Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Лед -- Меня зовут Синдбад Мореход  (Прочитано 3724 раз)

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #10 : 18-05-2016, 04:03 »
+1
Наконец-то закончилась предыстория, далее начинается попаданство  :D
You are not allowed to view links. Register or Login
  Касим - третий сын садовника, добродушный словоохотливый и смешливый парень на год старше Искандера, сам вызвался сопровождать молодого купца во время прогулок по городу. Это занятие позволяло ему официально отлынивать от нудной и грязной работы по саду и в конюшне. С раннего детства не перегруженный вниманием родителей, он был предоставлен самому себе и его воспитателем стала улица. Казалось не было таких закоулков и злачных мест о которых Касим не знал и куда не затащил потом Искандера. Еще в самом начале знакомства с городом приятели стали свидетелями крупной потасовки в одной из харчевен и Касим даже немного поучаствовал - ловко отправив на пол подскочившего к ним драчуна. По дороге домой Касим предложил изнеженному барчуку за которого принимал Искандера научить его приемам уличной драки чтоб если что суметь постоять за себя. Но самоуверенный купец ответил что и так сможет постоять за себя и в ответ на недоверчивый смешок предложил гиду попробовать сбить его с ног. Более того, за каждое свое падение готов заплатить дирхем. Когда вернулись на виллу Касим уточнил что если он уронит купца десять раз то получит десять дирхем и причем без всяких обид. Получив утвердительный ответ он ринулся в атаку, но аккуратно - не зашибить бы барчука. В результате оказался на земле сам - как это получилось он не понял и снова едва вскочив, бросился в бой. В результате весь двор был подметен халатом Касима, а проклятый купец даже не запыхался. Единственным его утешением было то что он не предложил купцу пари на равных условиях, иначе был бы должен ему просто невероятную сумму денег. В очередной раз, поднявшись с земли и поняв наконец полную бесперспективность своих телодвижений, нехотя согласился что барчук не совсем пропащий боец, но только против безоружных. Размытое движение купца и в сантиметре от глаза Касима останавливается хищное острие необычного кинжала, а от самого барчука повело такой опасностью (а опасность дитя улиц чувствовал сразу и остро), что сбило дыхание и на миг останавливалось сердце. С купцами из Багдада надо дружить, понял Касим, иначе рано или поздно - и скорее рано - твой труп под ближайшей пристанью станет кормом для крабов. В результате проведенных спаррингов несостоявшийся учитель стал учеником.
 
   При наличии денег - а у Искандера они водились - приятелям открылись двери караван-сараев, постоялых дворов и частных вилл, где проводились петушиные и псовые бои со ставками и даже бои гладиаторов. Азартные игры также стали частью их развлечений, шеш-беш и игральные кости изрядно опустошали его карман. Грехопадение юноши достигло даже того что он испробовал вино из виноградной лозы и вне брака познал женское тело.
   Когда Касим узнал что у его друга не было женщин то предпринял все усилия чтобы решить этот вопрос. Несмотря на слабое сопротивление юноши, он затащил его в караван-сарай где танцовщицы за деньги предоставляли подобные услуги. Хозяин борделя - грек полукровка, в приватной беседе затребовал с богатого девственника аж десять динаров. На удивленного такой непомерной суммой чуть подвыпившего ' для храбрости' парня посыпался шквал аргументов. Выходило, что это почти беспорочная дева чья красота могла затмить любую из гарема халифа - да что там мелочится, даже райские гурии ей не соперницы - готова себе в убыток скрасить вечер молодого господина, а он еще ломается. У молодого господина требуемая сумма имелась и он уступил уговорам опытного сутенера. 'Красавица ' оказалась поперек себя шире. Ее увесистая грудь могла без труда вскормить десяток богатырей, вислый живот скрывал причинное место, а спину от подмышек до впечатляющей размерами попы покрывали жировые складки придающие схожесть со спиной гусеницы. Картину завершали сильно подведенные глаза, черные косы до пояса и большой крючковатый нос. Но все это было полбеды - вал исходящих от 'красавицы' запахов просто сшибал с ног. Ароматы дешевых благовоний дополнялись густым запахом пота и кислятиной перебродившей простокваши (Вместо тоника для волос женщины востока использовали скисшее верблюжье молоко) Но бурлящие гормоны Искандера дополнительно подогретые вином затуманили его взгляд и напрочь заблокировали обоняние. То что было дальше парень помнил плохо - но то что было хорошо и это хорошо повторялось и повторялось, он помнил отлично. Окрыленный успехом в приподнятом настроении юноша под утро покинул заведение. Не испортило настроение даже то что при расставании Маида за свое старание потребовала подарок и не сумев отказать, ему пришлось отдариться одним из оставшихся у него самоцветов.
 
   От таких воспоминаний - особенно обонятельных - Краснова едва не стошнило, а тот факт что за это безобразие Искандер отвалил такую кучу денег глубоко возмутил Саню. Сразу вспомнился курьезный случай из своей жизни.
 
   На следующий день после сдачи вступительных экзаменов в медучилище Краснов рассматривая стенд на котором вывесили списки поступивших и другую полезную информацию, увидел приближавшуюся к нему будущею одногруппницу - Алену. На самом деле Алена была монголкой и имя у нее было такое, что его запомнить можно было разве только на спор. Девушка поприветствовала его улыбкой и заглядывая в глаза, спросила.
 
   - Деньги дашь? Сколько дашь?
   Придирчиво осмотрев Алену, Александр подумал '' - Вот сколько бы ты мне не предлагала денег - все равно бы было слишком мало''
   Коротенькие ножки, сравнительно длинное туловище и руки, большая голова. Попы, талии и груди нет, зато есть непомерно большие щеки, которые своим размером могли с успехом заменить попу или грудь. Портрет завершал маленький носик-пуговка, губки-ниточки и небольшие раскосые глазки. Саня был парнем воспитанным и поэтому ответил не то что ему хотелось.
 
   - К сожалению, денег с собой нет, только на проезд до дома. - И торопливо добавил. - Извини, я тороплюсь, на улице меня девушка ждет. - А то вдруг Алена передумает и решит что на первый раз можно и бесплатно.
   Как позже выяснилось, с этим вопросом она приставала ко многим а означал он всего лишь будут ли выдавать стипендию и какая она будет.
 
   Через день посещение борделя повторилось, а потом еще и еще. Маида каждый раз выпрашивала деньги и подарки, юноша не в силах был отказать и карман 'Ромео' стремительно пустел. После очередного посещения 'гурии' он как всегда под утро вместе с Касимом отправился домой. Когда они уже выходили из квартала увеселительных заведений, им перегородили дорогу четверо вооруженных мужчин, еще трое вынырнули из проулка сзади и лишили их возможности отступления. До восхода оставалось не менее часа, но предрассветные сумерки позволили разглядеть лихую семерку. Ничего особенного - обычные городские отбросы, вооруженные дубинками и плотницкими топориками. За главного у них был вооруженный саблей вышибала из борделя и по совместительству брат Маиды. Касим сделал вид что испугался и шагнул назад и в сторону стены, показывая, что собирается ускользнуть в этом направление. Оскалившееся рожи бандитов заслона были ему ответом и сигналом что все внимание троицы сосредоточено на нем. И тут заговорил главарь.
 
   - Искандер мне сестра пожаловалась на тебя - сказала, что ты ее обесчестил. Ты сам знаешь, что за это полагается. Но если ты отдашь свой кулон, я постараюсь забыть обиду.
   Подарить бриллиант отцу юноша не успел, поэтому заказал изготовить из него кулон и стал носить его на шее в память о нем. Когда Маида категорически потребовала подарить его ей - парень рассказал что этот камень для него значит и сколько он вообще стоит. Раад - ее брат - конечно же не собирался оставлять друзей в живых, самое малое что ему полагалось за такое преступление - отсечение правой руки и он это прекрасно понимал. А такой аргумент как поруганная честь проститутки мог рассмешить судью до колик.
 
   - Раад, прошу тебя, не трогай мою память об отце. - Голос парня испуганно дрожал. - А за твою обиду можешь забрать себе мой дом.
   Когда шестеренки в голове вышибалы щелкнули и начали свой первый оборот над обдумыванием такой заманчивой перспективы - он умер даже этого и не заметив. Его сабля, оказавшаяся в руке Искандера, тут же глубоко врезается в бок стоящего рядом бандита. Рывок вправо - пытающийся защитится дубинкой налетчик роняет ее вместе с рукой отсеченной по локоть, а стилет вошедший под ребра завершает дело. Четвертый бандит не дожидаясь расправы, отбросил в сторону свой топорик и перемахнул через ближайший забор. Но видимо на этом его удача закончилась. Судя по громким крикам переходящим в визг и по басовитому рыку бойцовых псов, жить ему осталось недолго. У Касима дела обстояли ненамного хуже. Уловив начало атаки друга, он тоже не мешкая перебил своим кистенем гортань ближайшего громилы (Искандер научил). Этим же кистенем обвил дубинку второго, отвел ее в сторону и впечатал тяжелый бронзовый кастет ему в висок. Когда подоспел купец, Касим пытался подобраться к третьему налетчику, который бестолково, но отчаянно отмахивался топором.... Приятели еще не скрылись из виду, как подоспевшие 'трофейщики' принялись за работу - после снятия с трупов всего более-менее ценного их тела перекочуют под ближайшую пристань где и растворятся в желудках прожорливых крабов.
   Проснулся Искандер после полудня от какой-то суеты. Спустившегося в гостиную парня ожидал сюрприз - приехал дядя Гуфар. Сюрприз оказался неприятным - первое что сделал дядюшка это влепил своему племяннику звонкую пощечину. Как выяснилось позже, мажордом виллы Салех, бывший военный на пенсии и человек глубоко набожный, не в силах был терпеть грехопадения юноши. Но распекать лично своего прямого начальника не посмел, поэтому накатал Гуфару письмо, где сдал парня по всем пунктам и по полной программе. Гуфар естественно бросил все свои дела в Багдаде и немедля выехал в Александрию, постоянно накручивая себя всю дорогу. Разговор точнее обвинения и упреки со стороны дяди продолжались до глубокого вечера. После чего прозвучал жестокий приговор - домашний арест на месяц, выходы в город только в мечеть и только с дядей. Касиму тоже досталось на орехи - отец обломал об него свою палку, а Салех так загрузил работой, что единственной мечтой парня было желание выспаться. Через неделю неукоснительного соблюдения режима племянником дядя сменил гнев на милость и вновь нормально с ним заговорил. Согласно здравым рассуждениям выходило что только безделье послужило отправной точкой к грехопадению Искандера, поэтому дядя решил под своим чутким руководством нагрузить его работой. 'Амира' как раз должна была в течение недели закончить свои обязательства по фрахту. На этом и было построено задание Гуфара. Дав юноше все отправные точки по ценам на товары, стоимостью фрахтов, процентам на кредиты и политической ситуацией в Средиземноморье, он предложил юноше выбрать самостоятельно наиболее выгодный проект. Предоставленный проект Искандера поразил дядю своей продуманностью. По расчетам юноши самым выгодным являлся рейс с полностью своим товаром и с привлечением кредитов на ультракороткий срок. Так что объектом торговли стал Кипр. Свежий урожай зерновых уже обрушил Александрийские рынки, но если поспешить, то на Кипре ещё можно получить старую цену. Возобновившиеся боевые действия с Византией заставят раскошелиться местные гарнизоны - за стрелы, наконечники к ним и другое оружие, военный флот должен с руками оторвать канаты из кокосового волокна а предстоящий зимний сезон поднимет цены на шерстяные ткани. С обратным рейсом надо брать шерсть, оливковое масло, молодое вино и предметы византийской роскоши завезенные на Кипр греками-контрабандистами. С небольшими поправками Гуфара план был принят и разрешен к реализации.
 
  Кипр по средневековым меркам был беспрецедентным образованием, которым управляли на равных условиях и византийцы и арабы. В результате непрекращающихся боевых действий с 603 по 688 годы остров многократно переходил от Византии Халифату и наоборот. Почти вековое противостояние закончилось тем что император Юстиниан II и халиф Абд Аль- Малик достигли соглашения результатом которого и стал своеобразный византийско-арабский кондоминиум. Нельзя сказать что хрупкий мир на острове не нарушался - так в 746 году византийцы с помощью славян очистили Кипр от арабов, а те в 807 году отплатили им той же монетой, заставив Византию, вернутся к совместному управлению островом. Но по сравнению с постоянными войнами на материке такие редкие стычки были не в счет.
 
  Восемнадцатый день рождения юноша встретил на борту готовой к плаванию 'Амиры'. По прямой от Александрии до Кипра было всего сто фарсах (600 км). При попутном ветре 'Амира' могла это расстояние пробежать всего за два-три дня. Но поздней осенью этот путь невозможен. Частые шторма, дожди, моментально меняющие свое направление шквалистые ветры и облачность закрывающая солнце и звезды - единственные ориентиры в открытом море - могли занести судно куда угодно, но только не туда куда нужно. Поэтому шли придерживаясь западного берега халифата и лишь на девятый день достигнув какого-то определенного ориентира в предрассветных сумерках судно повернуло на северо-запад. Как пояснил капитан, повернув с этой точки промахнуться мимо острова невозможно и если все будет хорошо то к вечеру увидим остров. Действительно, когда начало смеркаться, вахтенный на гроте закричал что видит землю. Поскольку определиться с местоположением капитан не успел то куда-либо двигаться в темноте не имело смысла, поэтому отдали плавучий якорь и легли в дрейф. С первыми лучами солнца продолжили курс на сближение с островом. Наконец по характерному двугорбому склону горы место было опознано, и развернувшись на север и мористее - потому что прибрежные воды в этом районе были насыщены множеством отмелей - судно двинулось дальше.
   Когда до Салмана - порта, пункта прибытия - оставалось полдня пути, вахтенный заметил на горизонте парус. Спустя небольшой промежуток времени судя по тому как быстро рос парус стало ясно что движутся он встречным курсом. Капитан на всякий случай поднял отдыхающую смену и усилил наблюдение за горизонтом. Принятые меры тут же оправдали себя - на горизонте вслед за приближающимся кораблем был обнаружен еще один парус, а первый был опознан как византийский дромон (тяжелая парусно-гребная галера - основная единица боевого флота империи вплоть до 12 века). Поворот оверштаг, все весла на воде - гонка-преследование началась. Хотя назвать гонкой данное действие, когда преследователь в полтора раза быстрей и притом их двое, можно было с большой натяжкой, скорее - загон. Единственно на что надеялся капитан 'Амиры' - это успеть добраться до знакомых ему пологих отмелей где осадка шебеки позволит сесть на мель на значительном расстоянии от более крупных и тяжелых дромонов.
 
   Искандер с Касимом расчехлили стреломёт на корме, один из матросов принес вязанку дротиков. Дротики напоминали обычные метательные, только несколько длиннее и раза в три толще, с увесистым стальным острием шириной в ладонь. Дормон уже подошел достаточно близко чтобы хорошо рассмотреть детали корабля. Два латинских паруса, два ряда весел, из мощного форштевня далеко вперед выдается хищный шпирон (надводный бивень для сноса весел противника), сравнительно высокие борта. Боевые площадки на носу и корме несли баллисты и защищенные галереи для лучников, заканчивал картину торчащий из под носовой площадки медный сифон (огнеметное устройство) для метания 'греческого огня'.
   Когда расстояние между судами сократилось до двухсот пятидесяти метров, Искандер начал стрельбу с каждым промахом корректируя прицел - экономить боеприпасы смысла не было, в трюме лежало еще пятьсот дротиков закупленных для продажи. В отличие от баллист противника которые метали тяжелые камни навесом, стреломет юноши бил по более простой настильной траектории, а учитывая резкую качку делать поправку с учетом предыдущего промаха баллисте не имело смысла. Так что получалось парень бил прицельно а византийцы наудачу, которая пока им не улыбалась. Очередной выстрел ушел в молоко так как 'Амира' сильно дернулась зацепив килем дно, минута и снова чувствительное касание, затем налетевшая волна проносит судно еще на метров сорок вперед и почти ласково сажает на мель. На галере резко начинают табанить (тормозить) веслами и убирать паруса, - оказаться частично на мели во время такого волнения на длинном и тяжелом дормоне - смерти подобно. Неподвижная шебека становится хорошей мишенью, но зато и прицел Искандера с неподвижной палубы не в пример точнее. Выбрав безопасное от посадки на мель место, галера продолжила обстрел находясь примерно в ста пятидесяти метрах от сидящей на мели 'Амиры'. Искандер между тем посылал стрелу за стрелой в цель. Сократившееся расстояние увеличило убойность и число точных попаданий, а постоянно меняющиеся матросы лихорадочно вращающие ворот стреломета обеспечивали ему хорошую скорострельность. Тяжелые дротики в хлам разбили защиту от стрел выставленную перед баллистами и заставили замолчать сначала одну а потом и вторую. После чего парень перенес прицел на галерею, насквозь пробивая выставленные щиты, калеча и убивая стоящих за ними лучников. Сильный боковой ветер сносил в сторону их легкие стрелы, делая залпы малоэффективными, а для надежно закрытого сверху и с боков щитами Искандера и вовсе безопасными. Но как известно капля камень точит, и время от времени раздающиеся вскрики говорили о том что очередная стрела нашла свою жертву. Ситуация кардинально изменилась когда подошла вторая галера. Видимо капитаны решили что ценность груза купца не стоит тех потерь которые они уже понесли и понесут еще, но и оставлять безнаказанным такое возмутительное поведение тоже никак нельзя. Первый дормон развернулся к шебеке кормой, где у него остались целыми баллисты, а второй стал к первому лагом (бортом к борту) и обстрел возобновился с удвоенной силой. Только на этот раз баллисты метали не камни, а сосуды наполненные 'греческим огнем'. Пятый или шестой выстрел озарил яркой вспышкой палубу 'Амиры' в районе правого борта, ближе к носу судна. К четвертому попаданию экипаж прекратил свои безуспешные попытки тушения судна и поспешил к заранее спущенной на воду шлюпке. Охваченная пламенем 'Амира' была обречена.
 
   Искандер вел стрельбу до последнего. В живых из расчета кроме него оставалось двое - раненый в ногу матрос, с которым они крутили ворот стреломета и Касим прикрывающий их большим щитом. Сам Касим тоже был ранен - стрела на излете оставила неглубокую борозду на лбу парня. Рана была неопасна, но сильно кровила. Все его лицо было покрыто кровью, а белозубый оскал и горящие боевым азартом глаза делали его похожим на обезумившего демона. Очередной зажигательный снаряд разбился о планшир кормы окатив ее огненным веером. Касим успел переместить щит прикрывая друга от огненных струй, но сам оказался объят пламенем. Щелчок тетивы - дротик отправлен в путь, даже не глянув ему в след, Искандер хватает катающегося по горящей палубе друга и вместе с ним прыгает за борт. Там, вдоволь нахлебавшись холодной соленой водой но не выпустив потерявшего сознание друга, вскоре и был подобран моряками со шлюпки. Почти все моряки ранены или обожжены, а их общее количество составляло едва треть от первоначального состава. Когда шлюпка преодолела полосу прибоя и коснулась берега, юноша обернулся проститься взглядом со своей 'Амирой'. Каково же было его удивление когда он увидел два пылающих факела. Последний его дротик в дребезги разбил готовый к пуску и уже подожженный снаряд. Обожженной огнем обслуге было не до тушения, а из-за дыма и паники никто не заметил что часть горящей жидкости просочилась сквозь настил площадки и охватила пламенем заправленный но не закрытый сифон и стоящий в амфорах запас горючего рядом с ним. Когда через минуту столб огня поднялся выше мачт, желающих тушить корабль уже не нашлось - все ринулись за борт.
   Самым тяжелым из раненых оказался его друг Касим. 'Греческий огонь' нанес жестокие ожоги его голове рукам и груди. Искандер на своих руках донес друга до ближайшей деревни где и разместился на постой экипаж погибшего судна. В течение месяца залечивались раны моряков, а сам Искандер получивший лишь царапины от щепы выбитой из борта попаданием камня, стал кем-то вроде старосты и лекаря. Денег припасенных на портовые и непредвиденные первичные расходы, с избытком хватало на кров и хорошее питание для погорельцев. Простенькие обезболивающие и противовоспалительные средства (на что расщедрилась местная флора) приготовленные юношей, а главное покой - способствовали скорейшему выздоровлению.
   Свободное время парень использовал для обдумывания плана мести византийцем. Ведь получалось что благодаря им он лишился 'Амиры' и виллы под которую был получен кредит на приобретение товаров для продажи на Кипре. А еще смерть его верных людей и как минимум тяжелое уродство друга. Самая удачная мысль на взгляд Искандера - на все деньги его несметных индийских сокровищ построить и оснастить боевой флот с которым присоединится к критской пиратской вольнице и вместе с ней топить флотилии византийцев и захватывать их города. Дальнейшие воспоминания Искандера повергли Краснова в шок и поломали все самые незыблемые его шаблоны - оказывается в это время на Крите была такая пиратская вольница, что Гаити и Ямайка отдыхают в сторонке а Дрейк и Морган выглядели просто мелкими карманниками. В 904г. пираты Льва Триполитанского на двух сотнях галер (а это под тысячу клинков каждая) захватили и разорили Фессалоники (Салоники)!!! Второй по значению город в Византии! Одних только захваченных граждан проданных в рабство было более ДВАДЦАТИ ТЫСЯЧ человек. А морская баталия с привлечением двух-трех десятков кораблей с каждой стороны, была обычным делом в то время.
   Три месяца отсутствия Александрию ничуть не изменили и она с полным равнодушием приняла своих блудных граждан. Перезаложив виллу под более щадящий кредит используя на это активы верфи и кое-как устроив судьбу товарищей, Искандер отправился в Багдад. Касим уверенно шел на поправку но был еще, слишком слаб чтобы сопровождать друга в походе, чем был чрезвычайно опечален. Расставаясь, купец подбодрил парня.
 
   - Не отчаивайся Касим, я скоро вернусь и мы вместе так жестоко отомстим византийцам, что нашими именами они будут пугать своих детей. А денег станет столько, что любой выбранный тобой тесть будет называть тебя красавчик.
   Искандер как в воду глядел - пройдет немного времени и византийские купцы будут вздрагивать, услышав имя бесшабашного пирата - Касим по прозвищу Фантомас.
   В Багдаде юноша первым делом встретился с дядей. Гуфар уже знал какая беда приключилась с 'Амирой' , уточнил - правда ли то что удалось сжечь боевую галеру - подивился услышанному рассказу. Пытаясь приободрить племянника, напомнил, что его отец начел торговую карьеру в двадцать пять лет, а ему нет и девятнадцати и у него есть дядя, который всегда поможет деньгами и поддержит. Хотел еще что-то сказать, но подняв на парня взгляд сразу забыл - что. Вместо ожидаемо угрюмого выражения лица на лице племянника сверкала озорная улыбка.
 
   - Мальчик мой, Искандер! Ты здоров? Чему ты улыбаешься?
 
   - Я просто радуюсь что у меня такой замечательный дядя. - От этих слов сразу разгладились морщинки на лице старика и он польщено улыбнулся. - А еще хочу тебе сказать - деньги мне не нужны, я сам сказочно богат. Ты ведь помнишь какие я самоцветы привез из Индии....
   Юноша рассказал дяде про клад. И про то что одного только золота столько что и силач не поднимет, а драгоценных камней столько что и в ведро не поместятся. Гуфар и верил и не верил, но выслушав до конца рассказ племянника решил что если даже мальчик 'случайно' в два раза преувеличил размер клада, все равно это неслыханное богатство. За кладом решено было отправляется на 'Саффане' как на самом надежном судне. А оно вернется из Индии не раньше чем через два с половиной - три месяца. Как раз за это время можно успеть закончить все важные дела в Багдаде, перебраться в Басру и подготовить там не торопясь попутный груз. Самбук прибыл как по расписанию, пока шли разгрузочно-погрузочные работы сменили потрепанный такелаж и парус на гроте. Через три недели после прихода в Басру, обновленная и полностью готовая к рейсу 'Саффана' взяла курс на восток.
   После того как самбук был полностью выгружен в Пахарпуре, он в балласте вышел из гавани и взял курс вдоль побережья на север. Команде ничего не объясняли, но раздавшийся слушок что это задание Аль-Барид (почтовое ведомство Халифата совмещающие службу внешней разведки) устраивал всех. Судно встало на рейде возле рыбацкой деревушки в пятнадцати километрах от заветного пляжа. Гребцам шлюпки которые доставили Искандера с дядей на берег было сказано, что эта деревня контрабандистов и если они начнут задавать вопросы, то им сразу же отрежут языки. Мера была излишняя - выбранные для поездки матросы ни бельмеса не понимали на санскрите, а для деревенских арабский был и вовсе тарабарщиной. Купцы переговорив с двумя 'контрабандистами' - владельцами небольшой лодки с парусом сшитым из пальмовых листьев (такие паруса используются в юго-восточной Азии до сих пор) - перегрузили на нее шесть заранее приготовленных ящиков и отбыли с ними в неизвестном направлении. К полудню следующего дня 'контрабандисты' доставили купцов с потяжелевшими ящиками на судно, а сами получив расчет, довольные (еще бы - получить за сутки безделья сумму, превышающею заработок за месяц упорного труда) отбыли не попрощавшись. Ящики перенесли в каюту Гуфара которую он делил с племянником и продолжили рейс. Обратный путь в Халифат показался Искандеру очень длинным и однообразным. Чтоб отвлечься, он часто выходил на палубу и работал с такелажем, наравне с другими матросами не уступая им в мастерстве. Когда проходили Цейлон, юноше исполнилось девятнадцать. Далее до самого шторма ничего не менялось - сплошная рутина. И вот наконец финальный аккорд воспоминаний Искандера - очередная вспышка молнии освещает нависшую волну - чтоб увидеть гребень которой, ему приходится высоко задрать голову. Делает порывистое движение чтоб ухватится за фальшборт до которого не более двух метров, но не успевает - страшный удар, звон в ушах, темнота.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #11 : 27-05-2016, 11:47 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
-Искандер, ты что не слушаешь меня? - все также полушепотом проговорил дядя.
 
   - Д я все слышу! Пока шаити гналась за нами - Джабаль, двое матросов и ты перенесли ящики в трюм и расчистили его часть. - Также полушепотом ответил я.
 
   - Ну да. Я вскрыл пайол (доски настеленные поверх балласта) и спрятал сокровища среди балласта (балласт - как правило крупные валуны уложенные между шпангоутами и раскрепленные мелким щебнем и песком), засыпал все песком, потом велел выбросить за борт наполненные щебнем ящики и заполнить грузом свободное пространство трюма.
 
   - Дядя, а зачем ты соврал капитану? У нас же нет торгового дома в Серифе.
 
   - Потому что Сериф всего в трех-четырех днях пути - обещанное серебро того стоит. Вот только оставлять нас в живых он бы в любом случае не стал. Я его узнал - он сын одного из наибов эмира Маската. Лет десять назад мы с Али Аббасом были в доме его отца. Тогда он еще возглавлял местный ал-джунд (служба ведавшая оснащением и вооружением войска) и мы попытались поучаствовать в поставках вооружения. Подарки он принял, но вопрос как помню не решился. Его сыну тогда было примерно лет двадцать пять и представил он его как морского офицера. Так что все сходится - не знаю в каких отношениях капитан со своим отцом сейчас, но влиятельные свидетели его преступлений из столицы ему точно не нужны. А своей ложью я купил несколько дней жизни для себя и возможность побега для своего племянника. Ведь ты говорил, что плаваешь как....
 
   - Эй! Старик! - Голос вахтенного прервал наш диалог. - Тебе что, всегда нужно дать пинка чтоб вспомнил о своих обязанностях?
 
   - Нет уважаемый, уже иду. - Подхватив ведро, дядя поспешил к колодцу. А у меня появилось время подумать.
   Значит так Саня: если ты сейчас не лежишь в психушке, то ты сказочно богат и у тебя такая вилла на средиземноморском побережье, что обзавидуются все члены политбюро. Твоему телу девятнадцать лет и к этим годам ты отправил на тот свет хренову тучу людей. И еще хренова туча людей стоит между тобой и твоим богатством, и жить тебе осталось если не включишь мозги две недели. Вот если попробовать прием Искандера - выбить из суставов большие пальцы кистей рук и освободится от колодки, то до берега я доплыву по любому, но опять же - сокровища и дядя, да и шлюпка наверняка на воде. А если попробовать ночью, по-тихому помножить на ноль бандюганов и увести самбук. Вообще бредовая идея - вдвоем с дядей даже парус не поднять, а чтобы мало-мальски управлять 'Саффаной' нужно человек восемь, никак не меньше, да и дозорные на берегу враз поднимут тревогу. Кроме всего прочего, как подсказывал опыт Искандера - призовая команда не просто бандиты, а в основном бывшие гулямы. Оказалось гулямы - это предтечи янычар, которые еще в детском возрасте (отсюда и название гулям - мальчик, раб) покупались на невольничьих рынках, после чего из них воспитывались умелые воины. Перспективные ученики обращались в ислам и становились свободными, так как по законам ислама мусульманин не мог быть рабом. Гвардия гулямов будучи чуждой коренному населению, была преданна только эмиру, превратившись в действенную силу способную противостоять как внешним так и внутренним врагам. В семье как известно не без урода, и те из них кто потерял свое место в гвардии за различные проступки, по болезни или после ранений пополняли собой различные преступные сообщества. Тот же самый Лев Триполитанский - легендарный пират тоже из гулямов.
   В таком случае остается следующий вариант - ночью, когда будет как сейчас хороший ветер с моря, по-тихому убрать вахтенного, спустить дядю в шлюпку и перерезать якорный канат. Берег - сплошь скалы, и если остальные очухаются нескоро - то самбуку хана, главное хорошо запомнить место где он затонет и дождавшись когда пираты уберутся, понырять за сокровищами вовремя отлива. Если шум поднимется раньше времени, постараться использовать темноту и неразбериху для максимального сокращения трудоспособного коллектива, или просто попытается спихнуть весла в море.
   Из раздумий меня вырвала сильная боль в лодыжке. Зашипев от боли, я поднял взгляд. Ну конечно скалящая рожа Абида (это который с бельмом) наступившего мне на ногу, и такая же довольная физиономия Басма стоящего в полуметре от друга. Не знаю дружили ли они раньше, но сейчас явно сдружились против меня.
 
   - Эй! Зачем ноги подставляешь? - Зазвучал в притворном возмущении его визгливый голос. - Хочешь чтобы уважаемые люди запнулись да?
 
   - А ты сотри соплю с глаза, чтобы лучше видеть. - Я как можно презрительней сплюнул сквозь зубы в сторону приятелей. - А то будешь, как твой дружок с перевязанной рукой ходить и улыбается беззубым ртом.
   Улыбки на рожах приятелей исчезли - словно ветром сдуло, уступив место звериному оскалу. Мгновение спустя на меня посыпались пинки и затрещины. Первым рухнул Басим - пальцы его правой ноги метившей мне под ребра с громким хрустом встретились с моей коленкой. Секунду спустя взвыв в полный голос от меня отскочил Абид - его кулак летящий мне в лицо, со всего маху ударил по массивной дубовой колодке. Но если бы не Фарах, легкими ушибами и синяками я бы в этот раз не отделался. Когда Абид вновь повернулся ко мне, в его глазу горело безумие а в руке сверкнула сталь. Достав свой кинжал, между нами встал Фарах.
 
   - Уйди с моей дороги, или я зарежу тебя и все равно убью этого шакала. - На губах Абида появилась пена, а голос стал глух и дрожал.
 
   - От шакала слышу! - Но на мой выкрик никто внимания не обратил. И тогда заговорил Фарах
 
   - Спрячь кинжал Абид, или ты хочешь чтобы Хасин переломил об колено твой позвоночник? - Голос парня был на удивление спокоен и даже весел. - Ты забыл что бывает с теми кто ослушается капитана?
 
   - Это хорошо что ты вспомнил капитана. - Безумство пропало из глаза Абида, наполнив их холодной злобой. - Про твою жалкую жизнь андоррец, капитан ничего не говорил. А я ничего не прощаю.
   С этими словами бандит спрятал клинок в ножны и с хромающим другом покинул место столкновения. Через несколько минут ко мне подошел Фарах.
 
   - Пойдем драчун я тебя в канатную отведу, а то с твоей дерзостью ты явно до выкупа не доживешь. Не подоспей я вовремя, сейчас бы ты уже остывал.
 
   - Спасибо конечно, но я бы и сам справился. - От такого наглого заявления с моей стороны Фарах заржал. - Нет, конечно без порезов могло не обойтись, но то что остывал бы сейчас он - это точно. А почему он назвал тебя андоррец?
 
   - Ну ты и наглец! Впервые вижу такого хвастуна! - Он еще раз хохотнул, но тут же посерьезнел. - Я родом из Андорры - Кордовия по-вашему, и пока мою семью не взяли в рабство жил там - правда это было давно, я был еще ребенком.
 
   - Да ты выходит испанец!? То-то я смотрю, на араба совсем не похож!
 
   - Не понял! Какой испанец?
 
   - А не бери в голову - это славяне или росы вас так называют.
 
   - Росы? Слышал про россов - что отличные воины и что их царь прибил свой щит на ворота Константинополя (князь Олег в 907 году) Да и ты багдадец больше на франка похож чем на араба.
 
   Ну спасибо тебе, Фарах благодетель - весь мой гениальный план побега накрылся медным тазом. Канатная запиралась на засов снаружи и отпереть ее можно было тоже только снаружи. Изнутри вскрыть надежную дверь из тика без инструмента - пустая трата времени. С другой стороны, время на что-то все равно нужно тратить - не сидеть же тупо разглядывая лучики солнца пробивающиеся сквозь щели в дверях. Единственный плюс моего заточения - возможность без свидетелей попробовать могу ли я в практических целях использовать память своего реципиента. Cамое актуальное что пришло в голову - освободится от колодки. Первая и несколько последующих попыток принесли лишь сильную боль. Выходило, что ожидание боли лишь усиливало боль реальную, а желание поберечь руку только затягивало это 'удовольствие'.
 
   Да что же это такое - как же он это делал, ведь получалось просто и практически не больно, а тут просто выть хочется. Так, нужно хорошенько сосредоточится - если он это делал то и я смогу. Как только я успокоился и отстранился от всего лишнего, на язык сама собой легла мантра. Боясь вспугнуть что-то важное, я начел читать ее вслух, вполголоса. Мантра еще не закончилась, а я уже уверенным движением запястья развернул кисть большим пальцем вниз, затем медленно поворачивая предплечье почасовой, стал усиливать давление колодки на сустав. Тихий щелчок и правая рука свободна. Боль была, но какая-то отстраненная, на грани восприятия. Фуухх - пять минут перекур. Так вот ты какой 'северный олень' - а что, оказывается очень полезная штука эта мантра-тантра, тем более я их все назубок знаю. Мысль которая пришла следом потрясла меня до глубины души - а вдруг и я смогу гипнотизировать людей!? Пребывая в состоянии крайнего возбуждения, строить какие-либо реальные планы на будущие не получалось - мысли роем носились в моей голове и с бешеной скоростью сшибались и меняли друг друга. В чувство привела боль в выбитом пальце, которым случайно задел плаху пытаясь почесать лоб. Ладненько, думками богатеть пока не время, для начала надо с плахой закончить. Развязывать одной рукой узел на бечеве стягивающей две половины плахи было неудобно даже со вставленным на место суставом. Но помучившись с ним пару минут, все получилось - он поддался и дело пошло на лад. Размотав веревку и раздвинув немного половинки колодки, удалось без экзекуции освободить вторую руку и потом полностью снять опостылевшую деревяшку. Хорошенько размяв одеревеневшие руки и шею уже собрался было повторить операцию в обратном порядке, как встал вопрос каким образом вставить сустав на место после того как кисти рук будут зафиксированы колодкой? Вопрос удалось решить с помощью якорного каната. Хорошенько размяв его часть и раздвинув сплетенные каболки, получил углубление в которое с натягом входили две фаланги большого пальца. После того как правая кисть заняла свое место в колодке, стоя на коленях вставил многострадальный палец в щель между каболками. Затем наступил на один конец каната нагой, а второй конец перекинув через шею крепко сжал левой рукой. Вставая с колен сколько было сил натянул канат, тем самым крепко фиксируя в нем свой палец. Еще одно усилие, поворот кисти и сустав на месте. Семь потов сошло - вот наиболее верное определение тому что я испытал за последние полчаса. Зато душа ликовала - я сделал это, а значит удачный побег из числа фантазий переходил в реальную плоскость.
 
   Пару часов спустя в канатной нарисовался Фарах - как бы проверить пленника, а скорее всего просто поболтать. Принес бурдюк воды, что было очень кстати. Поинтересовался не болит ли чего после тумаков полученных от его коллег. Я сказал что бывало и похуже и рассказал пару веселых историй из числа Александрийских похождений Искандера и своих личных, адаптированных под местные реалии. Парень искренне смеялся держась за живот, в ответ рассказал свою историю. Оказалось он из гулямов и к своим двадцати четырем годам успел уже пять лет повоевать. Сначала четыре года прошли в постоянных стычках с византийцами и еще год в Африке. Там один из местных царьков решил пересмотреть цены на 'черную кость' - чернокожих рабов, которых он поставлял во многие регионы Халифата. Послов пытавшихся вправить ему мозги зарвавшийся диктатор казнил, в результате чего получил Африканскую конкисту стоившую ему головы. Вот там лихой рубака и сменил своего работодателя, перейдя в гвардию эмира Маскада где ему было обещано более весомое денежное довольствие и скорое продвижение по службе. Новый коллектив в основном состоящий из гулямов тюркского происхождения почему-то не принял молодого насмешливого выскочку. И когда его банально обокрали, он без труда определил вора - одного из заводил тюркской диаспоры, и в честном поединке лишил его правой руки как и подобает наказывать вора по шариату. Приставленная к горлу вора сабля заставила его повинится в содеянном и снимала все претензии со стороны начальства. Зато перспектива 'проснутся' с перерезанной глоткой стала как никогда реальной. Пришлось в спешном порядке покинуть казармы и искать новую работу.
   Вечером Фарах привел дядю который покормил меня и помог с другими надобностями. Когда парень ненадолго отлучился не забыв закрыть дверь, я быстро полушепотом заговорил.
 
   - Дядя, у меня есть план побега! Мы бежим вдвоем. - Видя что дядя собирается что-то возразить, заговорил быстрей. - Надо только чтобы завтра ты притворился больным или что у тебя солнечный удар, мне необходимо занять твое место у колодца....
   Далее я коротко рассказал план побега и поинтересовался шлюпкой. Как я и предполагал, шлюпка была спущена на воду и привязана со стороны кормы, весла были в ней. Спал я полусидя, точнее мучаясь с проклятой колодкой и временами впадал в дрему. Завтрака мне видимо положено не было и до обеда я промаялся дурью - вполголоса распевая разные мантры. В обед за мной пришел Фарах. Оказалось что задуманная хитрость с внезапной немощью дяди не понадобилась - его вызвал капитан. Человек прибывший за ним с берега велел прихватить с собой всю имеющуюся документацию по грузу что находится на борту 'Сафанны' и письменные принадлежности. Прежде чем приступить к своим новым обязанностям, я был коротко проинструктирован боцманом. Человек-гора в доступной форме объяснил что он со мной сделает если я опять спровоцирую драку или не дай бог в моих действиях углядят подготовку или попытку побега. Не буду перечислять этих изуверств - скажу только что нашему боцману с 'Зои' до Хасина ой как далеко. Напоследок он 'для улучшения памяти' перетянул мою спину плеткой. Спину будто кипятком обожгло. Хорошо, козел - я запомнил, а дальше посмотрим, не зря же говорят - чем больше шкаф - тем громче он падает. Таскать воду из колодца в колодке невозможно, поэтому ее сняли а на шею одели петлю из прочного каната завязанную хитрым узлом. Вязал мастер своего дела - такой узел проще перегрызть чем развязать, кроме того мне запретили прикасаться к нему. Ближе к вечеру Фарах принес мне ужин состоящий из все тех же сухарей, фиников и воды. В присутствии посторонних держался более сдержанно и сухо, что наводило на мысль о нежелании афишировать свои дружеские чувства ко мне. А это скорее всего означало что других друзей среди пиратов у него нет вовсе. Только он ушел, на свою вечернюю вахту заступил Басим. Старый знакомый видимо тоже прошел инструктаж у боцмана, о чем красноречиво свидетельствовал его подбитый глаз и распухшее как вареник левое ухо. Его взгляд наверное должен был повергнуть меня в ужас - возможно так бы оно и было если бы глаза не глядели в разные стороны. Тут вдруг ошеломительная мысль пришла в мою голову - вот на ком можно опробовать гипнотические возможности Искандера. Только вот мои попытки войти в контакт с пациентом успехом не увенчались. Возможно он и вовсе не слышал моих слов, отслеживая только движения, которые можно истолковать как провокационные и ответить на них со всей строгостью караульно-постовой службы. Где-то я читал что люди с внешними недостатками могут не обращать внимания на лесть и на насмешки, но всегда остро реагируют на сравнение их с другими уродцами. Присев по-турецки на овчину, как бы в задумчивости взял в руку наполовину оторванную полу халата (реквизит оставшийся от дяди). Перебирая между пальцев замусоленную тряпку со следами давно выцветшего узора, напоминающего о себе невнятными цветовыми пятнами, я начал свой рассказ.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #12 : 30-05-2016, 08:29 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
*******************************************************************************
   - Ты напрасно на меня взъелся, Басим. Когда я напал на тебя в канатной, я подумал что за мной пришел черт. Это страшное создание из глубин океана которое просыпается раз в сто лет чтобы вдоволь напиться человеческой крови и закусить душой. Когда я услышал о них от измученного голодом и жаждой дервиша, я напоил его водой и дал денег на еду но не поверил, подумав что старик сумасшедший, и как оказалось - напрасно. Поздно вечером как раз накануне урагана я услышал странный шум на корме, подошел поближе и воочию увидел страшное создание - это был черт. Я сразу опознал его - он как две капли воды походил на описание дервиша. Примерно твоего роста, черные как ночь волосы из которых торчат козлиные рога и собачьи уши, нос как у свиньи, губ нет и поэтому всегда видны острые акульи зубы. Прибавь к этому язык как у змеи, на руках копыта, как у крысы хвост, а ноги заканчивались рыбьими плавниками. Глаза были закрыты - дервиш говорил что пока после спячки они не отведали крови, черти очень слабы и незрячи. Ты знаешь - я не из робкого десятка, но тогда от страха даже закричать не смог. Я бросился к капитану. Зная что напрасно тревожить его я не стану, он прихватил еще четверых моряков вооруженных топорами и мы вшестером поспешили на корму. Черта мы зарубили, но перед тем как подохнуть он успел проклясть нас и наше судно. Проклятие начало действовать уже утром, когда налетел невиданной силы ураган. Благодаря молитвам которым научил меня старик, судно не пошло ко дну, но они меня лишили сил и впав в беспамятство я не смог больше противиться проклятию. После того как стих шторм, вы захватили 'Сафанну' - первыми стрелами были убиты капитан и те моряки которые порубили черта. Сейчас судно ваше, значит и проклятие перенеслось на вас.
 
   Во время рассказа я провел тест на внимание, понижая громкость своего повествования, отметил возросшую заинтересованность и приближение пациента к источнику звука. - Вот послушай, совсем простая молитва....
   Не прошло и минуты, как глаза Басима остекленели и я с замирающим сердцем начал ставить в сознание бандита свои закладки. Первая из закладок сработала безукоризненно - я уже начинал кемарить, как обитателей судна разбудила громкая перепалка.
 
   - Эй! Ты зачем с меня штаны снимаешь?! - визгливый голос Абида ни узнать было не возможно. - Уйди шайтан, или мамой клянусь, убью!
 
   - Это мои штаны! Я их узнал! - Голос Басима звучал предельно уверенно, как у человека не сомневающегося в своей правоте.
 
   - Нет, это мои штаны, я их уже год ношу! Все знают! А если это твои штаны, скажи, где у них секретный карман? - Тут же поняв, что сболтнул лишнее, Абид постарался увести разговор со скользкой темы. - И вовсе тебе не штаны нужны были, а что-то другое.
 
   - Точно! - Голос Фараха прозвучал как всегда весело. - То-то я смотрю Басим последнее время глаз с тебя не сводит. - Гогот зазвучавший со всего судна прервал рык Хасина.
 
   - Я сейчас если не заткнетесь вам всем штаны на головы надену и отправлю за борт, рыб кормить. А ну всем молчать.
 
   Гомон сразу заметно утих и немного погодя я уснул. Утро прошло довольно спокойно, а ближе к обеду ко мне подошел Басим и еще двое из призовой команды. Абида среди них не было - видимо Басим вычеркнул коварного вора из числа своих друзей. Пираты потребовали повторить мой вчерашний рассказ о том, как морской демон 'Шьёрд' проклял судно. В этот раз мое повествование дополнилось устрашающими подробностями и еще тем, что учуяв проклятие к 'Сафанне' уже спешат другие демоны. Благодарные слушатели (как дети малые) округляли глаза, время от времени вставляя свои комментарии типа 'Ох шайтан!!!' и уточняли детали. Увлеченный рассказом, я не заметил как сзади подошел боцман. Внезапно сильная боль обожгла мою спину, я даже вскрикнул.
 
   - Послушай, сопляк, если я еще услышу что ты рассказываешь всякие небылицы моим людям, я отрежу тебе язык и заставлю тебя его проглотить. Рык Хасина отметал всякие сомнения в правдивости его слов. - На выкуп это никак не повлияет, а мне будет приятно. А вы бараны чего уши развесили - еще раз замечу вас возле щенка, просто плеткой вы не отделаетесь.
   'Бараны' оказались не из пугливых, но проиграв в гляделки боцману все-таки удалились. '- Ну все, жиртрест, сейчас тебе точно звиздец, вот гадом буду '. Пока я обдумывал план мести, ко мне подошла следующая троица любопытных, желающая услышать рассказ из первых уст. На мой категоричный отказ мотивируемый угрозами боцмана меня заверили, что после обеда он дрыхнет так что и пинком не разбудить, а доносчики в коллективе долго не живут. Один из троицы щеголял в халате Искандера. В том самом где был скрыт тайный арсенал тугов - от вшитой под подкладку румалы до игл-отмычек и засушенных горошин ядов. После обработки троицы, владелец халата быстро снял его и бросил мне под ноги. На недоуменные вопросы приятелей заявил, что лучше будет ходить голым, чем в вещах проклятого. Взглянув под таким ракурсом на заявление своего приятеля, его подельники с энтузиазмом согласились, осматривая предметы своего туалета на предмет наличия подобных вещей. Поужинав (бл..., ну сколько можно - опять сухарями и финиками) перекинулись парой фраз с Фарахом, я завалился спать. План минимум был выполнен полностью, осталось только ждать результата.
   Рано утром когда с берега пиратский муэдзин прокричал азан - призыв к молитве чтобы правоверные не забыли отдать дань Аллаху, призовая команда как всегда заняла коленопреклонённую позу на своих ковриках головой к востоку. Все было как обычно, но только после молитвы со своих ковриков не поднялись трое бандитов которые накануне общались со мной. Они крепко спали, и чтоб их разбудить боцману пришлось выписать каждому пару увесистых пинков. Потирая ушибленные места и тараща спросонья глаза на непонятно зачем собравшимся вокруг них соратников, один из троицы озвучил общий вопрос.
 
   - Вы чего?
 
   - Это вы чего вдруг спите во время молитвы? Брови Хасина были нахмурены - видимо он думал, подпадает ли под серьезное наказание этот проступок, или достаточно тех пинков, которые он уже отвесил. - Вы чем ночью занимались?
 
   - Они наверно всю ночь охраняли свои штаны от Басима, вот и не выспались. Дружный гогот был ответом на шутку Фараха.
 
   - Мы не спали, просто во время молитвы втроем перенеслись в райские сады и встретили там прекрасных гурий. На смену гоготу пришла тишина - нечасто можно было услышать подобные заявления, да еще и от тех, кто ранее на вранье не попадался. - Они были такие сладкие - слаще персика политого медом. Добавил второй.
 
  - И все были похожи на Хасина, только без бороды. Остальные двое глядя на боцмана, дружно закивали.
   Тут и другие члены команды перенесли свои взгляды на начальство и стали придирчиво и с интересом разглядывать багровеющего Хасина.
 
   - Еще скажете хоть слово и я отрежу ваши языки вместе с головами! - Боцман сжал рукоять своего ятагана. - А вы бараны чего уставились, давно моей плетки не пробовали?! Видимо, последней фразой Хасин сильно перегнул палку, трусов среди гулямов не водилось и почти синхронно руки команды потянулись к оружию. Один из них мало уступающий габаритами боцману вышел вперед.
 
   - Хасин, ты почему нам постоянно рот затыкаешь, зачем плеткой грозишься. Ты забыл что ты старший среди равных, а вовсе не наш господин. И наказывать ты можешь только за провинность и неповиновение в бою. Команда тобой недовольна, боцман.
 
   - Гази, разве ты ослеп, разве не видишь что творится? Лицо Хасина побледнело, а голос заметно понизился - он тоже не был трусом, но и дураков на такой должности не держат. - Проклятие о котором рассказал парень уже начало действовать на наших людей. И это видение не от Аллаха - его вложил в эти дурные головы демон проклявший самбук. И если я не прекращу смуту, то уже завтра брат бросится на брата, чтоб перегрызть ему глотку. Вы этого хотите, правоверные?
   Тут же возник стихийный митинг - мнения правоверных разделилось. Одна группа предлагала прихватить с судна самое ценное а остальное сжечь вместе с кораблем. Вторая предлагала просто все сжечь не прикасаясь к проклятым вещам, а третья предлагала немного обождать - авось пронесет. Наоравшись вдоволь, все-таки согласились с боцманом что решать судьбу 'Сафанны' и груза будет капитан а пока надо срочно известить его о случившимся. Гонцом стал понятно Хасин. Прихватив с собой четырех гребцов, он тут же убыл на шлюпке в сторону бухты. В обед как всегда ко мне подошел Фарах. Вид у него был задумчивый, а на меня он смотрел так словно впервые видел. Разложив свои 'разносолы' на драный засаленный халат (ну да, до изобретения гигиены еще ой как далеко), сел напротив, продолжая внимательно меня разглядывать.
 
   - Фарах, если ты думаешь своим взглядом просверлить у меня во лбу дыру, то предупреждаю - не выйдет, но зато я могу запросто подавится едой. Кончай свои дурацкие гляделки и говори уже что надумал.
 
   - Я заметил что с самого начала намаза ты постоянно смотрел на эту сонную троицу, а когда началось самое интересное - тебя наоборот перестало это интересовать, как будто ты заранее знал что произойдет. Ты не хочешь мне что-то рассказать?
 
   - Я не просто знал что произойдет - я это организовал, а смотрел для того чтобы понять все ли я сделал правильно.
 
   - Такое не под силу людям! Ты хочешь сказать что ты колдун или демон, а может шайтан?
 
   - Нет! Что ты! Я просто приемный сын богини - убийцы демонов. Нет, честно я не вру, я даже скажу больше, такой парень как ты не стал бы дружить со мной, если я бы представлял темные силы. Ты бы это почувствовал. И поверь, все что я хочу - это вернуть себе свою 'Сафанну' и наказать вашего демона-капитана который убил ни в чем не повинных людей, моих людей.
 
   - А если я сейчас расскажу всем кто ты есть на самом деле, или просто по-тихому сверну тебе шею. - Фарах уже растерял свой задор, но упрямая натура не позволяла ему сдаваться без боя.
 
   - А зачем тебе это? Ведь ты для них чужак и все что тебе светит так это кинжал во сне от Абида, сломанный позвоночник от Хасина, или казнь от шариатского палача. Ни славы ни богатства ты здесь точно не получишь. А со мной тебе все дороги будут открыты, и с деньгами не прогадаешь. Но если я в тебе ошибся и ты полный идиот, то прежде чем ты откроешь рот шестеро моих 'верных' нукеров поднимут тебя на клинки.
   Тут я не блефовал - обработанная мною шестерка имела секретное указание от 'капитана' убивать любого кто представляет угрозу жизни заложнику. - А со мной и вовсе у тебя ничего не получится. И приподняв правый рукав халата, продемонстрировал ему свой стилет закрепленный на предплечье. Это по моей 'просьбе' Басим подсуетился и распутал ночью мой поводок, а после того как я пошарил в своей каюте - надел его обратно.
 
   - Хорошо багдадец, я верю тебе, и я с тобой, но только знай - если обманешь меня, то и твоя приемная мать тебе не поможет.
 
   - Кали всегда помогает тем кто ей служит... Сказал я хохотнув, вспоминая присказку тугов.
   Ближе к вечеру Гази и еще несколько его друзей изъявили желание послушать мою страшилку. Памятуя реакцию предыдущих слушателей, я слегка скорректировал историю, увеличивая и приукрашивая те фрагменты, которые вызвали наиболее бурную реакцию. Поминутные восклицания, горящие глаза, разинутые рты были наградой начинающему акыну (поэт-сказитель-импровизатор). А что, может назваться Синдбадом-Мореходом и приходя из долгих рейсов писать и рассказывать разные фантастические истории. Если хорошенько повспоминать, то этих сказок у меня будет столько что сама Шахерезада удавится от завести.
 
   В этот раз я до 'молитвы' добраться не успел. С берега пришла шлюпка. Меня к себе срочно затребовал капитан. Пока Фарах снимал с моей шеи петлю, мне удалось незаметно передать ему стилет с напутствием обязательно сберечь дорогую для меня вещь. В этот раз колодку на меня надевать не стали, а просто крепко связали веревкой перед собой руки. Бухта которую облюбовали себе пираты представляла их себя зауженный к югу эллипс с мелкогалечным пляжем, прикрытую с моря невысокой скалистой косой. На самой границе пляжа на боку лежала шайти рядом с которой была пришвартован небольшой бедан (парусно-гребное судно типа машавы, распространенное в Красном море). Судя по всему килевание одной стороны подошло к концу, осталось лишь дождаться прилива чтобы перевернуть судно на другой борт. В глубине пляжа стояло несколько навесов и шалашей, чуть в стороне возвышался капитанский шатер. Как ни странно, меня повели не к шатру а к одному из навесов, где и оставили под присмотром парочки караульных. Спустя полчаса ко мне привели дядю. Вернее это было дядино место, где он проводил свободное от 'работы' время. Выяснилось что привлекли его для того чтобы он как опытный купец полностью знающий груз и цены на товар предметно проконсультировал капитана. А сегодня когда на бедане прибыли иудейские купцы - видимо постоянные покупатели пиратских трофеев, поучаствовал в торге. Сделка состоялась, дяде, знавшему оптовые цены на товар в любом порту с точностью до последней фелсы (медяк) удалось поднять предложенную иудеями сумму почти на треть. После того как ударили по рукам и купцы внесли оговоренный аванс в качестве гарантии серьезности намерений, дяде позволили удалиться. Завтра с рассветом иудеи лично проверят товар и 'Сафанна' пойдет под разгрузку в указанное купцами место. Поскольку рядом стояли охранники, что называется - ушки на макушке, ничего важного дяде рассказать не смог, просто сказал что у меня все хорошо и я абсолютно уверен что как только за нас внесут выкуп, мы сразу окажемся на свободе и подмигнул.
   Где-то час спустя подошел посыльный и я наконец был удостоен аудиенции капитана. Просторный шатер был разделен на две части: публичную с креслом-троном и усланным коврами полом и жилую отгороженную плотной занавесью. Капитан как и положено восседал на троне а мне пришлось разместиться на коленях у входа.
 
   - Сегодня меня твой дядя порадовал, а вот ты сильно расстроил. Зачем ты рассказываешь моим людям всякие небылицы? Или ты думаешь что все вокруг тебя дураки? Как ни странно лицо нахуды расстроенным не выглядело. - Сейчас ты мне расскажешь эту удивительную, как мне сказали, историю, и для чего ты ее выдумал. Если я услышу в твоем голосе фальшь, то ты очень об этом пожалеешь. Недавно я приобрел очень дорогого раба - ханец (китаец) как меня уверяли непревзойденный мастер пыток - и я тебя с ним познакомлю.
 
   - Уважаемый нахуда, если бы вы мне не сказали про ханьца, я бы и не знал что уже сказать. Но рассказавший мне эту историю дервиш как раз сказал что услышал ее от ханьцев и там ее каждый знает. - Изображая облечение, я протер скомканной румалой лоб....
   На то чтобы ввести клиента в нужное состояние потребовалось не больнее минуты - вот что значит практика. Еще через минуту была приглашена бодрствующая и отдыхающая смена капитанской охраны чтобы прослушать 'молитву' против демонов и получить дальнейшие указания. Когда все 'сестры получили по серьгам', я начал осмотр 'пещеры Али-бабы' В спальной зоне где должна была храниться партийная касса, было темно. И мне пришлось возвращаться за одним из светильников. По дороге назад я хорошо приложился мизинцем ноги об какой-то крепкий предмет. Выругавшись в полголоса на могучем русском, я собрался продолжить свой путь, когда услышал.
 
   - Ты кто? - Голос был каким-то скрипучим, но самое главное вопрос прозвучал на РУССКОМ языке.
 
   - Я Краснов Александр Сергеевич. - На том же языке в полной прострации ответил я. - А ты кто?
 
   - Я?! Я Краснов Александр Сергеевич. - Интонацию я не понял все из-за того же скрипа в голосе, да и не до того мне было - снова ощутимо повело психушкой. Забыв про боль, я мухой метнулся за светильником. Каково же было мое облегчение, когда осветив спальную, я увидел клетку и сидящего в ней попугая. Самый настоящий синий попугай ара, сидел на жердочке и тоже очень внимательно разглядывал меня.
 
   - Блин, Попка, как же ты меня напугал! А ну скажи Попка - дурак. От полноты впечатлений я хохотнул и пару раз щелкнул по деревянным прутьям клетки.
 
   - А и в правду, похож на меня в молодости, только придурочный какой-то. Сказав это, попугай используя клюв спустился на пол клетки и подошел вплотную к прутьям.
 
   - Ну да. Если посыпать меня синькой и воткнуть перо в задницу, то нас просто не отличить, постой что ты сказал? До меня наконец стала доходить неправильность поведения птицы. - Ты вообще кто?
 
   - Бл... , я уже сказал кто я, ты что глухой!? А если хочешь спросить, как я здесь оказался сам не знаю. Три дня назад праздновал рождение внука, как лег спать не помню, а проснулся в этой клетке. Какой-то урюк в тюбетейке каждый день мне что-то талдычит - уже достал меня со своей тарабарщиной.
 
   - В куфье. - Почему-то поправил я его. Видя непонимание в глазах попугая - пояснил - Не в тюбетейке, а в куфье.
 
   - Да хоть в пилотке! Саня, может ты мне уже скажешь где я и какой сейчас год, раз уж можешь разговаривать на человеческом языке.
 
   - Мы на побережье Омана, а на дворе сейчас 920 год от Р.Х. Реакцией на мой ответ был открытый клюв и поднятый хохолок птицы.
   Нет, это точно просто сюр какой-то - я на полном серьезе разговариваю с птицей, но время на зависание и рефлексии не было - нужно было срочно принимать решение.
 
   - Слушай, дед, у меня совершенно нет времени на разговоры. Если тебе нужен собеседник, то я наверно единственный кто говорит на понятном тебе языке. Решай по быстрому - остаешься или со мной.
 
   - С тобой конечно! А почему дед?
 
   - Ты же сам сказал, что у тебя внук родился. С этими словами я открыл клетку - Давай поторапливайся.
   Все что удалось найти ценного включая перстни капитана уместилось в ларец размером с двадцатилитровую канистру. Его, саблю нахуды приглянувшуюся мне и попугая в полотняном мешке четверо охранников отнесли в шлюпку. Там двое из них осталось а еще двое вернулись чтобы сопроводить нас с дядей к месту посадки. Преодолевая спящий лагерь прошли мимо часового, который признав подручных капитана был видимо несколько удивлен, но вопросов не последовало. Освещения половинки луны вполне хватало чтобы благополучно покинуть гавань. Заметив на грани видимости 'Сафанну', дядя сидящий у руля скорректировал курс. А я еще раз прикинул свои шансы на успех. Оставив в лагере четверку доставивших меня на берег пиратов, я сократил общее их количество на судне до семнадцати. Шестеро плюс Фарах на моей стороне, да еще везу двоих неслабых рубак (все-таки личная охрана капитана) - если со мной то получается десять против десяти, дядя не в счет. Только вот не собираюсь я устраивать открытого боестолкновения, мне мои бойцы нужны в качестве здоровых матросов. Окликаю вахтенного чтобы принимал швартовый конец, секунды спустя шлюпка с тихим стуком касается борта 'Сафанны' Операция по экспроприации экспроприаторов вступила в завершающею фазу.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #13 : 06-06-2016, 04:29 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
После того как дядюшка занял свое место у колодца а я был доставлен в канатную, на судне воцарилась тишина. Спустя час после моего вынужденного заточения дверь открылась, на пороге стоял Фарах. Кроме стилета и сабли капитана, он принес и заставил меня одеть мелкоячеистую, превосходного качества кольчугу. Я не стал спорить, ведь даже самый пустяшный порез, не говоря о более серьезных ранах, мог помешать моим дальнейшим планам. Подробно опросил Фараха где кто находится из враждебной десятки и где наши, еще раз скорректировал план действий. Половина врагов - в том числе Хасин - выбрала себе в качестве спального места довольно просторную корму, остальные пятеро были рассредоточены на главной палубе и на баке. Я должен был зачистить по тихому корму, а Фарах ликвидировать единственного вражину на баке и с этой господствующей высоты прикрыть в случае чего меня из лука. На мой вопрос как у него с меткостью, андоррец заявил что даже при свете луны с такого расстояния попадет в бегущую мышь. Крадучись по ступенькам трапа, поднимаюсь на корму, еще пара шагов - и вот она моя первая цель. Как говорится - ровно было на бумаге, да забыли про овраги. Обычный спящий человек (свет луны даже позволил рассмотреть его безмятежное выражение лица), и как прикажите его убивать? Я попробовал вспомнить настрой Искандера в такой ситуации - но не было никакого настроя, он либо карал, либо спасал свою жизнь. А я как не крути, собираюсь убивать ради денег, и даже если по правде, то вовсе не своих. Еще не понимая что я делаю, я вложил стилет в ножны, встал в полный рост и прокричал:
 
   - Рота! Подьем!
   'Рота' еще не понимая, что ее разбудило, употребляя выражения явно не содержавшиеся в Коране, начала протирать глаза.
 
   - Внимание! Бывший капитан низложен, теперь я ваш капитан! И вы все подчиняетесь только мне! Кто согласен получит обещанные деньги сполна. Кто не согласен - тот умрет!
   Если бы не кольчуга, мои слова рассмешили бы врагов - но так или иначе, не разводя политесов, гулямы начали действовать. Первым в атаку бросился Абид. Наверное желание поквитаться просто жгло его из изнутри. Схватив лежащее у борта копье, с криком 'умри шайтан' он первым бросился в атаку. Все вполне предсказуемо - приблизившись на расстояние удара, следует классический укол гарантирующе пробивающий кольчугу - двумя руками от живота в грудь противника. Провожу классический контрприем, разработанный еще нашими прадедами против укола штыком. Корпус чуть влево, правая рука вперед, тыльная сторона запястья снизу подбивает наконечник вправо, ладонь развернувшись вверх и по часовой перехватывает древко копья. Резкий рывок на себя, левая рука ударяя снизу по древку освобождает руки противника от оружия. Ноги Абида не поспевают за его телом, получившим дополнительный импульс от моего рывка, и он заваливается на грудь, удар копья сверху пришпиливает его к палубе - минус один и секундная пауза. Смерть Абида не остановила недовольных сменой власти бандитов, и еще двое обнажив сабли бросились на меня. Впрочем до меня добрался только один - второй со стрелой в глазнице умер на полпути - минус два. Сабля третьего пирата разрезает воздух в том месте где мгновение назад была моя голова и уходит, не встретив препятствия дальше. Когда соперник разворачивается правым боком ко мне, я со всей дури пробиваю ему правой в печень, а левой ступней бью в его подколенный сустав, чем заставляю его опустится на это колено. Захват головы супостата, резкий разворот корпуса, хруст в шейных позвонках - минус три. Какая-то движуха происходила и на главной палубе - звон клинков, крики, хрипы. 'Мой' четвертый бандит обнажать оружие не торопится, видимо выбрал нейтралитет, ну что ж мне легче. Но еще остался Хасин, который не торопясь достал из ножен свой ятаган. Я так же не торопясь достал из ножен свой стилет.
 
   - И ты этим гвоздиком хочешь сразить меня? - Голос боцмана был наполнен сарказмом.
 
   - Если всех кого я этим 'гвоздиком' отправил на тот свет погрузить на мой самбук, он сразу затонет. - С усмешкой ответил я.
 
   - Ты наверно тот самый морской демон. - Вернул мне усмешку боцман. - Ну что ж, тем интереснее будет посмотреть какого цвета у тебя кишки.
 
   - А ты случайно не та самая гурия которая слаще меда, а то смотри вот сбрею тебе бороду и даже кишки выпускать не надо. - Сложив губы трубочкой, я отправил Хасину воздушный поцелуй.
   С неожиданной резвостью для такой массы боцман рванул в атаку. Вот только мои ожидания что он попрет буром как танк, не оправдались. Видимо моя быстрая расправа с его подельниками показала ему, что со мной надо держать ухо востро. Пользуясь преимуществом длины своего клинка он четко держал нужную ему дистанцию не позволяя мне приближаться. Тяжелый ятаган в его руке порхал как ивовый прутик. Я вертелся как уж на сковородке, уклоняясь от ударов и отводя почти по касательной его ятаган своим стилетом. Стелет я держал в левой руке и в какой-то степени был неудобным для него соперником, но все равно с каждой секундой боя необходимый мне простор неуклонно сокращался - я отступал. Я уже всерьез собирался сигануть за борт когда Хасин поменял тактику - рубящие удары которые до сих пор не принесли успеха он стал сочетать с жалящими выпадами. Очередной выпад - острие клинка нацеленное в грудь не отвожу стилетом, а перемещаю корпус вправо. Когда его ятаган пройдя впритирку с моим левым плечом на мгновение застывает в крайнем положении, я наотмашь рублю по внутренней стороне его правого запястья. Боцман реагирует, но недостаточно быстро. В результате до запястья я не достою, стилет врезается в пальцы сжимающие рукоять и отсекает две фаланги большего и по фаланге указательного и среднего пальцев. Я в очередной раз делаю шаг вправо, а ятаган с глухим звоном падает на палубу - ну да, безымянным и мизинцем скользкую от крови рукоять не удержишь. Из глотки Хасина вырывается дикий рык ярости и безнадеги, который прерывает удар стилета под подбородок. Падение такого шкафа было действительно громким. Извини жиртрест - ничего личного, хотя нет, вру - все чисто личное. Вспомнив о четвертом бандите быстро оборачиваюсь в его сторону - нет, все спокойно, сидит наблюдает. Встретившись со мной взглядом, поднимается на ноги и кланяется, нет, скорее изображает поклон.
 
   - И что ты собираешься делать дальше? - Как можно небрежнее спросил я.
 
   - Что прикажешь капитан, если конечно про деньги не соврал.
 
   - Очисти корму от мусора. - Небрежно киваю в сторону трупов. - И запомни, врать своим - плохая примета, про деньги в том числе.
   Между тем на главной палубе стих шум схватки и я поспешил туда. Там в принципе тоже все прошло неплохо, если не считать того что Фарах излишне перестарался и пристрелил парочку своих, бросившихся на корму прикрыть нового капитана и сам получил колотые раны в бедро и предплечье прежде чем прикончил напавшего на него Гази. Сейчас он сидел на палубе, а дядя перевязывал ему раны. Узнав детали схватки, я выругался.
 
   - ... Заставь дурака богу молится... ! Дядя давай строй команду. Мы снимаемся с якоря - курс на Райсут. А с этим неудачником я сам разберусь.
   Когда поднимали шлюпку, скалы на западе окрасились багрянцем. Это не был рассвет - это запылала пиратская шайти, подожженная капитаном и его охраной. Древесная смола для приготовления шахаму (смесь для конопатки борта) горела что надо, а огонь был таким жарким, что подойти на десяток метров с ведрами не представлялась возможным. В поджоге шайти и угоне самбука обвинили купцов-иудеев которые после пыток ханьца признались во всем. А капитан, распустив свою команду, подался в дервиши. За свою долгую жизнь, исколесив весь восток, он неизменно ложился спать сытым если находил слушателей своей истории про морского демона по имени Шьерд.
   Среди вещей покинувших нас пиратов отыскался наполовину опустошенный бурдюк с вином. Я попробовал на вкус - кислятина конечно, но градусов одиннадцать-двенадцать точно есть. Увидав неодобрительный дядин взгляд, выплюнут содержимое рта за борт - не стоит сердить старика. Раны на конечностях Фараха были несерьезными, но если не зашить то будут заживать долго. Обработав вином руки, операционное поле а также шелковую нить и иглу которую согнул на манер хирургической, приступил к операции. Это была моя вторая в жизни самостоятельная медицинская манипуляция. О первой, думаю тоже стоит рассказать.
   Когда я учился в меде ко мне обратился мой хороший приятель и одноклассник, а ныне студент горного института - Колька. Он как говорится 'намотал трепак на винт' (заразился гонореей) а вставать на учет в вендиспансере процедура довольно позорная. Прочитав ему лекцию о вреде беспорядочных половых отношений и о пользе презервативов, договорились что я через день навещу его в институте. Подошел я удачно - у него как раз отменили пару. Поскольку процедурного кабинета не нашлось, пошли в туалет. Пройдя сквозь компанию курящих парней, зашли в кабинку и закрылись на шпингалет. На стенке кабинки было нацарапано 'Тупой и упорный - идет в Горный'. Я достал шприц наполнил его бициллином, выковырял из флакончика ватку заранее смоченную спиртом. Далее прозвучал следующий диалог:
 
   - Куда?
 
   - В задницу, куда же еще?
 
   - А больно не будет?
 
   - Не будет.
 
   - Аай !!! А говорил не больно!...
   Когда мы вышли из кабинки, туалет был пуст, только на полу догорали недокуренные 'бычки'. После того случая еще долго Колькины однокурсники избегали его рукопожатий.
 
   Фарах в целом перенес операцию спокойно и только однажды обругал 'криворукого коновала' неуставными выражениями. Оставив перевязанного пациента в покое, направился к дяде на корму где проходил консилиум 'бывалых' мореходов. Оказалось что все не так плохо как я думал. Некоторые из бывших пиратов курсировали в этом регионе не первый год и знали что называется все мели на зубок. Как они заявили, если ветер не сменится даже с одним парусом хода до Райсута не более трех суток. Восходящее солнце окрасило парус в розовый цвет, наступило пятое утро моего нахождения в теле Искандера, а меня накрыл адреналиновый отходняк - всё же не каждый день впервые убиваешь,пусть и врага.Тем более глядя в глаза противника в рукопашке.
 
   Побродив по палубе, я окончательно удостоверился что мое вмешательство на данный период времени не требуется и решил пойти спать, все-таки сутки на ногах. Едва зашел в каюту, навстречу прозвучало.
 
   - Ты чего так долго?! - В голосе Деда звучало неподдельное возмущение. - Я уже извелся весь!
 
   - Тьфу на тебя! Испугал. - Я и в правду думать забыл про Деда. - Рассказывай сказки - дрых небось, пока я рискуя жизнью бился за твою свободу.
 
   - Саня, я серьезно - у меня тысяча вопросов, аж голова пухнет и никакой информации. Давай не тяни резину, рассказывай все что сам знаешь.
   Свой рассказ я начал с того дня как свалился за борт. Описал биографию Искандера и прочие факты современной действительности что содержались в его памяти и закончил последними событиями минувшей ночи. Дед слушал очень внимательно, изредка уточняя некоторые детали. Когда я закончил свой рассказ, стали вместе сравнивать детали нашей биографии предшествующей падению с 'Зои'. Все сходилось до мельчайших подробностей. Имена и фамилии родственников одноклассников сослуживцев и прочих знакомых, их привычки, прически и разные другие мелочи. Также касательно нас самих - где когда и чем занимались, включая самые интимные подробности, всё полностью совпадало как под копирку. Разговор продлился до обеда. К сухарям и финикам в этот раз добавился козий сыр засахаренные орешки и прочие сухофрукты. Первым у 'стола' оказался Дед, а когда я не чинясь присоединился к трапезе посмотрел на меня как на наглую приживалку но промолчал, видимо клюв был занят. Во время обеда и какое-то время после Дед молчал, и когда я уже начел дремать, выдал свою версию случившегося. Согласно этой версии я первый попал в прошлое - но поскольку прогрессор из меня никакой, будущее я не изменил совершенно. Но оставленные после меня крохотные изменения на территории Египта, каким-то образом повлияли на скорость движения в Суэцком канале (от Александрии до Суэца рукой подать) когда по нему проходила 'Зоя' с Дедом на борту. В результате этого судно из канала вышло минутами позже или раньше и Дед не попал под тот шквал ветра который выкинул меня за борт и благополучно дожил аж до 2016 года. Все в принципе было логично, но слова о том что я никакой выглядели обидно, на что я попенял Деду.
 
   - Саня, разуй глаза и взгляни правде в лицо - что ты можешь, что ты знаешь? Не напрягайся, я сам тебе отвечу. Ты можешь сварить сосиски, вермишель, сделать бомбочку из спичечных головок, ты знаешь, что такое порох, сплавы, бензин, секстант, паровоз, граната и еще многое чего. Но ты даже приблизительно не знаешь как и из чего это сделать. Кроме того имея такие грандиозные средства ты и напрягаться не будешь - купишь себе десяток наложниц, заведешь гарем и будешь в свое удовольствие прожигать жизнь на своей вилле. Тем более что пиво в Египте известно еще со времен Тутанхамона. Может поэтому какие-то высшие силы и подослали меня к тебе, чтоб направить твою жизнь в правильное русло.
 
   - Знаешь Дед, а ведь ты прав. Твоя идея с наложницами и пивом мне очень понравилась.
 
   - Тьфу на тебя! - Дед развернулся ко мне, кхм.... Хвостом и кажется обиделся.
   Конечно Дед сгущал краски и передергивал, но в общем и целом он был прав - Саня, ты никакой, пока никакой.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #14 : 14-06-2016, 03:47 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
******************************************************************************* Как и рассчитывали, до Райсута шли три дня. Ветер не менялся, поэтому с парусом возни почти не было. Вахту несли только кормчие, которые в случае необходимости могли поднять остальных. Сами кормчие тоже не перетруждались, из-за отсутствия маневров перекладывать руль приходилось нечасто, только тогда когда берег излишне приближался или наоборот удалялся. Мне хоть и освобожденному от вахт дело тоже нашлось. Во-первых я провел 'собеседования' с вновь нанятыми членам команды на предмет профпригодности, во вторых с Дедом вчерне составили концепцию нашей дальнейшей деятельности. Из восьми бывших пиратов в Райсуте решил распрощаться с четырьмя. Басим оказался тупой как пробка, один из охраны капитана был натуральный живодер и еще двое просто посредственности, кроме того перешагнувшие сорокалетний рубеж. В оставшуюся четверку кроме Фараха вошли Азим - второй из капитанской охраны, примерно одного с андоррцем возраста - фехтовальщик от бога. Зафар - тот что осмысленно перешел на мою сторону во время переворота - возраст чуть за тридцать, из них почти двадцать лет на флоте, умен, физически очень силен, отменный рубака - прям хоть сейчас боцманом ставь. И Лейс, явно не араб, рыжеволосый голубоглазый здоровяк ненамного старше меня, приятный в общении улыбчивый парень, Своих корней не помнит, с раннего детства в гулямах, говорит только на арабском. Но с ним не все так просто - во время сечи впадает в боевое безумство и запросто может прибить своих, за что и был изгнан из гулямов. Дед предположил что он из норманнов, тем более что как раз у них встречаются такие отморозки которых они называют берсерки и предложил оставить такого ценного кадра, тем более что я возможно смогу с помощью гипноза излечить его от излишней агрессии.
   Дед свою концепцию развития прогрессорства начал с краткого экскурса в прошлое, то есть в будущее. В 941 году князь Игорь выступит в боевой поход против Византии. Для этого будет привлечен флот россов, который к тому времени насчитывал более трех тысяч кораблей. Но у входа в Босфор он был рассеян вдвое меньшей по числу вымпелов византийской эскадрой, применившей греческий огонь.После чего боевые действия продолжались еще три месяца на черноморском побережье Малой Азии. В результате боестолкновений при попытке прорвется на Русь весь русский флот был окончательно разгромлен у берегов Фракии. Полностью лишившись флота, князь Игорь в 943 году собрал новое, на этот раз сухопутное войско с участием печенегов и повел его в новый поход к границам Византийской империи. До военных действий дело на этот раз не дошло, Византия заключила мирный договор с Игорем и выплатила дань. Полученный в результате этой войны урок Русь истолковала ужасающе ошибочно, в итоге на Российском флоте на долгие семь веков был поставлен жирный крест. Возможно не случись этого, Русь бы получила выход в Средиземное море и продолжала развивать военно-морские силы и какой-нибудь предтеча Ермака открыл бы Америку, или вполне успешно его потомки выдавили из Карибского бассейна остальных пиратствующих претендентов. А так с потерей флота Русь потеряла ресурсы всего Причерноморья, а позже и выход к нему. Чуть позже и вовсе сменила статус сильного игрока принимаемого всерьез на европейском континенте на ослабленного в междоусобицах донора. Россы теряли земли, а из получателя дани превратилась в плательщика, насыщая мировые рабские рынки своими согражданами. А вот виновником всего этого был не слепой случай, а вполне ныне здравствующий персонаж - Роман I Лакапин, который в этом 920 году будет коронован и станет императором Византии. Сам армянин из крестьян, принял византийское православие и более чем на тридцать лет посвятил себя боевому флоту Византии. Дослужился до друнгария - командующего имперскими боевыми кораблями. Но этого ему показалась мало, в 919 он стал великим гетериархом (командиром наемной гвардии) и выдал свою дочь Елену за императора. Хитростью и насилием сослав мать императора регентшу Зою Карбонопсину в монастырь, Роман заставил пятнадцатилетнего зятя возвести его в сан кесаря и был коронован. Флот, то в чем Роман разбирался лучше всего, стал его любимым детищем и под его пристальной опекой резво стал увеличивать свою мощь. Усилия нового императора направленные на развитие флота стали приносить свои плоды и уже 924 году в морском сражении при Лемносе был уничтожен до тех пор непобедимый пират Лев Триполийский, что кроме самого факта победы освободило острова и побережье империи от постоянной опасности нападений. Эта феерическая победа окончательно уверила Романа в правильности выбранного им пути.
   Дед предлагал поработать в этом направлении, то есть в обязательном порядке остановить амбициозного Романа и вернуть регентшу Зою к власти, а та возведет на престол своего сына - Константина VII Багрянородного. Константин во время своего исторического правления (945-959 гг) был слабым императором, все чем он отметился в истории это неудачные военные действия против арабов - посланные на отвоевание Крита в 949 году войска были разбиты. В 952 году Византийские армии перешли Евфрат но тут же были отброшены, и так во всем - то есть для князя Игоря самый подходящий противник.
   Та интонация с которой Дед произнес эту фразу, особенно ту ее часть где прозвучало - остановить Романа, живо напомнила мне гуру, когда он перед тем как послать Искандера к радже говорил об испытаниях которые необходимо преодолеть потому что они нам под силу.
   И второе - существенно проредить боевой флот империи в относительно мирное время, что приведет к однозначным выводам стоит ли содержать такую бесполезную и дорогую игрушку. Над тем каким образом решить эти проблемы, Дед уже думает. Увидев что после его 'пламенных' речей я как-то не загорелся желанием положить свою жизнь на алтарь борьбы во славу русского оружия, Дед надавил на личное. Он припомнил что я пообещал Касиму, который вместо того чтоб прикрыться от испепеляющего огня самому, прикрыл своего друга, принимая на себя его невыносимую боль и уродство. Удар как говорится был ниже пояса, но Дед был прав, нарушить такое обещание, по сути клятву, я не мог. Пусть эту клятву давал Искандер, но я не смогу смотреть в глаза Касиму да и другим людям которые верят мне, тем более если попробую откупиться, как думал до этого разговора, от друга золотом.
 
   Дед как и другие попугаи обладал отличным цветным зрением, кроме того угол зрения попугая почти 360 градусов что позволяет видеть обе перспективы. Но есть и свои минусы - при слабом освещении зрение резко ухудшается и наступает 'куриная слепота'. То небольшое окошко, которое было в каюте капитана давало мизерное освещение и чтобы Дед мог комфортно общаеться, приходилось настежь открывать дверь. По палубе уже поползли невнятные слухи один фантастичнее другого о странных разговорах в каюте капитана притом на непонятном каркающем языке. На третий день плавания слухи дошли до дяди, который недолго думая прямо во время обеда решил внести ясность в возникшую ситуацию.
 
   - Искандер, мальчик мой, до моих ушей донеслись странные слухи будто ты сам с собой разговариваешь. - Лицо дяди излучало улыбку, но голос выдавал некоторое напряжение. - Скажи, это правда?
 
   - Ну что ты, дядя! Я еще не сошел с ума! - Скрывать информацию про разговорчивость Деда не имело смысла и я бодро продолжил. - Просто эта птица оказалась говорящей и я с ней иногда беседую.
 
   - Что ты такое говоришь?! Напряжение в дядином голосе переросло в панику. - Не бывает говорящих плиц!
 
   - Дед хорош жрать! - Это я невозмутимо, как смог, обратился к попугаю. - Лучше поздоровайся с дядей, а то меня кажется записали в психи, из-за тебя между прочим.
 
   - Здорово Гуфар! - Чтобы произнести это Деду и в правду пришлось оторвется от еды. - Как поживаешь?
   Таким удивленным я не видел человека никогда. Такое впечатление, будто дядю из-за угла ударили пыльным мешком по голове и одновременно с этим он проглотил лом. Рот был полностью открыт, а глаза настолько вылезли из глазниц, что исчезли веки.
 
   - Вот видишь дядя - это она пожелала тебе здоровья и поинтересовалась все ли у тебя хорошо.
 
   - Как такое может быть? Это не возможно! Но я ведь точно слышал свое имя! Говорящая птица! - Гуфар в смятении протер лицо рукой и перевел взгляд на меня. - Искандер, а что это за язык, на котором вы разговаривали и откуда взялась такая чудесная птица?
 
   - Это тайный язык брахманов, помнишь, я тебе про них рассказывал - индийские муллы которые меня всему учили. А попала она к ним в незапамятные времена, когда была изгнана из райских садов за плохое пение.
 
   - Разве может райская птица плохо петь, может быть ты что-то понял не так?
 
   - Ну не знаю, давай я попрошу ее спеть, а ты послушай.
 
   - Дед спой для Гуфара какую нибудь песенку.
 
   - Слушай Саня, иди ты нафиг со своей песней и с дядей! - От моей наглости Дед едва не подавился фиником. - Я вам что, клоун какой-то?!
 
   - Ну вот дядя, ты все слышал. Как тебе такое пение? - Увидав, как Дед прихватил клювом сразу пару фиников и направился в дальний угол каюты, всем своим видом выражая нам полный игнор, я полушепотом добавил. - А еще она у гурий сладости воровала.
 
   - Да, поет она неважно, но зато красивая и говорит, а вот воровство это грех и даже сладости воровать нехорошо. Ну ладно, пойду я, а то ты заговорил про еду а у меня и маковой росинки с утра во рту не было.
   Скорее всего дядю просто распирало желание поделиться с кем-то такой сенсационной новостью а мучил его вовсе не голод, а осознание того что благодарных ушей всего восемь пар.
   Сразу после дяди ко мне зашел Зафар, он принес как и обещал две тренировочные сабли изготовленные им из тиковой доски. Дело в том, что после того как он по моему приказу 'прибрался' на корме, им была найдена сабля бывшего капитана которую я отбросил перед схваткой. Когда он возвращал мне саблю, то поинтересовался почему я не использовал ее в бою. Ведь если я ей владею даже вдвое хуже чем кинжалом, то все равно победа в поединке с боцманом была бы мне обеспечена и притом с меньшим риском для жизни. Я тогда уже плохо соображал и ляпнул, что во время шторма сильно приложился головой о борт и забыл как пользоваться саблей. Тогда он сильно удивился, но видимо не найдя поводов к такому бессмысленному вранью поверил и предложил сделать учебные сабли - вдруг что вспомню. На самом деле я тогда просто не смог доверить свою жизнь неизвестному для меня оружию. Хоть память Искандера подсказывала что его наставники Зейб и Гуркаран поработали на славу, а ближе к концу обучения в монастыре благодаря скорости каждый второй поединок с учителем был в пользу Искандера. И тот факт что среди остальных тугов не было достойных его фехтовальщиков не смог развеять мои сомнения. Так что предложенный новым боцманом вариант меня очень устроил. Пока Зафар показывал мне клинки и предлагал не медлить с испытанием, его глаза постоянно косили на Деда. Все ясно - сарафанное, точнее корабельное радио в дядином лице уже начало действовать. Тянуть с тренировкой я не стал - надев кольчугу и островерхий стальной шлем, на чем настоял Зафар, вышел на палубу. Нормально чувствовать саблю, парировать и наносить удары я начал уже на второй минуте учебного боя. К концу третьей минуты я уже уверенно, на равных и в некоторых случаях превосходя соперника за счет скорости, закончил поединок. Несмотря на заработанный фингал который уже начал затягивать правый глаз Зафара, он был доволен как слон, как будто это он научил меня фехтовать с нуля. А фонарь он получил на первой минуте боя когда отвлекся на невиданное зрелище - 'райская птица' как обыкновенная курица вышла на палубу и вместо того чтоб вспорхнуть на мачту стала неуклюже взбираться на нее по вантам, помогая себе клювом. Видимо тендем мышечной памяти и мозга адаптировал умение сабельного боя под меня, но не сразу, и то что я не стал сражаеться с Хасином саблей был правильный выбор. Когда я уже хотел скинуть с себя тяжелую защиту, Азим - бывший телохранитель капитана - предложил скрестить сабли в тренировочном поединке уже с ним. Два боя я проиграл всухую, затратив на каждый не более минуты. Техника у него была поставлена на отлично, да и силой он меня тоже превосходил. Перед началом третьего боя я спросил, могу ли взять дополнительно в правую руку кинжал, в ножнах разумеется. Улыбаясь Азим ответил что он не будет против даже если я дополнительно еще в каждую ногу возьму по копью и тут же задорно рассмеялся своей шутке. Ну чтож, как говорится хорошо смеется тот кто смеется последним. Все еще улыбаясь, Азим начал атаку стремительным выпадом. Отклонив его клинок чуть влево, я передней подсечкой подбил его правую ногу за мгновение до того как она стала опорной. Инерцию летящего тела как и предполагалось остановила палуба. Мне осталось только наступить на запястье все еще сжимающей саблю руки и обозначить укол в горло.
 
   - 1:2. - откуда-то сверху доносится голос пернатого комментатора.
   Остальные ошарашено молчат - они ничего не поняли. Меняю стойку на правостороннюю, противник имитирует выпад на полпути разворотом кисти переведя его в рубящий - снизу вверх налево. Вместо блокировки удара разрываю дистанцию отскоком назад и на втором подшаге Азима повторяю подсечку только уже левой ноги. Тело как и в первый раз, только зеркально, встречается с палубой. Обозначаю укол в сердце.
 
   - Туше. Счет 2:2. - В этот раз Дед пытается копировать Озерова (известный советский спортивный комментатор).
 
   - Так нечестно! - Улыбка с лица соперника пропала еще после первого поражения, а сейчас он был мрачнее тучи. - Тебе райская птица колдует.
 
   - Нет Азим, это она вслух считает кто сколько раз победил. - На этот раз улыбался я. - Просто я воспользовался твоим советом и взял в каждую ногу по копью.
   Зрители-болельщики включая Азима уставились на мои ноги, затем перевели взгляд на корму, как будто отсюда можно сосчитать сколько там осталось копий. Первым тишину нарушил Фарах - хрюкнув несколько раз, он оглушительно рассмеялся. К нему присоединился Лейс, а вскоре казалось что палуба ходит ходуном от дружного гогота, Азим держался дольше всех, но зато потом и ржал громче. А дольше всех смеялся Басим - как потом оказалось, ему очень понравилась моя 'шутка' что птица может считать - сам он не умел.
   После тренировочных боев Дед устроил 'разбор полетов', а точнее ознакомил меня с выводами которые сделал на основании поединков.
 
   - Слушай, Саня, что я увидел и что я надумал. Как боец на клинках ты малотехничен но разнопланов и невероятно быстр, кроме того ты обоюдорукий боец что тоже жирный плюс. Техника конечно вещь важная, но пока мы не подобрали под тебя клинок, развивать ее не имеет смысла. Со стилетом ты обращаешься мастерски, а по многофункциональности он несомненно превосходит подавляющие число кинжалов, а его малый вес - это плюс к твоей скорости. Так что его мы оставим. Основной клинок я считаю должен быть чем-то средним между саблей и шашкой. Некоторые как бы эксперты в оружейной области считают что шашка своего рода квинтэссенция оружейной мысли и вершина клинковой эволюции. Аргументируют они это тем что с тридцатых годов девятнадцатого века поступила на вооружение Российской империи а к двадцатому полностью вытеснила, за исключением парадных, остальные виды клинков. Я же считаю что это произошло из-за сравнительной дешевизны, ремонтопригодности в полевых условиях и простоты обучения новобранцев по сравнению с той же саблей. Но у шашки безусловно есть и свои сильные стороны как раз под твой случай. Предлагаю следующий гибрид - длинна с рукоятью 85-90 см, малая кривизна клинка, ярко выраженное острие, полуторная заточка, анатомическая рукоять с небольшим наклоном вниз, массивная гарда, центр тяжести 5-10 см от рукояти. Слабую сторону такого варианта - малую поникающую глубину при рубящем ударе мы компенсируем малым углом и остротой заточки. Такое будет возможно благодаря свойствам гурской стали (узнав что мы везем в трюме, Дед настрого запретил ее продавать) явно содержащей ванадий и дополнительной цементацией клинка. Еще одна и последняя слабая сторона - массивная гарда. Как считают эксперты она мешает быстрому извлечению клинка из ножен, что в определенной ситуации может стоить жизни ее владельцу. Для тебя с твоей скоростью и стилетом который всегда под рукой это не критично. Плюсов от гарды куда больше - и в морду закрытую забралом можно дать и кисть руки под надежной защитой.
   День оказался очень насыщен. А на рассвете показался красавец Райсут.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #15 : 21-06-2016, 04:33 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
******************************************************************************* Город вырос на месте рыбацкой деревни еще во времена ранней античности как перевалочная база ароматического, а позже фарфорового и шелкового пути. Этому способствовало его географическое положение - примерно половина расстояния между древней Грецией а затем ее преемника - Рима и Поднебесной. За прошедшие столетия Райсут видел многих завоевателей: ассирийцы, персы, римляне - и каждый новый правитель строил в городе что-то свое, оставляя след в истории города. Новые здания строились на руинах старых и со временем превращаясь в руины, служили фундаментом для еще более новых. Вот только у каждого строения свой срок жизни - какие-то становились руинами не прожив и сотни лет, а другие словно застыв во времени, простояли многие века. Например этот построенный из тесаных каменных блоков римский амфитеатр простоял здесь явно не менее семи столетий, местами даже сохранив фрагменты цветной мозаики.
   Но всю эту красоту стилей и направлений утопающую в зелени садов я смог увидеть только спустя сутки пребывания в порту. По прибытию дядя сразу покинул борт для утрясания всех формальностей с портовыми властями, далее его путь лежал в нашу - точнее в Аишину (по завещанию) под дядиным управлением факторию. Затем ему надо было забежать на верфь для найма работников, которые должны установить новую мачту и провести остальные работы по восстановлению оснастки судна. Перед своим уходом он заинструктировал меня буквально до нервного тика - каким я должен быть бдительным чтобы сохранить сокровища, тем более что благодаря пиратской кассе они еще и приумножились.
   Мы стояли на якоре, на ближнем рейде. Выставив караул вооруженный луками, мне ничего не оставалось как расположиться в тени кормы и позвать Фараха на предмет осмотра его ран и просто поболтать о завтрашнем увольнении в город. Раны опасений не вызывали - не кровили, припухлость почти исчезла, а краснота осталась только непосредственно вблизи самих ран. Андоррец рассказывал где стоит завтра побывать и что вообще есть с его точки зрения интересного в городе. Припомнив о наложницах, я поинтересовался как там на рынках с этим делом. На рынках с этим делом обстояло все хорошо, но подавляющее количество товара составляли 'черные косточки' с Африканского континента. Но и среди них тоже можно найти экземпляры которые проще перепрыгнуть, чем обойти вокруг - сказав это, Фарах состроил блаженную рожицу и задорно подмигнул. Перед моим взором отчетливо возникли воспоминания Искандера во время его утех с Маидой, от чего меня заметно перекосило. Андорец видимо истолковавший мою реакцию по своему, тут же добавил, но уже с более кислым лицом что и с молодыми парнями тоже проблем нет. Выводы андоррца меня позабавили, на что я ответил что парни, мужики и старики меня как наложницы совершенно не интересуют, а сам подумал - надо по приезду в Александрию стрясти с Маиды те камешки которые она выманила у Искандера. Пусть не по джентельменски, но ее бандитская наводка и действия ее брата полностью снимали все этические проблемы. Мысли на эту тему прервал голос караульного.
 
   - Шлюпка по правому борту! Движется в нашем направлении.
   Все услышавшие сообщение схватив оружие поспешили на правый борт. Но тревога была явно перестраховочной - в шлюпке гребли и были единственными ее пассажирами два пацана не старше тринадцати лет. Как оказалась это дядя подсуетился - зашел в ближайшею прибрежную харчевню и заказал роскошный обед с доставкой на судно. Вареная и запеченая с овощами баранина, какая-то тушеная дичь, свежая выпечка и сыр, чистейшая родниковая вода, кумыс, компот и множество овощей и фруктов. От одного только запаха перехватывало дыхание и рот наполнялся слюной. Я хотел позвать Деда, но с обонянием у него видимо полный порядок - скребущий цокот его когтей по палубе оповестил присутствующих о проявлении 'райской птицы'.
 
   - Саня, смотри - редис?! Лук, чеснок! Саня, огурцы!.. - Поминутно раздавались восклицания взволнованного Деда инспектирующего корзины со снедью. - А это же груши и персики! Это просто праздник какой-то! А я думал, они тут одну репу да разные каши с мясом едят. Эх, под такую бы закусь да соточку намахнуть!
 
   - За то что ты меня позоришь, тебе вообще ничего не полагается. Стыдно, Дед! Я объявил тебя райской птицей, а ты вместо того чтобы парить как орел, ползаешь по палубе как рахитическая курица. Я думаю....
 
   - Запомни, Саня! - Дед не дал мне закончить фразу. - И заруби себе на носу - думаю здесь только я, а все остальные выполняют.
   Сколько возвышенного пафоса и назидания, прям римский сенатор какой-то. Дождавшись когда Дед переключил свое внимание на корзину с фруктами, подхватываю наглого птица руками и высоко подбрасываю его в небо.
 
   - Ааай! - Это все что успел выкрикнуть Дед, а дальше крылья его распахнулись и описав над морем широкую дугу, он плавно опустился на планшир. - Саня, гад! Ты чего же это творишь!? А если бы я утонул или разбился об палубу....
 
   - Дед, ты был великолепен! Я тобой горжусь! Ты и в правду парил как орел. - Сбив его агрессивный запал, я продолжил. - Ты же знаешь как я плаваю и то что муху ловлю на лету тоже в курсе. Тебе абсолютно ничто не угрожало, а теперь добро пожаловать к столу. Ты сегодня именинник.
   Дед поворчал еще немного для порядка, заявил что я испортил ему аппетит и принялся за еду. Персик как корова языком слизнула - страшно подумать что бы было, если бы он ел с аппетитом.
   Следующими посетителями были работники с верфи - покружив по палубе и сделав какие-то замеры, убыли не попрощавшись. От нечего делать стал разглядывать свое лицо в дядино серебрянное зеркальце. Маленькое и мутноватое отражение подтверждало слова Деда что Искандер действительно похож на меня в его годы, вот только дурацкая куцая борода портила все впечатление. Решил побриться, но вовремя вспомнил что бритое лицо (если ты не евнух конечно) тут нонсенс. Вспомнил бородку капитана шайти и спросил у Фараха, кто мне может так же подровнять бороду - оказалось что никто. У бывшего капитана был слуга который одновременно был его цирюльником, а остальные ухаживали сами за собой кто во что горазд или посещали цирюльника в термах, если денег не жаль. Сделал себе заметку обязательно посетить термы и брадобрея, но потом задумался как ему объяснить какая мне нужна стрижка и борода, ведь словарного запаса не хватит. Идея все-таки пришла - решил побрить и подстричь андоррца, чтобы завтра предъявить цирюльнику шаблон по которому он и должен сработать точь-в-точь. Уломать Фараха на задуманную мной экзекуцию было большой проблемой, и только когда я пригрозил ему что подстригу Зафара и пойду в город с ним а капризные андоррцы останутся нести караул и драить палубу, принял вид мученика и сдался. Всю процедуру Фарах перенес стоически - наверно с таким выражением лица Александр Матросов накрыл своим телом вражескую амбразуру. То что получилось мне понравилось, и даже подлетевший Дед заинтересованный моими манипуляциями сказал что наконец-то хоть один из увиденных им здесь аборигенов на человека стал похож. Самому Деду летать видимо понравилось и весь световой день он с небольшими перерывами кружил возле 'Сафанны', забираясь все выше и дальше. Дядя к вечеру не объявился - знал бы, заказал бы пацанам из харчевни что-нибудь покрепче компота. Но ничего - завтра у меня будет первый выход в большей свет, там разберемся. Утром чуть свет заявился дядя с десятком охраны и новой палубной командой, пока только из шести матросов. Этого хватило с запасом чтобы без происшествий подойти и пришвартоваться к причалу. Рассчитывая претендентов 'на вылет', я все же решил оставить Басима. Туповатый конечно, зато силушкой бог не обидел. А после того как я подарил ему ятаган Хасина, разрешил выбрать любые штаны взамен 'его штанов' ушедших на дно вместе с Абидом и наградные за поддержку нового капитана, слушался меня как отца родного и любые поручения выполнял с точностью до запятой.
   В увольнение отправились втроем - кроме андоррца к нашей группе прибился Дед. В ответ на мои доводы по поводу того что я с ним на плече буду выглядеть как рыночный скоморох, он привел свой, что если он будет кружить над городом самостоятельно, его обязательно пристрелят из лука, приняв за чокнутого фазана. Первым делом посетили харчевню, ту из которой вчера нам доставили шикарный обед. Плотно позавтракав, направились в терму. Мои опасения по поводу привлечения к нашей компании повышенного интереса граждан даже превзошли ожидания. Многие от такого диковинного зрелища замирали как вкопанные, остальные замедляя шаг проходили мимо с открытыми ртами. Одному такому особо удивленному недорослю Дед не выдержав, гаркнул.
 
   - Закрой рот, деревня! А то ворона залетит.
   Ойкнув, 'деревня' выронила из рук какие-то сладости и еще шире раскрыла рот, видимо для того чтоб ворона точно не промахнулась. Уже подойдя к термам я сообразил что иду туда без смены белья, а надевать пропотевшее и просоленое морской водой на чистое тело не хотелась. Развернувшись на сто восемьдесят, поспешили к одежным лавкам которые прошли минут десять назад. Я выбрал себе шелковую кремового цвета просторную нательную рубаху и такие же подштанники по колено. Раздосадованный своей оплошностью и тем что зеваки идущие за нами табуном уже достали, я забыл что надо торговаться и выдал без возражений продавцу всю запрошенную им сумму сразу. Этот поступок удивил присутствующих наверно даже сильней чем невиданная ручная птица, что еще больше опустило градус моего настроения. В термах я наконец-то расслабился - после получасового отмокания в горячей воде моим телом занялся крепкий на вид старичок. Натерев меня чем-то средним между маслом и жидким мылом с терпимым запахом, он начал массаж. В массажах я разбирался еще со времен занятий самбо, но такого мастерства которое демонстрировал престарелый банщик, еще не встречал. Мне разогрели размяли и потянули каждую мышцу, прощупали и размяли каждый сустав, хрустнули каждым позвонком - и все это было проделано на грани боли, но самой боли я так и не почувствовал. Процедура закончилась тем что меня растерли губкой пропитанной еще чем-то и смыли все это горячей водой, затем окатили ледяной и быстро растерли тело хлопчатым полотенцем. Пребывающее в неге и блаженстве тело передали цирюльнику. Цирюльников было двое - умудряясь не мешаться друг другу, один приводил в порядок мою прическу и бороду, постоянно сверяясь с шаблоном которым служил Фарах, а второй в это время занимался маникюром и педикюром - по упрощенной схеме, конечно.
 
  Из бани я вышел в приподнятом настроении и даже пристальное внимание зевак больше не бесило, а скорее веселило меня. Чтобы нагулять аппетит перед обедом решили прогуляться по 'бабам', точнее посетить невольничий рынок на предмет просто посмотреть что почем и вообще на что можно рассчитывать при покупке наложницы. Рабский рынок начинался сразу за окраиной города и наверно такое его местонахождение было необходимой мерой, так как неприятный запашок от продуктов жизнедеятельности 'товара' я ощутил еще метров с двухсот. Сам рынок разочаровал меня уже в первые минуты экскурсии. Фарах оказался прав - подавляющее большинство товара было представлено чернокожими рабами, но ничего даже близко похожего на голливудские шаблоны. Никаких тебе сверкающих злобными взглядами, закованных в кандалы перекачанных шоколадных культуристов, а самое главное - роскошные, полуобнаженные мулатки в леопардовых бикини отсутствовали как класс. Дед даже как-то обреченно продекламировал.
 
   - Этапы, конвой, пересылка,
 
   Свидания, побеги, метель.
   И правда, скорее это походило на конвойную пересылку мелких африканских уголовников, которые давно смирившись с судьбой сидели, стояли и даже лежали в загонах огражденных хлипким штакетником и с полным безразличием ожидали своей участи. У каждого загона стоял продавец, который заметив хотя бы искру интереса в глазах потенциальных покупателей вцеплялся в них как клещ, расписывая все прелести и достоинства продаваемых им рабов. Обойдя полтора десятка загонов я потерял всякий интерес к этому убогому зрелищу и просто брел за спиной прихрамывающего андоррца, когда услышал женскую ругань, переходящую в крики. Повернув голову на источник шума я увидел следующею картину - жирная негритянка ухватила светлокожую - судя по угловатой фигурке еще совсем молоденькую девушку - за рыжие космы и пытается свалить ее на землю. Казалось еще мгновение и рыжая пропашет своим носом землю, но тут произошло нечто необычное. Выйдя из какого-то ступора, рыжая вдруг нанесла длинную серию ударов по голове и в корпус соперницы. Удары были хорошо поставлены и проведены почти со скоростью барабанной дроби. Толстуха завизжав отпустила волосы соперницы и попыталась закрыться руками, но ей это не помогло. Следующая серия ударов была короче и прицельнее - негритянка поплыла, а мощный пинок в грудь отправил ее на землю. Тут на помощь видимо своей подруге подоспел здоровенный негрила. Мощно размахнувшись ... он получил хлесткий удар ногой в промежность и согнувшись пополам, завалился на землю. Рыжею это не успокоило - нанеся еще несколько сильных ударов в голову и отключив его, она вернулась к толстухе, видимо чтобы добить и эту. Но ей помешали подоспевшие охранники, тоже негры, и купец поврежденного товара. Нельзя сказать что эта досадная помеха обескуражила рыжую - она сменила атакующий стиль на уклонения и контратаки, увеличив и так потрясающею скорость. Со стороны эта свалка походила на клоунскую буффонаду, где три неуклюжих толстяка пытаются поймать или ударить очень верткую тростиночку, поминутно сталкиваясь, падая и получая затрещины и пинки от нее и друг друга. Вот только удары были не шутейными, о чем красочно говорили разбитые в кровь лица троих нападающих. Мне уже стало казаться что рыжая без особых проблем вскоре забьет насмерть эту уже выдыхающуюся троицу, когда ее схватил за голень очнувшийся негрила. Ногу она тут же высвободила ударив другой ногой по запястью негра, но потерянное мгновение не вернешь. Воспользовавшись заминкой, один из охранников схватил ее за волосы и повалил на землю, накрывая отчаянно брыкающеюся рыжую своим телом, тут же к нему присоединился купец, но получив удар головой в лицо, освободил место второму охраннику. Рыжая даже в таком положении не сдавалась - утробно рыча, продолжала лягаться и бить головой. От этого грандиозного зрелища меня оторвал Дед.
 
   - Саня, ее надо срочно брать. - Взволнованно прокричал он мне прямо в ухо.
 
   Я и сам понял что девчонку надо брать и притом срочно, пока ее не покалечили разъяренные битюги - хотя то что с таким 'счастьем' можно отхватить горя, я тоже понимал. Смахнув с плеча попугая, перепрыгнул ограду и с криком 'Стоять!' врезался в клубок переплетенных тел. Раскидывая в стороны охрану, я одновременно отбивал и уклонялся от ударов спасаемой - все же один весьма болезненный удар в грудину я пропустил, но отделался надеюсь всего лишь синяком.
 
   - Стойте! Остановитесь, правоверные. - Еще раз повторил я, встав между враждующими сторонами и подняв руки в примеряющем жесте. - Я ее покупаю!
 
   - Уйди с дороги, незнакомец! - Голос купца клокотал от ярости, а в руке сверкал кинжал. Если честно, то любой бы на его месте взъярился - подбитый глаз, разбитые губы и бровь, а из распухшего носа до сих пор сочится кровь окрашивая бороду и усы в алый цвет. - Сначала я убью эту тварь, а потом ты можешь забрать ее бесплатно.
 
   - Уничтожать свой товар нельзя! Для купца это очень плохая примета!
   Судя по изменившемуся выражению лица, добавленная в мой голос уверенность в сказанном упала на благодатную почву приверженца суеверий.
 
   - Или ты хочешь из уважаемого человека превратится в рыночного побирушку?
 
   - Хорошо незнакомец, я продам тебе ее за десять динаров, только сначала хорошенько поколочу ее палкой.
 
   - Я дам тебе купец за этот длинный скелет три динара и буду колотить ее палкой каждый день, пока она не станет кроткой как ягненок. - После моих слов сзади возмущенно засопели. - А судя по ее характеру, это будет продолжаться очень долго.
 
   - Выкладывай восемь - и можешь забрать эту молодую нецелованую и сильную рабыню.
 
   - В своем ли ты уме, купец? Такие деньги за нее даст только шайтан чтобы пугать ее видом правоверных! Четыре.
   Ну все, понеслось!... В результате получасового торга я стал наконец рабовладельцем, уплатив за это 'счастье' пять с половиной динаров. Как бонус к новому приобретению мне выдали ошейник из грубой бычей кожи и двухметровый поводок из прочной веревки. Поводок я сразу сунул в руки андоррцу, Мне хватало носимого на плече Деда, чтоб еще вести на поводке всю забрызганную кровью в изодранных в хлам обносках девицу. Зрелище двух хромающих на разные ноги спутников - видимо в драке у рыжей пострадала левая нога - снова подняло мне настроение и включило мозг. После недолгих раздумий решил отвести рыжую в термы, а Фараха отправил в одежные лавки прикупить для нее новую одежду. Поворчав для порядка, андоррец двинулся в сторону лавок, а я намотав на кулак поводок, пошел в сторону терм. Притормозив несущегося навстречу парнишку разносчика воды, напился сам и напоил явно страдающую от жажды собственность. Напившись, рыжая мне заявила.
 
   - Все равно я тебя убью.
 
   - Что, вода не понравилась?! - С ехидцей поинтересовался я.
 
   - Нет, за то что будешь бить меня каждый день палкой.
 
   - Пфф, а это поможет? Да и заплатив за тебя такие деньги, я не то что бить, я пылинки с тебя сдувать обязан.
 
   - Тогда просто сбегу, я не раз сбегала.
   Ни слова не говоря, я вынул стилет и срезал с ее шеи рабский ошейник - надо отдать должное, девочка даже не вздрогнула.
 
   - Давай, вперед! - Я даже жестом показал направление. - Если сон в канаве и еда с помойки тебе нравятся больше, не буду тебя удерживать. Можешь валить на все четыре стороны.
   Вогнав стилет обратно в ножны, я не оглядываясь продолжил путь. Спустя минуту меня догнало сердитое сопение - за мной следовала моя наложница.
   В термы с такой 'раскрасавицей' пускать отказались наотрез. Дождался Фараха чтобы было кому приглядеть за рыжей, а сам пошел качать права в администрацию бани. Предложенные деньги проблему не решили - управляющий был непреклонен и мне пришлось доставать румалу. Оказалось что для особо почетных гостей есть отдельный зал с музыкантами и танцовщицами. Уточнив что помыться там тоже можно, я заказал его, но без песен и плясок. Приглашенная банщица когда узнала кого ей предстоит мыть, чуть было не устроила истерику - пришлось 'уговаривать' и ее.
 
   Ждать рыжую пришлось очень долго, я уже начал злиться и подумывать что вопреки моим указаниям в помывочную была приглашена 'балетная труппа' и отработав три акта, они сейчас выступают 'на бис'. Появление рыжей мы дружно проморгали и узнали ее только когда она остановилась прямо напротив нас. Передо мной стояла красивая, стройная и богато одетая девушка с фонарем под глазом. Длинное светло-кремовое платье из тонкого хлопка украшенное вставками и аппликациями из белого и кремового шелка покрывала абая (накидка носимая поверх платья которая надевается от макушки головы) из тончайшей белой шерсти, украшенная замысловатым орнаментом золотистого цвета. Картину завершала светло коричневая милфа (вуаль, закрывающая нижнюю часть лица) из полупрозрачного шифона и индийские башмачки в цвет, с вышивкой на загнутом носке. Когда я справился с шоком, первый вопрос я задал андоррцу.
 
   - Фарах, где ты так научился подбирать женскую одежду, неужели гулямы проходят обучение в дамских лавках?!
 
   - Да не выбирал я ничего! - Андоррец на глазах стал покрываться румянцем. - Я даже не знал что купил! Просто отдал продавцу-иудею твои два золотых, сказал что нужна женская одежда и показал какого роста. Ну и сказал конечно, что если надует, то вернусь и без разговоров выпущу ему кишки.
   Я совершенно не ориентируясь в ценах на бабские шмотки, действительно дал Фараху два динара - так сказать с запасом на всякий случай. А он решил эту проблему от обратного, зато быстро и кардинально. Ну да зачем ему экономить чужие деньги, если он и свои не бережет. И ладно, зато какой сюрприз - из гадкого утенка замарашка превратилась в прекрасного лебедя.
 
   - Здравствуй принцесса-лебедь! - Рыжая и так чувствующая себя не в своей тарелке от смущения, после моего приветствия стала пунцоветь. - Давай что ли знакомиться будем - меня зовут Искандер, а как тебя звать-величать.
 
   - Марзозитаонгао.....каго.
   Где-то на середине имени мой мозг отказал и включился уже ближе к концу.
 
   - Это очень длинное имя - и когда я его выучу до конца, то уже забуду начало. - Говорил я предельно серьезно, чтоб не обидеть девушку. - Давай я буду звать тебя Марго - это очень хорошее имя, так звали одну красивую королеву.
   Повторив свое новое имя несколько раз и как бы попробовав его на вкус, рыжая согласилась. В харчевню пришли когда обед был в самом разгаре и в зале было шумно и многолюдно. Такой расклад мне не понравился, но не ждать же когда зал освободится. Выход из этой ситуации предложил Дед. От харчевни до берега моря было не более пятидесяти метров, и если вчера нам доставили еду на корабль, то до берега по любому донесут. Короче, Дед предложил устроить пикник. Вчерашние мальчишки сразу за линией прибоя на мелкой гальке расстелили два ковра на которых с удобством разместилась вся наша компания и шустро стали подносить еду и напитки. Марго сняла накидку и вуаль, а я 'пожертвовал' румолой - используя ее в качестве салфетки, подоткнул под горло платья. Было видно что девочка сильно проголодалась, но ела она не спеша и с достоинством. Впервые с момента встречи мне удалось хорошо рассмотреть ее вблизи. Высокий лоб, симметричные черты лица, большие медового цвета глаза, длинные ресницы, пухлые чётко очерченные чувственные губы - в целом красивое женское европеоидное лицо с едва уловимыми нотками негроидной крови. На мои вопросы о себе отвечала охотно и без жеманства. Оказалось что она коренная африканка, а мое предположение что она полукровка было опровергнуто тем фактом, что все ее соплеменники за редким исключением белокожи и в основном блондинистые. Умеет хорошо драться, в том числе и холодным оружием - ее специально учили этому с раннего детства, так как прародительница их народа великая амазонка и царица Африки - Тин Хинан, а она, Марго - ее прямая наследница, дочь царя племени и будущая мать царя Африки.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #16 : 30-06-2016, 05:02 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
******************************************************************************* С моей стороны соответственно последовал вопрос, не слишком ли она скромничает - почему бы не родить царя мира, а еще лучше сразу бога. На мою подначку Марго не повелась, а терпеливо как туповатому подростку пояснила, что в древних рукописях сказано - у царя племени родится огненная дочь, при этом дернула себя за рыжий локон, со знаком Астеры над сердцем, которая и станет матерью нового царя Африки. Для особо тупых пояснила, что Астера - богиня власти, а ее знак - серп луны. Поколдовав с платьем, безо всякого стыда продемонстрировала левую грудь, где над соском четко просматривалось родимое пятно в форме полумесяца. Сама грудка была на загляденье, совершенство ее формы можно было сравнить разве что с совершенством фюзеляжа истребителя последнего поколения. Видимо решив, что я хорошо рассмотрел все что нужно, Марго быстро запахнула платье.
 
   - А про отца царя Африки в тех рукописях ничего не написано? - С невинным видом поинтересовался я, когда наваждение исчезло.
 
   - Про то что у него большие круглые глаза и открытый рот - точно ничего нет. Открыв до предела рот и выпучив глаза, она сделала уморительную мордашку - видимо изображая меня, когда я рассматривал... кхм... знак Астеры. '- Да она к тому же еще и язва'.
 
   - То есть я сейчас сижу в присутствии царицы всея Африки. - Добавил я ехидства в голос. - Большая честь для меня.
   Меня объявили темным неучем и сказали, что цариц сейчас не бывает а есть только матери царей, и сделали экскурс в свою пирамиду власти и общественный строй. Оказалось что ее бабка - мать царя - родила только сыновей, старший из них стал царем, который правит всеми племенами и принимает решения. Мать царя ничего не решает, но может отменить любое решение царя. Жена царя - мать Марго - пришлая (не из прямой линии королевского рода) и не сможет стать матерью царя и ее сыновьям не стать царями. Зато если рождается дочь, то она становится новым матриархом и будущей матерью царя. Как пояснил Дед, такая система наследия королевской крови называется матрилинейной (то есть по материнской линии), принятой в матриархальной родовой организации (те же амазонки), но в данном случае с существенными элементами патриархата.
   В семье она была младшим ребенком после старшей сестры и среднего брата. Всех девочек королевского рода в обязательном порядке обучали грамоте, истории рода, иностранным языкам (арабский, латынь, греческий) и конечно как завещала мать-прародительница, искусству боя во всем его многообразии. Сестра была старше ее на семь лет, и когда она полностью осознала что благодаря исключительности Марго ей ничего не светит, стала воспринимать учебу как бесполезную нагрузку. Заметив это, бабка Марго просто махнула на нее рукой, полностью переключившись на будущего матриарха. Когда рыжей исполнилось шестнадцать лет, ей стал доступен ежегодный хадж в храм Астеры, который располагался на высокой горе в неделе пути от их города. Несмотря на то что посещение храма было великой честью, брат и сестра сославшись на недомогание, ехать туда отказались. В храм допускались только особы королевского рода и их ближайшие сподвижники, где им предстояло оставить щедрые дары богине, попросить ее о процветании рода и о чем-то личном. А также передать хранителям-инеслеменам летописи племени за прошедший год, а Марго с бабкой должна была там остаться до следующего хаджа, для ознакомления рыжей с архивами племени и для постижения мудрости накопленной веками. До цели путешествия путники не добрались. На третий день пути в одной из тенистых рощ их ожидала засада. Нападающими были их вассалы-берберы, с которыми у них были верноподданнические отношения, а главное - они не только нападать, а даже косо смотреть на хозяев не смели. Засыпав стрелами караван беспечных путников прямо в центре их земель, агрессоры бросились в атаку. Марго повезло - моментально среагировала престарелая, но все же амазонка - ее бабка, она сбросила с верблюда внучку и накрыла ее своим телом, принимая на себя выпущенные стрелы. Когда приблизилась группа добивавшая раненых, бабка шепнула ''беги'', а сама бросилась в последнею атаку, прихватив копье выпавшее из руки погибшего воина. Эту атаку она не пережила, впрочем как и четверо из контрольной команды. Убежать Марго не удалось - слишком плотным было кольцо засады. Метания девушки прервала петля аркана, перехватившая ее шею. Пленивший ее бербер зная о возможностях женщин ее племени на ночь крепко, как ему показалось, связал ей руки, а конец веревки закрепил на своем поясном ремне, где находился легко извлекаемый из ножен кинжал. Астера позаботилась о своей подопечной - концерт который устроили цикады заглушил тихие вскрики и непродолжительную возню, а острый серп луны давал достаточно света чтобы управлять трофейным верблюдом. Погони не было. Какими бы отчаянными берберы не были, но гонять по чужой земле малым вооруженным отрядом не самый лучший способ самоубийства.
   Добравшись в родной город и рассказав все сестре, она была обвинена в том что сама подготовила нападение чтобы досрочно взять всю власть в свои руки, а иначе как объяснить тот факт, что самые умелые воины племени погибли, а на ней ни царапины. На самом деле произошел банальный дворцовый переворот, который сестра давно и тщательно готовила, собрав вокруг себя опальную и недовольную своей участью знать. Момент для этого был выбран крайне удачно. Одним ударом была уничтожена вся верхушка власти и их приверженцы. Сестра автоматически становилась матерью царя, брат - до тех пор пока не родится и не войдёт в силу его племянник - становился временным царем, а дворцовые аутсайдеры превращались в лидеров. Обвиненная в предательстве и убийстве царственных родственников Марго была заточена в зиндан, в котором она должна была провести почти год до следующего праздника осеннего равноденствия. В этот день полумесяц примет истинную форму знака Астеры, брат будет коронован и сможет решать судьбу других особ царского рода. Марго не сомневалась, что после коронации ей останется жить считанные дни если не часы, поэтому единственное что могло продлить ее жизнь, это побег. Сбежать самостоятельно из каменного четырехметрового колодца с гладкими отвесными стенами и тяжелой металлической решеткой у горловины было нереально, оставалось надеяться на случай. Все чем она могла способствовать побегу в ее положении, это только поддерживать свое физическое состояние на пике формы, чтобы когда такой случай представится, не упустить его из-за своей немощи. Неделя сменяла неделю, за месяцем следовал другой и ничего не происходило - один и тот же тюремщик каждый день опускал пищу и поднимал ведро с нечистотами, за все это время не проронив ни слова. Один раз приходила позлорадствовать сестра, сказала что ждет не дождется того дня когда Марго посадят в клетку с голодными львами, и будет наблюдать это зрелище до тех пор, пока от рыжей не останется ни единой косточки. А после прикажет собрать львиный помет, закопать его в землю, а сверху поставить надгробье с ее именем. Марго поблагодарила сестру за подсказку и заявила, что именно так и поступит со всеми изменниками. Ночью на исходе седьмого месяца заточения, чуткий сон Марго потревожили какие-то нехарактерные звуки - вместо размеренных шагов часовых странные перебежки, возня, запыхавшееся дыхание, опять возня уже с запорами решетки. Наконец решетка откинута и внутрь опущена веревочная лестница. Поднявшись наружу, Марго в слабом свете факелов освещавших внутренней двор тюрьмы наконец-то разглядела своего спасителя - это был не какой-то чудо-богатырь, способный расправится с десятком тюремщиков, а заурядный худощавый мужчина за сорок с добрыми и умными глазами, весь перепачканный кровью. Как оказалось, это хранитель-инеслемен из храма Астеры.
   А дело было так - не дождавшись очередного посещения храма правящей верхушкой , главный хранитель отправил своего будущего преемника в 'свет' разузнать что же произошло. Получив подробную информацию, настоятель ни на гран не усомнился в невиновности Марго, а зная об ее исключительности, решил любой ценой помешать ее гибели. В результате длительной подготовки был подкуплен тюремный повар, который в день 'Ч' щедро приправил приготовленный ужин ядом и оставил открытой служебную калитку. Первостепенным условием повара было то, чтоб отравленные тюремщики выглядели так как будто были убиты оружием, поэтому хранителю пришлось резать, колоть, растаскивать и вооружать трупы согласно принятой на себя клятве. Имея значительную фору во времени, а также то что погоня взяла специально подготовленный для нее ложный след, беглянке и хранителю удалось в скором времени без происшествий добраться до Тарабулуса (Триполи) - города-порта, раскинувшегося с незапамятных времен на берегу Средиземноморья. Конечной точкой их путешествия были предместья города Сиракузы, расположенного на острове Сикилийя (Сицилия), там почти столетие назад образовалась крупная община народа имошаг - ее народа.
 
  Мухаммад Зийадаталлах, эмир Туниса, чьи земли граничили с землями имошаг, в 827 году собрал огромное войско, в которое вошли четыре тысячи воинов ее племени и двинул эту армию на покорение Сицилии. В результате десятилетия вялотекущих военных действий оставшиеся в живых соотечественники получили плодородные земельные наделы и компактно расселились на них. Кто-то женился на местных, а кто-то с оказией перевез континентальных родственников к себе. Так зародилась община, сохранившая веру, язык и обычаи предков. На решения континентального царя им было в общем-то плевать, но связи с главным храмом Астеры поддерживали и к мудрости матери царя прислушивались.
   В порту выяснилось, что на Сицилию завтра утром отправится неф, заканчивающий погрузку слоновой кости. Недолго думая, беглецы направились к так удачно подвернувшемуся судну. За проезд двух пассажиров капитан - носатый грек - потребовал три солида, на динары тоже согласен. Простофиля-хранитель тут же достал из увесистого кошеля требуемую сумму и вручил ее греку. Безразлично-ленивое выражение лица капитана сменила дружеская улыбка. Грек засуетился, пригласил уважаемых путников перекусить в свою каюту, а пока его человек ходил за едой, предложил попробовать замечательный нектар, который восхитителен на вкус и прекрасно утоляет жажду. Последнее о чем подумала Марго перед тем как Морфей принял ее в свои объятия, что напиток - полная дрянь.
   Очнулась она от качки и жуткой вони. Когда ей удалось разлепить глаза, то, что она увидела, мало чем напоминало капитанскую каюту, - это был трюм, забитый до отказа африканцами разных племён. Единственной ее одеждой, если не считать рабского ошейника, было что-то типа мешка с прорезями для головы и рук. Что еще заметила Марго, трюм в котором она оказалась, был гораздо уже, чем был бы у широченного нефа. А это означало что она на другом судне, которое идет куда угодно, но только не на Сицилию - ведь единственный кто следовал туда, был этот самый неф. Бешеная злоба заклокотала внутри - капитан, мразь, мало того что завладел двумя кошелями с золотом, ее украшениями, не погнушался ношеной одеждой, так еще продал их в рабство. Дикий звериный крик полный отчаянья и злобы сотряс трюмное пространство. Потревоженный сосед по 'нарам' решил успокоить безутешную девочку крепкой плюхой по лицу. Плюха была машинально отбита, но все равно спустила взведенную до предела пружину. Град ударов обрушился на соседа, а потом и на пытавшихся ее урезонить его соплеменников. Короткие поводки их ошейников не позволяли убежать от обезумевшего демона в которого превратилась обычная с виду девушка, а безуспешные попытки защититься еще больше раззадоривали ее. Все что им оставалось - это падать и закрываясь руками, бешено кричать от охватившего их ужаса. На крики прибежала охрана вооруженная сетью (видимо отработанный прием для буйных, чтоб не попортить товар). Обездвиженную Марго попинали для порядка, освободили от ошейника и обрядили в колодки. Кроме того что ее еще раз побили за отошедшего к праотцам соседа который умер через сутки не приходя в сознание, ничего примечательного до Александрии с ней не произошло.
   В Александрии едва с нее сняли колодки и выпустили из клети где на территории рынка ночевали рабы, как она сразу же задала стрекача. Уйдя в стремительный рывок, она моментально оторвалась от еще полусонной охраны, а благодаря раннему утру улицы были практически пустынны. На самой окраине города Марго прошмыгнула в какие-то развалины, где решила затаиться до ночи. Как оказалось, кроме нее на данной площади квартировал старик дервиш. Поделившись с ней скудным завтраком и водой, он отправился по своим делам, не забыв оповестить городскую стражу о прячущейся там девушке с характерными потертостями от колодки на шее и запястьях рук. Схватившая ее стража не получив ответа на вопрос кто является ее хозяином, не стала упорствовать, а попросту продала ее работорговцу, который в этот же день покидал Александрию - как говорится, и концы в воду и волки сыты. Вот так она и попала на рынок Райсута. На вопрос Деда известно ли ей слово 'туарег', сказала что да - так их народ называют арабы.
   Все что она говорила я переводил Деду, что спрашивал он - переводил Марго, получалось я постоянно говорил, держа в руке чуть надкушенную, взятую в самом начале обеда утиную грудку, а они сметали со стола все что не приколочено. Никогда не был знаком с переводчиками, но наверняка все они постоянно злые и вечно голодные. Такое положение дел мне надоело, и задав глобальный вопрос Деду - что он думает по этому поводу, я спокойно принялся за еду.
   Дед начал с того, что туареги единственный африканский народ полностью соответствующий европеоидной антропологии которую он сохранил сквозь века, несмотря на постоянную вынужденную подпитку негроидной крови. Что касается версий его возникновения, то их великое множество - от тех что они произошли от атлантов некогда затонувшей Атлантиды, до тех, что они те самые потомки инопланетян, которые построили египетские пирамиды и дали начало европеоидной расе на Земле. Дед же придерживался той гипотезы, что они потомки карфагенян и их предтеч финикийцев, которые разбежались по всей Африке после падения Карфагена. Сто лет пунических войн убедили Рим что если не извести под корень всю мятежную нацию, это безобразие не прекратится. У того же Флобера есть описание как всех оставшихся в живых жителей Карфагена после его захвата связали и растоптали слонами. Так что наверняка нежелающие разделить участь соотечественников, горожан столицы, тысячи карфагенян двинули в сторону центральной Африки, где без сомнения за прошедшее века разведали подходящие оазисы. Свято место пусто не бывает, но обладая многовековым опытом ведения войн и более совершенным оружием, они без особых потерь расчистили под себя место и поработили аборигенов, скорее всего берберов. Как это часто бывает, победители с течением времени переняли язык и культуру побежденных, но не допустили ассимиляции своего этноса и оставили себе свою письменность и веру. Так и жили - не тужили, пока с юго-востока лет пятьсот тому назад не хлынули бесчисленные орды кровожадных дикарей, которые постепенно вытеснили их в сторону Сахары. В общем воевать им пришлось с короткими промежутками времени более тысячелетия - волей-неволей пришлось развивать культ воина, а с учетом матриархата и воительницы.
 
  - Так что боевитый народец получился! - глянув на рыжую, закончил Дед.
   Обед давно закончился, но уходить никуда не хотелось. Вообще что-либо делать было лень. Легкие перистые облака как вуалью закрывали разгоряченный лик Солнца, пропуская только ласковое тепло, ленивые волны мягко шелестели галькой, а едва заметный бриз наполнял воздух морской свежестью. Марго водила пальчиком по перышкам 'райской птицы', счастливая улыбка не сходила с ее уст, а застывший попугай казалось даже забыл как дышать. Прям пастораль в стиле Франсуа Буше. Мне даже завидно стало.
 
   - Дед, это называется как ты говорил двойные стандарты! Вон Гуфара например когда он хотел тебя погладить ты клювом так долбанул, что он сейчас в нашу каюту заходить боится. А тут надо же, разомлел, того и гляди растаешь.
 
   - Саня, это называется зависть. - Не открывая глаз, назидательно проговорил Дед. - Умей проигрывать достойно - ты же видишь, я ей больше нравлюсь.
 
   - А хочешь, я ее спрошу как бы она поступила с попугаем, если бы не знала что он принадлежит ее хозяину.
   И не дожидаясь ответа Деда, обратился к рыжей.
 
   - Марго, тут птица спрашивает - как вы сворачиваете головы курицам перед тем как приготовить из них еду.
   Марго слегка смущенно глядя на попугая, все же продемонстрировала знакомый всем жест, Дед опасливо покрутил шеей, и видимо вспомнив что проголодался, поспешил к недоеденным фруктам.
 
   - Так что Дед ты сильно губу не раскатывай, не по Сеньке шапка. Вот на днях сходим на птичий рынок, прикупим тебе там пару курочек, и на твоей улице будет праздник. А хочешь, купим петушка - выберем такого же голубого как ты.
 
   - Саня, я таких шуток не понимаю. - Голосом Деда можно было заморозить море. - Еще одна такая шутка, и я так долбану тебя между глаз - неделю потом будешь звезды считать.
 
   - Спокойно, Дед. - Я убрал с лица улыбку. - Я не шучу. Я конечно не специалист в попугаях, но с первого дня мне кажется что тело в которое ты попал принадлежало самочке попугая. И если мы купим только куриц, то им фиолетово какого ты пола, а петух сразу или полезет в драку, или попытается, кхм... сам знаешь чего. Вот тут все сразу станет ясно.
   Физиономию Деда как-то странно перекосило, а открытый наверное для отповеди клюв так и остался открытым - видимо его мозг завис, пытаясь вспомнить первичные половые признаки попугаев. Оставаться серьезным несмотря на отчаянные попытки не получилось, и я заржал в полный голос. Далее под восторженные восклицания публики включая пацанов из харчевни пришлось изображать из себя тореадора, который хладнокровно в самый последний момент уклоняется от смертельного удара разъяренного попугая. Чтобы очередная атака пикирующей птицы не закончилась свернутой об галечник шеей, пришлось ловить ее на лету, что вызвало очередную бурю аплодисментов. В общем, пикник удался на все сто, Дед конечно пообещал что в долгу не останется, но это мелочи.
   День близился к закату когда мы с Дедом решили не возвращаться на судно, а переночевать на постоялом дворе примыкавшему к облюбованной нами харчевне, где нормально отметить воссоединение себя с собой. Тем более что с дядей на борту и с его пуританскими убеждениями такое вряд ли возможно. Осоловевшего от обильной и вкусной еды Фараха отправили на 'Сафанну' предупредить дядю чтоб не волновался, а Марго решили взять с собой, чтоб 'случайно' не покалечила экипаж - а то мало ли, вдруг кто косо посмотрит.
 
   Доставшийся нам люксовый судя по цене номер от бомжатника двадцатого века мало чем отличался, но кувшин с вполне приличным вином и обилие закусок и фруктов не располагали к привередливости. Когда я попросил у парнишки-разносчика принести третий кубок, он с детской непосредственностью поинтересовался, не ждем ли мы кого еще. Я ответил что нет, но уважаемая госпожа будет пить вино в два горла. Уходя он чуть было не снес дверной косяк, потому что с открытым ртом пялился на необычную госпожу, которая с удивленным видом ощупывала свою шею, Дед пригубил чуть-чуть вина из кубка и прислушался к своим ощущениям - видимо ощущения ему понравились, и во второй раз он приложился более основательно - пьянка началась. Первым делом обсудили достоинства и недостатки Марго - понимала бы она русский, точно прибила бы обоих. Затем перешли на тему оружия - тут конечно с Дедом мне не тягаться. Первое что он предложил, это отправить экспедицию в Китай за порохом. По его словам он там известен по разным источникам то ли с 814, то ли с 821 года, правда качество дрянное, но если подсказать тамошним производителям правильные пропорции, то для фальконета (небольшая пушка с диаметром канала ствола = 45 - 65мм) лучше и не надо. Пропорции вязкой или орудийной бронзы и вовсе элементарные 90% меди и 10% олова. За порохом следует отправить 'Cафану', сразу как приведем ее в норму и возьмем попутный груз. Боцманом и начальником экспедиции с широкими полномочиями Дед предлагал назначить Зафара, как умного человека и опытного морехода. Между делом птиц не забывал прикладываться к кубку, да и я от него не отставал. Я задал вопрос зачем нужна эта маета с Китаем, если и так известны все ингредиенты и пропорции, не проще ли производить порох самим. Оказалось все дело в селитре - неизвестно где ее месторождения и как она выглядит, Дед не знал, да и не всякая селитра подходит. А если бы и знал, то скорее всего поступил также: что знают двое - то знает и свинья, а вооружать арабов порохом на три сотни лет раньше чем весь остальной мир - плохая идея. Другое дело когда, кто-то привез чего-то с самого края света - иди ищи-свищи, а если и найдешь, то довезешь скорее всего слежавшуюся, отсыревшую, ни на что не годную массу, если по дороге не подорвешься. А пока Зафар ищет и везет порох, Дед предложил заняться аркбаллистой (большой станковый арбалет на лафете), которая по мощности будет мало чем отличаться от гладкоствольной пушки. Необходимую мощность ей обеспечит стальной лук, но не простой цельнокованый, а набранный из пластин по типу автомобильной рессоры, который послужит на два порядка дольше цельного. Но основная фишка не в луке, а в тетиве - древние могли изготовить пусть недолговечный, но схожий по мощности лук, но вот тетивы способной выдержать такое натяжение даже близко не было. Наша будущая фишка - стальной трос, судя по моей кольчуге вытянуть тонкую стальную проволоку нужного качества современные кузницы могут. Для приличного ювелира изготовить 6-8 простеньких подшипников (лишь бы крутились) из бронзы не вопрос. А изготовить остальное и собрать машинку для плетения стального троса небольшой длины по мнению Деда может даже такой криворукий мастер, как я.
 
   Марго поначалу вслушивалась в наш непонятный ей говор, потом просто сидела обхватив руками колени, думая о чем-то своем, а сейчас откровенно клевала носом. Насыщенный событиями и впечатлениями день, плотный ужин и кубок вина сделали свое дело - девушка засыпала. Я посоветовал ей идти спать, все равно она сегодня ничего интересного уже не пропустит. Рыжая спорить не стала, быстро разделась до панталончиков и юркнула под одеяло. Не скосить глаза на такое зрелище не получилось, но быстро взяв себя в руки, я вновь обернулся к Деду. Дед по прежнему смотрел на мгновенно заснувшею Марго, а в его немигающих глазах было столько тоски, что мне стало сильно не по себе.
 
   - Дед, с тех пор как мы встретились я много думал о том, что я наверно незаслуженно получил это тело и что ты как более опытный и мудрый должен был получить его. Но до тех пор пока мы живы, это вряд ли получится исправить.
 
   - Да нет Саня, тут-то как раз все правильно. У тебя чистая душа и ты в своей прошлой жизни незаслуженно даже мухи не обидел, даже ни разу не пообещал жениться. - На этих словах он издал звук, похожий на ухмылку - А на мне есть грех - в свое время пришлось поработать в группе киллеров.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #17 : 06-07-2016, 05:26 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
Объяснять что это означает?
   Я до этого пытался пару раз расспросить Деда о своей несостоявшейся жизни, но он как-то сразу уводил разговор в сторону или отшучивался ' - Ты еще слишком мал чтобы знать всю правду'. Но как водится, алкоголь развязал язык и я наконец-то услышал 'свою' историю.
   Как и предполагалось, в ОИИМФ Краснов поступил. Однокурсники, вчерашние школьники, не то чтобы чурались переростка, но общались сдержанно, а Деда совсем не вдохновляли их детские забавы, так что учебе ничего не мешало. Учился он весьма неплохо и в охотку, видимо судомодельный кружок в детстве был выбран не случайно. Кроме изучения программы факультета Краснов увлекся историей судостроения, потом историей военных флотов и всем что этому сопутствовало, и в итоге, историей в целом. Он был просто потрясен теми фактами, которые ему стали открываться. Оказалось в истории он был полнейший профан, спасибо нашему учителю истории, литературы, а также парторгу школы - Тамаре Константиновне. Свои предметы она преподавала только с точки зрения марксистско-ленинской теории, а скорее всего просто их не знала. Про древний Египет было известно только то что рабовладельцы жестоко угнетали рабов и заставляли их строить пирамиды, в Риме тоже угнетали, но уже гладиаторов - поэтому они под руководством товарища Спартака подняли восстание против каких-то патрициев, не путать с партийцами. Ну и так далее - товарищи Ян Гус и Жанна д Арк боролись с международным феодализмом, а наши товарищи декабристы против российских помещиков и царя. Но все они были слишком далеки от народа, пока не пришел уважаемый товарищ Ленин, которого разбудил товарищ Герцин, или наоборот - в общем как-то так. Первый шок Дед испытал когда узнал что Темучин и Тамерлан совершенно разные люди и кроме того что жили они в разное время, никто из них не управлял Золотой Ордой. Более того, тот же Тамерлан разбил Золотую Орду в 1395 году вдребезги и пополам. Второй шок ожидал Деда когда тот узнал что турецкие янычары с которыми воевал Суворов - состояли из юношей-христиан. И так далее : новый факт - новый шок. В результате всех этих открытий как выразился Дед, он подсел на историю как нарик на дурь, не расставаясь с этим увлечением всю свою жизнь. Закончил ОИИМФ в девяносто втором, до 'красного'диплома немного не дотянул, но его дипломная работа - 'Использование сталей и сплавов в современном судостроении' была открытием для большинства профессуры.
   Первым местом его работы по профилю стал Ильичевсий судоремонтный завод и должность старшего мастера второго плавучего дока. Мест в общаге как и самой общаги для молодых специалистов не было, так что пришлось устраиваться в пустующем помещении диспетчерской на самом доке. Почти все рабочее время посвящал чтению книг и рыбалке - другой работы не было, как оказалось и зарплаты тоже. Единственный, но сомнительный плюс - талоны на комплексный обед в заводской столовке, которую местные работяги называли рыгаловкой.
 
   Я старался не перебивать Деда, но те воспоминания о заводе что остались у меня, просто кардинально отличались от его описания. Та же столовая - чистое просторное помещение с добротной мебелью, огромный выбор блюд, все очень вкусно и за копейки. На мой вопрос как такое могло произойти, неужели новую дирекцию завода набрали из психушки. Дед сказал что так оно и было, потому что весь бывший СССР к тому времени стал одной большой психушкой. То что он потом рассказал мне показалось полнейшим бредом. Такой апокалипсис мог придумать человек, обладающий изощренной больной фантазией. Но зная его, то есть себя, я понял - это правда. Пусть под влиянием алкоголя он что-то приукрасил, подал в излишне мрачных тонах, но то что он не врал, я не сомневался. Все что он мне рассказал помимо его биографии я решил не упоминать - если мы не оставим следа в истории способного изменить будущее, то это и так будет всем известно. А если изменим его, то потомки примут автора этих строк, очень мягко выражаясь, за выдумщика.
   Бесперспективная безнадега вынудила Деда написать заявление об уходе что абсолютно никого не удивило, и получив на руки трудовую, он вернулся домой. Просуществовав всего шестьдесят семь лет, Свердловск исчез с мировых карт, вновь вернув себе имя данное Петром Великим. Екатеринбург встретил Краснова выросшими как грибы после дождя продуктовыми и промтоварными киосками, дополняли это товарное изобилие бесконечные ряды лотков. Там можно было купить все, от трусиков 'неделька' до норковой шубы, от безалкогольного пива до спирта 'Royal' и от 'тампакса' до 'сникерса'. В изобилии имелись и разного рода лохотронщики - от гадалок-цыган до наперсточников и лотерейщиков. Постоянно попадались молодые люди, проходящие мимо с речитативом-скороговоркой - 'дорого ваучеры, золото, валюта', а также группы спортивного вида коротко стриженых парней и стайки расписанных 'под хохлому' проституток. Добро пожаловать в девяностые.
   Сидеть на шее у и так не жирующих родителей Дед не стал, а сразу подключив старых знакомых, активно принялся за поиски работы. Поскольку вакансии инженеров-корабелов отсутствовали как класс, а в схожих отраслях из-за отсутствия заплаты половина инженеров разбежалась и оставшихся держали на голодном пайке, то и этот вариант тоже не рассматривался. Помог бывший тренер по самбо Олег Захарович. Он на пару со своим приятелем, бывшим офицером - 'афганцем' возглавлял частное охранное предприятие, которое за свое умение 'решать вопросы' пользовалось популярностью среди заказчиков подобных услуг. В качестве проверки профпригодности Краснов провел два спарринга, оба выиграл всухую, и отстрелялся в тире тоже на отлично. В качестве объекта охраны Захарович подогнал ему некого Леонида Андреевича Марухина, владельца нескольких заводиков, карьеров и лесопилок на севере области. Сам Марухин был из бывших комсомольских активистов, выглядел весьма представительно и имел хорошо подвешенный язык. Но как оказалось, являлся просто подставной куклой, ставящей свою подпись и решающий мелкие вопросы с помощью взяток с областными чиновниками на местах. Те кому положено было это знать - знали, и лично к нему претензий не имели, поэтому работа у Деда была ненапряжной и не пыльной, так - принеси, подай. А после случая в одной из московских саун, когда Краснов жестко вынес из помещения нескольких сутенеров с охраной, которые хотели куда-то увезти поддатого Леню - стал заводчику чуть ли не приятелем. Дед замечал что Леня сорит деньгами несколько большими, чем мог себе позволить функционер подобного уровня, и даже намекнул ему что это бросается в глаза, на что получил ответ в стиле 'не дрейфь у меня все схвачено'. Но видимо все же не все - после очередного вызова в столицу Марухина и главного бухгалтера холдинга, оба бесследно исчезли. Официальная версия - сбежали за границу с деньгами обманутых вкладчиков какого-то предприятия. Дед пояснил, что если в общую тетрадь мелким почерком записать фамилии всех подставных директоров и бухгалтеров которые в девяностые 'сбежали за границу', то она будет заполнена минимум наполовину.
   Новый директор холдинга - Ян Карлович, страдающий явно избыточном весом, рыхлый и чванливый одногодок Краснова, был из столичной адвокатуры и всех окружающих его подчиненных и охрану в том числе считал грязью под ногами, кроме разве что привезенного с собой личного телохранителя Фила. Филя - почти двухметровый туповатый качек родом из Кишинева, которого Ян подобрал в Майями, на остальную охрану смотрел тоже свысока. Что не мешало ему всем хвастать будто он крутой боец, чемпион борьбы без правил, и мастер ножевого боя, и что за право получить его на съемки перессорился весь Голливуд. Но вот оружие у него действительно было всем на зависть - Beretta 92 с увесистой рукоятью и нож ka-bar морской пехоты США.
   Ян сразу не понравился Деду, просто с души воротило от одного взгляда на эту чванливую свинью. Он конечно этого не показывал, но судя по тому что ему достается больше всех придирок и нагоняев, заводчик чувствовал это. Долго так продолжатся, не могло и случай на охоте расставил все на свои места.
   На открытие сезона собрался бомонд примерно равный по статусу - мелкие политики, милицейские полковники, областные чиновники, бандиты-предприниматели и судейские чины. Загонщики постарались, и результатом охоты стал с десяток подстреленной разнокалиберной дичи - кабанчики, косули, пара зайцев. Пока прихваченные с собой повара готовили основные блюда из дичи, на импровизированное застолье рекой хлынули водка и коньяк - веселье началось. Когда прозвучали все тосты и было отдано должное жареной и запеченной на углях дичи, общий 'стол' разделился на компании по интересам. Ян о чем-то с азартом спорил с депутатом какой-то там думы или палаты. К разговору Дед не прислушивался, но когда прозвучала его фамилия, подошел поближе.
 
   - Вот смотри, Геннадий Юрьевич, парень с высшим образованием, спортсмен, объехал весь земной шар, а за сущие копейки вынужден мне служить как преданный пес. - Пьяный добродушный голос заводчика не вязался со злым и внимательным взглядом, которым он смотрел на Деда. - Краснов, взять! - Подав команду, Ян бросил под ноги Деда наполовину обглоданную кость.
   Сплюнув сквозь зубы на ноги охраняемому объекту, Краснов так заковыристо послал Яна по матушке, как мог только боцман с 'Зои', и пошел в сторону стоянки.
 
   - Фил, урой этого ублюдка! - голос заводчика перешел почти на визг. - Немедленно!
   Обернувшись, Дед увидел с ленцой приближающегося Филю и ему стало просто весело. Он давно собирался послать на... эту свинью, а начистить рожу его Филу иногда хотелось просто до зубовного скрежета - и вот наконец мечта сбывается. Прокашлявшись, подражая голосу Майкла Баффера (профессиональный конферансье в боксе), он произнес.
 
   - Внимание, господа! Сейчас вы станете свидетелями захватывающего поединка! - Господа привлеченные визгом Яна и так были само внимание, а Краснова просто перло, он поймал кураж. - Мастер ножевого боя и неоднократный победитель боев без правил - Фил Ландау Майями! Против кандидата в мастера спорта по самбо - Александра Краснова Екатеринбург!
   Своим заявлением он как минимум завоевал симпатию подавляющего большинства публики, тут же послышались аплодисменты и выкрики в стиле 'вломи ему Саня, давай!'. Дед занял позицию в центре свободного пространства поляны, спиной к солнцу, Филе такие тонкости были незнакомы, и кроме того имея нож в руке, Краснова он совсем не опасался. Первое что сделал мастер ножевого боя - это лишился своего ножа получив болезненный удар в ухо и пропахал носом землю - публика ахнула и тут же взвыла. Надо отдать должное Филу - ни в панику, ни в ярость он не впал, видимо в самом деле имел опыт борьбы на ринге. Следующие атаки благодаря более длинным конечностям он строил на ударной технике с дистанции. Но Дед свое дело знал туго - уклон, уклон, блок, захват, бросок, удержание, серия ударов. Уклон, отскок, проход, захват бросок болевой. Во время проведения болевого Дед заметил что Фил оставил свои попытки вырвать руку из захвата и пытается свободной рукой дотянутся до кобуры. Пришлось прервать прием, чтобы первым перехватить 'Беретту' и отбросить ее в кусты. Это стоило Краснову разбитых губ и здоровенной шишки на лбу, что в общем-то неплохая альтернатива пуле в живот. Дед сказал что он не злопамятный, поэтому чуть было не убивший его Филя отделался всего лишь сложным переломом взъема стопы и челюсти, жить он будет, а вот нормально ходить, жевать и говорить навряд ли. Кстати его хозяин спустя три года тоже 'сбежал за границу', туда ему и дорога.
   Произошедшее событие грозило Краснову крупными неприятностями, но многочисленные свидетели подтвердили что он был полностью в своем праве и Дед отделался всего лишь увольнением с получением выходного пособия и в качестве бонуса стал владельцем трофейной 'Беретты'. Новое место работы не заставило себя ждать. Еще охраняя Марухина, покупая ему цветы для очередной пассии он встретил на рынке Марата Сагиева, дружка по секции самбо. Марат был бригадиром у братвы крышевавшей рынок, прилегающие к нему киоски и автостоянку. Марат искренне обрадовался Деду, звал к себе, в общем, обменялись телефонами, пожали руки, разбежались. Идти в баньдюки не хотелось, но с таким волчьим билетом можно было устроиться разве что вахтером в общагу.
   За время работы на рынке Маратовской бригады там был наведен полный порядок, отвадили всякую мелкоуголовную шушеру и борзеющих продавцов, убрали с территории цыган, разных пьяниц и попрошаек. Как это не смешно звучит - но все было сделано для безопасности и спокойствия граждан. Даже поборы с продавцов приобрели цивилизованную форму. Утром торговые ряды обходил 'кассир' и взимал плату за аренду торгового места в обмен выдавая номерной чек с указанием суммы и даты, а после обеда ряды обходил 'контролер' проверяя чеки и обилечивая припозднившихся продавцов. Деду пришлось принять новый дресскод - по рынку он рассекал в черном 'адидасе', таких же кроссовках и с карандаш толщиной золотой цепи на шее. Деньги которые ему платили, не сильно но превосходили зарплату которую он получал будучи телохранителем, а свежие овощи, фрукты, мясо и другие продукты с рынка вытеснили со стола Красновых всю остальную дешевку. Вроде чего еще желать - вкусно ешь, мягко спишь, новая тюнинговая 'девятка', телок табун, но Дед понимал - это тупик. Он и так был в бригаде переростком, старше всех остальных 'быков' на пять-семь лет, что же ждать от будущего. Но как говорится - бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться. Краснова вызвали в центральный офис фирмы на Бебеля.
 
   Крепкое строение прошлого столетия было оборудовано бронированным предбанником тамбурного типа, причем вторые двери более массивные и открыть их можно было только из следующего за тамбуром помещения и только когда первая дверь заперта. То есть даже завалив обыскивающею тебя охрану, предбанник ты мог покинуть только на труповозке. Егор, как представился собеседник, крепкий сорокалетний мужчина с открытым добродушным лицом и цепким взглядом, был полностью информирован о всех биографических фактах и возможностях Краснова, включая службу в Дзержинке и даже его увлечением историей. Как выяснилось Егора история тоже интересует и его хобби средневековое холодное оружие, он даже обещал при случае показать Деду свою коллекцию. Далее разговор перешел в практическую плоскость. Егор задумал и реализовал отлично работающую схему перегона из Европы морем через Калининград угнанных на заказ дорогих автомобилей. Попутно перегоняли легально приобретенный битый и пользующийся хорошим спросом транспорт. В мастерских под Калининградом перебивали номера или вваривали детали кузова с номерами битых машин, а из двух битых получали одну новенькую, остальные машины просто шаманили для того чтобы придать им товарый вид. Все бы хорошо, но зашевелились конкуренты по бизнесу - крупная банда, в основном состоящая из местных поляков и русаков. И вот вчера после опять ничем не закончившихся стрелок они перешли к делу - взорвали две гранаты на стоянке с приготовленными к перегону машинами - полтора десятка машин повреждено, ранен охранник. По телефону они прокомментировали свои действия как последнее предупреждение. Деду предлагалось еще с несколькими бойцами съездить в командировку - пугнуть оборзевших конкурентов и поднатаскать в боевке тамошний филиал фирмы, и месяц-два пока вопрос не решен сопровождать конвои с перегоняемыми тачками. Кроме зарплаты Краснову по окончанию командировки была обещана любая машина которую он себе выберет, кроме заказных, конечно.
   Пугнули аборигенов неплохо, одна группа спалила две их заправки, одну с полным бензовозом. А Дед в группе с Валей Морпехом - бывший прапор подрывник из диверсов и Славой Гонщиком - водила виртуоз, подорвали бэху (BMW) одного из авторитетов, а второму Краснов при обгоне прострелил обе малых фары, его последней модели 'очкарику' (Mercedes W-210). Намек вроде поняли и весь следующий месяц прошел без происшествий. Основная база фирмы располагалась в деревне Семеново, на полтора десятка в основном пустующих дворов, в двадцати километрах от Калининграда. Там располагались мастерские и формировались автоколонны для перегона. Дед к тому времени успел уже сопроводить три таких колонны до Минска, как раз дневной переезд, Там те кто усиливал колонну на проблемном участке дороги ночевали и возвращались обратно. Очередной четвертый по счету рейс воспринимался уже как рутина. Встал, не спеша позавтракал, залил в термос горячий кофе, прихватил приготовленные на дорогу бутерброды, сложил все в дорожную сумку и двинул к машине. В этот раз конвой состоял из семнадцати машин, в том числе две машины усиления. Доведенный Славой до идеального состояния Паджерик (Мицубиси Паджеро) восьмилеток в котором находился Дед, шел третьим. Первые пять километров пути предстояло проехать по плохонькой грунтовке, поэтому скорость была никакая и шли кучно. Где-то на десятой минуте марша из проселка, закрытого с дороги раскидистой липой, выскочил Маз полуприцеп и протаранив ведущую в колонне машину сбросив ее в кювет, своей тушей полностью перегородил дорогу. В этот же момент стеклянное крошево наотмашь ударило в лицо, а по бедру словно врезали кувалдой.
 
   - Слава, жми! - Прокричал Дед. - Засада!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2684
  • Сообщений: 5926
  • Activity:
    42%
  • Благодарностей: +4356
  • Пол: Мужской
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #18 : 11-07-2016, 14:11 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login
        Слава поднажал, и взревев всеми своими двухставосьмьюдесятью лошадьми, паджерик проскочив впритирку к передистоящей машине и разогнавшись на десятиметровом пятачке, прыгнул через кювет, срезая бампером дерн и мелкий кустарник на противоположном подъеме. Еще мгновение, и выломав просеку в раскидистых ветвях липы, машина выскочила на проселок из которого появился Маз. Выйдя из-под обстрела и проехав десяток метров, Слава резко тормознул. - Что теперь? - Левая сторона лица Славы вся посечена стеклом, но глаз вроде смотрит, светлая куртка в районе живота окрашена красным, а левая рука висит плетью. Морпех мертв - с таким развороченным черепом не живут.

       - Гони в лагерь! Вперед! - С этими словами Дед покинул авто, прихватив Валин калаш.
       Беглый осмотр раны показал - пуля прошла навылет вырвав кусок кожи, кость точно цела и вроде крупные сосуды не задеты, хотя кровит прилично - штанина до колена пропиталась кровью, а прошло секунд пятнадцать всего. Адреналиновый коктейль частично заблокировал боль в ноге и прочистил мозги, помогая голове работать быстро и четко. По всему выходило что нападавших много, не менее пятнадцати, у всех автоматы. Грохот взрывов показал что и гранаты имеются - это плохо. А судя по очередям в пол-рожка, работают дилетанты, которые к тому же сейчас наполовину глухие - когда в сантиметрах от уха работает калаш, звук очереди которого слышен за километры, чувствительность слуха падает в разы, и это тоже хорошо. Да и времени у них совсем в обрез - ждать тревожную группу и подставляется под пули дураков нет, это тоже плюс. Сняв АК с предохранителя - патрон уже в патроннике - Дед перешел к активным действиям.
       Рядом бахнул пистолетный выстрел, спустя секунду еще два. Подойдя сквозь кустарник немного ближе, Деду открылась следующая картина - прикрывшись от участка дороги где шла интенсивная стрельба кабиной МАЗа, здоровенный детина - очевидно его шофер, стрелял из ТТ, выцеливая кого-то в салоне протараненного им автомобиля. Перехватив калаш левой рукой, Дед достал Беретту - лишний шум пока ни к чему - и не медля, всадил пулю водиле между лопаток. Заняв его позицию, внимательно оглядел обочину, на которой скрывалась засада. Метрах в двадцати по вздрагиванию листвы от пороховых газов обнаружилась первая точка. Сам стреляющий был не виден, но этого и не требовалось чтобы с двух выстрелов подавить огонь и послать вдогонку еще три, чтоб уж наверняка. Три пули из пяти нашли свою цель, две из которых поразили шею и грудь молодого белобрысого парня, а третья попала в ствольную коробку автомата, превратив его в бесполезный металлолом. Позицию белобрысый выбрал грамотно, с нее несмотря на близость дороги простреливалась вся растянувшаяся на сотню метров колонна. Сейчас колонны не было: часть машин лежала в кювете - видимо водилы успели отреагировать и сделали что смогли, свернули с дороги, остальные сгрудились кучками в массовых ДТП. Стекол у автомобилей почти не осталось, а кузова пестрели десятками пулевых пробоин. Пока Краснов рассматривал разбитый конвой и занимал неизвестно для чего доставшуюся ему позицию, огонь прекратился, раздались какие-то команды на польском и на обочину дороги начали выходить ощетинившиеся стволами конкуренты. Видимо по согласованной ранее схеме одни должны были провести контроль, а другие их прикрывали. Такой подарок судьбы Дед упустить не мог - в оптимальный сектор обстрела попали все. Отсекая по два патрона как на стрельбище, Дед стал расстреливать супостатов начиная с самых близких к лесу. Пока до нападающей стороны дошло что огонь ведется по ним, из десятка прикрывающих в живых осталась половина. Раздался дикий ор и последовавшая за ним паника. Кто-то из наиболее сметливых бросался под прикрытие леса, остальные залегли, прикрываясь стоящими машинами и зачастую не с той стороны, поскольку не поняли откуда по ним стреляли. По грудной мишени со ста метров Краснов уверенно выбивал не менее чем девяносто трех очков, то есть все пули ложились в окружность размером с крупное яблоко, а тут до самого дальнего супостата было не далее восьмидесяти метров. Но те кто успел скрыться в 'зеленке', могли на звуки выстрелов швырнуть гранату, Дед именно так бы и сделал, поэтому быстро подстрелив пару самых неудачливых маскировщиков, он спешно отступил пол прикрытие МАЗа. В ботинке хлюпала кровь и с этим надо было срочно что-то делать - не хватало еще загнуться от кровопотери. Недолго думая, Краснов снял с трупа водилы поясной ремень, тампоном послужила его же балаклава (вязаная шапочка-маска с прорезью для глаз и носа) - конечно плохая замена ватно-марлевой повязке и долго не продержится, но лучше чем ничего. По прикидкам с начала стрельбы прошло минут пять-шесть - самое время нападающим 'сматывать удочки', иначе поздно будет. И тут Деду пришла мысль: транспорт для эвакуации засады должен быть в шаговой доступности, а это значит на этой же дороге и не далее чем в минуте быстрого шага, то есть ближе ста пятидесяти метров .
       Отойдя примерно метров на тридцать вглубь леса, он взял курс параллельно дороге, считая шаги. Примерно каждые пятьдесят шагов шипя от боли приходилось поправлять сползающею повязку. Отсчитав двести шагов пройденных вдоль дороги и в очередной раз поправив повязку и обматерив дурную голову которая ногам покоя не дает, осторожно ступая Дед стал приближаться к обочине. Расчет оказался верен - еще не видя противника, он услышал пшекающую скороговорку и звуки работающих двигателей. Пройдя еще несколько шагов, стал осматривать местность на предмет обустройства огневой точки. Ничего даже близко подходящего не было: высокая трава исключала стрельбу лежа, а тощие стволы деревьев служили плохой защитой от пуль при других способах ведения огня. Ситуация разрешилась сама собой - машины врага, все пять, стали выруливать с обочины. Подскочив к ближайшему дереву - пусть иллюзорная, но защита, да и опереться есть на что - он открыл огонь. Отсекая по две короткие очереди на каждое авто, метя в первую очередь в водителя, в мгновение ока опустошил магазин. Отбросив ставший бесполезным калаш в сторону, пригнувшись бросился что было силы в глубь леса. Пробежав метров семьдесят, заметил поросший мхом выворотень и яму образованную его вырванным корнем. От попавшей внутрь гранаты такой окоп не поможет, но лучше все равно не найти. Заняв позицию и изготовившись к стрельбе, Дед заметил как начали подергивается мышцы рук, стала кружиться голова и подступила тошнота. Поначалу он принял это за адреналиновый откат, но когда начали мерзнуть ноги, быстро глянул на рану. Повязки не было - наверно во время бега сползла, а выпавший тампон ослабил ее окончательно и она потерялась. Появившееся симптомы говорили о кровопотере до литра - это еще не критично, но уже на грани обмороков - и поэтому отложив Беретту, Дед срочно и всерьез занялся раной. Сняв джинсовку и рубаху, разорвал последнюю на лоскуты и тщательно по всем правилам перевязал рану. После перевязки узкие, пропитанные кровью джинсы одевать не стал, а так в трусах и джинсовке на голое тело побрел в сторону расстрелянного конвоя. Замедленная реакция и головокружение сыграли с ним злую шутку, чуть не утопив его в мелкой по колено болотине, из которой он выбрался перепачканный в грязи как черт. Подоспевшая подмога не узнав Деда чуть было не пристрелила, но поскольку он больше всего напоминал безобидного, пьяного в дым грибника-эксгибициониста после посещения грязелечебницы, то ему просто на всякий случай дали в морду.
       Очнулся Краснов судя по запахам и капельнице у изголовья в больнице, а значит все хорошо, и ... - недодумав мысль, он заснул. Проснулся от запаха приятного парфюма и бархатистого с легкой хрипотцой женского голоса.

       - Рефлексы у вас в норме и если кость срастется без осложнений, то рука у вас будет как новенькая, а сейчас покажите язык....
       Повернув голову на источник звука, Краснову открылось чудесное видение - обтянутая белоснежным накрахмаленным халатиком чудесная женская попка, идеальная, словно выведенная по циркулю. Он не понял как такое получилось, но рука помимо его воли как бы сама погладила по прекрасным окружностям. Реакция последовала незамедлительно - резко развернувшись, хозяйка прелестных окружностей схватив с прикроватной тумбочки фанерный планшет с прикрепленной к нему историей болезни, врезала им Деда по лбу.

       - Извините, доктор, это случайно получилось. - Краснея, и потирая лоб, промямлил он. - Я очень сожалею.

       - Я тоже сожалею, больной. - Причем слово БОЛЬНОЙ было произнесено с большой буквы, а судя по взгляду сожалела она лишь о том, что в ее руках оказалась легкая фанерка, а не чугунная сковородка. - Но постарайтесь быть сдержанней.
       Но какова! Нордическая блондинка, васильковые глаза, которые сейчас метали молнии, норковые брови и ресницы, большой рот с четко очерченными пухлыми губами, прямой нос и нежная без единого изъяна кожа - Фрейя (богиня любви сканд.) в своей воинственной ипостаси.

       - Хорошо, доктор. Но согласитесь, что моя несдержанность показала что мои рефлексы в норме. - С такой деткой как эта мямлить бесперспективно, и поэтому Дед пошел в атаку. - Вы согласны?

       - То что рефлексы в норме - да, но то что ваш инстинкт самосохранения пострадал, тоже ясно. - Сделав задумчивый вид, она добавила. - Чтоб его восстановить, придется вам назначить семиведерную клизму - три раза в день до еды. Пожалуй, пока будет достаточно...

       - Доктор, а вы интернатуру случайно не в Бухенвальде проходили?

       - Нет. Но моя бабка чистая немка, так что гены еще те. И заканчивайте базар, а то кроме клизм пропишу вам еще снотворное и слабительное перед сном - тоже эффективное средство, знаете ли.

       - Яволь, майн Фюрер! - Сделав, воодушевленно-дибильную физиономию, Краснов вытянул руку в нацистском приветствии. - А могу я узнать имя фрау?

       - Фройляйн. - Поправила она. - Пока не заслужили, но посмотрю на ваше поведение.

       - А у фройляйн есть телефон? Вы не думайте чего, я на самом деле очень сдержанный, это только на случай если клизмы не помогут.

       - Я думаю что надо поинтересоваться в приемном покое почему в хирургию направляют душевнобольных с манией величия.
       С этими словами богиня покинула больничную палату, оставив после себя аромат предвкушения. На соседней койке кто-то то ли рыдал, то ли ржал, засунув себе в рот приличный кусок одеяла. Как выяснилось, это был Слава-Гонщик, а ржал он от того, что представил как после клизмы Краснов с выпученными глазами на костылях несется по больничному коридору в сторону туалета сметая все на своем пути, и так три раза в день. Попеняв Деду на то что не прошло и суток как ему зашили брюхо и смеяться и напрягать его нельзя, а тут такое представление похлеще цирка, он рассказал все что пропустил Краснов, находясь в отключке. Ну во первых его кроме как Саней-Терминатором никто не называет, и число его личных покойников, не считая раненых, позже допрошенных и ликвидированных, равно тринадцати, что по странному совпадению равно количеству наших погибших в засаде. Позвонивший позже Егор назвал его в связи этим совпадением - Сашиэль (Ангел справедливости) - что тоже было странным совпадением с его именем - Саша.

       Провалявшись неделю на больничной койке и уладив кое-какие дела, махнул на две недели в Турцию. Путевку на двоих в качестве поощрения и как реабилитацию после ранения вручил 'директор' местного филиала. Сопровождала его в этой поездке фройляйн Хелен или попросту Лена, которой Краснов перед выпиской из больницы сделал предложение. Лена родила ему двух детей - мальчик и еще мальчик и стала верной спутницей до конца его жизни. Пока Дед на средиземноморском побережье наслаждался каждым мгновением проведенным со своей фрау, война в Калининграде закончилась. Бывший лидер враждебной группировки 'застрелился' в люксовом номере одной из гостиниц Лондона, перед этим 'застрелив' своего телохранителя. Его преемник видимо придерживался взглядов Шафутинского что лучше быть богатым и здоровым, лучше водку пить чем воевать - и на одной из стрелок враждующие стороны поделили рынки сбыта и заключили мир. Как и было обговорено, Краснов выбрал себе машину - это была двухгодовалая бэха-семерка, черная, тонированная, с кожаным салоном и двумя сотнями лошадок под капотом. Выбирать авто помог Слава и под его неусыпным контролем машину полностью перетряхнули и заменили все детали вызывающие сомнения.
       На рынок Дед не вернулся - по возвращению его ждало место инструктора по проведению силовых операций, а немного позже заместителя начальника службы безопасности по оперативной работе. В чем заключалась его работа распространяться не стал, только сказал, что своему принципу справедливости он ни разу не изменил, хотя за это мог лишиться не только должности, и к этому все и вело, но не успел.
       Одна из екатеринбургских конкурирующих с ними фирм с которыми и раньше были терки, и даже частенько доходило до стрельбы, возобновила военные действия. Случилось это достаточно неожиданно и мощно. Как оказалось, сдающая свои позиции и теряющая территории и авторитет группировка, встала под московское крыло. Москвичи уже давненько с интересом поглядывали на ресурсы Свердловской области и уже много чего приобрели, но вот в самом Екатеринбурге пока все у них буксовало, и подвернувшийся шанс они не упустили. Началось все как обычно взрывами машин, отстрелом авторитетов и погромами доходных предприятий - необычен был только ошеломляющий масштаб. Затем последовали массовые акции ОМОНа и СОБРа - что тоже бывало, но в этот раз маски работали избирательно и только против их фирмы. А дальше началось и вовсе необычайное: задержанных в облавах и рассаженных по камерам СИЗО вдруг охватила эпидемия суицида и сердечно сосудистых заболеваний с летальным исходом. Отправив Лену с детьми к ее родителям в Калининград, Краснов перевел свою группу на нелегальное положение.
       Спланированные и проведенные им акции были весьма болезненны для конкурентов, но как когда-то сказал Наполеон - для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги, у москвичей их было как у дурака фантиков, а ресурсы фирмы таяли на глазах. Дед уже понял что пора закругляться, но все медлил - как известно, пока не грянет гром.... Этим громом стал взрыв мощностью не менее трехсот грамм в тротиловом эквиваленте в электрощите напротив его конспиративной квартиры. Оборудованное радиодетонатором взрывное устройство сработало в момент закладки. Видимо киллер, размазанный по всему лестничному пролету, не учел блуждающих токов и наводок в электрощите, которые могли замкнуть цепь бомбы.
       Готовность в любой момент покинуть Россию заставила Деда держать свои накопления в валюте и дефолт девяносто восьмого он пережил даже с выгодой. Следующий год он провел с семьей в заранее купленной квартире в Лиепае. Не то чтобы он всерьез опасался преследования со стороны бандитов - все действия москвичей говорили об их крайнем прагматизме и гоняться за укусившим их комаром по всей планете точно не станут. Но правоохранительные органы никто не отменял, да и как говорится, береженого.... Выбор запасного 'аэродрома' был спонтанным - просто выбирая небольшой населенный пункт где никому до тебя не будет дела и вряд ли кто будет искать, вспомнил место службы отца. Городок оказался то что надо и с недорогой недвижимостью проблем не наблюдалось, а имея лодку с мощным движком до Калининграда и Швеции рукой подать. Вынужденное безделье Краснова не тяготило, но и денег не прибавляло, заставляя, все чаще задумывается о будущем. С бандитизмом он решил завязывать однозначно, открывать свое дело в сфере охранного бизнеса без нужных связей и знакомств заведомо провальное дело, а идти простым охранником после тех доходов которые у него были и вовсе не хотелось. Проблема решилась сама собой. Теща получила от старой подруги из Краснодара по почте письмо, и каково же было ее удивление, когда она вскрыла конверт. Вместе с письмом подруги лежала записка - номер телефона и надпись 'Передайте номер зятю, скажите это от друга, который называл его Сашиэль'. Когда Лена ей позвонила, теща все ей передала и попросила передать мужу, что приличные люди чужих писем не вскрывают. Кроме Егора так его никто не называл, а значит и номер был кодированным, об этом они договорились заранее. Кодом это было можно назвать с большой натяжкой, но и их противники не имели дешифровочных служб. Весь код умещался в формулу Х= -1y-2z. То есть если по телефону или в записке договорились о встрече десятого в полдень, то приходить следовало девятого в десять утра, а если сообщался номер телефона, то от цифр попеременно вычитались единица и двойка, кроме кода города конечно, и так далее.
       Егор один из первых покинул Екатеринбург - не потому что трус, а потому что мозг-аналитик, а также ценный и невосполнимый ресурс фирмы. Располагая немалыми личными капиталами, он купил себе 'недорого' поместье постройки семнадцатого века на северном побережье Испании в предместье города Сантандер. Кроме самого дома ему досталась полукилометровая полоса побережья в заливе Баия, с причалом и парой ангаров, где старые владельцы держали бизнес по ремонту и тюнингу яхт. Имея такие ресурсы, романтическую натуру и приличные средства, Егор решил купить себе яхту, но вдруг столкнулся с немалыми сложностями. Кроме того что пришлось бы отдать за приличную яхту деньги сопоставимые со стоимостью его замка, надо было еще дожидаться ее от полутора до двух лет. И тут он подумал - а зачем покупать, когда можно самому построить - и со свойственной ему дотошностью он начал изучать суть проблемы. Оказалось все упирается в изготовление оснастки, для гибки и сборки корпуса судна, то есть упрощенно - если вы заказали одно изделие, то оно обойдется вам в миллион и срок изготовления больше года, а если заказали двадцать корпусов - то заплатите за каждый по сто тысяч и будете получать их каждые два месяца. Значит надо найти предприятие которое обладает возможностью клепать такие корпуса на раз, но не обремененное заказами и соответственно не завышающее цену, а искать его кроме как на верфях и крупных судоремонтах военного ведомства России негде. Остальное просто - воткнуть движок, системы управления и навигации, сделать отделку в стиле лакшери (роскошь) - это все смогут сделать и в его ангарах. Ну и последнее - требовался специалист, который мог осуществить этот проект - им стал Краснов.

       Начинать дело Дед решил с поиска завода - точнее их искать не требовалось, они и так известны, надо было просто ехать и договариваться. После того как его дальше проходной не пустили на одном и послали по матушке на другом, Краснов впадать в депрессию не стал, но понял что без серьезной протекции ему не обойтись. Недолго думая, он рванул в первопрестольную - кроме как в министерстве обороны РФ такую 'бумагу' получить негде. Месяца пьянок с морскими офицерами хватило, чтобы познакомиться с нужными людьми. А после переговоров, подкрепленных вечнозелеными аргументами, нужные люди решили помочь хорошему человеку. Выбор пал на судоремонтный завод ФГУП "МП 'Звездочка'. А ремонтировали там, атомные подводные ракетоносцы - стоит ли говорить о том, что оборудование и станочный парк там был очень впечатляющим. В цехе общей площадью пятьдесят тысяч м2 стояли целые улицы станков, некоторые размером с двухэтажный дом, а цех был далеко не единственный. На таком оборудовании изготовить такую игрушку, как называли заводчане яхту, одно удовольствие. Первый договор заключили на изготовление трех корпусов с возможностью пролонгации. Топ-менеджмент 'Звездочки,' средний возраст которого был в районе шестидесяти, встретил чужака из столицы настороженно, что не удивительно - любой бизнесмен по их мнению если не прохиндей, то ворюга или еще что похуже. Работу по договору они не саботировали, а как бы не замечали отмахиваясь от Деда как от назойливой мухи, что в общем-то понятно - для такого гиганта заказ был смехотворно мал. Предлагать деньги коммунистам старой закалки - это гарантировано получить в морду и стать врагом на всю жизнь. Поэтому Краснов стал прохиндеем, но зато своим в доску. Он мог достать за гроши 'обрез и некондицию' обшивной доски и вагонки, через 'знакомых' по дешевке завезти на дачный участок машину навоза, по 'гос. цене' достать дефицитные лекарства и еще много чего. Старики не оставались в долгу, помогая нужному человеку советом и делом. Сетевой график изготовления корпусов был переделан и взят под контроль. Работа завертелась.

       Сам завод переживал далеко не лучшие времена - все выгодные заказы доставались родственному питерскому предприятию, и держался он на плаву только за счет утилизации атомных ракетоносцев. Первый президент России видимо с похмелья подмахнул договор о сокращении стратегических вооружений СНВ-2, депутаты ратифицировать договор отказались, но кто бы их слушал. Красавцы ракетоносцы, каждый из которых одним залпом мог выжечь всю северную Америку и одно упоминание о которых вызывало зубовный скрежет и вгоняло в депрессию натовских генералов, один за другим ложились под резак. За каждую утилизированную субмарину заокеанские 'друзья' выплачивали 'Звездочке' восемь миллионов долларов, что и позволяло выживать предприятию. Как-то Деда занесло в подвыпившую компанию моряков, которые привели на плаху своего боевого друга. По их однозначным утверждениям, то что сейчас происходит - чудовищная ошибка или предательство. Согласно боевого устава ВМФ НАТО, чтоб активно противостоять одной АПЛ России, необходимо было содержать более трехсот вымпелов своего флота, включая крейсера, субморины-охотники и другие линейные корабли. Всего было пущено под нож двадцать две АПЛ.
       Когда детище Егора встало на ноги и принесло первые внушающие доходы, он потерял к нему интерес. А после того как он переехал в Лондон а потом и вовсе в Сингапур, продал Краснову с рассрочкой этот бизнес вместе с поместьем. Став полноправным хозяином дела, Дед начал понемногу расширять станочный парк чтобы не зависеть от начинающей воротить нос 'Звездочки', и в две тысячи восьмом его предприятие стало полностью автономным. Созданная им служба коммерческого шпионажа позволяла одним из первых внедрять и даже предвосхищать все основные новинки в выбранном бизнесе, и грянувший кризис никак не отразился на его растущих доходах. Коллекция оружия Егора была полностью в его распоряжении, и его новым увлечением стало холодное оружие, в том числе его изготовление. Не поскупившись на расходы, Дед пригласил в качестве наставника одного из общепризнанных мастеров-оружейников и все свободное время проводил с ним в кузне, познавая секреты мастерства. В связи с открывшимися возможностями интернета его познания в истории тоже значительно приумножались и Краснов даже подумывал опубликовать свою работу, обобщающую все известные ему факты развития мирового судостроения в целом и развития боевых флотов в частности. Но не успел - вечеринка по поводу рождения внука отправила его в прошлое.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 445
  • Сообщений: 3293
  • Activity:
    15.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Лед - Меня зовут Синдбад Мореход
« Ответ #19 : 18-07-2016, 13:05 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
     - Так что нечеловеческое тело я получил вполне заслужено, хорошо еще не жабой какой-нибудь стал. - Подвел итог своего рассказа Дед. - А тоскливо стало из-за того, что Марго напомнила мне мою Лену. Понимаешь Саня, не знаю была ли это любовь - просто когда ее не было рядом, все остальное не имело значения.
       Я по тебе так сильно скучаю!
       Я по тебе так сильно скучаююю!
       Ты рядом, а я, не долетаю, не долетаю.
       Грустно мне без тебя!
       Пропел он с надрывом.
       Понятно, Дед уже надрался, но и меня почему-то тоже потянуло на песни. Наверное чтобы взбодрить своего собутыльника, я начал с 'Капитана':
       Жил отважный капитан,
       Он объездил много стран
       И не раз он бороздил океан!
       Раз пятнадцать он тонул,
       Погибал среди акул...
       Дед с радостью подхватил. Потом затянули 'Эх мороз, мороз', после чего промочили горло и принялись за 'Ямщика'.
       Когда наши голоса окрепли, настала пора 'По дону гуляет...'. Но догулять по Дону у молодого казака не вышло - наш дуэт был освистан каким-то забористым ругательством, а мне в голову вместо тухлого яйца прилетела подушка, которую я тут же отправил обратно
       
       - Эх! Не понимает местный истеблишмент (власть имущие, политическая элита) народной души. - С грустью вполголоса посетовал несостоявшийся солист хора имени 'песни и пляски'.
       Мне тоже стало до слез обидно за простой трудовой народ, и я даже предложил тост за рабочих и крестьян, но пить за него пришлось в одиночестве - Дед завалившись набок, крепко спал. Посетив удобства которые во дворе, я решил что сегодня и так всего было в достатке и отправился на боковую. Прилег на край топчана и стал нести какую-то чушь, которая обычно прокатывала с девушками, для перевода отношений в более тесные. Но стоило только приобнять за плечо свое приобретение, как тут же получил локтем сдвоенный удар по ребрам, а толчок в грудь отправил меня за территорию топчана.
       
       - Ой, ой, ой. Прям прынцесса на горошине. Не очень-то и хотелось, я .... - Договорить я не успел - опять в голову прилетела подушка. Отправлять ее назад в этот раз не стал. Уже засыпая, подумал ' - В каюте свою койку точно не уступлю.'
       Пробуждение было тяжелым. Я ощутил себя бревном, которое медленно всплывает из поганого болота, предварительно пролежав там сотню лет, и чувствовал себя примерно так же - значит хорошо погуляли. Солнце уже стояло в зените, Марго в номере не было, а Дед лежал на спине немного раскрыв крылья и откинув голову набок. Я даже вздрогнул - жив ли.
       
       - Дед, ты живой!? - Глубокий вздох попугая отмел самые мрачные предположения. - А где Марго, ты не в курсе?
       
       - Саня, отстань! Дай помереть спокойно. Откуда я знаю где твоя Марго?
       Судя по голосу Деду было нелегко, но помирать он не собирался.
       Как я убедился в прошлой жизни, самый лучший рецепт от похмелья - это заплыв на триста-пятьсот метров и последующий за ним сытный завтрак. Пока собирался, обнаружил что кроме рыжей отсутствует так же мой кошель с деньгами - значит все же воспользовалась моментом и сбежала. Стало обидно - или скорее досадно, что ошибся в человеке - но как говорится, баба с возу.... Тем более что я насильно удерживать никого не собирался, да и наложница из нее как из микроскопа молоток. Вдоволь поплавав и поныряв, я вернулся в 'отель'. Мой 'номер' меня встретил потрясающими запахами от покрывающих весь стол яств, нахохленным Дедом и улыбающейся Марго.
       
       - Могу ли я поинтересоваться где была моя наложница и почему она прихватила кошель своего господина? - Я постарался насколько смог вложить в эту фразу побольше холодного безразличия, но из-за распирающей меня радости получалось не очень.
       Оказалось что с утра пораньше рыжая прихватив вчерашних пареньков и мой кошель, отправилась по лавкам прикупить только самое нужное из одежды в дорогу. А кошель взяла без спросу потому что 'Не осмелилась потревожить сладкий сон своего господина!' - вот ведь зараза, еще и издевается. 'Самое нужное' сейчас занимало всю поверхность тюфяка в два слоя - бедные пацаны, обойти столько лавок и припереть такую кучу барахла... это какое терпение надо иметь!
       
       - В следующий раз деньги без спроса не брать, даже если господин сладко спит. - Проворчал я. - И вообще скромнее надо быть, а то пустишь нас по миру с такими растратами.
       
       - Вчера ночью мой господин говорил что он сказочно богат, и если он захочет то запросто купит мою отсталую Африку вместе со всеми крокодилами, бегемотами и местными жителями впридачу. И если я захочу, то подарит ее мне. А тут вдруг пожалел какую-то мелочь... Или мой господин мне соврал?! - Вся ее речь была пропитана ехидством, а сказав последнюю фразу, Марго в притворном ужасе округлила глаза и рот.
       
       - Понимаешь... Советский моряк - когда хорошо выпьет - он может все, даже Луну с неба достать. То, что это все только на словах, я уточнять не стал, и вообще - 'Меньше надо пить, Саня'. - А купить Африку или Византию - это так, мелочь.
       
       - Ты Маляк?! - Теперь ее глаза и рот округлились уже не от притворства. - Ты правда Маляк?
       
       - Да, самый настоящий. А что здесь удивительного?
       
       - И ты сын настоящей Богини?
       
       - А ты откуда знаешь? - Теперь пришла пора уже мне удивляется.
       
       - Ты что, меня совсем за дикую считаешь?! Кто же еще может родить маляка?!
       Тут до меня наконец-то дошло что 'советский моряк' я произнес на русском, а она слово моряк приняла за маляк, что на арабском означает ангел!
       
      - А ты ангел чего? И что означает 'савейский'?
       
       - Ангел справедливости. - Припомнив рассказ Деда, выдал я. - Советский, ну это от слова совет - тот кто дает советы.
       
       - И ты можешь показать что-то этакое... - Она сделала рукой неопределенный жест, а в голосе опять появилось ехидство. - Хотя бы самое простое.
       
       - Самое простое, это показать тебе самой и всем окружающим твое истинное лицо. - В голове родился план - и что хорошо, ехидна сама напросилась, будет ей урок. - Но я советую отказаться - вдруг тебе не понравится.
       
       - Как же мне может не понравиться истина и справедливость? - Ее мордашка излучала торжество. - И я сама смогу увидеть свое истинное лицо?
       
       - Ты увидишь свое лицо, но помни - это твое решение. А сейчас я взову к справедливости - и если она тебе не понравится, вернуть все назад будет очень трудно, а может и невозможно.
       Перекатывая в ладони несколько золотых что остались от покупок Марго, я затянул мантру. У рыжей оказался сильный 'психологический сторож' - но не прошло и двух минут, как ее глаза остекленели. Не теряя времени, я зажег масляную лампу и подставив под огонек дно кубка, стал следить как оно покрывается сажей. Когда ее набралось достаточно, я как опытный визажист перенес получившийся грим на лицо зарвавшейся девице. То что получилось, даже вывело Деда из апатии - подобравшись поближе, он стал внимательно наблюдать за представлением. Напустив на себя усталый вид, я щелкнул пальцами, 'оживляя' принцессу.
       
       - Ну что, долго еще? - Все так же улыбаясь, спросила она.
       Ни слова не говоря, протягиваю ей зеркальце, прихваченное мной в термы для контроля за работой брадобрея. Видимо торжество во взгляде я скрыть не смог, потому что улыбка пропала с ее лица, а зеркало она почти выхватила. Через мгновение раздался дикий визг, зеркало полетело в сторону, сзади кто-то вскрикнул, что-то грохнулось об пол и хлопнула входная дверь. Это испугался шайтана, в которого превратилась госпожа, вошедший парнишка разносчик - выронил блюдо с фруктами и дал деру. Визг у госпожи иссяк и перешел в подвывание, прерываемое упреками в мой адрес.
       
       - Что ты наделал! У-уу, ты видел, что ты наделал? Как я в таком виде вернусь домой?! У-уу...
       
       - Так ты же сама попросила, а я тебя отговаривал.
       
      - У-уу...
       
       - Скажи еще спасибо что вовремя остановился, а то бы была вся черная как уголек, беззубая и седая.
       
      - У-УУ!
       
       - Все, кончай лить слезы. И не вздумай трогать лицо, а то еще хуже будет!
       
      - У-уу...
       - Сейчас попробую сделать все как было, но не знаю как получится. Главное запомни слово 'СТОП'. - его я произнес на русском. - И когда бы я тебе его не сказал, ты должна резко остановиться. Ты бежишь - я говорю 'стоп' - ты замираешь; ты говоришь - я произношу 'стоп' - ты умолкаешь. Иначе все будет напрасно.
       Операция по смыванию сажи с личика Марго сопровождалась пояснением сути происходящего Деду, на что он посетовав на мою жестокость, все же согласился с необходимостью предпринятых мер. Придирчиво осмотрев себя в зеркало рыжая испустила победный клич, но тут же скромно потупилась и заверила меня, что деньги за одежду и все остальное и даже больше она мне обязательно вернет. Пока отдавали должное роскошному столу, я поинтересовался, каким образом она собирается возвращать долг? Если она думает просить милостыню у ворот моей виллы в Александрии, то этот процесс может затянуться не на одно десятилетие.
       Рыжая рассказала, что запросто может участвовать в гладиаторских поединках, про которые слышала находясь в рабском загоне - только за выступления платят уже хорошие деньги, а есть еще и тотализатор. Самая большая выплата за бой - это состязание гладиатора против разъяренного льва. Ей, которая дважды выходила победительницей против львов - под страховкой своей наставницы конечно - это 'раз плюнуть'. Надо только подобрать копье и щит по руке. Честно сказать, я от такого заявления подвис - биться с царем зверей, способным сломать десяток человеческих костей одним ударом лапы, было бы страшно даже с мощным огнестрелом - а тут с копьем и 'раз плюнуть'. Но тут же вспомнил, что Арнав - наставник Искандера - вышел победителем из показательного поединка с тигром, а затем подробно рассказал о его повадках при нападении на людей - какие хитрости нужно использовать и куда надо бить. И поразмыслив, решил - если бы ему пришлось схватился со зверем, то он наверняка бы тоже не сплоховал и что рыжая наверняка обучена спецприемам для подобного поединка, но идею отклонил. Сказал, что придется Марго отрабатывать истраченные денежки стиркой, уборкой, готовкой еды, ну и разными там работами по саду - грядки вскопать или еще чего. Марго выразилась в том ключе, что не царское это дело и ничего из этого она не умеет, и притом....
       
       - Стоп! - Волшебное слово подействовало как надо, заставив замолчать рыжую на полуслове. - Не умеешь - научим, не хочешь - заставим. С этого момента ты будешь называться - салага. Я говорю - ты слушаешь, я приказываю - ты делаешь.
       Алые губки Марго надулись, потом нижняя немного выпятилась, на ресницах заблестела влага. Да она же совсем ребенок.
       
       - Но если завтра ты сможешь из трех учебных поединков хоть один раз уронить меня - неважно как, то тебе будет присвоено звание 'карась'. - Я решил подсластить пилюлю. - Это конечно не адмирал, но тоже неплохо.
       
       - Как же - опять сделаешь что-то такое, я даже сдвинутся с места не смогу. - Фразу она произнесла в минорных тонах, но лучик надежды заиграл в ее глазах.
       
       - Ну нет, все будет по справедливости - никаких умений кроме доступных любому человеку: сила, ловкость, скорость - всё чем ты владеешь.
       Марго преобразилась на глазах - возможность расписать лицо своего господина 'под гжель' (роспись на фарфоре в синих тонах) вернуло рыжей отличное расположение духа и пропавший было завидный аппетит. После позднего завтрака наша троица вернулась на 'Сафанну'. Марго переоделась в один из двух мужских комплектов одежды. приобретенных ей в дорогу. По ее словам такой наряд самое обычное явление для ее народа. Учитывая то, что кроме мужской одежды, темно-синий ихрам завернутый привычным движением скрыл к тому же ее волосы и нижнюю часть лица, то визуально сопровождал меня высокий, худощавый юноша с попугаем на плече. То, что я сплавил пернатого Марго, возражений ни у кого не вызвало. Наше возвращение осталось практически незамеченным. Грузчики выгружали товар и лениво переругиваясь с артелью плотников которые демонтировали остатки грота - якобы те путались у них под ногами. Плотники посылали представителей неквалифицированного труда куда подальше, дядя и принимающая сторона сверяли свои записи. У дверей моей каюты изнывая от жары и безделья, нес вахту андоррец и еще один охранник из приведенных Гуфаром. Пацаны оставили баул со шмотками Марго у дверей и получив пару медяков, повеселевшими покинули борт. Фарах сделал вид что не узнал Марго в мужском наряде, и с серьезным лицом заявил.
       
       - Это ты правильно сделал, капитан, что избавился от той рыжей ведьмы - от нее все равно никакого проку, а парень хоть ночные горшки выносить будет - все польза.
       И тут же хрюкнул, получив от Марго тычок в живот, прокашлялся и заржал. В каюте было тесновато - причиной тому семь сундуков с сокровищами, расставленных на палубе - видимо дядя вчера постарался. Рыжая сразу заинтересовалась их содержимым, а еще тем, где она будет спать.
       
       - Много будешь знать - скоро состаришься. - Ответил я на первый вопрос. - А спать будешь здесь. - Показал я на свою кровать. - А я сверху. Можешь успокоиться - я имел в виду второй ярус, который сейчас закажу плотникам.
       
       - А почему не я сверху? - Отмерев, спросила принцеска.
       
       - Если тебя не тошнит от качки, и по ночам не делаешь пи-пи в кроватку, то можешь ты.
       На что рыжая только высокомерно фыркнула.
       Плотники заявили, что смогут заняться этим только завтра с утра - заодно и топчан принесут, и необходимые материалы. Ладно, день можно и подождать, а сейчас я решил переговорить с Зафаром по поводу экспедиции в Китай за порохом. Сам Зафар в Китае не был, но восточное побережье Индии, Цейлон и Индонезию знал неплохо, а также знал порты, где дожидались найма опытные кормчие ханьцы. Я вкратце рассказал ему суть экспедиции, затем обговорили с ним размер оплаты труда и премиальные за доставку пороха, он согласился. Следующим на очереди был Дядя. Гуфар про порох не слышал, но сказал что знает старейшину ханьских купцов в Райсуте. Среди сокровищ дяде попадался перстень с зеленым камнем в виде головы дракона - здесь эти камни не ценятся, но ханьцы его считают императорским камнем. Если старейшине подарить этот перстень и если райская птица не ошиблась и этот порох существует, то он о нем узнает. Гуфару не на кого было переложить свою работу и поэтому он предложил отложить визит, но тут же заметил, что их с ханьцем познакомил Али - отец Искандера - к которому тот относился с заметным уважением, и если мне не терпится, то я сам смогу побеседовать со старейшиной, а имя моего отца откроет мне двери его дома. Мне не терпелось, поэтому я сразу же приступил к поиску перстня, на который у меня ушло не менее получаса из-за одной рыжей особы, которая совала свой любопытный нос в каждый сундук, постоянно мешалась и заслоняла мне свет. Деда с собой брать не стал, - приличные купцы как базарные скоморохи в гости не ходят. С подарком - судя как округлились и загорелись глаза флегматичного до этого момента худосочного старца - я не прогадал. Он что-то долго лопотал по своему обращаясь ко мне - потом видимо осознав свою оплошность, заговорил на арабском. Обращение состояло из одних вопросов - откуда это, знаю ли я что это, что я хочу за это? На что я ответил что 'это' из старинного индийского клада, что 'это' - я не знаю, но Гуфар сказал что 'это' вам понравится, а хочу я за это информацию - и начал объяснять, какого плана мне нужна информация. Когда я закончил, в глазах китайца застыла досада - было видно, что о порохе он ничего не знает. После недолгой паузы он предложил прерваться на угощения которые сейчас принесут, а тем временем посыльные пригласят всех знающих людей из его общины и достойного переводчика. Угощение состояло из сладостей, разнокалиберных печенюшек, и ЧАЯ! Довольно быстро начали прибывать 'знающие люди' - тяжелое дыхание и красные лица говорили о том что добирались сюда они как минимум быстрым шагом, и что власть и авторитет у старейшины отнюдь не формальные. Я снова повторил все что я знаю о порохе, а переводчик, уточняя каждое значение непонятного слова, переводил. После непродолжительной паузы один из знатоков почти прокричал - Хаяо! - и некоторые его коллеги повторили это слово и закивали головами. Переводчик перевел прозвучавшее слово как 'огненное лекарство' или 'огненное зелье'. Точно! Ведь Дед же говорил, что на Руси порох называли огненное зелье! Со старейшиной договорились что завтра на 'Сафанну' доставят рекомендательные письма и полное описание на арабском, где будет укзано кому и где их передать. А еще я стал владельцем брикета чая размером с кирпич, который ханец наотрез отказался продавать, а просто подарил.
       В моей каюте меня ждало зрелище достойное описания - Марго вырядилась в красное платье с открытым воротом и обвешалась драгоценными украшениями как новогодняя елка, на голове у принцессы сверкала корона. Зашедший вслед за мной Гуфар - видимо поинтересоваться, как прошла встреча - просто остолбенел. Он, занятый своей работой был не в курсе моего приобретения, и открывшаяся картина повергла его в шок. Как позже признался мне, он подумал что каким-то образом случайно попал в гарем халифа.
       
       - Знакомьтесь, дядя. Будущая - как говорит предание - царица Африки, а в настоящее время моя головная боль и наложница Марго.
       При этих словах я показал 'царице' кулак, который она 'не заметила'.
       
       - А этот достойный купец - мой дядя Гуфар, прошу любить и жаловать.
       После того как все недоразумения были улажены, решили поступить следующим образом - 'Сафанна' со мной, гурской сталью и половиной сокровищ везет нас до Каира, после чего мы караваном следуем в Александрию, а судно возвращается в Райсут и грузится приготовленным дядей за это время товаром и затем следует в Китай. А половину сокровищ дядя превращает в деньги и дает в рост под проценты надежным клиентам в Багдаде, что не менее выгодно чем торговля и морские перевозки.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
0 Ответов
527 Просмотров
Последний ответ 13-01-2011, 00:24
от Grafff
0 Ответов
423 Просмотров
Последний ответ 06-02-2011, 16:55
от Grafff
0 Ответов
497 Просмотров
Последний ответ 19-02-2011, 07:59
от Grafff
0 Ответов
889 Просмотров
Последний ответ 31-07-2013, 22:06
от Kard
0 Ответов
179 Просмотров
Последний ответ 19-10-2016, 17:37
от YaKnignik

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.