Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Теоли Валерий -- Серия "Сандэр"  (Прочитано 2812 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       - Я твой противник! - заорал вождь, показавшийся меж расступившейся толпы с шестёркой охранников.
       Спасибо за внимание, но здесь я выбираю, с кем сражаться в первую очередь. Обожди минутку, ну две. Разделаюсь с твоими живчиками и займусь тобой.
       Из башни появилась Эстер. Ловко маневрируя меж ветвями, она молнией метнулась навстречу спрыгнувшему синекожему гиганту и вдруг взорвалась многометровыми тонкими шипами, пробивающими и находящихся рядом древней, и врагов. Тролли подались назад, пронзённые древесными иглами насквозь, и, оседая, застыли - шипы не дали им упасть, образовали колючую сферу, внутри которой будто остановилось время. В её центре распростёрла руки дриада. Шипы лучами росли из неё, почти полностью скрывая девушку.
       Аура обнажённых исполинов на гребне Вала угасла, в сморщившихся за считанные секунды телах не осталось ни капли энергии. Шипы, кажется, высосали её из синекожих, а вот ауры Эстер и древней, наоборот, стали ярче и теплее. Дриада жива, и через секунду она доказала это, принявшись за карабкающихся на стену четверых гигантов. Шипы обрели гибкость, превратившись в смертоносные плети, и стеганули по показавшимся над Валом троллям. Те отпрянули и опоздали на доли секунды, острые кончики лоз резанули по двоим, сбросив вниз.
       Рухнувшие у основания Вала гиганты немедленно встали, словно не получили серьёзных ран. Да и крови я не заметил. Не теряя и удара сердца, они разбежались в стороны вдоль насыпи и на расстоянии метров пятидесяти друг от друга вскочили на Вал, проламывая заледеневший земляной панцирь ударами топоров и голых рук. Нет, тут живыми троллями не пахнет, не представляю, что сотворили с ними шаманы, добившись такого результата. Нечувствительные могучие твари без крови, сверхбыстрые вдобавок. Они без труда разделают отряд рыцарей в латах, и плевать им на ангельские благословения, защитная аура, распространяющаяся от барьера крепости, не доставляет им ни малейшего дискомфорта. Уровень старших лоа, не меньше. Разъевшихся и потому очень сильных старших.
       Твою же! Некогда размышлять, наслаждаясь зрелищем истребления бескровных тварей, враги близко.
       Быстренько в теневое измерение, махаться сразу с пятёркой бойцов экстра класса мне не с руки. Моё преимущество в скрытности и неожиданных атаках.
       Тролли затормозили, оглядываясь. Куда ж делся, думают. Построение у них правильное, обступили вождя, к нему не подберёшься. Учитывая скорость гигантов, возникнуть рядом с их предводителем означает подставить себя под удары зачарованных топоров.
       Вот надо мной линия "обороны" из телохранителей, вот вождь в боевой стойке, ожидающий нападения и следящий за тенями вокруг. Не боись, ты в очереди на тот свет не первый и даже не второй.
       Бешено пляшущие языки пламени костра разгоняют полутьму ночи, тени извиваются, точь-в-точь рвущиеся из иного мира щупальца невиданного чудовища. Я одно из них, сливающееся с остальными и отделяющееся, нечто невообразимое, сеть-узор, скручивающийся и мечущийся на потустороннем ветру.
       Вождь заподозрил неладное, кинулся подальше от тянущихся к нему теней, за ним бросились охранники. Поздно! Мои руки обхватили лодыжки обнажённого гиганта и дёрнули, увлекая в черноту под его ногами. Телохранитель взмахнул светящимся топором, лезвие углубилось в землю, едва не задев изворачивающегося меня, и исполин провалился в теневое измерение.
       Без паники, подобно машине, он рубил окружающее пространство, никак не реагируя на подбирающихся к нему теневых духов. Они тёмными клубками катились к нему, постепенно облепляя, тролль же пытался достать меня, будучи пожираемым. Никогда не видел, чтобы духовная сущность так бесстрашно стремилась выполнить приказ хозяина. Лоа тоже боятся, и попав в неблагоприятную для них среду, поддаются паническому ужасу. Отдельные экземпляры пробуют отбиваться. До сегодняшней ночи никто не пытался убить меня здесь, и я чувствовал себя в теневом измерении в относительной безопасности.
       Хм, человеку свойственно заблуждаться.
       Я материализовался в полусотне метров от скучившихся троллей. Трое бескровных тварей плюс мутный вождь, традиционно считающийся лучшим воином племени, для меня слишком много. Поодиночке затягивать троллей в тень теперь вряд ли получится. Открытый, можно сказать, честный бой? А что делать? Где наша не пропадала, в конце концов?
       Внезапно давление ауры ангельского барьера исчезло. Ощутившие это вождь с охраной замерли, словно не веря, потом предводитель синек ощерился, глядя с неприкрытой радостью прямо на меня. И мне дышать легче, окружающая действительность проступила отчётливее, будто с головы мешок сняли, мешавший нормально видеть и слышать.
       Окутывавший крепость магический кокон рассеялся без следа, вместе с тем астрал содрогнулся от мощного заклятия. Бесчисленное множество мелких духов прекратили существование. Астральное восприятие отключилось на время, я оглох и ослеп, даже воздух из груди вышибло, точно по мне молотом шарахнули.
       Когда я начал снова различать звуки и образы, ничейная земля перед Веспаркастом была усеяна трупами одержимых. Мой враг - вождь - пошатываясь, шёл ко мне, кончики его опущенных когтей царапали наст. Телохранители-гиганты выглядели не лучше, они трясли лысыми головами и, пригибаясь к утоптанному снегу, брели в мою сторону.
       Ну, имперцы, задали жару лоа. Истребили большинство одержимых и бестелесных духов. Несколько прорвались-таки в крепость, из Веспаркаста доносятся вопли, имеющие мало общего с человеческими. Чем же так зарядили? Окажись я в зоне поражения, стопроцентно улетел бы в Серые Пределы, и теневое измерение не спасло бы. Да, с Марном шутки плохи, учту на будущее.
       Со стены на Валу спрыгнули четверо дриад. Словно пьяные, они, покачиваясь, двинули к постепенно обретающим твёрдость походки исполинам. Удар с тыла задумали нанести? А как те, карабкавшиеся? О, их на стене встречают с распростёртыми объятиями Эстер с тремя подружками, да и древни угрожающе нависли над стеной.
       Остановившийся неподалёку вождь потряс башкой и глянул на меня, опять тряхнул, стремясь поскорее прийти в себя. Сосредоточиться не может, бедняга. Ну, не судьба, значит, сразиться ему со мной в полную силу. Иду к нему, обхватив обеими руками трезубец. Вот демоны преисподней, выращенное из псевдоплоти запястье тает, сказались последствия астрального заклятия, снёсшего барьер и бестелесных лоа. Замедляюсь, опускаю веки, прислушиваюсь к ощущениям и представляю руку, какой она обязана быть. Досылаю в неё айгату, укрепляя ткани разрушающейся конечности. Параллельно возобновляю нормальное кровообращение и подпитку организма энергиями.
       Плохая идея - восстанавливать руку на поле боя, но никто в ближайшие минимум секунд десять - двадцать не нападёт, все вражины как мешком прибитые.
       Шорох заставил инстинктивно податься назад, прочь от источника звука. Вообще, слышу гораздо острее, да и астрал сканируется лучше. Возле меня вождь, доковылял-таки, когтями замахивается. Открываю глаза и отклоняюсь, с лёгкостью пропуская чёрные кончики костяных лезвий перед лицом.
       Отскок на метр, резкий выпад. А тролль увернуться или защититься как положено не успевает. Трезубец вонзается в живот синекожему и тащит из него айгату, ровно насос.
       Упавший на колени от наступившей слабости вождь левой ручищей вцепился в древко, силясь сломать ненавистное оружие. Глухо рыча сквозь сжатые зубы и выплёвывая кровавую пену, он вдруг навалился на трезубец и когтями на правой руке попробовал полоснуть меня по горлу.
       Слишком медленно, синий. Я выпустил оружие, уклоняясь от последней атаки тролля, и он упал на бок. Во взгляде его смешались боль, ярость и жгучая ненависть. Он смотрел на меня, руки его подёргивались, взор мутнел. Даже сейчас, умирая, он жаждал всадить мне в сердце когти.
       Хороший противник. Знай он духовные практики шаманов, возможно, восстановился бы быстрее меня, и неизвестно, чем тогда закончился бы наш бой. Жаль, не знаю его имени. Таких воинов стоит помнить.
       Ночь наполнилась оглушительным шипением, астрал завибрировал от разлитых по нему эманаций отчаяния и злости. Лишившиеся предводителя, того, кого им поручено было охранять ценой своей жизни, синекожие гиганты будто обезумели.
       Ох, чую, не к добру зашипели эти молчуны.
       Один подхватил скорченного тролльего воина и, подтянув к себе, вгрызся ему в шею. М-да, а пасть-то у него ничего, зубастая, со складывающимися внутренними клыками кроме торчащих из-под нижней губы внешних. Тролль вздрогнул и затих навеки. Другой исполин с искажённым злостью лицом удлинившейся рукой сбил пробегавшего мимо молодого тролля. Бедолага застыл на снегу, а в ладони гиганта, истекая кровью, затрепетал вырванный из груди неудачно пробегавшего разведчика кусок плоти, в который гигант с упоением вгрызся.
       Кто-то из синекожего воинства предостерегающе заверещал, и вся орда ломанулась от Крессова Вала и обезумевших телохранителей павшего вождя к аранье. Оно и понятно, сражаться бессмысленно, если не разорвут древесники, убьют свои же твари. Тут не до мести, кандидаты в мстители и без нормальных троллей имеются в достатке. У кромки леса остался стоять в одиночестве обладатель затхлой и вместе с тем яркой болотной ауры. Без ездового чудища, но ясно - верховный, шаман всея племени. Не боится. Спокойный как удав.
       Я вытащил из трупа трезубец, наблюдая за восполняющими запасы айгаты гигантами и приближающимися ко мне дриадами. Девчата вроде пришли в норму и связываться с бешеными громадинами не посчитали необходимым, плюсик им за сообразительность. С заляпанными кровью исполинами нынче мало кто захочет драться, и я в том числе. У них ещё и глаза загорелись магическим синим светом, точно у перенасыщенных энергией магических креатур. Хм, они ведь наверняка таковыми и являются.
       Дриады построились вокруг меня "коробочкой". Все покрылись толстым панцирем из прочной коры. До Эстер, спрятавшейся в броне из тоненьких плетей-лоз, им всё же далеко. Не все девчонки настолько круты.
       Напившийся крови из перегрызенного горла исполин выпрямился, блаженно прикрыв глаза. Его собратья собирались за ним, зыркая на меня плотоядными глазищами. А раньше-то изображали бесчувственных телохранителей. Освободились от гнёта долга, получается, и показали истинную натуру.
       Трое гигантов напали одновременно на находящихся передо мной дриад. Пальцы девчат удлинились, превратились в подобия шипастых пятихвостых плёток и взметнулись навстречу врагам, Виола для большего эффекта крутанулась, образуя эдакое смертоносное мини-торнадо. Две стоявшие позади дриады синхронно приложили к заснеженной земле ладони, и за Виолой с напарницей выскочили из наста гибкие, сплетающиеся в сеть колючие лозы.
       Двое исполинов атаковали дриад, а третий прыгнул вверх, уходя из-под ударов живых плетей и в воздухе метая топоры в меня.


       Отступление первое. Тайбер

       - Интересная у них тактика, - произнёс стоящий у открытых ворот селения беорн, спокойно глядя на накатывающуюся на Веспаркаст лавину одержимых людей.
       Около сотни крестьян, охотников и воинов, коим не повезло оказаться в плену у троллей, передвигались длинными прыжками, отталкивались ногами и приземлялись на руки. Бежали они молча, точь-в-точь сосредоточенные на жертве хищники. Напоминали скорее ряженых в рваньё больших кошек, нежели людей.
       - Не на тех нарвались, - ощерился заряжающий арбалет возле капитана волколак. - Всех положим с нашим-то оружием. Кроме разве что тех драных кошаков у леса, от них за милю разит сильным колдовством. Не в обиду тебе будет сказано, Виллем.
       Находящийся слева от Тайбера баст отмахнулся свободной рукой. В другой он держал готовый к стрельбе двужильный арбалет, болты на ложах сверкали зачарованным серебром, опасным для оборотней и нежити низкого порядка. Такие же, только гораздо крупнее, похожие на короткие дротики, и испещрённые гномьими рунами, были воткнуты в землю перед капитаном наёмников. Рейк обходился болтами попроще, покрытыми серебряным напылением и смазанными моррибирнским1 маслом, смертельным для младших лоа.

       # # 1 Моррибирн - небольшой городок в империи, известный своей гильдией алхимиков. Гильдия прославилась изготовлением препаратов, предназначенных для истребления нечисти и нежити. Входившие в неё алхимики считались единственными в Лантаре боевыми алхимиками, они участвовали в битвах с троллями Ксарга и северными варварами, широко применяющими чёрную магию. Бывший глава гильдии Герреб Травник, по слухам, после ограбления резиденции и убийства почти всех членов гильдии неизвестными поклялся отомстить и вернуть секреты моррибирнских алхимиков.

       Беорн поднял своё грозное оружие, прижал приклад к плечу и прицелился. Помощники последовали его примеру. Одержимые приблизились на расстояние выстрела и не думали останавливаться и рассеиваться, что на их месте сделали бы нормальные воины. Вдох, выдох, и раздался слитный щелчок спущенных тетив. Двух бежавших первыми врагов словно подкосило, они кувырнулись вперёд и остались лежать, их вскоре заслонила живая стена одержимых. Третий, в кого попал снаряд переносного скорпиона, отлетел назад и исчез в людском потоке. Спустя мгновение громыхнул взрыв, сработало заложенное в специальную выемку в снаряде гремучее зелье, обдав находящихся поблизости дождём из стальных осколков. Одержимых раскидало, однако, они вскочили и помчались дальше, походящие на куски окровавленного мяса, сбежавшие с бойни.
       - Добрый выстрел, - волколак уже заряжал арбалет тускло светящимся зеленью зачарованным болтом. Явно собирался превзойти капитана по результативности стрельбы. Посматривающий на него искоса баст хмыкнул. - Ставлю серебрушку, что прошью черепушку вон тому здоровяку в рваной кольчуге.
       - Принимаю и удваиваю, - откликнулся Виллем.
       - Стреляем по готовности, - вскинул капитан переносной скорпион и выстрелил.
       Его взорвавшийся на этот раз при попадании в цель снаряд проделал прореху в стае нападающих, которая затянулась через удар сердца. Помощники пустили по болту, поразив сразу трёх одержимых, рухнувших под ноги несущимся следом. Ещё несколько выстрелов, и волна врагов докатилась до частокола, необычно тихая и потому жуткая.
       - Отступаем, - рыкнул, наконец, Тайбер, отправив последний снаряд в грудь подскочившего ко рву одержимого.
       Капитан отступал лицом к противнику, прикрывая соратников, баст и волколак же по приказу развернулись и ринулись в Веспаркаст сломя голову, на назначенные им позиции. Виллем на ходу частично трансформировал руки в когтистые лапы, в глубине улицы он высоко подпрыгнул у двухэтажного дома, ухватился за открытые настежь ставни и забросил тело в комнату. Рейк затерялся в ответвлении пересекающей посёлок дороги. Беорн никуда не пытался укрыться. Тайбер хладнокровно расстреливал подбегающих одержимых, коих не останавливал ров. Их тела усеяли пространство перед воротами и вход в селение, но потери не убавили у них желания проникнуть в Веспаркаст и перебить защитников. С разбегу бывшие крестьяне и воины перескакивали ров и выбегали на центральную улицу селения.
       "А имперцы вот-вот начнут воевать вовсю, - подумал беорн, отстранённо отмечая становящееся чуть ли не паническим песнопение и ощущая нутром давление духовной энергии, окутывающей крепость. - И нам пора".
       Снаряд с синим сверкающим наконечником наёмник приберёг напоследок. Оттянул тетиву с помощью громоздкой рулетки, вложил в желоб лёгкий полый болт и, направив оружие в тёмные небеса, нажал на спусковой рычаг, после чего отшвырнул ставшим бесполезным скорпион - зачарован на прочность, не сломается. В небе расцвёл с громким хлопком алый огненный цветок.
       Занимавшие смотровые площадки наёмники высунулись над частоколом, в темноте вспыхнула зажжённая пакля на стрелах, спустя миг устремившихся ко рву. Тайбер знал, что сейчас алхимическая смесь на дне рва воспламеняется, и огонь с гулом вырывается из земли, распугивая одержимых и разделяя их на успевших войти в селение и тех, кого теперь можно безбоязненно расстреливать со смотровых площадок. Сквозь выросшее препятствие не пройдёт ни один одержимый. С несколькими десятками прорвавшихся в Веспаркаст можно управиться и заговорённой сталью.
       Дома выплеснули верещащих дьяволами горных троллей и рычащих оборотней. В толпу одержимых врезались с двух сторон, позади разгоралось, завывая и ревя, синее пламя, а впереди одиноко стоял обнаживший короткие увесистые фальшионы Тайбер.
       Тот, кто сказал, что один в поле не воин, никогда не встречал в бою беорна.
       Одержимые прыгали как кошки и дрались, словно стая диких котов - остервенело били руками и норовили вцепиться в горло зубами. Двоих кинувшихся из коридора смерти людей капитан наёмников развалил единым крутящимся движением, взмах, и оба противника, крича, упали на дорогу. Они ещё дёргались, когда Тайбер переключился на их соратников, врубившись сокрушительным смерчем в массу визжащих, пытающихся сопротивляться одержимых.
       Тем временем арбалетчики на смотровых площадках выбивали близко подошедших ко рву врагов. Могли и гремучим зельем угостить, если попробуют проскочить через пламя.
       У одержимых не было и шанса на победу. Зажатых со всех сторон, их поспешно вырезали, готовясь к возможной второй волне атаки. Капитан отлично помнил хитрость и изобретательность синекожих по имперской кампании двадцатилетней давности, в коей ему довелось участвовать в качестве простого наёмника. Вот тогда-то чудом спасшийся молодой беорн ощутил на себе прелести лесной войны с троллями и запомнил на всю жизнь: синекожие всегда используют обманные манёвры и магию в битве.

       # # 1 Торговая компания Гремильо, возглавляемая дальним родственником самого императора и зарабатывающая на грабеже прибрежных земель Ксарга, наняла бойцов из Марадро и снарядила экспедицию в глубины полуострова. Дабы не будоражить соседствующие с империей племена, высадились на западном берегу и двинулись в аранью, по пути захватывая рабов для городов-государств тёмных эльфов и все попадавшиеся в деревнях ценности. Экспедиция не увенчалась успехом: тролльи племена объединились и устроили имперцам кровавую баню. В империю вернулся корабль, наполненный трупами, управляла судном команда одержимых моряков. Наёмники, участвовавшие в экспедиции, с позором бежали и позднее объявились в Марадро, где лучших из них приняли наёмничьи школы.
       
       Одержимые лишь часть вражеской орды, сотня смертников, чья основная задача состояла, вероятнее всего, в разведке, за ними придут более опасные порождения чёрного колдовства. В случае удачи за чудовищами последуют тролли, которые добьют истощённых и раненых противников и одержат победу. Вопрос в том, откуда они ударят?
       Защитный магический кокон над Веспаркастом внезапно лопнул, выпустив наружу разрушительную энергию. Беорн, нечувствительный к магии, всё же ощутил, как исчезло напряжение вокруг крепости, а от мощного заклятия заболела голова. Будто по ней, этой кудлатой башке, стукнули тяжеленным мешком влажного песка. Мир покачнулся, угрожая опрокинуться, точно палуба поднятого громадной волной корабля, оборотень еле устоял.
       Восприимчивый Рейк повалился на колени, выпустив из рук оружие и закрыв лицо ладонями. На горцев отголоски заклятия подействовали по-разному, кто-то катался по залитой кровью земле, кто-то встал неподвижно, бешено вращая глазами и издавая сдавленное рычание.
       Что бы это значило? Тролли нанесли удар и проломили оборону имперцев? Капитан терялся в догадках. В одном он был уверен: ничего хорошего падение барьера защитникам не сулит. Крепость как бы отворила настежь врата, приглашая нападающих на кровавый банкет, и тролли не заставят себя долго ждать.
       Хорошо бы у местных магов оказался богатый арсенал свитков с заклятиями. Устоять пред ордой синекожих весьма непросто и рыцарям, а в Веспаркасте таковых всего десяток-полтора, личный отряд коменданта Гарена, ускакавшего к герцогу за подмогой, да так и не вернувшегося.
       - Капитан! - рявкнул Виллем со смотровой площадки.
       Добавить он ничего не успел, из-за частокола скакнула огромная косматая туша, сбившая его и остальных стрелков вниз, точно игровые кегли. Невероятно быстро перемахнувшая преграду тварь с оборотнем в зубах приземлилась на горцев, подмяв троих, и стремительным тараном рванула сквозь порядок наёмников к Тайберу. В скудном свете лун беорн разглядел громадный меховой ком и безвольно мотающегося из стороны в сторону, брызжущего кровью баста. Грудную клетку раздавило гигантскими челюстями зверя, и тем не менее, Виллем старался нащупать на поясе кинжал.
       Оборотня трудно убить. Ему можно сломать рёбра, отрубить руки и ноги, лишить половины внутренних органов, и он выживет. Отлежится, подождёт, пока затянутся кажущиеся представителям большинства рас смертельными раны и возвратится к жизни, обуреваемый жаждой мести. Именно поэтому оборотней многие народы считают бессмертными, а бойцов школы Клыка и Когтя - непобедимыми.
       Тварь дёрнула округлой башкой, ломая хребет наёмнику, и выплюнула перекушенный пополам труп баста.
       Ни удивительная регенерация, ни зачарованная на прочность одежда не спасает от более сильного и ловкого противника.
       В момент перед столкновением Тайбер кинулся вперёд и рухнул на спину, выставляя над собой клинки фальшионов. Заговорённая колдунами школы и смазанная ядом сталь вспорола живот пронёсшегося над ним зверя, едва не вырвав руки беорна. Наёмника протащило по дороге с десяток шагов, прежде чем тварь резко выставила лапы, чтобы остановиться, и кувырнулась через голову.
       Нельзя терять ни мгновения. Вскочив, капитан длинным прыжком покрыл расстояние до ворочающейся в вывалившихся внутренностях твари и, плавно скользя от раскрытой клыкастой пасти вдоль её туловища, разрезал ей фальшионами бок и спину. В уши ткнул раскалённым прутом кошачий крик, зверь на удивление проворно для своей комплекции развернулся, полосуя десятидюймовыми угольно-чёрными когтями воздух. Он промахнулся, в беорна угодила жёсткая лапа, бросив в стену ближайшего дома.
       Тайберу показалось, он расслышал хруст собственных рёбер при ударе о брёвна, из коих построен дом. Спину и грудь будто пронзило десятками пыточных спиц, парализовав на долгий удар сердца.
       "Двигайся, демон тебя подери! - стучала в висках мысль. - Она сейчас кинется и сомкнёт зубы на твоей глупой старой башке!"
       Беорн судорожно вобрал воздух в лёгкие, перебарывая терзающую грудную клетку боль, и встал. По крайней мере, если ему суждено сегодня уйти к предкам, он умрёт стоя, как и подобает истинному воину. Ноги его трансформировались, мышцы наливались новой силой. Он сможет завалить тварь, разорвавшую его бойца, исполнит свой долг перед павшим товарищем и сбережёт живых любой ценой.
       Над частоколом показалась морда второй чудовищной кошки.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

***

       Трёхклинковый наконечник показался аккурат из середины спины гиганта, войдя в район солнечного сплетения. Хорошо насадился, наверняка внутренности разрезало на куски. Был бы тролль по-настоящему живым существом, откинул бы коньки. Так нет, цепляется за существование, несмотря на рану и высасывающее из него энергию оружие. Благо, топором достать не пытается, ослаб, ручищу не поднимет. Только щерится, еле стоя на подкашивающихся ногах, и держится за древко упирающегося в наст трезубца, чтобы не упасть.
       Скорость реакции наше всё. И боевой транс. Когда исполин с занесённым топором падал на меня, я успел ткнуть его в воздухе и откатился из-под удара. До сих пор чувствую, как зазубренное лезвие раздирает одежду на плече и спине. Вроде до кожи не дошло. Подозреваю, случись иначе, не наслаждаться мне сейчас зрелищем опутываемого колючим кустарником синекожего исполина. Девчата постарались, накрыв его своей сетью. Считай, не жилец он, сколько б ни скалился.
       У Виолы с подругой успехи немногим хуже. Оба атаковавших тролля дёргаются, пытаясь вырваться из цепких лиан-кнутов, обёрнутых вокруг них и не дающих ни уйти, ни замахнуться оружием. Правда, растительные путы растягиваются под натиском и грозят вот-вот порваться, чего допускать нельзя. Вынув Коготь и серебрёный засапожник охотника на нежить, мягким шагом скольжу к гигантам и всаживаю поочерёдно каждому по кинжалу в грудь. Надеюсь, сердце у них расположено именно там. Для верности прокручиваю клинки в ранах и начинаю вытягивать духовные сущности из повреждённых физических оболочек. Противно, точно холодную змеиную кровь пьёшь. Ничего, ловил духов и более мерзких.
       После поимки возникло ощущение тяжести в районе солнечного сплетения. Будто живьём гадюку проглотил, и она в животе извивается. Пройдёт со временем, просто очень сильные лоа владели телами троллей. Каким образом шаман откопал столько старых змей, перешагнувших границы своей сути, диву даюсь. Дюжина старших лоа! Причём ограниченных колдуном, дабы не пожрали окружающих синек. Могучий, должно быть, шаман постарался, не тот ли старикан, стоящий у кромки леса?
       А нет там никого, испарился. Хитрый гад, от него избавляться придётся в любом случае. Проблемный слишком. Ему волю дай, наворотит дел. Что ему помешает призвать кого покруче змеиных духов? Или вернуть ушедших в Серые Пределы из гигантов? Биологического материала для воплощения у него хоть отбавляй, в распоряжении верховного шамана все мужчины племени, то есть все воины, участвующие в походе.
       Что там у Эстер с сёстрами? Ух и чащу они на вершине Вала вырастили, тянется от башни на полторы сотни метров на запад, сплошной продолговатый ком из движущихся шипастых ветвей, периодически выстреливающих гарпунами лоз со здоровенными колючками на концах. Отдалённо напоминает свёрнутую колючую проволоку на бетонном заборе. Гигантов двое, ещё пара благополучно скручена и истыкана живыми ветками. Тролли вяло подёргиваются, типа сопротивляются, однако, это ненадолго, их ауры почти поглотила аура леса, распространяющаяся от чащобы.
       Запертых в клетках из ветвей и лоз дриад и древней просто не достать, надо прорубаться, что исполины и делают не совсем удачно. Хлещущие по ним растительные хлысты выдирают клочки кожи и мяса, прилипают к ним намертво. Синекожие помогают друг другу, действуя поразительно слаженно, отрубают впивающиеся в них лозы и даже поспевают уворачиваться от выстреливающих в них огромных шипов.
       Вложив кинжалы в ножны и вернувшись к почившему гиганту, вынул из него наполнившийся энергией трезубец и направился к Валу разбираться с неугомонной парочкой. Они, конечно, шустрые, да с каждым успешно прошедшим по ним ударом шипастых кнутов по чуть-чуть теряют скорость, как и сотворённое дриадами чащобное чудище. Почему? Айгата утекает. На поддержку в "живом" боеспособном состоянии креатуры тратится море энергии, а запасы её не бесконечны ни у девчат, ни у синих. Ждать, кто кого истощит первым, у меня никакого желания. Неизвестно, что за пакостные чары на топорах.
       Брошенный с расстояния в десяток метров трезубец приколол исполина к бревенчатой стене, словно громадную гусеницу. Пользуясь его неподвижностью, его тело пробили сочащиеся чем-то явно вредным для организма светящиеся зелёным шипы. Синекожий изогнулся в тщетной попытке освободиться и застыл с запрокинутым к чёрным небесам лицом. Судя по закатившимся глазам, готов. Его напарник, осознав бесперспективность своей дальнейшей атаки чащобы, спрыгнул к основанию Вала, ещё и в воздухе развернулся, дабы увидеть, кто так метко боевые трезубцы кидает.
       Весь покарябанный, с болтающимся у уха сорванным скальпом гигант походил на восставшего мертвеца. Следов разложения не хватает, их заменяют зияющие по всему телу эффектные раны от шипов.
       Снова берусь за Коготь, он самое смертоносное оружие в моём арсенале, не считая заклятий в свитках и магии теней, которую стараюсь использовать по минимуму. Пышущий злобой тролль, единственный выживший из отряда телохранителей вождя, коброй бросается мне навстречу, топор держит обеими руками. Разрубить меня пополам удумал, да? Падаю в теневое измерение, он по инерции проскакивает надо мной, и я оказываюсь у него за спиной. Кинжалом рассекаю сухожилие на ноге синего, поворачивающийся исполин теряет равновесие и заваливается на ускользающего тенью меня.
       Фух, ушёл. Появился за гигантом, буквально выпрыгнув из теневого измерения. А тролль молодец, сориентировался. Оттолкнувшись ладонью от наста, крутанулся на колене и встал лицом ко мне. В руке топор, вторая пальцами касается снега. Стоит на колене и подниматься на здоровую ногу не собирается. Гоняться за мной передумал, и правильно, я сам к тебе подойду.
       К синекожему подтягивались дриады, коих я жестом остановил. Рисковать девчатами незачем, сам справлюсь, и без трезубца. Второй уровень боевого транса, как-никак, а в противниках у меня без пяти минут инвалид. Хм. Надо признать, опасный инвалид, который даже в таком состоянии завалит не одного латника.
       Сближение, резко бросаю себя вправо из-под опускающегося топора и бью кинжалом в открытую подмышку гиганта, одновременно огибая противника со спины. Смуглянка говорила, малейшего пореза достаточно для экспресс-доставки врага на тот свет. То для нормального, живого врага. Этот же ходячий труп, одержимый старшим лоа, вместо путешествия в Серые Пределы отпустил топорище и отмахнулся освободившейся ручищей. Именно поэтому я перемещался за его спиной, появившись, откуда он не ждал - справа от него. Выхватив из-за пояса на ходу серебрёный кинжал, с хрустом вогнал синекожему клинок в висок.
       Тролль вздрогнул и бухнул ничком в наст.
       Я оглянулся. Тролли давно сбежали в аранью, шаманюга показываться не спешил, у Вала я да дриады, не считая трупов. Виола с сестрой, помогшие одолеть одержимых гигантов, скорчились на снегу, истекая поблёскивающей в лунном свете полупрозрачной кровью. Руки и пальцы их, принявшие обычную форму, были изрублены и изрезаны. Достали их таки топорами. Дриад трясло.
       Чащоба на вершине Вала стремительно засыхала, меж истончающихся ветвей и лоз проступали силуэты упавшей на колени Эстер и сгорбившихся, исхудавших древней. Где остальные? В башне?
       Откат от сотворённого действа должен быть нехилый, верно, командиршу моего охранного отряда им и накрыло. Запасы айгаты истощились, ауры сжались до россыпи крохотных искр, тлеющих в древесниках и дриадах. Они лежат на Валу, кроме Эстер трое её сестёр, всё же принявших участие в сражении и подпитывавших энергией чащу - эдакий защитно-атакующий барьер на основе магии природы.
       Я метнулся к Виоле с Файоной, её пострадавшей сестре. Раны от топоров некритичны, руки и пальцы на местах. Плохо другое, в ранах угнездилась чужеродная энергия, она пронизала ауры девчонок и постепенно разъедает дриад. Не зря я опасался чар на топорах. Настоящее проклятие, наложенное на оружие гигантов, распространилось через раны по духовным и физическим телам. Демоны загрызи всех тролльих колдунов!
       Зелье от проклятий, где оно у меня? Стоп, не навредит ли ангелианская святая магия созданиям божества растений, не одобренного Церковью?
       Подо мной расцвели диковинными лепестками тени, обозначая откликнувшихся на зов духов, и потянулись к Виоле. Надежды на них мало, да выбора особо нет. Теневые без труда проникли в ауру дриады, столкнулись с нитями вредоносной айгаты и начали выгрызать повреждённые участки духовного тела, изолируя проклятие. Я, в свою очередь, контролировал их действия и по капле вливал энергию в дриаду. Плохой из меня врач, сюда бы брадосского целителя де Виллано, он бы точно девчат поставил на ноги. Удалить поражённые проклятием фрагменты духовного тела и обработать раны зельем, вот и вся помощь, которую я окажу. Ну и айгатой обеспечу, у меня её много.
       Вы только живите, девчата. Живите!


       Отступление второе. Тайбер

       Косматая тварь пригнула башку, словив брошенный ей в глаз меч непробиваемым лбом. Оружие со стуком отскочило от толстой кости и улетело в темноту, оставив над переносицей чудовища глубокую царапину.
       На точное попадание Тайбер и не рассчитывал, ему было достаточно и того, что громадный зверь отвлёкся. Оттолкнувшись с короткого разбега задними лапами, наполовину трансформировавшийся оборотень запрыгнул на опущенную голову кошки. Выставленный в падении второй фальшион в его руках погрузился по рукоять в необъятную шею и вызвал у твари полурык-полувизг. Она завертелась в попытке сбросить врага, шарахнулась о стену дома, снеся её напрочь, и, потеряв равновесие, рухнула.
       Тварь жила - грудная клетка вздымалась от прерывистого дыхания, заглушаемого иногда низким захлёбывающимся рычанием. Капитан наёмников провернул клинок и выдернул его из жёсткой неподатливой плоти, выпустив наружу кровавый фонтан, забрызгавший ему плечи и грудь. Чудовищная кошка испустила последний вздох и замерла.
       - О, подружка за тобой, - буркнул беорн, увидев другого зверя.
       Тот перескочил частокол и яростно отбивался от окруживших его горцев с наёмниками. В его шкуре застряло по меньшей мере полдюжины стрел и арбалетных болтов с алхимической начинкой, из-под лопатки торчал обломок копья, но подыхать он упрямо отказывался, бросаясь всем телом на врагов и сметая их спиной. Отомстить за падшего сородича чудовище не стремилось, сражаясь у ворот. Его поведение показалось Тайберу подозрительным. Почему первая тварь, разнося всё на пути, выбрала целью капитана, а эта сосредоточилась на расчистке ворот?
       Наблюдательные площадки опустели, стрелков разметало атакой зубастых громадин. Смерть командира повлияла бы на оборотней, и потом, после победы над ним, можно было ударить по наёмникам с двух сторон. Ворота нужны для свободного входа в селение свежим силам противника, троллям либо новой партии одержимых.
       - Рейк, на смотровую площадку! - заорал капитан, соскакивая с поверженного чудовища.
       Беги со всех ног, Тайбер, так же, как тогда, в аранье, спасаясь от орд синекожих и призванных шаманами лоа. Ибо от тебя зависит, переживут ли твои бойцы сегодняшнюю ночь.
       Посылающий с крыши дома болт за болтом помощник оглянулся, услышав зов капитана, и, завидев его бегущим к частоколу, отложил арбалет. В руке у него тускло блеснул мифриловый клинок квилона с выбитыми на нём гномьими рунами. Спрыгнув на дорогу, волколак помчался к смотровой площадке.
       Что произошло с помощником дальше, капитан не знал. Он отстранённо отметил лежащих в крови наёмников у ворот и раненых, но не сдавшихся бойцов, надвигающихся на потустороннюю тварь подобием строя, выдвинув вперёд копья и держа наготове топоры и ножи для метания. Боеспособных стрелков больше нет. Со зверем оборотни и горцы справятся, однако, повторная атака чудовищ, если таковая будет, их сметёт.
       Тайбер, не чуя под собой ног, взлетел по приставленной лестнице на смотровую площадку. Впервые за сегодня, да и за многие годы, внутри него шевельнулся холодным скользким червём страх. От леса к селению катилась бесшумная волна из синекожих, над троллями возвышалось ожившей скалой существо в три человеческих роста высотой. Олифант невероятных для своего вида размеров, защищённый щитами из брёвен на спине и боках, с укреплёнными костяными щитками ногами и головой в своеобразном шлеме, в коем угадывались связанные грубыми волосяными верёвками рыцарские доспехи. Толстые бивни вспахивали наст. На них сидели диковинными птахами людские дети со светящимися жёлтым глазами - одержимые. На спине олифанта покачивался на троне из костей со спинкой, увенчанной человеческими и тролльими черепами, маленький старый шаман в шлеме из головы саблезуба.
       Рядом с ним на звере, таком же, как и проникшие в Веспаркаст, восседал худой вождь в шкуре махайра. На впалой груди старика красовалось охотничье ожерелье из зубов и клыков.
       Сотни три синекожих, одержимые и два чудовища. А ещё шаман. То, что он дожил до старости, уже говорит о его колдовском таланте и опыте.
       Беорн грязно выругался. Эту мощь не остановить никакими ловушками, они пройдут сквозь селение, добивая выживших наёмников, и нападут на крепость. Там им дадут какой-никакой отпор, за намоленными каменными стенами, в чьё основании заложены древние ангелианские реликвии.
       На тех самых стенах как раз рубились с одержимыми воинами пешие латники - резерв Марна Изверга, а это значило, что у имперцев заканчиваются силы, и даже маги не справляются. Если сейчас по ним ударят с юга, всё закончится очень скоро, задолго до рассвета. И куда отступать?
       Зверь в селении взревел, захлёбываясь, и завалился на передние лапы, из его пасти торчало массивное, окрученное серебристой проволокой древко копья. Спустя удар сердца башка чудовищной кошки скрылась во вспышке ярко-белого пламени, а Веспаркаст содрогнулся от взрыва - Рейк использовал имевшийся у него неприкосновенный запас гремучего зелья. Вспышка исчезла, вместе с ней и нижняя часть головы вместе с носом, горлом и внушительным фрагментом груди. Удивительно живучее чудовище пошатнулось, разворачиваясь на заплетающихся лапах, и свалилось, едва не сбив отскочивших от него наёмников.
       - Поджигай дома, тролли идут, - разнёсся над селением рык Тайбера. - Отступаем к крепостному рву, раненых и погибших прихватите с собой. Если имперцы задумают по нам ударить, это будет последнее решение в их никчёмной жизни. Мы не оставим синемордым никого из наших!
       - Клык и Коготь! - грянул в ответ клич боевой школы наёмников.
       Беорн подобрал валяющийся на площадке арбалет Виллема. Возвращаться на другой конец улицы искать свой некогда. Пусть самострел погибшего баста и меньше по мощности, зато стреляет сразу двумя-тремя болтами, и для него не требуются дротикоподобные снаряды. Сойдут обычные, рассыпанные тут же. Набрав пучок, капитан вручную оттянул тройную тетиву и наложил болты в специальные борозды на ложе. Довольно, чтобы подох обычный тролль, а то и несколько.
       Пинком капитан сбросил на крышу ближайшего дома жаровню, от которой поджигали стрелы лучники. Частокол обработан составом, не позволяющим брёвнам гореть, чего не скажешь о домах жителей. Отступая с ранеными и убитыми соратниками на плечах, наёмники закидывали факелы в окна и открытые двери. Занимающийся огонь внутри с каждой минутой охватывал всё больше комнат, переползал на чердаки. Пылающие дома превращали селение в огненный лабиринт, войти в него синекожие вряд ли захотят. Пожар даст оборотням и горцам драгоценное время на отступление.
       Беорн следил за уходящими бойцами и неспешно накатывающейся волной врагов. Если пламя не остановит одержимых, у них на пути встанет он. Тайбер уже не боялся, в душе у него воцарился покой. Эту ночь его ребята переживут.
       - Твой фальшион, - вставший рядом Рейк протянул оружие капитану. - Почему не идёшь с нами?
       Беорн кивнул на подходящую к частоколу орду.
       - Кто-то обязан задержать их. Повезёт - присоединюсь к вам позже. - Волколак сделал вид, что поверил. Тайбер готовился принять смерть, отомстив за погибших товарищей и спасая живых. В этом заключается Последний Долг оборотня из школы Клыка и Когтя. - Ты-то чего остался? Беги в крепость, пока не поздно.
       Рейк указал на изодранную когтями твари и сломанную в плече и локте руку, не спешащую заживать.
       - Однорукому не взобраться на стену, неся на себе раненого. Раз так, я у крепостного рва, бесполезен. Хоть тебе помогу. Конечно, уже не постреляю, но сражаться, прикрывая отход своих, мне сам Великий Волк велел.
       - Твоё право, - воткнув фальшион в деревянный настил, капитан вскинул арбалет и прицелился. - На ту площадку залезь. Зайдут в посёлок - руби верёвки.
       Три болта ушли в наплывающую орду, уложив на снег двоих троллей. Атака подействовала на синекожих как сигнал к открытому наступлению. Передвигавшиеся быстрым шагом тролли перешли на бег, огласив поля у селения воинственными воплями. Одержимые звери, в отличие от двуногих, продолжили неспешно и величаво ступать по хрустящему насту.
       Тайбер перезарядил арбалет, выстрелил, сняв врага. Вот здесь пригодились бы начиненные гремучим зельем разрывные болты. Беорн вгляделся в даль, прикидывая расстояние до вождя и шамана, и плюнул с досады. Попасть во вражеских предводителей не представлялось возможным, они слишком далеко, а когда приблизятся, стрельба утратит смысл из-за троллей, прибоем обрушащихся на частокол. Со смотровой площадки виднелись длинные штурмовые лестницы, которые тащили синекожие.
       - Слышь, Тайб, вернёмся в Марадро, с тебя бочка медовухи, - крикнул переместившийся на соседнюю площадку волколак. - Я что, зря с тобой остался?!
       Беорн не ответил. Он надавил на рычаг спускового механизма, послав в орущую и вопящую на разные голоса толпу последние болты, и с удовлетворением отметил гибель двоих противников, скрывшихся за массой соплеменников. Короткий вдох, и тролли достигли горящего рва вокруг селения. Некоторые с ходу попробовали перепрыгнуть огненную преграду. Большинство смельчаков упало на утыканное кольями дно рва, следующие за ними задержались, сооружая из заготовленных заранее неошкуренных брёвен подобие мостов.
       Первые воины вбежали в посёлок. Отбросивший ненужный арбалет капитан вынул фальшионы и рубанул по тянущейся к козырьку над воротами верёвке. Козырёк покосился и с ударом Рейка с грохотом обрушился на синекожих, разметав по дороге ранее державшиеся на нём толстые брёвна с острыми, смазанными ядом кольями и похоронив под собой дюжину - полторы наступавших. Воинственные крики сменились воплями раненых, проскочившие в селение оглядывались, выстраиваясь в круг спиной к спине.
       - Выбивай тех, кто полезет на частокол, - беорн спрыгнул с площадки и словно запущенная катапультой глыба врезался в горстку вооружённых каменными топорами и копьями троллей.
       Кремневый наконечник проехался по его покрывающейся бурой шерстью шкуре на шее, не причинив боли, воткнувшийся в бедро стальной кинжал был почувствительнее, но не остановил бешено кружащегося в кровавом облаке оборотня. Тайбер ушёл в низкую позицию и, внезапно оттолкнувшись ногами, повалил сразу нескольких синекожих своим корпусом. Ещё пятеро отскочили в стороны - сразу ясно, самые опытные - и швырнули метательные топорики, ничуть не заботясь о том, что могут попасть в раненых соплеменников.
       Раздавшийся в корпусе беорн зарычал, инстинктивно прикрылся рукой от последовавшего града из каменных топоров и ножей и ломанулся к рассеявшимся по дороге троллям. Они плавно, точно перетекая из стойки в стойку, переместились и одарили его новым ливнем, на сей раз в ход пошли короткие утяжелённые копья со стальными наконечниками. Оборотень скакнул на одного из врагов и достал его кончиком фальшиона, прочертив кровавую полосу поперёк туловища, от плеча до середины груди.
       Топор угодил в скулу, разбив лицо и вызвав всплеск боли, копьё задело бок, чуть не пробив колет из буйволовой кожи, а метнувшие оружие синекожие увеличили дистанцию между собой и капитаном.
       "Зато копий у вас больше нет и топоры на исходе", - злобно подумал Тайбер, догоняя подранка. Позади поднимались, стараясь не привлекать внимания оборотня шумом, сбитые им тролли. Сжимая зубы от боли - мало кто из них остался цел после атаки полумедведя, - они отходили к горящим домам, подальше от противника и не вступающего в бой волколака.
       На удар сердца беорну почудилось, будто он снова оказался в разоряемой имперцами и наёмниками тролльей деревне, в окружении горящих хижин и лучших охотников племени во главе с вождём, устроившим западню захватчикам. Тогда, как и сейчас, синекожие не допускали оборотня к себе, осыпая его топорами и копьями, а всюду грудами лежали мертвецы.
       Тайбер тряхнул головой, прогоняя видение, немедля сменившееся другим. Ему показалось, из дальнего конца улицы, презирая пламя, шёл некто страшный. От тёмной и временами исчезающей за языками пламени фигуры веяло властью и угрозой. Капитан взревел, тряся головой. Вместо того, чтобы пропасть, призрачное видение обрело черты человека в свисающей лохмотьями одежде, точно искупавшегося в крови, судя по запаху, тролльей и людской. Человека ли? Оборотень невольно попятился, ощущая распространяемую от пришельца жажду. Идущий шёл убивать, и тени плясали перед ним танец смерти.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       Капитан моргнул, и неведомый призрак вдруг исчез из виду, оставив горящие дома и пустую дорогу. Ни теней, ни человека. Державшиеся поодаль от беорна тролли неожиданно повалились, одни с тихим хрипом схватившись за горло и грудь, другие беззвучно упали окровавленными. Тайбер в растерянности попятился, не понимая происходящего.
       - Уходи, - услышал он показавшийся ему знакомым голос, раздавшийся позади. Несмотря на гул пожара, он хорошо расслышал каждый звук, хотя произнесено слово было негромко.
       Сказанное прозвучало как приказ - властным тоном, не терпящим возражений. Так общались с наёмниками патриархи вампиров, проведшие всю жизнь в клановых войнах, и тысячелетние владыки тёмных эльфов, на которых, бывало, работали оборотни Марадро. Жажда мести и желание спасти товарищей, выиграв немного времени, удалились куда-то на задворки сознания, уступив место первобытному страху перед сверхъестественным.
       Близость сущности, превосходящей беорна на порядки, пугала больше, нежели орда синекожих за частоколом. Пересилив себя, Тайбер обернулся в поисках помощника. Волколак сжался на смотровой площадке, наполовину трансформировавшись. Шерсть на загривке у него вздыбилась, пасть оскалена, а страх в глазах вот-вот перерастёт в ужас. Он глядел на фигуру в рваном плаще, стоящую на верхушке частокола, и осторожно, мелкими шажками отходил к краю площадки.
       За перегораживающей вход в селение горой из брёвен виднелась набирающая скорость туша олифанта, очевидно, вознамерившегося расчистить ворота для синекожих.
       Обрывки плаща взметнулись, и неизвестный союзник в мгновение ока растворился в колеблющемся жарком воздухе.
       - Отходим! - гаркнул наконец справившийся со страхом беорн Рейку.
       Тот точно пущенный онагром снаряд спрыгнул со смотровой площадки. Тайбер приблизился к частоколу и выкатил из-под навеса бочку горючего алхимического масла, взвалил её себе на плечо, пробежал с полсотни шагов и, взревев, бросил посреди улицы по направлению к воротам. Разбившаяся бочка выплеснула содержимое, вспыхнувшее от соприкосновения с пылающими домами. На пути троллей и одержимых образовалась преграда, которую нельзя ни перепрыгнуть, ни затушить до утра. Дальше на дороге вырыты вместительные и глубокие волчьи ямы, накрытые хлипкими досками и присыпанные землёй и снегом. Одинокий разведчик над ними пройдёт, двинется за ним отряд, и троллям не позавидуешь. Пожалуй, даже олифант, провалившись в такую яму, окончит жизнь на массивных, смазанных ядом кольях на дне.
       К появлению беорна у крепостного рва наёмники уже перелезли стену и опускали подъёмный мост для горцев, неспособных преодолеть выкопанный вплотную к стенам ров. Меж настенных зубцов стоял единственный маг, компанию ему составляли частично применившие трансформу басты и волколаки. Ни имперских латников, ни стрелков. Вид чародея свидетельствовал о жестокой битве, в коей ему довелось побывать. В изорванной кольчуге, без шлема, с обломанным у навершия посохом и округлившимися глазами он казался выходцем из преисподней, ходячим мертвяком. Видимо, никто не препятствовал наёмникам завладеть подъёмным механизмом, молоденький маг нынче совсем не боец.
       Во внутреннем дворе Веспаркаста нашлось подтверждение догадке Тайбера - десятки мёртвых имперцев, погибших в бою друг с другом. Знатно порезвились бестелесные духи, вселяясь в защитников крепости. На южной и восточной стенах кипела битва, с напирающими синекожими рубились имперские рыцари и непрестанно плевались разноцветными огнями заклятий маги. Марна Изверга среди обороняющихся не видно, его заместители - два чародея, самые опытные в крепости - вовсю использовали свитки. Местный священник орудовал тяжёлым серебряным крестом на цепи, разнося головы подступающим троллям и одержимым, при этом орал молитву Всеотцу и ангелам Его. Сражался он, будучи окружённым, без помощи соратников.
       Тяжелораненых горных троллей и оборотней наёмники определили у входа в донжон. Имперцы не возражали. Пробегавший по стене вестовой мазнул встревоженным взглядом по оборотням с горцами, крикнул, чтобы подняли поскорее ворота, и передал выжившему в недавней бойне молодому магу приказ держать оборону на северной стене. Люди нужны? Нет, воинов нынче не хватает, обходись своими силами. Наёмников используй, что им, за просто так укрыться разрешили?
       Последние слова взбесили Тайбера. Имперцы отказались от предлагавших им помощь в обороне наёмников, выгнали, а теперь в выражениях скудоумного зелёного пацана-вестового хотят выглядеть благодетелями. Кто прикрывал их высокомерные задницы в селении, не давая троллям продвинуться к крепости? Конечно, бились оборотни и горцы за себя, однако это не отменяет факта защиты ими Веспаркаста.
       - Укрыться разрешили? - Тайбер поразительно легко для массивной комплекции взлетел по каменной лестнице на стену и, выбив у вестового из руки копьё, сгрёб за грудки. - А вы попробуйте нас отсюда выгнать, ублюдки!
       Отшвырнув парня, он отвернулся и направился к угловой башне без крыши. Беорн не опасался удара в спину, волколаки и басты сумеют отреагировать прежде, чем имперец занесёт оружие. Да и наблюдение за полем боя куда важнее общения с вестовым.
       На башне расположились четверо наёмников, активно исследующих обнаруженную метательную машину, обслугу коей перебили одержимые. Тут же был и Рейк, пытающийся зарядить стреломёт дротиком наподобие тех, какими стрелял переносной скорпион капитана. Того и гляди, скоро у оборотней появится козырь в виде тяжёлого стреломёта. Возможно, его снаряды смогут пробить броню тролльего олифанта.
       За пламенем горящего селения не разобрать, что происходит за занявшимся частоколом. Внутрь никто не проник. Мертвецы лежат на дороге, лижущие их огненные языки насыщают воздух запахом горелой плоти.
       Звук рога, похожий на протяжный рёв дикого трёхрога, заглушил гул пожара, крики дерущихся и лязг металла на стенах крепости. Странный сигнал, ранее никогда не слышанный Тайбером, долго висел над местностью, и наёмник, закрутивший головой в поисках новой волны наступающих, переменился в лице: штурмовавшие Веспаркаст с юга синекожие поспешно отступали.

You are not allowed to view links. Register or Login

Интерлюдия четвёртая

       - Вождь и верховный шаман Длинных Клыков погибли, Владыка. С ними одержимые и большая часть воинов.
       Новость потрясла не только Ран-Джакала, коему предназначалась. Бывшие с ним предводители кланов Чёрного Копья и вестники племён, участвующих в походе, словно окаменели. Лар-Джур, и тот, кажется, побледнел, сообщив о гибели союзников. Сведения об убитых стекались к нему из мира духов, и он держал в курсе событий Рак-Джакала, своего вождя и давнего друга.
       Сначала ушёл за Багровую Реку глава Красных Когтей с охранной дюжиной, набранной верховным шаманом племени из одержимых старшими лоа воинов. А ведь вождь Влах-Джин, несмотря на возраст, по сию пору считался искуснейшим воином Чёрных Трясин, непобедимым в боях один на один. И охотником он был великим. Против него, как сказал Лар-Джур, выступил то ли людской, то ли эльфийский колдун, в одиночку перебивший большую часть тролльего охранного отряда и забравший с собой десятки жизней простых воинов. Откуда взялся он на поле битвы? По донесениям разведчиков, днём никто не приходил в крепость. Вдобавок, эльфийские древесные создания вместе с ним не допустили взятия Красными Когтями западного отрезка Вала. Тролли отступили, и план по окружению большого каменного дома1 железошкурых2 провалился.

       # # 1 "Большим каменным домом" называют лесные тролли любой замок.
       # # 2 "Железошкурыми" синекожие называют воинов в доспехах.


       Вождь Длинных Клыков привёл с собой сотни воинов, верховный шаман подготовил множество одержимых, из щенков саблезуба с помощью колдовства вырастил чудовищных зверей. Он взял в поход своё величайшее творение - одержимого старшим лоа олифанта, способного проламывать каменные стены, что он наглядно показал при штурме людских укреплений в прошлых сражениях. Колдун защитил создание заклятиями и щитами, оно обрело неуязвимость для оружия и чар людей. И вдруг все они разом погибли. Как такое могло произойти? Ведь основные силы обороняющихся собраны на полуденной каменной стене!
       Лар-Джур слегка растерянно произнёс:
       - Людей оберегает могущественный колдун, Владыка. Он расправился с Длинными Клыками, воззвав к Древним Силам. Под воинами племени и одержимыми разверзлась Великая Пропасть и поглотила их.
       - Ты шаман! - сквозь сжатые зубы глухо сказал Рак-Джакал. - Должен знать, кто вышел против нас и как его убить. Победишь колдуна в открытом бою, сохранив жизни нашим троллям?
       Собиратель Костей потупился, что случалось с ним очень редко. В последний раз вождь видел его таким беспомощным, когда тот был ребёнком, едва начавшим учиться колдовству у ныне покойного бывшего верховного шамана Чёрного Копья.
       - Не сейчас, Владыка.
       С трудом предводитель племени подавил в себе разраставшийся гнев. Лар-Джур подвёл его, подвёл троллей, намеревавшихся к утру пировать в большом каменном доме людей, поедая внутренности железошкурых защитников. Дали маху и разведчики, возглавляемые колдунами племён. Бестелесные духи, постоянно наблюдавшие за селением людей, не предупредили о сильных чародеях у врага. Марн Белокожий не в счёт. В ксаргских лесах есть шаманы посильнее. Тот же Собиратель Костей.
       Битва не проиграна, она откладывается до поры. Рак-Джакал приказал отходить. Рисковать понапрасну вождь не любил. Лучше напасть завтра, через день, два, седмицу, чем атаковать сейчас и погубить всех воинов и шаманов. До следующего штурма тролли отдохнут, а колдуны призовут лоа, восполняя потери среди бестелесных духов.
       Люди не пытались ударить по отступающим. Они не верили выпавшему им счастью. На лицах читались смятение и недоверие, железошкурые явно ожидали подвоха.
       - Столько потерь, - процедил Рак-Джакал. - Мы хотя бы вымотали людей. Укушенный враг слабее здорового.
       У границы леса разгорались костры - племя становилось лагерем. Пахнуло горелым деревом и жарящимся мясом. К знакомым с детства запахам добавились терпкие ароматы колдовских трав, сжигаемых над жаровнями. Шаманам предстоит трудиться до рассвета, призывать духов убитых и вселять лоа в пленников и зверей. Лар-Джур отдельно ото всех на небольшом холме развёл огонь, куда подбрасывал порошки, брызгал собственной кровью из разрезанной ритуальным ножом ладони и выл, носясь вокруг пламени в безумном танце. Создания из костей разных животных выстроились кольцом вокруг него и словно уснули, опустившись на снег.
       Внезапно он пронзительно закричал, вытаращившись в небеса и выпрямившись, точно сквозь его хребет продели ровную палку. Крик оборвался, уйдя к звёздам, шаман задрожал и сел, касаясь лбом земли. Потом встал и зашагал в сопровождении костяного полумедведя-полубыка к вождю.
       Рак-Джакал к тому времени у костра держал совет с предводителями кланов и племён. По правую руку от него сидел одноухий глава племени Звёздной Рыси, по левую - верховный шаман Красных Когтей Йагг-Джин, младший брат погибшего этой ночью вождя. Напротив восседал на куче человеческих и тролльих кож предводитель Рогатых Гадюк Кинэб-Джосак, обнажённый до пояса, несмотря на мороз. Весь в татуировках, изображающих сплетшихся змей, он сам был похож на змея. Холодный взгляд, имитирующие чешую шрамы на теле, необычная форма черепа - овладей гад ведьмой-троллой, родилось бы именно такое существо. Сходства добавляла шипящая речь. Никто не знал, сколько зим прожил Кинеб-Джосак. Он был единственным среди троллей Ксарга вождём-шаманом.
       - Владыка! - обратился к Ран-Джакалу Лар-Джур. Вождь Чёрного Копья кивнул, разрешая колдуну говорить. - Я воззвал к Старейшим, испрашивая у них совета, и они откликнулись, указав на тех, кто поможет нам одолеть пришедшего из-за Багровой Реки врага.
       - И кто же эти с-сущности? Древние? - уперев руку в бедро, насмешливо спросил Кинеб-Джосак. Великий шаман, почитающийся чуть ли не наравне с Болотным Отшельником, помнил ныне грозного Собирателя Костей несмышлёным учеником и явно сомневался в его способностях.
       - Нет, верховный, - Лар-Джур сделал вид, что не расслышал насмешки в голосе старого тролля. - Проклятые вождями железошкурых и лесных выродков1 колдуны жаждут заполучить дух нашего врага. Я послал им Зов, и они ответили, пообещав вскоре прийти к большому каменному дому.

       # # 1 Лесные выродки - презрительное название светлых эльфов у троллей.

       - Колдуны, ха, - плюнул шаман Красных Когтей. - С нашим врагом не справились ни я, ни уважаемый верховный Длинных Клыков Брах-Джин. Что с ним смогут поделать какие-то безымянные колдуны? Они хотя бы тролли?
       - Послание было туманным, я не смог определить, какому племени они принадлежат, верховный. Ты не веришь в правдивость Старейших?
       Шаман Красных Когтей скривился и гневно засопел, но спорить не стал.
       - Старейшие благословили нас-с, - скорее прошипел, чем сказал Кинэб-Джосак, растягивая слова. - Мы дети их, и они не лгут нам в благос-сти своей. Не стоит сомневаться в их правдивос-сти, чтобы не вызвать недовольство, однако, неразумно полагаться лишь на покровительство Бессмертных. Нам дарована хитрос-сть, и мы сами должны разглядеть опас-сность. Те, кого не знаем, таят для нас угрозу. Хорошо, что они помогут нам избавиться от врага. Плохо, что нам неведомы их желания. А если они захотят пожрать нас-с и забрать святыни, взятые нами в поход? Нам надо быть готовыми к удару в спину.
       Вожди и шаманы одобрительно загудели. Рак-Джакал кивнул, выражая согласие с предводителем Рогатых Гадюк. Когда придут проклятые, и большой каменный дом железошкурых падёт, умрут и безымянные колдуны, а их амулеты и оружие достанутся троллям. Да будет так!

You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 6. Долгий рассвет

       Марна напоминал побитого пса, подравшегося со стаей дворняг. Одежда испачкана кровью и копотью, кольчуга разорвана в нескольких местах. По-моему, постарел он за ночь лет на пятнадцать, морщины глубже прорезались, особенно вокруг глаз и на переносице. Это он привёл себя в относительный порядок, расчесался, умылся. Не переоделся, вероятно, потому, что с минуты на минуту ждал наступления. За спиной у него двое здоровяков в капюшонах - заплечных дел мастера и попутно помощники и охрана дознавателя.
       - Чего хочешь?
       - Я... - менталист закашлялся, будто у него слова в горле застряли, - прошу прощения за излишнюю предосторожность в отношении тебя и твоих бойцов, Сандэр.
       - Мне плевать, Марн, на твои извинения. Хочешь искупить вину - воскреси моих девчонок. Нет - уходи, пока не снял с тебя голову, оказав услугу тем ублюдкам, поставившим лагерь у леса.
       - Я хочу поговорить, - тяжело вздохнул маг.
       Он показался мне донельзя жалким, бездомным бродягой, сломленным жизнью. Простой слабый старик, славные деньки которого давно минули, и он осознал это только сейчас, на склоне лет, потерпев поражение в драке.
       Восприняв моё молчание в качестве разрешения, Изверг продолжил:
       - Мы потеряли много товарищей. Не хочу повторения сегодняшней катастрофы в дальнейшем, поэтому предлагаю объединиться. Вместе с твоими дриадами и наёмниками мы отобьёмся, я уверен.
       Будь моя воля, я бы ушёл к Зеркальному озеру немедленно, бросив Марна и Веспаркаст. Раньше крепость и маг значили для меня многое, теперь же в душе словно пожар пронёсся, оставив от былой привязанности горький пепел. Мы сидим в башне на гребне Крессова Вала, живые, невредимые, а возле нас лежат коченеющие тела Виолы и Файоны. Девчат убили проклятыми топорами одержимые синекожие. А до боя с троллями дриад убил ты, Марн. И трёх древней, покоящихся снаружи и корнями сросшихся с Крессовым Валом навеки. Из-за тебя, урод, лежат пластом от истощения Эстер с сёстрами. Сражаться могут всего две дриады.
       И да, я понимаю: если откажусь сражаться с тобой плечом к плечу, погибнут все - и девчонки, и древни, и горцы с оборотнями. Ты тоже сдохнешь, вишенка на кровавом торте из мелко нарубленных имперцев.
       - Пойми, Сандэр, я не мог поступить иначе. Риск был слишком велик, мы боимся каждого подозрительного незнакомца после событий в Гариде. Ты совсем не походил на себя прошлого. У тебя изменилась аура, она потемнела, стала холодной, будто у неживого.
       Гарид. Что произошло в Гариде?! Меня чересчур долго не было в Пограничье, я не слыхал новостей. Дриады ничего не сказали, да мы с ними толком и не общались. Так, перекинулись парой фраз, дальше нас закрутил круговорот битвы.
       - При чём здесь Гарид, Марн?
       - Ты не знаешь? Город разрушен при невыясненных обстоятельствах. Из столицы приехала следственная комиссия из магов и высокопоставленных церковников, потоптались и вернулись, прослышав о вторжении синекожих в провинцию.
       - Жители спаслись?
       - Никого не нашли. Даже духовного следа, оставляемого на месте смерти, не обнаружили. Город превратился в гору ледяных глыб.
       Что ты такое говоришь? Духи умерших обязаны быть на месте гибели минимум три дня перед тем, как отправиться в Серые Пределы или куда там уходят верующие ангелиане. След насильственной смерти держится сорок дней. Единственный способ убрать все последствия в астрале - поглотить либо поймать духовные сущности в момент гибели. Так делают лоа и ловцы духов.
       Лилька, сестрёнка...
       - Сандэр, послушай меня. По всей вероятности, твоя сестра не находилась в городе на момент его уничтожения. Накануне она приезжала сюда, в Веспаркаст, справлялась о тебе и Гварде. С ним ей увидеться не довелось, Зеркальное озеро осадили, и она вскорости уехала. Её сопровождал брадосский целитель де Виллано, назвавшийся учителем Лилианы. Помнишь, он спас раненого Гварда? Ты его сам пригласил в крепость.
       Голос менталиста пробивался в сознание, точно сквозь толщу воды. Принципал гильдии целителей острова Брадос Арнальдо де Виллано, первое нападение Ночных Охотников и моя сестра. Демон бы побрал эти игры тайных организаций! Голова вот-вот треснет от догадок. Не случайно он появился в Веспаркасте перед атакой на нас с Гвардом, не просто так пересёкся с Лилей. Ох, и картина вырисовывается. В тёмных тонах преимущественно.
       А я ведь подозревал в нём агента Ночных Охотников. Потом передумал. Видная фигура, не какой-то малозаметный рядовой торговец. И личность его подтверждал Марн, ссылаясь на магические отличительные признаки. Дескать, он взаправду целитель, принципал брадосской гильдии. Я поверил, не предусмотрев варианта, что он является агентом и вместе с тем признанным чародеем, вхожим в столичные дворцы. Возможно, с ним заключён контракт, неспроста же он подкован в лечении специфических ран, наносимых Ночными Охотниками.
       За мной следили с посещения Веспаркаста. Не только за мной, надо полагать, также за моими близкими. Когда весть о гибели Сандэра Валирио в Спящем лесу достигла ушей руководства организации, они решили вплотную заняться Лилей. Зачем она им? Вариантов масса, и все для неё плохи. Не для того её забирали из Гарида, чтобы дать путёвку в жизнь. А разрушение города не их ли рук дело? Заметали следы, убирали свидетелей, хотя могли работать аккуратнее, без лишних жертв.
       - Сандэр, время идёт. Наш разговор лучше вести в крепости.
       Веспаркаст не волк, в лес не убежит. Да и волк не всегда в лес убегает. Акела, например, будет со мной до конца, не прикажи я ему обратного. Потому что верен мне.
       Игнас ни словом не обмолвился о Лиле. Он занимал не последнее место в организации, знал о текущих операциях, его приставили наблюдать за мной, и промолчал. Либо намеренно, либо его от него скрыли похищение сестрёнки. Возникает вопрос: можно ли ему вообще верить и не обманул ли он меня своей гибелью у замка лотосников? Мало ли, какие спецэффекты способны поставить Ночные Охотники? У них знаний о магии, чисто у архимага. В первых тройках агенты с подготовкой не ниже уровня магистра-супрема.
       Почему Лиля мелькнула в Веспаркасте с де Виллано? Смысл разрушать Гарид и являться рядом с той, кого я буду искать и рвать зубами тех, кто встанет у меня на пути? Загадок больше, чем пчёл в улье, версий ответов на них не счесть. Напрашивается очевидный вывод: брадосец таким образом хотел оповестить меня о наличии у него - считай, у Ночных Охотников - моей сестры. Для чего? А Цатогуа знает, для чего. Варианты начинаются от банального шантажа до хитро продуманного плана, затрагивающего кроме меня ряд влиятельных персон. Реинкарнацию аллирского князя по-разному пользовать можно, мною вон сколько всякой нечисти интересуется, и эльфы всех мастей, и демонопоклонники. Не исключено, есть силы, о коих мне вовсе неизвестно, зато им прекрасно известен я.
       Где начну искать Лилю прежде всего? Правильно, на Брадосе. За мной теперь следить не надо, сам явлюсь туда, куда они указали, то есть в гильдию тамошних целителей к её незабвенному руководителю. Впрочем, над моими дальнейшими действиями размышлять стоит, выбравшись из окружения. И вытащив отсюда дриад с ребятами, желательно невредимыми. И мне всё равно, обращусь ли в теневого духа, подвластного Владыкам Предвечной Тьмы. Я не допущу новых потерь.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       Виола и Файона, трое безымянных древней, пятеро горцев и два оборотня - таков счёт невосполнимых потерь без учёта небоеспособных дриад с древнями и горных троллей. Волколаки и басты до утра восстановятся благодаря врождённой регенерации.
       - Мои бойцы нужны тебе в крепости? - поднял я тяжёлый взгляд на Марна. - Мы придём в Веспаркаст и будем защищать его и вас. Но, клянусь Бездной, ты должен заплатить за нашу кровь, пролитую из-за тебя. - По виску мага покатилась капля, я расслышал его участившееся сердцебиение. От менталиста пахло страхом за лигу, уверен, его учуяли и лоа в лагере синекожих.
       - Хочешь забрать мою жизнь? После снятия осады можешь снять с меня голову, я не стану сопротивляться, слово дознавателя. Только присоединись к нам.
       Хитрый ублюдок. И смелый. Думаешь, поверю твоему обещанию? Сопротивляйся или нет, пожелай я того, ты умрёшь.
       - Твоя смерть не вернёт погибших, Марн. Мне нужны эликсиры, зачарованное оружие и свитки с заклятиями из хранилища крепости. В Веспаркасте достаточно сокровищ, чтобы сгладить твою вину передо мной и теми, кто мог выжить в ночной мясорубке, согласись ты на наше присутствие в крепости.
       На лице менталиста промелькнуло недовольство, прежде чем на нём утвердилось смиренное выражение.
       - Свитки и оружие не принадлежат мне, Сандэр.
       - Ты распоряжаешься ими в случае штурма и осады, верно? Спишешь на войну, и не солжёшь, они действительно пойдут на военные нужды.
       Дознаватель тихо, человек не услышит, скрипнул зубами. Зря злишься. Отдав мне остатки свитков и эликсиров, заплатишь не столько за гибель дриад, древней и горцев, сколько за свою безопасность. Отбив следующий штурм и разбив противника, мы пойдём в аранью бить синекожих, тем самым уменьшая вероятность повторного похода на Веспаркаст.
       - Сколько тебе понадобится свитков, эликсиров и оружия? - стиснув зубы на горле собственной гордости, спросил маг.
       - Почти всё, оставшееся после снятия осады с крепости. Откажешься - мы уйдём на рассвете. Сгинем или прорвёмся другой вопрос. На нашу поддержку более не рассчитывайте.
       Марн колебался ровно удар сердца.
       - Отдавай приказ древесным созданиям, я согласен. Жду тебя в моём кабинете. Хочешь - приводи беорна, капитана наёмников. Собираю сотников обсудить оборону крепости.
       Полчаса после ухода мага я провёл на Валу, на крыше дозорной башни, контролируя перемещение древесников в Веспаркаст. Двое девчат переносили сестёр, за ними тащились из последних сил древни, переставляя с черепашьей скоростью ноги-корневища. За каменными стенами им безопаснее. В тепле они согреются и быстрее придут в себя. Из-за мерлонов легче обороняться, хлеща врагов сверху плетями-лозами и пронзая отравленными шипами.
       В штурме погибло много троллей и ещё больше одержимых. Уверен, завтра нас атакуют преимущественно воины Чёрного Копья.
       С севера опасаться некого. От ворот селения клякса обнажённого чернозёма в окружении из натоптанного снега - место второго в моей жизни портала в Предвечную Тьму, куда я сбросил большинство троллей племени Длинных Клыков, одержимых, вождя и верховного шамана, оседлавшего мамонтоподобную зверюгу. Просто взял и призвал в мир Владык, преподнёс им угощение и в очередной раз испытал единение с ними на сущностном плане. Оно уже не испугало. Владыки отблагодарили меня улучшенным восприятием. Я больше не нуждаюсь в переходе на второй уровень боевого транса для повышения астральной чувствительности. Да и в самом боевом трансе тоже. Словно управляю текущим вокруг временем, то ускоряя, то замедляя его по моей воле.
       Ещё вижу в темноте без зелий и чувствую тепло живых и холод мёртвых. Способность управления теневыми духами также улучшилась, для призыва мне не нужен магический ритуал. Стоит позвать, и они сползаются ко мне со всей округи, готовые удовлетворить любое моё желание. Я способен поглощать их, восполняя запасы айгаты. Не люблю вкус теневых, точно набиваешь брюхо пылью. И энергии в них мало. Впрочем, на безрыбье и теневой дух жирный сом.
       Найду сестрёнку и сразу прекращу использовать магию теней. Перебью у Веспаркаста троллей, спасу Водяных Крыс на Зеркальном озере, отыщу Лилю, разберусь с Ночными Охотниками и сразу же перестану обращаться к Владыкам Предвечной Тьмы. Честное шаманское. Если от меня, Саши Стрельцова, к тому времени что-то останется.
       Пока же стоит настраиваться на отражение атаки с юга. Западную группу мы с девчатами и древнями здорово потрепали, восточная обломала зубы об имперцев, меньше всего потеряла воинов южная группа, то есть племя Чёрного Копья. К ним подкрепления прибыли, около сотни троллей во главе с колдуном, в грядущем бою погоды они не сделают, а вот одержимые звери, коих они приволокли с собой в клетках, могут повлиять на исход сражения.
       Древесники исчезли в темноте открытого имперцами в стене прохода, со мной Акела с родичами, крутится внизу, принюхивается и скалится, чуя смерть. На юге у леса пылают костры, десятки оранжевых пятен. Есть от чего нервничать.
       Спрыгнув, я встопорщил рукой белую шерсть меж ушами друга. Успокойся, они зализывают раны и не нападут. И о том, что не участвовал в битве, не переживай, загрызёшь ещё не одного врага. Пошли к девчатам и горцам, они нас заждались, поди.
       Горцев с дриадами определили в полупустой казарме. Гарен увёл часть воинов на помощь герцогу, оставшиеся отдыхали на стенах и во дворе у жарко разожжённых костров и жаровен, дабы в случае нападения поскорее занять позиции. Древни отлёживались, греясь неподалёку от огня, и тяжело, прерывисто дышали. Энергия в них струилась неспешно, выдавая усталость и истощение.
       Веспаркаст провонял смертью. Воздух насыщен смрадом горелой плоти, крови и внутренностей. Мёртвые повсюду - на стенах, башнях, вокруг крепости. Во дворе складывают в кучу обезображенные окоченевшие тела, священник обрызгивает трупы святой водой и читает молитвы, предохраняя погибших имперцев от вселения злых духов. Влетит, допустим, младший лоа в тело, и поднимется мертвец - быстрый, жадный до плоти и душ живых.
       С порога казармы меня поразило, что возле моих раненых и валящихся с ног бойцов находятся служки священника и помощники Марна со склянками зелий, ещё и пассы над девчатами и горными троллями делают. Пальцы служек, читающих молитвы, еле различимо испускают голубоватый свет, в коем рождаются крошечные искорки энергии, опускающиеся на ослабленных бойцов. Не знал, что святая ангельская магия им доступна. Убелённому сединами священнику по чину положено, но зелёные юнцы, не закончившие семинарии? Как-то неправильно. Имперцы, лечащие язычников-троллей. И не снится ведь, действительно лечат, снимают усталость, наполняя чистой, "сырой" энергией, зашивают раны и скрепляют кости, поят зельями, ускоряющими регенерацию. Скажу кому - не поверят. Неужели Марн до такой степени нуждается в нас? До утра и раны средней тяжести не заживут, зачем имперцы помогают тяжелораненым?
       Те, кто сейчас не способен драться, к утру смогут держать оружие и участвовать в отражении возможной атаки. Вот и польза от лечения.
       Горцы, естественно, противятся благословениям и отмахиваются от молитв, полагаясь на старое как мир колдовство предков - выданные шаманами амулеты. Помощники священника не обижаются и на свой страх и риск продолжают читать молитвы и делиться энергией с ранеными при активной поддержке обеих боеспособных дриад. Что более удивительно, невзирая на вялые протесты и языческие обереги, святая магия помогает троллям! Вроде бы лоа, коим они поклоняются, идеологические враги ангелов, а сил у горцев от действий ангелиан прибавляется.
       Я распорядился накапать драконьей настойки троллям и девчатам, глядишь, к утру поправятся. Хуже точно не будет, по заверениям здешнего алхимика, в конфликт с препаратами импецев она не вступает. Остатки дриады унесли во двор, братьям. Им настойка нужнее, чем мне. Древесники и восстановятся, и солидным запасом жизненной энергии и айгаты обзаведутся. Он им понадобится в бою, ох, понадобится. Особенно будет нелишним для Эстер с сёстрами, они в основном магию природы используют, а она весьма затратна.
       В казарме переговорил с горцами, приказав исполнять приказы капитана наёмников Тайбера в моё отсутствие. Беорн отныне мой зам и советник, у него и опыта, и военных знаний побольше, чем у меня.
       Оборотни облюбовали стены и башни крепости. Все уже здоровы и массово ужинают, кто кус сырого мяса грызёт, кто сыр поглощает, запивая из фляги. Им зелья со святой магией побоку, у них регенерация. Свежих шрамов у некоторых прибавилось, одежда в кровавых пятнах. Железные ребята, хоть и не рыцари, ничем их не проймёшь.
       Беорн на открытой башне с баллистой обсуждал с коллегами по ремеслу оборону крепости. Верно, ныне самая горячая тема у собранных в крепости разумных. Подойдя, я жестом позвал капитана следовать за мной, развернулся и спустился во двор.
       У входа в башню магов скомандовал волкам ждать снаружи. Охрана из двоих латников не останавливала, Марн обо мне предупредил. По лестнице поднялся на верхний этаж, где расположены покои Изверга. Без проблем миновал полупрозрачный барьер, заменяющий дверь, и оказался в просторной комнате с парой кресел и гобеленами. Типа приёмная без секретаря, с подозрительно таращащимися исподлобья медными мартышками под потолком по углам, чьи лбы венчают закругленные рожки, а ноги обвивают длинные чешуйчатые хвосты, похожие на змеиные. В лапах цепи, удерживающие магические светильники. Раньше обезьянок этих не было.
       Интерьер поменяли, или я вижу то, чего не видел раньше? Например, узоры гобеленов, напитанные под завязку айгатой. Энергия течёт по ним, сосредотачиваясь в медных фигурках тварей, и образовывает эдакую клетку, непроницаемую для чар слежения. Тонкая работа мастера. Должен признать, изоляция у Марна на высоте, что творится за пределами комнаты, не понять. Теневой дух, посланный на разведку, коснувшись астрального барьера, мигом от него отпрянул, обжёгшись.
       Зуб даю, хозяин находящегося за дымчатой завесой кабинета знает о происходящем в "приёмной", и передатчиками информации служат медные рогатые мартышки.
       Ступаю в серую колеблющуюся поверхность, сотканную из дыма. Кожу покалывает сквозь ткань, сознание кто-то прощупывает. Барьер заставляет духов укрыться в моей ауре, и они относительно безболезненно переживают проникновение в кабинет Марна. Сложную защиту поставил маг, распознающую, кто чужой, на основании ментального сканирования входящего в "приёмную". Полагаю, вошедшего без приглашения бьёт боевым заклятием.
       В кабинете, напротив, не изменилось ничего. Письменный стол и Марн в кресле за ним, по бокам от него стоят его замы, опытнейшие маги Веспаркаста, перед ним сотники, уцелевшие при штурме. Над ними хмурое осеннее небо. Светильниками маг пренебрегал, свет в достаточной мере для чтения и письма давал магический потолок-иллюзия.
       Представляться не буду, меня без того знают. А нет, так пусть Изверг просветит. Пройдя к столу, я бесцеремонно пододвинул отставленное кресло и сел перед чародеями, беорн встал у меня за спиной, подстраховывая с тыла. В официальной обстановке не положено сидеть в присутствии мессира мага простолюдинам, низкосортным дворянам и чародеям ниже рангом? Не имею ни малейшего желания выражать тебе своё уважение, менталист. И вообще, я князем был в прошлой жизни.
       - Приступим к обсуждению, господа, - обвёл Марн присутствующих внимательным взглядом.
       Последствия боя проявились чётче на его лице. Морщины углубились, под глазами залегли синие тени, в глазах нечеловеческая усталость. Он слегка подрагивающей рукой провёл над расстеленной на столе картой окрестностей Веспаркаста, и вверх потянулись башни искусно изображённой крепости, догорающие остовы домов в посёлке, холмы и деревья. На южном берегу, у края леса, зажглись огоньки костров, около них муравьями сновали синекожие.
       Впервые вижу рельефную карту, сотворённую магами. Потрясающая штука. Отслеживающие заклятия переправляют сведения об обстановке непосредственно в кабинет, воссоздавая на письменном столе Изверга картину происходящего в мельчайших подробностях.
       - Начнём с доброго известия. Мессир Валирио согласился защищать Веспаркаст вместе с нами. Благодарю вас, Сандэр, за согласие и за сегодняшний вклад в оборону крепости. Без ваших бойцов нам было бы труднее сдержать натиск синекожих. - О как заговорил, я теперь "мессир". Надо полагать, лесного разлива, ибо в ВУЗах магических не обучался и степеней мне не присваивали. - Второе хорошее известие, господа - троллям нанесён значительный урон. Длинные Клыки и Звёздная Рысь, атаковавшие нас с севера и востока, разгромлены. Мы проредили и армию одержимых. У троллей остаётся малое количество пленных и животных, предназначенных быть вместилищами злых духов. На этом, увы, добрые вести заканчиваются.
       Сотник в латах - немолодой мужик со шрамом через лысый череп от уха до затылка - скривился, точно ему в рот положили семечки кисляка1. Его коллега, чернобородый средних лет воин в кожаной куртке, сжал губы в тонкую линию. Тема ожидалась для имперцев неприятная.
       - Наши потери составили четверть от общей численности гарнизона, - слова мага падали валунами, одно за другим, и с каждым произнесённым сотники горбились, будто под грузом. - Треть наших воинов ранена. Троллей Чёрного Копья погибло меньше. В разгар следующей битвы, когда синекожих умрёт несколько сотен, шаманы, вероятнее всего, воспользуются гибелью сородичей и призовут покровителя племени, старейшего лоа. Ночная атака злых духов покажется нам вознёй неуклюжих щенков по сравнению с нападением одного из Владык Серых Пределов.
       Понятно, почему недовольны сотники. Они не раз сходились в бою с троллями, им не понаслышке известно, чем грозит затяжное противостояние. Синекожие в особо трудных сражениях, проигрывая, призывают на поле битвы покровителя племени либо клана, причём жертвами выступают гибнущие воины. На взрослых при посвящении в охотники ставится метка лоа. Она срабатывает, служа каналом, по коему отправляется дух павшего прямиком к покровителю. Соберётся "критическая масса" духов, и становится возможным призыв старшего или старейшего из Серых Пределов.
       Тролли серьёзно просчитались, направив на Веспаркаст полчища одержимых. Не учли фактор моего присоединения к имперцам, и оказались в невыгодном положении. Знай они обо мне, принесли бы пленных в жертву и в начале битвы натравили на нас свой козырь - воплощённых покровителей. Сомневаюсь, что против старейших магия теней действенна, они ведь самое меньшее уровня низших богов.
       Единственный выход - перебить шаманов до штурма. Эх, будь у меня десяток магистров боевой магии либо тройка высококлассных Ночных Охотников! Ну, чего нет, того нет. Бить надо на упреждение, причём по сильнейшим тролльим колдунам. Убью верховного шамана Чёрного Копья, и шанс призыва старейшего снизится, лишь верховные имеют право обращаться к покровителю племени.
       В кабинете повисла напряжённая тишина. Нарушил её лысый сотник со шрамом:
       - Замок ордена, в котором укрылся герцог, под осадой Мёртвых Медведей и огров. Императорская армию прибудет в Пограничье нескоро. Попросим помощи у графа Солдрейна и рыцарей Стального Тура?
       Солдрейн - правитель города Ласпарана на границе с эльфийским королевством. Да, и капитул рыцарского ордена там в наличии. Сотня латников, сотня отборных воинов графской дружины, плюс наёмники, итого в сжатые сроки реально сколотить приличный отряд. Про магов чуть не забыл. Пара-тройка магистров найдётся. Повоевать с отдельно взятым средним по численности племенем людей хватит. Переломить ход битвы аккурат при штурме - ну, может быть. Но встреть имперцев Чёрное Копьё в поле, я на них и медяка не поставлю.
       - Нам ничего не даст помощь графа, Маркус, - покачал седой головой Марн. - От Ласпарана до Веспаркаста седмица пути. Тролли не станут оттягивать штурм. Я пытался послать сообщение и Солдрейну, и герцогу, и эльфам, и скажу вам откровенно: ждать помощи нам неоткуда. Окрестности крепости накрыты куполом барьера, не пропускающим астральных вестников. Мы отрезаны.
       Длинноухих мне для полноты картины не хватало. Не соклановцев Смуглянки, а тех, живущих в Эладарне и подчиняющихся верховному жрецу Габриллу. Плохи дела наши. Синекожие сначала пустят остатки одержимых, за ними пойдут сами, и в финале призовут старейшего.
       - Я уничтожу энергетические узлы барьера над Веспаркастом и попробую устранить шамана Чёрного Копья. - Марн удивлённо вскинул брови. - Снятие купола позволит вам отправить вестников, смерть колдуна Лар-Джура оттянет штурм и предотвратит приход старейшего. Нет призывателя - нет призыва.
       - Ты понимаешь, на что идёшь? - Ошарашенный моим заявлением Изверг аж с уважительного обращения на "ты" сбился. - Собирателя Костей охраняют креатуры на основе старших лоа, он повсюду расставил сторожевые амулеты. К нему трудно подобраться.
       - Гвард как-то убил верховного Чёрного Копья, умудрённого опытом старого шамана. Молодого устранить не сложнее.
       - Раз уж решились, делать сие желательно побыстрее, - промолвил бородатый сотник. - Вам что-нибудь потребуется?
       - Рикард прав, - согласился Марн.
       - Благодарю, сам управлюсь. Я ухожу немедля. Тайбер, останься. Позднее доложишь о расположении наших бойцов. До встречи, господа.
       Оставаться на обсуждение плана обороны резона никакого, наёмник в военном деле разбирается куда лучше меня.
       - Удачи, Сандэр, - донеслось мне в спину спины пожелание Марна.
       Удача мне понадобится. Никогда не охотился на верховных шаманов в лагере синекожих.
       Покинув башню магов, навестил дриад. Люди уже ушли из казармы, на грубо сколоченных деревянных кроватях лежали девчата и тяжелораненые горцы. Завидевшая меня Эстер попыталась встать и едва не свалилась на каменный пол.
       - Повелитель! - прошептала она сухими, растрескавшимися губами. - Разрешите пойти с вами!
       И с чего она взяла, что я уходить собрался? Предчувствие женское?
       - Отдыхай, я на разведку. Со мной никто не пойдёт. Обойду окрестности Веспаркаста и вернусь.
       - Возьмите хотя бы белых волков, повелитель. Виола... мертва? Я не чувствую её и Файоны.
       Ну да, ты же была без сознания и не в курсе.
       Вот что ей сказать? Не расстраивать, она и так балансирует на грани жизни и смерти, как бы не стало хуже от дурной вести. Промолчу - догадается. Совру - спросит у бывших со мной девчонок, они старшей сестре не лгут. Дриады девушки поразительно правдивые.
       Правильно истолковав мою заминку, Эстер тряхнула гривой каштановых волос, её плечи вздрогнули.
       - Не позволяйте людям сжечь или закопать их. - В голосе дриады слышалась печаль. - Мы сами похороним сестёр, повелитель. По нашим обычаям.
       - Я передам Марну.
       Проклятье, до чего же хочется выразить сочувствие Эстер, да слова застряли в горле. Почему так? Внутри при упоминании девчат щемит, воздуха в лёгких недостаточно. Они стоят передо мной - юные, красивые. Строгая Файона как всегда на посту, любопытная Виола спрашивает о людях и троллях.
       Я присел на краешек кровати и приобнял сидящую дриаду. Она молча уставилась в пол.
       - Убийцы получили своё, - наконец, вытолкнул я из себя. - Мстить некому. Охрана вождя вся полегла у Вала.
       Эстер ничего не ответила, продолжая сидеть неподвижно.
       - Я пойду. До утра не явлюсь - обороняйте Веспаркаст и выполняйте приказы Тайбера. Пока меня нет, он командует нашим сводным отрядом.
       - Слушаюсь, повелитель.

       Действие дарило отдохновение от преследующих мыслей и образов. Изменчивое измерение теней, блекло-серое, с вкраплениями чёрного, отгоняло воспоминания.
       Я материализовался в километре от крепости, в глубокой тени, отбрасываемой Валом. Здесь прошлись, штурмуя укрепления имперцев, тролли племени Звёздной Рыси. Людей из дозорной башни оставили в живых и переправили на юг, к главному лагерю. Не позавидуешь ребятам. Шанс на спасение у них есть, маленький такой, ежели рассчитаюсь с Лар-Джуром до вселения в них лоа.
       Огромный барьер поставили синекожие. И не ощущается почти. Профессионально сработали. Угрохали на создание, наверное, немерено айгаты, ставили узлы при штурме, чтоб в хаосе энергий битвы не узнали о куполе, иначе мы бы узнали по возмущениям в астрале
       Кто там у нас маячит на горизонте? Элементальный дух среднего уровня со свитой из пакостной мелочи. Общая аура размазана по земле тонким блином. Никуда не ползёт эта непонятная масса айгаты, глодает человеческие останки. Знакомый ритуал тут проводили. Закопали бедолагу живьём, проткнули копьями, дабы кровушку пустить, заклинание прочитали, призывая духов земли, те явились, кинулись кушать - энергию жизненную любят все без исключения астральные сущности - и нечаянно попались в ловушку, расставленную хитрым колдуном. Крупная рыбина, между прочим, угодила в сети шаманские. Так вот, провёл ритуал подчинения шаманюга, пригрозил именем покровителя и заставил духа стеречь нечто дорогое его, тролля, сердцу. Человек обычный, да и неопытный маг подвоха не заметит, приблизится и провалится во вдруг возникшую под ним жижу, к примеру. Духи знатные затейники, в зависимости от своего вида разными способами атакуют.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

***

       Действие дарило отдохновение от преследующих мыслей и образов. Изменчивое измерение теней, блекло-серое, с вкраплениями чёрного, отгоняло воспоминания.
       Я материализовался в километре от крепости, в глубокой тени, отбрасываемой Валом. Здесь прошлись, штурмуя укрепления имперцев, тролли племени Звёздной Рыси. Людей из дозорной башни оставили в живых и переправили на юг, к главному лагерю. Не позавидуешь ребятам. Шанс на спасение у них есть, маленький такой, ежели рассчитаюсь с Лар-Джуром до вселения в них лоа.
       Огромный барьер поставили синекожие. И не ощущается он почти. Профессионально сработали. Угрохали на создание немерено айгаты, узлы устанавливали при штурме, чтоб в хаосе энергий битвы имперцы не узнали о куполе.
       Кто там маячит на горизонте? Элементальный дух среднего уровня со свитой из пакостной мелочи. Общая аура размазана по земле тонким блином. Никуда не ползёт эта непонятная масса айгаты, глодает человеческие останки. Знакомый ритуал тут проводили. Закопали бедолагу живьём, проткнули копьями, дабы кровушку пустить, заклинание прочитали, призывая духов земли, те явились, кинулись кушать - энергию жизненную любят все без исключения астральные сущности - и нечаянно попались в ловушку, расставленную хитрым колдуном. Крупная рыбина, между прочим, угодила в сети шаманские. Так вот, провёл ритуал подчинения шаманюга, пригрозил именем покровителя и заставил духа стеречь нечто дорогое его, тролля, сердцу. Человек обычный, да и неопытный маг тоже, подвоха не заметит, приблизится и провалится во вдруг возникшую под ним жижу. Духи знатные затейники, в зависимости от своего вида разные пакости устраивают. Земляные болото создают. Правда, зимой они, по холоду-то, мёрзнут и активностью не отличаются. Приказавший им стеречь нечто, выведя из спячки, явно не слабак.
       Ударивший из трезубца луч яркой белой айгаты вонзился в середину вяло шевелящейся земляной массы, поразив элементаля. Тот расползся пахнущими гарью кусками и навсегда застыл, похожий на кратер вулкана. Окружавшая его мелочь прыснула прочь, точно мыши при появлении кота.
       Вот и всё, со сторожем и вардом, проглоченным для верности элементалем, покончено. Обломки колдунского жезла валяются на дне ямы, оставшейся от стихийного духа. Астральный барьер в миг удара по энергетическому узлу перекосило, нагрузка переключилась на другие центры питания купола. Добротную конструкцию соорудили шаманы, не хуже имперской системы слежения. Интересно, кто охраняет остальные варды?
       Я по измерению теней заскользил вдоль края барьера. Рано или поздно наткнусь на очередной узел.
       Спустя минут пять севернее Вала обнаружилось скопление живых. У костра грелись, набивая брюхо полусырой говядиной, разведчики Звёздной Рыси - пятеро взрослых охотников и десяток юношей, вооружены дротиками и метательными топорами. Не понял, а линия, охватывающая крепость кольцом, где? Понаставили постов в лесу, полях и на дорогах, и всё?! Да мы такое окружение прорвём вообще без проблем. Вырежу близко расположенные посты и тихонько проведу ребят на восток, к тракту, а там рукой подать до соседней провинции, куда синекожие пока не сунулись.
       Серьёзное упущение допустили наши противники. Или я чего-то не знаю? Узнай о прорыве шаманы, они вышлют в погоню усиленный одержимыми отряд в несколько десятков, ну, в сотню рыл. За воротами Веспаркаста следят, так мы по подземному ходу пойдём, не то за нами увяжется половина орды. Дриад с древнями вывести проще всего, они при желании под землёй передвигаются. Организуем диверсию, чтобы сосредоточить на себе внимание троллей, и горцы с оборотнями спокойно покинут крепость, помахав имперцам лапой на прощание.
       План неплохой, конечно, да вот что потом? Ну, уйдём на запад, выживем. Веспаркаст падёт, синекожие двинут к герцогскому замку и сровняют его с землёй вместе с обитателями. Оно мне надо? Озёрникам поможет? Наоборот. Освободившиеся отряды кинут на штурм острова Водяных Крыс.
       Непростые ребятки в разведотряд затесались, судя по айгате. Четверо одержимых троллей и колдун. Совсем хорошо, пополню истощившийся запас айгаты. О, меня заметили, всполошились, попрятались за деревьями. Колдун прятаться счёл ниже своего достоинства и открыто выступил мне навстречу с охраной.
       Взмахнул трезубцем, и волна энергии устремилась к кучке синекожих. Уклоняться шаман не захотел, напрасно понадеявшись на полыхнувшего у него из варда охранного духа. Взрыкнувшего лоа и одержимых разрезало, дух растворился в темноте. Шаман со вспоротом животом упал в снег, не веря в происходящее. Прочный у него охранный дух был, тролля не располовинило как его подопечных. Корчится, бормочет проклятия в мой адрес, перемежая с заклятиями-молитвами покровителю, просит исцеления и сил для борьбы. Так не пойдёт, старик. Мне ни к чему визит Звёздной Рыси либо старшего лоа из её свиты, посему, умри.
       Нагибаюсь над синекожим и, положив ладонь ему на лоб, вытаскиваю из него дух. Разведчики за деревьями вот-вот запаникуют. Нормально, я бросок дротика, топора метательного замечу и увернусь.
       Дух заключил в темницу, айгатой подкрепился, а сытости нет. Скверно. На заполнение моих запасов энергии не напасёшься. Одержимые, вы там не умирайте, уже иду к вам. О, вот и барьерный вард из снега торчит. Подобрал фигурную деревяшку и сломал о колено.
       Разведчики умерли быстро. Они были менее живучи, нежели одержимые, а обереги от волны энергии, пущенной трезубцем и с лёгкостью рассекающей толстые стволы деревьев, не спасли. Зачистив пост, я по измерению теней направился дальше на запад.
       Третий вард сторожил одержимый саблезуб, оставленный Длинными Клыками - никто больше махайров не приручает и тем более не вселяет в них лоа, выращивая из котят монструозных кошек. Такие же рвали оборотней и горцев в посёлке у крепости. С кошаком пришлось повозиться, ловкий, зараза, попался, от снарядов айгаты отпрыгивал. Он меня чуть не цапнул!
       Вард нашёлся под снегом, закопанный в землю по верхушку. Вытащил жезл и, осмотрев испещряющие поверхность знаки древнейшего тролльего языка колдунов и духов, разбил трезубцем. Напоследок вырвал зубы и когти махайра, они в алхимии ценятся очень, разгребу дела в аранье и продам.
       Удивительный барьер соорудили тролли. Три энергетических узла ликвидировал, а ему хоть бы хны. Корёжит стенки, искривляет, и всё равно не пропадают. Блокировка потеряла эффективность, астральный вестник при должной сноровке мага и качественном передающем артефакте её преодолеет. На всякий пожарный сломаю ещё один-два, и разведаю подходы к Лар-Джуру.
       От места стычки с саблезубом взял курс на юг по стеночке барьера. Пересёк Вал, замёрзшую реку и ощутил впереди объёмное облако айгаты, насыщенное жизненной энергией. Интересная заглушка1. Обычно шаманы при создании только айгату применяют. Похоже, многофункциональные чары, на целительство и сокрытие завязанные. Что внутри не понять. Ладно, подойду аккуратно и теневых пущу.

       # # 1 Барьер астрального типа, препятствующий распространению информации по астралу. Из-за него плохо передаются сведения от сторожевых и других чар, становится сложнее управлять духами и призывать их. Как правило, барьер наполнен разреженной айгатой колдуна-создателя либо духами, его сотворившими. Есть заглушки, притупляющие физическое восприятие. Есть комбинированные, на них тратится больше айгаты, они гораздо мощнее однофункциональных куполов.


       Отступление второе. Йагг-Джин

       Покров искажался.
       Йагг-Джин зажмурился, в который раз за ночь ощущая уничтожение очередного варда, питавшего айгатой раскинувшийся над большим каменным домом железошкурых Покров Безмолвия. Тролля не смутил в этот миг ни вопль, перешедший в бульканье, ни тёплая кровь, хлынувшая из перерезанного горла угул-джас1 ему на ноги и на каменный тотем свернувшегося кольцами Отца Змей Йига. Губы шамана шептали заклинание, направляя дух принесённого в жертву мягкотелого к покровителю племени. С каждой жертвой клубы серого тумана, царящего на стоянке воинов племени, становился гуще, капли оседали на коже причудливой буро-чёрной росой, насыщенной жизненной и духовной силой.

       # # 1 "Жертвенное мясо" в переводе с тролльего. Угул-джас - предназначенные в жертву лоа разумные.

       Кто-то ломал варды, попутно убивая охрану из троллей, одержимых и стихийных духов, причём делал это с поразительной скоростью, заставляющей задуматься об отрядах железошкурых на ездовых зверях из Дома Шершня. Их колдуны обманули духов, следящих за большим каменным домом, никто ведь не приходил извне Покрова.
       Мысль об убийце брата сверлила сознание шамана, пробуждая недавний страх, возникший у Крессова Вала. Страх перед существом, о чьём происхождении Йагг-Джин, верховный шаман племени Красных Когтей, лишь догадывался. В убийце смешались признаки человека, эльфа и лоа. Ему подчинялись тени и древесные создания, он двигался, словно великий воин, ловкий и сильный. У него имелось оружие, исторгающее чистую айгату. Он мог в одиночку справиться с хранителями вардов Покрова Безмолвия.
       На высоком лбу синекожего выступили капельки холодного пота при воспоминании о битве. У Вала пали лучшие воины племени и мог уйти за Багровую реку он сам. Никогда прежде не сталкивался шаман, прошедший сотни войн, со столь могучим противником.
       Он отомстит, кем бы ни был тот колдун, - за брата и за свою слабость. Враг обязательно придёт сюда, к предпоследнему целому варду, и тогда свершится задуманное. Уже почти всё готово для мести: над стоянкой племени висит Туман Змеиного Логова, и идол Отца смазан кровью жертв, ожидая часа Пробуждения. Скоро покровитель племени явит лик осмелившемуся бросить вызов Его сыну.
       За Йагг-Джином, не потревожив стражей-духов, бесшумно вырос Кинэб-Джосак. Лагерь его племени располагался возле лагеря Красных Когтей, и верховные шаманы договорились в случае опасности помочь друг другу. На шее его извивалась ядовитая змея, её меньшие сёстры обвивали жилистые длинные руки наподобие живых браслетов.
       - Морра поведала о могущественном колдуне, идущем к тебе, - прошипел Кинэб-Джосак, глядя в узкие зрачки высовывающей жало у его лица гадюки. - И это не я, мой старый друг. К тебе идёт Смерть, погубившая Длинных Клыков и опустошившая твоего брата.
       - Я благодарен за подарок, почтенный Кинэб-Джосак. Захваченные тобой мягкотелые очень пригодились мне. - Йагг-Джин оттолкнул обескровленное угул-джас и за волосы подтащил к тотему упирающуюся ногами связанную женщину. - Что ещё сказала твоя воспитанница?
       - Смерть близко. Она жаждет напиться крови нашего юного собрата Лар-Джура, но до рассвета ей не удастся настичь его. А вот тебе стоит поберечься, если хочешь пережить ночь.
       Старый шаман провёл костяным ножом по горлу жертвы. Дымящиеся на деревянных столбах вокруг тотема пучки третьеглаза наполняли воздух терпким ароматом, погружающим тролля в полуявь-полусон и отворяющим врата в мир духов.
       - Сюда идёт колдун железошкурых, и я отрежу ему голову, а потом засушу, сделав из врага раба. Хочешь помочь мне? У него оружие, сокрушающее старших лоа. Поможешь, оно станет твоим. Славу победителей разделим на двоих.
       - Двое против одного? В этом бою не добудешь чес-сти пред взором Отца, мой друг.
       - Зато добудешь победу, она важнее чести на войне.
       - Ты прав, - ухмыльнулся тонкими губами Кинэб-Джосак. - Да будет так, Йагг-Джин!


***

       Туман расстилался над лесом на добрый километр, густой, будто обретший способность парить кисель. Он то и дело выкидывал тонкие змееподобные щупальца в мою сторону. Спорю на что угодно, он меня чувствует.
       В астрале заглушка воспринимается как здоровенный клубок из непрерывно движущихся жгутов, напоминающих гадюк в брачный период. И пахнет змеями, и тепло от него исходит, точно там, за туманом, жаркая летняя ночь в аранье, у входа в невероятных размеров змеиную нору. Да и сама хмарь представляет собой обладающую разумом сущность, эдакое сплетение духов, неопределённых, бесформенных и голодных.
       Теневые бесследно сгинули в ловушке. Ни болезненных эманаций, ни ужаса, характерных при столкновении с пожирающим их лоа. Я просто перестал ощущать связь с ними. Заглушка она и есть заглушка, глушит всё и вся. Сунусь в неё, и окажусь в киселе, не позволяющем ни видеть, ни слышать, ни чувствовать айгату. Вдобавок она начнёт тянуть из меня энергию. Что внутри проклятого тумана, известно только его создателю.
       Уйти равнозначно провалу. Четвёртый вард установлен в середине клубка, не сломав его, не сниму барьер над крепостью. Попытать счастья в лагере Чёрного Копья, у Лар-Джура? Зуб даю, он трясётся над пятым вардом. Почему? Потому что лучшей охраны не найти. Предыдущие энергетические узлы оберегали креатуры верховных шаманов Звёздной Рыси и Длинных Клыков, разбитых под крепостью племён, охранники так себе из-за недостатка квалифицированных колдунов. Здесь же явно кто-то покруче. Аура у тумана какая-то змеиная, такая же у шамана была, который наблюдал за битвой у башни на Валу.
       У Собирателя Костей будет защита хитрее и мощнее, не зря же он учился у Болотного Отшельника. Хотя, как знать, как знать. Ну-ка, понравится туману чистая айгата?
       Взмахнув трезубцем, полоснул по серо-чёрному клубку бледно-красной волной энергии. Клубок разорвало, взметнулись клочья и за удар сердца легли друг на друга, латая рану. Алый росчерк, пролетев с полсотни метров, утонул во влажной серости, осветив колонноподобные силуэты то ли деревьев, то ли чудовищных тварей.
       Ну и ситуация. Мало того, что в тумане полно сюрпризов. Задержусь, подадут сигнал Лар-Джуру, и сюда сбежится вся орда во главе с вождём Чёрного Копья. С ними всеми воевать айгаты у меня не хватит.
       Желательно хмарь ползучую развеять масштабным боевым заклятием, да откуда его взять? Алмазная Колесница туман не снесёт. И действовать максимально быстро, чтобы синекожие не успели опомниться и контратаковать.
       Нащупываю у себя под одеждой ожерелье, отцепляю медальоны со знаками стихий Огня и Ветра на крышках. Затем, подумав, хватаю и медальон Земли. Поэкспериментируем-с.
       Вливаю айгату в каждый и бросаю подальше. Два первых медальона взрываются в воздухе. Ох, твою же! Ничего подобного я не предполагал. Передо мной, пыша жаром, в языках огня стоит, опираясь о перевитые жгутами мышц руки, диковинный примат. Эдакая четырёхметровая пылающая глыба с оранжево-красной слезающей обожжённой кожей и бычьими рогами. Морда сползает с лицевых костей, обнажая скулы и острые жёлтые зубы, глазные яблоки болтаются в глазницах, белесые, едва не лопающиеся, и тем не менее, в них светился злой разум.
       Я о таких тварях и не слышал никогда. А я считал отталкивающим на вид Тортилыча. Да он по сравнению с этим симпатяга.
       Полуэлементаль воздуха куда приятнее внешне. Его вовсе не видно, контуры призрачного тела обозначает слегка колеблющийся воздух, о его присутствии подсказывает и астральное чутьё. По уровню айгаты сильфид не слабее старшего лоа, об огненном молчу, от него веет жаром и голодом пришельца из Серых Пределов. Неужто шестиглазый заполучил себе в слуги воплощённого лоа промежуточного уровня от старшего к старейшему?
       Обезьян выпучил на меня зенки и взревел так, что волосы и плащ на мне заколебались от порыва обжигающего ветра. Заметка на будущее: в тайных операциях, требующих скрытности и тишины, примата не призывать. Активный больно, с цепи рвётся, и громкий.
       Ну, ребятки, покажите, кто в аранье сильнейший. Я указал рукой на туман, мысленно приказывая: "Убейте всех, кто там находится! Друг друга не прибейте". А мы с Тортилычем за внешним контуром приглядим, кабы кто вам не помешал резвиться.
       Черепахоид набычился, изогнул без того горбатую спину из камня, занимая оборонительную позицию. Его дальние родственники ринулись в бой - сильфид взмыл в высь, буквально исчезнув из поля зрения, примат обернулся к серой хмари и взревел, выпустив из пасти струю жёлтого пламени на полсотни метров. Мощь! Сверху туман разодрало в клочья ударной волной - птичка моя постаралась прозрачная.
       Сделавший брешь в заглушке рогатый огневик кинулся в неё, поливая землю вокруг пламенем. Не знаю, чего там может гореть, вроде снег да земля, однако, горело, с гулом и языками в рост человека. Обезьян буквально прожигал тоннель в тумане, постепенно затягивающимся за ним. Серые щупальца-сгустки сшивали ткань астральной сущности, регенерируя себя, и немедленно распадались под напором воздушных ударных волн, бьющих с неба.
       Может, зря я не высвободил зверушек у Крессова Вала? Нет, правильно не призвал, на мозги контроль полуэлементалей давит капитально, башка трещать начинает и кружиться, больше трёх за раз призывать действительно опасно. Огненный жаждет крови в прямом смысле слова, его подлинная стихия разрушение, обезьяна держать в узде сложнее всего. В бою, где меня постоянно беспокоят противники, сохранить над ним контроль труднее. Такой сорвётся с цепи и спалит и своих, и чужих.
       Перекрыв гул огня, к небесам вознёсся оглушительный грохот. Туман резко захлопнулся за пламенным полуэлементалем, из серой массы выскочили змеящиеся щупальца, я еле успел отпрыгнуть, уклоняясь, и сознание рвануло болью - трепыхая крыльями, облепленный лоскутами хмари птицеподобный сильфид закричал в ужасе и грянулся о землю, в падении сбивая ветки деревьев.
       Какого?! Структура астральной сущности уплотнилась, чётче проступили черты сплетшихся в омерзительный скользкий клубок змеиных тел, выбрасывающих раскрытые клыкастые пасти во все стороны.
       Огненный полуэлементаль издал утробный рёв, отдавшийся эхом в моём сознании и почти неслышимый в обрётшем плотность желе тумане. Отчаяние, боль и ярость соединились в жутком, выворачивающем наизнанку звуке. Сильфид вопил на снегу, стараясь содрать с себя лохмотья серого киселя, и ранил сам себя, ударяясь о деревья и разрывая собственную плоть когтями и зубастым клювом.
       Связывающая меня с полуэлементалями нить контроля натянулась струной и лопнула. Мне точно разломало черепную коробку, я схватился за голову, не осознавая окружающей реальности, погасли ощущения, осталась всеобъемлющая боль. Меня раздавливало под прессом, терзало раскалёнными железными крючьями и жгло на костре одновременно.
       Когда боль утихла, и я, наконец, смог слышать и видеть, по сознанию и ауре ударило зловоние близкого змеиного гнезда. Туман рассеивался, и в глубине его обрисовывались смутные контуры чего-то громадного, источающего смертный холод.


       Отступление третье. Лар-Джур

       - На Красных Когтей и Рогатых Гадюк напали!
       Сообщение Лар-Джура запоздало, о сражении в лесу не слышал только глухой. В стороне лагерей двух тролльих племён громыхнуло так сильно, что землю тряхнуло. Затем над деревьями поднялся столб тумана, и все ощутили приход в мир существа, превосходящего понимание смертных. Старейшего призвали в аранью. Поскольку до рассвета атаковать железошкурых вожди не собирались, объяснение напрашивалось само собой: враги сделали ход первыми.
       Внезапный ночной бой рушил планы, оговоренные у костра Рак-Джакала. Отсидеться до прихода таинственных союзников уже не выйдет, придётся отвечать и, раз уж явился старейший лоа, нельзя упускать шанса взять Дом Шершня. Атаку могучий дух отобьёт сам, после чего двинется на железошкурых.
       Вышедший из шатра вождь растёр снегом лицо. А ведь он лёг спать, понадеялся на шаманов и телохранителей, и на тебе. Лар-Джур не готов к бою, иначе не реагировал бы столь бурно, по лагерю заполошно носятся шаманы кланов, распевая заклинания и давая воинам испить из глиняных горшков берсерково зелье. Колдуны наперёд знают, какой последует приказ.
       Колени Рак-Джакала задрожали, он с трудом устоял, опершись о столб у походного шатра из шкур. Сердце ухнуло вниз, дыхание пресеклось. Молодой вождь боялся шевельнуться, дабы на него не обратил взор древнейший дух. Он представлял старейшего чем-то огромным, непредставимо могущественным и беспощадным. Тролль на фоне его казался себе жалким червём на пути олифанта. Громадный зверь не заметит, как раздавит мелюзгу, просто ступая по лесной тропе.
       Собиратель Костей испытывал то же. Губы его побледнели и тряслись, в глазах ужас. Он даже не выпустил окровавленного ритуального ножа, так и прибежал, забыв вложить клинок в ножны. Ещё чуть-чуть, и шаман упадёт на колени и завизжит, моля о пощаде.
       Пальцы трёхпалой руки побелели, сжав древко священного копья - грозного оружия, вынутого Болотным Отшельником из тотемного столба и врученного уходящему в поход Рак-Джакалу. Шершавая поверхность древка, обмотанного полосками человечьей, эльфийской и тролльей кож, придала вождю уверенности - час его гибели ещё не пробил. Ему предстоит напоить вражеской кровью Чёрное Копьё и, срезав с живого предводителя железошкурых кожу, повязать её на оружие в знак благодарности покровителю за победу.
       - Ты подготовил костяных тварей? - выдавил вождь, обращаясь к колдуну.
       Тот закрутил головой и ударил себя ладонями по щекам.
       - Не всех. Для создания Костяного Червя недостаточно угул-джас. Я закончу во время боя. Ты же поведёшь сейчас воинов к большому каменному дому? - Рак-Джакал кивнул. - Жизненная сила павших во славу лоа потечёт рекой в Червя, и он очнётся ото сна.
       - Пойдёшь с нами? - бросил, поворачиваясь к Дому Шершня, Рак-Джакал.
       - Я передам костяных зверей клановым шаманам, а сам задержусь, направляя силу павших. Ненадолго, полусотни жертв мне хватит для Пробуждения.
       Вождь уже шёл, потеряв интерес к шаману. Лар-Джур не поможет в битве, зато его твари из костей, сотворённые при помощи айгаты младших и старших лоа, побегут впереди троллей и примут на себя первый удар колдунов железошкурых. Это всё, что следовало знать.
       Постояв, ежась от холода и ощущения близости старейшего, шаман кинулся бегом к переносному тотемному столбу, у которого приносил в жертву пленников и сооружал Костяного Червя. Гигантский хребет, составленный из кусков тел и скреплённый продолговатыми костями, с головой размером с быка трёхрога, свернулся кольцом вокруг столба. В пустых глазницах мерцал зелёный свет, словно в черепе поселились светляки.
       В каком-то смысле Червь был змеем. Потомок Отца Змей Йига, он наравне с прочими старейшими владычествует в Серых Пределах и охотно приходит на Зов шаманов, требуя, впрочем, порой слишком высокую цену за покровительство. Для одного лишь составления тела нужно не менее сотни разумных. Столько редко удаётся взять живьём, многие мягкотелые и синекожие предпочитают смерть от камня и железа участи угул-джас. Для ритуала Пробуждения пленных собирали со всего Пограничья и земель озёрных племён.
       Костяной Червь, почитаемый племенем наравне с Чёрным Копьём, дремлет в чертогах Отца в Серых Пределах, охраняя своего брата Серого Змея и готовя место Великому Йигу, и сны его обретают плоть в мире живых. Пробудить его означает призвать в составленное из мертвецов тело, и тогда не будет спасения врагам, ибо кто выстоит против старейшего?
       Шаман разрезал ритуальным ножом ладонь и помазал кровью головку миниатюрной змейки, свернувшейся на вершине столба и повторяющей очертаниями громадного Костяного Червя. Она спала, как спал и старейший. Наступит время, и она проснётся, а с ней и лоа, с которым она соединена незримым каналом, передающим айгату.
       Воины и колдуны кланов ушли в безмолвии - тролли всегда молчаливы до начала боя, подобно охотящимся змеям. Они не предупреждают криками будущую добычу. В лагере догорали костры, снег засыпал лёгкими перьями снежинок следы синекожих. Рёв и шум боя у лагерей племён, где явился старейший, проглатывал стелющийся на западе колдовской туман.
       В снежной пелене возникли три фигуры. Лар-Джур прищурился, силясь рассмотреть пришельцев. Одна из фигур неуловимо переменила положение, и две другие исчезли. Они возникли рядом с шаманом - одетые в тёмное разумные без запаха и ауры, бесшумные, будто решившие явить себя смертному духи. Колдун потянулся к мешочку с костяной пылью1 на поясе, оборачиваясь, чтобы не потерять из виду троих, и с удивлением обнаружил, что его рассекли от плеча до пояса, а он не почувствовал боли. Он ничего не чувствовал и когда, развалившись надвое, с отвратительным шлепком упал под тотемный столб. Почему-то он не ушёл за Багровую реку сразу. Он поражённо глядел на подошедшего к нему колдуна, в чьих глазах кипело жидкое золото, и как тот взмахом длинного ножа отрубил ему голову и водрузил её на верхушку столба.

       # # 1 Костяная пыль и косточки шаманов - основа колдовских ритуалов Собирателя Костей. Бросив горсть пыли в воздух и подкрепив действие заклинанием, можно, к примеру, создать прочный защитный барьер.

       Последним, увиденным учеником Болотного Отшельника, были спины тройки, исчезающие за меркнущим снегопадом.


***

       Аура Силы захлестнула меня. Старейший лоа? Откуда, почему? Неужели меня настолько испугались? Сколько же смертных они зарезали, чтобы призвать его?!..
       Ужас стеганул обжигающе холодными щупальцами, побуждая бежать. Такой противник мне не по зубам, мне нечем его бить! Энергетические снаряды трезубца его разозлят, не причинив ни малейшего вреда. А вот он способен поглотить меня походя, точно кит планктон.
       Замычал полуэлементаль, пододвигаясь ко мне и прикрывая своим каменным горбом-щитом. Казалось, лоа не замечает нас. Окружённый туманом, он вытянулся вверх огромной колонной. Его взор бесцельно шарил в астрале и в реальности, выжигая попадающихся в поле зрения младших духов. Не приведи Создатель оказаться под взглядом старейшего!
       Полуэлементаль закричал - страшно, умирая. Вселенная кричала с ним в унисон, погружаясь в темноту.

       Тьма существовала до вселенной с её мириадами солнц. До любви, ненависти, до смертных, в гордыне возомнивших себя венцами творения, познавшими тайны бытия. Ей было всё равно, она спала, пока её не разбудил Свет, принёсший страдания. Страдания породили Защитников. Со временем Защитники становятся Владыками, а их воинство тёмными духами, тенями, возникающими там, где царит вражда, на Границе начал.
       Родившиеся тени слабы. Они питаются Силой тех, кто живёт, купаясь в Свете, прячутся за ними, пока не насытятся. Тогда тени идут во Тьму, где перерождаются, и навсегда становятся её обитателями. Лишь Защитники и Владыки управляют ими, и лишь по воле Владык тёмные духи возвращаются в мир живущих в Свете.
       Ушедший добровольно в Предвечную Тьму приносит Ей в жертву самого себя. Отныне он более не смертный. Душа его проходит Перерождение, становясь всецело частицей Предвечной Тьмы. Он исполнитель воли Её, он - Защитник.
       Вновь...


       Чёрный цветок распустился во мне, лепестками укрыв от внешнего мира. Не стало ужаса и слабости, канула во Тьму боль. Я позвал, и пришли те, кто когда-то был тенями. Они заскользили по коже, укрепляя её и защищая меня лучше зачарованных дварфийских лат и артефактных оберегов. Мы срослись воедино - тёмные духи и я, превратившись в новую сущность. Их ощущения передавались мне, позволяя ориентироваться во внешнем пространстве физического мира и на астральном плане.
       Старейший лоа узрел меня, обратив в пепел полуэлементаля. В ауре его читалось изумление. Кто-то устоял перед его взором, небывалое событие! Сын Йига изогнулся и выдохнул облако разъедающего плоть ядовитого тумана. Оно окутало меня, вызвав лёгкое жжение. Неприятно, не более того.
       Гигантский змей воспарил над землёй. Теперь я заинтересовал Владыку Серых Пределов. Не каждый шаман и дух способен безболезненно выдержать его близкое присутствие. Создавая воздушный поток, старейший закрутился вокруг меня, отрезая пути к отступлению. Впрочем, я не планирую уходить.
       Удар треугольной головы вздыбил землю и снег. Я уклонился, и всё равно ударной волной меня отшвырнуло на сжимающиеся чешуйчатые кольца. Простая и эффективная, испытанная в течение сотен тысяч лет тактика: окружить противника, благо, размеры позволяют, и, скручиваясь, зашибить его ударом сверху, тем самым не давая уйти по воздуху и под землёй. Увернулся? Не беда, всё равно умрёшь, будучи раздавленным в объятиях змея.
       Чешуя сына Йига огрубела и вмиг поросла тонкими шипами, напоминающими змеиные клыки. Надумаешь перепрыгнуть, и тебя ими покромсает. На кончиках шипов выступили капли яда, смертельного для старших лоа. Напорешься, и мучительная гибель с дальнейшим поглощением старейшим обеспечены.
       Змей, змей, разве ты не сражался с духами из иных миров? Привык поглощать слабаков в Серых Пределах и пожирать угул-джас.
       Магия Предвечной Тьмы не приспособлена для борьбы с подобными тебе летунами. Она сродни магии теней, применяется по поверхности чего либо. Самое мощное атакующее заклятие - открытие портала в измерение тёмных духов под нелетучим противником, чтобы он туда провалился.
       Поднявшийся старейший разглядывал меня, точно диковинную букашку. Успею? Должен, увернулся же от прошлого броска. Третьего не будет, змей изменит действия. Надо мной выросли движущиеся переплетённые арки из змеиного туловища - сын Йига ограничивал пространство для манёвра, создавая своеобразный барьер в физическом мире и астрале. Уже не уклониться, некуда. Попробую, и наколюсь на шипы.
       Главное - успеть.
       Старейший подался назад и на немыслимой скорости устремился ко мне, начинающему открывать внутри себя Врата.
       Удар. Каждая клеточка в моём организме разлетелась на тысячи частиц.

       Я падал во Тьму миллиарды лет. В ней ни тепла, ни холода, ни света, ни чувств - ничего, делающего смертных живыми, кроме пульсирующей мысли: немедля закрыть портал! Я потянулся наружу и...
       Свет встающего над горизонтом дневного светила ослепил, звуки и запахи обрушились водопадом. В пяти шагах от меня бесновалось громадное чудовище. Аура лоа уменьшилась, жжение усилилось, но уже не от истаивающего тумана, а от солнечного света. Я инстинктивно попятился, ещё ничего толком не видя, и угадал: нечто, похожее на оплывший, в язвах хвост с грохотом ударило по земле в полуметре от меня и, оставив глубокий отпечаток, шарахнуло в другом месте. Точно сухие хворостинки оно смело вековые деревья.
       Назад, скорее!
       Бушующая тварь агонизировала, разлагаясь на глазах. Возникший на моём месте в момент удара портал захлопнулся спустя миг, лишив Серого Змея головы и шеи. Окончательно старейшего таким способом не убить, покалечить только. Лепту в победу внесли солнечные лучи, развеивающие оставшийся без энергетической подпитки туман и разжижающие псевдоплоть воплощённого лоа. Через несколько минут тело растает, возможно, оставив после себя лужу протоплазмы и груду костей, используемых в колдовских ритуалах, а сын Йига возвратится в Серые Пределы, самое меньшее сотню лет его не призовут. Энергетическое восстановление процесс длительный, старейший потерял большую часть айгаты. Хорошо, если его дома свои же не схарчат, что бывает довольно часто.
       О шамане, призвавшем старейшего, не стоит беспокоиться. Он обессилен и не представляет угрозы, а то и вовсе подох, отдав всего себя ритуалу. Вот о варде позаботиться надо, потом и до Лар-Джура очередь дойдёт, и до вождей.
       Что за топот? Я оглянулся.
       Неужели опоздал?!
       Синекожие у Веспаркаста!


       Отступление четвёртое. Гиор

       Тролли ступали поразительно тихо для такой толпы. Идущие впереди костяные создания и одержимые звери - жалкие остатки, еле наберётся десятка три чудищ - передвигались почти беззвучно. Судя по красной пене у ртов, синекожие опоены берсерковым зельем, ещё и воодушевлены приходом в мир духа-покровителя. Их теперь ничем не напугать, ни смертью предводителя, ни массовой гибелью соплеменников.
       С шаманами и старейшим у них неплохие шансы победить. Бестелесные лоа кружат над армией тролльих вождей, теряясь на фоне чудовищной ауры призванной из Серых Пределов сущности. Благо, астральная защита ангелианских реликвий под Веспаркастом не даёт защитникам крепости сойти с ума. Обычный человек наверняка уже обезумел бы, находясь так близко от старейшего. Гиор ощущал иномировую тварь всем своим естеством. Она скрывается в тумане, разросшимся над лесом. Приблизится, и станет в разы тяжелее переносить её духовное давление, плющащее астрал, точно божественным молотом.
       Тролли призвали покровителя совершенно неожиданно для имперцев. Не было ведь грандиозных жертвоприношений пленных. Зато были невосполнимые потери у Длинных Клыков и Звёздной Рыси, должно быть, повлиявшие на призыв. И племя Красных Клыков потеряло много умелых воинов, в том числе вождя, считавшегося по меркам людей чемпионом тролльих болот.
       Не сказать, что синекожие застали защитников Веспаркаста врасплох. О врагах, хлынувших из араньи, узнали дозорные и Марн, забивший тревогу. Вскоре стены крепости заполнились людьми, оборотнями и горными троллями, дриады и древни встали стражей у метательных машин. Изверг самолично возглавил отряд боевых магов, рассредоточившийся по башням. Чародеи стихии Земли обновляли чары укрепления, наложенные с вечера на стены, двое воздушников взывали к элементалям, а водные со скрипом покрывали эти же стены ледяной корой, умножая защиту.
       Работающий на высокой угловой башне Марн разложил на столике перед собой запечатанные свитки заклятий и, раскрыв один, громко и нараспев зачитывал, при этом указывал перстом на подступающее море синекожих.
       Будучи геомагом, Гиор выложил на башне груду камней разного размера и формы. Он напитывал её айгатой, прикасаясь ладонями к полу и так подготавливая к использованию заклятие. В воздухе на высоте человеческого роста зависли мелкие камешки с острыми краями и увесистые обломки строительных блоков.
       Одержимые и костяные создания вплотную подбежали к реке и, не останавливаясь, в несколько прыжков пересекли её. Вцепляясь в лёд крепкими когтями, твари принялись шустро карабкаться по отвесной стене.
       По команде лучники выпустили рой стрел с освящёнными наконечниками. Раздался скрежет, одержимые сорвались и, кувыркаясь и визжа, полетели вниз. Не разбились, отметил про себя Гиор и выкрикнул слово-активатор заклятия.
       Стрелы не возымели действия на костяных тварей, попросту отскакивая от щитков, которыми те прикрыты со спины и боков. Вот каменный град сработал идеально: свистнувшие в воздухе снаряды буквально снесли лезших существ, перебив им конечности. Рухнувшие присоединились к утыканным стрелами одержимым на льду реки.
       На противоположном берегу появился передовой отряд троллей. Шагах в пятистах за ним рядовые воины несли штурмовые лестницы из палок, скреплённых волосяными верёвками и кожаными ремнями. Впереди бежал рослый синекожий в набедренной повязке и ноговицах из шкуры махайра, вооружённый абсолютно чёрным, от пятки до кончика листовидного клинка, копьём. Вождь во главе передового отряда? Татуировки, изображающие орнамент из перекрещенных чёрточек на шее, руках и лбу - отличительный знак предводителя племени. Гиор насчитал тринадцать воинов, как раз лидер с охранной дюжиной. Тролль с разбегу заскочил на лёд реки и копьём прикончил оказавшихся бесполезными одержимых и костяных тварей, крайне ценных при штурме. Ураганом он пронёсся меж созданий чёрного колдовства и запрыгнул на отрезок берега, на коем высилась крепостная стена. Стремительный прыжок вверх, удар копьём в ледяной панцирь, и синекожий вонзил пальцы руки в углубления, оставленные когтями костяного создания, выдернул оружие и бросил себя выше, всадив наконечник в каменный блок.
       Демоны побери проклятых тролльих колдунов, наделивших вождя неестественной ловкостью и давшие ему зачарованное оружие! Айгата на чары укрепления и броню изо льда потрачена впустую.
       Загудели метательные машины, послав в наступающих начинённые гремучим зельем снаряды - тайный козырь защитников Веспаркаста, применявшийся лишь однажды, полвека назад. Над головами троллей глиняные сферы взорвались, обдав врагов империи дождём из наточенных до остроты лезвий кусками железа и из горящего церковного масла.
       Гиору сдавило горло, слабость в ногах вынудила упасть на колени. Астрал точно разорвало вместе со снарядами, и продолжало рвать, корёжа духовное тело мага. Произошло нечто ужасное, из-за чего чародеи утратили всякую возможность творить чары, а обычные воины Веспаркаста застыли в страхе. Не пребывавших под защитой ангелианских артефактов синекожих начавшийся в астрале хаос сводил с ума. Они познали ужас, несмотря на действие берсеркового зелья, отголоски их эмоций доносились до Гиора.
       Тролля с чёрным копьём не смутил бушующий в астрале катаклизм. Он вполне спокойно двигался к вершине стены.
       - Стреляйте в него, сыны империи! - громом прокатился над крепостью глас священника, снимая оцепенение с воинов.
       Последовавший залп частично достиг цели: карабкающегося вождя пронзило без малого десятком стрел, едва не сбив вниз. Он удержался, невзирая на раны, и продолжил подъём с той же скоростью, врезая пальцы в ледяную кору.
       Искуснейшие лучники стреляли освящёнными стрелами с наконечниками, выплавленными из церковного серебра, и не причинили синекожему неудобств. Он обламывал на ходу древки попавших в него стрел, ударяясь о стену, и упрямо лез вверх, будто перестал быть смертным. Одержимым он тоже не был, иначе валялся бы в реке, корчась от вызванных ураганом энергий в астрале судорог. Младшие и старшие лоа плохо переносят боль своего покровителя, да и вообще всякого старейшего поблизости.
       Повторно выстрелить тролль в себя не дал. Добравшись до края стены, он с потрясающей лёгкостью перебросил себя через мерлон, ударом ног повалив двоих воинов, и вдруг превратился в смерч из отрезанных копьём фрагментов тел и крови. Вставших у него на пути латников он сбросил во двор крепости, причём одного перед броском воздел на копье к небу, пронзив насквозь зачарованный на прочность столичными магами панцирь.
       - Рубите его! - возопил священник, прежде чем синекожий вогнал ему в рот чёрный листообразный клинок, дёрнул вверх, разрезая череп, точно спелую тыкву, и метнулся к башне, где приходил в себя трясущий седой головой Марн.
       Тем временем тролли воспряли духом. Пригибаясь, они перебегали к реке и, спрыгивая на лёд, стремились к стенам крепости. Гиор наблюдал за их приготовлениями, с тревогой осознавая, что Веспаркаст вот-вот падёт. Из-за проклятого старейшего маги неспособны применять заклятия, люди подавлены из-за увеличивающихся потерь и неуязвимости врага. Надежда на наёмников и древесных существ Сандэра.
       Охранявшие Изверга латники пали в мгновение ока. Из прорезей в доспехах фонтанами ударила кровь, и лучшие мечники крепости рухнули мёртвыми.
       Марн всхлипнул. Его туловище медленно повалилось на пол, а голова осталась висеть, зажатая за волосы в свободной ручище синекожего. В наступившей тишине раздался хохот тролля, показывающего окровавленный трофей имперцам и подступившим к стенам соплеменникам.
       Битва проиграна. Наёмники не спасут положение. Никто не устоит против этого покрытого с ног до макушки кровью людей вождя. Все защищавшие Веспаркаст разумные умрут.
       Чёрное Копьё. Ему поклонялись синекожие, взявшие его имя для своего племени. Окутанное легендами оружие, в существование которого имперцы не верили, ибо никогда не брали его в бой с людьми вожди. Согласно сказаниям эльфов, оно вырывает душу одним прикосновением и передаёт её тому, в чьих руках находится, даруя ему бессмертие. Оно убивало старейших лоа и ангельских аватар на заре эпохи Эладарна. Говорят, копьё когда-то принадлежало величайшему воину и колдуну. Вот оно, в руках ликующего тролля. Соплеменники отвечают вождю слитным рёвом сотен глоток. Они вновь воодушевлены. Разве их можно остановить?!
       Гиор потянул из ножен меч. Если ему суждено сегодня уйти, он погибнет, сражаясь.
       Синекожий отпрыгнул на краешек мерлона, а внутренняя часть башни вместе с трупами латников и Изверга вдруг утонули в расплывшейся под ними черноте, спустя миг оформившейся в поглощающую свет человекоподобную фигуру, вставшую на обнажившихся после её появления потолочных балках башни.
       "Боевой трезубец Сандэра? Он прошёл Единение?!" - пронеслась и пропала на задворках сознания Гиора мысль.
       Чёрный совершил молниеносный выпад и... промахнулся! Тролль сместился вбок, пропустив мимо смертоносное оружие противника, и ударил в ответ. Маг не различил движения, просто увидел результат. Из груди жуткой фигуры вырастало копьё, клинок на добрый локоть торчал из спины, впитывая стекающую по нему тёмную жидкость, очевидно, заменяющую кровь.
       С морды замершего синекожего постепенно сходила гримаса радости. Рукоять трезубца глубоко застряла у него в грудной клетке, выгнув мышцы и кожу на спине бугром и почти пробив воина насквозь. Не имея времени на сложный манёвр, чёрный бил рукоятью на возвратном движении и не прогадал.
       Радость сменилась удивлением, и тролль осел на обнажившуюся после появления черноты потолочную балку. Его противник покачнулся и упал, минуя балки, внутрь башни.
       Гиор не верил своим глазам. Вооружённый артефактным копьём вождь потерпел поражение! Казалось, мир перевернулся в третий раз за сегодняшнее утро. Сначала старейший, затем смерть Марна, и теперь, кажется, удача решила улыбнуться людям.
       - Эльфы! - закричали со стены. - Светлые пришли нам на помощь!
       Маг обернулся на крик и не сдержал слёз. С востока по небу мчались на крылатых единорогах воители в серебристых доспехах.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

Интерлюдия пятая

       - Какая досада! - пробормотал Эктарион, пнув обугленную троллью голову.
       Голова покатилась по пепелищу, поднимая сизые облачка, и остановилась, стукнувшись об останки разорванного на куски синекожего, коих вокруг Веспаркаста даже на расстоянии в тысячу шагов было достаточно для сооружения замка. Скривившийся эльф плюнул. Его план катился к демонам, как и эта уродливая головешка. Троллей он намеревался использовать в качестве источника сведений о способностях Сандэра Валирио.
       Боевые маги высших эльфов знатно повеселились здесь. Кто ещё мог столь действенно спалить орду лесных жителей с призванными духами и одержимыми? Эладарнцы победили и старейшего лоа. Бились умелые и опытные чародеи из Университета Высшего Искусства, лучшие из лучших. Чтобы победить старейшего Семёрке понадобится намного больше времени. А здесь справились за считанные часы. Прилетели на крылатых единорогах, в сверкающих доспехах, и сожгли всё и вся. Крепость тоже пострадала, её хорошенько прокоптили, раздолбав верхушки башен и стены. Отдельные строения без крыш походили на почерневшие огарки свеч.
       Эктариону прекрасно знаком почерк боевых магов Эладарна. В астрале, до сих пор раздираемом эманациями поверженного старейшего, ощущалась эльфийская магия. Она содержалась в пепле, устилающем землю на тысячи шагов, и в воздухе, который рассекали крыльями волшебные создания - крылатые единороги.
       Похоже, заказ сорвался, и Сандэра Валирио прикончили эльфийские маги, не дожидаясь, пока до него доберутся Проклятые. Однажды Семёрка упустила его, недооценив, что стоило отряду непревзойдённого портальщика-менталиста и мечника. В результате название пришлось править, подгоняя под реальное количество участников отряда.
       Под вопросом снятие проклятия с сына, не говоря о свитках с заклятиями и зельях Тельперинга. Как ни крути, отряд не выполнил заказ, а бравые боевые маги королевства играючи устранили и угрозу со стороны синекожих, и неугодного Габриллу теневика.
       - В Веспаркасте живые, - сообщил Корд. - Несколько десятков людей, в основном женщин с детьми и стариков, под крепостью. В священной крипте под часовней, защищённой ангельскими чудесами. Удивительно, что они выжили, камни словно адским пламенем жгли. Поистине, чудо.
       - Стихийная магия Эладарна не вступает в конфликт с ангельской, поскольку сохраняет в себе частицу Силы ангелов, - озвучил цитату из университетского учебника эльф. - Магия высших эльфов завязана на энергии Эмпиреев. У вас в империи разве не так?
       - У нас стихийка не зависит от святой магии. Чародеи, подчиняясь Церкви, черпают Силу из иных источников.
       - Дикари, что с вас взять, - вздохнул Эктарион. - Не ушли далеко от поклонения элементалям. Скажи лучше, Сандэр Валирио был здесь?
       - Был. Не могу понять, ушёл он или его убили. Астрал корёжит, энергетические потоки и следы частично перепутаны, частично стёрты. Скажу точно: в Веспаркасте нет его и эльфов. Между прочим, твои земляки работали быстро и скрытно, кроме последствий применения боевой магии их ничто не выдаёт. Имперские дознаватели, прибыв сюда, не узнают, кто на самом деле сжёг троллей и подпортил крепость.
       - Найди хоть какие-нибудь следы Валирио. Не провалился же он сквозь землю!
       - Не могу этого гарантировать. Его могли сжечь. Аура в таком случае также уничтожается, сам знаешь, Эктар.
       Эльф в мыслях разразился ругательствами. Придётся признать, они не представляют, куда делся Валирио, тем самым распишутся перед нанимателем в собственной некомпетентности.
       - Так ступай в крепость и вызнай о Сандэре у выживших! - бросил эльф раздражённо. - Изучи следы, на пепле и снегу они отлично видны!
       - Эльфы умеют замечательно заметать следы на любой поверхности, вам ли не знать, мессир, - раздался негромкий мужской голос. - А они заметали.
       Эктарион и Корд обернулись в поисках говорящего, Искатель обнажил клинок меча, эльф погнал по жилам айгату, готовясь к преобразованию организма, и направил отдельный поток энергии в посох. Стоявший поодаль Нолмирион переместился ближе к отцу, в руках у него блеснул меч.
       Из-за сломанных и обгорелых стволов деревьев показались трое в дорожных плащах, с зашнурованными высокими воротниками и накинутыми на головы капюшонами, скрывающими лица. Один низкорослый, хрупкий на вид, словно девушка, двое других ростом повыше, и все гибки и бесшумны. Никто из Проклятых не заметил их, следовательно, они не только воины, что видно по движениям. Скрытники. Убийцы.
       - Бесполезно кого-то искать сейчас. Астрал лихорадит, возле Веспаркаста изрядно натоптано. К тому же, весьма рискованное занятие - поиски теневика, в одиночку отославшего в Серые Пределы старейшего лоа, перед тем превратив его в обрубок гнилой плоти. С таким магом выгоднее вовсе не встречаться, если за него не назначена награда, - скрытник из тройки изобразил полупоклон. - Ночные Охотники к вашим услугам, мессир Эктарион.
       Судя по обращению, говорящий из стран людей, где принято называть магов "мессирами".
       Эльф направил корневище-навершие на наёмного убийцу. Миролюбивые слова совсем не свидетельствуют о мирных намерениях Охотников. Скорее, они говорят о нежелании вступать в схватку и подчёркивают её вероятность в случае отказа прислушаться к "дружескому совету".
       - А я бы не хотел оказаться на месте того, кто захочет помешать Проклятым.
       - Мы не противники, мессир Эктарион, - совершенно спокойно сказал Охотник. - Не сегодня. Наоборот, союзники. Нам заплатили за устранение Сандэра Валирио и порекомендовали объединиться с вашим отрядом, больно силён теневик.
       - Уж не Церковь ли Карубиала наняла вас?
       - Мы не раскрываем личности заказчиков. Довольно того, что мы не соперники, и окажем вам содействие. Валирио действительно не нужно искать. Если жив, он объявится на Зеркальном озере. Идти по следу мастера, сохранившего рассудок при Единении с началом, чревато нежелательными последствиями для вас. Он ведь знает об охоте на него? Маг Сандэр неглупый и наверняка предпримет меры предосторожности. Проще говоря, расставит ловушки на незадачливых преследователей.
       Убийца прав, после стычки с Проклятыми у сожжённого села Валирио должен быть настороже. Если верить Ночному Охотнику, Сандэр владеет магией наравне с архимагом, а архимаги, как и старейшие лоа, существа чрезвычайно опасные. Это объясняет смерть темноэльфийского мечника и портальщика-менталиста.
       - Да ты кладезь нужных нам сведений, Охотник, - вмешался Корд. - Скажи, под чьими знамёнами сражались эльфы?
       - У них не было знамён и гербов домов на доспехах. Они прилетели на фаэрнилах1, сожгли троллей, полили огнём крепость, затем подтянувшаяся пехота вошла в Веспаркаст, облазила крепость сверху донизу, и эльфы ушли в аранью добивать сбежавших троллей.
       Почему эладарнцы предпочли биться без знамён? Крылатых единорогов разводят в светлоэльфийском королевстве, там же и используют. Нигде больше фаэрнилы не приживаются. Или наёмный убийца лжёт, или Габрилл хотел создать иллюзию нападения на Веспаркаст отщепенцев, ступивших на путь преступления. Идеально на роль таковых подходит дом Лунного Клейма. И Валирио уничтожен, и империя обозлится на Клеймёных, найдись свидетели, в роли коих выступают люди под крепостью. Верховный жрец Карубиала хитрее оголодавшего лисьего семейства.
       - Сандэр пропал в разгар битвы, - добавил Ночной Охотник. - Эльфы, верно, искали его.
       С предположением наёмного убийцы трудно не согласиться. Вопрос в том, нашли ли они теневика?
       "Корд, идёшь в крепость и опрашиваешь выживших, - отдал Эктарион приказ по мыслесвязи. - Мы летим к Зеркальному озеру за боевыми магами. Нагонишь нас".
       "Понял", - бывший имперский дознаватель жестом позвал за собой Нолмириона и направился к Веспаркасту. Хотя Корду не занимать опыта в битвах, помощник в лице чистого боевика ему пригодится.
       - Нас попросили присоединиться к эльфийским воинам, воюющим в аранье с троллями, - произнёс Эктарион, аккуратно разрезая себе ладонь кинжалом и разбрызгивая вокруг себя кровь. - Вы, Охотники, ступайте по лесу в поисках лагеря моих соотечественников. Мы же полетим по небу, выслеживая всадников на фаэрнилах.
       Запрокинув лицо к солнцу, чародей издал низкий горловой звук. Зов поднялся к небесам, становясь с каждой секундой громче и объёмнее, и вдруг прервался, сменившись тишиной. Её спустя вздох разорвал далёкий резкий крик. Высоко среди облаков промелькнула гигантская тень пришедшего на зов существа.

You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 7. Тьма

       - Владыки Предвечной Тьмы, взываю к вам! - гремел под теряющимися во мраке сводами храма мой голос. - Услышьте меня! Я, великий князь Аллирана, скрепляю Договор кровью братьев и сестёр моих и дарую вам их души!
       На жертвенник брызнули красные капли, лишившийся сердца брат захрипел и затих, с ужасом глядя на фигуры трёх Владык, восседающих на растрескавшихся от древности тронах из чёрного камня. Упавшие на идолов капли крови исчезли - подношение принято божествами.
       В глубинах под храмом громыхнул священный гонг, отдаваясь в покрытых запретными знаками стенах долгим гулом. Договор заключён, ритуал закончен. Отныне я повелеваю тёмными духами, обитающими в Предвечной Тьме, и её боги явятся по моему зову на пиршество, устроенное в их честь. Видят предки, это немало для аллира, окружённого врагами.
       Братья и сёстры, дожившие до сегодняшней ночи, останутся в храме навеки, пополнив ряды бесплотных служителей. Таково условие Владык. Я должен был чем-то жертвовать, обретая Силу. Не ради меня - ради народа, которым я правлю. Ради победы над ордами лоа и веры пошедших за мной разумных. Ради будущих поколений.
       Прощайте. Я никогда не забуду вас, родичи.


       Видение погасло, и грудь вновь пронзила молнией боль. Я падал в глубокий колодец, свет наверху тускнел, превращаясь в блеклую точку. Сразивший меня тролль хохотал, упиваясь победой.
       Треклятый Рак-Джакал! Я и представить не мог, насколько он стал сильнее. Его демоново копьё пробило Доспехи Тьмы, сотворённые из тёмных духов, крепчайшую броню из доступных мне. Она выдерживала удары старейших лоа! С ней не справилось оружие нефелимов, закалённое в крови богов! А тут какое-то забытое копьё, неведомо кому принадлежавший артефакт божественного уровня.
       И ведь я всё, казалось, просчитал. Сотворил портал на башне в надежде захватить вождя, однако, тролль каким-то образом почуял неладное и выпрыгнул из зоны действия Малых Врат. Напускать на него теневых духов не имело смысла, он чего доброго проткнул бы их копьём, определив местоположение моих диверсантов. Мне не оставалось ничего, кроме как явить себя народу и пойти в ближний бой. Победа за мной, думал я, у меня крепкая броня и скорость выше.
       Синекожий увернулся и ударил, вкладываясь в рамки просчитанных вариантов действий. Попадание в меня допускалось, я планировал заблокировать оружие и сокрушить тролля. И то, и другое удалось, однако же, цена оказалась непомерной. В планы не входило быть пронзённым и пасть до завершения сражения.
       Чем закончился штурм? Помню тьму, распахнувшую объятия. Я падал в них, будто погружался в воду. Звуки становились тише, ощущения притуплялись. Не стало тока энергии, ауры затухли. Теплота и темнота окутывали плотным уютным коконом.
       Затем возникли видения. Аллирский князь приносил в жертву братьев и сестёр, дабы заполучить власть над тёмными духами и соединиться с началом, не утратив облик и ощущения смертного. Он заключил Договор с Владыками Предвечной Тьмы, согласно ему души близких аллира менялись на сохранение рассудка и возможность свободно ходить под солнцем, не испытывая боли от дневного света. Князь обрёк на вечные муки родных братьев и сестёр, друзей, любимых.
       Вереница видений показывала битвы и кровавые жертвоприношения предков современных эльфов. Когда череда образов уступила темноте, послышались тихие, преисполненные Силы голоса. Слов не разобрать, говорившие вещали далеко от меня, в омуте Предвечной Тьмы. Да я и не хотел к ним прислушиваться, разговор могущественных сущностей не предназначен для смертных. Появилось впечатление, будто стою на краю пропасти, и боюсь заглянуть в неё, ибо, стоит бросить взгляд вниз, меня затянет туда.
       Неужели я за Багровой рекой?!
       Голоса удалились, их заглушили шорохи и редкие слова на эльфийском. Нет, не умер. Дышу, следовательно, живой. Кругом темно, попробовал шевельнуться, и тщетно, почти не чувствую тела. Лежу вроде, спину вон давит, слабый, точно новорожденный котёнок. Ха, котята посильнее, они ползают.
       Интересно, Рак-Джакал концы отдал? Рана у него полегче моей. Я-то ему древком зарядил, ничего особенного, учитывая его регенерацию, он же, гад, меня словно мотылька булавкой магическим копьём проткнул. Надеюсь, имперцы ему башку отрубили, самый эффективный способ упокоения восстанавливающихся тварей.
       Почему не болит рана? Пока валялся, она зажила? Чушь, раны от божественных артефактов так просто не затягиваются и обычно беспокоят до смерти, наступающей очень быстро. Может, сыграли роль Доспехи Тьмы, тёмные духи поглотили отрицательные эффекты, мне достались чистая рана и минимальное повреждение духовного тела. Неубедительно, да лучшего объяснения на ум не приходит.
       Меня нынче бери голыми руками, слова худого не скажу. Треклятый вождь!
       ...Время текло тягучей патокой. Мысли мешались с загадочными едва уловимыми голосами, с шуршанием и стуком. Воспоминания далёкого прошлого переплетались с событиями настоящего, мир представлялся слоёным пирогом. Шагнув из темноты, я попадал под своды древних забытых храмов, чьи бесплотные обитатели манили меня, обещая власть над плотью и духом, оттуда проваливался в коридоры Веспаркаста, заваленные трупами сгоревших заживо синекожих и людей.
       Иногда казалось, меня куда-то несут то ли на носилках, то ли в наглухо забитом ящике, куда не проникает свет. Догадку проверить было невозможно, по-прежнему что-то не давало мне шевелиться и говорить. Зато, наконец, я почувствовал токи энергий в теле.
       Астрал оставался закрытым. Похоже, на меня наложили обездвиживающую и блокирующую печать, проще сказать, заперли в себе самом. Применялось когда-то такое наказание для магов, совершивших преступление против князя и родины. Эдакая высшая мера. Укладывали негодяя в саркофаг и запечатывали. За годы нахождения в гробу смертный сходил с ума. Кто покрепче проводил в заточении века, и в конце концов всё равно превращался в безумца. Саркофаг закапывали либо бросали в море над глубокой впадиной. Изредка, по прошествии столетий, вытаскивали и сжигали в магическом пламени, а прах развеивали над водой, выказывая милосердие.
       Практиковалось подобное наказание изначально у древних аллиров. Эльфы унаследовали его от предков.
       Раздавшийся непривычно громко стук выдернул меня из вязкого полусна. Надо мной заскрежетало и опять стукнуло. С таким звуком срывают приколоченные к окнам старых заброшенных домов доски. Меня приподняли и усадили, прислонив спиной к чему-то твёрдому.
       - А теперь я сниму с тебя печати. Не дёргайся.
       Знакомый голос, демоны побери! Я захотел ответить, но язык прирос к нёбу, из горла не донеслось даже сипения.
       В области темени похолодело, и в сознание начали просачиваться энергообразы окружающей реальности. Просторная пещера с маленьким входом, я сижу в уголке, рядом девушка без ауры, не будь она на расстоянии вытянутой руки, ни за что не узнал бы о ней. Как обычно, её тяжело обнаружить, скрытница она превосходная, у неё нет запаха, ауры, выдаёт девушку лёгкое дыхание.
       - Авариэль! - выпалил я, едва она сняла с губ ленту ткани с печатями.
       - Тише ты, наговоришься ещё, - цыкнула она.
       - Живая!!! - Не будь руки замотаны, обнял бы!
       - А то. Чтобы убить, надо сперва меня поймать, а это горстке боевых магов, привыкших полагаться на мощь заклятий, не по плечу.
       - Мне привиделось, что ты попала в беду под церковью в сгоревшем селе, где мы...
       - Тсс. Не ори, сколько повторять? Себя не слышишь? Да, было дело. Меня выследили Проклятые - шайка отъявленных головорезов. Зря старались.
       - Астральная нить, связывавшая нас, оборвалась. Думал, случилось непоправимое, прилетел в то село и столкнулся с парочкой пренеприятнейших типов.
       - Я там проводила эксперимент. В общем, ничего интересного не произошло. А ты молодец, что прикончил двоих Проклятых, и дурак, что прибегнул к Силе Предвечной Тьмы. Мучайся с тобой теперь.
       Столько вопросов крутится. Демон, не знаю, о чём в первую очередь спрашивать.
       - Почему мы в темноте? Снятие печатей обязывает? - сорвалось с языка совсем не то, о чём хотел спросить.
       Узкая ладонь коснулась моей небритой щеки.
       - Я же говорю дурак. Злости на тебя не хватает.
       Э-э, ты о чём? Я, конечно, понимаю, обращение к Владыкам таит опасность становления тёмным духом. Неясна связь между темнотой в пещере и ими.
       Догадка оглушила молотом. Я больше не человек. Под прямыми солнечными лучами мне некомфортно. Слившись с Предвечной Тьмой на сущностном уровне, они меня по идее должны обжигать.
       - Выбора не было. Я не переношу любой свет?
       - Для порождений Бездны ночной свет не губителен. Они ведь тоже в некотором роде живущие во Тьме. Но держись постоянно в тени. Как самочувствие?
       - Нормализуется. Избавишь от бинтов, и совсем хорошо станет. Зачем меня запечатали?
       - Перестраховывалась, изолируя тебя астрально и физически от влияния солнца. Плохо тебе не от Цепей Ночи, днём ты сам по себе слаб.
       Я бы выразился иначе - немощен, и немощь делает из меня лёгкую добычу. С рассвета до заката мне придётся страдать в каком-нибудь тёмном ящике. Ну, чисто упырь. Кровь-то в жилах течёт? Сердце бухает, ток есть. Сконцентрировался на организме. Здоров, кровушка течёт настоящая, насыщенная тёмной айгатой. И рана от копья эльфийского паладина никуда не делась. Чёрная, будто щель в Предвечную Тьму. Тянусь к ней. Стоп, Тьма заполнила рану, образовав портал в духовном теле?! Твою же!
       Днём он закрывается, и теряется связь с началом, поэтому лишаюсь способностей и слабею. Эх, жизнь моя жестянка.
       Смуглянка размотала меня, и я встал из ящика, в котором меня переносили, прошёлся по пещере, разминая затёкшие мышцы. Выглянул наружу и выругался про себя. По заверениям Авариэль, нынче выдалась лунная ночка, а я не видел ни зги. Слух и осязание работают на ура, ощущаю малейшие колебания воздуха и течения энергий, слышу чуть ли не сердцебиение разбивших стоянку у пещеры бойцов нашего интернационального отряда, а глаза мои, также по утверждению Смуглянки, словно смолой залитые, без радужки и белка.
       Подышав свежим воздухом, потопал обратно. Неуютно под лунным светом. Приятнее в густой тени и в темноте, там восприятие обостряется и дышится свободнее.
       Так мне предстоит провести остаток жизни. Что ж я с собой сотворил?!

       У нас есть живая авиация!
       Я стоял у входа в пещеру, в тени, и любовался искрящимися аурами крылатых единорогов. Коняги расположились поблизости от палаток десятка боевых магов дома Лунного Клейма. Во время памятного нападения на Исилант они выполняли задание Смуглянки в государствах людей и сумеречных эльфов, и храмовники Карубиала не дотянулись до них. Когда родину клеймёных стёрли с лица Лантара, боевики встретились с Авариэль в условленном месте, и её маленькая армия, как я и предполагал, умчавшаяся из Веспаркаста на помощь повелительнице, пополнилась всадниками на фаэрнилах.
       Скрывать такое сокровище сложно, чересчур ярка аура животинок. Благо, в астрале хаос из-за старейшего продлится минимум неделю, и фаэрнилов засечь сейчас почти невозможно. Потом Смуглянка наложит на них приглушающие ауру печати.
       От крылатых единорогов с чародеями пользы примерно столько же, сколько от бомбардировщиков во Вторую мировую. Во многом благодаря магам на летающих конягах Эладарн не пал под натиском троллей, людских империй и морских народов.
       Именно кавалерия добила отступавших из-под Веспаркаста синекожих. Тролли, потеряв вождей, шаманов и завидев эльфов, разуверились в своей непобедимости и, поклявшись страшно отомстить, на удивление организованно, по словам Смуглянки, откатились от крепости. Всадники их преследовали до араньи, где устроили форменное пекло, выжигая и взрывая лес заклятиями. Мало кому повезло уйти.
       А ведь наши боевые маги середнячки. Спецы из королевской гвардии Эладарна куда круче, поэтому клеймёных на старейших и элиту дома Алых Шипов натравливать нежелательно.
       - Ты спрашивал о нашей оборвавшейся астральной связи, - Авариэль вышла за мной из пещеры. - Владыки Предвечной Тьмы разорвали её. Я заключила с ними сделку, провела ритуал, принесла нужную жертву, и больше не завишу от тебя. Ты от меня тоже.
       - Несложно было догадаться. Какую жертву ты принесла?
       - Не спрашивай о том, чего не хочешь знать, - неожиданно Смуглянка стукнула меня ладонью по лбу и отскочила, оставив в недоумении. Ну, чертовка! - Пойдём разведаем местность?
       Идея хорошая, осваиваться надо. И парочку другую сторожевых духов поймать не откажусь, отряду станет спокойнее продвигаться по аранье.
       О сделке с Владыками всё равно не забуду, как бы ты ни старалась перевести тему. Страшно представить требуемую ими плату за разрыв соединяющего нас астрального канала, тут стадом быков не обойдёшься. Жертву она принесла, чтобы они откликнулись и озвучили условия. Что Смуглянка им пообещала? Верховного жреца Карубиала? Вполне может быть. А кого она убила под старым сельским храмом? Разумного, животных Владыки не принимают, причём непростого разумного, наверняка чародея. Разгребусь с делами и непременно спрошу у непосредственных участников сделки, властвующих в Предвечной Тьме. Я с ними на короткой ноге, отправлю им Болотного Отшельника или кого из старейших - чую печёнкой, доведётся с ними пободаться - в качестве платы за информацию. Заодно спрошу, чем откупиться от них за Смуглянку.
       - Сначала вооружись, - посоветовала Авариэль. - Возьми трофейное копьё!


***

       Я коснулся чёрного копья, и по телу прокатилась волна приятной энергии, словно в меня перетёк дух живого существа, имеющего сродство со стихией Воды. Оружие делилось со мной айгатой и прорастало ей в мою ауру, подобно корням дерева, пробивающим твёрдую неподатливую землю. Я становился сильнее, быстрее, восприятие обострялось, чего и близко не было при контакте с трезубцем. Копьё вождя троллей срасталось со мной на астральном уровне.
       Мир расширился за пределы пещеры, в которой я сегодня очнулся. Он включал в себя мириады существ, включая скопление синекожих на далёком берегу Зеркального озера. Несколько тысяч воинов, значительно больше, чем штурмовавших Веспаркаст, расположились у воды, ничуть не опасаясь магии морлоков, дремлющих под толщей вод и льда. Защита тролльих колдунов крепка, их и воинов охраняют сотни лоа, кружащих над лагерем. Подобраться незамеченными к синекожим трудно. Впрочем, мы нападём на них открыто.
       Горцы и оборотни уже ушли охотиться, клеймёные разбились на группы и ожидают приказа Смуглянки к началу атаки. У пещеры дриады, древни и верные белые волки. Со мной они составят отряд, который ударит по дозорным постам. Дело бойцов - вывести из строя как можно больше воинов и уйти. Я прикрою отход, вырезая шаманов с учениками. Горцы и оборотни займутся патрулями, разведчики клеймёных во главе со Смуглянкой нанесут визит вежливости синекожим непосредственно в лагере. Маги на фаэрнилах наш резерв, они примчатся, если выплывет крупная рыбина вроде Болотного Отшельника.
       Я встал с валуна, опираясь о копьё. Длиной около двух метров, с листовидным продолговатым наконечником, повторяющим формой лист меч-травы. Клинок острее бритвы, кажется, режущий на расстоянии. От него исходит еле различимая аура смерти, в отличие от древка, он холоден. Смуглянка говорила, наконечник чёрен и совершенно не похож на металлический. Он вырезан из драконьей кости и навеки покрыт свернувшейся кровью тысяч и тысяч жертв, не затупившей его. Демоны, боги, старейшие лоа и высшие элементали, ангелы - все они были его поживой. Не выкована броня, способная остановить моё копьё.
       Оно само поведало мне о тех, чью кровь вкусило, едва попало мне в руки позавчера. В тот миг меня точно ударило молнией, а в следующую секунду мы с копьём стали единым целым. Я узнал позабытое в веках имя, данное ему на заре эпохи аллиров, вспомнил историю его создания, в меня хлынула частица Силы поглощённых им жертв, увеличивая нашу мощь.
       Наконечник вырезан из кости последнего дракона, побеждённого в битве древнейшим - и первым - князем эльфийских предков. Древко из древесины растения-божества. Оружие создавалось в Предвечной Тьме, из коей происходил его творец, и впитало её. Тьма сплавила духи дракона и божества и явила вселенной артефакт, какого разумные не знали тысячелетия.
       Отныне он вновь мой.
       Два дня показались вечностью. Воспоминания лились на меня, угрожая прорвать плотину человеческого рассудка. Я в который раз изменился. Смуглянка сказала, аура у меня потемнела, и холод пропал. Вернулось тепло, присущее живым, а вот глаза остались похожими на моря адской смолы. Волки больше не рычали в моём присутствии, и приближение дня не приносило столько неудобств, как раньше. Я перестал быть немощным. Однако, стоило выпустить копьё из рук, через минуту-две наваливалась усталость, и ноги подгибались в дрожащих коленях, точь-в-точь у дряхлого старика под мешком песка на плечах.
       У выхода из пещеры дежурили две дриады - телохранительницы. Акела, бывший со мной в пещере, пробежал чуть вперёд, принюхиваясь, к нему присоединились остальные волки.
       - Удачной охоты, - прошептал я Смуглянке, прощаясь.
       Мы встретимся на рассвете в пяти километрах отсюда, в овраге. Туда же подойдут горцы с оборотнями, чтобы получить от меня ЦУ и рассеяться по аранье до следующей ночи либо залечь под землёй, если я осуществлю всё задуманное на сегодня.
       - Не уходи в Предвечную Тьму. Станет тяжело - помни, мы придём на помощь, - ответила Смуглянка почти беззвучно.
       Не уйду. И к Владыкам стану взывать только в крайнем случае.
       Я понёсся меж деревьями, за мной, отстав на полсотни шагов, спешили волки, позади них широким фронтом бежали дриады и древни. Попавшийся сторожевик в виде нароста на стволе я сбил на ходу копьём, разом лишив следящего за участком араньи колдуна магического "глаза" и ослепив его вспышкой боли от обрыва соединяющего его с амулетом астрального канала. Обо мне узнают, о тех, кто со мной - нет.
       Приличный шаман пожелает выяснить, в чём дело - то ли нарушитель появился, то ли какой злой дух проказничает - и вышлет соглядатаев. С ними разберусь, обычно для таких целей используют младших лоа. Послать группу быстрого реагирования, считай, одержимых с троллями, колдун не успеет, я до него доберусь быстрее. Он сидит неподалёку от озера, обложился амулетами, вот-вот со страху активирует барьеры, трусишка. Ему невдомёк, что его защиту, имея в руках божественный артефакт, я взломаю играючи. Он не верховный, так, рядовой клановый шаман из Чёрного Копья. Таких в армии у озера мало, всего около полудюжины. Видимо, Болотный Отшельник надеется прежде всего на себя. И правильно, ему шаманы родного племени в пояс дышат.
       На холме у реки раньше стояла деревня Каменных Клешней, малого племени, входящего в союз озёрников. Нынче в ней обитает смерть. Холм затянут паутиной чар, стягивающихся в тугой узел в центре селения. Там, в вырытом троллями подземелье, склеп и жертвенник, на жертвенном камне приносили в дар предкам птиц, животных, а бывало, и разумных. Там жил шаман. И сейчас там тоже колдун. Чужого, правда, племени. Охрана - восемь дюжих троллей, одержимых старшими лоа. Прячутся на поверхности, под слоем пепла и снега. Не очень живые и не совсем мёртвые, напитанные жизненной энергией убитых здесь Водяных Крыс.
       За холмом дозорные посты нормальных, живых синекожих. По дюжине охотников в каждом, как всегда. Учеников шамана не брали, ибо рядом цельный, можно сказать, дипломированный, колдун, предупредит в случае чего вождя и Болотного Отшельника. За постами озеро, в тысяче шагов юго-западнее начинается огромный лагерь осаждающей озёрников орды.
       Дриады и древни разделились на два равных отряда и направились к дозорным пунктам, волки со мной. Разглядеть нас издали сложно, белый мех неплохая маскировка. Плащ у меня тоже светлый и тоже из меха, благодаря ему моя аура сливается с природной аурой леса. Кожаный костюм - куртка да штаны, покрытые вязью магических знаков, - блокируют эманации, исходящие из моего духовного тела. Спасибо Смуглянке, без её подарков меня бы засекли за лигу до холма. У клеймёных одежда вся камуфлированная. Закончим у Зеркального озера, и попрошу для дриад такую же. Девчата обходятся природными способностями к слиянию с лесом, зато в империи одёжка спасёт от ненужных вопросов.
       Вход в склеп под холмом охраняют помимо одержимых бесплотные духи явно элементального происхождения. Я обнаружил их, подойдя вплотную к холму. Специфических лоа колдун поставил себе на службу. Ветряную Деву призвал со свитой. Ну, чем сложнее, тем интереснее. Подскочив к затаившемуся в сугробе одержимому, заколол его сквозь снег копьём, ощутил прилив айгаты и жизненной энергии, мгновенно вырванной из синекожего. Волков оставил стеречь подход с тыла, несмотря на желание лохматых вырваться вперёд и кого-нибудь погрызть. Осторожность - залог здоровья в нашем предприятии, пускать вас в бой с оравой врагов означает погубить, а вы мне нужны живые и здоровые.
       Снежный покров разлетелся с хрустом и треском. Второй одержимый, получив сквозную рану в грудь, осел в яму, откуда эффектно выпрыгнул мгновением ранее, а я пяткой копья зарядил третьему в рожу, поубавив ему прыть, и, крутанувшись, перерубил горло синекожего наконечником. Три - ноль.
       Топот ног по снегу и тишина. Одержимые атакуют молча, как и Ветряная Дева, не подключившаяся к драке. Она парит в вышине, выжидая удобного момента, чтобы не задеть своих и снести меня одним ударом.
       Из нижней стойки выпадом дырявлю подбегающего одержимого и, выдернув копьё, описываю им размашистый круг. Пытавшийся напасть сзади тролль падает со вспоротым животом, мне добавляется очередная порция айгаты и жизненной энергии. Хорошо!
       Трое последних синекожих попробовали сообща атаковать с разных сторон. Неудачно - я накатился на одного, уходя от его "коллег". Листовидный клинок проткнул ему шею, опустошив физическую оболочку.
       Загороженный колючим кустарником вход в склеп захлопнулся прямо передо мной, в лицо шарахнуло волной спрессованного морозного воздуха и колючих снежинок. На миг я потерял равновесие. На обычного смертного трюк сработал бы, ослепив и ошеломив. Троллям для завершения боя достаточно было бы метнуть топоры, не сближаясь на расстояние удара копья. Воины так и поступили бы.
       Одержимый высоко подпрыгнул. Удумал сверху ударить? Второй бросился змеёй под ноги. Ещё и Ветряная Дева страхует. Грамотно работают. Кто ж их действия координирует, не шаман ли?
       Перескакиваю через кинувшегося снизу тролля, на лету втыкая в него копьё, приземляюсь за ним и откатываюсь вправо, дабы не попасть под вероятную атаку Ветряной Девы.
       Едва я откатился, раздался громкий хлопок, и меня, приподняв в воздух, бросило на добрых метров пятнадцать. В бок забарабанили мелкие ледяные лезвия, остановленные зачарованной кожей куртки. От удара прочная одёжка не спасла, я отстранённо констатировал перелом левой руки, трещины в рёбрах и серьёзный ушиб.
       Два противника не девять, живём! Жизненная энергия, перешедшая от убитых одержимых, переполняет меня. Кости срастаются за секунды, ткани регенерируют почти моментально. Драконья настойка действует медленнее артефактного копья, с ним не страшно и против командующего эльфийскими храмовниками выйти.
       Я рванул в тень от деревьев, спасаясь от очереди из снарядов элементальной айгаты. Ветряная Дева, чтоб ей, бомбардировала меня маленькими гранатами из сжатого воздуха, разрывающимися при столкновении о твёрдые и не очень предметы. Несколько прогрохотали в паре метров от меня, обдав древесный ствол, за которым я укрылся, шрапнелью из ледяного крошева.
       Отскакивая, я в сознании просчитывал варианты дальнейших действий. Добежать до входа в подземелье, рубануть копьём по ветряной преграде. Причём не попасться под атаки разбушевавшейся владычицы сильфов и одержимого. Прикончить колдуна, готовящего в данный момент энергозатратное заклятие. Под холмом от его стараний горячо становится, до того концентрация айгаты высока.
       Удивил старикашка. Вчера при разведке не было Ветряной Девы и в помине. Почуял неладное старый хрыч, призвал подмогу. И судя по всему, днём. Профи, зря его недооценивал. Может, за него напрягся Болотный Отшельник? А, всё равно шаману под холмом не жить.
       Направляю жизненную энергию в мышцы и кости. Задуманного мною человеческий организм не выдержит. Мир замирает для меня. Рывок из-за дерева, владычица воздушных элементалей метрах в тридцати передо мной парит в небе, неспешно вздымаются и опускаются тончайшие крылья, порождающие удивительно плотный поток воздуха. Она намерена устроить ураган на отдельно взятом участке араньи? Надо же, разгадала мой замысел. Короткий разбег, длящийся долю секунды, бросок. Копьё пронзает ринувшийся ему навстречу и набирающий скорость ветер, десятки и сотни мельчайших сильфов, окружающих госпожу, умирают. Ветряная Дева распадается угасающими хлопьями айгаты, а я, переместившись к одержимому, ударом руки сношу ему башку и вытаскиваю дух из умирающего тела.
       Интересно, как оно всё выглядит? Непривычно ориентироваться без зрения. Эффектно, наверное. По рассказам Гварда, Девы Ксарга красивы, Ветряной вдобавок крылья придают сходства с бабочкой.
       Хватаю упавшее копьё, по руке в меня переходит айгата владычицы. Не вся, примерно половина остаётся в оружии.
       Мышцы в целости, несмотря на рывок на запредельной для человека скорости, кости на месте, нигде ничего не вывихнуто. Быстрая противница попалась, еле успел её убить. Промедлил бы, и пришлось сбегать в теневое измерение от ураганного ветра, приправленного ледяными лезвиями.
       Вход в троллий склеп наглухо перекрыт барьером. Сильфы, поддерживающие преграду, носятся головастиками по её поверхности, образуя собой дополнительную защиту. Взмахом копья я разорвал воздвигнутую Девой стену, точно плёнку, и шагнул в извилистый коридор.
       Уютно тут. Темно, это я кожей чувствую, шаман не зажёг даже факела, сухо, пахнет курящимся третьеглазом и веет холодком Серых Пределов. А ещё витает аромат свежей крови. Недавно приносили в жертву разумного, в астрале следы чётко ощущаются.
       Шаман загундосил заклинание над горой изуродованных трупов в центре склепа. У покатых стен разложил черепа и головы убитых Водяных Крыс, под потолком подвесил тлеющие пучки третьеглаза. Меня он, кажется, не заметил, продолжая ритуал призыва. Покровителя клана зовёт, вон, под фрагментами тел источает незнакомую мне айгату переносной жертвенник.
       Наконечник копья пробил сердце колдуна, когда тот повысил голос, произнося имя Пожирателя Мертвецов. Этому старшему лоа поклоняется клан Рвачей племени Чёрного Копья. Знал шаман, кого звать на помощь, его покровитель в таких местах как раз любит появляться.
       Следующим ударом я разбил каменный жертвенник на куски. Высвободившуюся при уничтожении колдовского предмета жизненную энергию и айгату исправно поглотило оружие.
       Диверсия совершена, пора наружу, прикрывать девчат.
       Дриады с древнями к моему выходу из подземелья достигли дозорных постов и активно сражались с синекожими, успешно отправляя их к праотцам.
       Ауры троллей угасли, знаменуя конец скоротечного боя. Древесники отошли от постов, рассеялись, зарываясь под землю. Выследить их без специальных чар не выйдет, да и вряд ли прямо сейчас за ними погонятся, у синекожих без нас хлопот полно. На другом конце озера режут осаждающих клеймёные и рвут оборотни, горцы утоляют жажду кровопролития на соседнем участке араньи возле лагеря. Смертоноснее всех эльфы, они около сотни воинов Болотного Отшельника накрошили и поспешно отступают, за ними несётся несколько обладающих ужасающе холодной айгатой тварей покруче Ветряной Девы, издали не определишь, кто именно. Клубки обжигающе морозной энергии. Смуглянка заманит чудовищ подальше в аранью и убьёт, в ней я уверен.
       Древесники потихоньку продвигаются под землёй, почти незаметные в астрале. Ауры у них копии аур спящих зимой растений, не всякий шаман отличит. Учуяв ищеек-духов, девчонки остановятся, выдавая себя за корни деревьев, древни прикинутся корягами. В аранье в плане маскировки им нет равных.
       Я летел сквозь чащобы, петлял, точно лис, уходящий от своры собак. Проще уйти по теневому измерению, но обещал Смуглянке не использовать магию теней по пустякам. Ран-Джакал, чьи знания я перенял, выдающийся следопыт и охотник, так что запутывать следы умею и без колдовства.
       Овраг нашёлся легко. Длинный, узкий, напоминающий резаную рану в земле. Берега протекающего по дну ручья поросли кустарником, ныне спящим под снежным покрывалом, в растениях едва теплится жизнь. Я прошёлся по ледяной дорожке, в которую обратился ручей, и встал напротив неприметного сугроба у склона оврага.
       Отменная маскировка, в астрале никаких признаков подземных пустот. Они есть, обширные, тянущиеся на километры. Хм, живых разумных поблизости не чувствую. Умеют же ушастые коротышки прятаться. Верно, их и Чёрное Копьё с союзниками не обнаружили.
       Тут бы лопата пригодилась. Снегу намело по пояс, а то и по шею взрослого человека, копаться в сугробе никакого удовольствия, тем более, внутри колючий куст. Расшвыряв гребками рук снежную массу сбоку от сугроба, я запустил руку в снег по плечо. О, нащупал. Сохранился всё-таки лаз. Честно говоря, думал, завалили его с началом осады озера.
       Прорыв в сугробе дыру, полез в узкий проход. В астрале на этом месте скальная порода, насыщенная элементальной айгатой. Я сперва предположил, ход камнями заложили и "пробку" зачаровали для надёжности. Ох и тесно. Специально задел растянутую поперёк хода сигнальную нить, впереди раздался приглушённый рокот. Снаружи его не расслышишь, а вот живущим в пустотах пещерным гоблинам - нашим союзникам - он сообщит о визите чужака.
       - Эй, коричневые! Кан-Джай к вам в гости! - крикнул я.
       Подземный посёлок на военном положении, могут нарушителя задавить, не разобравшись, кто и что.
       В лазе разлеглась тяжёлым зверем тишина. Отвечать мне не торопились, оно и понятно, голоса для опознания недостаточно, и выдать себя здешние обитатели не хотят до срока. Ползу дальше. С копьём в руке извиваться по усложнившемуся с последнего моего посещения лабиринту тяжело, да не бросать же оружие. От обвала оно не убережёт, однако, пережить поможет, поделившись энергией для укрепления организма.
       Шуршит одежда, трущаяся о свисающие сверху коренья и землю, еле слышно бьётся сердце. Вокруг течёт айгата земли, в ней толком не разберёшь аур разумных и не скажешь, есть ли они вообще поблизости. Обвалится всё, и не откопает ведь никто, потому что не найдёт из-за астральной "заглушки". Надо темп повысить, а то вправду обрушат лаз. Придётся погружаться в Предвечную Тьму.
       Впереди заскрежетало, и над ухом гаркнули:
       - Лежать-бояться!
       Проклятье, не понимаю, что происходит. В астрале гнетущие однообразие энергий, ни намёка на живых существ. Я застыл, перестав дышать и остановив на минуту сердце. Так, на всякий, чтоб не мешало вслушиваться в окружающий кусочек мира.
       - Кан-Джай?! - произнесли удивлённо. - Странный гость к нам пожаловал. Вроде Кан-Джай, а вроде и не он. Ты себя в зеркале видел, дружище?
       И вы меня мурыжить будете? Надоело.
       - С Владыками Предвечной Тьмы повстречался. Свидание не прошло без последствий.
       - Ох, Кан-Джай, умеешь ты в историю вляпаться с этими самыми последствиями.
       Знакомый голос. Гродак, родной сын предводителя племени пещерных гоблинов Гхаз-Бага. По счёту... седьмой? Ага, он самый, седьмой сын восьмого сына. Не обделён способностями к колдовству, передавшимися ему по наследству от батюшки. Ауру мою узнает. Может быть. Если повезёт.
       - В прошлый раз старшего лоа угнал, теперь вот с Владыками встретился. Уникальный ты человек. Вылезай давай, не морозь задницу на пороге.
       Нахватался умных словечек от батюшки своего, понимаешь.
       В лицо пахнуло теплом. За вывалившимся из лаза мной заскрежетал задвигаемый каменный люк. Действие "заглушки" не прекратилось, и живых я чувствовал лишь по звукам дыхания и сердцебиению. Трое взволнованных караульных в "прихожей".
       - Не орать, руки держать на виду, не дёргаться. Веди себя спокойно, и мы себя так же вести будем, - предупредил Гродак. - Оружие оставь, никто не украдёт. Мы тебе не то, чтобы совсем не доверяли, просто так удобнее. Я проведу тебя к бельбену1.

       # # 1 Бельбен - глава племени пещерных гоблинов, совмещающий функции вождя и шамана.

       Естественно, вам удобнее. Перечить не стану, в случае чего и без копья есть чем удивить. Приняв мой арсенал режуще-колющего, Гродак провёл меня по кишке коридора в... стоп, тут-то я никогда не был. Просторное помещение, от стен эхом отдаются шаги. Сын бельбена окриком приказал остановиться. За мной опять заскрежетало, щёлкнул механизм замка.
       Гоблин зацокал языком. Я кожей почувствовал на себе чужой изучающий взгляд.
       - Ай-яй-яй, что ж ты с собой сотворил, мальчик, - вместо приветствия сказал Гхаз-Баг. - Вечно от вас, ловцов духов, хлопоты. Поймает какое-нибудь иномировое чудище, изменится под влиянием чужеродной айгаты, и не знаешь, убить, чтоб не мучился, или грибным отваром отпаивать.
       Предводитель наших пещерных гоблинов много чего повидал за свою долгую, длящуюся более столетия, жизнь. Верно, и нашего брата, раз так говорит.
       - Грибным отваром желательно, и мясным бульоном, уважаемый Гхаз-Баг.
       - Рад, что Великий Дух не дал тебе растерять желаний смертного, мальчик. Хочешь - сядь, разговор предстоит долгий. Поговорим, и покушаешь. Откуда в тебе Предвечная Тьма?
       Ясно, без тщательного допроса мне не доверятся и не выпустят. А бельбен, кстати, в "заглушке" отлично распознаёт ауру разумного, и его не пугают произошедшие со мной изменения. Смогу уйти отсюда в измерение теней? Комнату наверняка оградили астральным барьером.
       - На озере слухи о тебе ходили нехорошие, - не дождавшись ответа, произнёс Гхаз-Баг. - Хвала милосердному Великому Духу, они не оказались правдивыми. Начни с рассказа о путешествии по империи людей, мальчик. Где-то там, в Пограничье, тебя и убили, по словам уважаемого Гварда.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн 123456a

  • Штаб- ротмистр
  • *

+Info

  • Репутация: 37
  • Сообщений: 423
  • Activity:
    0.5%
  • Благодарностей: +192
  • Пол: Мужской
Первую прочел почти с интересом, вторая-третья читалась в течении года, когда больше ничего не было, а четвертую прочитал за пару дней. Вроде и слог хороший, сюжет присутствует, интрига есть, но не вызывает положительных или отрицательных эмоций. Читается как отчет о проделанной работе, технический справочник и т.д., а не художественная литература. Пятая вроде пошла нормально. Будем посмотреть. Брат иногда читает, а в основном слушает аудиокнигу с удовольствием.  Выложившему моя благодарность.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       - На озере слухи о тебе ходили нехорошие, - не дождавшись ответа, произнёс Гхаз-Баг. - Хвала милосердному Великому Духу, они не оказались правдивыми. Начни с рассказа о путешествии по империи людей, мальчик. Где-то там, в Пограничье, тебя и убили, по словам уважаемого Гварда.
       - Когда-нибудь я расскажу о моих злоключениях, почтенный Гхаз-Баг. К сожалению, сейчас дорог каждый вздох. А о том, откуда во мне Предвечная Тьма, тебе лучше расспросить уважаемого Трон-Ка.
       Немного слукавил, но в целом обрисовал всё чётко, дабы не возникло лишних вопросов. Таинственный мастер-теневик Трон-Ка возглавляет отряд убийц-скрытников у Водяных Крыс, являясь третьим лицом у Водяных Крыс. Он может объяснить причины произошедших во мне изменений. Вопрос в том, станет ли колдун распространяться о секретах собственной специализации с посторонним гоблином, пусть и главой дружественного клана? Думаю, пошлёт Трон-Ка бельбена лесом. В худшем случае спросит, с какой целью интересуется подземный житель, затем чикнет ножом по горлышку, и в колодец, рыбам на прокорм да одержимым всяким. Родичам покойного соврёт о несчастном случае или происках врагов, с него станется.
       Бельбен умом не обделён и, зная репутацию нашего шамана, с расспросами к нему не полезет. Здоровье дороже.
       - Спрошу непременно, - представляю сдвинувшиеся брови бельбена, для него тема моих изменений закрыта. - Если встречу. - Зачем гоблину видеться с самым эффективным убийцей в племени? От командира озёрного спецназа предпочитают держаться подальше, справедливо рассуждая, что чем меньше внимания скрытника вызываешь, тем лучше. - Досточтимый Трон-Ка нечастый гость в нашем благословенном Великим Духом доме.
       Поводов наведаться к вам у шаманюги нет, чему, безусловно, гоблины должны радоваться.
       - Верно, наш юный друг явился к нам не ради беседы? - подтолкнул меня к озвучиванию цели визита гоблин.
       - Идёт война, ненужная озёрникам. Я хочу поскорее завершить её нашей победой, почтенный Гхаз-Баг. Могу ли рассчитывать на гоблинов в борьбе с захватчиками?
       Тишина. Бельбен молчал, явно ожидая продолжения. Сердце его забилось чуточку быстрее, забеспокоился старый. Не бойся, бойцов не попрошу.
       - Мне и моим воинам нужны прокопанные вами подземные ходы.
       Снова продолжительная пауза. Предводитель гоблинов обдумывал требование, отлично осознавая, чем грозит ему отказ от "сотрудничества". Запрети он мне пользоваться тоннелями, и его племя автоматически выйдет из союза озёрников. Чёрному Копью гоблины не сдались, равно и ограм. А, нет, ошибочка. Коротышек тролли иногда используют в качестве рабов и угул-джас. С гоблинами не заключают договоров, они - низшая раса рабов и жертв. Ну, и мясо у них, говорят, вкусное.
       Выбирай, бельбен, с кем ты. Наверняка до сего дня на поверхности никто из твоих подчинённых не был, и о расположении подземного городка враги понятия не имеют. Ты думал переждать, чем кончится война, и потихоньку слинять из араньи, и тут я ставлю тебя в неудобное положение. Мои ребята ведь в случае отказа разозлятся, и о пещерных гоблинах узнает Болотный Отшельник, коли он до сих пор не в курсе, где обитают маленькие землекопы. Кто бы ни победил в войне, ты будешь проигравшим, и с тобой твоё племя.
       - Сколько вас? - спросил Гхаз-Баг.
       - Довольно, чтобы создать неприятности троллям наверху.
       Подумав с минуту, бельбен принял решение:
       - Мы ушли со старого места. Можете ходить по нашим тоннелям вдали от нового поселения. Я дам проводников, пока не освоитесь под землёй. Помнишь о сокровищах древних эльфов, которые просил помочь достать из-под земли? Три четверти драгоценностей, считая артефакты, письмена, свитки - наши.

You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 8. Озёрники

       Я вздрогнул и открыл глаза, вынырнув из вязкого дневного кошмара.
       Очередное пробуждение во тьме и холоде. С натугой я втянул в лёгкие сухой воздух подземелья. Солнце недавно закатилось за горизонт, небо ещё, наверное, не потемнело, поэтому так тяжело дышать и вообще лежать. Темнота давит на череп, в виски частой дробью стучит затихающая боль. Тело неповоротливое, онемевшее и остывшее от долгого лежания. Одежда и подстеленные ветки с сухой листвой ничуть не помогли сохранить тепло. Да и рухнул я срубленным деревом с первыми лучами солнца, несмотря на то, что находился на глубине метров эдак десяти от поверхности земли и от этих треклятых лучей.
       Какая напасть меня разбудила раньше обычного? Как правило, просыпаюсь я поздним вечером.
       Астрал не проверить из-за гоблинской "заглушки", приходится полагаться в основном на слух и обоняние.
       В тоннелях у развилки, где нахожусь, ни души. Ну да, никто не хочет томиться в низких ходах, похожих на норы. Тут ни встать прямо, ни пройти. Гоблинам удобно, они бегают, слегка пригибаясь. Им и биться легко, знай себе коли копьецом и бомбы с зажигательным маслом кидай в неприятеля.
       Горцы с оборотнями переносят убежище плохо. Вчера тролли ворчали и плевались, наёмники скрипели зубами и при первой возможности старались выйти на поверхность к дежурившим дриадам и древням. Клеймёные под землю не спускались, полагаясь на маскировочные плащи и чары скрытности. Перемещаются по аранье они, между прочим, не хуже синекожих.
       На развилке, выбранной мною для сна, просторнее. Отсюда проще добираться до точек выхода, расположенных вокруг Зеркального озера. Гоблины славно потрудились, прокопали обширную сеть тоннелей, переполненных разнообразными ловушками и будто специально созданную для диверсионной деятельности. Единственный недостаток - диаметр ходов, рассчитанный на коротышек и усложняющий наше передвижение.
       Куда все, демоны подери, подевались?! Командиру одиноко, новости узнать не у кого.
       Шумно выпустив из лёгких воздух, я поднялся с импровизированного ложа.
       В колени уткнулся влажный прохладный нос. Акела, вот кто в беде не бросит и не улизнёт, сославшись на тесноту тоннеля. Ха, белому волку в подземелье самое то, ростом он с гоблина, что ему не мешает свободно носиться по ходам и крутиться, гоняясь за собственным хвостом.
       - Пойдём, дружище, подышим свежим воздухом, - потрепал я за ушами Акелу и, согнувшись в три погибели, нащупал у изголовья лежанки копьё.
       От руки по телу разлилось тепло, прогоняя тяжесть прошедшего дня и очищая сознание от остатков кошмаров. Не помню приснившегося, просто уверенность - ничего хорошего бог снов не послал. В миг пробуждения меня точно из ледяной болотной жижи выдернули.
       Родичи Акелы поприветствовали меня тихим ворчанием. Волки пошли со мной рядышком, касаясь боками моих ног и рук. Не зря моих пушистых друзей называют на севере белой смертью, шагов их почти неслышно. Отойди они на метр, и очутишься в тишине, об атаке узнаешь лишь в момент смыкания клыков на горле.
       Восемьдесят шагов прямо, поворот. По выступам на потолке, служащим знаками для ориентации под землёй, я убедился в правильности выбранного направления. Через полторы сотни шагов по извилистому тоннелю крутой подъём по выдавленным в глине ступеням, снова поворот, идти до упора, игнорируя боковые ответвления. Помню-помню, Гродак, твою лекцию по расположению ближайшего выхода.
       В конце тоннеля наткнулся на глухую стену. Встав точно под ней, упёрся плечами в потолок. Надо мной заскрипело, и в открывающееся отверстие подул морозный ветерок, сверху упала хлипкая деревянная лесенка, стукнув нижним краем о твёрдый пол.
       - Прошу на выход, - подтолкнул я волка и шагнул за ним, выпрямляя спину.
       Лесенка завибрировала от ступающих по ней лап. Нет уж, подожду. Рассчитана конструкция на малый гоблинский вес, сломаем, чего доброго. Перед бельбеном отвечать за порчу имущества неохота.
       Я поднялся по прогибающимся ступеням за исчезнувшими в проёме волками. Охх! Открывшийся мне на поверхности астрал ошеломил богатством ощущений, словно в тёмной комнате отворили дверь, и оттуда хлынул поток слепящего света. На несколько минут я выпал из реальности физического мира, фиксируя бессчётное число аур, эманаций и течений айгаты.
       - Повелитель?
       Шёпот дежурящей у выхода дриады показался оглушительным рёвом водопада. Я сконцентрировался на звуках и запахах зимнего леса. Постепенно астрал и физическая реальность срослись в неразрывное целое, дополнив друг друга и создав для меня подробную картину происходящего.
       Вершина холма, усеянного громадными валунами. Вокруг высоченные сугробы. Подо мной раскинулась аранья, на юге граничащая с озером, на берегу копошатся мелкие духи - стихийные и лоа. Мирно спят деревья. Со мной дриада и древень, в радиусе километров пяти больше никого разумного. По идее, у озера положено быть дозорным постам троллей. Они как бы есть, и их как бы нет - слабенькая, еле уловимая аура синекожих в определённых зонах имеется, явно не принадлежащая живым. Скорее, предметы троллей, простенькие постройки, почему-то брошенные.
       На краю зоны астрального восприятия мелькнула аура оборотня. Волколак, его трудно отличить от зверя. Разгуливает по берегу, на открытой местности. С ним десяток таких же разумных. Занятно. Дисциплинированное подразделение вроде, профи, и ведут себя, точно туристы на пляже курорта, ходят, разглядывают красоты природы. Хоть построение правильное, прикрывают друг друга.
       - Геста, у тебя зрение получше моего, видишь вон там, - я указал рукой дриаде направление, - оборотней?
       Девушка повернулась, застыла, верно, всматриваясь вдаль, и ответила:
       - Да, повелитель. Наёмники. Осматривают лагерь синекожих.
       Тролли ушли? Да быть того не может!
       - Геста, поясни, пожалуйста. Лагерь племён, осаждавших озеро, опустел?
       - Да, ранним утром. Тролли даже ловушек, по-моему, не оставили. Вдруг снялись с места и потянулись на юго-восток.
       В леса Чёрного Копья. С какого перепуга? Получили весть о разгроме в Пограничье, встревожились из-за подхода подкреплений к озёрникам и решили не рисковать? А то ведь соседи воспользуются бедственным положением и захватят селения племени, женщин уведут, стариков с детьми вырежут по традиции завоевателей. В результате разбитое воинство Болотного Отшельника обречено на позорную участь бездомных кланов.
       Плюс имперцы в состоянии ударить с севера. Армия, собранная по приказу императора с целью освобождения Пограничья, покончит с обескровленными племенами и осуществит мечту торговых гильдий - очистит северный Ксарг от синекожих, открыв доступ к редким товарам. Граница империи передвинется, люди счастливы.
       С Водяными Крысами не станут возиться. Сборную солянку из кланов разных рас попросту сметут, словно щётка мусор. Зачем торговцам аборигены? В роли дешёвой рабочей силы, и то вряд ли, плохие из троллей рабы, постоянно мятежи поднимают, слишком свободолюбивы. Проще вырезать под корень, чтоб не мешали бизнесу, и переселить сюда люд из Пограничья.
       Закончится завоевание известно чем. С юга подопрут тролли и, помаленьку расшатав защиту империи, отбросят самоуверенных людей за Громовую реку. Так было не раз.
       Всё-таки кажется мутным мне уход троллей. Будь я Болотным Отшельником, сперва понаставил бы ловушек на месте лагеря, лоа напичкал бы, одержимыми, сюрпризы неприятные устроил, дабы озёрники не надумали кинуться в погоню. А то выглядит спешное отступление натуральным бегством. Зораг-Джин пожертвовал авторитетом лидера и великого шамана. Ради чего?
       Надо проследить за уходящей ордой до её распада. Если племени ничто не угрожает в краткосрочной перспективе, воины кланов разойдутся по своим селениям. Удержит орду только общий враг, вторгнувшиеся в дом Чёрного Копья.
       Дриады с древнями дежурят у выходов из тоннелей, наблюдая за неприятелем и сообщая Смуглянке как моей заместительнице о действиях синекожих по мыслесвязи. Поскольку партизанская война отменяется, дозоры урежу вдвое. На днях вовсе уберу.
       - Геста, возьми двух девчат и догоните троллей. Присмотрите за ними, через три дня пришли ко мне сестру с докладом. Ещё через три направь к Зеркальному озеру вторую, спустя седмицу иди сама. Я хочу знать, не обманывает ли нас Болотный Отшельник. Увидите разделение орды на небольшие отряды - возвращайтесь. Заметят вас - немедленно возвращайтесь. Повернут к озеру - срочно отправь сестру ко мне. В бой старайтесь не ввязываться.
       - Слушаюсь, повелитель! - О, сколько гордости в голоске.
       - Не зазнавайся, Эстер по-прежнему старшая над вами. За синекожими идёшь ты, потому что у тебя полон запас айгаты. Выбери в помощницы сестёр, у которых примерно столько же духовной и жизненной энергии.
       - Да, повелитель. Я поняла, - тише произнесла Геста.
       - Наткнёшься на Авариэль, передай, пусть придёт ко мне. Я буду в брошенном лагере троллей. Ступай.
       Зашелестело, и аура дриады полностью слилась с аурой земли. Не производя ни звука, девушка удалилась.
       Я сошёл с холма по ложбинке меж валунов, будто специально проделанной для спуска. По рассказам Гварда, раньше здесь стояли идолы, коим поклонялись тролли задолго до возникновения современных племён. Во время одной из войн идолы разбили на куски и раскидали по холму и берегу. Озёрники, тем не менее, не прекратили поклоняться им. Ежегодно в ночь тройного полнолуния на холме собираются ведьмы тролльих кланов и совершают непонятные для мужчин обряды.
       На берегу было пустынно. Болотный Отшельник увёл воинов, наплевав на возможный "хвост". Наверняка разослал духов проводить разведку и прикрывать тылы отступающей орды, не дурак же, хотя и не устроил нам "подарка" в виде ловушек в лагере.
       Чем дольше прогуливаюсь по берегу, тем сильнее чую подвох. Как бы не пришлось столкнуться с бедой большей, нежели орда троллей. Кто представляет опасность для военного союза племён? Не одно Чёрное Копьё ушло, с ним Мёртвые Медведи и куча мелких. К ним домой общий враг нагрянул. Стихийное бедствие? Врата в Серые Пределы распахнулись, а то и того хуже, в Бездну? Не очень-то и фантастические варианты в Трёхлунье. Подобное бывало в истории. Крайне редко, в единичных случаях.
       С другой стороны, союзникам Болотного Отшельника самим делать у озера нечего. Не взяли остров совместными усилиями, не возьмут и в одиночку.
       - Арвак, - негромко окликнул меня подошедший командир наёмников.
       Оборотни не торопясь обступали нас. Вдалеке, разбившись по двое-трое бойцов, находящихся на значительном расстоянии друг от друга, обходили брошенный лагерь горцы.
       - Да, Тайбер, - отозвался я, поворачиваясь.
       - Тролли углубились в лес. По словам Авариэль, ловушек они не оставили. Что прикажешь? Мы не против нагнать синекожих и напасть на них. Немножко куснём и отступим.
       Судя по тону, беорн ухмыляется. Оно ясно, трофеев парни набрали чуть, ожидали-то разорения деревень и богатой добычи, вместо чего похоронили бойцов, не получив ровным счётом ничего сверх стандартной платы за услуги.
       Завершение осады озера означает выполнение контракта. Отпускать наёмников не хочется, а надо. Задержатся они только при условии дополнительной награды за труды.
       - Для вас у меня другое задание. Отдохните денёк-другой здесь, и двинемся в леса северных племён, чьи воины почти поголовно истреблены под Веспаркастом. Селения без защиты здоровых мужчин, опытных шаманов кот наплакал, так что они станут лёгкой добычей.
       Кабы не империя, был бы замечательный расклад. Сжигаем энное количество деревень наших северных соседей и выжившему населению предлагаем присоединиться к Водяным Крысам. Отказавшихся вырезаем, занимаем бесхозные леса, прирастая новыми кланами и охотничьими угодьями, начинаем сотрудничать с имперскими контрабандистами и торговать.
       Ах, мечты, мечты!
       Переговорю с Гвардом об имперских амбициях. Может, посоветует чего. Человек он по меркам Пограничья солидный, со связями, глядишь, избежим тотального истребления.
       - Мы тут походим ещё и встанем у устья реки, - уведомил Тайбер.
       Правильная позиция. У речки застать врасплох наёмников, выставивших охранение, задача трудновыполнимая. С двух сторон местность просматривается.
       - В деревушке? - уточнил я.
       - От деревни пепелище одно. На пригорочке над рекой тролли дозорный пост обустроили, там и встанем. Понадобимся - пришлёшь вестового.
       Лагерь троллей тянулся вдоль берега, начинаясь примерно в сотне шагов от кромки льда, и делился на три части, между которыми находились дозорные посты. Так обеспечивалось непрерывное наблюдение за озером. Повсюду валялись предметы, носящие отпечатки аур бывших владельцев. Изредка попадались кожаные бурдюки, служившие подстилкой ветхие шкуры и сломанное оружие. Кое-где торчали наполовину разобранные шатры вождей - каркасы из веток и жердей, напоминающие оголённые хищниками рёбра животных. Унылая картина. Горцы с оборотнями искали, чем поживиться, выгребая из останков лагеря всё, имеющее маломальскую ценность - дырявые шкуры, забытую впопыхах утварь. В хозяйстве сгодится.
       Жизнь в аранье и водах под толщей льда оцепеневшая, неподвижная, токи жизненной энергии едва ощутимы. Ненормально это. Местность истощена, вольготно себя здесь чувствуют лоа, а деревья, к примеру, на последнем издыхании. Рыба в озере, и та еле живая. Будто упыри пировали. В лагере полно холодных пятен, где проводились ритуалы колдунов. Возможно, в них причина истощения местности. Болотный Отшельник, работая с лоа, транслировал жизненную энергию в Серые Пределы.
       - По лесу вокруг озера целые вымороженные поляны, - застала меня Смуглянка за изучением одного из таких пятен. - Деревья, трава, земля - всё умерло. Шаманы открывали Врата Миров, призывая свиту покровителей из Серых Пределов, и приносили в жертву кроме разумных и зверей ткань реальности в радиусе полусотни шагов. Не ступай на пятна, рискуешь провалиться в мир духов.
       - И надолго нам такое счастье привалило? - я на всякий отошёл от покрытой инеем проплешины, в центре её истекало айгатой углубление от переносного тотема-жертвенника.
       - Сложно сказать. Зависит от того, сколько энергии перекачали в лоа.
       Вот ведь, натуральные гибляки искусственного происхождения. Не забыть сказать о них Водяным Крысам.
       - Оно убирается? - кивнул я на пятно.
       - Мы с ними боролись очистительными ритуалами и лунными артефактами. Троллям наш способ не подойдёт.
       Угу, синекожие не переносят эльфийской магии. И эльфов, поэтому клеймёным лучше не попадаться им на глаза. И не им одним. Древесники у троллей пробуждают стойкую неприязнь, создания эладарнской культуры всё же. Получается, мой отряд телохранителей нельзя показывать озёрникам.
       А ведь шаманы пронюхают о девчатах поблизости, донесут вождям, и страшно представить, чем закончится знакомство троллей с дриадами. В лучшем случае от меня отрекутся, изгнав, в худшем прольётся кровь.
       - Разведчики доложили только что о разделении Орды. Синекожие расходятся по своим лесам. Ты думал о будущем после войны? - неожиданно сменила тему Смуглянка.
       Отлично! Значит, проблемы исключительно у Чёрного Копья.
       - Спасибо за новость, без тебя я бы ждал известий несколько дней, - улыбнулся я. Война таки завершена!
       Встаёт вопрос о том, кто куда подастся. Передо мной встаёт остро, ибо девчат с древнями бросать не собираюсь. Следовательно, у Водяных Крыс я погощу денёк-другой и уйду, забрав с собой по меркам тролльей лесной войны отряд, сопоставимый по численности с группой воинов крупного клана. Горцы, древесники и оборотни пойдут со мной. Мечты об усилении племени горными троллями накрылись медным тазом.
       Древни до лета отдохнут в городе дварфов Куркембе, оберегая детвору, горцы навестят родню в Седых горах, я с дриадами нанесу визит мессиру Арнальдо де Виллано на Брадосе.
       Выяснив, чего хотят Ночные Охотники, и забрав Лильку, - подсказывает мне чутьё, разрешится с ними конфликт - зачищу куркембские шахты, о чём просили дварфы, получу вечный вид на жительство. Ну, а коли не улажу разногласия на Брадосе, не придётся ни о чём беспокоиться.
       - Твои ребята вызнали, куда святоши Крылатого Единорога увезли Лунную Слезу?
       - В крепости она на озере Тельперинг, где же ещё, - фыркнула Смуглянка. - Самое защищённое место в королевстве, кладбище древнейших языческих, демонических и прочих артефактов. Но тебе не требуется Лунная Слеза для победы над верховным жрецом. Я тут на днях исследовала твоё трофейное копьё. Оно то самое, о котором сложено немало тролльих легенд. О нем написано и в наших, эладарнских хрониках. Мы прозвали его Майякартом, Убийцей Богов за способность одним ударом убивать высших астральных сущностей. Если верить записям историков, оно с равным успехом разит и духов, и нефелимов.
       - Иными словами, кража Лунной Слезы и её применение против Габрилла отменяются? Правильно понимаю?
       - Ты недоволен, или мне показалось? - вопросом на вопрос ответила Смуглянка. - Нет, ты не понял. Иными словами, тебе не стоит беспокоиться о дополнительном артефакте, ибо энергии твоего хватит с лихвой, чтобы похоронить и верховного жреца, и его храмовников. Должно хватить. На случай недостатка айгаты я использую Лунную Слезу. Вообще-то, я спрашивала тебя о будущем потому, что собираюсь в Тельперинг, и мне важно знать, не угодишь ли ты в моё отсутствие в очередную передрягу.
       Хм. Проклятая война превратила меня в недоверчивого, сомневающегося в людях типа, и во многом вина в том покойного Марна.
       - Ну, это с какой стороны посмотреть. Проведав озёрников, пошуршу в лесах соседних племён, сожгу пяток-другой селений враждебных кланов. Нужно возместить убытки от найма оборотней. Дойду до Вала, а там отпущу наёмников и отправлюсь в путешествие по империи.
       - Решил отвлечься от кровопролития, насладиться прелестями имперских городов и придорожных трактиров? Либо... наоборот? Учинить резню, прикидываясь странником? Скажу сразу: выгоднее всего изображать ищущего исцеления от неизлечимой болезни пилигрима. Стражники не цепляются, простой народ сочувствует, разбойники пугаются. Выучи Символ Веры и основные молитвы. Пригодятся при встрече со священниками и рыцарями. К молящимся у них доверия больше. А если серьёзно, побудь в аранье до моего возвращения. Приду с артефактом, и вместе "попутешествуем" по империи. Я быстренько обернусь, седмицы за две.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       - Решил отвлечься от кровопролития, насладиться прелестями имперских городов и придорожных трактиров? Либо... наоборот? Учинить резню, прикидываясь странником? Скажу сразу: выгоднее всего изображать ищущего исцеления от неизлечимой болезни пилигрима. Стражники не цепляются, простой народ сочувствует, разбойники пугаются. Выучи Символ Веры и основные молитвы. Пригодятся при встрече со священниками и рыцарями. К молящимся у них доверия больше. А если серьёзно, побудь в аранье до моего возвращения. Приду с артефактом, и вместе "попутешествуем" по империи. Я быстренько обернусь, седмицы за две.
       На Брадосе пользу от Смуглянки трудно переоценить, но мне не хочется терять времени на ожидание. Две седмицы слишком долго, столько же времени уйдёт на полёт воздушным судном. И путь до ближайшего лантарского "аэропорта" займёт дни.
       Знать бы, какую штуку задумали выкинуть Ночные Охотники. Скрытница с командой бойцов плюс дриады - древни слишком выделяются в городе - определённо пригодились бы. Шансы на благополучный исход повышаются в геометрической прогрессии. Я отвлеку внимание коллег де Виллано, а Клеймёные освободят сестрёнку, девчата будут на подстраховке на случай большого переполоха, эдакая группа второй линии, которая поможет эльфам.
       - Тебе обязательно именно сейчас отправляться за артефактом? Нельзя ли отложить это дело, скажем, на месяц? Всё равно ты планировала сколько-то седмиц потратить на лесную войну.
       - Что у тебя стряслось? - голос Смуглянки был серьёзен. Она понимает, отрывать её по пустякам я бы не стал. - Рассказывай.
       - Моя сестра, похоже, у Ночных Охотников, и мне известно, где её держат. Вернее, где её искать.
       - Хочешь, чтобы я тебе помогла - выкладывай подробности. Начни с событий, предшествовавших похищению. Хотя... погоди. Ты планируешь вернуться к Водяным Крысам завтра?
       - Сегодня. До утра далеко, успею.
       - Тогда давай перенесём наш разговор о твоей сестре. Я так понимаю, рассказ предстоит длинный, и мы можем задержаться на берегу до утра. Следующей ночью всё обсудим.
       И то верно. Надо всё обговорить толком, не впопыхах, дабы чего не упустить.
       - На острове, - уверенно сказала Смуглянка. - Наедине, когда наобщаешься с троллями.
       - Вряд ли Водяные Крысы отнесутся доброжелательно к Клеймёным. К сожалению, они не так терпимы, как люди.
       - Меня они гнать не станут, - по-прежнему уверенно произнесла Натиэль. - Вот увидишь. Даже не заметят на фоне твоего отряда. Не сам же ты, спаситель племени, пойдёшь?
       Не сам. Оборотням на острове делать нечего, древесники и эльфы там незваные гости. Горцев возьму, пусть с дальними родственниками познакомятся, выпьют вместе за дружбу и международную взаимопомощь. Глядишь, отношения какие завяжутся между горными и лесными троллями.
       - Совсем не думаешь о том, как тебя воспринимают окружающие, - услышал я укоризну в голосе Смуглянки. - Ты отныне не просто ученик шамана, а значимая фигура. Прогнал захватчиков, спас племя, о чём нужно узнать озёрникам. Как до них дойдёт, что именно ты заставил Болотного Отшельника бежать, поджав хвост? Ты же не признаешься, ограничишься вестью об уходе врагов. Твоё возвращение должно быть триумфальным.
       - Зачем, Смуглянка? Мне довольно моего авторитета, я не претендую на циновку вождя и место верховного шамана.
       - Это твоё племя, Санд. Тебе, возможно, придётся вести его в бой, принимать участие в переговорах с имперцами. Да-да, не удивляйся, озёрникам необходимо договариваться с людьми, иначе троллей скопом сожгут боевые маги. Показав себя удачливым военачальником, ты завоюешь уважение у Водяных Крыс. Тебя уже уважают? Значит, начнут восхищаться и любить.
       Вынужден признать, в чём-то Смуглянка права. Неизвестно, как оно повернётся. Не исключено, встретит меня на острове горстка выживших без вождя и шаманов. Куда их деть? Не бросать же на растерзание имперцам и соседним племенам.
       - Подожди здесь, я всё устрою, - сочла моё молчание за согласие Натиэль и растворилась в звенящей тиши зимнего леса.

       Смуглянка устроила возвращение, достойное тролльих героев. Я в окружении белых волков вышагивал по льду впереди оборотней и горцев, выстроившихся буквой "Т". Непосредственно за мной лучшие бойцы несли насаженные на длинные шесты головы синекожих - шаманов, вождей и воинов, участвовавших в штурме Веспаркаста и осаждавших озеро. Клеймёные предусмотрительно собирали "трофеи" на полях битв, а я-то думал, замороженные котелки им нужны для магических обрядов. Отчасти был прав, Смуглянке изначально головы понадобились для призыва духов и последующего допроса.
       Тролли любят обезглавливать врагов. Откромсал кому-нибудь башку, показал соплеменникам, и сразу все поверили: не врёшь, настоящий воин. Вожди коллекционируют головы сильных врагов, количество таких трофеев свидетельствует о могуществе, смелости и силе лидера. Чем обширнее твоя коллекция, тем больше уважают тебя соседи и предводители кланов. А уж шаманы какие охотники до голов, причём любых! В этих сморщенных высушенных комках плоти содержатся лоа, коих колдун натравливает на ненавистных ему разумных.
       Горец справа позади меня нёс растянутую на раме из жердей светлую кожу, на которой было нарисовано схематичное изображение водяной крысы - покровительницы озёрников. Такие у троллей специфические знамёна, на них отличительный знак племени, вроде герба. Шкуру мы позаимствовали у гоблинов, подсвеченная факелом, она видна издали. Остальные наёмники освещали путь наскоро сделанными факелами, тем самым сигнализируя засевшим на острове о нашем приближении.
       Я выступал, заметая длинным плащом из медвежьей шкуры снежок. В правой руке копьё, кажущееся в астрале чёрной трещиной, на левом плече мурлычущая кошка, подчёркивающая мою принадлежность к шаманской братии.
       Смуглянка обещала попасть на остров, не привлекая излишнего внимания, и по-моему, ей таки удастся обвести троллей вокруг пальца. Невозможно, по-моему, заподозрить эльфийку в грациозном пушистом зверьке, до того с ней не повстречавшись. К тому же, я, сколько ни старался, её ауру не распознал. Перевоплотившись в кошку, Натиэль источала в астрал природную айгату, свойственную животным.
       Мы остановились у ленты открытой воды шириной около ста метров. Ледяной панцирь резко обрывался, впрочем, не становясь тоньше. Ледяную массу будто аккуратно срезали сверхострым клинком.
       Кстати говоря, живые на острове ощущаются скверно. На дозорном посту в трёхстах шагах передо мной четвёрка разумных, чьи ауры, подобно мерцающим призрачным огонькам, то пропадают, то появляются на мгновение. Над выступающими из воды и связанными между собой подвесными мостами скалами вьются бесплотные духи ветра и лоа, внизу лениво плавают существа, имеющие в астральном плане мало общего с обыкновенными рыбёшками. Видимо, ихтианы подняли из глубин созданий дедушки Тланса. Маловато защитников, всего двое чешуйчатых, еле ворочающих плавниками.
       В воздухе разлита энергия Зелёной Улитки, покровительницы племени улиточников. Она похожа на взвесь, мягкий туман, затрудняющий астральный обзор. Заглушка, и поставили её тролли. Без подпитки айгатой духа она рассеивается за сутки, а проводниками айгаты служат обычно поклоняющиеся Улитке разумные либо реликвии. Шаманы улиточников замечательные целители, их присутствие повышает шансы озёрников на выживание. Само наличие заглушки внушает надежду на сохранение племени.
       - Смуглянка, что-нибудь видно впереди? - прошептал я.
       "Чёрная громада острова, заслоняющая звёздное небо, и клочки тумана, - немедленно раздался ответ в моей голове. - На ближней к нам скале четверо дозорных лежат. У них амулеты, скрадывающие ауру. Вдобавок, остров окружён барьером, не пропускающим айгату извне".
       "Полагаю, они не единственные живые на острове. Пора поприветствовать их".
       Я жестом подал знак, и наёмники замахали факелами, мол, здорово, товарищи, выходите встречать дорогих гостей. На том берегу зашевелились, о чём сообщила Смуглянка. Кто-то из четвёрки высунулся над камнями, из-за которых велось наблюдение за озером, и группка уменьшилась на шустро уползшего тролля.
       - Ждём, - вздохнул я облегчённо.
       Дозорный, не производя ни малейшего шума, нырнул в озеро, исчезнув из поля моего астрального зрения и подтвердив догадку о двойной заглушке. Тут уж морлоки постарались, придав воде скрывающие айгату свойства. Колоссальными же запасами энергии обладают плавающие внизу твари, раз их ауры просвечивают сквозь водную толщу.
       Минут двадцать мы простояли в тишине, прислушиваясь к звукам ночного озера. Смуглянка на плече внезапно напряглась, не реагируя на мои вопросы, заданные по мыслесвязи. Я тщательно сканировал астрал и не находил повода для беспокойства. Трое со скалы наблюдали за нами, рыбы медленно плавали подо льдом по одной траектории, наводя на догадку о патрулировании.
       Наконец-то вдалеке прозвучал тихий, едва слышимый плеск, и в астрале замерцала дюжина искорок, обозначающих живых разумных. Искры аур теплели, превращаясь в маленькие огоньки жизненной энергии.
       "У твоего племени неплохие гидромаги, - констатировала мысленно Смуглянка. - Им удалось меня запутать. Ненадолго".
       Так ведь природные водники и менталисты. А дедушка Тланс в архимаги годится. Ну, пусть не в архи, но точно в магистры-супремы.
       "Порядок, - убедила меня в полной безопасности Натиэль. - Посланные за нами синекожие не испытывают к нам злости и не задумывают убить нас, на них нет чар. Они устали, у троллей повязки на ранах, морлоки, кажется, в полусне. Ха, любопытно. Притворщики!"
       В пироге по ихтиану. Складывается впечатление, мои рыбоголовые друзья решили прикорнуть, до того неспешно циркулирует в аурах энергия. Зимой они малоподвижны, преимущественно спят в пещерах. Война вынудила морлоков бодрствовать и творить заклятия, что до крайности истощило их.
       "Почему притворщики?" - мысленно задал я вопрос.
       Кошка оглушительно замурчала мне в ухо. Ответ возник на краю сознания, точно далёкое, еле слышимое эхо.
       "Через них на нас обратил взор кто-то сильный. Не могу говорить... Он услышит".
       Догадываюсь, кто тот крутой менталист. Небось, дедушка Тланс нас из своей пещеры прощупывает, используя деток. Они ему транслируют ментальную картинку, он усиливает телепатические способности ихтианов. Рыбоголовые здесь, чтобы проверить, кто мы и зачем явились.
       А если нет, и на острове засада? Вот поэтому за нами следят Клеймёные на берегу и с воздуха. Случись неприятность, из-под небес прольётся огненный дождь, сжигающий живых и мёртвых вокруг меня и Авариэль. Да и сами мы не лыком шиты.
       - Долгих лет, Кан-Джай!
       Нос лодки стукнулся о лёд одновременно с приветствием тролля, давая понять - морлоки признали меня и, порывшись в мозгах моих подчинённых, убедились в наших благих намерениях. Верно, дедушка Тланс принимал решение, он квалификацией повыше покойного Марна, и с теневиками ему приходилось иметь дело.
       Голос вождя озёрного племени Каменных Клешней, молодого Маур-Джакала, вызвал в памяти образ гибкого, низкорослого парня с зелёными лентами татуировок на лбу, шее и груди. У него ещё охотничье ожерелье из зубов пещерного медведя.
       - Славных побед, дружище, - я сжал предплечье Маура, почувствовав на руке его стальную хватку.
       По внешности не скажешь, однако, Маур самый сильный и ловкий охотник в племени. В отсутствие Гварда он приглядывал за мной в моих постоянных вылазках в лес, вместе мы забирались в такие дебри, что вспоминать страшно. Чего только наш налёт на болото туманников стоит! В племени Маура песнь сложили о наших приключениях.
       - Не надеялся тебя снова увидеть, - признался вождь. - Водяные Крысы одобрят твоё возвращение. Нам не хватает воинов и шаманов.
       Не представляешь, насколько, дружище, ввиду грядущих проблем с империей. И радоваться-то нечему, мы с наёмниками вскоре уйдём с озера. Мне позарез нужен Гвард для серьёзного разговора о будущем племени!
       - Мне больно от того, что я не пришёл раньше.
       - Не кори себя, Кан. Так распорядились духи. Садись, мы отвезём тебя и твоих кьёку-чин1 на остров.

       # # 1 В переводе с тролльего - "Старший охотник". Кьёку-чин называют старшего в охотничьем отряде, а также командующего дюжиной воинов.

       Водяные Крысы перестраховываются. Я бы поступил так же. Во мне они, может, и уверены, зато моих орлов видят впервые и доверия к ним не испытывают. Беорна и предводителя горцев изучат под лупой колдуны. Удостоверившись в том, что чужаки не представляют опасности, им разрешат свободно ходить по бережку. На некоторые участки острова, разумеется, не пустят. К примеру, к пещерам морлоков. Стратегически важные объекты, вход посторонним туда воспрещён.
       К тому же, кто такие наёмники? Сложно рассчитывать на верность сражающихся за деньги бойцов после выполнения контракта. Сегодня они боевые товарищи, а завтра могут стать противниками и ударить в уязвимое место.
       Тролли вообще народ недоверчивый. Потому, вероятно, до сих пор Ксарг не завоёван имперцами и эльфами.
       Маур был необычно молчалив и мрачен, совершенно не походя на себя прежнего. Я помню его весёлым, общительным парнем, неунывающим в моменты опасности. Приказав погрузить в лодку мои трофеи, он сел со мной в пирогу и взялся за весло, словно обыкновенный воин.
       На вопросы о потерях озёрников на войне он отвечал неохотно, односложными фразами, но и из них картина складывалась мрачная.
       Водяные Крысы лишились большей части населения. Почти все мужчины погибли, отражая ежедневные штурмы острова, приблизительно половина женщин - те, кто осмелились плечом к плечу биться с мужьями, братьями и отцами против врагов - последовали за ними в Серые Пределы. Никто никогда не наносил столько урона озёрникам. От живших у рек племён, состоявших в союзе с Водяными Крысами, осталась горстка выживших, в основном охотники, при нападении на селения бывшие в аранье.
       Чёрное Копьё напало внезапно. Весть о пересечении врагами границ лесов не успела разнестись, а деревни улиточников и Каменных Клешней уже сожгли, и к озеру вышли передовые отряды, за ними подтянулись огры и шаманы с одержимым зверьём, бестелесными духами и простыми воинами. Водяные Крысы, покинув прибрежные районы, скопились на острове, спалив собственные деревни со всем добром, которое не смогли унести. Поджигали старики, неспособные бегать и сражаться. Дабы не быть обузой, они жертвовали собой, заманивая вражеских разведчиков в огненные ловушки.
       Разъярённое потерями Чёрное Копьё с ходу атаковало остров, использовав тактику, применённую под Веспаркастом. Болотный Отшельник прогадал: Гвард и Ран-Джакал устроили достойную встречу штурмующим. Ледяной панцирь, сковывавший озеро, раскололся под ногами тяжёлых огров, нападающие десятками и сотнями проваливались в воду, где поджидали хищные творения колдовства морлоков, пресноводные акулы, одержимые духом сына Дагона.
       Враги из плоти и крови отступили, не достигнув острова, а вот бесплотные духи сплошной стеной надвинулись на озёрников и... откатились, разрушив защитный барьер, возведённый Гвардом и уцелевшими шаманами Водяных Крыс.
       Враги наступали множество раз. Последний штурм произошёл позавчера. Отражая его, погибла целиком охранная дюжина вождя Ран-Джакала, его самого ранили.
       С такими потерями в лесах побеждённых Длинных Клыков не закрепиться. Недостаточно сил даже для удержания исконных территорий. Ладно, охотиться станут женщины, и племя просуществует какое-то время до очередной войны с соседями. Тут и империи не надо, Водяных Крыс раздавит даже слабый противник вроде обескровленных битвой у Веспаркаста Звёздных Рысей.
       Не отвлеки Болотного Отшельника обстоятельства в родных лесах, следующий штурм мог стать для Водяных Крыс последним. Да и без взятия острова не факт, что озёрники проживут хотя бы год. Без поддержки сильного союзника они обречены на истребление. Шаманов мало, мужчин кот наплакал, женщин вдвое меньше, чем было до войны. А ну Болотный Отшельник, разобравшись дома с проблемами, вернётся? Меня нет рядом, наёмников след простыл, Гвард с имперцами улаживает дела в Пограничье, а то и вовсе в столице. Кто защитит племя? Морлоки? Поражение лишь вопрос времени.
       Явись сюда империя, мучиться совсем не придётся. Рыцари и боевые маги справятся с засевшими на острове синекожими гораздо быстрее, чем соседние племена. Как говаривал персонаж анекдота из моей земной жизни - "жить вы будете плохо, но недолго".
       При упоминании Гварда Маур отвернулся. Остаток пути он не проронил ни слова, сколько я его ни спрашивал о положении дел на острове. Молчание тролля мне жутко не понравилось. Видно, недоволен чем-то, а чем, не говорит, точно в уши воску залили, и не слышит меня.
       Странно. Рассказал же о потерях озёрников, о войне. Услышав о зверомастере, он издал неопределённый горловой звук. Что могло вызвать подобную реакцию, я не понял. И Смуглянку не попросишь покопаться в его мозгах, она соблюдает режим полной телепатической тишины.
       Неужто Гвард чем-то обидел Маура? В горячке боя сказал не то, случайно унизив. Тролли отличаются гордостью и не терпят оскорблений. Стряслось что-то серьёзное. Неспокойно мне от этой молчанки.
       За полсотни шагов до острова мы проплыли сквозь тончайший астральный барьер из повисших в воздухе водяных капель. Концентрацией айгаты купол не отличается, прочность, мягко говоря, у него так себе. Младшего лоа-соглядатая задержит, старший преграду продавит. Зато как "заглушка" сделан на твёрдую четвёрку. Когда мы пересекли барьер, в астрале полыхнули ауры разумных, среди них отчетливо выделилась принадлежащая шаману улиточников, старому Анг-Джину. Он стоял без охраны, не считая десятка мужчин и женщин, вооружённых зачарованным оружием из закромов вождя. Копья и топоры стальные, чары на них нетролльего происхождения, накладывали маги людей.
       Оружие, ранее висевшее на стенах дома Ран-Джакала и используемое его телохранителями, в руках тролл. Всё хуже, чем я предполагал. До моего ухода с озера женщинам не разрешалось брать топоры и копья вождя.
       До чего же переменилось здесь всё. Пару месяцев назад остров ощущался иначе. В астрале скалы будто изгрызены зубами исполинских чудовищ, суша походит на дырявый сыр, покрытый холодной смрадной плесенью - свидетельство атак могущественных сущностей из Серых Пределов. Здесь не должно было остаться живых. Стихийной мелочи - элементалей ветра, воды и земли - почти нет, а разумные уцелели. Смерть оставила сотни обжигающе холодных меток на камнях и в озере. Каждая метка - место гибели тролля и морлока.
       Вместо пристани обломки. Тварь по силе сравнимая со старшим лоа прошлась по берегу, разнося постройки и пятная астрал мерзкой айгатой. Хижины снесены, растительность словно сдуло ураганом. Энергия Серых Пределов окропила скалы, расплылась в воде, обозначая расположение будущих гибляков1. Требуется капитальная чистка, на которую нынче неспособны обессилевшие шаманы озёрников. А затягивать нельзя, чем дольше существуют следы энергетических сущностей, тем выше вероятность проникновения сюда духов и появления нечисти из иных измерений. Айгата Серых Пределов разъедает реальность Лантара, словно кислота, истончает грань между мирами, и в конце концов кто-то с той стороны разорвёт отделяющую живых от мёртвых плёнку.
       - Ай, Кан-Джай, что ж ты натворил-то? - завопил, узрев мою ауру, пожилой колдун улиточников. По мне скользнули чары познания, окутали на миг и распались лёгким пеплом в астрале. - Зачем в Предвечную Тьму вглядывался? Зачем Силу просил?
       Не шаман, а ходячая энциклопедия колдовства. Пожалуй, нет ничего, о чём Анг-Джин не знает хотя бы поверхностно. О чём-то ему нашептали духи в пору его отшельничества, что-то он постиг, обучаясь у учителя и самостоятельно экспериментируя. Мне до него по части знаний, как студенту до профессора.
       - Так получилось, почтенный, - развёл я руками, дескать, извини, ничего не мог поделать, обстоятельства вынудили.
       - Тот, кто научил тебя обращаться к Матери Теней, совершил ошибку. Во Тьме редко находят дорогу обратно. А, чего уж там, что раньше, что позже - все там будем. Одно хорошо: ты теперь сильнее любого шамана озёрных племён. Попробует кто поспорить - покажи ему головы врагов, те, в лодке.
       Люблю старика за прямоту. Ему, прожившему более полувека в добровольном отшельничестве, не нужны интриги, борьба за власть. Он удивительно честен для колдуна и тролля. Анг-Джин и верховным шаманом у улиточников снова стал не по собственной инициативе. Занять должность было попросту некому, ведьма-оборотень всех возможных конкурентов до его прихода в селение убила.
       - Пойдём к Костру Совета, Кан-Джай, - совершив пасс рукой и плеснув на меня тёплой, пахнущей речной водой айгатой, отчего кожу у меня на мгновение закололо, старикан направился к дому вождя. - Расскажешь, почему убралось Чёрное Копьё. Твои воины пусть побудут здесь.
       Я с Кошкой на плече последовал за шаманом улиточников, приказав беорну и горцу остаться у разваленного причала.
       - Те оборотень и горный тролль наёмники или друзья? - не сбивая дыхания, шаман шустро поднимался по серпантину ведущей к жилищу вождя дорожки.
       - Наёмники, почтенный. Они наняты для войны с Чёрным Копьём, а война с уходом Болотного Отшельника, думаю, закончена. Я поведу их жечь деревни Длинных Клыков.
       - С верхушки самой высокой скалы я видел прошлой ночью нападение на лагерь наших врагов, духи поведали об укрывшемся от моего взора. Славную резню ты устроил чёрным, славную! - Колдун вдруг заговорил тише, замедлив шаг. - На своём веку я повидал многое, Кан-Джай. Мне довелось убивать и железошкурых, и рыбоголовых, и огров, биться против аллирских тварей. Ты привёл с собой кого-то кроме оборотней и Детей Гор?
       А ты отлично осведомлён, старый хрыч. Я-то рассчитывал, у Болотного Отшельника от озёрников лагерь занавешен заглушкой, и тут на тебе. Не удивлюсь, если о Клеймёных и древесниках в курсе и дедушка Тланс.
       - Никогда не водись с аллирами, плохая они компания, - изрёк колдун ещё тише. - Ты для них чужак, а чужаков они терпят, лишь пока те им полезны. Запомни, Кан-Джай.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
       Я в курсе, старик. Как и большинство рас Лантара, в том числе тролли, эльфы недолюбливают инородцев. Со Смуглянкой, например, нас связывают деловые отношения, а эльфийскую принцессу Натиэль я хочу вырвать из лап храмовников Карубиала, потому что на меня с её приходом к власти перестанет охотиться жречество. Следовательно, моих близких не будут похищать и убивать. Однако, помимо пользы есть уважение, благодарность, которые завоевать сложно.
       У Костра Совета, традиционно расположенного у дома вождя, собрались выжившие главы кланов, старейшие из охотников и шаманы. Всего аж семеро троллей, из пожилых лишь Анг-Джин, усевшийся по правую руку от раненого предводителя Водяных Крыс. Вождей двое - Ран-Джакал и Маур. Остальные - средних лет воины, малознакомые мне. Ни одного старейшины и лидера клана.
       Где шаманы, Трон-Ка и Гвард? Они входили в тройку влиятельнейших членов племени. Ран-Джакал, несмотря на тяжёлое ранение, возглавляет собрание. Судя по току энергий в его теле, осталось ему недолго. Аура изорвана в клочья, астрал вокруг пропитан эманациями боли. Как тролль терпит её? Ему бы в отключке валяться, под исцеляющими чарами улиточников, в ванной со специальным раствором, а не заседать. Очевидно, Анг-Джин сделал, что смог, на ауре вождя не счесть заплаток из айгаты Зелёной Улитки, и всё равно жизненная энергия вытекает ручейками. Ран-Джакала будто в мясорубке перемололо. С такими ранами не живут. Без старика глава озёрников давно бы скончался.
       Я отгонял упрямо стучащуюся в сознание мысль о гибели зверомастера и теневика. Ну неубиваемые они, чуть ли не бессмертные! Гвард лучший колдун озёрных племён, победивший предыдущего верховного шамана Чёрного Копья. Трон-Ка превосходнейший скрытник, равных ему не было в аранье последние лет сто, он не мог попасться. Наверняка оба на задании от вождя. Да, именно так, они выслеживают Зораг-Джина, потому он и сбежал. Получил известие о том, кого отправили по его душу, и решил не рисковать. Дома у него шансы уцелеть выше.
       Их нет на собрании, но это не значит, что они мертвы. Точка.
       - Долгих лет, славный Ран-Джакал, - поприветствовал я вождя, присаживаясь на расстеленный у костра мех.
       Тепло костра, обдающее мне лицо, показалось жаром. Меня точно сунули в печь, по глазам ударила боль. Я крепче сжал древко, вытягивая из копья живительную айгату, прохладой катящуюся по телу.
       - Кан-Джай, ты ли это? - Вождь вкладывал последние силы в слова. Его голос слегка дрожал, он словно ворочал тяжеленную тушу трёхрога.
       - Я, Озёрный Владыка.
       - Анг-Джин, он говорит правду? - последовала продолжительная пауза, очевидно, шаман подтверждал мою личность, и Ран-Джакал, наконец, продолжил: - Ты уходил учеником шамана, не знавшим войны. Вернулся настоящим воином, с отрубленными головами битых тобою врагов, колдовским оружием и собственным отрядом. Где ты сражался, Кан-Джай?
       - У большого каменного дома железошкурых за Громовой рекой. От моей руки полегли верховные шаманы и вожди Длинных Клыков и Красных когтей. Я убил величайшего воина Чёрного Копья и забрал священное оружие его племени. Никто не устоял против меня на поле боя.
       - У него в лодке головы Рак-Джакала и Лар-Джура. И копьё он держит то, чьё имя взяло себе племя наших заклятых врагов. У меня нет повода усомниться в Кан-Джае, - буднично так высказался колдун улиточников.
       Послышалось оханье, кто-то из сидящих восторженно цокнул языком, кто-то неприязненно хмыкнул. У редкого героя подобный список поверженных противников. Трое вождей в одной битве, причём Рак-Джакал прослыл искуснейшим воином северных племён Ксарга, колдуны, не считая клановых лидеров, рядовых шаманов, коих покрошено мною наверняка немало, и старейшего лоа. За того червяка вообще положена слава в веках, выраженная в тролльих песнях и имперских хрониках.
       - Громкие слова и дела, - в голосе Ран-Джакала добавилось хрипа. - Кабы знал, какого героя обучил, оставил бы тебя на озере. Глядишь, ты бы обзавёлся головой Болотного Отшельника, и нам не пришлось хоронить стольких родичей. Анг-Джин, чёрные точно убрались с озера?
       - Да, владыка. Они бегут на закат. Несутся без оглядки сквозь буреломы, ровно бешеный карод.
       - Чего эти отродья испугались? Нашего Кан-Джая? А, Кан, не знаешь?
       - Вряд ли враги ушли из-за страха передо мной. Что-то случилось в их лесах.
       - Беда наших врагов нам на руку. О ней поговорите, когда уйду к предкам. Залижите раны, наострите копья и топоры перед следующей битвой! И молите духов, чтобы она состоялась летом. В тёплой воде морлокам и сыновьям Дагона сражаться легче, а гоблинам по весне сподручнее рыть подземные ходы и волчьи ямы. Пока враг далеко, и не взошло солнце, воздайте хвалу духам покровителям! Да услышат они наши молитвы.
       - Я проведу благодарственное жертвоприношение по окончании Совета, - произнёс Анг-Джин. - Поторопись, владыка, тебе отведено мало времени, сила благословений Зелёной Улитки и Водяной Крысы скоро иссякнет. Говори, о чём хотел.
       Вождь раздосадовано рыкнул.
       - Не напоминай, старый! Плесни кераца с зельем в чашу, и слушайте. На рассвете я уйду к предкам. Мой сын унаследует власть над племенем, и обучит его править Маур-Джакал. Тебя, Маур, я вижу воспитателем моего сына и защитником племени. Через двадцать зим, когда луны выстроятся в ряд, затмив дневной свет, вы изберёте следующего Озёрного Владыку, если на то будет воля великих духов.
       - Да будет так, - согласился молодой вождь, ему вторили голоса собравшихся.
       - Попробует кто-то предать меня, отобрав власть у моего сына, вернусь из Серых Пределов и покараю ублюдка, клянусь моим именем!
       - Мы услышали твоё слово, - слитно громыхнули тролли.
       - Как быть с верховным шаманом, владыка? - задал вопрос незнакомый мне воин средних лет, пышущий жизненной энергией. - У озёрных племён, не считая рыбоголовых и старика Анг-Джина, осталось лишь несколько неопытных учеников и колдунов, не пришедших сюда из-за ран. Неизвестно, выживут ли они. Выбирать не из кого, а нам нужен тролль из нашего рода. С чужаком обожглись, хватит.
       Во мне будто образовалась чугунная гиря, чёрная, тянущая вниз мысли и чувства. Мир пошатнулся раненым буйволом-трёхрогом, восприятие энергий дало сбой, на удар сердца ауры собравшихся смазались и превратились в сплошную невыразительную массу.
       Почему троллям нужно избрать верховного? Мысленно я обругал себя. Надежды развеивались предутренним сумраком полд лучами солнца. Проклятье, словно дурной сон. Я опоздал, в Бездну Зораг-Джина с его племенем, опоздал на помощь другу! Гварда больше нет, демоны дери Чёрное Копьё и проклятую войну!
       - Ты забыл об ученике Гин-Джина, сидящем напротив тебя, Громовая Глотка, - донёсся точно издалека голос пожилого колдуна. - Хотите знать моё мнение? Я стар, учеников обучу самое меньшее за восемь - десять зим. Если, конечно, найдутся ученики, и я не помру до окончания обучения. Вот тогда и следует выбрать верховного. Или отбросьте традиции, как сделали, доверившись Гин-Джину.
       "Обожглись", "доверившись Гин-Джину". Слова сплелись в отвратительную и неприемлемую фразу. Зверомастер служил племени, рисковал ради него жизнью и посмертием, убивал врагов синекожих. Почему - "обожглись"?
       - Разве учитель в чём-то провинился перед племенем? - вырвалось у меня.
       - Анг-Джин, расскажи ему, - приказал вождь.
       - Ай, чего рассказывать, - тяжко вздохнул шаман. - В разгар войны владыка послал колдуна Трон-Ка во вражеский лагерь разведать, скольких и каких одержимых притащил с собой болотный отшельник. Нашего шпиона и всех его учеников поймали и поутру, привязав к столбам на берегу озера сырыми кожаными ремешками, напустили им в печень ледяных блох. Гин-Джин пообещал отомстить, переплыл на тот берег вечером того же дня. С тех пор мы его не видели.
       - Он мог пасть от чар и духов, не прорвавшись через окружение. Зачем пренебрежительно отзываться о нём?
       - Дослушай, Кан-Джай. Через две седмицы мы отловили воина Чёрного Копья. Он нам рассказал, мол, повстречал твоего учителя, знаменитого Гин-Джина, за Валом. Шаман нёсся верхом на саблезубе на полночь, к большому каменному селению1. Минуло три седмицы, и нам попался тролль, утверждавший, что видел зверомастера с железошкурыми, уходившими из захваченных людских земель.

       # # 1 Большое каменное селение - в понимании троллей город, построенный из камня.

       - Если учитель был в Пограничье, значит, он искал помощи у людей. За годы он доказал свою храбрость и преданность Водяным Крысам. Благодаря ему озёрники объединились и выиграли в войнах с соседями. Не вижу причин обвинять его в чём-то. И к тому же, кому вы поверили - нашим врагам?!
       - Пленные не врали, Кан-Джай, - голос старого колдуна полнился сожалением. - Спроси у старейшины рыбоголовых. Он подтвердит.
       - То, что Гин-Джин был за Валом, ещё не свидетельство его трусости и предательства, - подал голос незнакомый тролль. - Он сражался за наше племя в войнах, казавшихся безнадёжными, и приносил нам победу. Он спасал нас и наших детей много раз от врагов куда сильнее него. Гин-Джин смел и хитёр. Не верится, что он сбежал.
       - Гин-Джин трусливо бросил нас, - взревел названный Громовой Глоткой синекожий. - Предатель!
       Я с огромным трудом подавил в себе желание немедленно ухватить синекожего за бычью шею и сдавить до хруста, ломая гортань и позвоночник. Чем бы ни руководствовался Гвард, он не предавал племя. Играть, запутывая противника, в стиле зверомастера, хотя со стороны его поступки могут показаться неподобающим поведением. Наверняка он искал помощи у имперцев, возможно, вписывая озёрников в планы по захвату торговыми гильдиями территории южнее Крессова Вала. Он почти всегда преследует ряд целей.
       - Я очень хочу убить тебя, Громовая Глотка. Лишь уважение к владыке Ран-Джакалу сдерживает меня. Однако, если ты ещё хоть раз раскроешь свою гнилую пасть, клянусь моим именем, я вырву из неё твой поганый язык вместе с внутренностями.
       Тролль запыхтел, задыхаясь от гнева. Распространяющиеся от него эманации захлестнули ауры участников Совета. Удивительно злой тип, боящийся колдовства и меня, причём злости и страха у него поровну.
       - Не горячись, Кан-Джай, - вступил в разговор Маур. - Давно ты знаком с Гин-Джином? И года нет. Откуда тебе знать, каков на самом деле зверомастер? Ты знаешь о нём гораздо меньше, чем я и любой из нас, кроме почтенного Анг-Джина. Важно вот что: ты с нами, на острове, и привёз полную лодку голов наших врагов, а Гин-Джина, едва узнавшего об участи Трон-Ка и покинувшего нас, нет с нами.
       - Я найду учителя и раскрою причину его исчезновения, клянусь моим истинным именем!
       В голове сложился план действий. Прежде всего спрошу у дедушки Тланса о троллях, якобы видевших зверомастера в империи, затем постараюсь найти следы в астрале. Не найду сам - Смуглянка поможет. Завтрашняя ночь обещает быть насыщенной.
       - Не торопись, Кан-Джай, - услышал я тяжело дышащего вождя Ран-Джакала. - В края железошкурых всегда успеешь уйти. Ты сейчас нужен племени здесь. Нам недостаёт шаманов. Отложи злость и займись укреплением острова. Как ученик верховного шамана ты наследуешь дом Гин-Джина и его вещи. Послезавтра, на восходе Белой Матери, колдуны кланов сойдутся, чтобы избрать верховного. Хочешь - приходи. Гин не успел объявить тебя шаманом, да не беда, старый проведёт ритуалы, и ты сможешь участвовать в собрании.
       И претендовать на пост главного шамана озёрников. Ран-Джакал не сказал этого, но мои недоброжелатели возмущённо запыхтели. Вождь озёрников, по сути, предложил человеку возглавить всех шаманов племени! После случая со зверомастером многие воспринимают позицию владыки в штыки.
       Придя на выборы, я впустую потрачу драгоценные ночные часы. Во-первых, мне не с руки взваливать на себя обязанности верховного именно сейчас. Необходимо покончить с Зораг-Джином, наведаться поскорее на Брадос, узнать о сестрёнке, потом навестить эльфийских храмовников, параллельно разыскивая Гварда. Дела неотложные и продолжительные. Во-вторых, меня никто не выберет. Анг-Джин, и тот не поддержит мою кандидатуру. Он с недоверием относится к людям, и никакими заслугами перед племенем старика не переубедить. Вероятно, изберут его, и правильно сделают. Он самый опытный, знающий и сильный среди озёрных колдунов.
       - ...На рассвете пошлите разведчиков за болотным отшельником, - раздавал приказы Ран-Джакал. - Не спускайте глаз с него и воинов Чёрного Копья. Следите за нашими границами на севере и западе. Неплохо устроить набег на Длинных Клыков и Звёздных Рысей, заодно узнать, действительно ли они обескровлены. Кан-Джай, чем займёшься со своим отрядом?
       - Вырезанием Длинных Клыков и сожжением деревень.
       Дальнейшее обсуждение проблем племени запомнилось плохо. Я сидел, обдумывая наиболее удобный способ обойти Клеймёным и дриадам разведку Водяных Крыс, размышлял над незавидной судьбой ихтианов и гоблинов, да и самого племени в целом. Междоусобица почти неизбежна, она навредит всем, кроме наших врагов. Хуже всего - я потеряю дом. От опасений и мрачных мыслей голова отяжелела, вдобавок лепту вносило светлеющее небо, давящее на меня могильной плитой. Звёзды пропадали, луны бледнели, на востоке зарозовел горизонт.
       Извините, почтенные, дальше без меня.
       На прощание вождь Ран-Джакал протянул руку и до хруста сжал моё предплечье.
       - Прощай, владыка, - произнёс я. Не верилось, что сидящий напротив, способный ещё стальной хваткой ломать кости человеку тролль вот-вот уйдёт из мира живых. - Я никогда не забуду тебя.
       - Ступай, Кан-Джай. Отыщешь Гварда, передай ему... А, ничего не говори. Он сам знает. Побольше сушёных голов тебе в дом, верных друзей и ласковых жён. И... не бросай племя, Кан. Оно нуждается в тебе. - Рука вождя сползла с моего предплечья, и Ран-Джакал заорал: - Совет окончен! Бейте в барабаны, тролли! Взывайте к духам погибших, колдуны! Налейте мне кераца, женщины! Я не хочу уходить к предкам трезвым, в тишине! Не плачь, жена. Сегодня умирает твой владыка, так проведи его на тот берег Багровой реки без стенаний!
       К дому зверомастера я шёл с тяжёлым сердцем. Впервые за время, проведённое у Водяных Крыс с начала нашего с Лилей обучения у Гварда я почувствовал себя на острове чужим. Тролли видят во мне не спасителя и не ученика верховного, а непонятное, грозное существо наподобие воплощённого старшего лоа, эдакую живучую нежить. Меня боятся, и вполне обосновано.
       Так или иначе, я помогу племени. Ради выживших друзей и памяти об ушедших в Серые Пределы нужно покончить с Зораг-Джином. Пока он жив, угроза со стороны Чёрного Копья сохраняется.
       Кошка, сидящая на плече, замурлыкала и потёрлась о мою щеку, вроде подбадривая. Нормально, Смуглянка. Отосплюсь за день, и к вечеру буду готов на подвиги.
       При приближении к дому зверомастера раздался щелчок замка и гул отодвигаемого тяжеленного засова, расписанная магическими символами дверь бесшумно распахнулась, впуская меня внутрь. За порогом горбился молчаливый лесной гоблин, эдакий дворецкий Гварда. Я вошёл, и сморщенный коротышка захлопнул дверь, шустро поставив на место засов, залязгал металлическими запорами.
       - Привет, Кьюзак, - устало обронил я, направляясь в кабинет учителя.
       В темноте сел за письменный стол, отворил ящик и нащупал стекло бутылки. Хризалийское, любимое вино зверомастера. Узнай он, что собираюсь сотворить, наложил бы на меня какое-нибудь недельное проклятие попакостнее.
       До чего же тяжко. Хочу уснуть, забыться, а сна ни в одном глазу. Мучиться придётся. Благо, дом окружён коконом астрального барьера, снижающим воздействие светила. И темнота способствует относительному комфорту.
       В ящике звякнул опрокинувшийся от неосторожного движения бокал. Зачем он мне? Пить-то в одиночку. Зубами вырвал пробку и глотнул из горла.
       - Вино не поможет, - лица коснулось лёгкое дыхание Смуглянки, её руки обвили мою шею сзади. Запахло лавандой, точь-в-точь как при нашей первой встрече. - И керац бесполезен. Забудь обо всём.
       Её мягкие губы коснулись моих, унося меня из-под гнёта тяжёлых мыслей и рвущих душу воспоминаний.

You are not allowed to view links. Register or Login

Интерлюдия седьмая

       - Карубиальцы, сами того не ведая, облегчили нам выполнение задачи, - выдохнул Эктарион, обращаясь к стоящей за плечом Мабьянте. Предосторожности были излишни, установленное над холмом, где расположились боевые маги, Зеркало Полуправды надёжно отводило взор живым разумным и астральным сущностям вроде духов-разведчиков местных шаманов. Кроме того, барьер не пропускал ни звуки, ни запахи, ни эманации находящихся внутри. Чтобы обнаружить Проклятых, нужно буквально стукнуться о невидимую преграду, что маловероятно, учитывая ментальное заклятие, отваживающее от холма приближающихся разумных.
       Мабьянта по праву гордилась собственным творением. Оно наиболее близко к совершенному маскировочному барьеру, лучше скрыть присутствие не получится, пожалуй, и у Мастеров Обмана из подземных эльфийских городов. Не таясь, ведьма смотрела сквозь прозрачную плёнку Зеркала Полуправды на простирающееся внизу озеро. Лёгкий ветерок играл её рыжими локонами, в солнечном свете кажущимися сполохами дикого лесного огня.
       Бросив колючий взгляд на Эктариона, совершенно не обращающего внимания на её красоту, она отвернулась, уставившись вдаль. Сколько ламия помнила эльфа, в нём всегда сквозила прохлада. Иногда она удивлялась, почему боги не наделили его даром криомагии вместо таланта метаморфа. Порой он становился холоднее северного льда в глубокую полярную ночь, однако, с ней, Кордом и Нолмирионом маг был мягче, чем с другими Проклятыми.
       С момента гибели Зоната и Шестиглазого Эктарион не прикоснулся к Мабьянте, не проявил ни малейшей теплоты в общении, словно она превратилась из любовницы в обыкновенное орудие для осуществления его планов. Поимка теневика и той светлоэльфийской драной кошки поглотила боевого мага без остатка. Это не нравилось ведьме, и она злилась - на Эктара, на снующих внизу по берегу озера наёмников и прячущихся где-то в аранье Клеймёных, которых не удаётся выследить без Корда и Шестиглазого, на мешавших выполнению задания синекожих, на Сандэра и предательницу эльфийку. На висящий маревом над скалистым островом барьер ламия также злилась, ибо созданный местными умельцами купол оказался на удивление хорош и не позволял распознать, сколько под ним засело разумных.
       - Сандэр там, - сообщила ведьма, прикрыв жёлто-зелёные глаза и указав унизанной браслетами рукой на озеро. - Он прекратил скрывать ауру, а барьер не полностью блокирует истечение его айгаты в астрал. Нападём, или мне сперва выследить эльфов?
       - Дождёмся Корда и Нолмириона, - оборвал ламию маг.
       Раньше он был решительнее. Подумаешь, горстка смертных и два мага! Бывало, втроём Проклятые брали штурмом укреплённые города с усиленными магистрами стихийной и ментальной магии гарнизонами. Теневик опасен, но ведь Эктар осведомлён о его способностях, наблюдал за ним во время атаки на лагерь троллей, окружавших озеро, будто саранча. Столкновение с эльфийкой, княжной Клеймёных, принесло знания о её приёмах ведения боя. Убить девчонку не удалось, зато Проклятые узнали, чего ждать от этой парочки. Опасаться следует Сандэра, эльфийка из себя не представляет в бою ничего особенного. Быстрая, искусная во владении кинжалами и ментальной магией, и что? Артефактные ловушки, спасшие её в прошлый раз, нынче не помогут ей. Проклятые обладают великолепной ментальной защитой - благодаря Мабьянте, между прочим. А в скорости Эктар ей не уступит. Зеркала ламии эльфийке не преодолеть, Герреб же забросает её своими зельями, их у него много - и создающие облако кислоты, и взрывающиеся, и усыпляющие при попадании на кожу, и отравляющие, превращающиеся в газ, стоит откупорить склянку.
       Просто надо быть осторожными и поменьше надеяться на удачу.
       - Ты ошибся, отослав Ночных Охотников к храмовникам, - проворчала ведьма. - Мы могли отвлечь Клеймёных с оборотнями, разделив теневика и девчонку. Хорошенько поразмыслив, можно было избавиться и от Охотников.
       - Думаешь, скрытники настолько тупы, чтобы идти на верную гибель? Ты же видела их, Мабьянта. Они мастера.
       - Не груби мне. Ты сам допустил оплошность, решив оставить Корда с Нолмирионом, и срываешь злость на нас. Милый, - ведьма положила ладонь на руку эльфа, сжимающую посох. - Не волнуйся. С ними всё в порядке. Корд осторожнее барсука, а твой сын убьёт любого, вставшего у него на пути. Скоро они будут здесь, вот увидишь.
       Эктарион стоял за пеленой маскирующего барьера, буравя взглядом озеро, прямой, точно вытянутая струна.
       - Не явятся к исходу завтрашнего дня - мы с тобой уходим к Веспаркасту. Следить за озером останется Герреб. Снабдишь его амулетами и возведёшь вокруг холма дополнительные маскировочные и защитные барьеры. Вернёмся с Вала и либо соединимся с храмовниками, либо атакуем, когда Сандэр покинет остров. Опрометчиво нападать на него на озере. Нам помешают морлоки и шаманы синекожих.
       - А если, - ламия замерла, закрыв глаза, ощутив астральное эхо мощного разрушительного заклятия, - мы не вернёмся?
       - Тогда Герреб, наконец, освободится от обязательств перед нами. Чувствуешь что-то?
       - Далеко, - ведьма поёжилась, - обжигающий холод. От него перехватывает дыхание. И, - она попыталась неуверенно улыбнуться, - поблизости Корд. Наконец, он добрался сюда.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.