Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Теоли Валерий -- Серия "Сандэр"  (Прочитано 2815 раз)

Онлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5842
  • Activity:
    61%
  • Благодарностей: +4162
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 9. Враги и союзники

       Пылающая лодка с телом вождя Водяных Крыс уплывала в ночь. Сидящий у весла последний телохранитель не шевелился, объятый огнём, в котором угадывалась лишь фигура гребца. Аура его потускнела, развеиваясь и охлаждаясь. Тролль умер, став добровольным спутником своего владыки в Серых Пределах. Спустя короткое время пирога погрузится в глубины озера, и на островном берегу забьют барабаны и взревут воины, пока же вождь уходил в страну мёртвых под гул пожирающего добычу пламени.
       За лодкой тянулись ряды пирог поменьше с телами павших воинов. Несколько десятков судёнышек, гружёных мертвецами разной степени свежести. Некоторых вырыли из каменистой земли острова для ритуальных похорон. Запах мертвечины, повисший было над водой с ароматом курившегося третьеглаза, перебивался запахом горелого мяса.
       Маур и Анг-Джин устроили погребение в волнах и пламени по всем правилам. Теперь духи погибших обретут покой в чертоге Водяной Крысы.
       Прощай, Ран-Джакал, прощайте, друзья. Да не предадут забвению ваши имена потомки. С вами уходит частица меня. Изменился я, изменилось племя. Сравнительно беззаботное ученичество Кан-Джая у знаменитого шамана Гин-Джина ушло безвозвратно, не дав насладиться сполна постижением колдовских истин, совместными охотами с Водяными Крысами и пиршествами в честь побед над врагами. Прощай, относительно мирная жизнь у озёрников. Прощай, светлое прошлое. Прощай, Ран-Джакал.
       Я развернулся и широким шагом направился по льду к берегу большой земли. За мной клином шли наёмники, кошка восседала на плече, белые волки бежали по бокам и впереди. В аранье дожидаются древесники и оборотни с горцами, отступившие в глубь леса из-за тролльих разведчиков. За спиной меня больше не ждут, не считая пары-тройки разумных, не побоявшихся моей Силы и не увидевшие во мне жуткого обитателя ночных кошмаров.
       Слишком поздно я вернулся на озеро. Приготовления затянулись, путешествие в Марадро заняло уйму времени. Не атакуй Клеймёных храмовники, я бы отправился нанимать воинов по воздуху, сэкономив минимум седмицу. Зато ко мне не примкнули бы дриады с древнями, а жизни десятков мальчишек и девчонок, обещанных лотосниками в жертву богу растений, оборвались. В Веспаркасте нам пришлось бы хуже, и не уверен, выстояли бы мы с наёмниками вообще. Невольно начинаешь верить в судьбу или в составленный сверхразумом план, учитывающий массу вариантов развития событий.
       Трое воинов Водяных Крыс проводили нас на берегу долгими изучающими взглядами. Для них мы - я и наёмники - чужаки, которых следует опасаться. Дабы не нервировать местных, лагерь горцев и оборотней перенесли на вершину невысокого холма, поставив палатки из шкур. Клеймёные, вероятно, удалились глубже в лес, чтобы случайно не попасться на глаза разведчикам племени, рассеявшимся по окрестностям озера. Либо скрываться мои союзники научились тщательнее. Во всяком случае, поблизости ни намёка на присутствие эльфов и древесников.
       Смуглянка сохраняла режим ментальной тишины с ухода из дома Гварда. Проверяющие берег морлоки вполне могут "подслушать" передаваемые мысли.
       Толкнув меня в плечо, Авариэль в виде кошки сиганула на ближайшее дерево и, мяукнув на прощание, ловко взобралась по стволу. Уж она точно знает, где подчинённые. Мы свяжемся мысленно в лагере наёмников, куда я направляюсь, зона действия телепатического таланта морлоков ограничивается прибрежным районом, в лес-то они не углубились, а способности дедушки Тланса на большом расстоянии Смуглянка заблокирует без труда. До сегодняшнего утра он замыкал зону своего влияния внутри астрального барьера, окружавшего остров.
       Вечером я пообщался с патриархом морлоков. Сначала он не откликался на ментальный зов, даже вход в свою пещеру наглухо замуровал, пришлось поймать первого попавшегося ихтиана, между прочим, не стремившегося к разговору со мной, и использовать в качестве ментального посредника.
       Дедушка Тланс, всегда отличавшийся осторожностью, на контакт всё-таки пошёл и подтвердил слова Анг-Джина. Пленные тролли действительно видели человека, выглядящего как Гвард, что почти убедило меня - зверомастер в империи решил искать помощи. Поскольку в Пограничье обратиться не к кому, он двинул в более густонаселённый имперский центр. Там у него знакомых и друзей среди дворян и наёмников выше крыши.
       Не представляю его струсившим. Остаётся лишь вопрос, почему он не возвращается так долго? Не случилось бы с ним чего. Передвигаться по охваченной войной территории опасно всем без исключения. Нынче тролльи шаманы ходят стаями, представляя угрозу и магистрам боевой магии.
       Ну, посмотрим, как сложится. Не вернётся Гвард до окончания моих дел в аранье, пойду за ним.
       - Арвак, - приветствовал меня кивком оставленный командовать наёмниками волколак у просвета в засеке, окружающей лагерь.
       Здесь, на холме, подожду вестей от Смуглянки. Приказы и рекомендации горцам и оборотням розданы накануне, на острове, так что у меня свободная минутка. Посижу в походном кресле, предоставленном беорном, будто полководец, полюбуюсь пейзажем, а то на душе неспокойно. Давит неподъёмной глыбой дурное предчувствие.
       Вроде ничего не забыл, рекомендации Водяным Крысам роздал, наёмников проинструктировал, повидал друзей. Горцы и оборотни пробудут у озера седмицу. Нагрянут враги, и ребята скроются в гоблинских тоннелях. Будут совершать нечастые вылазки под чутким руководством бельбена, терроризируя противника. Не явлюсь в назначенный срок, они забирают честно добытые трофеи, и к Крессову Валу, благо, оборотни в лесу ориентируются и помнят путь назад. Конечно, ежели им не помешают, уходить с ордой злющих троллей на хвосте весьма проблематично. В случае серьёзных неприятностей задержатся, ведя партизанскую войну.
       Я тем временем наведаюсь к Зораг-Джину. Будучи жив, покоя он озёрникам не даст. Разобравшись у себя дома, рано или поздно опять двинется на Водяных Крыс. Надо решить вопрос раз и навсегда, причём сделать сие быстрее. Шаманы Чёрного Копья порастратили айгату в попытках взять остров штурмом, болотный отшельник тоже должен быть хоть немного ослаблен, отличный момент для удара по нему. Заодно выясню, какого лешего он отступил.
       "Сандэр, - раздался в черепной коробке приглушённый голос Смуглянки. - Плохие вести".
       Не подвело предчувствие. Эх, беда.
       "Отправленные за болотным отшельником боевые маги обнаружили горящие селения в лесах Чёрного Копья. Над лесом стоит дым, но Зораг-Джин свернул в другую сторону, вероятнее всего, к Красной скале духов. Мои заинтересовались и в итоге наткнулись на светлых эльфов восточнее Зеркального озера, примерно в седмице пешего пути".
       Получается недалеко от границы племён - озёрников и Чёрного Копья. Кто там отдыхает, не храмовники ли со жрецами?
       "Добавь боевых магов, верховного жреца и князя дома Алых Шипов, нашего нехорошего знакомого Анариона. В целом около полутора сотен мечей и посохов. Они прилетели на фаэрнилах, вырастили магическое древо для крылатых единорогов, под ним разбили лагерь и особо никуда не торопятся. Иногда со скуки сжигают полупустые деревни троллей".
       Проклятых они ждут. Наши противники, Смуглянка, не просто убийцы, они ищейки. Убить для них так, второстепенная задача, ведь не пытались толком ни тебя, ни меня отправить на тот свет. А заказчик верховный жрец Карубиала, ликвидатор - Анарион. Отличная новость.
       "Чем она хороша? - вскипела Авариэль. - Ты сказал, Проклятые поблизости. Значит, знали - придёшь к озеру. Они наверняка прекрасно осведомлены о твоём возвращении и уже сообщили об этом храмовникам. Святоши Крылатого Единорога могут прилететь в любой момент!"
       Не волнуйся. Сегодня мы здесь, завтра там. У нас фаэрнилы, теневое измерение, уйдём как-нибудь. Древесники замаскируются по самое не могу, наёмники переждут под землёй, Водяные Крысы разбегутся по аранье, их предупрежу об эльфах через разведчиков. Морлоки по рекам поднимутся и запрячутся в пещерках подо льдом, заснут, слившись с астральным фоном не хуже древесников.
       Впрочем, не уверен, что дойдёт до сражения на озере. Ты хотела прикончить Габрилла, вот, представился шанс. Он вдали от цитаделей Карубиала, в сердце вражеской территории, куда Силе ангелов пробиться непросто. Мы вытащили его из раковины, Смуглянка!
       "Ты правда не понимаешь, насколько проигрышно наше положение? С ним Анарион, непобеждённый чемпион чемпионов, какого не рождалось последнюю тысячу лет. Я планировала устранить его до встречи с верховным жрецом. С Проклятыми и эскадроном магов и храмовников за плечами они нас прихлопнут. Поверь мне, Санд, Габрилл и Анарион чересчур крепкий орех для наших зубов. Мне не хватает боевых артефактов. Твоя Сила непостоянна, случись сражение днём, ты свалишься от дневного света, а не от заклятий. У нас два варианта - либо скрыться, что предпочтительнее, либо использовать обстоятельства, нанести урон храмовникам и скрыться".
       Ну, не настолько я немощен. В остальном ты не учитываешь ситуации. Как думаешь, почему Зораг-Джин идёт к Красной скале? К священному месту колдунов, соединённому астральным каналом с Серыми Пределами? Он намерен пополнить запасы айгаты, испросив благословение духов, и сражаться. Эльфы - истинная причина его "побега" с озера. Ни один уважающий себя тролль не уклонится от боя с Высокорожденными, ибо победа над ними дарует благосклонность старейших лоа. Пасть в бою с ними, забрав с собой парочку врагов, большая честь для синекожего. Чёрное Копьё сразится с Детьми Звёзд.
       "Болотный отшельник великий шаман, навредил Эладарну. Тогда у него под рукой были огромные орды одержимых и троллей, значительно превосходившие осаждавшую недавно Веспаркаст по числу тварей и колдунов. Вряд ли сейчас он победит верховного жреца и Защитника Церкви, отмеченных благодатью Карубиала".
       Недооцениваешь моего врага, Смуглянка. Уверен, у него запасён козырь в рукаве.
       Понимаю, ты привыкла полагаться на себя, строить планы, опережая противников на два шага, однако, играла преимущественно на родине и в землях цивилизованных рас. Не обижайся. В реалиях ксаргской араньи я разбираюсь лучше.
       Помолчав, Авариэль спросила:
       "Изложи план победы над карубиальцами, о великий знаток синекожих. Желательно в мельчайших подробностях".
       Есть способ. Подожди меня у Веспаркаста. Не появлюсь через седмицу - действуй на своё усмотрение.
       Закрывшись ментальным щитом, я оборвал мыслесвязь и окунулся в теневое измерение.


       Авариэль

       "Ждать? Ещё чего!"
       Авариэль пнула ногой торчащую из снега ветку, сгоняя злость. Сандэр представился ей самоуверенным мальчишкой, заполучившим от отца зачарованный меч и вдруг возомнившим себя непобедимым. Она прекрасно понимала, как он собирается бороться с эльфами.
       Единственный шанс убить Габрилла - подобраться к нему вплотную, а сделать это крайне сложно из-за Анариона, и неизвестно, кто из них опаснее. Сандэр непременно прибегнет к Предвечной Тьме и снова изменится духовно и физически, рискуя потерять человеческий облик и рассудок, превратиться в тёмного духа. Так часто случается с теневиками, обратившимся к истоку Силы.
       Что бы ни задумал Санд, Авариэль последует за ним и предотвратит обращение в раба Владык Предвечной Тьмы. Он необходим ей. Найти Сандэра легко, привязанное к поясу с зельями сигнальное заклятье укажет на его точное местоположение.
       Проклятые, храмовники, жрецы Карубиала, шаманы синекожих - о, Великая Мать, сколько препятствий ты посылаешь дочери!
       Авариэль успокоилась, переключившись на решение более актуальной проблемы. Ментальное заклятье, верно, уже обошло щиты, воздвигнутые волей захваченного Проклятого. Связь с разумом человека достаточно прочна, чтобы не раствориться в облаке природной айгате земли, накрывающем тоннели гоблинов. Княжна мысленно потянула за нить заклятья, врастающую в сознание находящегося в подземной камере мага, и внезапно словно провалилась в пустоту. Ни эмоций, ни памяти, ни личности. "Мозговой червь", который должен прогрызть путь в разум Проклятого, развеян. Девушка с немым вопросом на лице повернулась к стоящему под гигантским древом часовому.
       "Что с вами, моя госпожа?" - бросился к повелительнице эльф, предварительно пристально осмотревшись и не найдя ничего подозрительного. Из ножен он потащил кинжалы, готовясь к худшему.
       "Ты наблюдаешь за выходом из гоблинских подземелий. Не видел ничего подозрительного?" - взяла себя в руки Авариэль.
       Прежде, чем ответить, эльф замешкался.
       "Утром Сандэр увёл пленных".
       Плохие новости продолжают литься водопадом. Конечно, часовой не сообщил ей сразу. Помня о режиме молчания, связаться с ней не очень-то и старались. Послание не достигло бы накрытого колпаком барьеров острова.
       Авариэль расслабилась, подавив эмоции. Нельзя позволять волнению мешать думать, ей в данный момент требуется ясная голова. Ведь произошло то, чего она опасалась - Проклятые освободились.


       Эктарион

       Виверна вынырнула из-за облаков, явив сидевшим у неё на спине Проклятым лесные просторы Ксарга. Лагерь высших эльфов выделялся на фоне заснеженной араньи грязным пятном, как и пожарища вокруг, оставшиеся от деревень синекожих. Габрилл избрал для стоянки троллье селение, сожжённое дотла, на небольшой округлой возвышенности. Над серо-белыми палатками карубиальцев реяли флаги с гербом эладарнской Церкви - серебряным Крылатым Единорогом на фоне звёздного ночного неба.
       Тяжело взмахивая крыльями, виверна приземлилась у колючей растительной изгороди и заставила фаэрнилов на ветвях громадного дуба над лагерем испуганно шарахнуться прочь. Из палаток выскакивали воины в сверкающих серебром и рубинами доспехах, жрецы и боевые маги выстроились кругом под выращенным древом единорогов и пристально вглядывались в пришельцев. Габрилл в переливающейся цветами радуги мантии вышел навстречу драконоподобному чудовищу, опираясь о тонкий витой посох из звёздной стали с серебристым навершием в виде треноги, сжимающей лучащуюся мягким светом белую сферу. Верховного жреца окружала сияющая, насыщенная ангельской айгатой аура, видимая даже зрением обычных смертных.
       По правую руку от него остановился среднего роста воитель в простом плаще, сжимающий в руке копьё с красным шипом наконечника - предводитель храмовников Анарион. Покрытое шрамами лицо, казалось, принадлежало выходцу из Серых Пределов - абсолютно бесстрастное, жуткое из-за пустых, кое-как заросших бугристой плотью глазниц.
       Верховному жрецу и легендарному, не знающему поражений герою по плечу справиться с ордой троллей, возглавляемой аватарой старейшего лоа. Поддерживающий первых лиц Церкви эскадрон всадников на фаэрнилах сам по себе сравним с армией. У теневика, подумал спрыгивающий со спины виверны Эктарион, нет шансов на победу, даже объединись он с озёрным племенем и Клеймёными.
       У палатки на окраине лагеря застыли гончими псами, учуявшими добычу, трое Ночных Охотников. Проклятый цыкнул языком, завидев их. Против его ожиданий, они прошли через кишащую синекожими аранью, достигнув высокорожденных. Эктарион надеялся избавиться хотя бы от одного руками троллей.
       - Приветствую, ваше святейшество, господин князь, - опустил голову в полупоклоне боевой маг.
       Корд справа от него поклонился, покачнувшись и едва не потеряв равновесие - сказывались нанесённые в бою с теневиком и Авариэль Кошкой раны. У Искателя забрали исцеляющие артефакты и зелья, и восстановление организма и запасов айгаты происходило за счёт вплетённых в духовное тело заклятий. Мабьянта выказала желание помочь, но на лечение не было времени.
       - Твой отряд поредел, - заметил очевидное подошедший Габрилл. - Ты потерпел поражение в битве с Врагом?
       Вопрос звучал скорее как утверждение, не требующее ответа. Тем не менее, Эктарион поднял на него взгляд.
       - Не совсем так, ваше святейшество. Я не сражался с ним.
       - Да-да, вижу. Бились твои маги, они-то и проиграли вчистую. Ты лишился сына, прими мои соболезнования.
       - Нолмирион жив, - поправил Проклятый. Нестерпимо больно признавать собственные потери. - Сдерживающие печати сломаны высвободившейся Силой Полуночной Плеяды, он нестабилен, поэтому не предстал пред вами. Мои маги стерегут его.
       - Где он? - требовательно задал вопрос верховный жрец.
       - В Месте Силы неподалёку. Стихийная айгата подпитывает сковывающие Плеяду заклятья. После устранения теневика и Авариэль вам нужно прийти туда и снять проклятие, ваше святейшество.
       - Не тебе указывать верховному жрецу всесвятого Карубиала, - лик Габрилла стал жёстким. Эктарион внутренне сжался, боясь неловким вздохом навлечь на себя гнев бывшего благодетеля, означающий крушение всех планов. - Я смотрю на тебя, твоего подручного и задаюсь вопросом: достойны ли вы награды? Враг определённо жив, княжна Клеймёных помогает ему. Так за что благодарить вас? За предупреждение врагов об охоте на них? Какую пользу принесли вы, Проклятые, и соразмерна ли она вознаграждению?
       - Нам удалось установить, где находится теневик, - выпалил Эктарион и добавил тише: - Мы отнюдь не бесполезны, ваше святейшество.
       - Найти его мне могли Ночные Охотники, у вас была несколько иная задача, не правда ли?
       Эктарион стоял с опущенной головой, не смея произнести ни звука. Габрилл никогда не обращался с ним столь высокомерно. В свою очередь, до заказа на головы княжны и теневика боевой маг ни разу не подвёл жреца. Видимо, промах Проклятых доставил главе Церкви острое неудобство, чем вызвал ярость. Скорее всего, верховный жрец узнал о неудачах Эктариона от Ночных Охотников. Права Мабьянта, нельзя было посылать их к храмовникам.
       - Пойдём, - жестом позвал за собой Проклятых Габрилл, разворачиваясь.
       Колючее ограждение расплелось пред ним, образовав арочный проход. Едва Эктарион и Корд шагнули в него, усеянные шипами ветви закрыли вход позади. Оставшаяся в одиночестве виверна, выпустив из ноздрей струйку дыма, фыркнула и, замахав перепончатыми крыльями, поднялась в небо.
       В полом стволе выращенного с помощью магии за считанные дни дуба верховный жрец устроил себе временное жилище. На круглых стенах росли испускающие жёлтый и белый свет магические цветы, посредине превращённого в кабинет ствола прямо из древесины вырастала изящная мебель. Габрилл указал на кресла с ажурными спинками, сел за письменный стол.
       - Рассказывайте, - потребовал он.
       Корд плюхнулся на сидение и откинулся на спинку, глотая воздух. Бросивший на товарища взгляд Эктарион сел рядом, стараясь не встречаться глазами с верховным жрецом и не смотреть на Анариона, вставшего за креслом Габрилла. Глава Церкви принимает архимага, верно служившего ему сотни лет, за мусор, что ж, его дело. С пеной у рта доказывать обратное глупо. Верховного жреца можно лишь сильнее прогневить.
       - Получив от вашего святейшества сведения о Сандэре и Авариэль, мы тотчас приступили к выполнению заказа, - начал Эктарион, - и вскоре настигли княжну на землях империи людей. Вмешательство третьей стороны не дало нам уничтожить Кошку.
       - Третьей стороны? - Предводитель Проклятых отметил, как сжалась в кулак ладонь Габрилла. "Сегодня он явно не в себе", - подумал маг.
       - Демонопоклонники, ваше святейшество. Они охотились на Авариэль, поскольку та выкрала и принесла в жертву Владыкам Предвечной Тьмы ведьм, возглавлявших крупнейший в империи ковен, с воспитываемыми культистами сосудами для сущностей Бездны.
       - Да пребудут в забвении Создателем их имена, - проронил жрец. - Хоть что-то благое девчонка сделала для Церкви.
       - Воистину так, - согласился боевой маг. - Когда мы окружили княжну, она раскрыла своё местоположение рыскавшим поблизости демонопоклонникам и, пользуясь прибытием поисковых команд из одержимых и колдунов, отвлёкших нас, выскользнула из наших рук.
       - А Враг?
       - Его мы выследили позднее, прибегнув к уловке Корда Искателя.
       - Моей, ваше святейшество, - подал слабый голос Проклятый. - Мы проверяли область, где находился теневик. Вскоре я и Нолмирион наткнулись на него, и после скоротечного боя с ним и Авариэль Кошкой были схвачены и доставлены в окрестности Зеркального озера. Нас пытала княжна, ваше святейшество, применяя магию разума. Я чуть не лишился рассудка, отражая её заклятья, и, тем не менее, сумел поставить на духовные тела Клеймёной и теневика астральные метки. Теперь мне известно точное местоположение обоих.
       - Если, конечно, магистр-супрем магии разума Авариэль и Враг, обладающий неведомыми нам способностями, не нашли и не очистились от меток, - произнёс жрец задумчиво.
       - О нет, я чувствую их так же ясно, как вашу сияющую ауру, ваше святейшество.
       - Допустим, я тебе верю. Каким образом ты спасся?
       - Его и Нолмириона освободил я, - вклинился Эктарион. - Заклятье Корда пробурило установленный Авариэлью скрывающий барьер, дав возможность распознать его ауру, которую почувствовала моя колдунья. Приняв облик теневика и скопировав его духовное тело, я спустился в охраняемые пещерными гоблинами и Клеймёными подземные ходы и вывел оттуда Корда с Нолмирионом.
       - Ещё и пещерные гоблины, - хмыкнул жрец. - В Ксарге они раньше не водились.
       - Племя Водяных Крыс, приютившее Сандэра, терпимо относится к прочим расам и состоит из кланов троллей, морлоков и гоблинов, ваше святейшество.
       - Довольно, - Габрилл хлопнул ладонью по тонкой столешнице. - Где сейчас Враг?
       - Движется к Красной скале духов, - ответил Корд. - В десяти лигах на юго-восток отсюда.
       Красная скала духов - священное место троллей, фонтанирующее энергиями покровителей окрестных племён. В пещерах под ней ученики становятся шаманами, проходя сложный ритуал посвящения. Там же колдунам проще говорить с лоа и пополнять запасы айгаты. Охраной святилища служат духи предков, нередко вселяющиеся в учеников и животных, и сами шаманы. Однако, опаснее другое. У Красной скалы связь с Эмпиреями истончается и ангелианин, в одиночку сметающий в Эладарне под взором Карубиала целую армию, в чужом, наполненном враждебной аурой старейших лоа лесу победит разве что отряды одного крупного племени. По этой причине Габриллу понадобился летучий эскадрон под командованием легендарного героя.
       - Близится ночь, - сказал после недолгого раздумья верховный жрец. - Выступим на рассвете. Да поможет нам Крылатый Единорог!


       Зораг-Джин

       Кто-то продавливал защитные слои Кокона Спокойствия, окружающего стоянку шаманов. Стремительно, уверенно, будто совершенно не боясь последствий и увиливая от сторожевых духов с грациозностью мастерски владеющего оружием бойца на тренировке с малолетним ребёнком. Пришелец то пропадал, то появлялся, выискивая слабые места с наименьшим сосредоточением айгаты, совершал серии ложных выпадов, перетягивая на себя охранников лоа и точным ударом дырявил самовосстанавливающиеся барьеры.
       Почувствовавший разрушение заклятий Зораг-Джин вернулся из блужданий по Серым Пределам. Сначала он различал лишь уколы по кокону, затем уловил эманации присутствия теневых духов, и всё встало на свои места. К нему пожаловал очередной теневик. Пришелец надумал запутать Зораг-Джина, чтобы ударить со спины? Колдун озёрников старался обойти защитные барьеры и выгадать момент, когда шаман Чёрного Копья уязвим. У него не вышло. Этот решил поступить иначе, чем пробудил интерес у болотного отшельника.
       Сложив и разведя ладони, шаман раздвинул края образовавшейся в барьере щели. Проходи свободно, пришелец. Окутанный Малым Коконом, выдерживающим удар старейшего лоа, шаман не опасался теневика. Духи в засущенных крошечных головах, лежащих по углам шатра, ждут приказа для воплощения и атаки на врага Зораг-Джина.
       Незнакомец воспользовался приглашением, и из отбрасываемой на расстеленные шкуры тени шамана выросла человеческая фигура. Молодой мужчина в кожаной куртке, с поясом, набитым склянками зелий, напоминал колдуна железошкурых. Только вместо посоха держал - Зораг-Джину стоило немалых усилий сохранить невозмутимымый вид - священное копьё племени болотного отшельника. Чёрный росчерк поверх шкур шатра, свисающих на волосяных шнурках амулетов и тлеющих пучков травы. От оружия не исходило айгаты, оно казалось кусочком пустоты. Спящий в руках незнакомца убийца спокойнее, чем в идоле у дома вождя Чёрного Копья. Так спокойна погрузившаяся в зимнюю спячку змея, свернувшись в корзине любящего хозяина. Оружие, поглощавшее жизнь всякого, кто без ритуалов умилостивления прикасался к нему, позволило взять себя кому-то кроме верховного шамана и вождя.
       Оторвав взгляд от реликвии племени, Зораг-Джин вскользь оглядел пришельца. Жилистый, со щетиной на лице, в расслабленной, казалось бы, фигуре кроется природная мощь зверя. Залитые тьмой глаза и аура - тёмная, похожая на ауру жителя Серых Пределов, но не такая холодная. Ещё не лоа и уже не смертный. Он сильнее старика, пришедшего от Водяных Крыс. Обратившийся к Предвечной Тьме и ставший её рабом человек с примесью древней аллирской айгаты в ауре редкое сочетание, наталкивающее на мысли об одержимости.
       О нём рассказывали духи, спасшиеся из-под каменного селения железошкурых на Громовой реке. Чёрный Человек - прозвали они его. Он убил многих вождей и шаманов, напавших на Дом Шершня, и подчинил оружие племени прямо в бою, отобрав у вождя Рак-Джакала. Могучий колдун. С ним надо быть осторожным.
       Шкуры занялись ярко-оранжевым пламенем, создав огненное кольцо вокруг пришельца. Духи огня сжигают тени и предотвращают побег теневика. Так поймал Зораг-Джин колдуна озёрников. Подкармливая их собственной айгатой, болотный отшельник возвёл преграду между собой и Чёрным Человеком. По приказу шамана духи сожмут кольцо.
       - И я рад знакомству с тобой, - раздался из-за стены пламени насмешливый голос, говорящий на наречии северных племён Ксарга. - Если ты приветствуешь огненной ловушкой всех входящих в шатёр, понятно, почему тебя по ночам боятся тревожить твои сторонники.
       - Кто ты?
       Пламя не остановит пришельца, зато замедлит на мгновение, достаточное для разворачивания заклятья и нападения старших лоа из засушенных голов.
       - Кан-Джай. Разве не помнишь меня? Ты послал за мной и моей сестрой одержимого зверя весной. Мы тогда только перебрались из Проклятой Башни на Зеркальное озеро.
       - Так это ты? - выказал удивление Зораг-Джин. - Ученик верховного шамана Водяных Крыс, да? Зачем пришёл?
       Может, раньше Чёрный Человек и учился у Гин-Джина, но сейчас от стиля зверомастера в нём не осталось ни капли.
       - Наши племена воюют. Пробил час перемирия ради войны с нашим общим врагом - остроглазыми.
       Болотный отшельник тихо рассмеялся.
       - Перемирие, - протянул шаман. - Пусть твои соплеменники ударят по нам, мы напоим их кровью наших покровителей. Ха! Нам не нужен мир со слабыми жабами и отребьем, преклонившим колени перед мягкотелыми.
       - Остроглазые сожгли большинство деревень твоего племени вместе с женщинами и детьми, шаман, из-за скуки. Бросишь вызов - Чёрное Копьё раздавят, спалив аранью. И мы поможем, расправимся с уцелевшими.
       - Случись беда, вы всё равно ударите нам в спину. Какой прок нам от мира с вами?
       - Остроухих ненавидим все мы. Водяные Крысы пойдут охотиться на них плечом к плечу с твоими троллями. Мы хотим быть вам союзниками в войне, ведь, отправив вас за Багровую реку, придут за нами.
       - Чёрному Копью есть с кем охотиться, - хмыкнул болотный отшельник.
       - Ты о Звёздных Рысях, Длинных Клыках и тех южных племенах, чьи лучшие воины полегли под Домом Шершня? Или о Мёртвых Медведях, увязших в войне с железошкурыми? Не так-то много у тебя союзников. Да и Чёрное Копьё больше не покровительствует вам. - Пришелец провёл проснувшимся оружием над пламенем, поглощая айгату огненных духов.
       Зораг-Джин окончательно узнал реликвию, жадно пьющую Силу из всякого, оказавшегося поблизости, и заставляющую трепетать лоа. У почуявших копьё духов в засушенных головах разом пропала жажда крови, они задрожали от страха.
       Болотный отшельник не поддался сжавшему ледяными когтями внутренности чувству и приготовился взорваться боевой формой, высвободив часть пойманных духов. По жилам заструилась айгата, насыщая кровь и укрепляя плоть и кости. По желанию шамана мир замедлится для него в любое мгновение.
       - Не стоит доводить до крайности. Я пришёл говорить, а не драться, - замер пришелец, усыпляя оружие. - То-то посмеются остроухие, прослышав о нашем поединке.
       Зораг-Джин неподвижно сидел на циновке напротив и неотрывно глядел на Чёрного Человека.
       - Союз между нашими племенами принесёт нам пользу, - согласился болотный отшельник. - Водяным Крысам следовало присоединиться к Чёрному Копью раньше. Не было бы столько мёртвых, ваши воины покрыли бы себя славой и вернулись из земель железошкурых с богатой добычей. Жаль.
       - Я понял тебя, шаман. Завтра в полдень буду у Красной скалы духов, там и дашь ответ пред ликом великих духов. Согласишься - вместе испросим благословения у старейших и отправимся охотиться на остроухих.
       - Я поговорю с шаманами, и мы спросим у предков, угоден ли им наш союз, - неспешно сказал Зораг-Джин, и кольцо огня разомкнулось, превратившись в полумесяц. - Приходи завтра один. Приведёшь кого-нибудь - умрёшь.
       Чёрный Человек ухмыльнулся и провалился в тень.
       Болотный отшельник несколько ударов сердца сидел, отслеживая исчезающие эманации Тьмы, и, убедившись, что пришелец ушёл, облегчённо выдохнул. Опасность миновала.
       Давно Зораг-Джин не встречался с обладателем огромной Силы. Сражаться с ним сейчас неразумно, победа досталась бы шаману чересчур дорогой ценой. Тратить айгату и пойманных духов в преддверии войны с остроухими непростительная ошибка.
       У Красной скалы шаманы получат благословение предков и старейших лоа, пополнив запасы айгаты. И главное, к ним присоединится Хозяин Стужи. Получив донесения разведчиков о вторжении, болотный отшельник попросил его возвратиться из похода по землям железошкурых, и тот ответил согласием. Ночью Хозяин Стужи явится сюда.
       Шаман прикрыл глаза, вдыхая горько-сладкий аромат курящихся трав, и задумался. Из-за нападения на Чёрного Человека племя вступит в противостояние с остроухими ослабленным, потеряв самое меньшее нескольких шаманов и поддержку Хозяина Стужи, предупредившего, что исполняет последнюю просьбу Зораг-Джина. Выгоднее вышвырнуть теневика на тот берег Багровой реки позднее, использовав в войне. А Водяные Крысы вправду могут оказаться полезными союзниками.
       - Зораг-Джин, - у приоткрытого входа в шатёр упал на колено колдун Чёрного Копья, склонив голову и опираясь о длинный вард, оканчивающийся черепом дикой кошки.
       - Всё хорошо, Зенземай, - успокоил его болотный отшельник.
       - Прилетела птица с посланием от Йорсан-Джада, владыка. Он сообщает, что тролли кланов собираются в аранье у лагеря остроухих. Как вы и советовали, мужчины разошлись по селениям и забирают с собой всех, кто держит в руках топор.
       - Я услышал тебя, Занземай.
       Тролль попятился за пределы очерченного на снегу кровью вокруг шатра колдовского круга, а болотный отшельник довольно потёр руки. Через седмицу на границе племён скопятся отряды Мёртвых Медведей, и начнётся наступление на остроухих.
       - Занземай, постой, - окликнул помощника Зораг-Джин. Тот послушно прибежал обратно. - Пошли птицей весть озёрникам. Война с ними окончена.


       Эктарион

       Рассвет застал Эктариона за размышлениями о словах верховного жреца, произнесённых накануне. На вопрос, как снимет проклятие Габрилл с его сына, жрец заявил, что говорить о ритуале рано. Прощение Карубиала спасёт Нолмириона, сказал он туманно, и добавил, дескать, предводитель Проклятых ещё не заслужил его.
       Десятилетия верной службы, устранение противников Церкви и королевства, разрушение городов, убийство тысяч смертных ничего не значат для ангелов. Эктарион играл роль полубезумного коллекционера знаний, артефактов и золота, на самом деле выполняя грязную работу, о которую не желали мараться святоши Карубиала. По канонам Церкви он грешник - убийца, грабитель, святотатец. В таком случае кто Габрилл, поручавший ему убийства ангелиан? Почему жрец достоин благодати Крылатого Единорога, а он, его разящий в ночи кинжал, нет?
       К утру маг усомнился в искренности работодателя. Габрилл мог манипулировать им и обманывать, суля снятие проклятия Полуночной Плеяды. Истово желая уничтожить теневика, глава эладарнской Церкви использовал все доступные средства. Жажда смерти Сандэра Валирио поглотила его целиком, вынудив солгать. Потом придётся разбираться с Проклятыми, отчасти для того и взят летучий эскадрон. И в том числе предвидя подобное развитие событий, Эктарион оставил половину отряда в аранье.
       Лагерь проснулся с трелью эльфийской флейты, оповещающей о рассвете в мрачном мире заваленных снегом лесов и низко висящих свинцовых туч. Из палаток выскакивали храмовники, жрецы и маги, приводили себя в порядок и торопились к фаэрнилам. Сидящий, свесив ноги, на ветке предводитель Проклятых равнодушно наблюдал за утренней суетой, быстро превращающейся в порядок. Компанию ему составлял покашливающий и укутанный в тёплый зачарованный дорожный плащ Корд.
       - Пошли звать виверну.
       Боевой маг легко встал, пробежал десяток шагов по ветви и прыгнул, расставив руки. Приземлился он за изгородью, провожаемый косыми взглядами эладарнцев, и издал громкий, жуткий зов, отдалённо похожий на вой волчьей стаи, рёв потревоженного в берлоге медведя и шипение рассерженной змеи.
       Корд с трудом покинул ветвь, поковылял к товарищу, опираясь о найденную вчера сучковатую палку. Против ожиданий, изгородь не выпустила его, пока кто-то из эльфийских магов не произнёс слово-приказ. С помощью Эктариона Искатель взобрался на спину прилетевшей виверны.
       К чешуйчатому чудовищу подъехал Габрилл на белоснежном фаэрниле в сопровождении Анариона, восседавшего на крупном крылатом жеребце цвета запёкшейся крови. Ленты с вышитыми серебром молитвами заменяли броню обоим единорогам, магический инструментарий верховного жреца пополнился массивным медальоном на тяжёлой цепи из освящённого золота. Седую голову украсила высокая, покрытая золотыми узорами енохианских молитв бирюзовая тиара. Храмовник не изменил себе, оставшись в сером плаще. Ни украшений, ни доспехов на нём не было видно.
       - Где Враг, Проклятый? - крикнул Габрилл.
       Поведение жреца начинало раздражать боевого мага. Не показывая эмоций, он кивком разрешил Корду ответить.
       - Под Красной скалой духов, ваше святейшество. В пещерах.
       - Веди, - храмовник, полуобернувшись, махнул рукой эскадрону, и полсотни всадников в пластинчатых доспехах тронулись с места. Взяв короткий разбег, фаэрнилы взмыли в воздух, оглушив биением крыльев находящихся внизу. Без малого восемь десятков воинов и магов остались на земле в полной готовности последовать за соратниками. Анарион пояснил: - Наш резерв. Введу в бой при необходимости.
       Предводитель Проклятых оглянулся в поисках Ночных Охотников. Уж кого кого, а их он не хотел иметь за спиной. То ли убийц не пожелали брать на сражение, то ли они незаметно выдвинулись ранее. Среди всадников скрытники отсутствовали.
       Понукаемая Эктарионом виверна оттолкнулась лапами от растрескавшегося наста, взмахнула громадными кожистыми крыльями и взлетела, набирая высоту. За ней, разбежавшись, устремились верховный жрец и Анарион, чуть отставали от них полсотни эльфов.
       Краем глаза пригнувшийся к шее виверны боевой маг отмечал на заснеженном лесу тени фаэрнилов. В Эладарне два летучих эскадрона, один под командованием короля, второй исполняет приказы Церкви. В первом состоят исключительно гвардейские маги рангом не ниже магистра, преимущественно огневики и воздушники. Именно он отличился в войне с империей людей несколько веков назад, разметав войско, шедшее на Эладарн через Седые горы при поддержке дварфов. Второй эскадрон набран из храмовников, прошедших специальное обучение в Тельперинге под присмотром жрецов. Лучников в течение десятилетий учили основам магии огня и воздуха, в результате получая воинов-магов, по потенциалу немногим уступающих гвардейцам и безгранично преданных Церкви. Совмещение стрелковых атак, чудес и заклятий выдалось удачным - Крылья Карубиала за сравнительно недолгую историю существования провели множество успешных карательных экспедиций, организованных против орков, троллей и демонопоклонников, но никогда не участвовали в полномасштабном сражении. Впрочем, у Красной скалы они не столкнутся с войском.
       - Вон там, - указывая рукой на возвышающийся над горизонтом каменный клык, прокричал Корд.
       Эскадрон сменил походный порядок на боевой. Фаэрнилы выстроились в вертикально поставленную сеть. Каждый всадник теперь мог стрелять без риска задеть соратника. Несясь на полном ходу, храмовники натягивали тетивы испещрённых ангельскими знаками луков, накладывали стрелы со сверкающими наконечниками и белым оперением. Анарион, впереди, поднял руку и резко опустил, отдавая команду к атаке.
       Десятки падающих звёзд с ужасающим воем прорезали хмурое небо. Предводитель Проклятых ясно различил содержащуюся в стрелах концентрированную айгату ангелов, узнав губительную атаку всадников. Троллям в пещерах не позавидуешь, на них вот-вод обрушится Гнев Звёзд, второе по мощности массовое чудо, применяемое эскадроном храмовников.
       Тем временем Габрилл воздел к небесам навершие посоха и произнёс короткую молитву, призывающую благодать Карубиала. Крылатый Единорог откликнулся сразу же, в застилавших небо серых тучах образовалось идеально круглое отверстие, излившее на эльфов поток тёплого целительного света. Другая брешь возникла над скалой. Под влиянием ангельской благодати чудеса усилятся, лоа же лишатся части возможностей.
       Стрелы достигли святыни троллей, и полсотни солнц зародились над араньей. Зажмурившийся и предупредивший Корда о вспышках Эктарион почувствовал боль в глазах - свет ослепил его даже сквозь веки, обдав жаром. Раздался громкий треск, и мир затих, оставив разноцветные круги вместо продырявленных световыми столпами туч и араньи. Астрал наводнила аура Карубиала, сухая, горячая, будто пустынный дневной ветер. Не прошло и вздоха, как она стала разреженнее, жар обратился теплом, боль развеялась, позволяя открыть глаза.
       Над скалой кружилась, опадая, искрящаяся пыль. Подавшиеся вперёд всадники накладывали стрелы на тетивы, готовясь к следующему залпу, Габрилл застыл с поднятым посохом, сорвавший с себя плащ Анарион пылал покрывающими тело вереницами енохианских знаков, приняв незавершённую форму Защитника Церкви.
       Стрелы снова падут смертоносным дождём, после чего в пещеры спустятся храмовники с Проклятыми и добьют выживших. Аранью под скалой выжгут святым огнём и будут поливать светом, пока верховный жрец не прикажет остановиться, узнав от Карубиала о смерти теневика. Таков вкратце план, изложенный Габриллом вчера.
       - Эктарион, - окликнул верховный жрец, облизнув пересохшие губы и не опуская посоха. - Клянусь саном, дарованным мне Всесвятым Карубиалом, убив сегодня Врага, я сниму проклятье с твоего сына.
       - Благодарю, ваше святейшество. Корд, в пещерах кто-нибудь выжил?
       - Не знаю. Внутри слишком холодная айгата, неприсущая живым. Метка ещё на теневике.
       Морозный ветер подул от скалы, разогнав пыль и обнажив троллью святыню, в астрале повеяло прохладой. У чернеющего зева пещеры стояли двое - пожилой сгорбленный тролль, сжимающий продолговатый вард в виде раскрывшей капюшон змеи, и гигант в длинном одеянии из звериных шкур, во мраке под капюшоном светились красным недобрые глаза. По воздуху и астралу распространилась морозная волна, вытесняя ауру Карубиала. Страх острыми зубками впился в сердце, парализуя тело Эктариона. Мощь вышедших из недр скалы сравнима с ангельской.
       "Кто из вас, потомков звёздных богов, сильнейший? - прошелестело в сознании боевого мага, вымораживая внутренности и сковывая льдом мышцы. - Осмелится ли кто-нибудь сразиться со мной?"
       Габрилл рубанул посохом. Сверкнувшая с небес молния с грохотом ударила в синекожего из пещеры и разбилась на мириады искр. Натиск морозной ауры ослаб, оцепенение спало с предводителя Проклятых, даруя способность двигаться и осмысливать происходящее.
       Храмовники наткнулись на старейшего лоа. По-настоящему страшный противник, вдвойне опасный здесь, у тролльей святыни, являющейся вратами в мир мёртвых, вотчину лоа. Громовой Молот, призванный верховным жрецом и предназначенный для испепеления высоуровневых сущностей, вряд ли навредил духу. Разве только разбил невидимую броню, и теперь следует вновь атаковать - всеми средствами.
       Стрелы с воем ушли к цели, на сей раз невыразительно поблёскивая наконечниками, а Анарион вспыхнул, принимая завершённую форму Защитника. Волна ангельской айгаты от него прокатилась по астралу, очищая от остатков холодной ауры. Боевой маг еле удержался на спине виверны, которой разворачивающаяся битва нравилась всё меньше. Рукокрылая ящерица привыкла опалять огненным дыханием куда менее грозных противников. Эктарион погладил шею напарницы, посылая ментальный успокаивающий импульс. "Потерпи немного, скоро конец".
       Слитный грохот полусотни взрывов поколебал реальность Лантара, в клочья разорвал и перемешал ауры. Залпом Багровых Облаков, самого разрушительного заклятия магии огня в арсенале храмовников, можно стереть город. Учитывая молнию Габрилла, старейший должен быть ранен.
       Над красными шарами пламени и сизыми вихрями пепла встал гигантский темно-зелёный силуэт - змей, точная копия варда в руках шамана. Капюшон раскрылся зонтом, не пропускающим благодатный ангельский свет. Предводитель Проклятых побледнел, покрывшись потом от увиденного. Второй старейший! Его аура походила на змеиную, ядовитую и разъедающую души смертных.
       Вскинув посох, верховный жрец прокричал слова короткой боевой молитвы, и в навершие ударила ослепительно белая молния, соединив Габрилла с небесами. Ведомое жреческим посохом подобие ангельского меча понеслось к громадному змею и внезапно остановилось. Выпрыгнувший перед главой Церкви закованный в лёд и иней синекожий с горящими красным огнём глазами одной рукой ухватил посох, другой, с выросшими из предплечья ледяными клинками, полоснул по Габриллу. В тот же миг в красноокого врезалась шаровая молния, отбросив. Анарион вступил в бой.
       Верховный жрец уцелел, пожертвовав на время защищающим его Щитом Карубиала. Пройдёт пара вздохов, и чудо восстановится. Пора.
       Из груди Габрилла высунулся острый зелёный шип. Эльф недоверчиво посмотрел на него, попытался обернуться.
       - Простите, святейший.
       Эктарион вынул из спины верховного жреца удлинившееся и превращающееся в клинок навершие своего посоха и стремительно рубанул им по шее благодетеля. Голова, разбрызгивая кровавые капли, отделилась от туловища и полетела вниз. За ней в клубы пара и пепла рухнуло со спины испуганного жеребца тело. Виверна стрелой бросилась за трофеем, аккуратно подхватила пастью голову Габрилла и взмыла в небо, прочь от сражения.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5842
  • Activity:
    61%
  • Благодарностей: +4162
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

***

       Мы брели по выжженной равнине, утопая по щиколотки в тёплом пепле. Это всё, что осталось от араньи в радиусе километра от Красной скалы. И не скажешь - здесь раньше росли деревья, многим из которых перевалило за тысячу лет. Небольшие холмы рассеяло, саму скалу, защищённую барьерами, раздробило на куски, валяющиеся то тут, то там. В пепле темнели обугленные кости троллей, оборонявших святыню, и напавших на них эльфов. На Высокорожденных нередко попадались оплавленные доспехи и магические побрякушки, пришедшие в негодность по понятным причинам - расколотые и закопченные драгоценные каменья, разломанные браслеты, оборванные цепи разной толщины. Собрать сей металлолом да сдать гномам за империалы, выйдет приличная сумма. Самоцветы коренастые бородачи примут в любом виде и от драгмета никогда не откажутся. Пожалуй, так и сделаю. Помешать-то мне никто не сможет. Наверное.
       Живые скучковались у крупнейшего скального обломка. Меньше десятка синекожих, потрёпанных, на грани телесного и духовного истощения, суетились над обладателем угасающей ауры, похожей на змеиную. Ранен, бродяга, энергия утекает из него ручьями, рассеиваясь. Удивительно - он пытается айгату запихнуть обратно и залатать прорехи, причём довольно удачно. Сразу ясно, непростой разумный.
       Другой примечательный субчик находится глубоко под скальной породой, в изолированной капсуле из крепчайшего, созданного магически льда. Дрыхнет, ожидая следующей зимы, либо устроил себе роскошную гробницу, непонятно, а докопаться до него и истины трудно, камень над ним напитан духами и приобрёл прочность мифрила, долбить придётся Маркартом не одну седмицу. Скучное занятие, не нравящееся ни мне, ни моему оружию, да затратное по времени. Гоблины, думаю, управятся за пару месяцев, проведя обходные тоннели. Правда, не факт, что землекопы останутся живы, выйдя к хрустальному гробу нашего красавца. Без гарантий безопасности и достойной платы за работу они вряд ли захотят горбатиться сутками напролёт. Посему, ждать мне пробуждения лантарского Деда Мороза с первыми холодами, и с ним неприятностей. Зато успею организовать торжественную встречу.
       Заметившие нас шаманы принялись колдовать какую-то пакость на основе стихии Земли. Нечем заняться, да, ребятки? Вы вон еле ползаете, а в драку лезете. Я двинулся к ним, неся в руке Маркарта. Сосуд Полночной Плеяды чуть позади, идёт себе в костюмчике Клеймёного, без меча, угрозы не представляет. Я так вообще само дружелюбие. Вот зачем пытаться призвать против нас земляного элементаля? Не надо. Маркарт, ну-ка, гаркни на них, покажи, кто хозяин. Мне лень айгату тратить и выдавать себя сотрясанием астрала.
       Копьё проснулось от сладостной дрёмы - жутко проголодавшееся, недовольное из-за неучастия в битве. Ощутившие его колдуны прекратили призыв и застыли в нервном напряжении, потом, по мере моего к ним приближения, попятились в противоположную от меня сторону. Ладно, порычал, хватит. Спи, маленький, не расходуй попусту силушку богатырскую.
       Обладатель змеиной ауры встал на трясущихся ногах, выплюнув:
       - Предатель! Ты не явился к началу сражения, а теперь заколешь меня, слабого старика. У тебя нет чести!
       - Тише, Зораг-Джин, - остановился я напротив тролля. - Не брызжи слюной, она у тебя, небось, ядовита, ты же ещё не отошёл от воплощения Великого Змея. Попадёшь по товарищам, и некому тебя будет похоронить. Я не обещал участвовать в бою вместе с тобой. Мы ведь не заключили союз вчера. Что до чести - кто бы говорил! У тебя её гораздо меньше, чем у меня. Ты вырезал племена, старик, не щадя новорождённых. Хотя, - я вспомнил собственные похождения на заре аллирской эпохи, - возможно, ты недалёк от истины.
       Маркарт, поглоти остатки пойманных болотным отшельником духов, всю айгату и часть его души. Второй Армагеддон на отдельно взятом участке араньи, близко расположенном от лесов озёрников, мне ни к чему.
       Копьё пробило впалую грудь синекожего. Тролль захрипел, в иссыхающей ауре полыхнула злость, он тщетно попробовал бросить предсмертное проклятие. Ослабленный ранами от заклятий храмовников и рубинового копья Анариона, шаман опустился на колени и повалился навзничь. Жизнь покидала его со скоростью бурлящей горной реки, низвергающейся с обрыва. Я нанёс последний удар, без которого колдун оправился бы, и прекратил его мучения.
       Поразительно, каким храбрецом был Зораг-Джин. Не побоялся ни смерти, ни посмертия, ни Маркарта. Наверняка задумывал обвести меня вокруг пальца, использовав в войне с эльфами. Хитрый, умный враг, достойный толики уважения. Я выдернул оружие из мёртвого тела, не забрав дух колдуна. Отправляйся, куда пожелаешь - в Серые Пределы к предкам, в Предвечную Тьму или вселись в ученика, только не переходи мне и озёрникам дорогу. Поймаю и развею по ветру.
       Притихшие колдуны со страхом глядели на гибель непобедимого лидера. Кое-кто засучил ногами, отодвигаясь, прочие сидели, осознавая - пожелай я, и бегство их не спасёт, догоню и убью, а то и чего похуже совершу. Я не обычный убийца, в моих руках покровитель племени, по их мнению, воплощение старейшего лоа. И он подчиняется мне.
       - Стоять! - гаркнул я, шагнув к ним и ударив пяткой копья в пепел под ногами. Старавшийся убраться шаман испуганно замер, его коллеги испустили более густые эманации ужаса. Не повредились бы умом. Сбрендившие колдуны мне не нужны, такими они лишь в качестве пищи Маркарту сгодятся. - Внемлите, тролли! Я, Кан-Джай, отныне Владыка Чёрного Копья! Я хозяин вашего покровителя, им я отнял жизнь у Зораг-Джина, величайшего шамана араньи! Подчинитесь мне или умрите!
       - Подчиняемся! - взвизгнуло-выкрикнуло нестройное разноголосье павших на колени и утопивших в пепле лица колдунов. - Ты наш владыка! Тебе мы поклоняемся и приносим жертвы!
       - Собирайте остатки племени и ждите. Я приду за вами, чтобы повести на войну.
       - Слушаемся, о, Великий! - слаженнее промычали-провыли шаманы.
       Умницы.
       - Похороните Зораг-Джина под Красной скалой и ступайте.
       И плевать им на мой человеческий облик. Чувствуют, за внешностью кроется сущность сродни старейшим лоа. А вид, что вид? У каждого свои недостатки, на которые следует закрывать глаза, если хочешь банально выжить. Смертные в большинстве приспособленцы, ценящие жизнь превыше всего, тролли не исключение. Гордецы, да, но у всех есть черта, за коей принципы блекнут и становятся не столь уж важными. Переступишь её, подгоняемый гибелью и завидевший возможность жить, причём сносно жить, и гордыня улетучивается. Правда, чтобы переступить, надо иметь альтернативой разверзшуюся бездну небытия. Не будь у меня Маркарта, колдуны дрались бы, надеясь уйти во владения сущности, чьим воплощением, по их мнению, является Чёрное Копьё. Я им не дал выбора.
       Шаманы на удивление шустро удалились, дабы поскорее подготовить место захоронения болотного отшельника. А вот некие тёмные личности решили почтить меня визитом, дождавшись завершения моего общения с троллями.
       С небес, еле обрисовываясь в хаосе астрала, пала виверна. Взрослая особь, неплохо маскирующая ауру. Недодракониха гулко приземлилась, пригнувшись. Спустя минуту со спины её соскочил легконогий эльф, едва потревожив успокаивающийся после лап виверны пепел. Запахло свернувшейся кровью.
       - Я исполнил мою часть договора, - раздался голос Эктариона. Замечательнейший Высокорожденный, с ним я познакомился лично в окрестностях Зеркального озера. - Голова верховного жреца Карубиала.
       Эльф положил под ноги окровавленный трофей. Вправду башка Габрилла, до сих пор излучает благодать Крылатого Единорога. На челе благословение Карубиала, знак-метка, связывавшая святошу с ангелом. Она даруется главе Церкви и никому более.
       - Не всю часть, - возразил я Эктариону. - Остальное будешь исполнять остаток своей жизни. Забыл, о чём мы договорились?
       - Да-да, помню, - раздражённо бросил эльф. - Проклятые никогда не тронут тебя и твоих близких.
       Клятва Орсина штука надёжная, да только ты, дорогой товарищ, что угодно отдашь за сына, не побоишься гнева богов, ангелов, старейших, как не устрашился сегодня, убив верховного жреца Карубиала. Если его схватят и шантажом вынудят убить меня, ты отдашь душу Владыкам Предвечной Тьмы, чтобы спасти его. Метка Маркарта на парне также не гарантирует исполнения договора. В том-то и проблема. И с ней ещё одна: я пока не могу одолеть вас, Проклятых, всех сразу. Радуйтесь.
       - Не забывай об этом, - я жестом подозвал Нолмириона. - Власть звёздных божеств над ним подавлена, он твой.
       Эктарион кинулся к сыну, ощупал, накладывая сдерживающие печати. Позже займётся ограничением Силы богов всерьёз, поставит более крепкую астральную конструкцию. Жаль, разум парню не вернуть столь же легко. Личность с воспоминаниями, чувствами, эмоциями необходимо воссоздавать по крупицам мастеру менталисту, вытащив из Нолмириона Полночную Плеяду.
       - Как ты смотришь на новый договор? - остановил я эльфа, помогающего сыну взобраться на виверну. Проклятый обернулся. - Снятие проклятия в обмен на вашу службу мне в течение лет так двухсот? Вы ребята долгоживущие, вам подойдёт. Премиальные за задания - золото, драгоценности, знания.
       - Я подумаю, - Эктарион вскочил на спину виверны за сыном.
       Подняв тучу пепла, недодракониха взлетела. Какое-то время доносилось с небес хлопанье гигантских крыльев, затем оно затихло в ночи.
       Занятная компания - Проклятые. Могучие, безжалостные маги, могущие потягаться с низшими богами. Непременно привлеку их к решению моих проблем. Они у меня на крючке, Эктарион в курсе. Я вытяну Плеяду, Смуглянка потрудится над ментальным воссозданием личности Нолмириона. Все счастливы.
       Ухватив за волосы голову жреца, я подошёл к трупу болотного отшельника и положил её ему на грудь, прикрыв смертельную рану от копья. Твой кровный враг повержен, причём благодаря тебе. Пусть тебя похоронят с его башкой. На том берегу Багровой реки он станет рабом, минуя Эмпиреи. Страшная участь для ангелианина, однако, заслуженная. Габрилл доставил мне хлопот куда больше, нежели пожилой шаман.
       Мерзкое чувство чужого взгляда, направленного на меня, заскреблось тупыми коготками. Я расширил кольцо теней, оплетающих ажурной сигнальной сетью территорию в радиусе трёхсот шагов от меня, прислушался, присмотрелся к энергетической буре, бушующей на месте Красной скалы. Поблизости затаился наблюдатель, и я догадываюсь, кто.
       - Ловко ты обыграл Габрилла и Зораг-Джина, - раздался рядом голос Смуглянки. Как всегда, невидима в астрале, тем более, в хаосе аур, мешающих отсканировать местность. - Давно спланировал устранение Габрилла с помощью Проклятых?
       - После боя с демоном и Анарионом прорезалась у меня замечательная способность - заставлять делиться воспоминаниями духов, содержащихся в Темнице. От пойманного у сгоревшего села духа Шестиглаза я узнал некоторые интересные детали о Проклятых, о заказчике, о задуманной Габриллом операции на Зеркальном озере.
       - И не сказал мне. Почему? Ведь я знала меньше твоего и нуждалась в любых сведениях о наших преследователях!
       А она серьёзно разозлилась, и дело не в голосе. Эманации злости яркими мазками добавились в сюрреалистичную картину астрала. Простит ли меня Смуглянка? Притворится, что всё в порядке, только для приличия выкажет демонстративный протест и решит никогда не доверять мне. Однако, какое доверие у привыкшего полагаться на себя мастера шпионажа? Я ей тоже полностью не доверяю. И ничего, нормально. Почти у каждого есть секреты. Переживу. Расскажи я ей всё, не исключено, она бы попыталась вести свою игру, мешая мне. А так и Смуглянка в безопасности, и врагов поменьше стало.
       - Обрывочные, туманные образы требовали подтверждения. Они походили на отдельные фрагменты малопонятной мозаики. С твоей помощью и информацией, добытой у пленных Проклятых, я сложил их воедино. В случае моего провала дриады передали бы тебе все сведения, в том числе о слабостях Проклятых. И без меня ты знала большую часть известного мне, ведь дралась с Семёркой и наверняка была свидетельницей их боя с демонопоклонниками, приманенными тобой. С Нолмирионом, приходящимся сыном главарю, нам повезло. Впрочем, я изначально задумывал захватить парня. Вселившиеся в него сущности подтвердили догадки касательно взаимоотношений и способностей наших противников, - плюс раскрыли информацию, о коей тебе, милая моя Смуглянка, знать не к спеху. - Да, между прочим, сигнал о вторжении эльфов в леса Чёрного Копья подал болотному отшельнику я, правда, не рассчитывал, что он ломанётся всей ордой с озера. Шаман преподнёс мне приятный сюрприз.
       - А ты меня удивил тем, что не валишься днём от слабости, - хмыкнула Авариэль укоризненно. Ох, знала б ты, сколько я тебе не рассказываю! - И умением скрывать ауры разумных.
       - Ну, в том, что Корд - так зовут пленённого нами человека - и сын Эктара пропали из поля зрения твоих ребят, заслуга Мабьянты, Проклятой. Она специалист по барьерам, как и ты. Вдобавок, я дал парню костюм, скрывающий айгату. Не злись, пожалуйста.
       - Нет-нет, с чего мне злиться, - прошипела рассерженно Смуглянка.
       - Вот и чудно, - улыбнулся я, будто не заметив её тона. - Необходимая жертва для победы над Габриллом. К тому же, у тебя таких костюмов достаточно, чтобы одеть целую армию. Итак, я побеседовал с Эктаром, и он согласился на мои условия. Адекватный, кстати говоря, эльф. - Иного я от него не ждал. Нормальный любящий отец, хоть и с тараканами размером с олифанта в голове. Посланного к нему Корда допрашивать с пристрастием не стал, принял предложение встретиться со мной, вёл себя сдержанно. Естественно, о местонахождении сына я ему не сказал, пообещав отдать дитятко у Красной скалы в обмен на доказательство смерти верховного жреца. В победе Эктара над Габриллом я не сомневался, маг отлично изучил уязвимости главы Церкви, столетия служа под его началом Изумрудному Кругу, эльфийскому аналогу земной инквизиции. Жрец же дал молодому тогда магу протекцию в эладарнский Университет Высшего Искусства. - Затем я отыскал Зораг-Джина, показался ему, дабы тот подготовился к моему возможному устранению на Красной скале. Ну, там, духов призвал и прочее. Проклятые прекрасно сыграли роль осведомителей Габрилла, и жрец поспешил к месту последней битвы ангелианского добра с пережитком языческого аллирского прошлого. Прилетел, понимаешь, и тут его радужные мечты разбились о суровую реальность. Вместо кучки медитирующих шаманов к нему вышел величайший колдун современности во всеоружии. Остальное, полагаю, тебе ведомо.
       - Надо же, и мысли не допускал о задуманном, - проворчала про себя Смуглянка и произнесла громче: - Почему не рассказал мне, удостоверившись в правдивости сведений?
       - Слишком многих потерял, чтобы рисковать тобой.
       Авариэль фыркнула, точь-в-точь кошка. Думай, что угодно. С недавних пор ты стала для меня по-настоящему ценной, и я не собираюсь вплетать тебя в расклады, в которых твоё участие не обязательно.
       - Гвард на озере, - обронила Смуглянка. - С ним имперский воздушный флот, наёмники, Длань Салютуса.
       Я расплылся в довольной улыбке. Зверомастер оправдал надежды, припозднился чуток, но ведь вернулся, да с какой подмогой! Длань Салютуса - лучшие боевые маги в империи, и бойцов он привёл побольше, чем я.
       - С озёрниками поладил?
       - Водяные Крысы ошарашены, не знали, укреплять оборону острова или закатывать пир в честь верховного шамана. Выслушав Гварда, решили повременить с празднованием до разгрома Чёрного Копья и Мёртвых Медведей.
       Похоже, экспедиционные войска империи в аранью пожаловали. Хорошо это, плохо - покажет время. Главное, со смертью болотного отшельника война в Пограничье и аранье фактически окончена, и у меня убавилось проблем. Учитывая голову Габрилла и гибель эскадрона храмовников, передо мной, моими близкими и друзьями открывается перспектива относительно спокойной жизни.
       Я вдохнул полной грудью пропитанный гарью прохладный ночной воздух. Дела в аранье сделаны. Пора уходить.
       - Куда теперь? - прильнула ко мне Смуглянка.
       Я приобнял Авариэль и обратил взор на запад, где клубились чёрно-багряные тучи стихийных энергий.
       - На Брадос.

You are not allowed to view links. Register or Login

Эпилог

       - Ты прав, - признала Лилиана, вглядываясь с вершины холма в стоящих посреди выжженной ровной местности разумных - едва видимые точки под разноцветным ожерельем трёх лун. - Брат очень изменился. Его аура сохранила мало общего с аурой того Сандэра, которого я знала. И всё-таки это он.
       - Тьма понемногу завоёвывает его духовное тело с каждым использованием магии теней, маленькая госпожа, - пояснил древний маг за спиной девушки. - Не за горами полное поглощение, и тогда твой брат превратится в безвольное орудие Владык Предвечной Тьмы. Единственный путь обратить вспять превращение известен тебе.
       Лилиана нахмурилась. Трудное решение требует твёрдой воли. Саррок за недолгие дни знакомства с девушкой узнал её довольно, чтобы быть уверенным: она пойдёт на всё ради брата, даже принесёт себя в жертву тёмным богам. Её сомнения обусловлены надеждой найти другой выход из сложившейся ситуации. Но она поймёт: второго пути не существует, и решится. Таково её предназначение в замысле Великого Князя. Саррок Верный поможет ей.
       Сестра Сандэра шагнула вниз, к выжженной равнине, и внезапно сорвалась в бег. Она неслась в облаках пепла, точно за ней гнались демоны Бездны. "Глупышка", - подумал древний маг. Не так должна произойти встреча с Сандэром Валирио. В руках замерцали очертания призрачного лука, сотканная из айгаты стрела легла на тетиву. Саррок прицелился в бегущую девчонку и вдруг вздрогнул от резанувшего по нему взгляда, острого, словно зачарованная сталь. Маг поднял глаза на темнеющую в полумраке лунной ночи фигуру. Усовершенствованное магией зрение приблизило жёсткое молодое лицо мужчины в центре мёртвой равнины. Из глубин плещущейся в глазах Тьмы на Саррока смотрел Повелитель.

       Волны бились о крутой берег скалистого острова, рассыпаясь мириадами белых брызг. Воздух рассекали косые росчерки дождевых капель, ветер рвал флажки над башнями замка и забивал пресной и солёной влагой запертые окна.
       В кресле у пляшущего в вечном танце огня грелся старый чародей и целитель, известный смертным под именем Арнальдо де Виллано. Пламя в камине пред ним принимало причудливые формы, напоминающие образы далёкого заснеженного леса. Среди трепещущих стволов и сугробов, будто объятых пожаром, согнулся в почтительном поклоне разумный, приложивший правую руку к левой груди в знак правдивости произносимых слов. Треск поленьев и гул переплетались в шёпот, в котором внимательный слушатель мог различить отдельные фразы. Тем не менее, общий смысл остался бы ему неясен, поскольку предназначался для сидящего в кресле мага.
       - Не прибегая к Предвечной Тьме и ограниченно пользуясь магией теней, Сандэр Валирио избавился от двух своих главных врагов на данный момент, - докладывал Лукас, чей голос доносился от его огненной проекции. - Таким образом, он удержал себя от обращения в раба Владык Тьмы. Весть о возможном предательстве Гварда Зверолова сломала предпоследнюю из Печатей Страдания, что благоприятно сказалось на слиянии Сандэра и Великого Князя.
       Брадосский целитель расслабленно откинулся на спинку кресла, опустив веки. Поддерживание сеанса дальней связи отнимало у него прорву сил, несмотря на океаны айгаты в восстанавливающих артефактах.
       Сохраняя бесстрастно-усталое выражение, в душе маг радовался. Замысел по возвращению Повелителя близится к завершению. Валирио растворится в личности князя, откупорив оставшиеся хранилища его памяти, и станет тем, кого так боятся жители Эмпиреев, старейшие лоа и демоны Бездны. Боль и страдания - ключ к перерождению аллирского правителя, забывшего самого себя, дабы скрыться от надмировых сущностей.
       Первая печать была сломана в селении племени Водяных Крыс при нападении креатуры болотного отшельника. Вторая в Веспаркасте, в бою с оборотнем из тройки Ночных Охотников. Третья после уничтожения тролльей ведьмы. Четвёртую удалила с личности князя в Спящем лесу Авариэль Кошка, сама того не ведая. Пятую сломал рубиновым копьём Карубиала Анарион в Марадро, Столице Наёмников. Вывод Лукаса о шестой печати ошибочен, её подточили смерти соратников в Пограничье, а окончательно разрушили тролли на озере, дав Сандэру ощутить себя чужим в принимавшем его племени. Каждая из Печатей Страдания открывала Валирио способности и воспоминания князя. Цепочка событий подходит к закономерному концу.
       - Из эльфийского эскадрона кто-нибудь выжил? - задал вопрос маг, не поднимая век.
       - Да, господин. Храмовник Анарион, едва не уничтоживший болотного отшельника на Красной скале духов, спасся и пробирается через аранью к границе королевства. Он ранен и обессилен.
       - Отпусти его, Лукас. Сандэру понадобится сильный противник для снятия седьмой печати.
       - Слушаюсь.
       Усталость давила на веки, приковывала к креслу каменной плитой. Хотелось отдохнуть, уснуть без сновидений лет на сто, а то и на тысячу. Освободиться от ответственности, самой жизни. Целитель жил слишком долго для смертного. Всё чаще его посещали приступы скуки и утомления. В человеческом теле он провёл триста двадцать один год, оно одряхлело, хотя и исправно исполняло свои функции, и жутко надоело. За века в нём скопилась тяжесть, оно стало неповоротливым, медлительным. Живя в нём, называемый де Виллано чародей испытывал отвращение от собственного немощного существования.
       Цепь задуманного закончится, и с ней мучения, успокаивал он себя. Нужно потерпеть, перебарывая усталость, вновь окунуться в опостылевший водоворот интриг, лжи и смерти. Месть, последующая за осуществлением замысла Повелителя, принесёт облегчение.
       - Следите за Сандэром. Ежедневно докладывай о его передвижении, встречах, окружающих смертных и духах.
       - Да, господин.
       Огонь по мановению длинных сухих пальцев целителя неистово заплясал в камине, сметая иллюзорный зимний пейзаж. В покои тут же вошёл телохранитель и низко склонился, ожидая приказаний.
       - Созывай Ночных Охотников со всего Лантара, Хинд, - оставаясь неподвижно сидеть в кресле, велел чародей. - Сандэр Валирио скоро прибудет сюда.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5842
  • Activity:
    61%
  • Благодарностей: +4162
  • Пол: Мужской
Re: Теоли Валерий -- Серия "Сандэр"
« Ответ #22 : 11-02-2018, 17:52 »
0
Пятая книга целиком выложена здесь

You are not allowed to view links. Register or Login


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5842
  • Activity:
    61%
  • Благодарностей: +4162
  • Пол: Мужской
Re: Теоли Валерий -- Серия "Сандэр"
« Ответ #23 : 11-02-2018, 17:56 »
0
Теоли Валерий.
Сандэр - 6. Мастер крови


    © Copyright Теоли Валерий (You are not allowed to view links. Register or Login)
    Размещен: 02/02/2018, изменен: 11/02/2018. 30k. Статистика.
    Глава: Приключения, Фантастика, Фэнтези
    Сандэр
    Скачать FB2

Цитировать (выделенное)

    Аннотация:
    Кажется, жизнь понемногу налаживается. Война троллей и империи закончена, лучшие силы светлоэльфийских храмовников разбиты, пали верховный жрец эльфов и болотный отшельник синекожих, снова рядом похищенная было сестра. Но Сандэр, в прошлом обычный студент с Земли, ныне же мастер магии теней, понимает, что жрецы ангела Карубиала не успокоятся, пока не сживут его со света, а значит, покой будет недолгим. Нужно готовиться к новой битве.

You are not allowed to view links. Register or Login

You are not allowed to view links. Register or Login

Пролог

       Мягкие шаги старого чародея утопали в тишине просторных залов, коридоров и лестниц. Облачённая в простую тёмную мантию, его фигура плыла над древними камнями, точно призрак, обходящий собственные владения. Несгораемые свечи и магические светильники один за другим гасли, едва он проходил мимо.
       Разумный, известный в империи под именем Арнальдо де Виллано, покидал полюбившийся ему за прошедшие столетия замок. Здесь он провёл почти всю свою человеческую жизнь. Холодные плиты пола, увешанные гобеленами и картинами толстые стены со множеством потайных ходов помнили его юношей, явившимся во главе отряда наёмников из дальних земель и перебившим первых владетелей - адептов богов Тьмы, построивших на острове небольшую пограничную крепостцу. Обескровленные очередной войной со светлыми братьями, дома тёмных эльфов тогда были слабы, и выбить их отсюда не составило особого труда. Со временем империя людей распространила влияние на запад, и остров, ставший домом чародею, мирно влился в неё. Текли столетия, гремели войны - с лесными троллями на юге, орками на востоке и зверолюдьми на севере, а остров, омываемый волнами бурного Кораллового моря, оставался уголком спокойствия и мира. Ни морские народы, ни пираты, орудующие южнее, ни сумеречные эльфы не нападали на него. Люди считали, что покоем жители обязаны влиянию империи. На самом деле защитником выступал де Виллано. Он заключил союз с сумеречниками, запугал разбойников, договорился с морлоками о ненападении. Товары текли рекой, остров превратился в западные торговые ворота империи.
       Императоры рождались и умирали, а чародей продолжал жить. Время состарило некогда сильное тело, не сумев совладать с духом и кровью, текущей в его жилах. Впрочем, носящий мантию старик мог дать фору молодым. Тело хотя и износилось, но продолжало исправно исполнять функции сосуда. Пусть дряхлое, менять его было пока рано. Ещё немного, несколько седмиц, вот тогда всё изменится.
       Де Виллано мечтательно закрыл глаза, касаясь обнажённой ладонью стены. Сквозь гобелен ощущалось тепло, исходящее от насыщенных духовной энергией каменных блоков. Замок прощался, предчувствуя бесконечную разлуку. За века каменный исполин обрёл подобие души, и нынче им овладевала печаль, как и покидающего его хозяина.
       Прислуга и охрана уже ушли, осталась лишь горстка разумных на крыше и немногочисленные узники, запертые на дне глубоких колодцев в подземелье. Узники - тайны, хранимые чарами. В специально оборудованных алхимических и магических залах запечатаны те, чьи имена неизвестны нынешним цивилизациям. Их оставили здесь навечно - сущностей, ранее бывших демонами, младшими божествами, духами. Самое ценное, не считая нового сосуда и Врат Путешествий, унесли верные слуги в тёмно-серых одеждах.
       - Прощай, друг, - провёл чародей рукой по красной штукатурке. - Когда мы увидимся снова, у меня не будет ни вздоха, чтобы попрощаться и поблагодарить тебя. Прости за уготованную тебе участь.
       Из складок одеяния он извлёк нож с коротким клинком и разрезал себе ладонь, после чего смазал выступившей кровью стену. Влага почти мгновенно впиталась камнями.
       Брадос - Алый Замок, самое таинственное место в империи, - значил для де Виллано даже больше, чем дом, куда он возвращался из долгих странствий. Слишком многое связывало этих двоих - бессмертного, чьё величие кануло в прошлое, и старинную, наделённую разумом магическую креатуру. В недрах каменного исполина ставились грандиозные эксперименты, проводились ритуалы, коих мир не видел тысячелетиями, погибали и рождались мириады существ. Замок впитал столько крови, что и не снилось жестоким властителям лантарских вампиров. Её цвет передался стенам задолго до появления в здешних краях послов империи людей. Брадос закладывался как ядро чудовищной темноэльфийской цитадели - могущественного хищника, покрытого прочнейшим панцирем, питающегося пролитой на него кровью и способного сражаться на поле боя совместно со смертными воинами. Пришедший чародей усмирил чудовище заклятиями, насытил навеки ихором богов и демонов. Какие бы чары ни насылали пытавшиеся вернуть остров под свой контроль тёмные, замок никогда не предавал и не подводил нового хозяина, а потому достоин благодарности.
       Де Виллано поднялся по узкой винтовой лестнице на плоскую крышу центральной башни. С высоты открывался вид на раскинувшийся внизу крупный город, причал для воздушных судов, порт и море, плещущееся под скалистым берегом. Алый Замок высился на берегу, напоминая восседающего на троне могучего властителя в броне.
       Оторвав взор от города, чародей повернулся к восьмёрке Ночных Охотников, сгрудившейся возле свернувшегося кольцами огромного полупрозрачного небесного змея. Смуглолицый Хинд собрал лучших - вторую и третью тройки. В каждой по мастеру ближнего и дальнего боя и по целителю, все - отличные скрытники, умеющие и затеряться в толпе, и нанести неожиданный смертельный удар.
       Хинд, потомок пустынных магов и солнечных эльфов, владеющий любым видом оружия из известных в империи, а также магией земли и пламени, идеальный боевой маг. Фанаэлион повелитель ветра и опытный призыватель, обучавшийся искусству жрецов Хастура, великолепный шпион. Вместе с де Виллано, лучшим магом крови, целителем и менталистом Лантара, они составляют элитный отряд. Им по силам сокрушить архимага, если это потребуется.
       Хинд опустил голову, кланяясь. Никаких лишних движений, значит, всё готово. К Брадосу направляются свободные от заданий Ночные Охотники, они прибудут аккурат к возвращению первых троек. На замок наложены дополнительные чары, чтобы со стороны казалось, будто здесь течёт обычная жизнь: со двора раздаются звуки прислуги и тренирующихся воинов, в окнах горит свет. Разве только не принимают посетителей, ворота заперты, приходящим иллюзорная стража советует прийти позднее, через седмицу другую, мессир нынче в отъезде.
       Удивительно легко чародей вскочил на треугольную голову небесного змея, наклонившись, похлопал того по бугристой макушке и подал знак бойцам залезать на длинную гривастую шею магического существа, после чего в последний раз окинул взглядом остроконечные башни. Меж ними сейчас, рано утром, клубилась темнота, сумерки нехотя сползали со стен, словно не желающие расставаться любовники. Брадос выглядел грустным и покинутым.
       - Жаль, нельзя предотвратить неизбежное, - неслышно прошептал хозяин Алого замка.
       Де Виллано знал: вернувшись, он принесёт сюда смерть.

       Тьма наступала. Очертания предметов, обозначенные текущей через них силой, темнели, льющийся с небес и освещающий разумных изнутри свет постепенно угасал, превращая жизнь принцессы Эладарна Натиэль в сгущающиеся сумерки. Сперва темнота поселилась в углах просторной комнаты, куда её заперли, словно чёрная паутина, сплетённая ужасным пауком. С каждым днём, проведённым в заточении, "паутины" становилось больше. Она покрывала пол, голые стены, потолок, деревянную кровать с одеялом и набитой сеном подушкой, маленький неказистый столик и такой же стул. Однажды, проснувшись, Натиэль со страхом увидела, что тьма перебралась на руки, а когда принёс еду Каранас, один из младших сынов Храма, его внутренний свет был необычно тусклым, как и красно-зелёная магическая эмблема на доспехах. Силуэт юноши окутался мраком, точно полупрозрачным коконом.
       Дороги Судьбы, ранее хорошо различимые и ведущие на десятилетия в прошлое и будущее, ныне едва виднелись. Видящая высших эльфов теряла Дар, ниспосланный ангелом Карубиалом. Осознав это, она молчала несколько дней, пытаясь прогнать тьму. Тщетно. Небожитель и его свита оставались глухи к её мольбам.
       Стараясь не видеть мрака, принцесса закрывала глаза и вынимала из памяти светлые образы близких. Отец, такой высокий и сильный, со светящимися добротой глазами, утешал её в воспоминаниях - гладил длинные шелковистые волосы, говорил не печалиться, ведь всё пройдёт. "Тебе нужно быть смелой, - твердил он. - Ведь ты наследница престола, избранная ангелами для защиты своего народа". Она слушала, растворяясь в вызванных в памяти звуках его спокойного, красивого голоса, и казалось, тьма отступала - ровно до момента возвращения в скромно обставленную комнату.
       Знай отец, что она жива и где находится, ворвался бы в цитадель, окружённый преданными гвардейцами, и... погиб бы под действием жреческих чудес и клинками храмовников, стерегущих её. Всей армии королевства не хватит, чтобы взять штурмом Тельперинг. Сам Крылатый Единорог защищает жрецов.
       Впрочем, и без того судьба короля Эладарна незавидна. Узнав от верховного жреца о гибели дочери, он, охваченный стремлением отомстить, двинул войско в поход на тёмных братьев - гархал, живущих в Подземье. Минуло столько месяцев со дня его ухода. Вести от него не доходили, а Натиэль не могла узнать, что с ним, как ни старалась. Дорога Судьбы отца была неразборчива, разветвлялась, концы её терялись в проклятой темноте.
       Ежедневно и еженощно девушку мучил вопрос: как удалось жрецу обмануть короля, связанного с дочерью Узами Крови? Неужели, заточив её здесь, служитель Карубиала оборвал духовную связь? Вполне возможно, учитывая мощь Крылатого Единорога.
       Принцесса скучала по отцовскому дворцу, по слугам, относившимся к ней почтительно и благожелательно, по друзьям детства, по обучению у пожилого жреца чудесам и урокам фехтования, преподаваемых мастером оружия. Хотелось навсегда вернуться в прошлое, забыв настоящее как кошмарный сон.
       Страх всё чаще овладевал ею. Она боялась за близких, за королевство и, к собственному стыду, за себя. Приходившие к ней образы неизменно вызывали беспокойство. Смуглая Авариэль Кошка, княжна дома Лунного Клейма, единственная подруга из высшего света. Сверстницы - юные наследницы великих домов, постоянные посетительницы балов при дворе - сторонились Видящей, откровенно побаиваясь, послушницы храмов, наоборот, склонялись пред её статусом. Одна Авариэль проявляла искреннюю симпатию, заменив старшую сестру, коей у принцессы не было. Вспоминая гибкую, ловкую эльфийку, девушка думала о её разрушенном селении, о сотнях убитых храмовниками жителей, об устроенной верховным жрецом охоте на Авариэль, чья Дорога Судьбы терялась в тенях подобно прочим, с кем связала Видящую жизнь. По ночам принцесса плакала от бессилия и страха.
       Видящая? Натиэль перестала ей быть. Посещающие иногда невольницу жрецы утверждали - она теряет ангельский Дар из-за Врага, к которому испытывает тёплые чувства. Это непростительно для посвящённой Крылатому Единорогу девы.
       Враг. Так называют жрецы древнего князя, правившего предками эльфов и боровшегося с ангелами. О нём принцесса не знала ровным счётом ничего, пока не оказалась в плену у лесных троллей. Верховный жрец послал её с отрядом воинов в аранью, чтобы отыскать того, в ком подозревали реинкарнацию ненавистного правителя.
       Испокон веков жречество Карубиала истребляло иномирян, перенесённых в Трёхлунье Бурей Тысячелетия, ибо предупредила первая Видящая: Враг вернётся из чужого мира, дабы разрушить Церковь и истребить ангелов. Зачем проводить тщательные проверки, если можно обезопасить себя, просто убивая пришедших извне разумных? За прорывами в ткани миров следили маги и жрецы. Они же направляли в места прорывов вооружённые отряды. Не везде удавалось дотянуться до "переселенцев", порой приходилось пользоваться услугами наёмников. До Сандэра Валирио - молодого человека, выброшенного с младшей сестрой в леса троллей Ксаргского полуострова, дотянуться почти удалось. Он перебил посланных по его душу убийц, всерьёз заинтересовав жречество Карубиала. Мало кто выживает после покушения Ночных Охотников.
       Лишь Натиэль могла указать, где он. Поскольку планировалось не самое опасное дело, послали небольшой отряд из опытных Стражей Границы, оберегающих пределы королевства. Об их скрытности в аранье слагают легенды. От храмовников и магов в сердце тролльих владений мало толку, не умеющие скрывать своё присутствие эльфы привлекут ненужное внимание.
       Стражи Границы оказались действительно хороши. Они незаметно продвинулись чуть ли не до Зеркального озера, на котором обосновалось принявшее иномирян племя, и тут произошло непредвиденное. Прорицательские способности Видящей лучше всего проявляются под Покровом Карубиала - в Эладарне. В тролльем лесу Дар очень ослаб и предупредил об опасности только перед нападением неведомой твари, очнувшейся от длившегося тысячелетия сна. Отряд не успел подготовиться должным образом и понёс потери. Затем нагрянули привлечённые шумом битвы тролли.
       Время, проведённое в деревянной клетке, принцесса вспоминала с содроганием. Медитируя дни напролёт, она жаждала заглянуть за грань дозволенного ангелами и узнать собственную судьбу. Ей никогда не удавалось спрогнозировать будущее на годы вперёд. Самое большее, на что она была способна - за редким исключением проследить нити вариаций событий на ближайшие месяцы. Жрецы поясняли: она молода, неопытна, с возрастом Дар проявит себя ярче, и она сможет видеть грядущее на десятилетия, а то и века. В аранье Дар почти угас.
       Убийство первой Видящей замыслили, когда та находилась за пределами ангельского Покрова. В этом слабость эльфийских прорицательниц и их величайшая тайна, открытая лишь иерархам Церкви.
       Мысль об измене душила, не давала спать. Игрушка в руках Крылатого Единорога и жрецов, вот она кто! Убедить себя в том, что волю ангела нужно смиренно принять, не получалось, из-за чего порой девушка считала себя грешницей, недостойной быть служительницей Карубиала. В ней будто жили две личности: одна - раскаивающаяся ангелианка, другая - оскорблённая упрямая гордячка.
       Принцесса никогда не могла "прочесть" судьбу Сандэра. Узнать его местоположение не составляло труда, стоило ей представить человека, она тут же начинала чувствовать путеводную алую нить, ведущую к нему - чёрно-серо-белому силуэту, выделяющемуся на фоне серого, жуткого мира духов араньи.
       Сандэр спас её из плена. Не зная, зачем она послана в лес, взялся сопроводить до Эладарна. Идеальное стечение обстоятельств, мышь сама шла в пасть кошке. Познакомившись с ним поближе, Натиэль не разглядела в нём ненависти, приписываемой Церковью Врагу. Обычный молодой человек, начинающий шаман, совершенно не испытывающий враждебности к эльфам. Храбрый, великодушный, щедрый с друзьями и ужасный в гневе, он напомнил принцессе отца. Она была благодарна за спасение и весь путь от араньи терзалась угрызениями совести, пыталась придумать, как оправдать Сандэра в глазах жрецов. А потом произошло нападение тёмных эльфов в Спящем лесу.
       Не направь Церковь убийц к иномирянину, возможно, всё сложилось бы иначе. Сейчас Натиэль отчетливо чувствовала тьму вокруг и внутри Сандэра. Нити складывались в узор, предрекающий возрождение Врага и катастрофу Эладарну, чему способствовали, того не ведая, жрецы.
       Будучи запертой в неприступном Тельперинге, принцесса ничего не могла поделать. Она хотела верить - иномирянин способен побороть сокрытую в нём злую сущность.
       Воспоминания о Сандэре всегда согревали девушку. Тьма в такие мгновения не отступала, нет, однако, уходил её спутник страх. Сосредоточение на образе молодого человека отметало волнение, в душе воцарялся покой.
       Дверь тихонько отворилась, раздались мягкие шаги. Встревоженная Натиэль села на кровати, завертела головой в поисках вошедшего и никого не заметила. Течение сил, казалось, ничем не прерывалось, в комнате ничего не изменилось. Пусто, не считая её самой. Дверь медленно затворилась, точно под дуновением ветра.
       В подземельях жреческой цитадели, защищённых магическими барьерами и чудесами, не бывает ветра.
       - Предательница, - процедила пустота комнаты.
       Слово, произнесённое незнакомым хриплым голосом, прозвучало как обвинение. Внезапно кто-то ухватил принцессу за волосы и рывком стащил с кровати, поставив на колени. Испугавшись, Натиэль вскрикнула, тотчас получив затрещину. Исхудавшее тело дёрнулось, ладони ударились о холодный каменный пол. Невидимый истязатель намотал волосы на кулак, потянул вверх и заставил вновь встать на колени.
       Разум заметался угодившей в змеиную нору мышью, строя предположения касательно происходящего. Её пришли убивать?! Кто? За что?! Храмовники не позволяли себе обращаться с ней подобным образом, жрецы относились с разочарованием и сожалением, но никогда ни один высший эльф не поднял на неё руку.
       - Мой господин мёртв по твоей вине, дрянь!
       Второй удар заставил ощутить во рту солёный вкус крови. В ушах зазвенело. Натиэль упала бы, если бы её не держали за волосы. Она попробовала прикрыть лицо руками, вывернуться, и тут некто ударил, чуть не сломав ей пальцы. Правую руку завернули за спину, отчего плечо вспыхнуло болью.
       - Не понимаешь? - истекая злобой, выплюнул истязатель. - Его святейшество Габрилл Радужный пал в аранье вместе с великой пентадой храмовников. Из-за тебя, предательница! Ты не предупредила его об опасности, и его убили, грязная тварь!
       - Я предупреждала! - закричала Натиэль, осознавшая исходящую от незнакомца угрозу. - Говорила ему не идти в аранью. Он не послушал!
       Верховный жрец Карубиала поступил по-своему. Вняв предупреждению, он обезопасил себя - взял с собой боевых магов, жрецов, великую пентаду лучших воинов. Его армии хватило бы для завоевания небольшого королевства. Жрец готовился стереть в порошок приютившее Сандэра племя.
       - Ты могла сказать, что его ждёт, и он нашёл бы способ победить. Так поступают настоящие Видящие, - прохрипел истязатель. - Ты вместо совета попросила оставить Врага в покое. Предательница своего народа - позор для вырастившего её дома!
       - Клянусь, я не знала о замыслах Врага! - взвизгнула, проклиная себя за трусость, принцесса. - Всесвятый Карубиал не показал мне...
       Снова удар. Из разбитых губ по подбородку потекла кровь.
       - Ты недостойна произносить имя всесвятого ангела. Твои уста осквернены ложью. Тебя избрали для пользы королевству и Церкви, ты же не оправдала доверие. Враг затуманил твой разум, потому что ты позволила ему сотворить сие. Он руководит тобой, и ты теперь служишь ему, а не Крылатому Единорогу. В наказание за грехи всесвятый Карубиал отнимет данный тебе Дар и низринет тебя в Бездну, во тьму, на поживу чудовищам. Знаешь, за что разрушили Исилант и заперли тебя в цитадели? Ты утаила от нас весть о Враге, а твоя распутная подружка Авариэль решила извлечь выгоду из попавшего ей в руки Врага. Дуры, не понимающие всей опасности, исходящей от него!
       Видящие, бывало, ценой жизни сохраняли родное королевство от внешних бед, будь то заговор тёмных братьев или крупный набег троллей. Но они не сталкивались с обманом от ангелианских жрецов. Габрилл Радужный отнял у принцессы всё, чем она дорожила - отца, безмятежную жизнь... Он отправил её на смерть в аранью. Порой Натиэль ловила себя на мысли, что желает ему смерти, и ей становилось не по себе. Она, Видящая, обязана понимать важность возложенной на неё миссии. Её долг пожертвовать собой, если понадобится, ради исполнения воли Карубиала. Верховный жрец - высший служитель Крылатого Единорога, глас бессмертного в мире смертных. Убить Сандэра - желание небождителя, не подлежащее обсуждению. Кто она такая, чтобы спорить с создателем и покровителем королевства? Насекомое, зависящее от великого ангела. Он решил избавиться от неё - да будет так. Видящая должна принимать его волю, какой бы та ни была.
       Долг и чувства сплелись в клубок кусающих друг друга змей. Душа устала от их борьбы, не в силах забыть, исторгнув из себя обоих. Принцесса часто думала о смерти. Простой, действенный способ сбежать. Натиэль, возможно, совершила бы самоубийство, не опасайся она Тьмы и гибели близких. Она ничем не поможет отцу, подруге и Сандэру, наложив на себя руки.
       - Знаешь, что тебя ждёт? - хрипел истязатель. - Что ждёт короля и дрянь, посмевшую соврать его святейшеству?
       Она знала почти наверняка. Дабы не всплыла правда об обмане жрецов, принцессу навеки продержат здесь или вовсе казнят, поместив в клетку на крыше башни цитадели. Отец сгинет в Подземье. Он угроза служителям Крылатого Единорога, поэтому к нему подошлют убийц либо устроят ловушку, использовав тёмных братьев, а на престол посадят марионетку. Авариэль оставшуюся жизнь проведёт, скрываясь от гнева иерархов Церкви. Сандэр, пожалуй, единственный смертный, чья Дорога Судьбы не видна. Впрочем, называть его смертным значит игнорировать истину. Он уже перешагнул грань, отделяющую человека от сущностей более высокого порядка.
       - Заключённый его святейшеством с тобой договор расторгнут. Планы святейшего обратились прахом. - Судя по тону, истязатель немного успокоился. - Иерархи Церкви решили, что необязательно менять правящую ветвь.
       Габрилл Радужный обещал Натиэль неприкосновенность и безопасность отцу. Король, не имея наследников, отречётся от престола. Главное - его не тронут наёмные убийцы, обещал жрец. Принцесса верила ему. Что ей ещё оставалось?
       - И ты хочешь заключить новый договор? - выплюнув кровь и собрав смелость в кулак, произнесла девушка.
       - От тебя потребуется куда больше, нежели ранее. Раскаяние, исполнение долга - вот чего стремится добиться от тебя Церковь. Встав на путь истинный, ты обретёшь утерянное - расположение всесвятого Карубиала, отца. Может быть, даже Авариэль Кошка избегнет печальной участи. Раскаяние творит чудеса, тебе ли не знать. Сегодня ты в узилище, а завтра, быть может, в кругу любящей семьи, рассказываешь о борьбе с Врагом, о том, как он наложил на тебя чары, чуть не привёл к погибели.
       Сладкие грёзы наивной девушки. Натиэль не верила в них.
       - Вы помилуете Авариэль? - спросила она.
       - В случае её раскаяния. Крылатый Единорог милостив. Признай грехи, отринь прошлое, обратившись к ангельскому свету, и спасёшься.
       Превозмогая боль, принцесса постаралась рассмеяться. Получилось плохо - сплошной хрип, переросший в кашель.
       - Не представляю Авариэль раскаивающейся. Вы предали огню её дом, и теперь потребуете просить прощения? Она вцепится вам в глотку. Неужели вы думаете, я настолько глупа, чтобы поверить вам?
       Незнакомец рванул волосы, притянув лицо Натиэль к полу, вдавил щекой в каменную плиту и склонился над ней - она поняла это по обдавшему её дыханию, горячему, не имеющему запаха.
       - Не верь. Откажись помогать нам, используя крупицы Дара, и в тот же день слуги короля - да-да, те самые, воспитавшие тебя, негодницу, и беззаветно преданные королю - начнут умирать. И не только они, а и их дети, родители. Помнишь Каилию, подругу детства? А Оларина, старого конюшего, катавшего тебя маленькой на пони? Они умрут. Все, кого ты когда-либо любила, все, кто любил тебя. Кто от болезни, кто по нелепой случайности. В конце концов случится несчастье и с твоим отцом. Не сомневайся. Его святейшество дал тебе просторную келью. Достаточно просторную для превращения в склеп. Я сложу здесь отрезанные головы твоих слуг, животных, друзей. И голову Авариэль Кошки принесу. И голову короля. Будешь оправдываться перед ними за предательство. Ведь умрут они по твоей вине. А после ты познаешь боль во всём её великолепии. Слыхала о пыточных Тельперинга, в коих допрашивают еретиков и колдунов? Вижу по глазам - понимаешь, о чём я.
       - Д-да, - ответила Натиэль. Незнакомец ослабил хватку. - Я скажу, где Враг. Скажу...

You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 1. Сокровище мертвецов

       Солнечные эльфы все как один твердят, дескать, демоны существа злобные, агрессивные, друг друга не выносящие и постоянно дерущиеся. Враньё! Пустынные демоны преимущественно миролюбивы и кое-где даже симпатичны. Взять, к примеру, грызущего чью-то ногу в пяти шагах от меня здоровяка. Мосластый такой, поросший густой бурой шерстью, с добрыми-предобрыми глазками, еле угадывающимися под нависшими надбровными дугами. Сидит себе, и дела ему нет до слоняющихся неподалёку по длинным балконам голодных сородичей, иногда выкрикивающих ему оскорбления на рычащем наречии. А мог бы встать да поймать наглеца другим в назидание. Каннибализм среди демонов не так уж редок, и силушкой Царь Пустыни сей экземпляр не оделил.
       Пояс из бронзовых кругляшей с трудом держится на впалом животе, вместе с набедренной повязкой из грязной полуистлевшей ткани и деформированными, впившимися в предплечья и щиколотки золотистыми браслетами-змеями наводя на мысль о человеческом прошлом демона. Нуэглир, наш проводник, рассказывал, когда-то каждый демон был колдуном или убийцей, проклятым богами. Под влиянием местной магии духи умерших остаются на земле и вселяются в тела неосторожных путников, которых застала песчаная буря. Первый симптом одержимости - неуёмный голод. Бедняги начинают есть сырое мясо и со временем охотиться на людей, эльфов и забредших в пустыню орков. Постепенно тела одержимых претерпевают изменения - отрастают острые когти и зубы, кожа грубеет, кости укрепляются. Формируется натуральный демон, сильный, ловкий, повелевающий ветром. Окончательно превратившись, он идёт в город демонов Мадбраджу засвидетельствовать верность Царю Пустыни, то бишь приносит ему тёплый трупик или ещё живого разумного, взамен получая доступ к исцеляющему смертельные раны артефакту.
       Бесшумно ступая, перемещаюсь вдоль растрескавшейся стены направо, к представляющей спуск липкой деревянной лесенке. Как она выдерживает немалый вес демонов для меня загадка. Едок по ней уж точно не слезет, она под ним сломается хворостинкой.
       Пока я в темноте, меня трудно заметить. Лишающая запаха мазь прекрасно действует, натёрся ею, и ни одна нечисть не вычислила. Демоны на меня реагируют вяло, случайно наткнутся если - носом поводят, поводят, и идут себе. Видят плохо, вдобавок, здешняя пустыня удивительно богата на миражи, поэтому её обитатели полагаются больше на нюх, слух и чувствительность к магии. Со всем перечисленным у меня порядок. Подготовился к операции неплохо, приоделся - на мне блокирующий истечение айгаты костюм Клеймёного, стараюсь не шуметь и отвлекать демонов при необходимости от моей скромной персоны. Конечно, местные не противники, но осторожность проявлять стоит хотя бы потому, что обеспокоенная нечисть может случайно прикончить собранных для царя эльфов. Кроме того, с местным царём бодаться совершенно не хочется. Как-нибудь потом, на досуге, изучив его слабости и преимущества - пожалуйста.
       Осторожно, находясь в тени, я опёрся о частично сломанную балюстраду и заглянул вниз. Эпичное зрелище, мрак побери! Подо мной минимум сотня метров открытого пространства, споткнусь - лететь придётся долго, и совершенно не уверен в благополучном приземлении. Непонятно, чем завален пол, низ огромного зала утопает во тьме и какой-то гадости. Барабан, служащий основанием проломленному куполу древнего дворца, застроен внутренними балконами, соединёнными деревянными лестницами и узкими переходами. Очевидно, балконы раньше располагались сплошными кольцами, потом частично обвалились, и вот, имеем, что имеем, приходится то лазить по ненадёжным лесенкам, то перескакивать с выступа на выступ, то балансировать на переходах.
       Умели же строить. Дворцу, по словам Нуэглира, около пяти тысячелетий. Спасибо, вовсе не развалился и не погрёб сокровища под заражёнными злой магией обломками.
       Мягкий бирюзовый свет луны из пролома в куполе падал на центр зала и там отражался мириадами лучей от небольшого драгоценного камня, лежащего на вершине высокой, метров тридцати, колонне из чёрного мрамора. Внизу, в темноте, что-то шевелится. На вершину, представляющую собой ровную площадку с возвышением, на котором покоится магический самоцвет, демоны опускают жертв - живых разумных, выкраденных из оазисов, или караванщиков, застигнутых в дороге. Проголодавшийся Царь Пустыни забирает подношение и засыпает. Спать он, вероятно, любит, поскольку площадка завалена несвежими трупами. На этой тошнотворной горе извивается девчушка лет одиннадцати, чумазая и худенькая. В ней не сразу признаешь эльфёнку. Ну-с, а сынишка брата Нуэглира? Хм, свет чересчур ярок, глазам больно, плохо вижу.
       Я отвернулся. Подберусь ближе и узнаю наверняка, стоит ли солнечным эльфам ждать ребятишек. Умер паренёк - унесу труп. Нехорошо оставлять его на поживу нечисти, да и по счетам я привык платить. Нуэглир привёл меня к городу демонов, надеясь на спасение племянников.
       Окинув взглядом карнизы, балконы и лестницы, я прикинул путь до колонны. Демоны - кто же ещё - соорудили подле стены тянущуюся к вершине колонны хлипкую на вид конструкцию из досок и брёвен, скреплённых верёвками, ремнями. Спустившись по балконам на своеобразные многоэтажные леса, нечисть проходит к площадке, чтобы положить жертву. Самый простой и короткий путь. Альтернатива ему - спуск по стене в самый низ, затем путешествие к колонне и подъём по ней, не имеющей видимых выступов и трещин. Второй вариант мне точно не подходит, из-за зловонной ауры Царя Пустыни не разобрать, какие опасности подстерегают внизу, да и долго морочиться со спусками-подъёмами. С другой стороны, слишком уж простым кажется путь по лесам.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.