Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Васильев Андрей -- серия "Ученики Ворона"  (Прочитано 12609 раз)

Оффлайн Reineke

  • Autor
  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 159
  • Сообщений: 264
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +502
  • Пол: Мужской
Все хорошо, что хорошо кончается.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2627
  • Сообщений: 5712
  • Activity:
    51%
  • Благодарностей: +3888
  • Пол: Мужской
 :reverans_men:   pivo


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн mal-ah

  • VIP
  • Поручик Лейб Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 1814
  • Сообщений: 11731
  • Activity:
    7.5%
  • Благодарностей: +3696


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2627
  • Сообщений: 5712
  • Activity:
    51%
  • Благодарностей: +3888
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава четвертая

       Карл втащил Джока в домик и снова усадил на табурет. Того ощутимо потряхивало, то ли от холода, то ли от страха.
      - Скажи мне, любезный Джок, вот какую вещь - Рози присела на краешек стола - Тебе...
      - Я очень хочу жить - истово проговорил Джок - Очень, светлая госпожа.
      - 'Светлая госпожа' - Рози явно понравилось, что ее так назвали - А ты хитрюшка, Джок, знаешь, как угодить женщине. Я вообще про другое хотела спросить, но ладно уж. Значит, хочешь жить?
      - Еще как, светлая госпожа - в тоне Джока что-то неуловимо изменилось - Я сделаю все, как вы скажете.
      Нет, этому человеку верить нельзя. Он будет молчать ровно до той поры, пока на него кто-нибудь другой не нажмет посильнее. Специально предавать не побежит, но не более того.
      - Хорошо - Рози потрепала привратника по потной красной щеке - Значит, слушай меня очень внимательно. Ты нас не видел. Нас тут вообще не было, ясно? Ночь прошла спокойно и тихо.
      - Самый разумный вариант - негромко произнес Гарольд - Согласен.
      - Так оно и было - обрадованно подтвердил Джок, тоже смекнув, что мы надумали сделать, и несомненно узрев в этом свою выгоду - Ночь как ночь, никто в ворота не стучал, а я вообще спал и ничего не видел.
      - Сделай то, о чем тебя попросили, и я не забуду твоей преданности - негромко сказал Гарольд - Ты знаешь, что Монброны щедро награждают тех, кто хранит им верность, и безжалостно карают тех, кто предает их доверие.
      - Если мы собираемся отсюда сматываться, то самое время - глянул в окно я - Солнце встает.
      - И не дай тебе боги - Карл поднес к носу Джока свой кулак - Я красиво говорить не умею, но зато кости ломаю очень ловко.
      Он разрезал веревки на ногах и руках привратника, а после закинул мешок с Филом на плечо.
      - Кости - это не страшно - пробормотал тот - Вот та тварь, что у вас за спиной - это да.
      - Да нет там никого - рассмеялась Рози - Это была просто иллюзия. Неужели ты думаешь, что мы будем таскать с собой какую-то тварь из Бездны, да еще и вот так, без магических оков?
      - Само собой - поддержал ее я - Да и потом - сказки это все. Нет никаких тварей из Бездны.
      - А кто меня по лицу хлобыстнул? - недоверчиво спросил Джок, растирая запястья - Щека до сих пор ноет.
      - Иллюзия - мягко произнесла Рози - Все это - иллюзия. Мы убедили тебя в том, что это было по-настоящему.
      - А я ведь поверил! - покрутил головой привратник - За чистую монету принял. Ладно, молодой господин, друг ваш прав, идти вам пора, коли вы оставаться не надумали. Скоро кухарки проснутся, а они глазастые до ужаса.
      Уже за воротами, отойдя подальше от родового гнезда Гарольда и устроившись в небольшой беседке, которая стояла в уютном скверике, Карл недовольно сказал нам:
      - Зря вы его разубедили в том, что нет никакого 'Мозгоеда'. Он бы его боялся и крепче держал язык за зубами. Страх действенная штука.
      - Возможно - кивнула Рози, привалившаяся к моему плечу - А, может, и нет. Страх изматывает и в какой-то момент он может подумать о том, что легче нас сдать дядюшке Гарольда или Ордену Истины, чем каждый день ждать, когда за ним эта тварь пожалует. Так сказать - устранить причину страха. Этот Джок вообще гнилой человек, сразу видно.
      - А я раньше этого не замечал - заметил Гарольд - Ну, есть он - и есть. Он для меня вообще был частью ворот, механизмом, который их открывает и закрывает. Странно, что я имя-то его вспомнил.
      - Как бы он вообще к дядюшке сразу не побежал - мрачно высказалась Эбердин - Мы за порог, он к нему.
      - Не исключено и такое - признала Рози - Но только втихую никого прирезать не получится, потому что о возвращении младшего Монброна через пару часов узнают все, кому это интересно. И Ордену Истины он нас тоже вот так запросто не сдаст. Повода для этого мы ему не дадим.
      - А Фил? - тряхнул зашевелившимся мешком Карл - С ним как быть? Он ведь живое подтверждение нашей вины.
      - Фил останется с тобой и Эбердин - сообщил ему Гарольд - Де Фюрьи, ты же ведь тоже самое хотела предложить, я угадал?
      - Именно - лучезарно улыбнулась Рози - Приятно, что наши мысли сходятся, значит есть в этом рациональное зерно.
      Поименованная парочка слушала этих двух стратегов с легким непониманием на лице, я же, кажется, начал догадываться, что они задумали.
      - Поясни - потребовал Карл.
      - Все просто - Рози зевнула, прикрыв рот ладошкой - Ох, спать охота. Так вот - ты и Эбердин с нами в замок Монброна не пойдете. Вы снимете номер в какой-нибудь гостинице, не самой паршивой, но при этом не слишком дорогой, и будете наблюдать за развитием событий. Проще говоря - отныне вы наш скрытый резерв.
      - Так себе идея - заявил Фальк - Не дело это. Поодиночке нас перебить легче. Эраст, скажи им.
      - План неплох - к великому разочарованию моего земляка, не поддержал его я - Но в нем есть слабые места. Например - как они смогут наблюдать за происходящим из гостиницы? Случись что с нами, так они про это и не узнают.
      - Не с нами, а с вами - поправила меня Рози - Я допускаю мысль о том, что могут прикончить Монброна, и даже тебя, поскольку, прости уж, здесь, в Силистрии, о Лесном Крае не всякий слышал, но не меня. Если даже дядюшка Монброна круглый идиот, то он все равно не станет убивать в своем доме представителя рода де Фюрьи. Наша фамилия слишком хорошо известна в Рагеллоне. Ночью, в переулке вогнать нож под ребро - возможно. Но я ему такого шанса не дам.
      - Ты не ответила на мой вопрос - восхитившись тщеславием Рози, заметил я - Как они будут наблюдать за происходящим?
      - Подумаем - Рози очень не любила, когда ее планы не принимались безоговорочно, потому в голосе у нее появились раздражительные нотки - Меня сейчас гораздо больше интересует другой вопрос. Монброн, ты вообще чего хочешь? Какова наша конечная цель?
      - Кстати - тоже интересный вопрос - поддержал де Фюрьи я - Правильный, я бы сказал. Ворон еще на первом году обучения нам сколько раз говорил, что важно знать конечную цель пути еще до того, как ты сделаешь первый шаг.
      - Загнали в угол - Монброн потер виски - Понимаю, что прозвучит дико, но я и сам этого не знаю. Сначала я хотел сразу убить дядюшку, при первой же возможности. Вроде бы это самое простое решение, но вот только последствия будут не самые радужные. У него тоже есть родня, за ним стоит фамилия его покойной жены, и, если докажут мою причастность к убийству, то она набросится на мой род. На поддержку короля в этом случае рассчитывать не приходится, Генрих не сможет выиграть эту войну, а я не могу все время находиться здесь. Опять же - у нас не любят убийц, даже если они принадлежат к знатным фамилиям. Может, меня и не казнят, но изгнание мне будет гарантировано.
      - Ну, организовать подобное не самая большая проблема - сообщил ему я - Изучим его распорядок дня, найдем нужных людей, подберем подходящее место...
      - Эраст, я спишу твои слова на усталость - коротко глянул на меня Гарольд - Если уж и убивать его, так это должен сделать я сам, своими руками. Это месть, это воздаяние, это вопрос чести. А то, что предлагаешь ты... Чем я тогда от него отличаться буду? Он ведь делал то же самое, если ты забыл.
      - Лирика это все - проворчал я - Война всегда хороша для того, кто ее выиграл, и всегда плоха для того, кто потерпел поражение. Она списывает все грехи с победителя и переносит их на того, кто стал проигравшим.
      - Я рад, что ты заучиваешь наизусть изречения нашего наставника - в голосе Монброна проскочил сарказм - Но тут другое. Да, ты прав, нет дядюшки, нет проблем. Но поступи я так, как он, и быть мне другим человеком, не тем, что я сейчас. Не хочу я этого, Эраст. Не хочу, понимаешь? И потом поединок - вот единственный способ покончить с ним. Честный, открытый, где-нибудь на Судной площади, при куче зрителей и свидетелей. Но вот он-то как раз и невозможен. Мы родичи, а потому бросать друг другу вызов на бой права не имеем, таков один из законов Силистрии. Лет двести назад его приняли, дабы знатные фамилии себя не извели под корень. Так что теперь получить право на него я могу только от короля, и только предъявив веские доказательства вины дядюшки.
      - Хорошо - примирительно сказал я - Тогда что нам делать? Доказывать его причастность к убийству твоего отца, я так понимаю? Но - как?
      - Не знаю - устало сказал Гарольд - Чуть ли не впервые в жизни - не знаю. Всегда мне было понятно, что делать. Есть законы чести, с ними все ясно, они четко трактуют что хорошо и что плохо. Есть законы войны, там вообще все просто - вон свои, вон чужие. Даже с тем, чему нас учит Ворон, и то какая-то понятность есть. Некромантия запрещена, но если наставник говорит, что ее надо нам знать, то он прав, потому что он наставник. А здесь... Все, что я пока придумал, это войти под отчие своды и попробовать во всем разобраться на месте. Поговорить с матерью, с Генрихом, даже с сестрами, хотя это, скажу заранее, дело пустое. Понять, на чьей стороне личная гвардия дома Монбронов. Джок сказал, что трое ветеранов, наиболее преданных отцу мертвы, но остались и другие. Не может быть, чтобы они все так быстро изменили своему слову.
      - Они уверены, что ты мертв - вставил свое слово Карл - Когда выяснится, что это не так, то их точка зрения на происходящее может измениться.
      - Именно - кивнул Гарольд - На это и расчет. Ну, и самое главное. Надо понять, насколько ослабли позиции моего дома при королевском дворе.
      - И насколько усилились позиции твоего родича - добавила Рози - Это очень важно.
      - А самое главное в этом, что дядюшка твой не такой прекраснодушный и честный, как ты - жестко произнес я - Он будет вставлять тебе палки в колеса во всем, в чем только можно. И, можешь быть уверен, о поединке даже и думать не станет, а сразу начнет подыскивать людей для того, чтобы тебя при первом же удобном случае отправить к Престолу Богов.
      - Знаю - невесело подтвердил Гарольд - Потому и просил вас уехать, но вы же упрямые, не хотите. В результате будут пробовать убить меня, а зацепить могут вас.
      - Ну, это мы еще посмотрим - беспечно, как и всегда, отмахнулся Карл - Я, правда, все равно не понял, как мы будем узнавать о том, что у вас происходит, но в целом картина мне ясна. Вы копаете под дядюшку в родовом замке Монброна, мы с Эбердин сидим в гостинице.
      - Не просто сидим - сурово заявила Эбердин - Мы собираем слухи. На самом деле простой люд много чего знает, чего видит.
      - И время от времени встречаемся, чтобы обменяться информацией - добавил Гарольд.
      - А если вас все-таки убьют, то я подстерегу твоего дядюшку и прикончу его - добавил Карл - Мне проще, я не силистриец, не его родич и не отягощен излишними принципами, уж извини.
       Как по мне, это все-таки самый правильный путь. И самый быстрый. Выждать деньков пять в замке, потому изобразить отъезд, а после этого вернуться темной ночкой и прирезать этого паскудника в постели. Или на улице подстеречь и из арбалета его пристрелить. Да мало ли хороших вариантов? Жаль, Монброн на них не согласится.
      - Если я буду мертв, то точно не стану тебе мешать - рассмеялся Гарольд - Ф-фу, как-то легче стало. Знаете, по-моему, самое страшное в жизни это неизвестность. Когда непонятно, что делать или непонятно, куда ехать. Вот ты стоишь на одном месте, как та сороконожка из детской сказки, и думаешь, с какой ноги тебе шагнуть. А сейчас появился план, пусть даже кривой и косой. Не знаю, как вам, а мне стало значительно спокойнее.
      - Это все оттого, что раньше ты думал только о себе - сочувственно глянула на него Эбердин - Только за себя решения принимать просто, а еще и за других - тяжело.
      - Твоя неправда - заступился за Гарольда я - Прошлым летом он нас в Гробницы вел и главным был.
      - Он знал, куда идти и какова цель, это другое. Поход есть поход, и даже если в нем кто-то гибнет, то такова воля богов - не согласилась со мной подруга Рози - А тут другое. Тут честь клана на кону. Ну, рода, по-вашему. Ошибись он - и все. А, может, не только честь, но и жизнь. Знаешь, слава предков и будущее потомков - это такая штука, раз обделаешься, потом за сто лет не отмоешься. Все сложно, короче.
      - Эк ты закрутила - сдвинул шляпу на затылок Карл - Как по мне, все гораздо проще.
      - Мне надо будет отправить письмо домой - деловито заявила Рози - Мы с Монброном так и не ударили по рукам, но, думаю, это еще впереди, поддержка все равно понадобится. Тем более, что все детали сделки ты все равно будешь обговаривать не со мной, а с моим братом Гейнардом. Я всего лишь глупая женщина, к тому же с массой недостатков, вроде моей принадлежности к магическому сословию.
      - Глупая женщина! - рассмеялся Монброн - Дай мне боги в этой жизни больше таких глупых женщин как ты не встречать, мне тебя одной достаточно. Ладно, теперь к деталям. Время уходит, скоро на улицах прибавится народу. Не надо, чтобы нас видели вместе.
       Через полчаса мы расстались с друзьями. Они остались в беседке, из которой через часок отправятся в гостиницу 'Крылышко и ножка'. Ее им порекомендовал Монброн, сказав, что там, со слов его приятелей, очень неплохая кухня и покладистая хозяйка. Мы же поспешили к торговым рядам, которые находились не очень далеко от 'белого' города. Надо было прикупить лошадей, для второго пришествия в Форессу. Оно, по нашим планам, должно было иметь вид достаточно представительный, и тут без лошадок никак не обойтись.
      Впрочем, подозреваю, что сама мысль пешего прихода в родной дом, в смысле - на глазах у всех, Гарольду была изначально неприятна, не сказать - неприемлема. Одно дело ночью, когда темно, другое - днем, при свидетелях. И его можно понять. Ладно, что сапоги в пыли, плащ без золотого шитья и у шляпы немного поля обвисли, дорога, знаете ли, она разные сюрпризы в себе таит. Но пешком, на своих двоих, наследнику знатного рода?
      Да и Рози придерживалась того же мнения.
      Что до меня - я смотрю на это проще. Но именно мне и пришлось платить за лошадей, поскольку у моих приятелей денег почти не осталось. И спасибо еще, что они не самых дорогих скакунов выбрали.
      Но, надо признать, что оно того стоило. Шли пешком - никто на нас особо внимания не обращал, особенно если учесть тот факт, что на лица мы накинули капюшоны плащей. А вот забравшись на коня, Гарольд сразу этот самый плащ скинул, тут же на солнце блеснуло золото на его перевязи и камни на ножнах шпаги. Еще он как-то так лихо подбоченился, приосанился и стал совсем таким, каким я его помнил еще по началу учебы. Да, похоже, и не я один, поскольку сразу же, как только мы въехали в кварталы 'белого' города, со всех сторон посыпались разнообразные оклики, вроде:
      - Монброн? Я рад тебя видеть! А говорили, что ты погиб где-то на Юге!
      - Гарольд, мои соболезнования! Твой отец был славный человек.
      - Месьор Монброн, с возвращением! Вот радость-то!
      Гарольд с кем-то просто раскланивался, кому-то улыбался, а чьи-то слова воспринимал как должное, отделываясь еле заметным кивком. Надо полагать, все зависело от положения говорящего в местном обществе. А еще несколько раз он даже спрыгивал с коня на мостовую, чтобы обняться с некими немолодыми вельможами, которые, судя по их одеждам, были очень, очень высокопоставленными людьми.
      И еще непременно сообщал всем тем, кто заслуживал его внимания, о том, что, бросив все дела и войну на Западе, он поспешил под своды отчего дома, дабы осушить слезы матери, поддержать брата Генриха и позаботиться о будущем дома Монбронов. Да еще и не забывал добавлять, что с ним друзья - барон фон Рут из Лесного Края и мистресс де Фюрьи из Асторга. Да-да, из тех самых де Фюрьи, что в родстве с венценосными фамилиями, да еще и не с одной. Нет, с удачной партией следует поздравлять не его, но он надеется на то, что при церемонии бракосочетания он будет стоять по правую руку жениха, что первого сына назовут в его честь и, на то, что по достижении десяти лет, данного отрока отправят в его дом на воспитание, как это издавна принято в родовитых фамилиях, состоящих в тесных дружеских отношениях. Имени жениха Рози он не называл, но намек был достаточно толстый.
      Следовало признать, что эта часть плана нам удалась великолепно. По крайней мере даже Рози признала, что о бесследных исчезновениях или случайных отравлениях говорить не имеет смысла, на подобное теперь решиться только безумец. А особенно, если учесть тот факт, что, похоже, не все дядюшку Тобиаса жаловали. Сам Гарольд потом нам тихонько сказал, что те люди, с которыми он обнимался, советовали ему держать ухо востро и обещали, в случае чего, свою поддержку.
      - От обещания до дела очень большое расстояние - скептически заметила Рози, смыслящая в подобных вопросах, и я с ней согласился.
       Такие вещи одинаковы и близ трона, и в трущобах. Обещать - не значит сделать.
      - Знаю - ответил ей Монброн - И не слишком на них надеюсь. Правда, кое-какую пользу от этих господ получить можно. Тот, что был постарше, ну, с залысинами, это месьор Отиль, постельничий его величества. Если мне понадобится испросить аудиенции у короля, он сможет устроить ее достаточно быстро. И даже обеспечить определенную приватность нашей беседы, в разумных пределах, разумеется. Но в целом мы сейчас будем чем-то вроде комедиантов. Все будут смотреть на то, как развиваются события, но никто не станет всерьез вмешиваться в наши дрязги до того, пока не появится какая-то ясность.
      - Нашли себе потеху - проворчал я - Кому война, кому мать родна.
      - А что ты хотел? - пожал плечами Гарольд - Это жизнь. Люди любят зрелища, потому бродячие актеры редко ложатся спать голодными. Но еще больше они любят смотреть на реальные страсти своих ближних, главное, чтобы эти страсти разворачивались не в их доме. Помню, года четыре назад у нас тут была история, так за ней вся Форесса следила. Есть в нашем городе два семейства, очень уважаемых и богатых. Все бы ничего, но очень эти семейства между собой не ладили. И вышло так, что...
      Увы, но дорассказать эту историю Гарольд нам не успел, поскольку ему снова пришлось спрыгивать на мостовую и обниматься с каким-то долговязым стариком, вылезшим из дорогущего паланкина, который тащили на своих плечах четверо мускулистых смуглых рабов. На груди его висела массивная золотая цепь, инкрустированная мелкими алмазами, а голова была увенчана тонким золотым обручем. Как видно - непростой это был старикан, сильно непростой. Он долго хлопал Монброна по спине морщинистыми руками, пальцы которых были унизаны перстнями и что-то бубнил, а после с интересом таращился на нас, прежде чем залез обратно в свой паланкин.
      И ведь что любопытно - кто он такой, Гарольд нам говорить не стал, снова вернувшись к рассказу о событиях четырехгодовой давности.
      Вот так, с остановками и разговорами, мы снова почти добрались до родового гнезда нашего друга, и в этот раз оно произвело на меня гораздо большее впечатление, пусть даже пока и издалека. Несколько часов назад, в темноте, я не мог по достоинству оценить это произведение архитектуры, но теперь...
      Замок. Как есть - замок. Не преувеличивал Гарольд, называя свой дом этим словом. Наш дом на Вороньей горе, если честно, проигрывал этому величавому зданию почти по всем статьям, как, впрочем, и почти все остальные дома, что я видел в Форессе. За исключением, пожалуй, только нескольких зданий, находящихся дальше. Но это уже были не замки, это как-то по-другому, скорее всего, называется.
      Я так думаю, тут улица стоится по родовитости. Чем твой род знатнее, тем ближе к ее окончанию ты живешь. Кстати - беседка, в которой мы разместились пару часов назад, стояла в самом ее конце и, похоже, была частью паркового ансамбля, прилегающего к самому последнему зданию, к которому и слово 'замок'-то не подходит. Это как-то по-другому называется.
      Так вот - дом Гарольда был одновременно похож на все местные дома, и не похож на них. Боковые пристройки были сделаны в здешней манере, были они с круглыми куполами, хоть и высокие, но какие-то приплюснутые. А вот центральная часть больше смахивала на привычную для нас архитектуру - высокое и прямое строение с узкими окнами-бойницами, заканчивающееся остроконечным шпилем.
      - Центральную часть замка построили во времена моего пращура и родоначальника Ордо 'Вепря' Монброна, еще задолго до Века Смуты - пояснил Гарольд, словно услышав мои мысли - Он, если верить семейным преданиям, пришел в Силистрию с Запада. Хотя тогда и Силистрии еще не было толком, и Форессы тоже. Он со своим отрядом примкнул к первому королю этих земель, участвовал во всех его походах, пару раз спас его от смерти, и получил титул 'Первого лорда'. Тогда и наш замок был заложен, одновременно с королевским дворцом. А пристройки уже потом делали. В результате получилось сумбурно, но мило.
      - Слушай, а кем был твой пращур до того, как стать 'Первым Лордом'? - полюбопытствовал я - Больно прозвище неблагородное.
      - Остряк - фыркнул Монброн - Подозреваю, что капитаном наемников, если ты об этом. Семейные хроники на этот счет молчат, записей никаких от тех времен не сохранилось.
      - Уверена, что все они были сожжены детьми того же Ордо 'Вепря', которые были уже урожденными Монбронами и не имели прозвищ - вставила реплику Рози - И правильно сделали. А в целом - копни любое старое семейство, и в начале семейных хроник встретишь или наемника, или авантюриста. Я уж молчу про часть нынешних королевских фамилий, занявших троны во времена Века Смуты. Мне рассказывали, что тогда действовало простое правило - 'кто поспел, тот и съел'. Так что наша Грейси не так и много потеряла. Я слышала, что Рой Первый занял престол Фольдштейна очень даже просто. Он с отрядом наемников и при поддержке части местного дворянства просто прикончил тогдашнего монарха прямо во дворце, а после взял корону, напялил ее себе на нечесаную голову и залез на трон. И все.
      - Да, я тоже об этом слышал - повертев головой по сторонам, признал Гарольд - Но ты все-таки про это так не кричи. Предок нашего нынешнего короля, по слухам, от Роя Первого, не особо и отличался. В части методов занятия трона, имеется в виду.
      Ну и в чем разница между благородными и неблагородными? Только в том, что четыреста лет назад их предки были пошустрее, чем наши.
      - А ворота-то открыты - прозвенел голосок Рози, став каким-то кукольным - Прелесть какая. Знаешь, Монброн, мне кажется, что твоему дядюшке уже доложили о том, что ты пожаловал в город.
      Глянув на Рози, я поразился перемене, которая произошла в ее облике. Не знаю, как ей это удалось, то ли благодаря сменившейся осанке, то ли чему-то еще, но сейчас она выглядела как избалованная девчонка, которыми были почти все наши соученицы из знатных фамилий в тот момент, когда они впервые переступали порог Вороньего замка. Из нее просто сочилась спесь и презрение ко всем, кто ниже ее по положению. Это трудно описать, но так оно было на самом деле.
      - Мистресс де Фюрьи - Гарольд тоже уловил смену настроения в нашей спутнице и приложил ладонь к сердцу - Прошу вас проследовать в мое неподобающее вашей милости жилище. Эраст, не отставай. И еще - прикрывай мою спину. Это так, на всякий случай.
      Рози оказалась права - нас ждали.
      В середине огромного двора, который в темноте и спешке мы тоже толком не разглядели, стоял высокий и грузный мужчина, разодетый дорого и, даже на мой не слишком притязательный взгляд, слишком пестро. Похоже, что здесь определяющим словом было именно 'дорого'. Золотое шитье, бархат, пуговицы со вставленными в них драгоценными камнями, все это блестело, переливалось и резало глаз. Если продать его одежды, то на эти деньги в Раймилле я бы смог безбедно жить лет пять, а то и семь, причем питаясь трижды в день и ночуя под крышей своего небольшого домика.
      За его спиной стояло десятка два воинов в парадных доспехах, по углам двора, рядом с небольшими флигельками, жались слуги, не сводя с нас, въезжающих в ворота, своих любопытных взглядов.
      А вот матушки Гарольда я не увидел, как и его сестер. Да и братца его тоже.
      - Хвала небесам! - проревел мужчина и вскинул вверх свои здоровенные руки - Это он, мой племянник Гарольд, вести оказались правдивы! Я-то думал, что это какой-то прохвост, который присвоил имя моего павшего на войне родича, но нет, это он! Я узнал его!
      - Это я - подтвердил мой друг, не спеша слезать с коня - Здравствуй, дядюшка Тобиас, рад видеть тебя в добром здравии.
      Все бы ничего, но Гарольд, увидев родственника, похоже, снова стал заводиться и потому тон его не сильно совпадал со сказанным. Он больше подходил для фразы 'Чтоб ты сдох'.
      - Миленько тут у тебя - голос Рози стал совсем уж писклявым, а интонации донельзя надменными - Не скажу, что удивлена увиденным, некая провинциальность наличиствует, но миленько.
      Дядюшка Тобиас внимательно посмотрел на нашу спутницу, причем взгляд его не слишком совпадал с обликом. Он был слишком внимательным, слишком оценивающим для человека, разодетого как пугало. Именно тогда я в первый раз подумал о том, что это очень, очень опасный противник. Он, как и Рози, хочет выглядеть не тем, кто есть на самом деле.
      - Сойди с коня, племянник - проревел дядюшка - Дай я тебя обниму! И представь своих спутников, я хочу знать имена друзей моего любимого родича!
      Теперь главное, чтобы Монброн во время объятий все не испортил и не вогнал бы этому здоровяку кинжал в бок, переполнившись радостью от встречи. Я изучил своего друга и видел, что он сейчас раздражен до невозможности.
      - Прости, дядюшка, с этого и следовало начать - Гарольд соскочил с коня и бросил поводья подбежавшему мальчишке-слуге - Устал с дороги, забываю об элементарных правилах приличия.
      Ни один, ни другой не торопились сближаться. Дядюшка ждал, когда Гарольд сам подойдет к нему, а мой друг, похоже, делать этого не собирался. Оно и понятно - первое столкновение клинков, если можно так сказать. На принцип пошел, дает понять, что все будет не так просто.
      Зря. Это тот случай, когда можно пожертвовать мелочью, вроде нескольких шагов. Ничего страшного в этом нет. Хотя - это для меня, я мыслю по-другому, не так как он.
       Дядюшка оказался гибче. А может, как это ни печально, даже умнее. Он неожиданно резво преодолел разделяющее их расстояние и прижал Гарольда к своему объемистому брюху.
      - Племянник - трубно возвестил он, тиская моего друга - Как же я рад! Как я рад! Вот если бы твой отец дожил, если бы он мог тебя обнять!
      - Я бы тоже этого очень хотел - холодно ответил ему Гарольд - Увы, этого не случилось.
      - У вас дурно воспитаны слуги - подала голос Рози, как всегда, на редкость своевременно - Мне что, так никто и не подставит спину, чтобы я могла сойти с лошади? Я бы всыпала вашему мажордому два... Нет, три десятка плетей за скверное выполнение своих обязанностей. Не меньше!
      - Какая суровая! - восхитился дядюшка Тобиас, разжимая объятия и отпуская Гарольда. Он щелкнул пальцами, один из слуг метнулся к Рози и согнул спину - Сынок, кто это?
      Лицо Гарольда закаменело, он был готов к чему угодно, но только не к этому 'сынок'.
      Нет, этот дядюшка кто угодно, но только не дурак. Он бьет пока словами, не кинжалами, но зато точно в цель.
      - Это Рози де Фюрьи - выдохнув, сказал Монброн - Представительница основной ветви семейства де Фюрьи из Асторга.
      - Какая честь для моего дома! - Тобиас изобразил что-то вроде поклона - Визит столь важной дамы!
      И еще один укол. Ловок, ловок.
      Я видел, что еще чуть-чуть и мой друг сорвется, потому спрыгнув с коня, подошел к нему и тихонько ткнул в спину, как бы говоря: 'Не сходи с ума'.
      - Эраст фон Рут - не ожидаясь реплики Гарольда, представился я - Барон из Лесного Края.
      Как и следовало ожидать, моя персона впечатлила дядюшку меньше, он бросил мне только что-то вроде:
      - Рад, рад. Добро пожаловать.
      - Эраст мой жених - добавила Рози, подходя к нам - Мы решили связать наши судьбы. Любовь - великая госпожа, потому скоро мой избранник породнится с одной из самых знатных фамилий Рагеллона. Хотя, вам, наверное, это не слишком интересно? С другой стороны - я женщина, мне хочется поделиться своим счастьем со всем миром.
      И она взяла меня под руку.
      - Это все очень, очень любопытно - заверил нас Тобиас, окинув меня уже более заинтересованным взглядом - Поверьте. Но время для бесед у нас еще будет, а пока - завтрак. Я, знаете ли, уже немолодой человек и у меня есть свои привычки, сложившиеся голами. Одна из них - плотный завтрак. Потому прошу вас проявить снисхождение к старому чудаку и составить мне компанию за столом.
      - Я бы хотел сначала повидать мать, сестер и брата - твердо произнес Гарольд.
      - Так они уже там - замахал руками Тобиас - В обеденной зале! Только нас и ждут!
      - Завтрак? - Рози надула губы - Я не умылась с дороги, как я сяду за стол?
      - Условности - заверил ее Тобиас - Впрочем - мыльня и служанки в вашем распоряжении, я все понимаю. Но вы, парни, надеюсь, не рветесь сначала умываться? Настоящий воин ест тогда, когда на то есть возможность, а все остальное потом!
      - Завтрак - это прекрасно - сообщил ему Гарольд - Пойдем, Эраст.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн X-men

  • Администратор.
  • Генерал-полковник Лейб Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 9602
  • Сообщений: 50431
  • Activity:
    6%
  • Благодарностей: +6203
  • Пол: Мужской
  • Мучительно скриптует
    • НьюЗ Дозор
Неожиданно понравилось  :soglasnaya_ya:


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2627
  • Сообщений: 5712
  • Activity:
    51%
  • Благодарностей: +3888
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Глава пятая
       
      Если снаружи замок поразил меня своей величественностью, то внутри ощущения сменились на другие. Мне стало как-то тягостно. Не знаю, что тому было причиной - усталость ли, подсознательное ощущение того, что вот-вот нас начнут резать на лоскуты (что бы там Рози не говорила), или просто полумрак и запах пыли, которые окутали меня и Гарольда сразу после того, как мы перешагнули порог. Давил этот замок мне на нервы, давил.
      Хотя по сути, здесь все было очень и очень небезынтересно. На стенах висели огромные звериные головы, я даже предположить не мог, что на свете имеются лоси и медведи таких размеров. А еще коридор, по которому мы шли, являл собой целую галерею. Тут были расставлены вдоль стен статуи... Или как это называется? В общем - фигуры воинов в доспехах, шлемах и с оружием в руках, изготовленных с немалым умением и прилежанием. Они как живые стояли, честное слово! У каждой из них был собственный постамент, снабженный какой-то надписью, как видно, объясняющей любопытствующим, к какой эпохе относится тот или иной экспонат.
      - Предков твоих доспехи, поди? - спросил я у Гарольда, который довольно шустро вышагивал по этому коридору, так, что я еле за ним поспевал.
      Рози с нами уже не было, ее несколько девушек-служанок повели в мыльню, причем моя суженая серьезнейшим тоном сообщала этим бедолагам, что если те проявят должную сноровку, то она их наградит, а если нет - то запорет на конюшне, причем собственноручно. Что именно она имела в виду под словом 'сноровку' я понятия не имел. И, может, к лучшему.
      - Нет - отозвался Гарольд - Это лучшие из противников, которые выпадали на долю Монбронов Силистрийских.
      - В смысле? - даже остановился я - То есть это доспехи тех, кого твои предки убили?
      - Не только доспехи - поправил меня Гарольд, и подошел к ближайшей фигуре - Вот, например, Вилли Железные Челюсти, кузен короля, который лет триста назад правил нашей страной. Был он разбойник, насильник и растлитель, по которому петля плакала. Но вешать его было нельзя, все же он королевской крови. Тогда, по велению монарха, который сам не хотел обагрять руки родственной кровью, мой предок Этьен Монброн взял штурмом замок этого негодяя, перебил там всех, кого можно, и сошелся с ним в решающем поединке. Как ты понимаешь, победа осталась за ним. А Вилли привезли в замок, какие-то части тела набили соломой, какие-то частично забальзамировали и установили сюда, к остальным трофеям моего рода.
      Гарольд раскрыл створки шлема, и я увидел в образовавшемся отверстии давным-давно мумифицировавшееся лицо того, кто когда-то разбойничал, насиловал и растлевал. Причем зубы у этого бывшего человека и впрямь были железные. Да еще и острые, как у волка.
      - Это они тут все с начинкой? - с неподдельным уважением спросил я - Однако!
      Проход был длинный, а чучел вдоль стен по обеим сторонам стояло никак не меньше трех с лишним десятков.
      - Здесь только лучшие из лучших - пояснил Монброн - Хороший враг, как и хороший друг встречается нечасто. Ладно, пошли, пошли. Мне надо повидать родных до того, как за стол сядет дядюшка.
       Тобиас с нами не пошел. Он сослался на какие-то дела, и обещал присоединиться к застолью 'вот-вот прямо с минуты на минуту'. То, что он собирался раздать какие-то указания, напрямую касающиеся нас, было несомненно, но какие именно узнать не представлялось возможным. Формальности были соблюдены, и нам не оставалось ничего другого, как отправиться за стол.
      Я не удержался от соблазна приподнять забрало шлема чучела, стоящего следующим за Вилли Железные Челюсти ('Гнейнгорд Клятвопреступник, убит летом 222 г.п.В.С.), увидел сморщенное как старое яблоко лицо с двумя глубокими впадинами вместо глаз, непроизвольно икнул и вернул забрало на место. Не знаю, как именно окончил свои дни Гнейнгорд Клятвопреступник, но, сдается мне, намучался он перед этим изрядно.
      Пройдя еще через пару коридоров (стены в одном были украшены щитами с разнообразной гербовой символикой, а в другом вымпелами на древках) и, поднявшись по лестнице, мы наконец оказались в помещении, которое я безошибочно опознал как обеденную залу. Ну, или трапезную. В любом случае, это было место, где едят. Во-первых, здесь дурманяще пахло жареным мясом со специями и иной снедью, во-вторых здесь стояли столы, в-третьих, за этими столами сидели люди. Точнее - пяток разновозрастных девиц, стройный юноша с бледным лицом, а также очень красивая и очень грустная немолодая женщина в черном бархатном платье.
      Желудок, учуяв ароматы пищи, взвыл так, что мне даже стало неловко.
      - Матушка! - непривычно мягко произнес Гарольд и устремился к женщине, которая, только заслышав его голос, тут же вскочила на ноги и поднесла правую ладонь ко рту. То ли, чтобы не вскрикнуть, то ли от удивления.
      Монброн опустился перед ней на колени, и как-то очень по-детски ее обнял.
      Я всегда говорил, что в нем больше человеческого, чем все думают. Просто он это все умело прячет. Вот, и маму он любит.
      - Гарольд! - взвизгнула одна из девиц, с светлыми, почти белыми волосами, сложенными в очень сложную прическу - А нам сказали, что ты мертв. Опять ты нас надул, паршивец!
      - А я говорила, что он не мог погибнуть вот так запросто, на какой-то там войне - сообщила всем другая девушка, с остреньким носом - Слишком это для него просто.
      Остальные барышни тоже что-то начали говорить, но разобрать что-либо в этом гвалте было сложно.
      Гарольд тем временем встал с колен и обменялся с матерью несколькими фразами, но что именно он ей говорил и, что она отвечала, я не разобрал. Может, оно и правильно, не все мне знать надо.
      Бледный юноша встал из-за стола и подошел к Гарольду. Надо полагать, это и был его брат Генрих, тот, который не уверен в себе, и на которого трудно положиться в тот момент, когда все вокруг рушится.
      - Фон Рут - повернулся ко мне Монброн, не обращая особого внимания на брата - Что ты там встал? Вот, дорогие мои, это Эраст фон Рут, мой друг. Это человек, которому я доверяю как себе, так что и вы относитесь к нему соответственно.
      - Симпатичный - одновременно и с одинаковой интонацией сказали сразу две девицы.
      - Добро пожаловать - произнес Генрих.
      Матушка Монброна ничего не сказала, но благожелательно потрепала меня по голове, когда я целовал ее руку.
      Девицы тем временем продолжали галдеть, совершенно не обращая внимания на то, что я отлично слышу их разговоры.
      Сдается мне, не преувеличивал ничего Гарольд в своих рассказах о них. Возможно, даже наоборот. Преуменьшал.
       - Интересно, он не девственник ли? Хорошо бы! Говорят, они такие забавные, вот бы попробовать!
      - Любопытно, откуда он? Если с Запада - еще ничего. Но на Восток я замуж не пойду.
      - Можно подумать, он именно на тебе женится!
      - Не красавец, нет. Зато глазки умненькие.
      У меня возникло ощущение, что я лошадь на рынке, и ко мне сейчас прицениваются. Серьезно. И еще я понял, что надо эту опасность в корне давить, от греха, и дело не только в пяти похоронах, которые запросто может устроить Рози, увидев всего-лишь часть той вакханалии, которая имела место быть здесь и сейчас. Просто ни к чему это все мне в принципе.
      А прекратить это все можно только одним способом. Надо стать для них неинтересным.
      - Ох, и хороши у тебя сестры! У нас в Лесном Краю таких нету! - громко проорал я - А, чтоб тебе!
      И после этих слов я сморкнулся прямо на пол, понимая, что тем самым навсегда порчу свою репутацию в глазах всех поколений Монбронов, сколько бы их еще не было на свете. А также надеясь на то, что после этого Гарольд не бросит мне вызов на поединок, когда мы закончим разбираться с его делами. Все-таки сестры, родовое гнездо, опять же.
      - Фуууууууу! - сообщили мне сразу четыре из пяти девушек брезгливо и посмотрели на меня презрительно.
      И только одна из них, остроносенькая, делать этого не стала. Более того - она даже никак не выказала своего неодобрения.
      - Садись за стол, старина - скрыв улыбку, предложил мне Гарольд и хлопнул меня по плечу - В ногах правды нет.
      - Покушать бы - одобрительно сообщил ему я, старательно копируя манеры и речь Фалька, и плюхаясь на лавку неподалеку от Генриха - Свининки там, овощей тушеных, хлебушка, подливы.
      Если у брата Гарольда и было в планах что-то вроде рукопожатия, то после моей выходки он ничего такого делать не стал, ограничившись кивком и повторив уже произнесенную им фразу:
      - Добро пожаловать!
      Впрочем, пообщаться нам и не удалось бы, поскольку почти сразу справа от меня уселся Гарольд и тоном, от которого даже у меня пробежал мороз по коже, поинтересовался у брата:
      - Ну, Генрих, теперь расскажи мне, как так оно все вышло. И поспеши, пока не пришел дядюшка.
      - Все - что? - вяло спросил Генрих - Как мне кажется, ничего особенного или из ряда вон происходящего не случилось.
      - Вот такой у меня брат, представитель старшей ветви древнего рода Монбронов - весело, почти залихватски сказал мне Гарольд - В замке как хозяин распоряжается сородич из младшей ветви, его сестер вот-вот спровадят в дом терпимости, матери нужна поддержка в этот трудный час, но она ее не получает. Отец убит! А мой братец считает, что все идет нормально.
      - Отец умер сам - наконец-то в голосе Генриха появились живые нотки - Это доказанный факт, который ни у кого, кроме тебя не вызывает сомнения. Мама в полном порядке, что же до наших с тобой сестер... Ты сам все про них знаешь. И помнишь. Дом терпимости? Не смеши меня. От наших с тобой сестер содержатели иных подобных домов как от чумы будут шарахаться.
      - Экий мерзавец ты, Генрих - лениво сообщила та девица, что была с роскошными волосами - При госте нас позоришь. Он хоть и из немыслимой глуши, но все-же...
      Впрочем, на нее слова кроме меня внимания никто не обратил.
      - И самое главное - Генрих встал и уперся кулаками в стол - Я хочу напомнить тебе о том, что, поступив в обучение к колдуну, ты лишился всех прав. Прав на все! Ты не наследник родовой чести, родового добра, славы предков и всего прочего. Ты уже два года как никто, Гарольд. Никто. И, значит, ты не вправе ничего требовать у меня. Ради правды, и до того ты этого делать не вправе был, просто в силу того, что старший брат я, но тогда тебе многое прощалось за твою лихость, удаль и живую кровь Монбронов. За все то, чего не было у меня. Но теперь... Кто ты такой? Радуйся, что тебя вообще пустили сюда, в этот дом. Тебя, и твоего приятеля-невежу.
      - Мой славный Генрих, я удивлен - абсолютно без наигрыша произнес Гарольд - Ты ли это? Вечно тихий, вечно молчащий, и вдруг! Правда, я не понимаю, почему ты так набросился на меня, мы ведь не враги.
      - Ты уверен в этом? - Генрих криво улыбнулся - Просто ты раньше этого не замечал. Да и когда тебе? Ты всегда то на балу, то в кровати очередной придворной дамы, то на поединке с мужем этой дамы, а то и вовсе на войне. От отца только и было слышно: 'Мой Гарольд опять умудрился нашалить'. И главное - он бы счастлив твоим шалостям! Даже то, что ты обрюхатил мою невесту, мою Люсиль, он и то назвал 'проделкой'. Проделкой!
      - Я? - ошарашенно произнес Гарольд - Люсиль? Ты в своем уме?
      - Мне все известно! - прошипел Генрих и помахал пальцем у носа Монброна - Все! Я видел ублюдка, рожденного ей. Это вылитый ты! Люсиль, правда, до последнего момента твердила, что ты здесь ни при чем, что все было наоборот, что ты ее спас, но я-то знаю, что эта лживая дрянь просто выгораживала тебя! Даже когда она умирала, она твердила о том, что это мой ребенок, а не твой.
      - Как интересно - Гарольд обвел взглядом потолок залы - Это все? Или у тебя еще есть что сказать?
      По лицу его матери текли слезы, сестры испуганно глазели на происходящее и даже не перешептывались. Судя по всему, они таким Генриха тоже никогда не видели.
      - Есть - кривя губы, сообщил ему старший брат, щеки которого от эмоций и криков изрядно порозовели - Знаешь, ты меня очень, очень расстроил. Я ведь был уверен в том, что ты непременно примчишься сюда, узнав про смерть отца и прочие бесчинства. И очень надеялся на то, что ты поступишь так, как всегда, то есть ворвешься в замок, прикончишь дядюшку, точнее, попытаешься это сделать, и вообще наделаешь разных глупостей, вроде кровопролития и возмущения порядка. Ты же Гарольд Монброн, любимец дам, надежда рода, у тебя есть все права на это. И после этого я испытаю давно ожидаемую огромную радость, глядя на то, как тебя четвертуют на Судной площади, потому что никаких прав у тебя нет и быть не может. Разве что на небольшое денежное ежемесячное вспомоществование, что-то вроде сотни золотых. Ах, да. И еще небольшого поместья на южной границе Силистрии.
      - Это правда - прошептала мать Гарольда, не поднимая глаз - Такова последняя воля покойного. Все права унаследовал Генрих.
      - Который тут же отдал их младшей ветви Монбронов - с невыразимым ехидством произнес братец Гарольда, шутовски разводя руки в стороны - В обмен на пару услуг и еще кое-что.
      - Ну, с одной услугой не сложилось - миролюбиво сообщил брату Гарольд - Я не стал безобразничать, я предпочел другой путь, мирный. Что же еще тебе обещал наш дядюшка?
      - В том числе то, что сделаю все, для того, чтобы ты умер, мой дорогой племянник - раздался бас дядюшки Тобиаса - И не просто умер, а на глазах у всего города, опозоренный и ошельмованный. Это было обязательное требование Генриха.
      Новый хозяин родового гнезда Монбронов вошел в залу, прошествовал к массивному дубовому креслу, стоящему во главе стола и плюхнулся в него.
      - Это-то понятно - Гарольд взял ломоть хлеба из плетеной корзины и с аппетитом отхватил зубами сразу половину его - А что еще?
      - Еще? - дядюшка гулко рассмеялся - Еще он получит руку моей дочери. Единственной, прошу заметить. Правда, это только пока, надеюсь, что чрево твоей матушки еще способно к деторождению.
      - Мы даже уже обручены с Лизелоттой, дорогой братец - добавил Генрих - Да-да. И брачном договоре, который мы подпишем, четко указана сумма приданого, которая меня вполне устраивает.
      - Ну и еще кое-что он получил, по мелочам - закончил дядюшка благодушно - Но в целом твой брат, любезный племянничек, очень и очень неглупый малый. Кстати, если бы даже ты не отправился учиться на колдуна, то все для тебя и твоего отца все равно дело кончилось бы почти тем же самым, что и теперь. Ну, единственное что ты умер бы в корчах и слюнях, от жуткой боли в животе. Я человек не злой, мой брат не мучался. А вот Генрих - он другой.
      Мать Гарольда издала головой звук, дядюшка сурово на нее зыркнул и женщина испуганно замолкла.
      - Да, Генрих другой - согласился с ним Гарольд - Совсем другой. Эраст, ты прости меня.
      - Не понимаю, о чем ты - потянулся я за куском хлеба, уже отлично понимая, что разносолов нам не видать - Разве что за скудность стола извиняешься. Так это не твоя вина, а твоего родича, пригласившего нас на завтрак. Прижимист он оказался.
      - А что переводить на вас еду? - даже как-то удивленно ответил дядюшка Тобиас - В 'Башне-на-Площади' вас покормят. Я слышал, что наш славный король на ее узниках не экономит, он считает, что особо опасные преступники, те, что приговорены к смерти, должны в полной мере ощутить его доброту и сердечность.
      Не очень приятное название - 'Башня-на-Площади'. Да и упоминание про смертные приговоры мне не очень понравилось.
      - Значит, все уже готово - подытожил Монброн - Надо же, я сам сунул голову в петлю.
      - Вернее, сделал шаг к эшафоту - поправил его Тобиас - Одно из требований Генриха - публичная казнь. Четвертование или колесование, тут уж как судьи решат. Его оба варианта устраивают. Плюс, естественно, ошельмование и лишение дворянской чести.
      - Это как? - изумился я - Как девку чести лишают - это понятно. Но тут-то как? Или я чего-то про Силистрию не знаю?
      - Будет написан королевский указ, что я отныне лишен права носить родовую фамилию, лишен права проживать в столице и еще много чего лишен- объяснил мне Гарольд - Крайне унизительная процедура, поверь мне.
      - Ну, положим, убить здесь нас может и получится. Если прямо сейчас и здесь - скептически произнес я - Хотя... Не факт. Да и толку вам от того? Вы все одно нашей смерти не увидите. Ты не обижайся, Гарольд, но братец твой слизняк, мы его прикончим сразу, без особых хлопот. Я его сам и прирежу, чтобы тебя совесть не мучала. С дядюшкой хлопот побольше будет, больно он толст, но тут главное брюхо вспороть, а там он сам богам душу отдаст. А дальше... Да по трупам до входа пройдем, не в первый раз.
      Про магию я упоминать не стал, ни к чему это. Хотя, если дело и впрямь дойдет до драки, я ее в ход пущу непременно. Того же дядюшку ей попотчую.
      Дядюшка Тобиас усмехнулся, взял колокольчик, который стоял перед ним и несколько раз качнул его влево-вправо.
      Скрипнули двери, и в зале сразу стало многолюдно. Причем все вновь прибывшие держали в руках арбалеты, болты которых были направлены на нас.
      - Кстати - неплохая альтернатива, братец - заметил Генрих - Мне это невыгодно, но тем не менее. Это легче и проще, чем свидание с палачом на Судной площади.
      - Легче - признал Гарольд - И проще. Но я за последние два года очень отвык от очевидных вещей. Жизнь, знаешь ли, как-то все так хитро выворачивала, что простые пути стали казаться не слишком верными. Да вот и сейчас - казалось бы, мне надо вынуть шпагу, попробовать убить тебя и получить десяток арбалетных болтов. Все так просто. Но в чем смысл? Ты уцелеешь, поскольку я не успею этого сделать, у меня же шансов остаться в живых не будет вовсе. Если же я не стану пробовать тебя убивать, то и эти господа не посмеют стрелять. Нет повода.
      Гарольд тянул время, это я прекрасно понимал. Ему ли не знать, что в нашем мире принято убивать без повода. Вот только чего ради он его тянул? Ждал Рози? Но, как по мне, лучше бы ей здесь и не появляться. Мы умрем - это ладно, но ее смерти я не хотел. Может, это и есть любовь? Ну, когда не хочешь смерти близкого тебе человека настолько, что будешь рад умереть раньше него?
      - Племянник, заканчивай этот балаган - хлопнул ладонью по столу Тобиас - Кладите оба оружие на стол и заканчивайте пустые разговоры. И сразу - все эти 'пройдем по трупам' в моем доме не пройдут. Во дворе вас ждет народу больше чем здесь. Втрое больше.
      - Наши дрязги - это наши дрязги - ровно произнес Гарольд - Фон Рут тут не причем, как и де Фюрьи. Со мной... Будет, что будет. Но с какой стороны они в этой истории?
      - Мистресс де Фюрьи и вправду ни при чем - даже как-то радостно заявил дядюшка Тобиас - Она будет гостьей в моем доме, я ее с дочкой познакомлю, а если ее родня пожалует, то и их встречу и привечу. Хоть эта Рози и из вашего колдовского выводка, но все одно она де Фюрьи. Фамилия, подкрепленная серебряными рудниками и обласканная королем. Так что за нее не волнуйся, она сейчас поплещется в мыльне, потом позавтракает, а потом... Найдем как ее развлечь. Так, что про вас она и не вспомнит. А вот приятель твой - он никто, нищеброд из лесов. Кабы он еще не видел и не слышал ничего, но это не так. Да еще и брюхо мне хотел распороть, гаденыш такой. У!
      И дядюшка, наконец сняв маску добряка, оскалил зубы и замахнулся на меня своей лапищей.
      - Вот, Гарольд - удовлетворенно заявил другу я - Теперь у нас равные права на то, чтобы убить его. Тебе надо отомстить за честь семьи, а мне за свою собственную.
      - Идиоты - показав на нас, произнес дядюшка - Все, надоели они мне. Хватайте их.
      Часть воинов дядюшки побросала свои арбалеты и кинулась к нам.
      Вот тут я и растерялся. То ли доставать шпагу и дагу, то ли нет. Достанешь - получишь болт в грудь или голову. Не достанешь - считай, сдался, а я этого не люблю.
      Пока голова соображала, пальцы правой руки, повинуясь рефлексу, который вбивал в нас Ворон, уже привычно сплелись, формула была на языке, и я было почти пустил заклинание в ход, как поймал взгляд Генриха. Ожидающий. Полный надежды.
      Этот поганец хотел, чтобы мы выкинули что-то подобное. Более того - на это и был расчет. Ему не колесование наше было нужно, не четвертование.
      Ему сожжение хотелось посмотреть.
      - Гарольд, только кулак или сталь - заорал я, ткнув пальцами в глаза первому набежавшему здоровяку, этот трюк у меня отлично получался еще в Раймилле - Без ничего!
      - Понял - ответил мне Гарольд и врезал кулаком одному из стражников - Как по мне, надо вовсе без крови обойтись, а то на нас ее и повесят.
      Без крови - это было все равно, что сдаться. Собственно, нас и скрутили через минуту.
      Может, это и неправильно, может, стоило все же попробовать прорубить себе путь? Да и потом - не один же коридор в этом замке? Есть какие-то тайные ходы и все такое.
      Но это должен был решать Гарольд, а он за шпагу не взялся. Значит, не счел нужным. Значит, есть у него какие-то резоны так поступать.
      - И снова ты ошибся - попенял Генриху дядюшка - 'Они колданут, они колданут'. Вот, не колданули. Даже за сталь не взялись, негодяи такие. Слушай, может в дальних краях Гарольд и впрямь ума-разума набрался?
      - Тогда его точно убить надо - буркнул Генрих, который, несомненно, был крайне разочарован нашим поведением - Я в те времена, когда он был дураком еле выносил, а уж в качестве умника он станет вовсе нестерпимым.
      - Не набрался - с сожалением произнес мой друг - Теперь я это наверняка знаю. Не послушал умного совета, сделал все по-своему, как привык, и вот результат.
      - Снявши голову, по волосам не плачут - назидательно произнес дядюшка - А вообще - да. Сидел бы там, на Западе, не совался бы сюда, тогда и жив остался.
      - Ну да - сплюнул Гарольд - А вы бы все новых и новых наемных убийц подсылали.
      - Не без этого - признал дядюшка, подходя к нему и доставая из ножен его дагу - Но и ты меня пойми. Ты мне живой не нужен. Положение при дворе у меня пока шаткое пока, не всем фамилиям пришлось по душе то, что произошло. А если еще и вспомнить про родню твоей матушки... Ну как ты к Рою Шестому побежишь? Он тебя всегда любил. Опять же - вон, ты с де Фюрьи сошелся близко, твой лучший друг жених одной из их рода. А я ведь про это даже и не знал. Нет, никак тебе жить нельзя. И приятелю твоему тоже. Генрих, иди сюда.
      Брат Гарольда болезненно скривился.
      - Может, без этого обойдемся? - спросил он у дядюшки.
      - Как? - пожал мощными плечами он - Надо, сынок, надо. Терпи.
      Генрих так и не тронулся с места, тогда Тобиас в несколько шагов приблизился к племяннику, и вогнал лезвие даги ему в бок. Неглубоко, так, чтобы кишки не повредить, но кровь брызнула из раны моментально, закапав пол трапезной. На колете Генриха расплылось темное пятно, он побледнел еще больше, хоть, казалось, дальше уже и некуда.
      - Ну, и для полноты картины, займусь собой - Тобиас было хотел пустить в ход оружие Гарольда, но потом подумал и подойдя ко мне, достал из ножен уже мою дагу - Лучше так. Не будем обманывать королевский суд во всем, пусть будет хоть что-то по правде.
      Себя он жалеть не стал, вспорол камзол на груди, да так, что белая рубаха под ним мигом стала красной. И еще полоснул как следует руку. Врать не стану - впечатлил меня. Не всякий так себя резать сможет. Другого-то запросто, но вот себя...
      - Зови - стряхнув капли крови с руки на пол, скомандовал одному из воинов Тобиас - Можно.
      Дверь скрипнула и в залу вошел достаточно скромно одетый человек, в котором я сразу же, каким-то шестым чувством, угадал судейского. Не знаю отчего, но эту публику от любой другой я отличу сразу. Они в любом королевстве одинаковы и наши, раймилльские от местных не отличаются ничем. Может, они вовсе отдельная ветвь человеческая? Некое племя, которое рождается для судейских нужд?
      - Вот они, злодеи - рыдающим голосом произнеся дядюшка и перехватил кровоточащую руку - Я их принял в доме, как родных, как самых близких мне людей, а они... Пытались убить меня, пытались убить Генриха!
      Бледный Генрих так и стоял, в глазах его плескались боль и страх, он, похоже, впервые в жизни так близко столкнулся с этой стороной жизни и теперь пытался осознать, что ему делать дальше. В смысле - умирать, или еще пожить?
      - Бедный мальчик - прорычал дядюшка и толкнул племянника в грудь, тот рухнул в свое кресло и громко заорал от боли - Вот, видите каково ему! Не то страшно, что в бок ударили, что лезвие чудом не вспороло ему печень. То страшно, что это сделал его брат! Братоубийца!!!!! Что может быть страшнее!
      - По королевскому Уложению братоубийство карается четвертованием - невозмутимо пробубнил судейский - Свидетели есть?
      - Полный зал - обвел рукой трапезную Тобиас - Вот, все они видели то, как я этих двоих встретил, а также как они меня и этого бедного мальчика убить хотели.
      - Прекрасно - судейский зевнул, не раскрывая рта - Завтра сами приходите и пяток этих молодцев прихватите. Снимем показания, подготовим королю записку по этому поводу, и, если все будет удачно, через месяцок он это дело рассмотрит.
      - Как же так? - расстроился дядюшка - Король судебные дела рассматривает по вторникам, я знаю. Почему месяц?
      - Там все непросто - чиновник озадаченно нахмурил брови - Есть некая очередь. Дело-то ваше личное, не государственной важности, у него и ход другой.
      - Государственной - заверил его дядюшка - Государственной. Вы ко мне нынче на обед загляните, мы это обсудим.
      - Почему нет? - покладисто согласился чиновник - Обед - это хорошо. Но только без вина. Печень, знаете ли, пошаливает.
       У дядюшки и впрямь все было на мази. Четверо крепышей в такой же серой судейской одежде, шустро надели на нас кандалы, освободили от остатков оружия, которое их начальник прихватил с собой, а после шустро повели на выход.
      - Что, вы тоже против нас будете свидетельствовать? - не удержавшись, спросил я у сестер Гарольда, которые так все это время и просидели молча - Тоже любопытно глянуть, как нам руки-ноги рубить будут?
      Ответа не последовало.
      - Да какая вам разница? - без тени недовольства, и даже как-то учтиво сказал мне судейский - В Силистрии показания женщин судом не рассматриваются. Кто будет им верить, по крайней мере, находясь в здравом уме?
      За воротами нас поджидала черная карета с задернутыми шторками окнами и без каких-либо гербов на дверях. Нас шустро запихнули в нее, и она мигом тронулась с места.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн mal-ah

  • VIP
  • Поручик Лейб Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 1814
  • Сообщений: 11731
  • Activity:
    7.5%
  • Благодарностей: +3696
Сильно!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2627
  • Сообщений: 5712
  • Activity:
    51%
  • Благодарностей: +3888
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Глава шестая

      Что меня немного удивило - к нам никто не присоединился. В смысле - в карете кроме меня и Гарольда никого больше не было. У нас в Раймилле тоже такие черные экипажи имелись, правда, немного по-другому выглядящие, но назначение у них было аналогичное - перевозка опасных преступников. И тех, что на корону злоумышляли, и тех, что попроще - убийц там, или насильников. Как правило, везли их после оглашения приговора от тюрьмы до Веселой площади, где злодеи и заканчивали свои дни в петле или от топора палача.
      А здесь - ничего подобного. Нет, с каждой из сторон кареты на приступках у дверей имелось по дюжему молодцу в сером, и на козлах двое устроились, но это все не то. Вот у нас, помню, по четыре судейских прямо в карету набивалось. Сам видел не раз такое на Веселой площади - сначала слуги закона из экипажа вылезают, а уж потом преступник, цепями звеня, выбирается.
      Я-то на казни любил дома ходить. Нет, сам процесс мне не нравился, чего в нем хорошего? И потом - сейчас вон тот бедолага на эшафоте, а завтра, не приведи боги, ты сам. Подумать страшно. Но вот по чужим карманам шарить в то время, когда злодея жизни лишают, просто прекрасно. Все кричат, все ждут чужой смерти, а потому за своим добром следят не так внимательно, как обычно. Я как-то раз у одного благородного кошель таким образом стянул, так в нем аж два золотых оказалось, и еще серебра добрая пригоршня!
      Хотя, если честно, меня бы на Веселой площади казнить не стали, не стоит себе льстить. Мелковат я был для нее, не те грехи. Меня бы вообще казнить не стали. Скорее всего, продали на угольные копи, где всегда люди нужны. А что тут удивительного? Там работники мрут как мухи. А так все свое получают - король пару серебряков за мою шкуру, владельцы угольных копей нового работника, а я заслуженное наказание и непременную смерть лет через семь-восемь. Как свои легкие, от угольной пыли черные, выблюю, так и сдохну. Как и все остальные.
      А, может, руки бы по локоть отрубили, такое у нас тоже в чести было. И живи как знаешь.
      Но то дома. А тут меня казнят как благородного - на площади, при стечении народа. Правда, непонятно за что, но это уже не столь важно.
      Если, конечно, я до такой крайности дело доведу.
      - Гарольд - вкрадчиво сказал я - Слушай, я как-то не очень понимаю - отчего нас никто особо не охраняет?
      - В смысле? - уточнил мрачный Монброн.
      - Ну, вот смотри - я кивком указал на дверь кареты со своей стороны - Если со всей дури по ней ногой вдарить, что путь на волю будет свободен. Сломать ее я не сломаю, но вон того громилу, что за ней стоит, сброшу на дорогу мигом. Потом сам спрыгну - и лови меня.
      - Так-то оно так - подтвердил Гарольд - Да вот только что потом-то делать? Если ты бежишь от стражи, то ты, по сути, бежишь от королевского суда. Для простолюдина эти слова ничего не значат, а вот для нас с тобой наша честь есть суть наша жизнь. К тому же подобное бегство несомненно докажет нашу вину. Раз бежал, значит, ты преступник. Ну, и еще пару мелочей я забыл упомянуть, вроде той, что с момента побега тебя немедленно объявят вне закона и с этого момента тебя может убить любой житель Силистрии. Более того - куча народа будет искать тебя для того, чтобы прикончить, а после получить награду за твою голову. Королевскую награду, именную.
      - Даже так?
      - А как же - невесело рассмеялся Гарольд - Ты не пожелал королевского правосудия, а это означает одно - недоверие к нашему славному королю. Значит, не веришь ты в его справедливость и непогрешимость. Это оскорбление, которое смывается только твоей кровью.
      - Подытожим - потер я переносицу, звякнув кандалами - Если не бежать, то нас казнят. Если бежать - то убьют в ближайшее время. Знаешь, вариант с 'бежать' все равно оставляет большой простор для фантазий. Может, и не поймают нас. Дадим о себе знать ребятам, найдем кузнеца, снимем цепи и быстро-быстро покинем город. А потом пускай ловят, не жалко.
      - Беги - на полном серьезе заявил Гарольд - Используй этот шанс. А я не могу. Не могу, понимаешь? Все и так паршиво, а это окончательно лишит меня шанса и на месть, и на все остальное.
      - Понимаю - покивал я, в очередной раз поражаясь тому, как он продолжает цепляться за некие основы своего былого бытия, которые кроме него никому, похоже и не нужны - К тому же никто не даст гарантии в том, что твой дядюшка только этого не и ждет.
      Эта мысль мне пришла в голову еще тогда, когда нас усадили в карету. Мол - бегите, парни. И всем будет хорошо. Вам за Гранью, мне тут.
      - Запросто - Гарольд усмехнулся - Видал, какое он представление устроил?
      - Да кабы он один - я закинул ноги на скамью напротив - Ты только не обижайся, дружище, но братец у тебя еще та скотина.
      - Знаешь, я не хочу его оправдывать - помолчав, сказал мне Гарольд - Да и не стану, потому что нет в этом смысла. Но доля моей вины в этом есть.
      - Тра-ля-ля - скорчил рожицу я - Слушай, давай обойдемся без вот этих вот размышлений и жалостливых признаний. Мы знакомы уже два года и никогда ты себе подобных сомнений не позволял. Ты всегда верил в друзей, сталь и удачу, и никогда не сворачивал с намеченного пути, так не начинай превращаться невесть во что. Я и без того тебя в последнее время не узнаю, так много стало в тебе этой... Как ее... А! Сентиментальности. Хорошее слово, я его от Ворона узнал.
      - Ну-ну - подбодрил меня Монброн - Что еще?
      - Еще? - закусил удила я - Слушай, что еще. Дядюшка Тобиас, по сути, объявил твоей семье войну, и Генрих переметнулся в его стан. По сути, предал родную кровь и выбрал другую сторону, не ту, на которой ты. Про сестер и мать говорить не стану ничего, они женщины, да и не моего ума это дело. А что до братца твоего - гнида он, вот и все. А какой разговор с гнидами на войне, ты знаешь. И если я не прав, то можешь прямо сейчас плюнуть мне в лицо.
      - Не буду плевать - с каким-то облегчением расхохотался Монброн - Потому что ты прав. Во всем. Знаешь, я себя в последнее время ощущаю как человек, который попал в густой туман, причем в знакомых ему местах. Вроде очертания везде привычные, но все какое-то чужое. Вот я бреду в этом тумане, натыкаюсь на углы там, где их не было, спотыкаюсь, дороги отыскать не могу. А я же еще и вас за собой веду. Одно дело самому голову на плаху положить, совсем другое еще и ваши с собой за компанию туда же пристроить. Что ты улыбаешься? Мне прошлого лета до конца дней хватит. Флоренс, между прочим, до сих пор снится. Придет под утро во сне, стоит, улыбается и молчит. Ни Ромул, ни Флик не приходят, а она - часто.
      - Это означает только одно - назидательно произнес я - Ворон мало тебя нагружает работой. Лично я сплю как убитый и без снов.
      - Ну, Аманда сказала, что я так взрослею - возразил мне Гарольд - Не поверишь, но перед отъездом из замка я с ней поделился своими мыслями. Случайно так получилось, сам не ожидал.
      - Верю, что случайно. Нарочно с ней давно никто не разговаривает - не удержался я - Она всех от себя разогнала.
      - Ну да, характер у нее испортился невероятно - признал мой друг - Она и раньше была не подарок, а теперь... Кстати, я так и не понял, отчего этого произошло. Не захотела она мне говорить.
      - Да брось ты - даже удивился я его непонятливости - В папаше дело. Сначала она об этом не сильно задумывалась, а потом осознала что к чему. Все-таки из принцесс в нищенки свалилась.
      - Ты слишком много общаешься с де Фюрьи - укоризненно произнес Гарольд - Как по мне, дело не в этом. Ну, или не только в этом. Мне кажется, ты тут тоже замешан.
      - Стоп-стоп-стоп - махнул руками я, брякнув при этом кандалами - Давай меня сюда не приплетать. Поверь, я до последнего пытался сберечь то, что между нами было. Хотя, если честно, ничего особенного между нами и не было. Так...
      - Для тебя 'так', для нее это что-то другое.
      - Прекратили этот разговор - потребовал я - Мы сейчас осуждаем тебя, а не меня. А что до Аманды... Слушай, вот вернемся в замок, тогда о ней и поговорим. Если вернемся.
      - А что я? - Гарольд устроился на лавке поудобнее - Ты назвал меня 'тряпкой', я с тобой согласился. Жалко поздно. Надо было вас послушать, убить дядюшку, обстряпав это дело почище, и отправиться обратно в Центральные Королевства.
      - Ну, не то, чтобы 'тряпкой' - мне стало немного неловко - И потом - ты действовал в каком-то смысле верно.
      Так оно и было, на самом деле. В голове моего друга не могло уложиться то, что кто-то посягнет на величие его фамилии, что кто-то из его семьи сможет предать родную кровь. Монброны Силистрийские всегда были первыми во всем, и Гарольд впитал это с молоком матери. Его дом в самом деле был его крепостью, в падение которой он никогда бы не поверил. Он и не верил до той поры, пока не увидел все своими глазами.
      - Верно, неверно... Какая теперь разница - Монброн отогнул занавеску на окне, скрывавшую нас от зевак - Почти приехали. Скажи, ты когда-нибудь думал о том, что твоя жизнь закончится на плахе или в петле?
      - А ты туда собрался? - изумился я - Серьезно? На самом деле?
      - Да вот еще - он пихнул мою ногу своей, и я облегченно вздохнул, увидев прежнего Гарольда, который никого и ничего не боится - Это я так спрашиваю, из любопытства.
      - Да нет - ответил я - Никогда. Что мне там делать? Я же не уличный воришка.
      Карета, скрипнув, остановилась, двери ее распахнулись.
      - Выходим по одному - услышал я - По сторонам не глазеть, рта не открывать, знаков никому не подавать.
      - Еще раз позволишь себе говорить с нами в таком тоне - и я тебя убью - подал голос Монброн - Не забывай, титулов нас пока никто не лишал и привилегий тоже. Лично мне, например, полагаются позолоченные кандалы, это закреплено в правах моего рода.
      - Все такое говорят поначалу - сообщил нам судейский, с которым общался дядюшка Тобиас, заглядывая в карету. Он, оказывается, тоже составил нам компанию - Все требуют почтения и привилегий. А потом плачут, как дети и убеждают наших доблестных тюремщиков, что они совершенно другое имели в виду.
      Его слова поддержал дружный хохот, как видно, это была традиционная местная шутка.
      Я первым вылез из кареты и тут же зажмурился. После полумрака яркое солнце нестерпимо ударило в глаза.
      - Глядел бы на солнышко-то - посоветовал мне кто-то - Теперь тебе его до самой казни не видать.
       Смысл этих слов я понял довольно скоро, когда нас с Гарольдом привели в камеру.
      Надо заметить, что 'Башня-на-Площади' была именно тем, что значилось в ее названии. Редко увидишь такое совпадение названия и места, которое она именует. Вот возьмем нашу раймилльскую 'Веселую площадь'. Если верить наименованию, так там народ должен веселиться. Канатаходцев смотреть, жонглеров, пиво пить, и так далее. Но - нет. Там казни проводят, какое уж тут веселье. Ну, разве если только кого-то из казначейских колесуют или судейских, тут да, тут народ очень веселится.
      Здесь же одно совпадало с другим. Башня была высокая, с толстенными стенами, узкими лестницами внутри и крошечными камерами. И без окон. Я, по крайней мере, их не заметил. Внутри были только факелы, потрескивающие на стенах.
      Я слышал много легенд о том, как матерые воры умудрялись бежать из разных мест - и из тюрем, и из рудников. Большей частью это были, разумеется, сказки. Но даже в них не упоминались подобные места.
      Нет, один вариант мне сразу пришел в голову, но вот только и его мы использовать не смогли бы. Ни я, ни Гарольд не изучали магию разрушения. Есть такие заклинания, про них Ворон упоминал на занятиях. Да и при штурме Шлейцера кое-что из этого раздела практической магии я своими собственными глазами видел.
      Но где мы, и где магистры, что ее в ход пускали?
      - Радуйтесь - сообщил нам мордатый верзила-тюремщик, остановившись у одной из дверей и брякнул связкой ключей - Вдвоем будете сидеть. Красота, простор!
      - Да уж - Гарольд оглядел помещение, в котором практически все пространство было занято двумя топчанами, придвинутыми к стенам - Прямо бальная зала.
      - В соседней камере, точно такой же, шестеро сидят - ответил на это ключник - Дрыхнут по очереди. Один спит, пятеро стоят. По-другому никак. Руки вперед вытянули и без фокусов давайте. Мне только свистнуть - стража прибежит.
      Он расстегнул кандалы, перекинул из через плечо, и оставил нас, замкнув за собой толстую дверь, из-за которой к нам не приникал ни один звук.
      Окна, хоть какого-нибудь, здесь тоже не было, в камере царил полумрак. Единственным источником света было небольшое отверстие рядом с потолком. А еще тут было нестерпимо душно. Жаркое солнце Силистрии нагрело камни стены, а воздуху в камеру через все то же отверстие поступало немного.
      И ведь это весна. Что же здесь летом творится?
      А тюремщик ведь прав. Вдвоем еще ничего сидеть.
      - Жарковато - Гарольд расстегнул камзол - Уффф!
      - Не без того - я было последовал его примеру, а после и вовсе снял верхнюю одежду, да еще и сапоги стянул - Но это ничего, ночью будет веселее. Ночью мы мерзнуть будем, я так думаю.
      Высказав это предположение, я растянулся на топчане, подложив под голову свернутую одежду.
      - Давай расценивать это как некий полезный опыт - предложил Гарольд, стягивая камзол и делая то же самое, что я - Согласись, когда у нас еще выпал бы шанс попасть в настоящую тюрьму? Вот ты такое предположить мог?
      - Я? Никогда. С чего бы?
      Произнося это, я даже не знал, плакать мне или смеяться. Кому-кому, а мне тюрьма, по идее, была домом родным, поскольку в своей бывшей ипостаси я все равно туда раньше или позже загремел бы.
      - Есть и другие положительные стороны в нашем нынешнем положении - жизнерадостно продолжил Гарольд.
      - А ну-ка? - я даже лег на бок и уставился на него - Какие именно? Нет, мне правда интересно.
      - Первое - Монброн сжал пальцы в кулак, а после отогнул один из них - Нам пока не надо гадать, что делать дальше. Мы находимся в некой конечной точке, откуда сами выбраться не можем, а потому и голову над своей будущностью ломать нечего.
      - Сомнительный плюс - скептически скривился я - Хотя... Да, отсюда не сбежишь, факт есть факт.
      - Как вариант, мы, конечно, можем убить тюремщика - заметил Гарольд - Ты знаешь магию крови, я тоже кое-что могу, да и ремни у нас не отобрали, удавку можно смастерить, но что потом? Я считал - мы миновали двенадцать этажей и сейчас почти на самом верху башни. Нам не добраться до выхода живыми, даже если мы добудем оружие. Что до магии - ее и на один пролет не хватит.
      - Можно выпустить друзей по несчастью - возразил я - Вон, только в соседней камере шесть человек сидит.
      Сказав это, я повертел головой. Бывалый люд рассказывал, что в камерах бывают такие специальные отверстия, которые являются слуховыми трубами. Мол, сидельцы общаются, а люди из тюремной охраны, а то и городской стражи их слушают. Ничего такого я не заметил, но червячок беспокойства у меня внутри остался.
      - Вариант - призадумался Гарольд - Ладно, это мы еще обсудим. Итак - второе положительное обстоятельство - мы можем наконец-то выспаться в более-менее приличных условиях. Мне лично этот гамак на корабле до смерти надоел.
      - Вот тут - да - признал я - Хоть и жарко, зато задница в воздухе не болтается. Что еще?
      - Кое-кому придется пошевелить мозгами над тем, как нас выручить - Гарольд широко улыбнулся, отгибая третий палец - Знаешь, приятно иногда побыть чьей-то головной болью.
      - Ой, ладно - фыркнул я - Есть у меня подозрения, что ты и до того кучу проблем окружающим создавал.
      - Ну, и последнее - мой друг отогнул еще один палец - Если все-таки дело дойдет до топора и плахи, я буду очень, очень красиво смотреться на эшафоте. Сам посуди - в белой рубахе...
      - В серой - заметил я - Как и у меня. Откуда им у нас взяться, белым? Мы в тюрьме, тут прачек нет. А если совсем честно, мои и до того не сильно белые уже были. То война, то корабль...
      - Ну да, переодеться я не успел - Гарольд с отвращением глянул на рукава своей рубахи - Ладно, в почти белой рубахе, молодой, стройный, красивый. Еще волосы распущу! Все девицы помрут от восторга!
      - Что да, то да - даже не стал спорить я - Особенно если волосы распустить. И знаешь, чтобы ветерок эдак их слегка развивал. Очень красиво будет смотреться. В аккурат до того момента, как палач тебе первую руку не отрубит. Или ногу? У вас с чего четвертование начинают? У нас с рук.
      - Скотина ты, милейший фон Рут - заявил Гарольд - Такую картину испортил. Теперь ни малейшего желания нет на эшафот идти. Придется как-то выбираться отсюда.
      - Крайний срок - понедельник, то есть через четыре дня - заметил я - Во вторник состоится суд, где нас приговорят к смерти.
      - Думаешь?
      - Уверен - я снова лег на спину - Вот кабы тебя отвезли к королю, то, может, и нет. Тебя же король в лицо знает?
      - Знает - подтвердил Гарольд.
      - Вот потому тебе туда и не попасть - продолжил я - Просто составят документ, по которому некий дворянин, возможно, даже безымянный, чуть не прибил родных и подсунут его на подпись королю, а тот его подмахнет. Или даже без этого обойдутся. Знаешь, в судебных канцеляриях и не такие странности бывают. Заверит приговор какой-нибудь бумагомарака, да и все.
       Я сам в местах, вроде королевской канцелярии не бывал, но вот беззубый Руфус, который частенько ночевал со мной в одной раймилльской ночлежке, много про подобные штуки рассказывал. Он сам лишился всего, чего имел, вот таким же образом, через поддельные бумаги, за большие деньги, заверенные подлинными печатями и подписями. У нас ведь все решают связи и знакомства, у Руфуса их оказалось меньше, несмотря на его положение. Потому в какой-то момент его племянник стал жить-поживать в бывшем руфусовом огромном доме и кататься на карете с золочеными спицами. Сам же Руфус спал в ночлежках и дрался с нищими за кусок хлеба до той поры, пока ему горло не перерезали.
      Что уж говорить про нас? Дядюшка Тобиас отсыплет золота, кто-то где-то подпишет бумагу и поставит печать, а потом мы будем стоять на виду у всего города на Судной площади.
      - Шутки шутками, но я не желаю подыхать от рук палача - уже без иронии произнес Гарольд - Лучше тогда уж наш первый план, с тюремщиком. По крайней мере умрем от честной стали и в бою, все не стыдно у Престола будет в глаза Владыкам посмотреть. Да, жизнь была бестолковая, зато смерть красивая.
      Мог бы я сказать, что не красивая она, а глупая, поскольку влезли мы в эту всю канитель напрасно. Мог, но не стал. Потому что тоже в этом всем виноват. Не убей я еще во время войны ученика мистресс Эвангелин, и сейчас бы не здесь на топчане не лежал, а спокойно зубрил заклинания в Вороньем замке. Все хороши, проще говоря.
      - Ты со мной? - привстав, протянул мне руку Гарольд.
      - Как всегда - пожал я ее - До конца.
      - Красиво сказал - одобрил он - Прямо как романах, которые мои бестолковые сестрицы так любят читать! Ох, духота какая!
      - Слушай, а вот мне интересно - спросил я, вытерев со лба пот, моментально выступивший от телодвижений - Твой брат упоминал некую Люсиль. Если не секрет - в чем там дело?
      На самом деле данное имя я услышал сегодня не впервые. Еще прошлым летом оно мелькнуло в ночном разговоре моего друга и Аманды, который я случайно подслушал. Правда, случайно. Не нарочно.
      - Люсиль - Гарольд помолчал - Там все неприятно вышло. Сильно неприятно.
      - Не хочешь - не рассказывай - предложил я - Все понятно, семейные дела это такая штука...
      - Семейные - Монброн рассмеялся - Знаешь, я все чаще начинаю понимать тех, кто называет своей семьей нашу дружную компанию. Ей-ей, наши узы прочнее, чем любые кровные. Да что там, сам посуди - мой брат меня предал, мой дядюшка хочет моей смерти, мои сестры и мать промолчали, а ты готов идти за мной на эшафот. Вот и задумаешься, где она, семья на самом деле.
      - Тогда рассказывай про Люсиль - потребовал я - По-нашему, по-родственному.
      - Не язык у тебя, а помело - заметил Гарольд - Ладно уж. Хотя там особо и рассказывать нечего. Есть у нас в Форессе уважаемое семейство по фамилии Лавиньи. 'Старая' кровь, изрядное состояние, естественно, в родстве с другими благородными семействами, и с нами в том числе. Кстати - по дядюшкиной линии. Ну, и, как водится, я знал всех своих погодков из этой фамилии, поскольку при одном 'малом дворе' были приняты, по одним балам ходили, на одни охоты ездили. У нас так принято.
      - 'Малом дворе'? - уточнил я.
      - Ну да - Гарольд повертел пальцами в воздухе - Двор наследника престола. Наши отцы состоят при правящем короле, мы, их благородные потомки, при будущем монархе. Традиция. По идее, от нашего дома там должен был Генрих присутствовать, как старший, но он к этому был не приспособлен совершенно. На лошади сидит криво, шпагой как вертелом машет и крови боится. Опозорил бы он нас, вот отец меня туда и отправил. Мол, все одно никому дела до этого нет. А я что? Только рад был. Там весело было.
      - Слушай, если ты наследника престола знаешь, так это хорошо - оживился я - Может...
      - Он умер три года назад - прервал мои соображения Гарольд - Как объявили, от геморроидальных колик. Но я так думаю, что его сгубила та хворь, что в бокале с вином легко растворяется, и вкуса не имеет. Его место занял средний сын короля, а его я почти не знаю. У него своя свита, ближним покойного принца в ней места нет.
      - Плохо - вздохнул я - Ну, и что с Люсиль-то?
      - Я крепко сдружился с Лео Лавинем, мы с ним погодки - продолжил Монброн - Стал часто бывать в этом доме, и там обнаружил, что совсем еще недавно сопливая малышка Люсиль, его сестра, превратилась в такую красотку, что только ахнуть можно.
      - Ну, и тогда ты... - предположил я.
      - Да не было у нас ничего - даже привстал на локтях я - Не было. Могло бы быть, не стану врать, но не успел я. Мой отец решил отдать ее за Генриха, этот тюфяк, оказывается, в нее влюбился. Уж не знаю, где он ее заприметил, он и из замка-то выходит раз в год по обещанию. Нет, я не лучший из людей, но спать с невестой брата - это перебор. По крайней мере, до свадьбы.
      Не связывается что-то. Тогда, ночью, Гарольд говорил о том, что Аманде надо быть попроще и не совершать ошибок этой самой Люсиль.
      - Она не хотела идти за него - тем временем продолжал свой рассказ Гарольд - Но и отцу перечить тоже не могла. Самое забавное, что она могла бы стать моей женой, если бы не изображала, что я ей безразличен. Прохлопали мы свое возможное счастье. Хотя, может и к лучшему, я ее все равно не любил. Хотел - это да, но чувства... Я, знаешь ли, никогда никого толком и не любил. В смысле - женщину. Ну, так, как об этом менестрели поют. Потому, наверное, всегда и предпочитал иметь дело с замужними женщинами, им разные хорошие слова говорить не нужно.
      - Та же ерунда - поторопил его я - Мы с тобой два нравственных урода. Что дальше было?
      - А дальше все было плохо - помрачнел Гарольд - Я про ее чувства узнал от нее же самой. Мы незадолго до свадьбы встретились в саду ее имения. Она меня письмом вызвала. И надо же было такому случиться, что туда занесло и Генриха, пообщаться с будущим тестем. Он нас увидел, а Люсиль еще меня за руки взяла... Ну, в общем, он напридумывал себе всякой чепухи.
      - А ребенок? - уточнил я - Он от Генриха?
      - Ребенок... - помолчав, ответил он - Там прямо перед свадьбой скверная штука вышла. К Лео приехали какие-то приятели из Алессии, и они все здорово перепились. Очень здорово. Настолько, что трое из них вломились к Люсиль, и ее... Ну, ты понял.
      - Да как такое возможно? - изумился я - Полный дом слуг! Что, никто ничего не слышал? И сам Лео куда глядел?
      - Если действовать с умом, никто ничего не услышит - поморщился Гарольд - Лео же дрых, без задних ног. Другой разговор, на что они рассчитывали потом? За подобное весь род вырезают без жалости.
      - Дальше можешь не продолжать - произнес я - И так ясно, что в этот момент в дом Лавиней занесло тебя и ты всех троих прибил.
      - Никого я не прибил. Двоих хорошо подранил - это да - поправил меня Монброн - их потом Лео обоих на поединках заколол. А третьему я сразу, прямо там, член отрезал и сухожилия на ногах подсек, чтобы он, как гадина, только ползать до остатка своих дней мог. Он как раз был тем, кто успел на Люсиль слазить. И, возможно, отцом этого самого ребенка. Кое-как удалось все это скрыть, никто не хочет выносить сор из дома, но...
      - Невеста оказалась не слишком непорочной - кивнул я.
      - Именно. А Генриха заверяли в обратном. В результате крайним оказался я. Ну, и бедняжка Люсиль. Она умерла через несколько дней после родов, мне написали про это. И ребенок тоже, следом за ней - Монброн приложил ладонь к стене - Ох ты, на ней яичницу можно жарить.
      - Прости за банальность, но вот тебе и ответ на вопрос: 'почему?' - не задумываясь о том, насколько резко это прозвучит, сказал Монброну я - Ты всегда был для своего брата бельмом на глазу, а тут еще и это. Ведь всегда все доставалось Гарольду - любовь отца, самые красивые девушки, удача, слава. Но это все ладно. Но тут ты еще и невинность его невесты забрал, то, что вроде бы его по праву. И вот тогда он сделал свой выбор.
      - Спасибо за то, что ты объяснил мне то, что я сам уже понял - очень серьезно поблагодарил меня мой друг - И как я без твоей мудрости раньше жил? Но понять и осознать - это, знаешь ли, разные вещи. А главное - как мне с ним, дурачком, дальше управляться? По 'Уложению о чести дворянской' за предательство семьи наказание одно - смерть. Вот только смогу ли я это сделать?
      - Ты не сможешь, я смогу - деловито сказал я - Главное - отсюда выбраться. Шутки шутками, а умирать неохота.
      - Поживем - увидим - выдержав паузу, произнес Гарольд - Ладно, давай попробуем поспать. Все равно делать больше нечего. До вторника времени полно, глядишь, и не придется нам с боем ко входу пробиваться. Хвала богам, у нас еще есть друзья, и они остались на свободе.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2627
  • Сообщений: 5712
  • Activity:
    51%
  • Благодарностей: +3888
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава седьмая

       Полно-не полно, а дни в узилище пробежали довольно быстро. Нет, каждый из них по отдельности был длинен невероятно, поскольку был наполнен духотой и скукой. Последняя особенно донимала. Ворон приучил нас к тому, что каждая прожитая минута должна быть использована со смыслом, а здесь для нас основным развлечением являлись ловля мух и созерцание удивленного лица охранника, с которым он забирал у нас пустые деревянные тарелки, на которых приносили тюремную пищу. Просто всякий раз он был уверен в том, что мы не будем ее есть, и всякий раз мы его разочаровывали. Он даже заподозрил, что мы из вредности выкидываем ее в то отверстие, через которое к нам в камеру попадал хоть какой-то солнечный свет, но мы снова его обескуражили, с удовольствием отобедав на его глазах, расширившихся от удивления невероятно.
      Насколько я понял, мы были первыми благородными, которые с аппетитом употребляли то, что готовили на тюремной кухне, остальные родовитые узники предпочитали давать ему деньги, на которые он покупал им разносолы и имел с этого немалую прибавку к жалованию.
      Откуда бедолаге было знать, что после Вороньего замка местная еда нам казалась более чем сносной. Да она, по сути, и была таковой. Не соврал тогда судейский. Разве что остра чрезмерно, но, насколько я понял, такова особенность здешней кухни вообще.
      Вот и во вторник утром нам дали на завтрак по куску вареной говядины, ломтю хлеба и по приличной порции гороховой каши.
      - Хорошо, что до сегодняшнего дня такую кашу не давали - заметил я, вытирая дно тарелки коркой хлеба.
      - Почему? - удивился Гарольд - Как по мне, так она очень ничего.
      - А спать потом как? - резонно заметил я - Днем, согласно заведенной нами традиции? Она как раз к тому времени переварится, и как мы начнем на пару с тобой... Ну, ты понял. И ведь самая духота в это время. Добро бы еще ночью...
      - Согласен - Монброн облизал ложку - Но все равно я бы еще одну тарелочку съел. Вкусно было.
      - Вкусно - согласился с ним я - Да и какая теперь разница. Все равно днем нас здесь уже не будет.
      Мы уже знали о том, что к королю нас не повезут, и дело наше будет рассмотрено как раз утром вторника одним из верховных судей. И о том, что на оправдательный приговор, как и на быструю смерть, вроде повешения или отрубания головы, нам рассчитывать не стоит, тоже знали. Четвертование, не меньше. Об этом нам в воскресенье вечером сообщил все тот же судейский. Сделал он это по просьбе дядюшки Тобиаса, о чем упомянул отдельно, при этом никакого злорадства в его голосе не было, человек просто выполнял ту работу, за которую ему было заплачено. Даже оскорблять его после этого не захотелось. А за что?
       После этого мы довольно быстро приняли решение таки воплотить в жизнь свой план с удушением охранника-кормильца, а впоследствии и ключника, с последующей героической гибелью в районе пятого-шестого этажа Башни-на-Площади. Ну да, по сути глупость несусветная, но лучше ничего мы придумать не смогли. Всяко лучше, чем попасть руки палача. Одно дело смерть быстрая, от стали клинка, и совсем другое, когда тебя по кускам разрубают, как мясник говяжью тушу. И мерзко, и больно. Брррр!
      Скорее всего, так бы мы и поступили нынешним утром, кабы не записка. Ее нам в то же самое воскресенье принес охранник, что разносит еду. Ну, как принес? Уронил на пол, выходя из камеры, так, чтобы ключник не заметил.
      Если честно - мы верили в наших друзей, но дни шли, а вестей от них не было. Потому, сразу смекнув, что к чему, мы дождались лязга засовов, а после подобрали скомканный бумажный комочек.
      - Рози - уверенно заявил я, уловив тонкий, почти неуловимый аромат знакомых до одурения духов - Так я и знал.
      - Кто же еще? - резонно заметил Гарольд - У Карла и Эбердин денег на подкуп этого красавца просто нет. Да и договориться с ним дело тоже непростое, ни тот, ни другая такими талантами не обладают.
      Записка была короткая, но вполне ясная.

      'Дела плохи, но небезнадежны. Не наломайте дров'.

      Сказано было и много, и мало одновременно. Понятно, что конкретики ждать не приходилось, охранник не дурак, а потому, опасаясь попасться, никаких откровений на бумаге с планами и именами сюда бы не потащил. Да и Рози бы не стала его посвящать в свои планы.
      И все-таки. Что значит: 'не наломайте дров'? Толкований этих слов может быть масса.
      В результате мы пришли к тому мнению, что все-таки речь идет о попытке побега. Нашей попытке, ту, что мы замыслили. Умница Рози верно нас просчитала и предупредила о том, чтобы мы не стремились умереть раньше времени.
      - В конце концов, можно и на эшафоте напоследок пошуметь, если у ребят ничего не получится - сообщил мне Гарольд, плюхаясь на свой топчан - Оно даже и быстрее. Там королевская стража с арбалетами, сделают из нас ежей в секунды. Кстати, такое пару раз даже и случалось. Мне рассказывали.
      Не скажу, что мы очень-то успокоились, но хоть какая-то ясность появилась, а это уже немало. Правда, некий внутренний 'колотун' по мере приближения вторника у меня лично усиливался, чего скрывать. С другой стороны - как без него обойтись? Не каждый день меня приговаривают к смерти.
      Что до Гарольда - не знаю. Внешне он был спокоен и собран, знай себе ловил мух, да насвистывал какие-то песенки. Монброн как Монброн, обычный. Точнее - привычный. Как и раньше, он ничего не боялся, и ничего его не печалило, кроме одного.
      - Как же скверно - раз пять сказал он мне после завтрака, всякий раз проводя рукой по подбородку - Там будут люди, возможно, знакомые дамы, а я небрит. Ладно бы мы тут просидели с месяц, появилась бы более-менее приемлемая бородка. А тут просто щетина. Очень меня это раздражает!
      Я ему на это ничего не отвечал, просто потому что не знал, что сказать. Меня лично этот аспект волновал менее всего.
      Ближе к полудню снова лязгнули замки и мы встали с топчанов, заранее зная, что наше время в Башне-на-Площади вышло. Вторым завтраком тут не кормили, так что сомневаться не приходилось, с какой целью к нам пожаловали гости.
      Так оно и было. Охранники вывели нас в коридор, снова заковали руки, посмеялись над просьбой Монброна привести ему цирюльника, и повели вниз, туда, где у входа в башню, наверняка, стояла знакомая черная карета.
       На этот раз никаких вольностей не было. Нас с Гарольдом посадили друг напротив друга, а каждого с двух сторон подперли крепкие ребята в сером.
      - Сдается мне, фон Рут, что мы проходим по категории 'особо опасные государственные преступники' - весело подмигнул мне мой друг - Видишь, как нас стерегут.
      - Выходит, правы мы были тогда - ответил ему я - Нам специально давали возможность для побега. Хитер твой дядя.
      Один из 'серых' внимательно посмотрел на меня, как видно среагировав на слово 'побег', но спрашивать ничего не стал, вместо этого стукнул кулаком в стенку кареты. Щелкнул хлыст и наш экипаж, качнувшись, покатился по мостовой Форессы, прямиком туда, где, возможно, закончится моя жизнь.
      Странное дело - вроде бы вот он, конец пути, думаться должно о вечном, о том, что я скажу у Престола Владык, как буду им объяснять, почему часть жизни прожил под чужим именем, как заполучил обманным путем печать мага, а мне вместо этого в голову лезли мысли о том, что Ворон будет изрядно ругаться на нас с Гарольдом на предмет того, как глупо мы расстались с жизнью. Мне так и виделось его недовольное лицо и слышалось нечто вроде:
      - Два идиота! Столько времени на них потратил, а толку-то? И, самое главное, так бесполезно умереть. Нет, чтобы здесь, чтобы тела их потом в дело пустить, остальных на них учить!
      А еще отчего-то вспоминалась Аманда, и печалило то, что мы с ней расстались пусть и не врагами, но не друзьями. Все-таки не чужие друг другу люди. Могло бы что-то получиться, могло. Но не получилось.
      Ну, и надежда теплилась. Вдруг вот сейчас или через минуту карета остановится, двери распахнутся, и я увижу лицо Карла, который рявкнет:
      - А ну отпустили их, быстро!
       Наивно и глупо? Наверное. Но это лучше, чем ждать гула толпы, которая непременно уже собралась на Судной Площади. Сегодня вторник, как ей там не быть. Мне Гарольд с самого начала сказал, что казни там проводят именно в этот день, потому и сомнений в том, куда нас везут, не было.
       В этот самый момент до нас донеслось лошадиное ржание, и карета остановилась.
      - Вот тебе и раз - вырвалось у меня.
      - Поль! - крикнул стражник, который заинтересовался моими словами при отъезде, хватаясь за рукоять кинжала.
      Шпаг, как видно, этим служителям закона не полагалось по статусу, но безоружными я бы их не назвал. У каждого было по кинжалу, да и другие сюрпризы для нежданных визитеров наверняка у них были припасены.
      Дверь распахнулась, но вместо щекастого Карла я увидел совершенно безликого господина. Если говорить точнее - на визитере была маска белого цвета, полностью скрывавшая лицо, за плечами у него имелся черный плащ. Впрочем, у него вся одежда была черная. И только шпага в руке поблескивала сталью.
      - Вот ведь! - охнул Гарольд, выпучив глаза.
      Удар - и стражник, сидевший рядом со мной, дернувшись, захрипел, хватая руками лезвие шпаги, пробившее его тело.
      Вторым умер тот законник, что располагался рядом с Монброном, его убил человек в маске, распахнувший дверцу кареты с другой стороны.
      - Убей своего! - проревел стражник и ткнул кинжалом мне в грудь.
      Точнее - попытался это сделать, я инстинктивно вздернул руки вверх и лезвие, звякнув о звенья кандальной цепи, только чуть-чуть укололо меня, порвав, правда, камзол и рубаху на плече.
      Второй удар он нанести не успел, человек в маске воткнул острие своей шпаги ему в горло, и стражник, забулькав, выронил кинжал из рук. Его тело конвульсивно дергалось, а взгляд, которым он буравил меня, был очень страшен. Я такого за всю жизнь не видал ни разу. Как видно, был он изрядным служакой, и, уходя из жизни, более всего расстраивался из-за того, что не довел до конца дело, ему доверенное начальством.
      Последний стражник, тот, что сидел рядом с Монброном, к тому времени был уже мертв.
      - Выходим - глухим голосом скомандовал наш спаситель.
      - Уже - радостно отозвался я, неловко шаря по карманам умирающего стражника - Одну секунду.
      Как же неудобно обыскивать кого-то в кандалах. Ужас просто. А деваться некуда, ключ от оков нужен. С такими украшениями далеко не уйдешь, знакомых же кузнецов у меня в этом городе нет. Подозреваю, что и у Гарольда тоже, по крайней мере из тех, кто не задает вопросы и держит рот на замке.
      - Живо - меня схватили за шиворот и буквально выволокли из кареты, я только и успел, что ухватить за рукоять тот кинжал, которым меня хотели убить.
      А ключа я так и не нашел.
      - Повежливей - потребовал Гарольд, с которым поступили так же - Вас наняли нас спасти, между прочим!
      Что примечательно - людей в масках было не двое, как я подумал сначала, их было четверо. Еще двое стояли чуть поодаль, слева и справа от нас, как видно, наблюдая за тем, чтобы их напарникам никто не мешал делать дело.
      А вообще спланировано все было очень и очень неплохо - узкий переулок, высокие заборы, деревья за ними, скрывающие происходящие для обитателей домов по обе стороны дороги - и никаких свидетелей. Время за полдень, в это время силистрийцы из тех, кто может себе это позволить, как правило, предаются паре часов послеобеденного сна. Беднота - нет, но здесь, судя по домам, живут достаточно зажиточные люди. Не богатеи - но и не голодранцы.
      - Гарольд Монброн - в прорезях маски блеснули глаза того, кто спас меня - Это ведь ты?
       Острие шпаги указало на моего друга.
      - Да - ответил он, насторожившись.
      Нет, человек в маске этого не понял, но я хорошо знал этот тон. Когда Гарольд ощущал опасность, то начинал говорить чуть более отрывисто, чем обычно.
      - Тебе привет от дяди - быстро сообщил наш спаситель - Он не слишком доверяет королевскому правосудию, а потому отдал его на откуп нам. Мы надежнее.
      Если бы на месте Гарольда был я, то тут бы мне конец и настал. Человек в маске нанес удар стремительно, как песчаная змея. Видел я эту пакость в пустыне, когда мы к Гробницам Пяти Магов ехали, нам проводники их показывали. Лежит она, лежит - и тут как прыгнет! И все, там яд такой, что ни одно заклинание не поможет. По крайней мере из тех, что знаю я.
      Но Монброн увернулся от этого удара, шпага вонзилась в дверцу кареты, туда, где мгновением раньше была шея моего друга.
      А что было дальше, я не увидел, поскольку, похоже, добрый дядюшка оплатил не только смерть своего племянника, но и тех, кто будет рядом с ним.
      Не знаю как, но мне удалось отвести первый удар убийцы. Я пустил в ход все те же кандалы, которые, по счастью не мог снять. Вот уж воистину - не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Правда, выполняя этот трюк, я выронил кинжал.
      Что до второго - он не успел его нанести, поскольку я выставил ладонь вперед и негромко произнес:
      - Таррада окрам!
      Три красные молнии ударили в грудь человека в черном плаще и опрокинули его на землю. 'Ножи крови', хорошая штука.
      А вот теперь мне, в случае поимки, четвертование за радость будет. Потому как сожжение - оно куда мучительней.
      Но выбора не было. В такой момент все средства хороши.
      - Олессенте! - раздалось за спиной, а после что-то хлюпнуло.
      Этим 'чем-то' оказался наш недавний спаситель, который теперь представлял собой бесформенную кровавую массу. 'Кувалда'. Единственное боевое заклинание, которое усвоил мой друг. Другие ему упорно не давались.
      - Колдуны! - послышалось с дороги - Марио, они колдуны!
      Орал тот безликий, что стоял неподалеку от меня. Похоже, этот факт его поразил так, что он забыл обо всем.
      - Семь бед - один ответ - пробормотал я, и снова вскинул руку - Таррада окрам.
      А вот последний, четвертый, увы, оказался куда как ловок. Поняв, что мы, как и они, не намерены оставлять свидетелей, убийца черной молнией скользнул к ближайшему забору, невероятно умело перемахнул через него и был таков.
      - Ну, ты чего? - возмущенно спросил я у Гарольда, привалившегося к двери кареты - Не мог и его на фарш смолоть? Одним больше, одним меньше, все равно уже дело сделано.
      - Да вот - мой друг показал мне свою правую ладонь, отняв ее от бока - Слушай, он был очень хорош. Сцепись мы с ним в поединке, не знаю, кто вышел победителем. Если бы не 'Кувалда'...
      С ладони на дорогу капала кровь, камзол на правом боку Гарольда стремительно темнел.
      - Ээээх - топнул я ногой со злобы - Да что же у нас все...
      Монброн пошатнулся, он слабел на глазах.
      - Еще и 'откат'? - спросил я, получил утвердительный кивок и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться - Ладно.
      Что делать дальше, мне было не очень понятно, но известно, с чего надо начать.
      - Гляди по сторонам - сказал я Монброну, и полез в карету.
      К моему великому удивлению стражник все еще не умер. Он зажимал рану на горле, тихонько сипел и хлопал глазами. Похоже, он видел все, что произошло, точнее то, что сделал Гарольд. И это было плохо. Для него в первую очередь.
      - Ну и живуч ты, братец - поразился я - Как один родственник моего хорошего знакомого. Тот тоже все никак помереть не мог.
      Я достал кинжал того стражника, который при столкновении погиб первым, и без особых раздумий воткнул его в правую сторону груди жизнелюбивого слуги закона. А ну как он с такой силой воли и духа дотянет до тех, кто окажет ему помощь? Нам свидетели ни к чему. Достаточно того прыгуна в маске.
      После я продолжил то, от чего меня оторвали убийцы - продолжил шарить по карманам мертвецов. Правда, на этот раз я и деньгами не побрезговал. Пес его знает, что нас ждет, а монета - она всегда монета. На нее можно купить еду, лекарства, чье-то молчание, наконец.
      Тем более, что еще не известно, насколько сильно зацепили Монброна. Как смогу - исцелю, но одно дело убрать боль, и совсем другое - излечить серьезную рану. Тут нужен или врач, или хороший маг, изучавший соответствующий раздел магии. А это снова что? Деньги.
      Хотя - какие у этих служак деньги? Так, слезы. Восемь серебряных монет, на которых красовалось мордатое лицо какого-то монарха из местных, да горстка меди - вот и весь улов. Ну, и ключ нашелся, наконец.
      Я вылез из кареты, порадовался, что в переулке так никто и не появился, снял кандалы сначала с себя, потом с Монброна.
      Выглядел он скверно, как видно, изрядно ему бок проткнули. Хотя, возможно, дело в 'откате'. Я сам себя со стороны в аналогичных ситуациях не видел, может, и не лучше выглядел.
      Время поджимало, но я все равно попытался хоть глянуть, что у него там. Рана есть рана, пустишь это дело на самотек, потом проблем не оберешься. А у нас их и так хоть отбавляй.
      - Не хватай меня, я не девица - оттолкнул меня Монброн - Я туда уже платок запихал, так что не переживай, кровью не истеку.
      - Как скажешь - нес стал спорить я - Тогда пошли отсюда куда подальше. А если скажешь, куда именно, то это будет совсем уж замечательно. Ты тут местный, не я. И лучше всего, если это будет тихое и безлюдное место.
      Монброн скептически глянул на меня, как бы говоря, что это город, откуда тут безлюдным местам взяться, а после мотнул подбородком вправо - мол, туда нам.
      После он отпустил дверцу кареты, попытался сделать шаг и упал бы, не подставь я ему плечо.
      - Шпагу дай - потребовал он, повиснув на мне - Если что, хоть не с пустыми руками буду.
      Вот кто о чем, а этот все о своем. Он и в тюрьме меня замордовал своими причитаниями об отобранном у него оружии. Мол - это память предков, этим клинком какой-то там особо лихой Монброн орудовал. Я, между прочим, тоже подарка друга лишился, и ничего, молча пережил эту потерю.
      - На, держи - я нагнулся и выдрал оружие из руки предводителя убийц - Твоя законная добыча. Что с бою взято, то свято.
      Подумав, я и себе шпагу подобрал. Пусть уж будет. Опять же - если что, тащу раненого друга с поединка. Звучит бредово, но хоть какое-то объяснение для любопытного прохожего. В конце концов - не убивать ведь всех встречных-поперечных?
      Стоп. А зачем тащить? Ехать же можно.
      Я снова прислонил бледного как смерть Гарольда к дверце.
      - Постой еще немного. И прикинь, где нам лучше спрятаться хотя бы на ближайшее время.
      Сначала я хотел столкнуть труп возничего на дорогу, но после, подумав несколько секунд, все-таки затащил его в карету, туда же отправил и кандалы. Лучше пусть думают, что пропали все разом - и мы, и служители закона. Эх, если бы удалось прикончить этих бандюков в масках по-простому, старой доброй сталью, то как бы все славно складывалось. Более того - можно было бы в случае поимки выторговать себе еще недельку-другую жизни, как свидетелям нападения на тюремный экипаж. Я бы такую историю сочинил. А теперь... Если только их всех с собой прихватить, но на это уже времени совсем нет. Так что пусть остаются тут.
      Да еще этот последний, который сбежал, чтобы его демоны сожрали!
      Напоследок я снял плащи с убийц, один накинул сам, второй протянул Гарольду.
      - Давай-давай - заметив, как он поморщился, приказал я - Накинь его на себя. Нечего людей пугать. И быстренько отсюда убираемся. Ты, кстати, придумал куда?
      - Придумал - ответил Монброн, с видимым отвращением набрасывая плащ на плечи - Это квартал Виноделов, я тут бывал. Повезло, что тут напали, а не чуть дальше, у Веселой улицы, там вечно народу полно. Бери удила, я буду тебе говорить куда править. Только на козлы помоги взобраться.
      Через минуту я цокнул языком, взмахнул кнутом и наш экипаж снова тронулся с места.
      - Держи прямо, через пару поворотов прими влево - пробормотал Монброн, заваливаясь на меня - Нам надо выбраться к морю, к рыбачьему поселку. Там рядом есть такое место... место...
      - Какое место? - прорычал я - Не вздумай скиснуть, я дороги не знаю. Не дай боги прямиком на Веселую площадь нас доставлю!
      - Я еще с тобой - обрадовал меня Монброн - Правда, не обещаю, что надолго. А площадь не Веселая, а Судная, если ты о том месте, где нас казнить должны были.
       Он приложил ладонь к боку, прошептал заклинание малого исцеления и зашипел от боли.
      - Не помогает - как-то по-детски обиженно сообщил он мне - Вот досада. Кровь остановил, но все кишки как раздирает. Крепко этот гад меня достал!
      - А ты его за это убил - приободрил я друга - Нам вон там поворачивать?
      - Да - подтвердил Гарольд и вдруг привстал - Гони. Гони быстрее!
      Я оторвал взгляд от дороги, глянул вперед и понял причину его беспокойства - совсем недалеко от нас обнаружились такие же люди в плащах и масках, которых мы недавно убили. С той, правда, разницей, что маски у этих были не белые, а светло-голубые.
      И эти господа, несомненно, поджидали именно нас, это было ясно как день. Иначе зачем бы они так быстро бежали в нашу сторону, а один из них еще и арбалет на меня наставил?
      - Пошли! - крикнул я лошадям, дернул удила и щелкнул хлыстом - Давай-давай!
      Бамссс! В стену кареты вошел арбалетный болт, совсем чуть-чуть промахнулся стрелок. А не убыстри лошади шаг, так и попал бы в меня, точно говорю.
      Мы свернули в узкий переулок, разминувшись с людьми в масках всего ничего, а после помчались по нему. Ну, как помчались? Смирные судейские лошадки выдали всю ту скорость, что могли. Впрочем, и ее хватило, чтобы наш экипаж смог уйти от погони. Хвала богам, человек еще не научился бегать быстрее, чем пара лошадей, пусть даже и не первой молодости.
      Другое худо - скачка и тряска совсем уже размотали моего друга, он время от времени что-то бормотал, но я, если честно даже не понимал его слов. То ли он ругался, то ли ко мне обращался, то ли молился. Хотя последнее - вряд ли. Никогда не слышал, чтобы Монброн что-то просил у богов, и не уверен, что он когда-нибудь это будет делать. Это не в его правилах, он, как правило, полагается только на себя. Ну, и на нас немного.
      Немного поплутав по переулкам и чуть не зашибив пару человек, которые потом отчаянно ругались вслед нашему экипажу, я выбрался на довольно на какую-то улицу, довольно широкую, но к нашей удаче, почти безлюдную.
      - Эй - потряс я Монброна за плечо - Ты еще со мной? Я тебя очень прошу - скажи, куда мне дальше ехать?
      - Прямо - к моему великому облегчению все-таки ответил Гарольд, причем более-менее бодро - По этой улице, потом прими еще левее, к холму. Как море увидишь, так и прими. За ним будет длинный спуск, потом рыбачий поселок, а за поселком, верстах в трех, летние дома.
      - Какие дома? - не понял я, дернув поводья, чтобы взбодрить лошадок, которые снова перешли на неспешный и размеренный шаг.
      - Летние дома - повторил Монброн и вытер со лба пот - 'Откат' отпускает вроде, легче стало немного. Но бок болит - спасу нет.
      - Плохо - поморщился я - Ладно, что за дома такие?
      - Почти у всех старых семейств есть летние дома прямо у моря - объяснил мне Гарольд - Любим мы в Силистрии море, и летом предпочитаем жить прямо около него. Ну, не все, в основном молодое поколение и старики. Тишина, запах соли, обнаженная девушка в выходящая из бурлящей морской волны в лучах восхода... Мне это всегда нравилось. Опять же - свежая рыба, свежие устрицы, мидии. Из рыбачьего поселка нам каждое утро это доставляли. Самое то, чтобы отсидеться.
      - Прямо молодец - одобрил я его предложение - Не скажу, что этот твой летний дом станет первым местом, куда придут стражники, которые нас будут искать, но не последним, это точно.
      - Не считай меня совсем уж идиотом - попросил меня Монброн, с коротким стоном выпрямился и уперся спиной в стенку кареты - Естественно я в наше фамильное гнездо не полезу. Отсидимся в доме у Малены.
      - Подруга твоя?
      - Была - неохотно ответил Гарольд - Мы год почти встречались. Славная девушка. Здесь направо.
      - Так у нее и родители есть - заметил я, поворачивая - Бабушки, дедушки. Вот они удивятся, увидев нас.
      - Никто там не живет - заверил меня Монброн - Малена вышла замуж и уехала в Алессию, ее родители туда не наведываются, что до родителей родителей, так они давно умерли. Пустой у нее дом всегда стоит. Поверь, я знаю.
      - Поверю - пожал плечами я - Другого выбора у меня нет. А ты давай, начинай думать, где бы нам эту карету бросить так, чтобы ее сразу не нашли. И чтобы она потом на наш след не навела. Слушай, а у вас при розыске беглых преступников собак не используют, часом? Если да, то беда.
      - Знаешь, Эраст, ты на редкость хорошо разбираешься в том, как заметать следы преступления - достаточно серьезно сообщил мне Гарольд - Откуда такой опыт?
      - Мой дом - Лесной Край - напомнил я ему - Мы там все охотники, и знаем, как дичь путает след. Поневоле научишься.
      - Резонно - признал Монброн - Нет, я про такое не слышал. Что до кареты - есть на выезде из города одна рощица, там мало кто бывает. Да и вообще в этой части не очень много народа живет на нашу удачу.
      Может оно и так, но свидетелей королевская стража все равно получит предостаточно. Более того - несколько человек проводили наш экипаж очень и очень любопытствующими взглядами. Оно и понятно - что тут делать судейской карете, в этой части города? Так что наследили мы преизрядно.
      Причем чем дальше, тем больше мне не нравилась идея Гарольда отсидеться в этих его летних домах. Судейские не дураки, быстро сообразят, куда мы направились. Как только придут в эту часть города, найдут карету, так и поймут, что это самый очевидный вариант. А они придут и найдут, или я ничего в этом не понимаю.
      Все это я обмозговывал до той самой рощицы, про которую говорил мне Гарольд. Кстати - очень симпатичной и, главное, густой рощицы. Такой, в глубине которой ни нас, ни карету видно не было.
      - Да успокойся ты - сказал мне Монброн, когда я изложил ему свои опасения, привязав лошадей к дереву - Ну да, придут, найдут. Но только они подумают не на летние дома, а на пирс. Вон там, справа, верстах в двух отсюда пирс, там стоят прогулочные лодки зажиточных горожан. Там и наш 'Сокол' пришвартован. Как стемнеет, мы туда первым делом наведаемся и пусть он плывет себе по воле волн. Уверен, что все решат, что мы именно таким образом решили сбежать из Силистрии. И даже если его потом прибьет где-то к берегу, то стража решит, что мы утонули. Надо будет еще там на палубу мою рубаху бросить, как доказательство, что мы в лодке были. Главное, чтобы нас до темноты не нашли здесь, тогда все получится. И чтобы до этого времени никто туда, на пирс, не заявился.
      - О как - я даже икнул - Монброн, как по мне это надо делать не отвлекающим маневром. Давай темноты ждать не будем, а? Прямо сейчас рванем к твоей лодке и ходу отсюда.
      - Куда? - поинтересовался Гарольд, расстегивая камзол.
      - Я же говорю - к лодке - присел я на корточки рядом с ним - Она парусная?
      - А как же - с достоинством ответил он, задирая рубаху - Одномачтовая, вместительная, построенная из лучших сортов древесины, и даже с маленькой каютой, в которой стоит довольно удобная кровать, а также имеется винный погребец. Как ты хотел? Монброны абы на чем в море не выходят. Слушай, все-таки он крепко меня задел. Как бы не загноилось.
      - Так давай мы на этой вашей фамильной красоте и покинем славную страну Силистрию - проникновенно предложил я - Она прекрасна, но очень недружелюбна для нас в настоящий момент. Оглушим сторожа, если тот добром нас не пустит, поставим парус - и в Алессию, к твоему родичу. Вряд ли до него донеслись слухи о происходящем. Да и в этом случае не думаю, что он от тебя отвернется. Мне он показался очень хорошим человеком.
      - Да, он такой - подтвердил Гарольд, тыкая пальцем в бок.
      - Ну вот - обрадовался я - Потом пошлем человека в Форессу, он найдет ребят и скажет им, чтобы те присоединились к нам. Дождемся их, сядем на коней, и галопом помчимся в Центральные Королевства, подальше отсюда. Там как-то спокойнее, честное слово.
       - Разумно, аргументированно, верно - признал Гарольд - Вот только один фактор ты не учел.
      - Какой? - обеспокоился я.
      - Кто дядюшку моего убьет вместо меня?


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2627
  • Сообщений: 5712
  • Activity:
    51%
  • Благодарностей: +3888
  • Пол: Мужской
      Условия подписки на роман 'Ученики Ворона. Черная весна'
Цитировать (выделенное)

       
      Уважаемые читатели!
      Открывается подписка на роман 'Черная весна', четвертый из цикла 'Ученики Ворона'.
      Но прежде, чем вы примете решение - становиться подписчиком или нет, ознакомьтесь с кое-какой информацией о самом романе.
      1. Предположительный объем книги - 85-100 тысяч слов, т.е. где-то 700-750 кб по счетчику СамИздата. То есть - не меньше предыдущей книги
      2. Периодичность рассылки - минимум одна глава в неделю. Не исключено, что будет и две, но это как пойдет. Следует учитывать тот факт, что перед рассылкой главу вычитывает команда бета-тестеров - это тоже занимает определенное время.
      3. Главы будут рассылаться исключительно в форматах 'doc' и 'rtf'. По завершении книги всем подписчикам будет отправлен черновик книги в тех же форматах. Ну, а после правки и вычитки, каждый из них получит окончательный чистовой авторский вариант книги в форматах 'fb2' и 'Epub', с обложкой и всем таким.
       
      Для лучшего понимания того, о чем я говорю, на моей странице СИ You are not allowed to view links. Register or Login размещен ознакомительный отрывок из романа в виде семи первых глав. Прочтите и рассудите - интересно вам будет читать дальше эту книгу или нет.
       Теперь по техническим деталям
       Минимальная цена подписки - 100 рублей, максимальную определяете вы сами.
       Денежные средства можно перевести по реквизитам, указанным в конце данного сообщения.
       После оплаты вам надо ОБЯЗАТЕЛЬНО написать мне об этом на почтовый ящик 'You are not allowed to view links. Register or Login'. Повторюсь - ОБЯЗАТЕЛЬНО! И КОНКРЕТНО НА ЭТОТ ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК, поскольку именно с него будет происходить рассылка. Не на тот, который использовался в подписке на предыдущую книгу, а ИМЕННО НА ЭТОТ! Не обижайтесь, ребята, но в прошлый раз мне даже на ящики, которые используются для подписки на 'Ковчег 5.0.' писали. Путаница возникает...
       Еще - при отправке денег вы иногда вводите информацию в виде 'комментария к платежу'. Это прекрасно, но она не всегда включается в сообщение от платежной системы, а потом вы же и обижаетесь что, мол: 'как-так, я оплатил - и ничего не пришло'. Поэтому - оплатив подписку, обязательно напишите письмо, где будут следующие данные:
       Дата и время оплаты;
       Адрес почтового ящика, на который должен будет рассылаться текст (в том случае, если он отличается от того адреса, с которого пришло ваше письмо).
       После этого в течении дня к вам придет мой ответ, в котором я отправлю вам весь текст, написанный на момент оплаты, и включу в списки рассылки. Если письмо от меня не придет, обязательно напишите мне еще раз.
      И, само собой, без лотереи не обойдется.
      На этот раз в розыгрыше роман 'Огни над волнами', который вышел в издательстве 'Альфа-книга'. Он станет призом этой лотереи - естественно с дарственной надписью. И да пребудет с вами Великий Рандом!
      Вот как-то так.
      Реквизиты кошельков:
       Web-money
       WMR-кошелёк R403829084137
       WMZ-кошелёк Z192846814128
       WME-кошелёк E239968353860
       WMU-кошелёк U138395056310
       "Яндекс-деньги" 410012079276119
       'Qiwi-кошелек' +79647149035
       'PayPal' You are not allowed to view links. Register or Login или You are not allowed to view links. Register or Login
       Карта 'Сбербанка России' (VISA) - 4276840246493652
      Читатели с Украины! Увы, ряд кошельков с 07.11.2016 стал для вас недоступен, но платежную систему 'PayPal' не перекрыли, ей пользоваться можно. Работает, проверено.
      Ну, и для тех, кто совсем уже не дружит с электронными деньгами. Можно кинуть деньги на телефонный номер 8(964)714-90-35 (Билайн). Но только обязательно укажите в письме ориентировочное время транзакции!



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
13 Ответов
1287 Просмотров
Последний ответ 03-03-2014, 05:49
от Wens
41 Ответов
4192 Просмотров
Последний ответ 04-03-2018, 19:22
от YaKnignik
68 Ответов
2453 Просмотров
Последний ответ 13-04-2018, 23:41
от Kard
1 Ответов
147 Просмотров
Последний ответ 31-12-2017, 18:22
от Kard
5 Ответов
400 Просмотров
Последний ответ 06-03-2018, 00:14
от mal-ah

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.