектов, штурмовики вырвались в город, и начался грабеж. Время ограничено. До подхода передовых отрядов пустынного ополчения меньше суток. Воевать с берберами моим сотоварищам по колонизации Испании резона не было, и они торопились. А поскольку воины у Бурова, да и у Семенова, опытные, все делалось быстро и четко. Никаких насилий над местными женщинами. Никаких пьянок в домах богатых столичных жителей. Никакой излишней жестокости. Никаких актов вандализма и разрушений. Задачи были поставлены предельно ясно. Необходимо брать вооружение, боеприпасы, автомобили, бронетехнику, ценные металлы, заводское оборудование, средства связи и топливо. Ну и конечно специалистов-технарей, которых необходимо вывезти из Алжира в испанские колонии.
      За шестнадцать часов наши пираты успели многое. Был захвачен дворец султана, в котором находилась казна, арсенал, ремонтные мастерские, электроподстанция, топливные резервуары, склады и дома местной аристократии. Корабли загрузили под завязку, насколько это возможно. А потери оказались минимальными. Три человека у Бурова и двое у Семенов. Неразбериха. Воины раньше времени без разведки сунулись к казармам гвардии и напоролись на пулеметные очереди. Пришлось накрыть ППД султанских солдат из минометов и гвардейцы, кто еще не разбежался, выкинули белый флаг и сдали все вооружение. Но людей-то не вернешь. Впрочем, пять "двухсотых" и несколько легких "трехсотых" это немного и операция по ограблению столицы крупного государства прошла успешно.
      Тем временем в Алжир стали входить воины пустыни и перебежчики. Вот они-то щадить город не собирались, и городские окраины сразу опоясались черными дымами пожарищ. Следовало уходить и пираты, прихватив с собой султана и его гарем, сбросили в воду, что не смогли забрать, покинули порт и вышли в море. Однако они направились не на запад, домой, а на восток, к развалинам крупного приморского города Беджая. Именно там султан Фархад прятал свои корабли, которые он собирался отремонтировать и выпустить в Средиземное море.
      Спустя десять часов перегруженные трофеями и пленниками корабли достигли цели. Султан связался с комендантом порта и уведомил его о своем прибытии. Но местный начальник уже знал о падении Алжира и сообщил своему государю, что если корабли попытаются войти в порт, они будут обстреляны из полевых орудий.
      Султана в очередной раз предали. Что делать? Рисковать кораблями Буров и Семенов не хотели и не могли. Но с ними были морские пехотинцы, которые высадились на берег в паре километров от города с мотоботов. После чего воины атаковали алжирцев и отбили порт. На этот раз потери достигли двадцати человек, но трофеи стоили того, чтобы за них побороться. Был захвачен судоремонтный завод, элетростанция, артиллерийские полевые орудия, склады с запчастями и мастера-ремонтники. Но самое главное - корабли. А именно фрегат типа "Мурад Раис", корвет типа "Джебель Шенуа", один малый противолодочный катер, два битых танкера, сухогруз без надстройки и несколько яхт. Ни одно из этих судов не могло передвигаться самостоятельно. Однако все они держались на плаву. И, оставив на берегу охрану, пираты решили возвращаться на родные базы.
      На то, чтобы отбуксировать трофейные корабли в Гибралтар и Аликанте, Бурову и Семенову понадобилось три недели. За этот срок порт Беджая несколько раз атаковали жители пустыни. Но, к счастью, их натиск был не сильным, так как основные силы кочевников стянулись к догорающему Алжиру, где происходила дележка трофеев. Только дернутся, получат ответку и опять отскочат. Поэтому морские пехотинцы и наемники удержали позиции, отбились, а затем смогли обеспечить эвакуацию мастеров и захваченного добра.
      Буров и Семенов ликовали. Наконец-то, им улыбнулась удача. Раньше ведь как было? Весь успех на мою долю. Кто на Балтику ходил? Кто с северянами торговые и дипломатические отношения установил? Кто англичан разбил и захватил тысячи пленников? Кто у герцога Бирмингемского корабли отобрал и с немцами мосты дружбы навел? Ответ один - граф Александр Мечников. А теперь и они в фаворе у судьбы, рискнули и выиграли. Правда, Буров и Семенов перессорились, когда делили добычу, но это недоразумение уладилось, когда Кара обменял султана Фархада на малый противолодочный корабль. У африканского правителя, теперь уже бывшего, в голове еще много интересной информации. Не простой человек, не пахарь и не рыбак, а султан. И Буров, наверняка, вытрясет из него все, что Фархад знал или о чем только догадывался.
      Вот такие дела происходили в Алжире, а я наблюдал за всем происходящим со стороны, постоянно прослушивал радиосводки и, как это ни странно, ничуть своим сотоварищам не завидовал. В глубине души, конечно, понимал, что сглупил, когда отказался от участия в этой рискованной авантюре. Но сожалеть об упущенных возможностях не надо, ибо время вспять не повернуть и ни к чему терзать себя напрасными сожалениями. Надо жить сегодняшним днем и готовиться к дальней разведке. Тем более что сроки поджимали.
      Поход к берегам Северной Америки дело более чем серьезное и я готовился к нему тщательно, стараясь предусмотреть каждую мелочь, лично отбирая разведчиков и отрабатывая с ними на полигонах тактику боя в лесах, горах, на пустынных пляжах и городских развалинах. Неизвестно, что ожидает нас в этом рейде, и с кем мы столкнемся, а умирать или пропадать без вести я попросту не имел права. Поэтому, помимо всего прочего, пришлось пересмотреть все имеющиеся в наличии старые документальные фильмы о жизни американцев, канадцев и кубинцев, переворошить архивы и подтянуть знание английского языка.
      В трудах и заботах пролетело пять месяцев и "Ветрогон" вернулся в строй. Совместными усилиями, бросив на ремонт древнего фрегата лучших специалистов, а так же все ресурсы Передового и ВМБ "Гибралтар", нам удалось его восстановить. Ходовые испытания прошли отлично и даже строгий Скоков не нашел к чему придраться. Мы уложились в сроки, которые установил император, и начались крайние приготовления. На борт фрегата грузились припасы, а топливные танки заполнялись горючим. Личный состав, моряки и разведка, получили два выходных дня. Можно расслабиться и воины отдыхали. Но это они, а у меня выходных, как не было, так и нет. Я бродил по кораблю и размышлял.
      Разумеется, конец осени не самое лучшее время для похода, ибо велика вероятность влететь в сильный шторм. Однако имелись свои плюсы. Если у берегов Северной Америки опасно, вероятность подойти к недоброжелателям незаметно гораздо выше, чем летом. А в штормах мы уже бывали. "Ветрогон" выдерживал удары стихии раньше и выдержит теперь. Главная проблема иная - топливо, которого могло не хватить. И после череды совещаний было принято решение, что до северных берегов Ирландии фрегат пойдет в сопровождении танкера. Там последняя бункеровка и судно снабжение вернется в Передовой. А "Ветрогон" двинется дальше и проведет разведку. Если топлива не хватит, танкер будет вызван при помощи радиостанции. Все просто и понятно.
      Раз за разом я прокручивал в голове события последних месяцев, потом просматривал списки личного состава и проверял набитые продуктами и боеприпасами корабельные отсеки, а затем в тысячный раз смотрел на морские карты, которые изучил наизусть и, наверное, при желании, мог нарисовать их с закрытыми глазами. Я сам себя накручивал и зря беспокоился. Везде порядок. Лучше чем есть, уже не подготовиться. Но все же я оставался на борту фрегата и неизвестно, сколько бы времени бродил по его коридорам и ходовому мостику если бы не включилась УКВ-радиостанция.
      - Штаб вызывает Мечника, - прохрипел динамик голосом дежурного офицера молодого лейтенанта Сумарокова, который прибыл с последним пополнением.
      - На связи! - ответил я.
      - Командир, у вас дома какая-то проблема.
      Я сразу покинул ходовой мостик, быстрым шагом направился к трапу и на ходу задал уточняющий вопрос:
      - Что за проблема?
      - Не могу знать, - в голосе дежурного были виноватые нотки. - Прибежал посыльный. Он сообщил. Сказал, что вас вызвать не смогли, и убежал.
      - Ты офицер или тряпка?! - я начал закипать. - Почему не уточнил?!
      - Виноват.
      - Завтра же отправишься в дальний форт, будешь дикарей отбивать.
      - Слушаюсь.
      Бегом я бросился к машине, которая ожидала меня на причале. Попытался вызвать хоть кого-нибудь, помимо бестолкового дежурного, но никто не ответил. Что и немудрено. Выходной день и меня слышали только караульные, которые знали ровно столько, сколько лейтенант Сумароков.
      Мой джип подлетел к вилле и резко затормозил. Я выскочил из машины и осмотрелся.
      Осенний вечер. Ничего необычного. Ни шума, ни суеты. Караульные на местах.
      - Что случилось? - обратился я к ближайшему охраннику.
      Он пожал плечами и кивнул в сторону внутреннего дворика:
      - Там.
      Я прошел во двор и все понял. Рядом с домом стоял широкий длинный стол, который был заставлен едой и напитками. За ним собралась моя семья, жены и дети, а так же верные соратники из ближнего круга с супругами.
      Они выманили меня с корабля хитростью. Понимали, что если заранее объявить о праздничном ужине, я придумаю отговорку, и обманули меня. А злиться и обижаться на них нельзя. Они хотели, как лучше, смотрели на меня и улыбались.
      "В общем-то, все верно, - подумал я, молча, присаживаясь за стол между любимыми женщинами и наливая себе вина. - Отдых необходим. Когда еще удастся вот так провести вечер с близкими людьми? Неизвестно. Через месяц, а может быть два или три".
      - За что пьем? - я улыбнулся и поднял бокал.
      - За удачный поход! - выкрикнул кто-то.
      - Добро, - согласился я. - За удачный поход!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
17.

Залив Мэн. 15.10.2069.

      Вокруг густой белесый туман, который обволакивал одинокий корабль со всех сторон, и казалось, что он хотел его поглотить и растворить в себе. Однако это только иллюзия. Туман не кислотный, вреда от него нет. Он оседал на металлическую палубу и стекла иллюминаторов, концентрировался в капли воды и, повинуясь силе притяжения, тоненькими струйками соскальзывал вниз.
      Несмотря на девятый час утра, туман не рассеивался. Наоборот, он становился гуще. Видимость почти нулевая и "Ветрогон" шел по радару. Справа берег и примерно в десяти милях от нашего местонахождения должны находиться развалины американского города Портсмут. Слева Атлантический океан, который мы недавно пересекли.
      Неспешно, двигаясь в режиме экономии топлива, мы спускались с севера на юг. Результаты поиска пока нулевые и я никак не мог определиться, хорошо это или плохо. Было бы интересно обнаружить на берегу какое-то поселение и установить с местными жителями контакт, получить информацию и узнать, что происходит на землях, которые некогда принадлежали Канаде и США. А с другой стороны аборигены могли встретить нас выстрелами из пушек или попытаться взять фрегат на абордаж. И пока я разведчик, а не пират, вступать в сражение в мои планы не входило. Слишком далеко мы от родных берегов, на помощь рассчитывать не приходится, и если фрегат получит повреждения, которые невозможно устранить самостоятельно, домой мы вернемся не скоро. Радиосвязь с Гибралтаром, конечно, поддерживаем. Однако эвакуационное судно, в случае возникновения серьезных проблем, появится не скоро.
      В общем, пока шли к основной цели, к острову Куба, на котором находилась главная колония Детей Океана, и соблюдали особую осторожность в тех местах, где до Черного Трехлетия находились военно-морские базы ВМС США. Как обычно, я находился на ходовом мостике, сидел в кресле вахтенного штурмана, пил чай и наблюдал за действиями навигаторов. Старпом вел прокладку курса, склонился над старой картой, черкал карандашом и молчал. А командир корабля Скоков беспокоился, выйдет на крыло, посмотрит на туман и снова вернется на мостик, встанет рядом с вахтенным матросом на руле и помолчит. После чего подойдет к радару, кинет взгляд на экран, покачает головой и снова все по кругу: крыло - рулевой - радар.
      - Что-то не так, Максим Сергеевич? - нарушив тишину, обратился я к командиру "Ветрогона".
      Он поморщился и ответил:
      - Не люблю туман.
      - Никто не любит. Но нам он не страшен. Отмелей в этом районе нет, залив Мэн глубокий. Берег далековато, ни во что не врежемся, и корабль в порядке.
      - Знаю, - он кивнул и опять подошел к радару. - И все-таки мне не по себе.
      Снова наступила относительная тишина. Только звук работающих силовых установок, толкающих корабль вперед, да вибрация корпуса. Экипаж отдыхал. Людей понапрасну не дергали. Лихой, которого я, разумеется, взял с собой, в моей каюте. К полудню мы выскочим из тумана или он сам рассеется. После чего можно подойти к берегу, лечь в дрейф и немного осмотреться. Если заметим что-то интересное, например, дым костров или людей, вышлем разведку. Если нет, продолжим движение. Практика стандартная, отработанная много раз во время рейдов вдоль европейских берегов.
      - Черт! - раздался голос Скокова, который хмурился и смотрел на экран радара.
      Я покосился на него, и он пояснил:
      - Помехи.
      Покинув кресло, я приблизился к нему.
      На экране, действительно, помехи. Между нами и берегом появлялись и исчезали точки. Возможно, облака. Или древние затонувшие корабли, чьи металлические мачты и части корпуса время от времени появляются над водой, а затем снова исчезают. Причин появления помех много и не раз случалось так, что в условиях плохой видимости они принимались за реальные корабли.
      Тем временем Скоков попробовал подстроить радар, покрутил настройки и изображение померкло.
      - Сломал? - усмехнулся я.
      - Нет, - он тоже улыбнулся. - Просто другой режим попробовал.
      Экран снова засветился, изображение восстановилось и мы обнаружили, что помехи, шесть точек, образовали неровный круг. Странно. Так быть не должно, мы переглянулись и поняли друг друга без слов. Возможно, это не помехи, а маломерные суда, деревянные или пластиковые, без больших металлических площадей на корпусе.
      - Дистанция пять миль, - сказал Скоков.
      - Играй тревогу, - принял я решение. - Посмотрим, что там.
      Командир "Ветрогона" включил внутрикорабельную связь и объявил:
      - Палубной команде - аврал! Баковым на бак! Ютовым на ют! По местам стоять! Возможно присутствие катеров и лодок! Смотреть в оба! Дежурному взводу морской пехоты и комендорам занять боевые посты!
      По кораблю разнеслись звуки тревоги. Личный состав начал занимать места согласно боевого расписания, а фрегат повернул навстречу "помехам".
      Несколько минут в запасе было. Я быстро спустился в каюту, натянул спасательный жилет, на голову накинул кевларовую каску, прихватил оружие и выпустил из помещения Лихого. Шансы, что именно сегодня мы встретимся с аборигенами, не так уж и велики. Но они есть. И каким будет первый контакт угадать невозможно. Именно поэтому матросы, морские пехотинцы и комендоры на боевых постах. Вдруг, бой и мы получим пробоину? Артиллерия ответит, стрелки отобьют возможную абордажную партию, а моряки займутся борьбой за живучесть и быстро залатают пробоину. Как я уже упоминал, опыт у нас имелся и мы знали, что делать.
      Подготовившись, вместе с разумным псом, я вернулся на ходовой мостик. Расстояние между нами и "помехами", которые уже не исчезали с экрана радара, быстро сокращалось. Сомнений не было - впереди реальные объекты и если бы не туман, мы могли бы их разглядеть.
      Лихой забеспокоился. Он чувствовал волнение людей и еще что-то. Его чутью можно доверять и я подозвал пса к себе. После чего обхватил череп Лихого ладонями, посмотрел в его умные глаза и задал вопрос:
      "Скажи, что ты чувствуешь?"
      Ответ пришел моментально:
      "Впереди люди. Они хотят нам смерти. Больше ничего".
      "Благодарю, друг".
      Отпустив пса, вместе с ним я вышел на крыло. Туман немного рассеялся. Видимость улучшилась. Однако аборигенов не видать. На палубе замерли морпехи. Башни орудий медленно крутились, и комендоры искали цель.
      - Мы уже совсем рядом! - через открытую дверь ходового мостика донесся голос Скокова. - Что видишь!?
      - Ничего!
      - Впередсмотрящие тоже! Средний ход!
      Туман. Плеск волн, которые ударялись в борт фрегата. Еле слышные перешептывания стрелков на палубе. Шум движков. Треск УКВ-радиостанции на боку. И... И было еще что-то. Тарахтение маломощного движка, которое пробивалось сквозь корабельные шумы.
      - Слышу шум двигателя по правому борту! - окликнул я Скокова.
      - По радару мы уже должны столкнуться с местными! Они разошлись, разделились на тройки! Одна с правого борта! Другая с левого! Малый ход!
      Фрегат стал сбавлять скорость и в этот момент в лицо ударил порыв ветра. Он прошел сквозь туман, разорвал его на куски и я увидел аборигенов. Примерно в тридцати метрах от "Ветрогона" завис дирижабль. Самый настоящий. Все как положено: огромный аэростат и под ним гондола с винтом. Никаких флагов и обозначений нет.
      Вот так сюрприз. Всякое я ожидал увидеть возле американских берегов, но только не дирижабль. Хорошо еще, хоть имел представление, что это такое. Когда начинали развивать тему мотопаропланов в Передовом, волей-неволей пришлось ознакомиться с историей полетов, почитать про первые аэропланы и дирижабли.
      - Дирижабль с правого борта! - предупредил я Скокова.
      - Слева тоже висит! Метров сто пятьдесят! Не больше!
      В голове сотни мыслей. Я немного растерялся и не знал, как поступить. Каковы намерения людей в дирижабле? Сколько их? Какое у них вооружение?
      Лихой заскулил - он предупреждал об опасности, и я обратил внимание, что в борту гондолы под дирижаблем открылись небольшие люки-бойницы. Если воздухоплаватели начнут стрелять, могут быть потери.
      Я действовал инстинктивно и отдал Скокову команду:
      - Полный ход! Лево на борт! Орудиям огонь по воздушным целям!
      Командир "Ветрогона" подчинился сразу. Он продублировал мои команды и фрегат вздрогнул. "Ветрогон" стал разгоняться и одновременно с этим разворачиваться, а комендоры, которые уже взяли дирижабли на прицел, открыли огонь. Хотя аборигены начали бой первыми. В сторону фрегата с дирижаблей полетели гранаты. Как мы позже выяснили, тромблоны, винтовочные гранаты. Противник с левого борта промазал, а с правого нет. В районе вертолетной площадки на палубу упало несколько продолговатых цилиндров, и раздались хлопки.
      Всего три подрыва. На палубе кто-то громко закричал и выругался, видимо, осколки поранили морпехов. А затем аэростаты дирижаблей и гондола оказались продырявлены снарядами АУ-630, которые не взорвались, слишком небольшая дистанция, но легко прошили насквозь наполненные водородом оболочки и хрупкие деревянные подвески с пассажирами. Причем от ближайшего летательного аппарата отвалилась бомба, которая рухнула в воду, взорвалась и накрыла корму "Ветрогона" водой. Хорошо, что не подпустили дирижабли, могли пострадать. Все одно к одному, не зевали, и Лихой предупредил, поэтому сработали четко.
      Аэростаты загорелись. Гондолы в щепки и вниз полетели выпадающие из них люди.
      - Будете знать, на кого рыпаетесь! - с радостью выдохнул Скоков, когда я в очередной раз вернулся на мостик.
      - Спокойнее, Максим Сергеевич, - одернул я старого боевого товарища, который наблюдал за тем, как горящие останки дирижаблей опускаются в море. - Рядом еще четыре летательных аппарата.
      - Они нам не противники. Всех уроем.
      - И, тем не менее, давай не торопиться с выводами. Если у них есть пулеметы, они могут понаделать нам дырок. Сам знаешь, броня у нашего "Ветрогона" никакая, точнее, ее совсем нет.
      - Ты прав, - согласился он. - Как обычно.
      Тем временем под порывами усиливающегося ветра туман окончательно рассеялся, и проявились остальные дирижабли. Они оставались за нашей кормой и пытались уйти к берегу. Однако скорость у них невысокая, а дальнобойность наших орудий позволяла легко сбивать воздушные цели. Особенно такие, тихоходные и неповоротливые. Поэтому решили не рисковать. Я отдал команду уничтожить неизвестного противника и комендоры не подвели. АУ-630 дали несколько прицельных очередей и подбитые дирижабли, пылая и разваливаясь, один за другим полетели вниз.
      Что дальше? Нужны пленные, первичные источники информации, а поскольку в холодной воде долго не продержаться и счет шел на минуты, следовало поторапливаться и вытаскивать выживших воздухоплавателей пока они не превратились в окоченевшие трупы.
      "Ветрогон" снова развернулся и подошел к месту крушения последних дирижаблей. На воду были спущены мотоботы и моряки приступили к спасению утопающих.
      Сначала все нормально. Сразу же вытащили троих. А вот четвертый, падлюка, смог достать пистолет и попытался отстреливаться. Дурак. Он тонет и уже одной ногой в царстве мертвых, еще пара-тройка минут и потеряет сознание, а все равно ведет бой. Этот гад подстрелил нашего моряка, ранил в плечо, а затем его добили. Без церемоний, даже пулю не стали тратить, ударили веслом по голове, оглушили и он пошел ко дну.
      С учетом подрыва винтовочных гранат на палубе в начале боя, моряк стал нашим третьим раненым. К счастью, раны у всех пустяковые, проблем не ожидалось. А местные потеряли шесть дирижаблей, в каждом из которых от трех до пяти человек. Мы одержали убедительную победу, и теперь предстояло допросить пленников.
      Кстати, о пленниках. Из воды достали пять человек. Два негра, один белый, один латинос и один мулат. Когда их вытаскивали, все говорили на английском, глухонемых не оказалось. Одеты по-разному, кто в морской робе, кто в камуфляже, единая уставная форма отсутствовала. Спасательных жилетов ни у кого не оказалось. У двоих изъяли ножи, а у одного револьвер. Документов не обнаружили. Личных вещей по минимуму: самодельные бензиновые зажигалки, кисеты с мокрым табаком и трубки.
      Убедившись, что спасать больше некого, "Ветрогон" поспешил удалиться от негостеприимного берега и лег в дрейф. Туман окончательно рассеялся, словно его никогда не было. Все спокойно и мы, я и Скоков, не покидая боевой пост, пообедали. Только закончили трапезу и доклад из медчасти - пленники готовы, можно допрашивать.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
18.

Флоридский пролив. 22.10.2069.

      Глубокая ночь. Я валялся на койке в своей каюте и пытался заснуть. Раз за разом закрывал глаза, начинал проваливаться в мир сновидений и грез, а затем снова возвращался в реальность.
      Так прошел час. За ним другой. Я постоянно ждал, что вот-вот включится радиостанция, которая находилась на узком столике рядом со спальным местом, и дождался.
      Во втором часу ночи УКВ-радиостанция прохрипела:
      - ГКП вызывает Мечника.
      Я ответил сразу:
      - Мечник на связи.
      - Разведка высадилась на берег. Все спокойно. Мотоботы возвращаются.
      - Добро. Как только появится новая информация, сразу вызывайте.
      - Плюс.
      Радейка замолчала и я сел на кровать. Включил настольную лампу и покосился на Лихого, который лежал на коврике возле выхода и отдыхал. Ему-то чего? Разумный пес спокоен, а вот я беспокоился. Наверное, напрасно. Однако заснуть не получалось. Поэтому я начал одеваться. Не хотелось находиться в теплой каюте, лучше уж выйти на палубу, постою с вахтенными матросами, выпью горячего чая и покурю в закутке...
      Пока одевался, прокрутил в голове событий последних дней.
      Пленные американцы не упирались. Они ответили на все вопросы, и у нас появилась информация, которой мы сразу поделились с "Гибралтаром", а дальше она улетела в империю.
      В историях, которые мы услышали от пленников, для нас не было ничего нового и удивительного. Принципиальных различий в том, как развивались процессы в человеческом обществе во время прихода чумы в Америке и Европе, нет. Я сто раз повторял и повторю еще тысячу - люди всегда останутся людьми, со всеми своими хорошими и плохими качествами. Русский, китаец, американец или монгол - все мы хотим выжить, оставить потомство и улучшить свое материальное благосостояние, делами и трудом, а если есть возможность, за счет соседей, более слабых или менее развитых. Таковы исходные данные и единственное отличие Северной Америки от других материков планеты Земля в том, что боевой вирус накрыл гордых американцев первыми. Соответственно, они меньше других успели подготовиться.
      Приход ужасной болезни. Хаос. Непонимание происходящих вокруг событий. Концентрационные лагеря для зараженных людей. Пересыльные пункты для вынужденных переселенцев. Армейские и полицейские кордоны. Чрезвычайное положение. Бегство "сильных мира сего", богачей и политиков, подальше от электората. Пожары. Техногенные катастрофы. Мародерка. Бесчинства солдат и бандитов. Полный развал государства и создание общин, чудом выживших людей. Все это имело место быть.
      Прошло Черное Трехлетие. Вирус выдохся, не мутировал и самоликвидировался. Подгоняемые голодом люди стали выбираться из убежищ и укрытий. После чего на развалинах человеческих империй, в данном случае речь о Соединенных Штатах Америки, стали возникать островки цивилизации и появились банды сумасшедших бродяг-каннибалов.
      Одним из островков цивилизации стал город Спрингфилд, штат Массачусетс. Сначала это была тирания одного человека, некоего Джона Райта, который смог подчинить людей и заставил их работать ради общего выживания, а затем, после его свержения, образовалась республика. На вершине властной пирамиды, как водится, самые наглые, нахрапистые, волевые, умные и сильные. Трудяги вкалывают за паек и жалованье, военные ведут войны, а полиция оберегает руководителей и общественный порядок.
      На данный момент в Спрингфилде и в поселениях вокруг него проживало свыше двухсот тысяч человек. Республиканцы постоянно расширялись и вышли к Атлантическому океану. Однако поставить постоянные форпосты на побережье пока не решались. Причина - Дети Океана, точнее, их потомки. Шесть лет назад республиканцы попытались отстроиться на руинах Бостона. Полгода вкалывали и вложили в развитие нового перспективного поселения немало ресурсов, а затем появился большой десантный корабль под прикрытием древнего эсминца, высадил десант, и бостонская община была уничтожена. Все ценное имущество мореходы погрузили на корабли, а людей, кого не убили, забрали в рабство.
      Разумеется, Спрингфилд пытался договориться с агрессивными соседями и посылал к ним два посольства, одно морским путем на отремонтированном катере, другое по суше на лошадях. Ни одно назад не вернулось. Радиосообщения от послов были - они обнаружили мореходов и ближайшее их поселение, крепость на полуострове Флорида. А затем тишина, ни ответа, ни привета.
      Республика Спрингфилд имела на подконтрольной территории немало ресурсов. Но не хватало топлива. Что-то добывалась на окраинах, однако, это мизер. Поэтому ГСМ у республиканцев всегда в дефиците и, тем не менее, они развивали промышленность, берегли технику и создали собственные военно-воздушные силы на основе дирижаблей. Именно они должны были встретить мореходов, которые рано или поздно снова объявятся. И дирижабли готовились к тому, чтобы их разбомбить. Да видно готовились воздухоплаватели плохо - встреча с нами яркое тому подтверждение. Наблюдатели сообщили им, что вдоль побережья следует одинокий фрегат, и командир воздушной эскадры из шести дирижаблей, решив, что это противник, и он обязательно одержит победу, решил нас атаковать. План у него был простой - обнаружить фрегат, ранним утром зайти на него с двух сторон и сбросить бомбы. Потери в пятьдесят процентов при этом считались нормой. Но не сложилось. Мы двигались быстрее, чем они рассчитывали, а тут еще туман, который помешал не только нам, но и местным воякам. В итоге мы уцелели, а воздушная эскадра была уничтожена. Первый контакт с аборигенами вылился в конфликт.
      Кто мы и откуда, пленникам никто объяснять не собирался. Пока они сидели в корабельном карцере и что с ними делать дальше я еще не решил. Можно всех убить - сбросить за борт и концы в воду. Можно доставить в нашу колонию - наверняка, они вспомнят еще много интересного и их показания будут востребованы в Метрополии. А можно их отпустить - пусть расскажут своим лидерам, что не только Дети Океана имеют стальные корабли, и мы к ним никаких претензий не имеем. Но если это делать, то на обратном пути. Главная цель прежняя - получить сведения о вероятном противнике, о Детях Океана. Они все-таки уцелели, сохранили некоторые базы и имели мощное вооружение. Следовательно, могут представлять опасность для наших колоний.
      И вот "Ветрогон" двинулся дальше, добрался до Флоридского пролива и я приказал высадить на берег две разведгруппы. Точное местоположение крепости Детей Океана неизвестно, пленники таких сведений просто не имели. Но она неподалеку, где-то на входе в пролив, и наши разведчики ее обнаружат. Только бы нас раньше не засекли. Если у аборигенов есть хорошие радарные установки, не спрятаться. Да и с побережья могут увидеть, хотя после отправки мотоботов "Ветрогон" отошел от береговой черты.
      Тем временем я оделся и вооружился. Переступил через Лихого, который приоткрыл один глаз и шевельнул ушами, а затем вышел в коридор и замер.
      Куда направиться? Для начала на камбуз, где всегда есть кипяток и чай.
      Я спустился вниз, зашел на камбуз и обнаружил здесь трех молодых матросов. Они спокойно пили чай, и увидеть в столь поздний час командира не ожидали.
      - Смирно! - приподнимаясь со стула, негромко выдохнул один.
      - Вольно! - бросил я, прошел мимо моряков к титану с кипятком и на ходу подхватил большую чистую кружку.
      Пока делал чай, матросы испарились. Наверное, в данный момент они находились на вахте, но вместо того, чтобы смотреть на ночной океан и дрожать от холода спрятались в тепле. Не порядок. Следовало бы влепить каждому по наряду и сдать их боцману, чтобы вправил мозги. Только чегой-то не охота. Сам такой был, когда в Четвертой гвардейской бригаде рядовым солдатом служил. При первой же возможности от нарядов и караулов уклонялся. Хотя, возможно, я не прав. Матросы могли только что смениться и находились на подвахте, как усиление для тех, кто находился на палубе.
      Закинув в кружку пару ложек сахара, я хлопнул по карману куртки и проверил наличие папирос. Они были со мной и, стараясь не расплескать чай (волнение моря, несмотря на осень, небольшое, но качка есть), я вышел на корму.
      Холодно. Стылый промозглый ветер в один момент пробрался под куртку, и кожа покрылась гусиными пупырышками. Ничего хорошего. Погода такая, что самое время спать. Но ночная прохлада меня взбодрила и я усмехнулся.
      Под надстройкой в небольшом закутке лавочка. Я присел на нее, поставил рядом кружку с чаем, достал папиросы и закурил. Светомаскировку не нарушаю, снаружи меня не видно. Но вахтенный, который находился на корме, меня все-таки заметил, заглянул в курилку, разглядел, кто перед ним, и кивнул:
      - Доброй ночи, командир.
      - Ага, - отозвался я.
      Моряк исчез, а я курил, пил чай и размышлял о наших планах.
      Под шум бьющихся о борт корабля волн, время летело незаметно. За полчаса я скурил две папиросы и выпил чай. Только после этого покинул корму и прошелся по кораблю. Спустился в машинное отделение и проверил механиков, а затем поднялся на ходовой мостик. Скокова не было. Доклады от разведки дежурные - ведут поиск, уходят от берега, все спокойно, никого не видно и не слышно.
      В общем, заняться было нечем, и я вернулся в каюту. Прогулка пошла на пользу, холодный океанский ветер унес пустые проблемы и беспокойные мысли. После чего, лишь на минуту прислонившись к подушке, я моментально провалился в крепкий спокойный сон...
      Проснулся ровно в девять часов утра и связался с ГКП. Узнал, как дела у разведчиков. Пока никак - они еще в движении.
      Нам оставалось ждать, и мы ждали. Я позавтракал и решил, что раз все тихо, можно запустить на ноутбуке какой-нибудь фильм. Но не тут-то было...
      - ГКП вызывает Мечника, - в очередной раз прохрипела УКВ-радиостанция.
      - На связи.
      - Разведка обнаружила крепость и требует дополнительных инструкций.
      - Сейчас поднимусь.
      Спустя минуту я уже общался с разведчиками. Они, действительно, вышли на объект. И это была настоящая крепость: железобетонные стены и глубокие рвы, минные поля и колючая проволока, есть электричество, видна рабочая тарелка РЛС, полевые орудия и много солдат. Местные встревожены. В крепости тревога. Возможно, причина в том, что "Ветрогон" обнаружили. Разведка просила указаний.
      Я посоветовался с командиром корабля. Вступаем с аборигенами в конфликт или выжидаем? Если да - надо брать языков и отходить к океану. Если нет - наблюдение и сбор информации. С учетом того, что нас уже могли засечь, выбор трудный. Однако судьба все решила за нас.
      - На радаре появилась цель. Одиночная. Держит курс прямо на нас. Дистанция - семнадцать миль. Скорость - двадцать семь узлов.
      Судя по скорости, приближался фрегат или эсминец. Я посмотрел на Скокова, хотел сказать ему, чтобы готовил корабль к бою, но старый морской волк меня опередил. Он уже включил общесудовое оповещение и его голос разнесся по фрегату:
      - Тревога! Всему личному составу занять места согласно боевого расписания!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2684
  • Сообщений: 5935
  • Activity:
    44.5%
  • Благодарностей: +4371
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

19.

Побережье Флориды. 22.10.2069.

      Корабль аборигенов приближался быстро. Он был больше нашего фрегата и не уступал ему по скорости, а по вооружению, скорее всего, превосходил, и вступать с ним в линейное сражение прямо сейчас, на чужой территории и днем, не стоило. Следовательно, делаем ставку на маневренность и переговоры.
      "Ветрогон", выжимая из движков все, что возможно, взял курс на восток. Сколько пробегаем - все наше. Разведке приказ - затаиться и ждать дальнейших распоряжений, в бой вступать только в случае обнаружения.
      Судя по всему, против нас многоцелевой ракетный эсминец типа "Арли Берк". Основное назначение: охрана авианосных групп и конвоев, поддержка сухопутных сил и сил высадки десанта. На момент прихода чумы в ВМС США их числилось свыше полусотни. Несколько остались в Средиземном море. Часть погибла. Но не все и у местных аборигенов подобный эсминец мог быть не один. Водоизмещение такого корабля от девяти до десяти тысяч тонн, обычно 9600. На борту имелась универсальная система наведения и управления ракетным огнём AEGIS, а так же радиолокационная станция с фазированной антенной решёткой AN/SPY-1. На вооружении орудие "Mark 45" калибра 127 мм, два строенных 324-мм торпедных аппарата, зенитные и противокорабельные ракеты, а так же "Томагавки". Плюс вертолеты, один, а иногда даже два. С учетом многочисленных переделок и модернизаций, которые диктовались техническим упадком человечества им общим регрессом, торпеды и ракеты, наверняка, отсутствуют, как и вертолеты. А вот орудие главного калибра не одно, ибо на место демонтированного вооружения, наверняка, поставлены дополнительные пушки и пулеметы. Таковы предварительные исходные данные, пока мы не увидели корабль аборигенов вблизи.
      Фрегат вышел на максимальную скорость быстро и эсминец, двигаясь следом, смог сблизиться на дистанцию в шесть с половиной миль и контурные обводы чужого корабля подтвердили, что перед нами именно "Арли Берк". Дальше никак. Эсминец не мог догнать "Ветрогона", а мы не могли от него оторваться. Патовая ситуация. И так продолжалось два часа. Эсминец не стрелял, даже не пытался. Мы тоже не спешили его накрывать. Сделали ставку на переговоры и каждые пять минут, пытались вызвать аборигенов на связь. Использовали общую международную частоту и световые сигналы. Себя не идентифицировали - просто предлагали переговоры. Однако эсминец не отзывался. Ну не желали Дети Океана или как они там себя сейчас называли, с нами общаться. Они просто отгоняли незваных гостей подальше от своей базы и хранили молчание.
      - Саня, - не выдержал Скоков, - давай его обстреляем.
      - Не торопись, - опуская бинокль, я покачал головой.
      - А чего тянуть? - командир фрегата нахмурился и кивнул в сторону кормы: - Наши "Melara" обычными боеприпасами на восемь километров бьют. Еще немного его подпустим и влупим в борт десяток снарядов. Эсминец старый. Наверняка, латанный-перелатанный. Начнет тонуть или хотя бы загорится, а тут мы. Подойдем вплотную, подавим огневые точки АУ-630, прижмемся к борту и высадим десант.
      Резон в словах Скокова, конечно, имелся. Корабль у аборигенов, действительно, древний. Впрочем, как и наш фрегат, в котором мы уверены, и шансы на успех, обстрел и лихой абордаж, приличные. Однако, немного подумав и взвесив все "за-против", я решил планов пока не менять и в ближний бой не ввязываться. Слишком велик риск, а мы далеко от родных баз. Вот три-четыре года назад, когда из головы еще не выветрилось молодечество, я бы нисколько не сомневался. Положился бы на удачу и бросился в атаку - будь, что будет. Сейчас уже не то. Дома любимые женщины и дети. Я обещал им вернуться и обязательно вернусь. Если со мной что-то случится, они будут плакать и переживать, а мне их расстраивать не хотелось. Так что, если наносить удар, то наверняка.
      - Нет, - покосившись на Скокова, принял я окончательное решение.
      - Ясно, - командир фрегата решил не спорить.
      Снова, наверное, в сотый раз за утро, я подошел к монитору радара и посмотрел на экран. Расстояние между фрегатом и эсминцем увеличивалось. "Арли Берк" отставал. Между нами уже семь миль. А спустя десять минут разрыв достиг восьми миль и эсминец изменил курс. Корабль аборигенов, по-прежнему, не реагируя на наши радиовызовы, отправился к родному берегу.
      - Что делаем? - спросил Скоков.
      - Уходим к дальней точке эвакуации разведчиков. Пусть захватывают пленных и уходят.
      - Я прикинул по картам, им от крепости до точки эвакуации почти сорок километров идти.
      - Они справятся. Всю Россию с севера на юг прошли и не сгинули, а тут какие-то сорок километров по американским дебрям.
      Спустя пару минут я вызвал на связь командиров разведгрупп и поставил перед ними боевую задачу, точнее, подтвердил захват аборигенов. Воины у нас опытные и хорошо подготовлены, про это уже не раз упоминал, так что лишних вопросов никто не задавал. Взять языка? Сделаем, командир.
      "Ветрогон" повернул обратно к берегу. Эсминец с экрана радара пропал, ушел в пролив, к своей базе. А мы еще больше увеличили разрыв между нами с таким расчетом, чтобы фрегат даже мощная береговая РЛС не обнаружила. Все шло своим чередом и не успели мы добраться до берега, как разведка доложила о результате. Из крепости вышел патруль, и воины его атаковали. Сработали чисто. Патрульные, трое бойцов во главе с офицером, не успели поднять тревогу и вызвать подкрепления. Отлично. У разведчиков есть фора, а нам оставалось только ждать.
      Фрегат замер в бухте, которая, кстати сказать, не была отмечена на наших старых морских картах. Корабль лег в дрейф и палубная команда подготовила для спуска на воду мотоботы. Если у разведчиков все пройдет гладко, в районе полуночи они окажутся на борту "Ветрогона" и мы... Что дальше, я не знал, ибо многое зависело от допроса языков. Про Детей Океана мы успели немало нехорошего услышать, и от европейцев, и от спрингфилдских воздухоплавателей. Но факты таковы, что мы еще не стали заклятыми непримиримыми врагами и боевые действия не ведутся. Разумеется, если не считать таковыми действия разведчиков. В конце концов, пленных вернуть не сложно, пока у них не подорвано здоровье, и никто не убит. А для нас главное - достоверная информация.
      Прошел час. За ним другой и третий. Люди говорят - нет ничего хуже ожидания. Может и не так, есть вещи гораздо хуже. Однако необходимо признать, что ожидание было томительным. Слишком много угроз могли таить местные воды и густые береговые заросли. Чем дольше ждешь, тем больше себя накручиваешь. А ну как появятся корабли аборигенов, и не один эсминец, а две-три серьезных боевых единицы, которые смогут нас загонять, окружить и уничтожить? А что если зеленка скрывает минометную батарею, готовую обрушить на "Ветрогон" начиненные смертью стальные болванки? А что если у Детей Океана имеются самолеты и вертолеты? Вопросы и сомнения. Как ни крути, мы в этих водах чужаки и потому опасались всего.
      К счастью, день прошел без происшествий, и своим чередом наступила ночь. Разведка быстро двигалась к точке эвакуации и когда воины уже почти добрались до места, начались неприятности. На радаре опять появился корабль аборигенов. Судя по всему, уже знакомый нам эсминец типа "Арли Берк". Он был один. Наверняка, его радары уже засекли "Ветрогон" и я в очередной раз оказался перед выбором. Бежать, принять бой или дождаться возвращения разведчиков? Время поджимало. Все, кто в этот момент находился на ходовом мостике, молча, смотрели на меня. Они ждали решения своего сюзерена и главы экспедиции. Не оборачиваясь, я кожей чувствовал их взгляды. Казалось, даже мог точно определить, о чем они думают, драгоценные секунды, складываясь в минуты, уходили, и я нарушил тишину:
      - Разведка не успела вернуться. Уходим и отрываемся от эсминца. Первыми огонь не открывать. Воинам приказ - вместе с пленными двигаться дальше вдоль берега, заберем их завтра или послезавтра. Тут уж как фишка ляжет.
      Движки "Ветрогона" заработали на полную мощь и корпус корабля завибрировал. Фрегат покинул бухту и снова попытался оторваться от эсминца. Но в этот раз все было иначе. Ночная тьма скрывала корабли, которые двигались только по радарам, компасу и звездному небу. Водная гладь спокойна. Дистанция между эсминцем и фрегатом шесть миль. Мы быстро набрали скорость и были уверены, что оторвемся. Однако корабль аборигенов решил нас остановить при помощи своих крупных калибров.
      Темноту разорвали две яркие вспышки и спустя пару секунд слева по борту, примерно в пятидесяти метрах от фрегата, поднялись два белых водяных столба. Предупреждение или Дети Океана промазали? Размышлять над этим некогда, не время и не место. В нас стреляют, при этом не желая общаться по радио. Значит, мы имеем полное моральное право дать ответку и плевать на последствия. Видит бог, я войны не хотел.
      - Сами напросились, - процедил я сквозь зубы и, повысив голос, отдал команду, которую так ждал Скоков: - Право на борт! Артиллерия - огонь по готовности!
      У противника два орудия крупного калибра, миллиметров сто или больше, не считая артиллерийских автоматов и пулеметов, а у нас два орудия "Melara", калибром 76.2 мм, и две АУ-630. Кажется, мы слабее. Все-таки фрегату против эсминца воевать сложно. Однако я знал наши возможности и точность опытных комендоров "Ветрогона". Поэтому понимал, что если мы в ближайшую минуту не поймаем вражеский снаряд, победа будет за нами.
      На скорости в двадцать восемь узлов "Ветрогон" резко развернулся вправо. Выпущенные эсминцем очередные снаряды легли в стороне, а наши орудия уже навели на противника свои стволы и открыли огонь.
      Стандартная скорострельность "Melara" восемьдесят выстрелов в минуту. Если увлечься, можно извести боекомплект за пару минут. Но есть особые случаи, когда жалеть снаряды не надо, и сейчас был именно такой момент.
      Орудийные башни фрегата озарились вспышками. Снаряды осыпали корабль аборигенов, и его борт расцветился огненными кляксами. Множественные попадания в корпус и надстройку.
      Расслабляться не стоило. Следовало добивать противника, который еще мог так огрызнуться, что мало не покажется. Однако он не смог. Продолжая стрелять, мы сближались с эсминцем и, когда дистанция сократилась до трех миль, на борту корабля аборигенов произошел сильнейший взрыв. Вероятнее всего, сдетонировал боезапас, и взрыв оказался таким мощным, что на некоторое время ночь стала днем. Столб яростного пламени вырвался из недр корабельного корпуса и поднялся к темным небесам, а затем эсминец стал разваливаться на части и с его борта в океанские воды посыпались десятки людей, многие из которых были охвачены огнем.
      Кто-то может сказать - повезло Мечнику, в очередной раз этому авантюристу подфартило. А я скажу, что нельзя жалеть денег на содержание корабля и снарядов на подготовку комендоров. Я вот не зажал золотых монет, потратился на практические стрельбы и самое лучшее оборудование для фрегата, и "Ветрогон" снова не подвел.
      Тем временем эсминец тонул. Люди, которым посчастливилось его покинуть и кто не получил контузий, отплывали от своего корабля как можно дальше, и это правильно - затянет под воду и конец. Ну а мы подошли поближе и стали их вытаскивать. Не звери, в конце концов, и пленные моряки, если уж так сложилось, могут стать ценными источниками информации.
      Ближе к полуночи спасательные работы завершились. Из воды вытащили тридцать семь человек. Раненым и обожженным оказали первую медицинскую помощь, а остальных согнали в пустой кубрик и заперли. После чего отправили к берегу мотоботы и забрали разведчиков.
      Общий итог дня меня устроил: есть пленные, потоплен эсминец аборигенов и мы обошлись без потерь. И, что немаловажно, не обозначили свой флаг. Вот пусть теперь командиры Детей Океана сидят и ломают голову, кто к ним в гости приходил, откуда и зачем. Это их проблемы, а нам пора ложиться на обратный курс и уходить на север, подальше от негостеприимных флоридских берегов.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
                                                   20.

Форт Передовой. 01.01.2070.

      Новый Год встречали уже дома, среди родных и близких. Вернулись в Передовой аккурат утром тридцать первого декабря. Могли бы и раньше, но постоянно возникали задержки.
      После боя с эсминцем Детей Океана действовали по отработанной схеме, допрашивали пленных, а затем, обрабатывая информацию, думали, что делать. Продолжить разведку и все-таки попытаться пройти к Кубе или же не стоит? В итоге связались с ВМБ "Гибралтар", доложили о результатах и, не получив новых указаний, решили, что свою задачу мы выполнили. Тем более что среди тех, кого вытащили из воды, оказался штурман эсминца, а при нем несколько флэшек, на которых хранились все морские карты аборигенов и судовая документация. Одно это уже полностью окупало поход. А подвергать "Ветрогон", экипаж и себя любимого излишнему риску, я не собирался и отдал приказ возвращаться к испанским берегам.
      Самый простой вариант - рвануть напрямик, проложить курс через океан. Однако Атлантика хорошей погодой не баловала, начался сезон штормов, и наш старенький фрегат пошел по уже знакомому маршруту. Разумеется, проходили мимо разрушенного Бостона, где произошла схватка с американскими дирижаблями, и один из пленников, каким-то образом поняв, где мы находимся, или подслушав разговор охранников, выразил настойчивое желание со мной пообщаться. Время было, и я его выслушал.
      Пленник сделал предложение стать нашим послом к правителям Спрингфилда. Говорил он хорошо, мол, мы не враги и битва между нами это всего лишь трагическая случайность, а значит, наши страны могут быть друг другу полезны. Особенно в случае войны с Детьми Океана.
      Звали пленного Диего Журден. Обычный рядовой боец, даже не офицер. Но он хотел вернуться домой, где у него оставалась семья, и это желание было таким сильным, что американец сделал все возможное, дабы получить свободу. Он говорил и говорил, искал доводы и пытался меня убедить, что сможет стать послом, и сотрудничество с американцами принесет нам только выгоду. Вот только я не торопился, ибо не все так просто.
      С одной стороны Диего прав. Бой произошел случайно и на самом деле мы не враги, а Дети Океана в будущем могут быть опасны как для Спрингфилда, так и для наших колоний в Испании. А с другой стороны о том, кто мы и откуда, в Америке не знали и это хорошо. Спрингфилд, наверняка, продолжает считать, что наш корабль боевая единица Детей Океана. А они в свою очередь думают, что мы посланцы Спрингфилда или разведка нового анклава с севера. Вряд ли кто-то сможет додуматься, что мы пришли от европейских берегов. Слишком долго между континентами не поддерживалась связь, хотя американцы иногда могли слышать наши радиопереговоры. Не факт, что слушали, но могли. Как бы там ни было, а раскрывать себя мы пока не собирались. Может начальство в Краснодаре решит, что необходим контакт с американцами и снова пошлет меня через океан, а сейчас я против. Мне без разницы, что есть американцы, что нет. Лишь бы не доставляли нам проблем. По этой причине я выслушал Диего и отказал, а он вместо того, чтобы смириться и принять свою судьбу, попытался на меня напасть. Наверное, решил, что захватит заложника и сможет добиться желаемого. Но Лихой был рядом и сбил пленника с ног раньше, чем его руки дотянулись к моему горлу, хотя я бы и сам отбился.
      Охранники хотели утопить Журдена, проломить череп ломом и сбросить отчаянного дурака за борт. Времена суровые, а мы плоть от плоти, кровь от крови, нашего мира, так что удивляться подобному не стоило. Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы. Однако я приказал оставить его. Пусть еще поживет. Пока посидит в карцере, а в Передовом отправится в шахту.
      Корабль двигался дальше и, когда добрался до острова Ньюфаунленд, произошла очередная заминка. Невдалеке от берега были замечены рыбацкие лодки. Неужели обнаружен еще один анклав? Скорее всего. Это следовало проверить, и фрегат подошел к лодкам вплотную. Рыбаки попытались сбежать, но неудачно и мы захватили еще два десятка пленников, которые сообщили, что анклав, действительно, имеется. Довольно большая группа, от семи до восьми тысяч человек на развалинах города Сент-Джонс. И этот анклав не единственный, помимо него на острове еще два, и рыбакам известны такие же крупные поселения на материке, на территории бывшей Канады. Вот так новость, есть над чем подумать.
      Отпускать этих пленных тоже не стали и продолжили свой путь. Благополучно добрались до Ирландии, и тут у нас закончилось топливо. Ничего неожиданного, подобный вариант рассматривался как штатный, и мы нашли приют в германском анклаве вблизи Дублина. Теперь следовало дождаться прихода танкера, который наполнит танки фрегата топливом, а он все никак не мог покинуть Передовой. То поломка, которую необходимо устранить, то непогода. С базы раз за разом передавали, что ожидание будет недолгим, два-три дня, и только поэтому я не хотел просить топливо у немцев. Не люблю долги.
      Впрочем, в этой задержке имелись свои плюсы. Я мог пообщаться с немцами и посмотреть, как они устраиваются на новом месте, а заодно подвести общие итоги экспедиции.
      Сначала о немцах. Надо отметить их основную черту - дисциплинированность и склонность к порядку. Сказал Иоганн Лаш - необходимо что-то сделать, и рядовой немец идет, трудится и выполняет поставленную задачу. Что характерно, без споров и ворчания, четко, спокойно и размеренно, не отвлекаясь на то, что не касается его работы или службы, а присоединившиеся к ним англичане из Армии Рединга копировали их поведение. Так что производительность труда в немецком анклаве, можно назвать это КПД (Коэффициентом Полезного Действия), на порядок выше, чем у нас. Хотя и у меня не разгильдяи проживают, дармоедов нет и, по сравнению с другими поселениями, высокий процент специалистов.
      В общем, факт остается фактом - немецкая колония в Ирландии, несмотря на многочисленные трудности, быстро осваивалась и врастала корнями в землю. Переселенцы, избавившись от своей основной проблемы, речь идет о дикарях-каннибалах, прочесали остров и обнаружили четыре деревушки коренных жителей. Уговорами, посулами и угрозами, они их подчинили, а затем составили подробные списки всего ценного, что находилось в Ирландии: ресурсы, военные объекты, порты и развалины для поиска, старые дороги, продовольствие и так далее. После чего руководством был составлен детальный план развития и освоения земель, который на глазах из теории переходил в практическую плоскость. И, наблюдая за немцами, общаясь с ними и перенимая их задумки, я пришел к выводу, что шансы этой общины развиться, гораздо выше, чем у тех же самых скандинановов, калининградцев и прочих цивилизованных анклавов. Следовательно, если их не остановят жадные до чужого богатства соседи, например, герцог Бирмингемский или я (при условии, что мы рассоримся), они свою Германию возродят. Мне это никак не мешало и я не против, пусть возрождаются.
      А теперь общий итог по разведке. Генерал Еременко ждал подробного отчета, и в Гибралтар была отправлена специальная группа из военных и ученых, которые вытрясут из американцев всю информацию, какая только есть у них в голове. Но перед этим они ознакомятся с моими выводами, которые очевидны.
      Первый - в Северной Америке есть люди и сохранившие цивилизацию анклавы представляют из себя реальную силу, с которой при дальнейшей экспансии придется считаться. Мы обнаружили три анклава: Дети Океана, которые сейчас называются "морские люди", Спрингфилд и союз канадских общин побережья Атлантического океана. А так же получили информацию еще о десятке крупных общин, с которыми сталкивались Дети Океана.
      Второе - существование Детей Океана (морских людей) подтвердилось. Они не миф и не сказка. Такая общность, действительно, существует и она весьма воинственна. Однако, как это ни странно, я пришел к выводу, что серьезной угрозы "морские люди" не представляют. Есть корабли и ресурсы, топливо и большие запасы оружия. Вот только специалистов-технарей очень мало. Как пример, наше боестолкновение с эсминцем. Знаете, почему они не стреляли при нашей первой встрече? Да потому, что одно орудие заклинило, а во втором в стволе застрял снаряд. И для решения этих проблем эсминцу пришлось вернуться на базу, дабы ремонтная команда устранила неисправности. А еще их не так уж и много. На Кубе, на побережье Мексики и во Флориде проживает порядка пятидесяти пяти тысяч человек. Это вольных. А с ними бесправные рабы, еще шестьдесят-семьдесят тысяч трудяг. Кроме того, у них нет единого лидера. Каждый командир базы наследственный феодал, ситуация во многом схожа с той, с какой нам пришлось столкнуться в Средиземном море. И вроде бы лидеры вместе, создали какой-то общий совет, но в то же время каждый сам по себе. Полнейший разброд и мое предложение таково, что необходимо собраться с силами, создать мощную эскадру, погрузить на борт десантных кораблей самых крутых наших головорезов и наемников, пересечь весной океан и самим их атаковать, чтобы захватить богатства и суда "морских людей". И сделать это надо раньше, пока их не ограбил кто-то другой, Спрингфилд или латиноамериканские анклавы, о которых нам сообщили пленники.
      Третье - мои рекомендации по контактам с другими американскими анклавами, Спрингфилдом и канадцами. С первыми лучше дел не иметь, по крайней мере, в ближайшее время, ибо их территория в зоне досягаемости морских людей и нет выхода в океан. А вот с канадцами надо задружить и захваченных в плен рыбаков придется воспринимать как гостей, которые в свой черед вернутся на родной остров без урона и ущерба, с возмещением материальных затрат и морального вреда.
      Ну и четвертое - прояснить судьбу средиземноморского крейсера "Фамагуста" и судна снабжения "Барбара Смит", которые более двух лет назад вышли в Атлантику и пропали, не удалось. "Морские люди" с ними не сталкивались.
      Таковы итоги и мои мысли, а какое решение по дальнейшим контактам с Северной Америкой примет Еременко, который, конечно же, посоветуется с императором, мне на тот момент было неизвестно.
      В гостях у немцев мы провели три недели, если быть более точным, двадцать два дня. Потеря времени просто огромная. Сколько можно было сделать за этот срок дома, в своем форте... А вместо этого мы прохлаждались и за сутки до прибытия танкера, который все-таки покинул порт Передового, произошло еще одно значимое событие.
      Дозорные немцев заметили курсирующий рядом с берегом моторный катер, который вскоре вошел в порт Дублина. В гости они никого не ждали и выслали на причал хорошо вооруженный отряд быстрого реагирования. Я оказался неподалеку, вместе с охранниками присоединился к немцам, и каково же было мое удивление, когда с катера, который шел под белым флагом, на разрушенный бетонный причал сошел Квентин Дойл собственной персоной.
       Да-да, глаза меня не подвели, я увидел перед собой бывшего командующего Армией Рединга, который предал вверивших ему свою судьбу людей. И этот предатель, несмотря на все, что он сотворил, улыбался и держался довольно спокойно.
      - Здравствуйте! - поднимая вверх руки, закричал он. - Я прибыл с посланием от моего повелителя герцога Магомеда! Надеюсь, вы понимаете, что я посол и лицо неприкосновенное!?
      Мне хотелось подойти к Дойлу и ударить его по лицу, сломать ему нос, разбить губы и вышибить зубы, а потом сбить с ног, сломать ребра и пинать до тех пор, пока он не сдохнет. Презренный человечишка, мразь. Ненавидеть его не за что, по крайней мере, лично мне. Однако такую сволочь необходимо уничтожать при первой же возможности.
      С трудом я сдержался и, когда немцы потащили его в штаб-квартиру Иоганна Лаша, последовал за ними. Меня никто не останавливал, а лидер германского анклава, показывая свое доверие ко мне, не пытался остаться с посланником негритянского герцога один на один. Поэтому я присутствовал при разговоре с Дойлом от начала до конца, и расклад нарисовался следующий.
      Герцог Магомед собирал о нас информацию и после переселения немцев в Ирландию стал за ними наблюдать. Армии Рединга больше нет. С крупными британскими общинами он договорился. Дальше только развитие, но он опасался нас, вернее сказать, меня и моих воинов, которые, подобно древним викингам, налетавшим на земли британцев с моря, могли в любой момент потревожить его покой. А поскольку достать меня он не мог, герцогу требовался мир. И для начала он решил отправить посла к немцам, чтобы они выступили посредниками в переговорах между нами.
      Условия герцога, который не знал, что я нахожусь в германском анклаве, были простыми. Он не трогает немцев и не пытается наложить лапу на Ирландию. Все плохое, что было между нашими анклавами, колонией графа ККФ Мечникова и Бирмингемом, в прошлом, начинаем договариваться с чистого листа. Мы не тревожим герцога набегами и не пытаемся захватывать его суда, которые уже вышли в море, в основном это маломерные промысловые катера, яхты и шхуны. Разрешена беспошлинная торговля между анклавами. Возможен выкуп белых рабов, которыми мы, немцы и я, захотим усилить свои анклавы.
      Немецкого лидера это устроило, а я сначала хотел отказаться. Но опыт и холодный расчет сделали свое дело. Я сдержался и сказал, что худой мир лучше хорошей войны и весной пришлю в Бирмингем своих послов, а до тех пор герцогу опасаться нечего. Такими были мои слова и когда Дойла проводили обратно на катер, который сразу же покинул порт, Иоганн Лаш спросил:
      - Граф, вы, в самом деле, готовы заключить с маврами мир?
      "Ага, так я тебе правду и сказал"... - промелькнула у меня мысль и я ответил:
      - Да. Мне война не нужна.
      - А как же разоренный Рединг и белые рабы?
      - Мне плевать. Рединг не мой родной анклав и англичане сами виновны в своих бедах.
      - Я вас услышал.
      Лаш кивнул и мы расстались.
      В действительности я рассматривал мирный договор с Бирмингемом как отсрочку. Всему свое время и государство мавров будет повержено, ибо я рассматривал его как угрозу своему будущему, очень уж быстро развивался анклав негритянских расистов в Британии. Но чтобы сокрушить имеющего регулярную армию серьезного противника, не понеся при этом больших потерь, необходимо хорошо подготовиться. А пока пусть герцог успокоится, в ближайшие годы мне будет не до него, ибо мои основные интересы в Испании.
      Наконец, пришел танкер. Фрегат получил топливо, и мы вернулись в Передовой. Семья в порядке. В анклаве без происшествий и наша колония жила мирной жизнью. Начальство получило мой отчет и пленников, которые сразу же были отправлены в Гибралтар. Все хорошо и замечательно. Я дома и царившая вокруг обстановка заставила меня поверить в то, что ближайшие годы будут мирными и относительно спокойными.
      Кстати, так все и случилось. Следующие три года мы ни с кем всерьез не воевали, а морская разведка проводилась только вблизи европейских берегов.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Часть Вторая.

21.

Форт Передовой. 17.01.2073.

      Раннее зимнее утро. Я уже собирался покинуть дом, когда меня окликнул старший сын:
      - Отец!
      Обернувшись, я посмотрел на него. Тринадцатилетний русоволосый подросток, крепкий и поджарый, с моими чертами лица и прищуренным взглядом своего деда, знаменитого наемника-авантюриста Кары. Судя по всему, он хотел серьезного разговора. Хм! По его меркам серьезного. И отступать он не собирался. Весь в меня.
      - В чем дело, Игорь? - спросил я, хотя прекрасно понимал, о чем пойдет речь. - Я тороплюсь, давай поговорим вечером.
      Подросток покачал головой:
      - Нет... Ты постоянно занят, сейчас снова исчезнешь на весь день, а появишься поздно ночью...
      Что есть, то есть. Нелегко быть феодалом, который руководит самой крупной колонией Черноморской империи на Пиренейском полуострове. И хотя я давно не ходил в дальние походы, забот меньше не становилось и времени постоянно не хватало.
      - Разреши, я проведу этот день с тобой, - попросил сын.
      Школа сегодня закрыта, что-то с отоплением, и там шел ремонт. Игорь дома, заняться ему особо нечем, и я решил побаловать старшего отпрыска.
      - Хорошо, одевайся и на выход. Только быстро.
      - Оружие брать? - на лице Игоря появилась счастливая улыбка.
      - Конечно.
      Сказав это, я покинул дом, вышел во двор и остановился рядом с автомобилем. После чего закурил папироску, сделал первую затяжку за день и прижался спиной к двери "джипа".
      В Бискайском заливе шторм. Над головой темные тучи. Порыв холодного ветра с примесью морской соли ударил в лицо, и я поморщился.
      "Кажется, спокойный период в моей жизни подходит к концу", - промелькнула в голове мысль и, сделав еще одну затяжку, я закрыл глаза и перед мысленным взором промелькнули картины событий, которые произошли за последние тридцать шесть месяцев с того момента, как "Ветрогон" вернулся из дальнего похода к берегам Северной Америки.
      Сделано много и результаты, без ложной скромности, достигнуты серьезные.
      Форт Передовой, мой дом и моя крепость, продолжает разрастаться и развиваться. Помимо главного поселения на развалинах Ферроля, вокруг него два десятка хорошо укрепленных острогов и хуторов. Общая численность населения во владении графа Мечникова, не считая рабов и вольных бродяг, которые самостоятельно гуляют по руинам прежней цивилизации, перевалила за двенадцать тысяч человек, и постоянно появляются новые переселенцы, как вынужденные, так и добровольные.
      Самые ценные кадры, конечно же, добровольцы. Это завербованные в ККФ специалисты и воины. Они заключают долгосрочные контракты с вербовщиками компании "Мечников и сыновья", а затем в одиночку, реже с семьями, перебираются к нам. А поскольку здесь раздолье, много свободы, внушительное жалованье и относительно безопасно, многие останутся здесь навсегда. Особенно это касается холостяков, которые женятся на местных женщинах.
      Вторая категория - вынужденные переселенцы. Как правило, речь идет о подневольных рабах, выкупленных нами в Англии или на Балтике. За ними наблюдают, и если у человека имеется потенциал, ему предлагают свободу в обмен на верную службу. После чего он становится полноправным гражданином Черноморской империи и приносит присягу на верность своему графу и новому Отечеству, в котором бывший раб никогда не был и вряд ли когда-нибудь окажется. Ну и понятное дело, что в эту категорию свободных граждан включаются спасенные поисковыми отрядами жители испанских цивилизованных общин, в основном женщины и дети.
      Что же касательно рабов, как некоторые говорят "скотов", движимого имущества графа Мечникова, то их относительно немного, всего семьсот, и почти все они в шахтах, добывают уголек. Тот самый уголек, который мы используем для тепловой угольной электростанции "Эндеза Термик".
      Да-да, теплоэлектростанция. Сколько сил и средств было потрачено на ее частичное восстановление, страшно вспоминать. Но мы своего добились. Полгода назад ТЭЦ стала давать электроэнергию, и ночами Передовой светится, словно новогодняя елка. Так же с острогами - они моя забота и электричеством некоторые уже обеспечены. А вот хутора должны позаботиться о себе самостоятельно. В каждом укрепленном поселении сформировалась община, которая платит мне налоги за защиту, и мы готовы помогать селянам в восстановлении линий электропередач. Разумеется, не просто так, за красивые глаза и по дружбе, а в кредит под небольшой процент, в счет сельскохозяйственной продукции и добычи от поиска, который так или иначе ведут все. Пока старосты, вожаки кланов и главы поселений думают, но я уверен, что вскоре они пришлют общую делегацию и попросят о помощи.
      Впрочем, основной потребитель электроэнергии все-таки СРЗ. Судоремонтный завод необходим, ибо основа нашего благосостояния и благополучия морские походы, разведка и торговля, а ВМБ "Гибралтар" не всегда в состоянии нам помочь, да и обходится эта помощь в крупные суммы. Вот только без дешевой электроэнергии СРЗ мог провести только мелкий восстановительный ремонт. А сейчас, имея все необходимое: специалистов, оборудования и энергию; мы развернемся на полную мощь. Не только свои корабли начнем ремонтировать, но и чужие, а помимо того задуман масштабный проект по восстановлению мелких судов: катеров, яхт, мотоботов. Вдоль океанского побережья, в разрушенных портах, их много. Тысячи брошенных маломерок ждут, когда ими займутся, а затем мы начнем их использовать в собственном хозяйстве и продавать.
      В общем, все очень и очень неплохо. Мои корабли в любой момент готовы отправиться в поход. Запасы топлива, боеприпасов и продовольствия в норме, выдержим год в изоляции. Армия, она же дружина, сильна и в строю, несмотря на прошлогоднее сокращение штатов, когда часть моих соратников во главе с Серым решила уйти на вольные хлеба и создать свой клан, семьсот воинов. Это помимо моряков, которые тоже вояки. Есть танки, бронемашины, автомобили и артиллерия. Ремонтируется несколько древних самолетов для разведывательных полетов и весной из ККФ доставят заказанный нами новенький АН-2. Помимо СРЗ и теплоэлектростанции восстанавливаем заводы, по крайней мере, пытаемся, и наладили радиосвязь, так что можем теперь слушать половину планеты и напрямую общаться с Метрополией. Дикари своими набегами хоть и беспокоят, но их налеты серьезного вреда не причиняют, и враги встречаются на границах графства профессиональными охотниками на людоедов. Казна тощая, однако доходы поспевают за расходами. Тут и поиск деньги приносит, и сельское хозяйство, и торговля с соседями, и жалованье от государства, точнее, от Имперского Министерства Колоний. Живи и радуйся. НО! Всегда есть это самое "но". Меня беспокоит международная обстановка и суета в других колониях. Все это не к добру и я буквально кожей чувствую, что в ближайшее время придется покинуть Передовой и рискнуть жизнью. Не только своей, но и воинов. Поэтому я насторожился и старался не поддаваться всеобщей эйфории, которая охватила моих старших офицеров и ближайших соратников. Они радуются. Наконец-то, мир и покой. Кто-то, как Серый, покинул службу, остался вассалом графа Мечникова и основал свой клан, ведет собственный поиск в развалинах испанских городов и отстраивает поселение. Кто-то, оставаясь на службе, планирует собственный бизнес, открыть мастерскую по ремонту старой техники или заняться рыболовством. А кто-то просто живет, обзаводится гаремом, благо, женщин много, и растит детей. Все это хорошо и вполне естественно, но друзья-товарищи совершенно не желают смотреть по сторонам, и в ближайшее время придется собрать большой совет, на котором я объясню им, что расслабляться нельзя, а мир вокруг нас по-прежнему полон опасностей и угроз.
      Какие именно опасности и угрозы? Их сотни и я перечислю только некоторые из них.
      Бирмингемский герцог Магомед, с которым был заключен мирный договор и пакт о ненападении, продолжает копить силы, обучает бойцов и собирает большой флот. Для чего? Понятно же, что хочет устранить угрозу в нашем лице, атаковать наших немецких союзников в Ирландии или расширить свои владения за счет пока еще независимых анклавов в Британии. Допускать его усиление глупо. Следовательно, настанет момент, когда придется снова с ним сразиться и лучше всего ударить первым, на опережение.
      Дети Океана тоже никуда не исчезли. Мы в новый поход к берегам Северной Америки не ходили. Вместо нас это сделал Семенов, который заключил союзный договор с племенами Канады и оставил на острове Ньюфаунлед разведгруппу с мощной радиостанцией. Так вот недавно разведчики доложили, что были замечены корабли "моряков", которые вели разведку и пытались захватить пленных. Однако после предупредительных выстрелов из трех минометов предпочли отступить. Что они делали так далеко от родных берегов? Вероятнее всего, хотели понять, кто утопил их эсминец возле побережья Флориды. И если они об этом узнают, могут пожаловать к нам в гости.
      Балтийские анклавы. На севере, как обычно, неспокойно. Войска из Москвы подавили сопротивление гатчинцев и собрались сцепиться с Калининградом. Но генсек Андрей Левченко опередил соседей, нанял скандинавов и обрел союзников в лице поляков, а затем вместе с ними обрушился на противника. Полгода они бились за Гатчину, а потом, по неизвестной причине, замирились и теперь, объединив войска, собираются с кем-то воевать. А вдруг со мной? Исключать этого нельзя, тем более что Левченко на прямые вопросы не отвечает, уклоняется, интриган, а наши дипломаты и шпионы находятся под постоянным наблюдением и достоверной информацией не владеют.
      Алжир бурлит и кипит. После свержения прежнего султана племена пустыни, по примеру древних воителей, объединились, развернули зеленое пламя Джихада и двинулись вдоль моря в Марокко, откуда планируют перебраться в Испанию. Они хотят войны, не насытились пролитой кровью и пожарами. И первым под их удар может попасть Семенов, которому я, если придется, обязательно помогу.
      Средиземноморцы тоже активны. После нападения на ККФ и гражданской войны, сил у них осталось немного, но они есть. Потомки американских и английских военных моряков вновь объединяются и угроза с их стороны постоянная. Игнасио Каннингем сотоварищи торгует с алжирцами и поставляет им боеприпасы, а иногда препятствует проходу наших кораблей через Босфор и Дарданеллы. Так что никакой дружбы нет и перемирие между нами хрупкое.
      Кроме того, нельзя забывать о дикарях-каннибалах. В Испании они еще сильны и могут накатить штормовым валом из живых тел на наши укрепления. А помимо них орды двуногих зверей бродят по территориям бывших европейских государств, Франции, Германии, Италии, Австрии и так далее. В последнее время они совершенно не выходят к океанскому побережью в районе Бискайского залива, и не удается захватить пленников, которые могут сообщить об их миграциях и планах лидеров. Последнего взяли год назад, по чистой случайности, а потом я его лично допрашивал. И хотя знал он немного, его слова заставили напрячься. Дикарь сказал, что у них появились сильные союзники, которые пообещали много еды, и по описаниям они похожи на наших старых знакомых, сатанистов с территории Украины. Вон уже куда добрались, мерзавцы, до Франции дошли и смогли сговориться с дикарями. Так что жди беды. По этой причине пару месяцев назад я послал в район сосредоточения дикарей и сатанистов лучшую разведгруппу, которая уже четыре недели не выходила на связь. Погибла? Я в это не верил. Вернее, не хотел верить, и надеялся, что воины просто лишились радиосвязи.
      Все это самые очевидные угрозы, но не самые серьезные. Враги внешние, конечно, опасны. Но хуже них враги внутренние. Наша Черноморская империя, бывший ККФ, год от года только крепнет. Но гнили в ней много и это проблема. Олигархи никуда не делись, и они по-прежнему вставляют императору палки в колеса. Двуличные сволочи, днем улыбаются, а под покровом темноты сговариваются с нашими противниками, выискивают недовольных, подбивают народ на бунт и злобно шипят. Это как пар в кипящем котле. Крышка пока держит давление, но оно возрастает и содержимое котла, того и гляди вырвется наружу, зальет огонь и оставит от костра одни шипящие уголья...
      - Отец, я готов! - на крыльце появился Игорь.
      Сын, действительно, подготовился. Сегодня у меня по плану поездка к границе с дикарями в район горного хребта Сиерра де Мейра, где я хочу проинспектировать строительство оборонительного укрепрайона, и он про это знал. Одет тепло, но одежда не стесняет движений. За плечами рюкзачок со всем необходимым. На плече автомат, в разгрузке боеприпасы и гранаты, а на ремне кинжал и пистолет. Словно на войну собрался и это правильно. Наш штабной автомобиль будет сопровождать охрана, пара "джипов" с пулеметами и стрелками, но возможно и самим пострелять придется.
      - Поехали, - я кивнул ему и сел на переднее сиденье рядом с водителем.
      Игорь расположился позади вместе с Лихим, который уже был здесь. После чего штабной автомобиль, покинув двор виллы, помчался к штабу, где нас поджидала охрана.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
50 Ответов
6418 Просмотров
Последний ответ 24-06-2018, 20:47
от Kard
27 Ответов
8869 Просмотров
Последний ответ 03-01-2016, 17:04
от Kard
30 Ответов
4494 Просмотров
Последний ответ 12-03-2018, 08:55
от YaKnignik
63 Ответов
8399 Просмотров
Последний ответ 28-05-2017, 19:43
от tankist
55 Ответов
6269 Просмотров
Последний ответ 12-09-2016, 19:54
от YaKnignik

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.