Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Андрей Горн - Дух трудолюбия (бояръ-аниме)  (Прочитано 2658 раз)

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       
 
  :reverans_men:
    ****
       
      Наутро у меня была новая головная боль. Ее высочество сообщила при расставании, что их семья планирует вскоре выйти в свет после попытки переворота. И сделает это на премьере оперы "Орфей и Эвридика" в Гранд-Театре вечером. А это через два дня.  И если я хочу вновь ее увидеть, то мне надлежит быть там. 
       Прекрасно. Просто прекрасно. Премьера через два дня. Только вот у императорской семьи там своя ложа имеется и билеты уже давно куплены, а как это сделать мне? Наверняка уже все лучшие места уже распроданы. В общем так и оказалось. Про дорогие билеты на места типа ложи бенуара или бельэтажа и говорить нечего-все оказалось распроданым. А на дешёвые места вроде на балконах и галереях и говорить нечего -тоже. Словно все подданные разом устремились вживую увидеть семью Императора. Но купить билетик на галерку мне все-таки удалось. Правда втридорога переплатил. Заветные билетики купил рядом со входом в театр, когда я вышел недовольный из кассы. Отдал десятку зачуханному мужичку, боязливо смотревшего на гвардейца и постоянно озиравшегося по сторонам, за три  сереньких невзрачных квитка с названием театра, оперы, даты и места. Даже торговаться не стал.
      -Вы, барин, не подумайте чего. Женщинам своим брал, а жинка не смогла. Заболела, лечить надо, лекарства нынче денег стоят. Купите, барин, а? Недорого прошу. 
      Приобретению билетов больше всех оказалась рада Варвара. Как оказалось, девушка давно мечтала попасть на оперу и тому факту, что билеты попались "дешевые" ничуть не обиделась. Пашке опера, как и мне, была не слишком интересна, но он все же же пошел с нами за компанию.  Лишь Прохору билетов не досталось, но идти в театр с охраной мне показалось излишним.
      В назначенный день премьеры вечером мы были возле театра. Расставшись с гвардейцем у входа и отправив его окончательно домой, мы пошли ко входу. Подсвеченный множеством ламп, весь залитый электрическим светом, столичный Гранд-театр встречал гостей. К вип-входу подъезжали паровики, где их встречали респектабельные швейцары. У входов для зрителей победнее толпились страждущие попасть вовнутрь, к которым мы и направились.
        Выйдя из гардероба и отметив местонахождение галерки, где по билету находились наши места, принялись бродить по театру. Гуляя, Павел с Варварой больше интересовались богатым убранством Гранд-театра, отмечая интересные им мелочи и магографии спектаклей из на стенах. А я глазами был в поисках ложи, в которой должна была быть семья его величества. Купил всем полакомиться по мороженому в стаканчике. 
       Не обошлось в театре без встреч со знакомыми. Если кто говорит, что столица это большая деревня, то театр -это ее средоточие. Первым навстречу попался офицер в парадном, ну из тех, что вели расследование во дворце. Поздоровавшись и перекинувшись парой словцов, что совершенно не помешало мужчине галантно облобызать ручку Варвары и осыпать ту комплиментами, мы прошли дальше. Почти сразу следом столкнулся, не поверите, с директором нашей мастерской Арбузовым с супругой и сыном, прогуливавшимся, также как и мы, в ожидании начала оперы. И госпожой Ламановой Надеждой Яковлевной. Ну наставницей Анфисы из нашего приюта. Женщина была в кокетливой белой шляпке, стройном платье "а ля хромающая юбка" цвета слоновой кости, заставляющей ту передвигаться мелкими шажками и небольшой вуалью на уровне глаз выделялась на фоне стоящих тут дам иным, стильным и более фривольным, облачением. Правда простых форм, явно бросая собой смелый вызов сложившимся традициям носить кринолины. Мне даже показалось, что Надежда Яковлевна где-то творчески переиграла мои эскизы. А ведь точно. Мадам же профи. И в довершение всего госпожа Ламанова была без спутника. Ну не считать же таковым директора мастерской. Пыхтением дамской сигареты на длинном мундштуке завершался ее образ дамы эмансипэ.
      -Не помешаю? Емельян Емельянович, Надежда Яковлевна. Мое почтение.
      -Ах, какая встреча! Сережа, какими судьбами?
      -Оу, это вы, le jeune homme (молодой человек). A la perfection (прекрасно).
      -Дорогая, представляю вам его сиятельство Сергея Конова. Того самого, что участвовал в гонке от нашей мастерской. И в работе нашей мастерской, по которой мы получили благодарность Его величества. И смею надеяться, наше сотрудничество в скором времени продолжится. Да, ваше сиятельство?
      Кивнув согласно головой, представил всем присутствующим Пашку и Варвару, а наш директор -жену и сына, похоже не очень довольных этой встрече. Уж чего-чего они там ожидали, мне разбираться не хотелось.
      -Да, Емельян Емельянович. Вам же уже сообщили из дворца о моей просьбе? -
      Эх, не подходящее время для разговора. Уж простите, дамы и господа, мы вас оставим ненадолго.  Дела-дела!
      Отойдя недалеко, мы принялись разговаривать:
      -Емельян Емельянович, мы же договаривались. Все остаётся по-прежнему.
      -Извини. Не ожидал тебя тут встретить.
      -Ладно, это мелочи. Так что вы хотели сказать?
      -Моя контора получила намедни телеграф из хозяйственного  департамента дворца с предложением участвовать в работе и комментарием, что это было сделано по твоей инициативе. С этой работой мы никогда не сталкивались, все же омнибусы и паровики немного не наша стезя. Однако недолго зная тебя, на всякий пожарный я уже дал свое предварительное согласие. Наши заводские с нынешнего дня уже тут, в столице, предварительно оценивают объемы и способ работ. Геннадий Николаевич наутро будет с докладом и предложениями.  Не мог бы ты немного пояснить мотивы, по которым втянул меня в эту историю.
      -Все просто, Емельян Емельянович. С одной стороны мне и моей команде хотелось бы немного заработать на работах по эвакуации боевых трофеев с дворцовой территории.
      -Рассчитываешь заработать?
       -А что? Изделия негабаритные, тяжелые, работа должно быть денежная. Команду мне в скором придется содержать. Пока ее преображенские держат при себе. Ребята мои много не просят, ночлег в казарме, щи да каша, но чую, вскоре их оттуда попросят. Может быть Император еще за трофеи приплатит. Адмиралтейские вроде как желанием помогать не горят, хотя транспортные дирижабли дадут. Армейские -тоже. И хотя обещают подсобить площадкой в порту и сопровождением, но не более. Кроме того, вы же помните нашу с вами договоренность? Про новое вооружение.
      -Помню, еще как.
      -Ну так считайте, что я уже начал над этим работать. На перспективу. Вряд ли кто заинтересуется этим проектом. Хотя впрочем, никого из подходящих не знаю. Так что, без вас никак.
      -Я понял. Спасибо, Сергей, за доверие. Есть тут у меня хороший знакомый. Фабрикант. Мы с ним иногда на пару хорошие объёмы проворачивали, думаю, помочь не откажет....Мда-с,  однако. Растешь. Команду вон заимел. Ах, верно это те ребята, с которыми ты к дворцу прорывался?
      -Они самые, Емельян Емельянович.
      -Посмотрим, что можно сделать. Но хорошо бы бы встретиться назавтра. Скажем часиков в двенадцать. У меня уже будут все предложения. Ты не против?
      -Не против. Где вы остановились?
      -В гостинице "Триумф". В нумерах. Отсюда недалече.
      -Не волнуйтесь, найду,  Емельян Емельянович. Пойдемте обратно, а то наши уже заждались.
      Возвращаясь обратно к нашим, перехватила неподалеку стоящая от них Надежда Яковлевна. С коварной улыбкой на лице женщина перехватила мою руку:
      -Господа, вы верно уже пошушукались о делах. Не откажите одинокой женщине, позвольте и мне вашего собеседника перехватить. По неотложному делу.
      -Наде-еж-да Яковлевна -с иронией нараспев, усмехаясь сказал наш директор: -Ну как же можно вам в этом отказать?
      -И да, Емельян Емельянович, скажу вам по секрету, супруга ваша уж очень, скучает. Нехорошо так надолго бросать. Не настолько вы свободны от устоев общества.
      -А вы все такая же язва, Надежда Яковлевна.
      -Я любя-любя.
      -Я вас оставляю. Супруга и впрямь недовольна. Пойду вымаливать у нее прощение. И жду вас завтра у себя.
      -Договорились, Емельян Емельянович. Я буду.
      Расставшись с директором, я переключил внимание на наставницу Анфисы. Женщина, кокетливо пустив в сторону несколько кружков табачного дыма, оставив руку, уже оценивающе рассматривала меня.
      -Ваше сиятельство, -пробовала она на вкус новое слово: -Я вижу новые нотки на вашем костюме. Тоже приложили руку?
      -Надежда Яковлевна, если вы хотите просто поговорить о моем костюме, то знаете, время для этого явно неподходящее.
      -Фи, Сережа как вы могли так думать. Но поговорить о костюмах я и впрямь готова. Нам не удалось поговорить об этом, будучи в приюте. А после вашего внезапного побега, да-да, мне известны некоторые обстоятельства вашей истории...
      -Надежда Яковлевна, не ходите вокруг да около. Что вы предлагаете?
      -А вы изменились....М-м-м, мне нужны ваши смелые идеи, князь.
      -Неужели вы думаете, что это актуально? Когда на востоке война, когда...более актуальны дирижабли и корабли.
      -Пфе! Железки! Оглянитесь вокруг. -перебила она, начав издалека: Что вы видите перед собой?
      Я огляделся:
      -Мужчин и женщин ...девушек... детей.
      -Нет, Сережа, вы видите перед собой глину, работая с которой можно вылепить простой кувшин. А можно задаться целью и вылепить сервиз Гарднера. Нынче, тут, на премьере собралось множество моих клиенток из знатных и богатых семей. Такие женщины капризны, а мода преходяща. Не знаю, насколько это будет вам откровением, что каждая, вне зависимости от ситуации, титула или возраста женщина хочет стать и быть красивой. Ради женщины начинают и завершают войны, творят художники, открывают магазины и фабрики. Женщина движет миром. И работа моих мастерских и моих девочек направлена именно на это. Представьте себе, князь, я стараюсь лепить из каждой сервиз. Для этого каждый раз нужны идеи, чувства, видения, видеть будущее, иметь смелость наконец. Не знаю как, но у вас, князь, получается.  И знаете, будет ошибкой зарыть свой талант в землю.  Я в вас верю, Сережа. Дайте женщине моду и ваша мода перевернет весь мир.
      -Я освобождаю их тело, зато сковываю их ноги.
      -Что-что вы сказали?
      -Да так, ничего, это фраза одного известного человека. Надежда Яковлевна, -решил я: -знаете, я готов попробовать. Вот только необходимо в спокойных условиях обговорить все нюансы совместной работы. У меня ныне множество дел и обязательств, но я обязательно найду время для вас.
      -Оу, вот и прекрасно. Мы договоримся. Обязательно договоримся. Всю эту неделю я буду в своей столичной мастерской по этому адресу-протянула женщина свою визитку: -Обязательно буду ждать вас.
       
      Расставшись и с наставницей, я принялся догонять Пашу с Варварой, успевших уйти вперед. Догнав, мы принялись искать ложу императорской семьи. И вскоре мы их нашли, стоящих в окружении парадно одетых придворных и кольца охраны из военных. Саша со своим papan и maman уже входили в ложу, под хлопки и взаимные приветствия радостных подданных на этаже. Вскинул руку, надеясь, что, помахав рукой, Александра меня заметит.
      И тут же опустил ее. И было отчего. В толпе людей напротив совсем неподалеку от меня повстречался он. Человек, тот самый, которого не удалось догнать в "Мюр и Мерилиз". И который был во дворце, участвуя на стороне противников Императора. Узнав меня, мужчина враз переменился в лице и сразу принялся лезть в толпу, желая затеряться в ней.
      Саша обернулась и заметив меня, тоже приветственно замахала мне рукой, явно желая, чтобы двигался к ней. Но вместо этого, показав ей рукой туда, где скрылся этот человек, с частыми "простите, извините"  стал протискиваться сквозь тела стоящих людей, частенько вызывая оскорбительные и злые реплики в ответ. Саша с недоумением  провожала глазами. Когда я пробрался сквозь людскую массу, мужчины на этаже уже не было. Он успел спуститься по лестнице и быстрым шагом направлялся в сторону технических помещений.
      -Стой! -но этот мужчина только прибавил шагу.
      Почти бегу вниз по ступеням лестницы, мешая поднимающимся по ней людям. Беглец, подойдя к двери с табличкой " вход для труппы и работников театра", не раздумывая открыл дверь и вошел. К двери я уже бежал. Придержав почти закрывшуюся дверь, вошел за ним следом. Мне представилась вновь закрывающаяся впереди дверь. Добежал до неё мигом. Только открыть не успел. Открыв дверь, мне навстречу вышел участник труппы в клоунском сценическом костюме. За которым никого не было.
      -Вам кого, молодой человек? Грим-уборные в другую сторону...
      -Мужчина в коричневом сюртуке мимо вас только что пробегал?
      Удивленно в ответ : -Не-ет!
      -Как? Но он же только что сюда вошел!
      -Молодой человек. Уверяю вас, тут никого не было. Возможно он воспользовался запасным выходом. Вон там. -и комедиант показал мне в нужную сторону. Метнулся туда. Открыв указанную мне дверь, увы, за ней оказался небольшой едва освещенный коридор с открытой, скрипевшей от осеннего ветра, дверью на вечернюю улицу. Выскочил на улицу. Того беглеца и след простыл. Лишь идущие по тротуарам прохожие шли по своим делам.
      Тьфу! Что это было?
       Возвращаясь обратно, сработал звонок, возвещающий о начале оперы. Добравшись до ложи, убедился, что там никого нет. Строгая охрана вовнутрь никого не пускала. Покрутившись недолго в надежде, что её высочество выйдет, и так и не дождавшись, пришлось идти на галерку.
      -Сергей, ты куда пропал? Увидал ее высочество?
      Задумавшись о причинах недавно виденного, немного невпопад отвечаю:
      -Да-а! Увидать-то увидал, но мне в толпе одна рожа попалась. Из дворца. Хотел догнать, но безрезультатно. Боюсь, не к добру это. Не к добру. В антракте пойду к Александре снова.
       Едва досидев до объявления антракта, метнулся снова к императорской ложе. Но, увы, в ней никого не оказалось. Вся венценосная чета уже уехала, не закончив просмотр премьеры. Лишь какой-то работник театра суетливо поправлял стоявшие в ложе стулья. Боже, и как же теперь с Сашей связаться?
       
       
             
       

 :ne_ponal: Не виноватый я ...  Автор так решил... :'(
« Последнее редактирование: 18-09-2017, 23:13 от tankist »


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
     

     Проход по коридору и в очередной комнате одни конвоиры сменились другими. Одетые в знакомую форму Преображенского полка, они приняли арестанта, подписав все необходимые бумаги. И повели на улицу, ,залитую очередной осенней непогодой. Там, перед входом в главный полицейский околоток, под дождем и под парами стоял чёрный мериканский "Паккард" Имперского гаража, не раз встречавшийся мне на практической,  когда их привозили в цех Арбузова на ремонт. Сев с арестованным в салон, мобиль вскоре медленно тронулся со двора околотка, застилая обзор вокруг клубами пара.
       
      ****
       Из сообщений в газетах.
      Журнал 'Jahrbucher fur difentche Armee, Flugschiffe und Marine' (Доротеенштадт). Герр Макс фон Кирхбах, генерал 1-го воздушного флота, отметил в интервью нашему сотруднику, что ход противостоянии с империей Катаев и прочими интересантами показывает, что в силу протяженности границ положение Гранд-Тартарии на всех фронтах в настоящее время весьма неустойчиво. Сухопутные, воздушные и морские силы Гранд-Тартарии чрезвычайно растянуты и больше сосредоточены в ключевых городах империи, что грозит возможным прорывом противника сразу с нескольких направлений. И хотя наступившее затишье на полях явно вызвано небольшой паузой, взятой катайским командованием после неудавшегося десанта в столицу, генерал отметил, что командованию Гранд-Тартарии нельзя расслабляться. Он с большим беспокойством отмечает подготовку и наращивание войск на границах Австро-Венгерской империи, Большой Аглии и Соединенных Штатов Мерикании. Положение империи могло быть спасено срочным вводом в строй эскадренных ударных дирижаблей новых моделей, однако военная дирижаблестроительная программа до начала войны оказалась откровенно слабой на фоне усилий ее соперников. Либо, отметил генерал, вступлением в войну ее союзников, к каковым можно отнести в первую очередь Нихон. Либо предъявлением нового оружия, способного разом переломить ход текущей войны, чего явно не наблюдается. В результате чего нашим соседям остается лишь пожинать плоды собственной недальновидности и засилия в штабах ретроградов, долгое время уверенных в превосходстве парострелов пехоты и сабель кавалерии. В то время, когда германская военная наука и все прогрессивное военное сообщество отдает приоритет магической машинерии вместо использования грубой магии.
       Собеседник также сообщил нашему журналу, что, хотя наша Империя держит нейтралитет, в случае, если поступит таковой приказ его величества кайзера, воздушный флот Норд-Германской империи готов прикрыть тыл своему соседу.
       
      ****
       
      -По какой причине меня арестовали? Кто-нибудь сообщит мне причину моего присутствия здесь. И где мой поверенный?
      -Князь Отяев -Конов?! Не надо тут гонор выказывать, здесь вам не в лесу. Повод для ареста? Серьезный! Вы и ваши секунданты нарушили Манифест Императора о дуэлях. И пускай ваш оппонент стремился вас убить подлым образом, когда как вы защищались -вина ваша равно как и прочих участников априори доказана. Не сметь этого отрицать. - воздух, казалось, уплотнился, давя чем-то тяжелым. Было похоже на то, что я ощутил в Имперской канцелярии, только источником приложения сил был я.
      Тихонько скрипнула дверь:
      -Погоди, Петр Никандрович. Не давал тебе такого приказа, парня давить. -в комнату, кряхтя, медленно и явно терпя боль, вошло новое лицо. Отец Саши. Император: -Свободен. Подожди за дверью. Дай мне с ним поговорить с глазу на глаз. Думаю, после всего произошедшего уж ему-то можно доверять.
       Безопасник кивнул государю и, чеканя шаг, вышел из комнаты, оставляя нас обоих вдвоем. Тягучее давление разом пропало, улетучиваясь вслед за ушедшим.
      - Ну и как мне с вами прикажете поступать, молодой человек? -Не до конца выздоровевший, с белым, словно бескровным, лицом Император медленно прохаживался по ковру богато отделанной комнаты, предназначенной для приема гостей в загородной резиденции. Дойдя до просторного кресла, он с болью развернулся и плюхнулся в него:
      -Как же так? Законы мои нарушаем, м? Нарушаем! -сам же и ответил на свой вопрос
      -Дворец мой попортил, м? Попортил.
      -За дочкой моей ухлестываем! Ведь ухлестываем? -Его величество строго всмотрелся в мои глаза.
      Я взгляд не отводил, смотря прямо в глаза. А что? Скрывать мне нечего. В мозгу внезапно закололо, словно кто-то принялся колоть иголками в разные точки. Зрение принялось мутнеть. Что это? Воздействие? Убедив себя в том, мужчина напротив удовлетворенно заметил, возмущенно качая указательным пальцем: -Значит, ухлестываем, стервец этакий. Хоть охрана уж доложила, но мне не верилось. Ай да Алекса. А ведь обещала. Ну да ладно. -говорил он о чем-то своем: -И как только посмел? -Еще и кляузные жалобы на вас, князь, в канцелярию шлют. А всего-то и недели в столице не прошло. Чего молчишь-то?
      -А что говорить-то? Все так. Правда. - не видел необходимости я отпираться.
      -Каков наглец! Иной бы побоялся. Эхма. - крякнул он: - Вы, князь, уже в который раз оказываетесь в самой гуще событий. Нет, это прекрасно, Сергей, я и моя семья вам безмерно благодарна за помощь и мы готовы вам отплатить той же монетой, но. Вам везёт, как утопленнику. - в этот момент я ухмыльнулся. Знали бы вы, как недалеки вы от истины:
      -Как чертик из табакерки в очередной раз выскакиваете в нужное время в нужном месте, ломая намеченные планы моих врагов.
      -Прошу понять и простить, - пытаюсь обратить все в шутку.
      Монарх засмеялся и раскашлялся. Вены мужчины вздулись от напряжения и кашля, а на лице мелькнула зеленоватая магическая линия капилляров:
      -А вы еще способны шутить под давлением. Порадовали. Ой, порадовали. Но это не отменяет вопроса. Что же мне с вами делать? М-м?
       Я молча дернул плечами, чувствуя себя не в своей тарелке. Тут не перегнуть бы и не прогадать.
      - Молчите? Хорошо. Представьте себя на моем месте.
       - Ее высочество Александра ходит не единожды с просьбами. Не догадываетесь, с какими? Дети малые наперебой просят пригласить сюда дядю-мага, того самого - фокусника. Моя супруга просит повлиять, ведь вы, молодые, и незадумываетесь, как ваши вольности могут повредить нашим планам. Газетчиков в узде придержать, чтобы пикантные подробности наутро в печать не пошли. Аристократия наша на ушах стоит, пытаясь вызнать причину низведения одних и возвышения одного безродного. Вы для них уже, что бельмо в глазу. Нет бы затаиться, заняться своими делами, а вас в свет понесло.
      -Но... - попытался я влезть в разговор.
      -Понимаю, подсказать некому. Вам не говорили, что прерывать невежливо? Временный глава моей службы охраны всю плешь проел, просьбами вызвать вас, князь, к себе на сокровенный разговор. И мне стоит немалых усилий сдерживать его. А вчерашним событием вы лично легко даёте ему повод для такой встречи, хотя разговора безусловно заслуживаете. Хотя бы вот поэтому. Кстати, не вы потеряли? -отец Александры, подойдя к столу, резким рывком сдернул со стола расшитую бисером ткань, под которой лежал. Ч-черт, как я мог про него забыть!
       Лежал мой небольшой калькулятор, изъятый и потерянный при досмотре полицией моего шкафчика в приюте.
      -Ну что вы молчите. Не поверю, что вы его не узнали. Ваша же вещь. И лично мне очень интересно, откуда она у вас. Но речь совсем не про то, хотя и до этого позже дойдёт разговор.
       Настроение падало с каждой минутой. Ведь его величество предложил невозможное. Отказаться от Саши. Навсегда. В обмен на волю и свободу. И решение принимать нужно было там. Немедленно.
       - Несмотря на ваши заслуги перед Империей, как отец и Император считаю, что её высочества все же вы пока недостойны. Пока! -особенно выделил его величество, подслащая пилюлю: -А посему видеться вам запрещаю. Не для тебя пока цветочек. До особого распоряжения охрана будет предупреждена на ваш счет. Ее высочество тоже. Вы все поняли?
      - А если я откажусь?
      - Жаль. Знаете, не хотелось бы применять к вам меры жесткого воздействия. А они у нас широкие - от просторной камеры где-нибудь в Старо-Петерсборгской крепости с подавлением магии скажем лет на десять -процедил монарх: -или отправка на передовую до принудительной женитьбы на одной из достойной вас фрейлин Императрицы. Что выбираете? Можно и что похуже...Был бы человек, а забыть -заставим!
      -Не надо. Я подчинюсь вашей воле.
      -Ну вот и хорошо. Я надеялся, что вы - разумный человек и бузить, как некоторые, не станете. Знаете, я завтра могу и переменить свое мнение. Под воздействием обстоятельств. И тогда у вас, возможно, будет шанс. А теперь давайте обратимся к делам. Чего стоите, вы садитесь, садитесь, князь. Разговор у нас будет долгий. Накопилось. Начнем, пожалуй. Где там моя папочка? Дошли до меня сведения, что...
       
       
      ****
       
      Прибытие на завод в сопровождении поверенного и Акинфия прошло как-то буднично. Бросив паровик и пройдя на завод через ворота, у которых не было никакой охраны, мы, справившись у первого встречного о местонахождении заводоуправления, направились в указанном направлении. Случайно вышедшему из кабинета управляющему, на вопрос о цели визита, Ферапонт предъявил тому наши наследственные бумаги и письмо на бланке с экслибрисом семьи Отяевых.
      -Кажись, все верно . -произнес управляющий, изучив предоставленные нами бумаги, и пригласил в кабинет. Там, вначале предложив гостям лучшие места, он , засуетившись, как радушный хозяин, кликнул помощника и отдал ряд распоряжений. В основном, стандартный набор -выставить стол важным гостям. Закончив с первыми распоряжениями, мужчина вернулся к разговору, спросив прямо в лоб:
      -Позвольте поинтересоваться. Простите, ежли что обидное скажу. Мы люди простые, к экивокам не приучены.
      Я согласно кивнул, не подозревая подвоха. Тот продолжал:
      -Так вы, вашсиятельство, как обычно дела вести будете? Али дела наши принимать станете?
      Сразу не поняв причину столь странного "наезда", уточняю:
      -Не понял вас, Михаил Силантьевич? Что значит "как обычно"? Повторите!
      Тот уточнял:
      -Ну так, сродственник ваш, вашсиятельство, обычно носу на завод не казал и делами каждодневными не интересовался. Все больше отчёты денежные принимал. И то все больше глава семьи. А старшому наши дела наши неинтересны были. Все больше за театром и охотой. Как до нас снисходить? Так вам, ваше сиятельство, понимаю, тоже заводскими делами заниматься недосуг?
       Хотя за грубость он нарывался, на первый раз я решил оставить выпад управляющего без последствий:
      -Ах вот вы о чем. Нет, все будет по другому. Как? Без отчёта о состоянии дел на заводе не скажу. И это будет моим первым поручением вам. Интересует все. Что производит мой завод, ассортимент товаров, цены. Какова его загрузка, кто является нашим покупателем. Состояние доходов и расходов, из чего складывается стоимость товара. Сколько денег на счете заводоуправления. Кто и что поставляет нам. Перспективы завода и новые товары. В общем, меня интересует все. Вам ясно?
      -Э-э-э! - управляющий даже замялся: -Ваше сиятельство! Похвально ваше стремление узнать, но...Понимаете ли вы, что ответы на эти несомненно важные вопросы потребуют некоторого времени?
      -Понимаю! Но спешить нам некуда, а у меня на ваш завод есть определённые надежды. Какие?! Об этом я сообщу после прочтения отчёта.
      Управляющий согласно кивнул:
      -Понимаю! Приложу все усилия, дабы полный отчёт о состоянии дел на заводе вы получили в кратчайшие сроки.
      -Благодарю!
      -Могу ли я узнать ваши планы в отношении рабочих? Вы же понимаете, узнав о появлении нового начальства, заводские непременно будут задавать таковые вопросы мне?
      -Я понимаю ваши опасения, но сейчас сложно сказать. Я хотел бы ознакомиться с состоянием дел. Познакомиться с коллективом, осмотреть имеющиеся у нас машины и инструмент. А лишь потом делать окончательные выводы. В любом случае, заверяю вас, скоропалительных решений до получения вашего отчета принимать не стану. Надеюсь, вы не будете с ним затягивать? Недели-другой вам на него хватит?
      -Как можно?! Спасибо, ваше сиятельство, этого времени более чем достаточно. Изволите оглядеть ваш завод?
      -Да, я не против, Михаил Силантьевич. Пойдемте!
       
       Поход по цехам моего завода оставил двойное впечатление. С одной стороны настороженное внимание как бы чего не случилось, к идущей по цехам комиссии среди рабочих и подмастерьев. С другой стороны явное желание управляющего провести новое начальство лишь по главным цехам, исключая посещение второстепенных и мало-мальски важных участков. Но у меня уже был опыт борьбы в мастерской Арбузова с подобным нежеланием и пренебрежением, поэтому это давалось мне легче. Пока мой управляющий, увлекшись, расписывал красоты очередного заводского цеха, я, чувствуя очередной подвох, делал очередной знак Ферапонту и Акинфию, поотстав от них, сбегал в смежный участок. Мой побег вскоре раскрывался, но до того я успевал взглянуть на условия работы как бы скрываемого от меня участка. Кои были совсем далеки от идеальных.
       Грязь, копоть, дыхание пара и протечки паровых линий, чёрные, пускай слабо освещенные, но видно, что закопченные стены помещений вдобавок с полным отсутствием освещения в некоторых, заваленных чем-то, углах, вместе с грязными, чумазыми, копошащимися в земле рабочими и подмастерьями из подростков , производили на меня неприятное впечатление.
       Завидев нежданного гостя в цивильном костюме, больше подходящем для какого-нибудь бала, чем производства, подростки-подмастерья бросали свою работу, впиваясь в меня своим взглядом и тихонько обсуждая с соседями столь необычный визит. Когда появлялся управляющий, они, словно по команде, возвращались к работе.
       С первых же минут обход по цехам ввёл Сергея поначалу в полнейшее уныние. Бардака, именуемый литейно-механическим заводом, требовал хозяйской руки. И денег. Множества денег. Про себя парень сокрушался, видя к чему привело долгое нежелание старшего Отяева казать нос на завод. Непонятно еще, как только такая машина не завалилась, а еще и приносила "родственничкам" хоть какой-то доход. У Конова даже закралась предательская мыслишка избавиться от всего махом, продав этот неказистый завод. Ну хоть кому. Хотя бы тому же Емельяну Емельяновичу. Но следом юноша отверг эту мысль, увидев очередную стайку чумазых подростков, вручную и посредством кожаных перевязей катавших чугунную колёсную пару паровоза в соседний цех. Отчего у нового владельца сложилась ассоциация с бурлаками. Парнишки, как и их одногодки в других цехах, остановились, взирая на появившегося в цехе незнакомца.
      -Не буду рубить сплеча. Я же обещал. Надо бы во всем разобраться.
       
      Послышались шаги сзади. Умудренный новым опытом управляющий на сей раз дал мне меньше времени:
      -Вот вы где! Простите меня, ваше сиятельство, я увлекся рассказом и не заметил. Лучше пойдемте дальше, здесь ничего интересного. А вот в следующем цехе гордость нашего завода. Прошу вас...
      -Нет!
      -Нет? - удивленно переспросил он.
      -Михаил Силантьевич, вы давно тут управляющим назначены? -спросил я, внезапно перебив речь собеседника. Мужчина напрягся, глаза его забегали в поисках неучтенного подвоха:
      -Так почитай года три как.
      -Понятно. Срок вроде бы достаточный, чтобы во всем разобраться?! -утверждающе спрашивал я.
      -Как-можно. Конечно достаточный. Хорошему управляющему года достаточно, чтобы во все тонкости вникнуть.
      -Хорошему...действительно. Так скажите мне на милость, Михаил Силантьевич, отчего везде на вверенном вам заводе грязь и хлам, темень и беспорядок. Отчего вы меня по своему маршруту ведете, а не все досконально показываете. Есть что скрывать?
      -Ну что вы, князь. Как вы могли так подумать?
      -Конечно же есть. Мне достаточно было свернуть с главной дороги, чтобы увидеть первые явные недостатки. Отчего тяжелые предметы катают подростки и нет никакой механизации, чтобы облегчить эти работы? Почему сплошь и рядом нарушается техника безопасности?
       -Так ведь, ваше сиятельство, апосля обратитесь к Павлу Васильевичу. Имею надлежащие от его сиятельства указания увеличить доход. Машины нынче денег стоят, а ребятне платить много не надо. Несколько целковых за месяц получат и рады. А нам выгода. Пусть еще радуются, все какой-никакой опыт набирают.
      -Барин, а когда за прошлый месяц расчёт дадут? Есть дома нечего. Михал Силантьич все обещает, а слов не держит! -послышалось из стайки пацанов: -У меня сестры дома сидят голодные. И тятька нынче болен.
      -Это кто там еще голос поднять изволил? Степка, ты, стервец? Значится так. Апосля придёшь ко мне, расчёт получишь. Полный...
      -Погоди. Кому еще денег должны и сколько? Не бойтесь, говорите. Я -новый хозяин завода.-вновь я прервал управляющего.
       Поднялся лес рук. К пацанве под шумок стали подтягиваться соседи. Узнав у соседей в чем дело, новые следом поднимали руки, добавляя свой голос в общую какофонию. Через несколько минут у нас собралась целая толпа разновозрастных пацанят, к которым постепенно присоединялись и взрослые.
      -Ванька Отрепьев, десять целковых.
      -Елизар сын Полена, восемь целковых с копейками.
      -За Кожевникова я. Пять с полтиной....Я...За...Трешник...За тот месяц еще пятерка...И ещё осьмушка с того разу....
       -Тихо! Успокойтесь! В поднявшемся гуле стало сложно разобрать, кто и что говорит. Задние пытались перекричать передних, а передние -пытались сделать тоже самое в отношении соседей, пытаясь первым донести свой голос до нового хозяина. Управляющего, пытающегося остановить крики толпы, никто не слушал.
      -Тихо! Тише!
       Вижу рядом с нами штабель железнодорожных рельс. Хорошо, рядом никого нет. Накидываю сгусток на валяющийся неподалеку небольшой кусок рельсы. И не обращая внимания на толпу, пользуясь ей как палкой, магическим способом принимаюсь бить по штабелю, как в рынду, вызывая громкий металлический звон.
      -Тих-хо!
      Услышав внезапные звуки, толпа замолкает. -Тихо! Значит так. Как новый владелец завода сообщаю всем собравшимся, что в ближайшие дни я постараюсь разобраться во всех имеющихся на заводе проблемах и решить их. Со всеми жалобами, проблемами или предложениями, начиная с завтрашнего дня, прошу, обращайтесь. Постараюсь принять лично всех желающих. Также прошу назначить и явиться завтра доверенных, уважаемых всеми вами, лиц для обсуждения круга вопросов, касающихся вас и работы завода.
      -Степку давай! Степку от наших!
      -Епифана-мастера! Он энтому управляющему спуску не даст! Епифана!
       
      Я поднял руки:
      -Хорошо-хорошо! Пускай Степка и мастер Епифан завтра подойдут. Если кто ещё от вас будет -не беда. Пускай приходят. А сейчас, прошу, расходитесь.
       Рабочий люд, обсуждая новую ситуацию между собой, принялся потихоньку расходиться по цехам. Дождавшись, пока почти все разошлись, я обернулся к управляющему:
      -А теперь, Михаил Силантьевич, извольте рассказывать, что здесь происходит. И без утайки! Иначе сегодняшний день работы будет для вас последним.
      -Вы не посмеете! Я доложу Павлу Васильевичу. Уж он найдет на вас управу.
      Вмешался Ферапонт:
      -Вы бы не ерепенились так, господин. Примите небольшой совет. Рекомендую держаться его сиятельства. Павел Васильевич вам не поможет, только хуже себе сделаете. Вы же не хотите вызова?
      -На дуэль? Так я же...
      -Дуэль?! Много чести! Нет, ну скажем... в тайную полицию.
      -Как в тайную?! Вы шутите? -сбледнул с лица управляющий.
      -Как знать, как знать. В каждой шутке есть доля правды.
       
      Управляющего все же вскоре пришлось уволить. Расставался я с ним без сожаления, хотя в душе скребли кошки. Была боязнь как-то навредить сложившемуся устройству. Окончательно решение помог принять Емельян Емельянович, которому я первому рассказал о моем недавнем приобретении, когда чуть раньше назначенного времеми я прибыл на встречу в "Триумф-палас". Пока никого из заводских не было, директор мастерской принялся расспрашивать о моем состоянии, правильно опознав задумчивость на моем лице. Узнав о возникших проблемах и недовольстве людей, он предложил свое участие и помощь в делах.
      -Так, говорите, Сергей, бунтуют люди? Нехорошо! Конечно, однозначный рецепт сразу выдать сложно, для этого нужно больше сведений. Счетные книги глянуть, счетовода отправить, нужных людей поспрошать. Но косвенные сведения говорят мне, что ваше предприятие в затруднительном положении. И думаю, что на пороге.
      -На пороге чего, Емельян Емельянович?
      - Серьёзных трудностей, Сережа.
      -И что же мне с этим делать?
      -Ну-с...ежли вы мне доверяете...
      -Что за вопрос, конечно!
      -Позвольте спросить, почему?
      -Почему? Емельян Емельянович, у вас была возможность обмануть меня, когда я был никем. Но вы этого не сделали. К тому же, думаю, вам было выгодно наше партнерство, а я приложу все силы, чтобы сейчас оно для нас всех стало еще более выгодным. Можете использовать для этого возможности моего завода. Уверяю вас, мне нужна ваша помощь.
      -Кхм, спасибо, князь.
      -Емельян Емельянович, мы же договорились.
      -Да-да, я помню.
      -Так что насчёт действий?
      -А! Так вот. Пока наши все тут, можно заодно привлечь их к сбору сведений на заводе. Что называется, из первых рук. Нашему счетоводу нынче отпишу телеграфом. Завтра после обедни будет тут. А вот, кстати, и наши пришли! -едва скрипнула входная дверь в нумер.
       Пришедшим я был весьма рад. Знаете, приятно вновь встретить знакомые лица, пускай мы расстались недавно. После тёплых приветствий, Емельян Емельянович предложил заводским похлебать чаю или чего-нибудь покрепче. После не долгого чаевничанья и легкого перекуса, за которым директор объявил о новой появившейся работе. Первые поздравления с наследством быстро сменились неодобрительными возгласами в адрес начальства и укоризненным покачиванием головами, едва собравшиеся услышали про рабочие протесты. Но делать нечего, приняв приказ директора за руководство к действию, специалисты мастерской принялись рассуждать между собой. Когда обсуждения закончились, я спросил про бронехода у дворца и их решение:
      -А что бронеходы?! Махины, скажу я вам Емельян Емельяныч. Удивительные! Прям не верится. Неужто заморский инженер какой смог придумать. А рядом ажно оторопь вблизи берет. Дюже страшно.
      -Соглашусь с вами, Геннадий Николаевич, но только поначалу. Потом привыкаешь. Человек ко всему привыкает -мужики одобрительно закачали головами, соглашаясь: - Но уверен, на улице я лично бы не хотел оказаться под его ступоходами.
      -Мда! И как вам только удалось? -мастер Андреич как-обычно теребил свой ус.
      -Все просто. Нужно было спасти себя, близких мне и моим друзьям людей. Подробности мне рассказывать не велено, извините. -я ненадолго замолчал и осмотрел всех вокруг. Собравшиеся ждали продолжения: -Но мы отвлеклись. Мы можем убрать бронеход от дворца? Что вы скажете?
      -Ну как сказать, ваше сиятельство. Дело это непростое, но в тоже время решаемое. Несколько рычагов в нужных местах, подкладки и катки из бревен, строевой лес достать нонче не проблема. Вяжем канаты. Дирижабли нам были обещаны. Связываем концы. Несколько хвостов тянем к паротрактору. По команде плавненько спускаем бронеход на землю.
      -А дальше?
       -А что дальше! Дальше дело машинерии и наших рук. Строим мостки вкруг. Полевую кузню и не одну придётся строить. Но тут иначе никак.
      -Понятно. -Рассоединяем заклепки кропотливо на крупные узлы и все! Дальше можно дирижаблями. А вот скажите, князь, неспроста к заморской машине интерес такой?
      - Неспроста. Открою вам государственную тайну. Император просил помочь наладить новые образцы вооружений. И раз бронеход трофейный, эта штука могла бы помочь. Мужики приосанились. Мастер Андреевич крякнул и вновь схватился за свою роскошную бороду, приглаживая ее руками.
      -Так чего ж. Мужики! Поможем!? Отчего не помочь, ежли государству нашему помощь надобна. Поможем! -находившиеся там одобрительно закачали головами.
      Пока были розданы нужные указания в мастерскую и ждали прибытия нужных машин с мастерской, у команды Арбузова выдалось немного времени, которое они предпочли потратить на визит на завод.
       Новое посещение было осуществлено представительной комиссией. Помимо прилетевшего утренним дирижаблем из Старого Петерсборга счетовода с помощником, господина Арбузова и мастеровых, я потащил на встречу поверенного Ферапонта, Павла Бардина, Акинфия с ребятами. Ну и Прохора, после неудавшегося покушения на меня и пропесочивания, он был со мной неотлучно.
       Анализ счетных и торговых записей в заводских книгах, не дожидаясь результатов отчёта управляющего, показал наличие приписок и сокрытий. Управляющий засуетился почти сразу, едва мы нагрянули на завод комиссией. И через несколько часов, едва дело запахло жареным, незаметно от нас сбежал, сказавшись пройтись по нужде, когда пошли первые вопросы счетоводов.
       Ситуация была непростой. Со счета завода в последние месяцы путем завышения расходов и занижения доходов пропали денежные средства в размере трехмесячного дохода предприятия, из-за чего возник кассовый разрыв, повинный в неплатежах рабочим, грозивший в ближайшем времени полноценным скандалом и неповиновением администрации. Виновным в этом по бумагам был сам главный управляющий, чьи подписи были в счетных книгах.
       Пока счетоводы вели анализ, тем временем мастеровые и команда Акинфия разбрелись по заводу. Не отставали от них и мы с Арбузовым. Ходили вместе с инженером Геннадием, лично осматривая все закоулки завода и опрашивая непонятные нам моменты встреченных нами инженеров, рабочих и подмастерьев.
       Доставшийся мне литейно-механический завод находился неподалеку от столицы и был несколько староват. Протянувшиеся вдоль неширокой реки Колы большие, давно построенные, заводские здания из красного кирпича перемежались многочисленными малоэтажными постройками, отделанными глиняно-песчаными смесями. Выше всех построек в небо поднимались три, темнеющие на фоне серого осеннего неба и несущих дожди туч, заводские трубы, из которых вырывались дымные клубы дыхания работающего завода.
       На чем-то одном завод не специализировался, что обеспечивало ему большую гибкость в торговых делах и постоянство загрузки, но и большими успехами не отличался, судя по цифрам в годовым ревизских бумагах, отмеченных штампиком Имперского департамента окладных сборов, каким-то чудесным образом доставшихся Ферапонту.
       Завод практически все делал самостоятельно, особо не обращаясь к сторонним производителям. Ассортимент выпускаемой продукции был широк. Силами занятых на производстве почти шестисот человек, четверть из которых были подростки, занимавшиеся самым непроизводительным трудом, отливались колёсные пары для паровозов, колеса, котлы, топки, резервуары, баки и трансмиссии для паровиков и прочих механизмов, брались за кузнечные молота, насосы, мельницы и крупорушки, лебедки и пресса, плуги и прочие земледельческие орудия для крестьян, элементы благоустройства, вроде уличных фонарей и оградок. Не гнушались они и банальными чугунными сковородами, плитами, колосниками и даже ненавистными мне угольными утюгами, одним из которых я сжег свои джинсы. И даже брались за ремонт всевозможных машин и паровых движителей, в чем их работа пересекалась с работой мастерской Арбузова. Но из всей деятельности больше всего интересовало два имевшихся на заводе участка - прокатки броневых листов для кораблей и дирижаблей вместе с участком сборки небольших дирижаблей.
       Акинфий с парнями, что надобно делать, сообразили сразу. Гуляя самостоятельно по заводу, тем временем заводили знакомства с одногодками-подмастерьями, охотно делясь знанием о новом начальстве, козыряя возможностью решить многие проблемы напрямую в обмен на сведения о темных делишках управляющего и его помощниках.
      Когда арбузовский счетовод огласил результаты своей работы, сомнений больше не было. На управляющего нужно было заявлять в полицию. И быстро решать проблемы, закрывая долги перед людьми. Столько денег на руках у меня не было, а за трофейный бронеход от канцелярии деньги еще не поступили. Для того, чтобы купить отсрочку времени, в тот момент я все же решился обналичить в Дворянском банке чек, выданный мне на всякий случай асессором Бардиным.
       
      -Вот и все, Сергей. Счетоводу своему я доверяю. Управляющий виновен в утайке, в том сомнений моих больше нет. Советую его уволить и подать заявление в околоток. Ваше дальнейшее решение, князь? - как-то официально обратился Емельян Емельянович.
      -Думаю, вы правы. Надо уволить и дело с концом. Взамен назначить нового. Как владелец завода до окончательного решения предлагаю назначить временным исполняющим обязанности управляющего... мастера Епифана! Об условиях работы мы с вами, мастер, конечно, еще обязательно поговорим. После! - вопросительно глядел я на реакцию Епифана и всех остальных стоявших доверенных лиц от завода. Мастер ошалело крутил и качал головой, не в силах поверить в привалившую ему только что должность.
      -Все согласны?! -одобрительное "да" было мне ответом.
      -Это в моих полномочиях? -обратился я к Ферапонту. Тот заверил, что препятствий нонче нет никаких и теперича готов поспособствовать в задержании, теперь уже бывшего, управляющего.
       Собрав с помощью Епифана и доверенных лиц всех работяг в одном заводском цеху вновь, я, встав на импровизированный стол-помост, объявил всем о том, что предыдущий управляющий виноват в том, что проворовался. Из-за чего возникли задержки по оплате. И сообщил о назначении мастера Епифана новым управляющим завода. Народ забурлил, справедливо ожидая дальнейшей развязки. Дождавшись, когда в шумном от криков и разговоров цехе станет потише, объявил еще и о том, что долги не прощаются, а непременно начнут закрываться на днях. Из личных средств. И закрыты окончательно, едва наш счетовод сверит правильность расчётов и начислений. В общем, просил народ потерпеть еще пару дней. Пока у меня появятся деньги. Ужас, сколько же мне денег нужно?! Где их взять? Когда за бронеход денег еще дадут? Может продать мне что-нибудь ненужное? Псарню ненужную там или марину? Только вот нужны деньги прямо сейчас, а продам я ненужное в лучшем случае -потом. Где же взять деньги? Где?
       
       Не откладывая на потом, после собрания пришлось просить задержаться инженерных спецов, цеховое начальство и мастеровых рабочих, которым объявил об грядущих изменениях в ассортименте производимых изделий, едва мы закончим с анализом ситуации. И высказал пожелание для пользы общего дела всем вносить предложения или замечания, если таковые будут. Правда, это заявление было немного сумбурным и малосодержательным. А на голодный желудок так вообще излишним, ведь новые идеи в такой момент не воспринимаются. Но сказать людям это было нужно.
       На излете дня, делая над собой последнее усилие, ибо устал за день от бесконечной говорильни и восприятия информации неимоверно, собрал инженерный состав завода в административном корпусе. Ведущие специалисты и их помощники собрались в небольшой комнате, где управляющим всегда устраивались производственные совещания. Куда пришла и наша комиссия. Разместившись кто-как и кто где, я, под пытливым взглядом Емельяна Емельяновича вновь, бррр, уже в который раз, взял слово:
      - Судари... и сударыни! - ибо среди участвующих в уголке затесались несколько женщин, кажется стенографистка управляющего, помощница конторщика, кондукторша, оказавшейся банальной чертежницей и магичка с дирижабельного, судя по постоянным перешептываниям -подруги.
      -Как вы уже, наверное, знаете, предыдущий управляющий проворовался. И хотя на положении большинства из вас это не сказалось, успел, знаете, просмотреть работные ведомости, но. Положение на заводе не простое, но поправимое. Во всяком случае, специалисты Емельяна Емельяновича не раз заверили в том. Так что поправим. Теперь о причинах нашей встречи.
      -Никому не надо рассказывать о положении дел на фронте, это вы все и так знаете. Оно непростое. И его величество император на недавней встрече лично просил придумать и найти возможность изготовить для нашей армии новые образцы оружия, повысить точность и надёжность имеющегося. А также задуматься о дне завтрашнем, ведь война рано или поздно закончится. Я прошу вас также задуматься над моими словами. Можно поискать идеи, возможно уже есть не пошедшие в дело задумки, чертежи и даже готовые изделия. Знаю, есть нарекания с надежностью многих уже выпускаемых заводом изделий, над этим тоже необходимо думать. Но верю, что новый управляющий -киваю на Епифана: - со всем усердием включится в эту работу. Обещаю не менее вашего включиться в процесс. А наш партнер, господин Арбузов и его мастерская, также помогут нам в этом. Над одним делом ведь работаем. Согласны?
       Народ в комнате зашумел, перекидываясь друг с другом словами и делясь комментариями. Передав волну разговоров, обратился вновь:
      -Ну так что, судари и сударыни! Согласны? Прошу согласных поднять руки.
      Я взирал на собравшихся. Пашка с Арбузовым украдкой демонстрировали одобрительные жесты. Ферапонт чему-то довольно улыбался. Кажется, победа достигнута. Лес поднятых рук был мне ответом. Недовольство с неверием было, но немного. И по делу, ведь завод мне достался несколько подзапущенный. Теперь надо искать деньги.
       
       
      ****
      Договорившись с "семьей" о том, что я заберу к себе в столичную квартиру некоторые вещи Василия Павловича, его кабинет с библиотекой и представительский паровик-фаэтон "Делонэ-Бельвиль" старшего сына, уже через день я принялся за дело. Сделав заказ в местную транспортную фирму и наняв в ней же в помощь грузчиков, после позднего завтрака вскоре уже был у поместья Отяевых.
       -Уж не терпится забрать?! -спросила меня "бабушка": -Эх, молодо-зелено!
       Что она имела ввиду под этим, уточнять не стал.
      Нанятые мною грузчики были довольно аккуратны. Хотя и смутило меня поначалу. Шутка ли, запросили за бережный перевозку целых двадцать целковых. Хотя по факту денег я заплатил не зря. Они прибыли с большим количеством тары и запасом стружки в мешках для хрупких вещей, отчего от них приятно веяло свежестроганным деревом. Акинфий с Шушилой, взятые мной на помощь, помогали складывать и упаковывать вещи. Через несколько часов все было закончено. Отправив Акинфия за главного вместе с деньгами для расчёта в квартиру, я остался вместе с Шушилой. Дворецкий, открыв ворота в гараж семьи, провел нас к лимузину. Черный паровик для выездов, сверкая лаковыми боками, стоял в углу большого гаража, подсвеченный электрическими лампами.
      - Фига мне с маслом, вот это аппарат! -завопил Шушило: -Крутобог меня дери, князь, неужто на таком самолично ездить будешь?
      -Не знаю еще. Но до дома на нем поеду. Паровик ведь мы с тобой отпустили.
      -Ага! А это что? Место для возчика? Верно грю? -не унимался парень.
      -Верно-верно. Шушило, что ты хочешь-то?
      - Дык знамо что. Прокатиться хочу. Хучь на подножках.
      -Так это ты во вкус вошел, после бронехода-то?
      -А то.
       -Хорош болтать -сказал я ему, засучивая на ходу рукава рубахи:
       -Надо заправить паровик водой и проверить исправность механизмов. Покататься еще успеем.
      По дороге к поместья Отяевых был довольно длинный прямик, на котором я решил дать порулить Шушиле. Естественно, под моим присмотром. Немного правда, всего с пару-тройку километров, но парню и этого хватило. Когда стихли радостные ахи-возгласы и мы потихоньку, ведь ехать на длинном "Делоннэ" это вам хухры-мухры, доехали до дома, парень решился. Когда наш паровик вырулил на пандус, где стояли припаркованные мобили, принадлежащие жильцам и гостям нашего дома, он выскочил первым, стараясь помочь вписаться мне в нужный габарит. Когда я закончил маневр, парень, переминаясь с ноги на ногу, мялся рядом:
      -Этта, князь!
      -Чего тебе, Шушило? - захлопывая дверцу пыльного и заляпанного грязью паровика.
      -Отдайте меня учиться водить и работать на этот аппарат. Я шибко научусь. Мыть буду, смотреть за это...как его...механизмой. Зарок даю!
      -Точно?! -с некоторым сомнением оглядел я его, принимая в душе согласие сделать его позже водителем паровика. А что, почему нет. Парню техника нравится.
      -Вот те Крутобог, князь! Я способный. Только не отдавайте его никому.
       
      ***
      Вернувшись в квартиру, в которую нанятые мною грузчики уже заносили последние вещи, застал Акинфия, как-то по-своему сверявшего сохранность и количество принесенных ящиков. Шушило остался внизу. Взялся паровик сторожить. Но что-то мне подсказывало, что парня больше заботила возможность побыть одному в машине. Ну да ладно.
      -О, князь, вы споро. -и окидывая взглядом заносимые ящики, продолжил жаловаться:
      -Ежли б не толчея на столичном тракте, давно б уж тут оказались. Как же тут люди только живут. Не-а, вот в нашей Власобожне -тишь. Никакого тебе шума-гама. А воздуся! Благодать! -мечтательно произнес парень.
      -Все прошло нормально? -прервал я находящегося в облаках парня. Тот немного стормозил и, опомнившись, принялся отвечать.
      -Дык да. Вот последнее снесем и можно обживаться.
      -Так, Акинфий, пойдем, покажу тебе и твоим парням ваши комнаты.
      -Дык зачем же тут-то. Нешто поплоше фартеру не найти. Нам хором не надобно. Эй! Те ящики вон туды тащи! - крикнул он очередной парочке носильщиков: -И осторожно! Не замай крайние!
      -Акинфий, прекрати. Жить пока со мной будете. Я вас из дому потянул, мне и решение принимать. Не понравится, потом, захотите сами от меня уйти или отдельно жить с лЮбой какой надумаете, с жильем решим. Понял?
      -Чегой не понять-то?
      -То-то. Только Акинфий, сам лично про то ребятам нашим скажешь. Нечего им в бронеходе спать...
      -Так нас с казарм только с пару дней и погнали. Сказали, нет ваших фамильев в ведомостях. Марш оттедова. Вот парни в бронеход-то и забрались, вас дожидаючи. А что? -видя мое покачивание головой.
       Ничего себе. Вот же я раздолбай. Князь, называется, с командой. Надо было их раньше сюда перевести.
      Акинфий тем временем продолжал:
      -Там тепло, хорошо. Ребята запасливые, с полевой кухни на всякий сухарики в сидор натаскали. И водичка еще есть. Растянуся на полу и спать.
      -И чего, вы только все время только и спали? -вопрошаю с удивлением.
      Парень насупился:
      -Дык еще... еще играли мы. -и видя мое изумление, развел руками: -А что ишшо делать осталося?
      -Играли? В бронеходе? Во что там можно играть? -с сомнением оглядел я парня, пытаясь представить ту игру, в которую можно было играть в большом, но тесноватом бронеходе: - В прятки что ли?
      -Как во что? В "брюльки" да "камушки". Ишшо и в "стеночку" резались. На щелбаны.
      -Вот как? Дай угадаю. Небось на командирском мостике "резались? И при открытом окне? Да!? Небось весь дворец слышал ваши крики! Знаю я вас. А если увидит военная комиссия ваши художества, денег от Императора хрен быстро получим...
      Парень вновь насупился и покраснел:
      -Не-е князь, мы там ни-ни. За собой все прибрали. Никто вовек не догадается.
      -Ладно! Черт с вами. - дойдя до нужных комнат, показываю Акинфию две смежные комнаты: -Эта, эту и эту. Решите промеж собой с парнями, кто и где жить будет. Мебелью займемся завтра, денег я дам. Вот только с ящиками разберёмся.
       Работы продолжались до позднего вечера. После переноса шкафов из библиотеки, мебели из кабинета и разных ящиков все упакованное необходимо было бережно установить и распаковать. Процессом расстановки руководил я, иногда принимая рекомендации сестры названного брата Варвары, пришедшей к нам на огонёк, едва я забежал в квартиру Бардиных. Попить чаю и просить Евдокию накормить своих парней. Ну и сказать, что уже дома. Девушка заинтересовалась и приняла участие в процессе, иногда соглашаясь или рекомендуя изменить положение очередного шкафа. На Акинфия с Шушилой, видя мое отношение к ним, она поначалу недовольно косилась, но после привыкла.
       Когда вся привезенная нами мебель была расставлена, вещи и книги из ящиков и коробок были расставлены на полках шкафов, а пустая тара и мусор были убраны, забежала, уходящая домой и приглашенная мною на погляд, Евдокия. Оценив масштаб работ в квартире, женщина вздохнула:
      -Ох! Столько мне одной не потянуть! Не возражаете, вашсиятельство, если я сестру свою младшенькую к этому делу привлеку. Девица она ладная, кхарактер справный, к хозяйству приучена. Чай не пирожные, но готовить умеет. Если что, помогу. И мне ее помощь иногда не помешает. Да и, почитай, при мне будет? Что скажете?
      -Евдокия, что тут скажу, если рекомендуешь, приглашай!
       
      Тем же вечером я поужинал у Бардиных, заодно отправив Акинфия с деньгами и Шушилой поесть в близлежащем трактире. Наказав вернуться обоим в нормальном виде. После чего перетаскал небогатые пожитки в свою квартиру. Оценив глазами расстановку привезенных вещей и мебели, поигрался с блестящим секстантом. Качнув напоследок глобус медной астролябии, стоявшей на столе из кабинета Василия Павловича, пошел спать. Спать мне пришлось на полу, положив сидор за голову. Так хотелось своего, что готов был терпеть все неудобства жития в полупустой квартире. Парни заявились около полуночи. Недолго потоптавшись в прихожей, они, скрипя половицами паркета, тихонько пошаркали по коридору в свою комнату и вскоре затихли.
       Наутро меня разбудил бой напольных часов из кабинета Василия Павловича. Сон больше не шел. Пришлось вставать и разминаться. Пока парни не встали, ушел на улицу совершать принятый мною утренний моцион. Особо жалея, что со мной с недавних пор нет Прохора. Заявившись обратно, успел умыться, когда вновь раздался звонок. На пороге была Евдокия, стоявшая вместе с похожей на неё девушкой.
      -Доброе утро, ваше сиятельство! -бодро начала она:
       -Вот! Привела! Моя младшенькая -Аксинья.
       Девушка топталась рядом со старшей сестрой, переминаясь с ноги на ногу, с любопытством оглядывая по сторонам полупустой квартиры. Хорошенькое личико было припудрено косметикой, а в воздухе улавливался знакомый по "Мюрмерилизу" легкий и приятный запах новомодного недорогого парфюма "Коти".
      -Ну что же, прошу вас, входите! Правда на сегодня работы не много, мы только-только начали обживаться. Но прошу осмотреться и составить список всего необходимого из расчёта меня и шести парней, которых будут жить со мной.
      -Шести?! -девушка пискнула, от ужаса прикрыв рот ладошкой.
      -Шести. -подтвердил я ей: -Но вам решительно нечего волноваться. Мои парни вас не тронут. Ну и все, что необходимо в расчете на гостей. И вас с Евдокией заодно. Составите список, решим, что из того купите сами, а что придётся купить мне. Вам вести дом, готовить завтрак, обед или ужин -по необходимости, покупки по хозяйству, прием гостей. В общем, сами разберетесь или сестра подскажет. По оплате -не менее той, что получает ваша сестра. Помогать будете и ей. Как и она вам. Не понравится, получите расчет. Лады?
      -Хорошо. Я согласная! - Девушка довольно кивнула головой и в первый раз хихикнула, заметив выходящих из комнаты полусонных Акинфия и Шушилу в белых деревенских кальсонах. Позевывая, сделав несколько шагов, сон парней враз сошёл с их лиц, едва они увидели нас с Аксиньей и Евдокией в коридоре. И быстро сбежали обратно от девиц в комнату, догоняемые нашим дружным смехом.
       Через минуту оба они вышли уже одетые. Лишь щеголяли художественным бардаком на голове. Мы же, вдоволь отсмеявшись случившейся жизненной ситуации, с Евдокией и Аксиньей уже ходили по комнатам, осматривая все вместе квартиру, между делом обсуждая условия работы.
       А еще через полчаса вчетвером, по совету Аксиньи, махнули на своем паровике в "Алексеевский пассаж" и находящиеся рядом Екатерининские торговые ряды, оставив у Бардиных Евдокию. Благо никаких бумаг, подтверждающих собственность на паровик и право управления им в этом мире иметь не требовалось. Готовить мобиль к новой поездке помогал Шушило, ловя на лету основные места у паровых мобилей, требующих периодического осмотра и обслуживания. И он же сторожил наш "Делоннэ" цвета антрацит, вызывавший завистливые взгляды многих мужчин и ахи-вздохи, проходящих мимо стоянки перед зданием торговых рядов, дам, пока мы ходили за покупками.
       Там мы шлялись несколько часов, постепенно заказывая и покупая нужные в квартиру вещи. В мебельной лавке - готовые кровати и шкафы без выкрутасов для парней. На кухню -кухонный сервант, шкаф с полочками для утвари и парочку столов. Плитой пока решили пользоваться старой, но дал себе слово, что с ближайших доходов обязательно куплю новую. В столовую прикупили большой стол на десять персон и столько же стульев. Наличные деньги улетали со свистом, да так быстро, что я после сделанных нескольких покупок принялся экономить. В платяной лавке нашлись приличные и недорогие скатерти и шторы.
       В посудной лавке набралось столько необходимой Аксинье утвари, что я только диву давался, смутно припоминая мамины запасы оной на кухне дедовой квартиры. Кастрюли, чугунные сковородки, крышки, парадный и столовый сервиз, ложки-вилки-ножи, ухваты, лопаты, щетки и многое другое, только самое необходимое, что понадобится нам уже в самое ближайшее время. Скрепя сердце, видя, как заканчивается наличная стопка купюр, приобрели ледник самой последней модели, поддерживающий холод в шкафу при помощи магии воды. Постоял возле лавки с домашними телеграфами. Не купил, решил приобрести как-нибудь в другой раз. Вспомнив, стоя у паровика, что обычно заселение принято отмечать, на последние в руках наличные деньги заскочили в "Филисеевский" набрать в дом продуктов. Сообщив Аксинье о том, что ей придётся с нами задержаться по причине праздничного сабантуя, вновь отправились с ней и Акинфием по отделам продовольственного магазина. Держа в уме скорую доставку мебели и прочих сделанных покупок на дом.
       Вернулись домой к шести. Вскоре прибыл паровик с покупками, нанятый нами в торговых рядах. Приняв и расставив готовую мебель, принялись разбирать мелкие покупки в коробках. Аксинья тем временем уже шуровала на кухне, пытаясь по-быстрому состряпать для нас а-ля праздничный обед. Под шумок пришли Варвара с Пашкой, встревоженные нашим долгим отсутствием. Справившись у фрейлины ее высочества ставшим обыденным вопросом об Александре и не получив ожидаемых новостей или на худой конец записки, пригласил родственников в будущую гостиную. Увидев последние покупки, стоящие в комнате, девушка принялась выпытывать теперь уже у меня последние новости. Пашка же сразу усвистал в комнаты к парням, где еще слышались звуки работающего молотка и передвигаемой мебели.
       Когда Аксинья, закончив с готовкой, вышла к нам расставлять блюда на новом столе, Варвара еще пытала последними вопросами.
      -Господа хорошие, праздничный ужин готов. Изволите ставить на стол?
      -Да-да, Аксинья, прошу. Варвара, прошу знакомиться. Это Аксинья. Наша горничная и кухарка. Сестра Евдокии. По первому дню весьма ответственная и хозяйственная особа. Прошу любить и жаловать.
       Вечер прошел прекрасно. Посидели с Бардиными, отмечая зельтерским новоселье. Варвара на вид была не очень довольна этим фактом, но облегчение иногда проскальзывало в ее словах. Потом, когда они ушли - уже выпили с парнями, не сильно парясь разницей в сословиях. Хорошо так выпили. Ночью, уже собираясь уходить из-за стола, заканчивая баловаться левитирующей вверх-вниз тарелкой и бокалом, заметил внимательный взгляд убирающей грязную посуду девушки.
      -Аксинья? Что ты т-так на м-меня? Н-не н-нравлюсь? Просто я в-выпимши! П-представляшь?! Ч-чего м-молчишь? Я, и-ик, так с-сильно пьян? Или ... -увидев как девушка нетерпеливо мнется, в нерешительности желая что-то спросить.
      -А скажите, вы- маг, ваше сиятельство?
      -А ч-что? По мне -н-не видно? -ответил вопросом на вопрос: - М-маг! Н-наверно! Н-не зню! З-зачем спршваешь?
      -Просто тарелки смешно летают. Это и вправду вы делаете? - спросила она перехватив в воздухе тарелку и бокал.
      -О-отож! Я и тебя в-воздух отправить могу, х-хочешь?
      -Что вы, ваше сиятельство! Я и постоять могу.
      -Ж-жалко! А то я м-могу. Р-раз, фьють и баста.-прищурив глаз: -А-аксинья, н-не надо, я пштил. Я не т-такой. Т-ты х-хорошая, я т-тебя б-беречь буду. С-смотрю т-ты меня боисси?
      -И ничего я вовсе не боюсь!
      -Т-тогда спршивай ещ-ще. Я же в-вижу.
      Девушка кивнула:
      -А скажите, ваше сиятельство, у вас нареченная есть?
      -И-ик! В-вот в-вы к-какие к-коварные. В-все ж в-вам надо знать. Н-ну есть. С-смею думать. А ч-что т-такое?
      -Ничего, князь. Просто душу вашу терзает сильная привязанность. Приворот. Я вижу. Бабка еще учила.
      -Ч-что? К-кто терзает? К-какой еще п-приворот? -я резко и пьяно поднялся со стула. И сделав шаг, ступил на валяющуюся на полу кожуру яблока. После чего, поскользнувшись, растянулся на полу и заснул.
« Последнее редактирование: 17-10-2017, 19:30 от tankist »


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
  :-[ Замучился посты редактировать и вставки вставлять... :-\
  skf  Вот очередная вставка...

You are not allowed to view links. Register or Login
       Вечер прошел прекрасно. Посидели с Бардиными, отмечая зельтерским новоселье. Варвара на вид была не очень довольна этим фактом, но облегчение иногда проскальзывало в ее словах. Собравшись уходить, Варвара вытащила из-за отворота своей блузки и незаметно от всех вручила мне треугольничек. После чего попрощалась и вышла с Павлом из прихожей, оставив нас с парнями и Аксиньей одних.
       Письмо от Саши. Бумага пахла любимыми сашиными духами и еще хранила тепло тела названой сестры. Аккуратно отломил сургуч, раскрывая письмо.
       
      Милый, дорогой С.
      Никак не могу примириться с мыслью, что не увижу тебя больше. Мой  papan настрого и надолго лишил меня твоего общества в силу известных причин. Он напугал меня картиной моего и твоего будущего до дрожи и слез, в случае, если я не подчинюсь наказу отца и Императора. Судьба же моя, похоже, предрешена. Через три месяца наша семья должна породниться с монархией Норд-Германской Империи. Политический брак, который меня ждал все эти годы. В первых числах Рамхата, на Новогоднем балу состоится помолвка с принцем Брауншвейгским Фердинандом, где в присутствии множества гостей я должна дать будущему мужу свое согласие. 
       Знай, что твоим участием в дуэли, несмотря на мое предупреждение, я недовольна. Мне шепнули, что твой противник был дюже силен и коварен, но хочется верить, что от известного тебе В. тебе досталось не так  сильно. Мне не пристало, но я бы поколотила тебя.  За то, что послужил причиной нашего расставания. 
       Милый С., пишу тебе, но совершенно нет сил.  Рараn отправляет смотреть наши войска в составе ревизской комиссии. Так тоскливо, что готова немедленно сбежать с тобой ото всех. Но нет. Охрана ходит следом за мной по пятам. Я много, много передумала в эти два дня. Я все время вспоминаю ту ночь, когда ты, милый С., осыпал меня поцелуями. Тогда , темной ночью у входа в дирижабль, я тобою все время любовалась. Ты так был в ту минуту дорог, и так страшно я тебя ревную к той, что скоро будет иметь возможность тебя осыпать своими ласками. Но помни, милый С., что никто не полюбит так тебя, как я.
        Скажи мне, милый С., если вдруг ты женишься, ты совсем забудешь твою А.? Или хотя бы изредка будешь вспоминать о моем существовании? Поверь, невозможного я никогда не буду требовать! Буду помнить и надеюсь, что воспользуюсь обещанной тобой поддержкой и помощью в трудную минуту.
        Я хочу знать это теперь. Скажи мне. Тогда ночью ты не боялся сказать мне правду. Если да, то надобно теперь все же кончить. Если нет, буду льстить себя надеждой скорой встречи. А теперь прощай, мой дорогой, милый С. Не забывай горячо любящую тебя твою А.
      Эту записку я передаю через знакомую тебе В.Б.
      Навсегда Твоя А.
       
       
      -Акинфий, у нас есть что покрепче шипучки? Неси сюда! -злость переполняла меня. На себя, на Сашу, на Императора, что лишил меня Саши. Больно. Злюсь на неизвестного мне чертова Фердинанда, будь он неладен, Войшицкого, на того хитромудрого урода Левандовского, что пристал ко мне со своей дуэлью. Чтоб они все сгинули.
      -Случилось что, князь?-вскоре парень принес бутылку коньяка.
      -Случилось! Наливай! Чего ты ждёшь?
      -Этта...э-э-э..-удивленные глаза.
      -Чего этта? -передразнил я его.
      -У тебя, сиятельство, глаза зеленые. Может не надо?
      Вскочил. Добрался до шкафа с трюмо. Всмотревшись в зрачки, увидел лишь на радужке зелёный оттенок.
      -Врешь ты все, Акинфий. Наливай давай. -на что парень лишь покачал головой.
      Выпили с парнями, не сильно парясь разницей в сословиях. Хорошо так выпили. Ночью, уже собираясь уходить из-за стола, заканчивая баловаться левитирующей вверх-вниз тарелкой и бокалом, заметил внимательный взгляд убирающей грязную посуду девушки.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Oleg1ka

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 175
  • Сообщений: 104
  • Activity:
    6.5%
  • Благодарностей: +99
  • Пол: Мужской
Поступки персонажей вызывают недоумение. Вставка не к месту буквально в каждое предложение "старых" слов раздражает. Боёвка описана бестолково. Устройство различных механизмов, а так-же принципов их действия корявы. Управление дирижаблем, передача сигналов, команд  применима скорее к морским парусникам, а не к скоростным воздушным судам. Почему враги во время боя не используют энергетические выстрелы, как для выхода из грозового фронта? Вторую часть ниасилил.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн bobr1609

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 16
  • Сообщений: 138
  • Activity:
    2%
  • Благодарностей: +40
  • Пол: Мужской
  • Старый Бобр
Согласен с критикой. Если вначале повествования ГГ вызывал положительный интерес к своим поступкам и персоне, то теперь становится омерзительным, тряпка натуральная...


Золотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн aVitaliy

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 46
  • Сообщений: 132
  • Activity:
    5%
  • Благодарностей: +291
  • Пол: Мужской
Прочитал на днях первую книгу, весьма понравилось, очень даже пошло, да и читать было интересно. А вот вторая часть вызвало какое-то разочарование, особенно когда ГГ попал в деревню к этим изгоям, там вообще читать стало не то не интересно, как-то желание дочитать до конца полностью пропало. Осилил до того момента как ГГ захватил этого парового робота и все амба, через не могу читал, но дальше все, бросил. А какой был запал в 1-й книге, которую можно было бы продолжить и дальше, но увы, что-то он не туда повернул.  :'(


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Oleg1ka

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 175
  • Сообщений: 104
  • Activity:
    6.5%
  • Благодарностей: +99
  • Пол: Мужской
Споткнулся точно на этом-же месте. Удалил.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
      ****
      После того случая с дуэлью за свои и ребят физические кондиции я взялся всерьёз. И хотя лучшего напарника, чем Прохор, по тренировкам у меня не было, ребята, хоть и деревенские, оказались большими сонями. В то время, когда я бегал по столичным улицам, а в глухих проулках неизменно тренировал свои магические способности, парни обычно спали. То первое утро, когда я решил их привлечь к занятиям, начиналось вполне себе традиционно:
      -Акинфий, Шушило, хорош дрыхнуть, подъем!
      -А! -сонно вскочил первый, бурча: -Чего? Пеструху вести надоть? Кажись чего случилося?
      -Какая пеструха? Проснись! Ничего не случилось -передразнил я Акинфия: -На зарядку давай вставай. Охраннички, блин. Вас самих охранять надо.
      Парень со стоном рухнул обратно в подушку.
      -Дайте соснуть ишшо -приподнял с подушки голову второй: -Уж дюже сон хорош.
      -Потом доспишь. А сейчас на зарядку. А не то спать домой отправитесь.
      -Да идем мы, князь, идем. Вот только разомнемся со сна чуток -зевнул Шушило: -Почто лютуешь. Понимание-то имеем. Не враги себе ж.
       Маршрут по сонным улицам был вполне традиционным. Отметив про себя, что парням требуется одежда для занятий, аналогичная моей, мы, не встречая никого, кроме первых дворников, сметавших листву и мусор в кучи, бегали по улицам, периодически останавливаясь. Все-таки для парней бег был в непривычку. Размявшись, в лесу на поляне, на которой я занимался вместе с Прохором, парням показал первые для них приёмы самообороны. Ровно так, как нас учил мой учитель. И сам навыки вспоминал, и парней своих натаскивал. Поваляв обоих на поляне до изнеможения, я с парнями махнул обратно.
       Маршрут обратно, по заведенной мной традиции, пролегал по совсем другим улицам и проулкам. Город просыпался, на улицах было куда более людно. На дорогах цокали колеса первых паровиков и копыт изредка попадавшихся конных упряжек. Забежав в очередной проулок, где-то неподалеку внезапно послышался душераздирающий девичий крик.
      -Где это?
      -Кажись за углом, князь!
      -Точно, Акинфий! Бежим!
       За поворотом нас ждала неожиданная картина. Стальная настенная пожарная лестница, коих было много на задворках доходных домов, сдававшихся внаем арендаторам, от старости или же некачественного монтажа рухнула, частью повиснув в воздухе. И на самом ее краю, чудом зацепившись за края неопределенного фасона салопа, явно укороченного и перешитого из взрослого на меньший размер, висела девчонка лет двенадцати. Не в силах что-либо сделать и спастись, ей только и оставалось, что звать на помощь и кричать, молясь про себя, чтобы остатки лестницы держали ее до прихода спасения. С самого верхнего этажа на лестничную площадку выскочил в исподнем какой-то мальчишка. Увидев висящую на конструкциях лестницы девочку, он быстрыми шагами начал спускаться вниз:
      -Ежка, ты только держись! Схватись за что-нибудь.
      Добежали мы все как-то разом. Лестница предательски гнулась и отходила от стены дальше. Под весом висящей девушки и из-за вибрации бегущего с верхнего этажа полуголого парнишки металл жалобно скрипел. Подводила девушку и ее одежда, из-за гнилых ниток расходящаяся по швам. Девочка уже не кричала, а лишь только всхлипывала, мысленно отсчитывая себе последние секунды жизни.
      -Ежка, держись! -орал парниша, смекнувший, что с каждым его шагом он приближает падение лестницы-Я помощь позову!
      Но помощь была только наша. А лестнице похоже оставалось висеть последние минуты Подбежав втроем к висящей в воздухе лестнице с девушкой и оценив всю серьезность ситуации.
      - Спокойно! Не дергайся! - кричу девушке. Та согласно кивает непокрытой головой, с недавно уложенными и уже растрепанными волосами, не в силах больше произнести и слова.
      - Пацан, тихонько уходи отсюда. А то еще и тебя спасать придётся.
      - Я без Ежки не уйду. Я её не брошу.
      -Уходи. Не понял еще, паря? Ты ж его сиятельству мешаешь.
      Сомнение и недоверие в глазах мальца, перемешанное с первыми проблесками надежды в неизвестного. И паренек , пятясь и одновременно смотря на всех нас, принялся подниматься
       Привычно формирую пару сгустов магии, достаточных для удержания человека и лестницы. И следующими действиями бросаю их в девочку
      Накинув сгустки и получив контроль над телом девочки и лестницей, принимаюсь осторожно снимать ее с лестницы. Девочка испуганно закричала снова, уцепившись крепче за лестницу. Малец вслед за ней тоже:
      -Эй-эй, держись, сестренка. Она падает!
      -Ежка, пацан, не кричите так! Вы меня сбиваете! Так и уронить могу. И отцепись, Ежка, от перил уже. Не бойся, я держу.
      Девочка, не в силах поверить в свое спасение, недоверчиво отцепила руки. И снова ручонками вцепилась в лестничное ограждение.
      -Ежка, ну давай, отцепляйся. Как видишь, я тебя держу. И как только ты отцепишься, опущу вниз. И все закончится. Вот, молодец какая! А теперь р-раз и вниз.
      Девочка парит вниз вслед за моими руками, у самой земли притормаживая, чтобы приземление прошло как можно плавнее.
      -Молодец, Ежка, а ты боялась. Иди сюда. -видя, что девочка стоит без движения под лестницей.
      -Акинфий, Шушило, помогите ей, пока я держу эту чертову лестницу.
      -Паря, дуй выше. -кричу я её брату: - Не хватало еще и тебя спасать.
      Парни понеслись. Ухватившись за ее локти, они оба вынесли девочку из зоны падения лестницы. Убедившись, что паренек убрался со злополучного этажа на пару этажей повыше, я отпускаю сгусток. И лестница, лишившись последних подпорок, с жалобным треском и стоном, сломалась и рухнула вниз неподалеку от нас в проулок.
       Девочка, видя какой опасности она только что избежала, от избытка чувств и переживаний безвольно осела. Но не упала, так как падающую оземь девочку успел поймать и перехватить Шушило.
      -Ежка, ты чего, все ж хорошо?
      Шустрый малый. Почему? Так он же первым и получил ее девичьи поцелуи. Внезапный отходняк, начавшийся у Ежки, выразился в страстных, с благодарностью осыпаемых и, казалось, бесконечных поцелуях.
      Акинфий даже присвистнул, глядя на явно удивленного этим фактом родственника. Парень прямо в душе светился, со смущением на лице принимая очередной чмок. Мы же смеялись:
      -Нормально так. Спасали все, а поцелуи тебе одному, плут этакий. Хоть бы поделился.
      -Не-ет, этот сквалыга своего не упустит. Вона как барышню держит. Кавалер прямо!
      -Князь, брат, а я тут причём? Это все она -отмахивался от нас Шушило, придерживая на руках рослую девочку, втайне надеясь получить очередной чмок. Когда до нас добрался ее младший брат, воспользовавшись иным выходом, я не мог сдержать удивления.
      -Эй! А я тебя узнал! Ты же в порту к паромоторам зазывалой. Господа унд баре! Если вам к премьер-министру, домчат быстро экипажи фирмы "Бистро". Точно! Где твой картуз, бизнесмен?
      -Да я это, я, барин.
       Паренек смущенно и радостно улыбался. Видя живой и невредимой сестру, он подошёл к ней и уткнувшись в нее лицом, обхватил ее снова своими детскими руками, ведь Шушило ее из рук выпустил. Сжав ее что есть силы, малец вскоре разжал руки и с серьезным лицом обернулся к нам.
      -Спасибо, барин, за Ежку то. Одна она у меня. Не смотри так, чем смогу, отплачу. Я тута всех знаю. Ежли что надобно будет, кличь у порта или тут мальца первого встречного. Спроси Михайлу Быстрого или Ежку-приведут. Нас тут все знают.
       Распрощавшись и расставшись со всеми, сестра Михайлы подарила еще по еще одному поцелую, напоследок проказливо стрельнув глазками Шушиле, не иначе мой будущий водитель запал в мятущуюся девичью душу, пошли домой.
       А дома уже ждала пришедшая не так давно Аксинья. Девушка уже переоделась в свой дежурный костюм горничной. И выделяясь беленым передником на фоне коричневого рабочего платья, уже готовила всем завтрак.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
      -Собираясь на званый обед к "новым родственникам", в письме Елена Николаеевна как-то уж очень настойчиво звала меня к себе, не покидало чувство какого-то предстоящего подвоха. Это чувство преследовало меня всю дорогу, пока доехал до дома семьи Отяевых. В их доме я был уже не первый раз, но так, чтобы меня встречали еще и "сестры" -Ксения и Анастасия с теткой -ни разу.
       Весь вечер Елена Николаевна была не похожа на саму себя. Ну в смысле, была не такой, какой она запомнилась мне в первые минуты нашего знакомства. Грудной смех и нежный с мягкими нотками говор бабули, степенно ведущей за столом разговор обо всем и ни о чем.
        Познакомившись впервые с остальными членами семьи Василия Павловича, отметив что мой приемный отец, младший Отяев, покойный, больше пошел в мать, чем в отца, а внучки имеют дедовы черты.
      Девушки особой радости от обретения нового родственника не проявили, но и скандалить не стали, за что я им был благодарен. Потому что я едва терпел их болтовня ни о чем. У меня дома была работа, которую нужно было делать, а слушать пустые разговоры -увольте. Даже не понятно, зачем меня "бабка" пригласила. Неужели только просто поболтать и познакомиться получше? Вот уж не было печали. Все же по мне, чем реже буду ее видеть, тем лучше. В гостиной за столом женщина сыпала шутками, рассказывала смешные истории из жизни ее знакомых, преимущественно таких же аристократов, как она сама, заставляя краснеть и мило морщиться сидящих взрослую дочь и девиц -дочерей старшего сына. Ксения весь вечер скептически хмыкала, особо не вмешиваясь в разговор и думая о чем-то своем. Легкое касание ее ореола и чувствуется, что моим появлением девушка весьма сильно недовольна. Но в силу воспитания обуреваемые чувства не показывала, предпочитая молчать. Анастасия же интересовалась больше, изредка расспрашивая о моей жизни. Чувствовал ее взгляды исподлобья. Но все-таки, почему я так взволновался?Нервничал зачем-то весь вечер? Решил для себя, что доверяться предчувствию нельзя - обманет.
        И все-таки ожидаемый мною подвох состоялся, только почти к самому окончанию. После обеда и отдыха от приема пищи, Елена Николаевна пригласила в кабинет мужа. В кабинете, попросив меня садиться, она села сама.
       
      -Сереженька, милый мой, - начала она без предисловия разговор: -Дошли до нас слухи о скорбных делах на нашем заводе, что тебе отошел после трагической гибели моего старшего сына. Недовольны тобой люди, Сереженька. Нельзя так с ними. Управляющего вот снял, а тот нашей семье давно служил. И помощь нам при необходимости оказывал и вообще. Добрейшей ведь души человек, а ты вот так с ним обошелся. Извинился бы. Ну не ершись, не ершись. Я ж любя. Кто ж, акромя своих, тебе об этом скажет-то. А, Сереженька?
      - Это все, Елена Николаевна? -раздраженно заявляю ей. Вот зачем она в дела мои полезла. Благостное настроение было испорчено. Как знал, незачем сюда приезжать было.
      -Не все. Люди бают, будто занят ты делом, не сильно соответствующим благородным занятиям. Весь в делах, носа сюда не кажешь,  про нас, родственников своих, почитай, забыл совсем. Нанял бы ты нового управляющего, если так старый был неугоден. Молодые люди твоего круга другими вещами интересуются.
      -Нет! Пока нет.
      -Но почему? Прошу, не воспринимай нонче все в штыки, тебе как князю совсем не к лицу, Сереженька. Добра тебе ведь только желаю.
      -Нет. Ваш управляющий старый, добрейшей души человек, сильно проворовался.
      -Как? Проворовался?! Этого просто не может быть!
      Я скривился: 
      -Елена Николаевна, проведенная ревизия выявила большую недостачу путем завышения расходов и занижения доходов. Бумаги подписывал ваш управляющий. Дыру мне пришлось покрывать из своих денег. Так что, Елена Николаевна, нет. И еще раз нет.
      -Так может, другого пригласишь? Есть у меня на примете один.
      -Тоже добрейшей души?..-натужно рассмеялся я, а женщина оконфузилась: -Нет, спасибо за помощь, бабушка, вопрос с бывшим управляющим решен. Ферапонт мой, верно, подал уже нужные бумаги в полицию. И нового уже нашли, работает. Не нужно вам беспокоиться. Этот вопрос не стоит вашего внимания. А то, что были люди недовольны-было такое, но все вопросы решены. У меня все под контролем. Люди работают, сам завод работает, скоро начнем новые изделия выпускать.
      -Это хорошо... Ну и черт с ним, управляющим, раз прохвост оказался.А ведь был такой-такой. .. Даже не ожидала...-женщина замолкла, о чем-то задумавшись. Прервавшись через несколько секунд от раздумий, она вкрадчиво заявила:
      -Раз ты, Сереженька, на заводе нонче хозяин и самолично дела все ведешь, тогда будет у меня небольшая просьба.
      -Пожалуйста, Елена Николаевна, если только смогу...
      -Наша семья в последнее время несколько поиздержалась, а расходы нам вскоре предстоят серьезные. Ксении партию достойную, Настьку в свет выводить. Да и тебе невесту приличную, достойную фамилии Отяевых, подыскать надо. Негоже традицию заведенную нарушать. Первым старший женится, уж это должен знать. А ты в семье нашей старший.
      -Какая невеста, вы о чем, Елена Николаевна?-вскипел я: -Жениться на ком-либо пока не входит в мои планы.
      -Но как это?
      -По крайней мере на вашей протеже. Невесту выбирать себе сам буду.
      -Но почему? У меня есть, Сереженька, прекрасный вариант. Княгиня Полторацкая! Чудная девочка. Не наследница, но с хорошим приданым. Но-но,  не ершись! Не понравится, представим  Оленьке Шемякиной, подруге моей внучки. Все при ней и не дурна. Княжий род Шемякиных довольно стар и домовит. Деньгами нонче не обижены. Породниться с Отяевыми, думаю, не откажутся, все же наш род не менее старый. Приданое...
      -Не-ет, -возражаю я: -Елена Николаевна. Нет!
      -Но ты должен. Это твой долг перед нашей семьей. И раз уж я начала этот неприятный разговор, скажу прямо. Наша семья поиздержалась, и мы хотим решить вопрос выгодными для вас, дети, партиями. Нужны, Сережа, деньги. Кажется, дела на твоем заводе нынче идут на поправку. Или нет? Впрочем, все равно каким способом ты их достанешь. Нам нужны деньги в течение трех н 
       Чего? Что за наезд? Какие еще долги? Хрен вам, а не долг с деньгами. Обломитесь.
       
      -Да где ж я вам их возьму, Елена Николаевна? -начал я вяло отбрехиваться: -Все мои деньги вложены в дело, каждый целковый на строгом учете. Да и траты значительные предстоят. Считайте, нет их у меня.
      -Так выпиши нам вексель на предьявителя, а уж Павел Васильевич в финансовой конторе обналичит. Нам нужно триста тысяч.
      -Как выпиши вексель? Какие триста тысяч? По ним ведь позже рассчитываться придется. Нет, не могу!  Я сам с компаньоном денег на эту сумму планирую на рынке занимать. Буду выпускать акции.
      -Вот как?
       -Да, поэтому моя финансовая история должна быть чистой, иначе денег заводу никто не даст.
      -Ну и что? Выпишешь вексель, потом расплатишься. Выпустишь апосля еще акций. Какая чепуха.
      - Нет, не чепуха. Серьезный вопрос.
      -Ах, Сереженька, с тобой скучно. Мне все равно. Не дашь вексель, тогда подумай, как достать деньги. Тебе, владельцу завода, под заклад дадут. Могу даже подсказать нужный адресок.
      -Не нужен мне ваш адресок, Елена Николаевна. Я не планирую брать денег в долг больше необходимого. У меня все учтено. Продайте что-нибудь ненужное, раз так вам деньги нужны.
      -Но как же, они же пойдут в нашу семью. На тебя. Я обязана о тебе позаботиться. В свет вывести, человеком сделать, чтобы самой не стыдно было. В конце концов это моя первейшая обязанность. В память о покойном сыне...
      -Спасибо вам, Елена Николаевна, я вполне себе взрослый и могу сам о себе позаботиться. Пока справлялся.
      Женщина не унималась:
      -Вижу-вижу. -скептически оценила она: -В конце концов, ты же понимаешь, нам же нужно на что-то жить? Как можно? Все, на этом разговор окончен. В последний раз говорю, Сережа, не знаю где, но ты найдешь нам денег.
      -Нет, Елена Николаевна.  -упираясь,возражаю ей: -У меня на жизнь другие планы. Когда закончу с акциями, по ситуации на заводе, возможно, смогу вернуться к этому разговору.
      -Это твоё последнее слово?
      -Да, Елена Николаевна.
      -Вот как? Ну ладно. Поди прочь, Сережа, ты меня очень расстроил.
       
      Но я не только пошел прочь, но и, попрощавшись, свалил вообще. Да шли бы они лесом. Оно мне надо? Несколько раз встретились и уже их семье должен. За кого они меня принимают? Я должен за них в долги впрячься, и мне же еще и расплачиваться за них. То, что они вряд ли бы вернули деньги, я уже понял. Нет, ну это же надо. За мой счет занять денег, чтобы устроить как-бы мне и их девчонкам выгодные партии. Заодно и нужными связями обросли бы,  деньгами и выгодами для отяевского рода. Они чистенькие, а на мне долги. Нашли тоже, ёлки зеленые, печатный станок. Умны-ые все! Нет, -признался я себе: -род должен быть только свой. Сам в нем хозяин, царь и бог. А все "новые" родственники-побоку.
       
       
      Дом князей Отяевых. Два часа спустя. 
       
       -Бабушка! -визгливо выговаривала сидящим в парадной гостиной матери и бабке внучка: -По вашей с дедушкой воле я с Анастасией решительно остаюсь без приданого. Что вы наделали? На нас не посмотрит ни один приличный молодой человек. Как вы могли? -патетично в муках заламывала себе руки себе Ксения Алексеевна Отяева: - А этого нового родственничка! Я его просто ненавижу! Не-на-ви-жу! Тварь! 
       -Замолкни, Ксения. Хватит визжать и валять комедию. Без приданого ты не останешься. И партию тебе обеспечим, уж поверь моему слову, внучка. Обещаю! А вот какую, зависит решительно от тебя. Для этого потрудиться придется, уж не взыщи. Настька-дура еще, ветер в голове, но ты умней, должна справиться. Вот и посмотрим тогда, чего стоит твоя ненависть.-осадила Ксению Елена Николаевна. 
       Старшая внучка размышляла недолго: 
       -Бабуль, что я должна сделать? 
       -Подлиза! За что я тебя вот только люблю? Нет, пока ничего делать не надо. А в нужный момент невзначай шепнешь молодому князю Жданову слух коммерческого характера. Сообщили мне тут по секрету, что акциями тут наш новый родственник решил заняться. Ну-ну.   
       -Бабушка, ты гениальна. 
       -Ха-ха-ха! -рассмеялась Елена Николаевна: - Вот, что бы ты без бабушки делала, милая. Ну не стой, ступай уже, мне с твоей маменькой нужно пошептаться и кое-куда съездить. И надеюсь, ума хватит не болтать об этом разговоре?
       
      Через пару дней пришлось совершить поход в банк. Тот самый, Дворянский, с которым у меня уже были взаимоотношения. Накануне был соответствующий разговор с Емельян Емельяновичем. Деловой партнер, взявшись по случаю за вопрос выпуска акций,  выяснил накануне, что с ним нам повозиться придется дольше планируемого времени, скрепя сердце, дал согласие на оформление кредита. Времени у него не было, кредитом пришлось заниматься самому. Хотя новое общество на бумаге мы ещё не создали и формально оставались собственниками лишь своих предприятий, дела мы все-таки уже вели совместно. Геннадий Николаевич с подчиненными и производственниками Арбузова стабильно были в столице каждую неделю, помимо основных обязанностей обмениваясь имеющимся опытом. А мои -еженедельно пару раз направлялись по делам в Старый Петерсборг. С ними в те дни таскался и я, согласовав с старым Рамсфогелем учебу на его курсах. 
       Визит в банк прошел вполне прилично. Конторщик-управляющий, выяснив у молодого князя причину визита, записал всю требуемую банку информацию обо мне в каком-то формуляре и подал мне на подпись. Затем, удовлетворенно взглянув на мою размашистую подпись, понты тут рулят даже в письме, сообщил мне, что хотя сумма нам требуется солидная, отказ в выдаче кредита промышленнику вряд ли возможен. Будь сумма мелкой, вопрос решился бы тотчас же, были у него такие полномочия, однако для крупных сумм в банке существуют определённые правила. Поэтому управляющий срочно уведомит о том директорат банка, который должен собраться в ближайшие дни. Когда начальство примет решение по моему случаю, он, управляющий, уведомит меня нарочным. В общем, услышав от конторщика необходимый порядок действий, я отправился по своим делам. 
       Через пару дней нарочного действительно прислали. Вот только мои ожидания разошлись с действительностью.  В письме из банка, переданном через курьера, был уважительный отказ в выдаче нам кредита без указания причин. Не понял. А почему?
        На следующий день после полудня я был в Дворянском банке. За стойкой был тот же самый управляющий. На мой вопрос сообщить причину отказа, управляющий даже замялся. Когда я повторил вопрос чуть строже, мужчина наклонился ко мне и негромко прошептал:
      -Ваше сиятельство! Сожалею, но супротив вас резко выступил главный директор нашего банка, господин Савойский. Уж не знаю, какая вожжа под хвост ему попала, ваш случай не вызывал подозрений, но после слов господина директора окончательное решение отказать вам было принято остальными коллегиально. Извините!
      -Где я могу встретиться с господином Савойским? Он в банке?
      -Ну что вы? Наш директор бывает здесь только по важным случаям. Но коли вы хотите его видеть, чаще всего вечерами его можно застать в джентльменском клубе на Аглицкой.
        Аглицкий?! Аглицкий?! Что-то знакомое! А, точно. Книжечка была у меня такая, из этого мужского клуба. С оплаченными взносами. Ну да ладно, ну их, поеду-ка я в другой банк. 
       В другом банке через пару дней случилась аналогичная история, а затем она повторилась- и в третьем. Третьему случаю я уже не удивился. Телеграфировав Емельян Емельяновичу информацию о случившейся у меня с кредитом неудаче,  принялся искать заветную книжицу. Точно. Память не подвела. Тот самый клуб!
       
      В тот же день вечером я наудачу решил заявиться в клуб. Один. Членские взносы Отяевым были оплачены наперед  и до конца года. Пашку я брать не стал, все-таки лишние двести целковых на дороге не валяются. Да и в памятке,  что была в книжке, сообщалось, что для вступления в клуб нового члена требовалось ручательство  двух постоянных участников. Где я еще одного поручителя найду? В общем, еду в клуб один. Шушило будет сторожить наш "Делонэ-Бельвиль" у входа. Парня через день после первой рулежки на паровике отправил на ускоренные курсы водителей паровиков, основанные знакомым мне Императорским паромобильным обществом. Которые тот добросовестно посещал, страстно, ореол не обманешь,  едва разговор касался моего мобиля, желая вскоре сесть за рули лимузина.
       
      Оставив тихо шипящий паром паровик неподалеку от ворот клуба, уступив водительское место обрадовавшемуся очередной возможности Шушиле, отправился вовнутрь. Подходя к парадном у входу,  моему удивлению не было предела, когда на памятной табличке у двери в клуб я встретил знакомую фамилию  основателя Аглицкого клуба Iосифа Фрутте. Пронесшиеся мельком в сознании события с участием вашего коллеги и злополучного Йозефа Любомирского уже успели порядком подзабыться. И тут этот фабрикант мельхиоровых изделий успел отметиться. 
       В шикарном фойе, встретившем с порога девизом клуба "Сoncordia et Laetitia" ("Гармония и веселие") во всю стену, когда сдал верхнюю одежду и оглядел свой внешний вид  в высоченном зеркале, ко мне подскочил администратор. Предъявил тому книжицу старшего брата Отяева и свои бумаги. Мужчина споро записал мои данные и пригласил в соседнюю комнатку, где мой покерфейс отсняли на магографический аппарат. После чего отпустил, пообещав к концу вечера вернуть мне уже исправленные  бумаги. У проходящего мимо официанта выспросил присутствие господина Савойского.  Тот учтиво ответил,  что оного пока не встречал, но пообещал сообщить мне, едва тот появится. Сунув тому целковый за труды, с его подноса забрал бокал шампанского и отправился прямиком в залы.
       
      Пройдясь мимо портретной галереи всех членов клуба, случайно нашёл магографию нужного мне человека. Не успев пожалеть выкинутый на чаевые целковый, меня отвлекло от рассматривания портретов чье-то бурчание. Неизвестный мне парень, не заметив меня, с недовольством разговаривал сам с собой у окна:
      -Ну каким же я был идиотом, согласившись на сей спор. Ну и где же была моя голова. Дурак! Как есть, дурак!
      -Извините, может чем-то я смогу вам помочь? Отяев-Конов Сергей, к вашим услугам. -поздоровался с ним.
      -Даже не знаю. Для этого вам придется выслушать мою историю.
       
       История оказалась простой. Мой собеседник неделю назад в подпитии и под настроение заключил пари и должен был именно сегодня рассказать несколько неизвестных широкой публике анекдотов. Считая себя ценителем по этой части, в порыве спора, мой собеседник заключил его. Проигравший, по меркам гостей и слушателей, должен будет смеха ради вырядиться в женское платье и проходить в оном до конца вечера. 
       А нифигасе у них тут прикалываются. Камеди клаба на них нет.
       
       А за неделю, продолжал тот, как назло ничего приличного и нового не попалось. И сегодня он пришел в клуб, как на каторгу, с каждой минутой смиряясь со своим неизбежным поражением.
       
      -Ну что же, -отвечаю ему: - Вам повезло. Проблема ваша довольно легко решается. Уверен, что смогу помочь выйти из этой неприятной ситуации. Но обещайте мне, что впредь не будете участвовать в такого рода пари. Тогда и объектом насмешек становиться не придётся.
       
       Заручившись согласием уже на все готового собеседника, в тишине портретной комнаты принимаюсь рассказывать тому разные варианты. Многие из которых слышали только стены дортуара нашего приюта и матросская кают-компания на "Новике". 
      -Вы меня сегодня решительно спасли! Я этого не забуду. Ох! А я и не представился. Мое упущение. Вельяшев-Воленцов Семён Михайлович, к вашим услугам.
      -Да полноте вам.
      -Вы, верно, у нас в клубе новенький? Раньше я вас тут не видел.
      -Да, вы правы. Здесь в первый раз. Хотя сегодня я больше по делу.
       
      Прошли мимо комнаты со стоящим в центре столом, с водруженным на него ящиком, в коем лежали странные шары. Едва надумал спросить, что это за хрень лежит, как мы оказались в соседней курительной.  В больших и несомненно мягких диванах сидящие гости откровенно кейфовали от вкуса и аромата сигар, дымя  табачком в трубках. Пулей метнулся дальше, Емельян Емельяновича мне хватало за глаза, а тут их, куряк,  прилично.  Следом прошлись мимо кофейной комнаты, где обычно велись, по словам моего спутника, всякие умные разговоры, фруктовой комнаты, заставленной столами с колониальными фруктами и дарами тартарской природы, и большой парадной столовой с недурным меню на стойке. М-м-м, а запах тут!
        Пока повеселевший  Семен Михайлович, на правах старожила, знакомил с остальной обстановкой в клубе, я рассматривал сидящих за карточными столами. Старички за многочисленными ломберными столами степенно вели коммерческие партии в ералаш, вист и преферанс, изредка отвлекаясь на стоящие рядом сервировочные столики. И шипели на некоторых, что имели неосторожность шуметь в зале или хотя бы говорить громче обычного. Те что помоложе - играли в биллиард, увлеченно гоняя шары в лузу. В Аглицком клубе были даже дорожки новомодного боулинга, каким-то краем занесенного из Мерикании. Мальчишки в униформе, сидящие на конце дорожки, ловили отправленные членами клуба шары и собирали в строй разбитые кегли. В другой комнате господа из гражданских и  военных чинов обменивались жаркими и едкими комментариями после прочтения свежих газет.
        Когда в одной из комнат Вельяшева-Воленцова все же отвлекли насчёт пари, пришлось остановиться. Пока мой новый спутник принялся завершать пари, рассказывая услышанные от меня анекдоты, я рассматривал цветущую зелень в пристроенной оранжерее. 
       Пари окончилось ожидаемой победой Семена Михайловича. Вдоволь посмеявшись с друзьями и прочими гостями над поверженным в пари противником, запыхавшийся на радостях от треволнений, парень схватил с подноса шампанское и во всеуслышание заявил:
      -Господа! Минуточку внимания! Прошу выпить за моего нового, надеюсь, друга, господина Отяева-Конова Сергея. Моя нынешняя победа -целиком его заслуга.
       
       Молчание. Смутившись, я опустил глаза. И следом быстро вышел из той комнаты. Ибо пить никто не стал, ограничившись каким-то бормотанием. Что они обсуждают и о чем они там шепчутся, слушать не стал. 
      -Сергей! Сергей, подожди. Ну погодите же вы. -догоняет в коридоре  Вельяшев-Воленцов.
      -Что такое? -останавливаюсь
      - Да послушайте. Я не знаю, кто вы и что это было, но от того меньше моя благодарность не станет. Плевать на них. Кажется, вы говорили, что пришли по делу?
      -Да! Я ищу господина Савойского. Это...
      -Знаю! Господин Савойский частенько бывает в одной секретной комнате. И вам сегодня повезло, я буду вашим сопровождающим.
       
      Секретная комната в клубе оказалась "тайной" вечерней биржей, на которой ее участники вели покупку-продажу ценных бумаг и осуществляли коммерческие сделки, исходя из последних полученных из газет и телеграфом новостей и услышанных слухов.
       
       
       
      ****
      Конспиративная квартира Апостольской церкви.
       
      Молодой монах-аколит, присланный святым отцом, в очередной раз вытаскивает из своей торбы магографию и с осенением передаёт ее сидящей в комнате компании из адептов и оставшихся служек-инквизиторов.
      -Чего? Боишься?
      Монашек кивнул в первый раз.
      -И правильно! Ещё раз нам фуфлецо подсунешь -Армандо за время нахождения в Тартарии сумел понабраться местных словечек: -Сожжем в прах, язви тебя!
      Монашек сглотнул и испуганно осенив крестом, кивнул вновь. Адепты, довольные шуткой, заржали.
      -Господа хорошие. Мы на днях, кажется, узнали личность еще одного участника той охоты. Святой отец просил передать вам это. Взгляните.
       
      Адепт Бартоломео берет переданную магографию первым. Второй же, склонив голову набок, щурясь,  всматривается в нее.
      -Похоже, этот. Да, Армандо?
      -Да-да-да! Где этот хрен живёт? Ну же, говори скорей! Подпалим, кольцо забираем и сваливаем. Домой хочу.
       
      Монашек на эти слова ехидно усмехается и снова белеет, испуганно меняясь в лице.
      -Чего-то ты ржешь. Огня захотел? -в руках адепта появляется маленький огненный шарик: -то-то же.
      -Погоди пугать, Армандо, успеешь еще испепелить. Помощничек святого папаши сказать нам еще что-то хотел. Верно, малыш?
      Монашек вновь торопливо закивал головой, опасливо поглядывая на стоящего рядом Армандо.
      -Ну же, говори давай. Мой брат тебя  не тронет. -Кишка не тонка? - Что? Да... Да я тебя! Брат, дай я этому...-толстяк Армандо пытался вырваться вырваться из цепких рук Бартоломео. Аколит, спасаясь, выскочил из комнаты, после чего голова монашка вновь появилась в дверном приеме.
      -Святой отец также просил передать, что этот...убил инквизитора Войцеха.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн tankist

  • Подполковник
  • *

+Info

  • Репутация: 26
  • Сообщений: 1424
  • Activity:
    100%
  • Благодарностей: +177
  • Пол: Мужской
17.10.17  Автор представил на своём сайте проду, и озаглавил её так: 
                                "Часть третья. Наметки."

Несколько раз он добавлял проду и постоянно редактировал,правил и изменял текст...

Сейчас на сайте Автора находится "Часть третья. Черновик-болванка."

Судя по названию - процесс изменения текста ещё не закончен...

Постараюсь выложить на Дозоре третью часть одним файлом, когда Автор напишет что черновик закончен!!!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.