Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Васильев Андрей -- серия "Ученики Ворона"  (Прочитано 12899 раз)

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
     Глава десятая
       
      Против моих ожиданий кузнец оказался не здоровенным детиной с косой саженью в плечах, а не очень-то и высоким мужичком, ростом тому же Гарольду по плечо. Но рост-ростом, а силы в нем было немало. Впрочем - он же кузнец, что тут удивляться?
      На моих глазах этот работник молота и наковальни под одобрительные вопли публики ('Давай-давай, Германн, бей этих прощелыг из замка колдуна') отправил в полет к входной двери Фрая, разбил табурет о голову де Лакруа, пытавшегося достать рапиру, ударом ноги отшвырнул в угол Фюнца, особо и не рвавшегося в драку, а после рывком поднял с пола разместившегося там Гарольда, которому, судя по всему, перепало первому. Экая досада, сорвался спокойный и размеренный ужин.
      Кузнец деловито сжал горло моего приятеля здоровенной лапищей, которая не слишком монтировалась к его облику, и, сопя, начал его душить. Причем - не в шутку, не чтобы попугать. Он его натурально решил жизни лишить и это меня не устраивало.
      В два прыжка я подскочил к кузнецу, который с удовлетворением смотрел на синеющего Гарольда, который, судя по выпученным глазам, таки пришел в себя и приставил к его горлу кинжал.
      - Отпусти его, пожалуйста - попросил я его - Зачем тебе это нужно? Ты его убьешь, потом сюда приедет его родня, спалит деревню. Кому от этого будет прок?
      Сзади послышался звук отодвигаемого табурета - надо полагать, что брату жены кузнеца не слишком понравилось то, как я поступаю с его родственником.
      - Если даже меня стукнут кружкой по голове или засунут нож под ребра - я все равно успею резануть ему по вене - сообщил я громко - Лезвие у моего кинжала хорошее, хрен вы успеете кровь остановить. Кто тогда будет лошадей подковывать и всякое разное полезное ковать?
      - Он мою жену... - проворчал кузнец - Даже я себе не позволяю!
      - Не успел бы он ее огулять, не волнуйся - заверил его я - Меня не было всего несколько минут. Мой приятель парень шустрый, но не настолько.
      - Мою жену! - упрямо повторил кузнец и сжал руку, в которой было горло Гарольда.
      Еще полминуты - и нас станет четверо.
      - Если умрет он - умрешь ты - без злобы, без угрозы сообщил ему я - И твоя жена тоже, лично ей брюхо вспорю, как рыбе. И еще до того, как меня ваши односельчане прибьют, еще человек пять порежу, а то и поболе. Вот теперь скажи - не слишком ли высокая плата за то, что обычный молодой и веселый парень, такой, каким он и должен быть в свои годы, пару раз подмигнул такой красивой женщине, как твоя жена? Не собирался он ничего другого делать, поверь. Да и то - на что ему неумытая селянка, сам посуди, он же благородной крови человек? Просто - хороший день, солнце, мы собирались поесть, хорошо поесть впервые за несколько месяцев. Настроение у нас хорошее было. Вот и все.
      Ничего бы я не успел, кроме того, как его прикончить, запинали бы меня селяне. Ну, может только бабу его подрезать. Но ему про это знать не надо.
      - Уходите отсюда - кузнец разжал руку, и Гарольд как мешок с картошкой грохнулся на пол - Сейчас. Пока не передумал.
      - Э, нет, кузнец - я не спешил отнимать лезвие кинжала от его шеи - Мы хотим поесть, и мы это сделаем. Или ты думаешь, что нас, дворян, всерьез интересует то, как ты к этому относишься и нравится тебе это или нет? Нас выгнать может только вон, владелец корчмы, да и то я бы советовал ему раз десять подумать перед тем, как попросить уйти пятерых благородных, которые подобное могут счесть как личную обиду и спалить эту халупу ко всем демонам, причем вместе со всеми вами. Так что - иди за свой стол, к жене, выпей пива, потрогай ее ляжку и успокойся. А когда остынешь - подумай, что может с тобой быть за то, что ты пролил благородную кровь. У моего приятеля Фюнца вон, все лицо всмятку. Любой из нас, и в первую очередь он без особых хлопот может подать прошение твоему герцогу, указав, что ты первый полез в драку, и тот, просто из дворянской солидарности пришлет сюда отряд стражи, который и вздернет тебя на воротах твоей же кузни. А потом эти славные ребята по очереди отметятся на твоей женушке и как следует пройдутся по домам твоих односельчан. Тебе этого надо?
      - Не стращай меня - прогудел кузнец, но я каким-то шестым чувством понял - все, сдулся он.
      - Я не стращаю - миролюбиво объяснил ему я, обрадованно заметив, что Гарольд на полу зашебуршился - Просто говорю тебе - остынь и иди за свой стол.
      - Кххшшш - Гарольд держался за горло и с очень большой нелюбовью смотрел на кузнеца. Но за оружие не хватался - и то неплохо.
      - Германн, прав этот молодец - подал голос кто-то из угла - Хорош. Ты щеголя наказал - и будет.
      - Не буди лихо, пока оно тихо - веско промолвил одноглазый старик, сидящий в одиночку за столом у стены - Прав этот хлыщ. Не худо было бы их всех удавить, но беды от такого поступка будет очень много. И не забудь о старом Вороне, это его молодцы, они принадлежат ему.
      - Верно-верно - вставил свое слово и корчмарь - Хорош мебеля у меня ломать. И, эта, кто платить за них будет?
      - Каррр - добавил от себя огромный, иссиня-черный ворон, пристроившийся на форточке небольшого оконца, через которое в корчму шел свежий воздух.
      - Вот видишь - все всё поняли верно - я отнял лезвие кинжала от его шеи - Всё, разошлись по столам, закусываем и выпиваем. Точнее - наборот.
      Кузнец проворчал что-то в густую черную бороду и пошел к жене, бессильно сжимая кулаки.
      Я же поднял Гарольда и усадил его на табурет.
      - Фрай, а ты чего тут расселся, на полу? - прозвенел голос Флорес, которая вошла в корчму и с удивлением смотрела на соученика, сидящего на полу и держащегося обеими руками за голову - За столом-то не в пример удобнее!
      Правда остальные наши девочки, идущие за ней, не казались удивленными.
      - Уже подрались - вздохнула Агнесс, кутаясь в новенький меховой плащ, неказистый на вид, но, похоже, очень и очень теплый - Все бы им кулаки чесать!
      - Причем им же и напинали - обличительно поддержала ее Аманда - Эх вы!
      Эти реплики вызвали смешки в зале, что окончательно свело конфликт на нет.
      Правда, я заметил несколько взглядов того самого брата жены кузнеца, которые он бросал на нас. Нехорошие были взгляды, оценивающие. Да и сам этот парень мне не слишком понравился, исходила от него какая-то мутная агрессия, что-то ему в нас сильно не понравилось. И это, похоже, была не обида за сестру, а нечто другое.
      Да и сидели они в корчме недолго, вскоре поднялись из-за стола и отправились восвояси. Последним из залы выходил все тот же братец, так вот он в дверях еще раз окинул нас взглядом, как будто хотел запомнить получше. И это мне тоже не понравилось.
      - Башка гудит - пожаловался Фюнц, моргая глазами - Эраст, а это неплохая идея, насчет герцога. Может, и вправду отписать ему письмо? Все-таки обидно - какое-то быдло, меня - и кулаком. Жалко Труди умерла, наверняка ее отец с местным герцогом в дружбе был.
      - Анри, ты болван - просипел Гарольд, держась за горло, на котором уже появились синяки от пальцев кузнеца - По идее, мы бы и без всякого герцога могли перерезать этот вонючий Кранненхерц целиком, если позвать всех остальных наших из замка. Что они со своими вилами и топорами сделают против наших клинков? Пришли бы ночью - и всех их, как волк овец. Но нам тут еще жить и учиться, я надеюсь. Жрать мы чего будем? Где вон малышка Агнесс себе одежду купит? Хотя кузнеца этого я потом прирежу непременно, когда учеба к концу подойдет. Или повешу, что правильнее. Не хватало еще об него сталь марать.
      - Вас одних оставить нельзя - печально сообщила нам Флорес - Сразу же найдете приключения на свои головы.
      - Я бы сказала - задницы - Аманда повертела головой - А что, покушать вы не заказали?
      - Корчмарь - хрипло гаркнул Гарольд - Где мое вино, в последний раз спрашиваю? И девушкам неси поесть. Телятины им принеси. Да, во еще что. Господа, сегодня едим за мой счет. Я чуть не испортил нам этот день и по справедливости, должен это хоть как-то возместить.
      - Справедливо - согласился с ним я.
      - Эраст, с тобой отдельный разговор - Гарольд очень внимательно посмотрел на меня - Ты сегодня спас мне жизнь. Этот негодяй меня точно удавил бы, я в этом не сомневаюсь.
      Он встал и протянул мне руку. Я инстинктивно сделал то же самое - поднялся с табурета и пожал ее.
      - Я, Гарольд Монброн, маркграф, второй сын курфюрста Алоиса Монброна, даю тебе слово в том, что при первой же необходимости верну тебе долг крови, но не буду считать его возвращенным до конца своих дней. Ты всегда будешь не гостем, но хозяином в моем замке, мои дети и внуки всегда будут рады помочь твоим потомкам, если, конечно, у нас таковые будут, учитывая то, какую стезю мы выбрали. Моя рапира и моя жизнь - ты вправе располагать ими всегда. Как, впрочем, и моим кошельком, хотя это такие мелочи, о который можно и не говорить. Да, и еще - у меня подрастает дюжина сестриц, так что можем даже породнится. Мой отец не знает, куда их девать в таком количестве, так что... Только имей в виду - они редкостные дуры, да простят меня боги за подобные высказывания о собственной семье. Господа, вы свидетели этим моим словам.
      Я даже не знал, как на это реагировать, но, судя по лицам присутствующих произошло что-то весомое. Видимо, подобные слова имели определенный вес в том обществе, куда я случайно попал.
      - Рад тому, что мне удалось стать другом такому благородному дворянину, как вы, маркграф Монброн - тщательно подбирая слова, ответил ему я - Равно как я рад, что дружу со всеми вами, господа и леди.
      - Да, леди я сейчас еще та - Агнесс закуталась в плащ так, что наружу торчал только ее покрасневший носик - В этой вонючей дохе, с немытой головой, прической 'воронье гнездо' и обломанными ногтями.
      - 'Воронье гнездо'? - Гарольд засмеялся - Недурственный каламбур, мистресс де Прюльи. Это прическа станет титульной для всех девушек из Вороньего замка, так что ты, по факту, стала законодательницей моды.
      - Пустозвон - снова чихнула Агнесс, но по ее тону было понятно, что она улыбается.
      - Вино - Йоганн поставил на стол три бутылки темного стекла и деревянные кубки - Сейчас будет жаркое и пиво.
      - Супу принеси какого-нибудь, пожирнее и погорячее - приказала ему Аманда - И побыстрее.
      - Хочу выпить за вас, господа - Гарольд умело разлил вино по кубкам и отсалютовал трем нашим помятым приятелям - Вы показали себя в этой потасовке как истинные дворяне. Никто из вас не струсил, а то, что нам не повезло - так в таких делах, как и в любовных, случается по-всякому. Бывает - что ты, а бывает - что тебя. Дамы, прошу прощения, но по-другому здесь не скажешь. И - выпьем!
      Собственно, это слово и осталось у меня самым ярким воспоминанием всего застолья, поскольку оно звучало чаще других.
      А еще мне запомнилась обратная дорога, уже в ночи. Морозец щипал щеки и нос, луна, большая и круглая, болталась на небе как огромный желтый фонарь, Агнесс то и дело чихала, закутавшись в свою новую одежду, а Гарольд где-то впереди горланил развеселую песню про какого-то древнего короля-выпивоху, который не боялся никого, кроме своей жены.
      Но при этом он был почти трезв и не снимал руку с эфеса рапиры. Не один я, стало быть, заметил, как на нас таращился родственник кузнеца.
      Что до меня - я шел позади всех с Амандой и невесть с чего объяснял ей, как ее глаза с первого же дня захватили в плен мое сердце и что теперь мои жизнь и рассудок целиком в ее маленьких прелестных ручках. Ради правды - я в себе такого красноречия раньше не замечал, поскольку ухаживания за противоположным полом в моем квартале были не такими замысловатыми и, как правило, сводились к передаче девушке двух медяков до исполнения моего мужского желания и одного после.
      Надо заметить, что Аманда слушала меня внимательно и поглядывала в мою сторону вполне благосклонно, в отличии от Флорес, которой это почему-то очень не нравилось. Она это показывала всем своим видом и уже у входа в замок громко сказала, повернувшись к нам:
      - Посмотрим, что ты скажешь, барон фон Рут, когда протрезвеешь.
      - Это его дело что он мне скажет завтра, и скажет ли вообще что-то - отчеканивая каждое слово, ответила ей Аманда - А если тебя так раздражает то, что раз в кои-то веки кто-то не купился на твои кудряшки и кукольные глазки, то держи это в себе, хорошо?
      - Что? - даже в темноте было видно, как запунцовели щеки Флорес и она засмеялась, но этот смех мало напоминал настоящий - Ты - и я? Да такое в кошмаре не приснится! Я - и девочка, больше похожая на мальчика!
      Честно говоря, я не знал, куда себя деть. Вроде бы уйти неудобно - в каком-то смысле я причина конфликта, но и слушать это все было очень неприятно. Хотя, сдается мне, спорящие девушки про меня уже забыли.
      Спас меня Гарольд. Допев последний куплет, редкостно похабный, он заметил, что его больше никто не слушает, а все смотрят на развивающийся конфликт, после чего принял единственно верное решение.
      Он подошел к нам, ухватил меня за рукав и потащил за собой, приговаривая -
      - Оно тебе надо, все эти бабские дрязги? Нашел, где уши развешивать.
      Да еще и сообщил напоследок подбоченившимся девушкам, которые, казалось, вот-вот вцепятся друг в друга:
      - Если драка будет настоящей, я ставлю пять золотых на Аманду. Она отменно орудует кинжалом.
      - Да что за день такой сегодня?! - заорала Флорес, но мы уже скрылись под аркой прохода в замок.
      - Гарольд, ты вернул свой долг - пропыхтел я, ускоряя шаг.
      - Да это все ерунда - засмеялся мой друг (уже друг) - Поживи в компании с моими сестрицами, драными кошками мартовскими, не такому научишься. Но вообще, Эраст, ты повел себя как кретин. Так громко орать о достоинствах одной женщины в присутствии других - это верх идиотизма. Прости, что я вот эдак, по-свойски, но, полагаю, что сегодняшний день дает мне это право.
      - Все так - признал я - Идиотизм. Я как-то не подумал.
      - Плюнь - посоветовал мне он - Это женщины. Думай, не думай, планируй, не планируй - все одно не предугадаешь, что им в голову взбредет. Это мы думаем головой, а они - желаниями и чувствами. Потому и магия им легче дается, я так полагаю.
      - Главное - из-за меня - и такая канитель - подивился я.
      - Да ты-то тут при чем? - Гарольд даже остановился от изумления - Неважно кто такие слова говорил бы той же Аманде - что ты, что Анри, что даже я. Результат был бы одинаковый. Главное - что ей это говорят, а не Флорес. А если бы говорили Флорес - ей перепало бы от Ромеи. И так далее. Не мудри, пошли спать, ничего страшного не случится, они еще минут двадцать поорут друг на друга - и все. Мне другое интересно - а эти уже вернулись?
      Под 'этими' он имел в виду простолюдинов, которых, как оказалось, в спальне не было. Они появились у стен замка только под утро, пьяными вусмерть, за что получили крепкий нагоняй от Ворона и лишились права подобных выходных до весны.
      А нас Ворон за драку, о которой мы ему честно рассказали, к нашему удивлению не ругал совершенно. Только головой покачал да глаза под лоб закатил - и все.
      И еще на меня за что-то крепко разозлилась Магдалена. За что - не объясняла, но больше рядом со мной не садилась и даже не здоровалась. Голову этим я себе забивать не стал - и без того хватало поводов для размышлений. Например - что делать дальше с Амандой, которая делала вид, что ничего не было и это меня отчего-то жутко раздражало. Нет, я ничего такого к ней не испытывал - но и не настолько я плохо говорил. Причем вполне даже искренне, как мне тогда казалось.
      Впрочем - другого всякого хватало. Через полторы недели после Нового года, когда мы все по разу сходили в деревню, утром, после завтрака Ворон печально произнес:
      - Дети мои, вот и показали дно наши запасы еды. У нас, точнее - у вас, есть два варианта - голодать или отправиться в поход за едой по ближайшим населенным пунктам.
      - Мастер, не сочтите меня бестактной, но есть третий вариант - громко сказала Аманда, ее голос в последнее время стал громче звучать в общем хоре - Мы можем просто пойти в Краннерхерст и купить еды там. Не скажу за всех, но у меня есть некое количество золота, которое мне на эту цель не жалко потратить.
      - Не у тебя одной - без выпендрежа, очень деловито поддержал ее Аллан - Мы давно это хотели вам предложить, но считал подобное не слишком удобным.
      - Увы, увы - печально сказал Ворон и отпил из кубка вина. Он любил это дело и запросто за завтраком мог осушить бутылочку-другую. При этом не то что пьяным - даже под хмельком его никто никогда не видел - Нельзя так, это не по правилам.
      Как по мне - чего-то он опять темнил, но спорить с наставником было делом бессмысленным, это все давно поняли.
      - И как мы должны будем добывать эту еду? - с легкой обреченностью в голосе поинтересовался я.
      Если честно, мне было не по себе. А если он решил нас обучить до кучи и премудростям взлома? Я сбежал от одного мастера-вора и не хотелось бы попасть к другому. Маг-то он маг - но от нашего учителя можно ожидать чего угодно.
      - Фон Рут, должен похвалить тебя за целеустремленность - Ворон набулькал себе еще вина, под завистливое причмокивание Гарольда, у которого уже кадык ходил ходуном - Ты берешь быка за рога - это хорошая черта.
      - И все-таки? - нетерпеливо спросил Аллан - Что нам предстоит сделать?
      - Ничего сложного - Ворон поудобнее развалился в кресле - Здесь, в этой местности, где расположен мой замок, есть около трех-четырех десятков деревень - какие-то покрупнее, какие-то поменьше, какие-то поближе, какие-то подальше. Народ в них живет все больше отзывчивый, добрый. Я вас разобью на группы, и эти группы будут по очереди ходить по этим деревням, на предмет добывания провианта для всех вас.
      - Это что - побираться, что ли? - буквально заорал Виктор Форсез, второй сын губернатора вольного города Макхарта, что стоял на побережье Закатного океана - Мне? С протянутой рукой ходить?
      - Можно и побираться - невозмутимо сообщил ему Ворон - Если ни на что другое у тебя ума не хватит. А так - за этот месяц вы кое-что узнали. Например - о траволечении. Да и в чароплетении вы немного поднатаскались. Опять же - руки у вас всех есть, если на магический заработок думалки не хватит. Дрова поколоть, забор подправить... Да что я вам это объясняю? Я вам задачу поставил, а как вы ее будете выполнять - это не моя печаль. Но предупреждаю сразу - я точно буду знать, как кто из вас добудет то, что принесет в замок, учтите это. Многое могу простить, поскольку и сам не образец добродетели, но лжи - не потерплю, помните это. И наказание за это будет соответствующее. Какое - не скажу, а то сюрприза не получится.
      - Нет, это все без меня - Форсез вылез из-за стола - Я готов голодать или жрать всякую бурду, я готов спать как собака, на каких-то досках и сене, готов общаться с чернью - но это уже перебор. Какой-то сволоте дрова колоть и заборы подправлять? Ни за что.
      И он покинул зал, отправившись к спальне, а пятью минутами позже, во время которых наш наставник молчал, а мы тихонько переговаривались, снова прошел мимо нас, уже со своими пожитками, на этот раз в сторону выхода из замка.
      - Если так дело пойдет дальше, то скоро здесь останутся только те, кто и должен быть - громко сказал Мартин и издевательски помахал рукой вслед Форсезу - Чем вас меньше - тем нам лучше.
      С десяток человек из тех, кто постоянно окружали его, засмеялись, услышав эту достаточно глупую шутку.
      А мы - промолчали, в первую очередь потому что сказать нам было нечего. Отдельную печаль вызывал тот факт, что нас становилось все меньше. Нас - в смысле благородных, и некоторый численный перевес, который изначально присутствовал, потихоньку исчезал.
      - Еще есть те, кому зарабатывание хлеба насущного в поте лица своего кажется зазорным? - невозмутимо осведомился Ворон, который как будто ничего и не слышал - Нет? Ну и хорошо. Итак, прямо завтра в деревеньку Майбах отправятся...
      И вот так по окрестностям начали шастать мои соученики, объединенные в группы, причем формировал их всякий раз лично Ворон, исходя из каких-то своих соображений. Они уходили утром одного дня, чтобы вернуться к вечеру другого. Кто-то приходил довольный, принося крупу, картофель и муку, кто-то - налегке, не преуспев, и потому расстроенный. Одна из групп вернулась изрядно побитой - они не придумали ничего лучше, чем попытаться взломать сарай деревенского корчмаря и стибрить оттуда пару свиных окороков, попались в руки разъяренного хозяина с подручными и еле-еле унесли ноги. Добро еще, что никого из наших не прибили вовсе - селяне в любой части Рагеллона воров не любили и не жалели. Мне ли не знать.
      Ворон, слушая эту историю (а каждая группа рассказывала о своих удачах и промахах в обеденной зале, перед всеми) хохотал невероятно. Казалось, тот факт, что его ученики пытались совершить кражу, совершенно его не смутил. Хотя - может так оно и было?
      Самое забавное, что несмотря на синяки и ссадины, один окорок они все-таки притащили.
      Оно и понятно - те, кто приходил без добычи, были вынуждены садиться на хлеб и воду, до тех пор, пока снова не придет их очередь идти в деревню. И права покидать замок они тоже лишались.
      Моя очередь идти добывать еду наступила только через полторы недели. В то утро Ворон показал пальцем сначала на Аманду, потом на Анри Фюнца, на простолюдинов Жакоба и Ромула, и уже после, поразмыслив, на меня.
      - Кошмар - вздохнул Анри - Знал, что будет плохо, но не думал, что так скоро.
      У меня от этой новости веселья тоже не прибавилось, но порадовало хотя бы то, что в напарники попались не самые неприятные простолюдины - и тот, и другой не были крестьянами. Они оба до того, как пришли в замок жили в городах, а это накладывало свой отпечаток. Да и нелюбовь к знати у них была не так явно выражена, как у селян.
      Хотя, в данном случае, последние были бы полезней - свой со своим всегда проще договорится.
      - Тааак, какая у нас деревня еще не охвачена? - задумчиво произнес Ворон, достав откуда-то пергамент и водя по нему пальцем - Вот! Фюслер. Чудное место, милые люди, еще там корчма хороша, в ней пиво с тмином подают славное и свиные колбаски к нему. Вам, понятное дело, не до него будет, но это и неважно. Собирайтесь - и в путь, жду вас завтра к вечеру. Ну, или крайний срок - послезавтра с утра. А с остальными мы пока займемся интереснейшей вещью - нумерологией. Числа и цифры - это очень и очень важная область познания для мага, если он, разумеется, относит себя именно к магам, а не к деревенским целителям.
      Что примечательно - мне все равно какая там деревня - хорошая ли, плохая... Мне все равно надо будет любыми правдами и неправдами добыть там провианта, поскольку если я этого не сделаю, то передо мной захлопнутся ворота замка, а в ближайшее воскресенье мне кровь из носу надо оказаться в Краннехерсте, где в доме с флюгером меня будет ждать тот, кто скрыт под буквой 'А'. Проще говоря - Агриппа, кто же ещё?
      И еще было жалко пропускать два дня занятий. Нумерология - шут с ней, но кто знает, что Ворон будет рассказывать завтра? Записей никто из нас не вел, поскольку наставник сразу обозначил то, что в них нет никакого проку. Когда несколько наших девочек начали строчить пером в пергаменте, он подошел к одной из них, разорвал лист на несколько частей и заявил:
      - Если человек глуп и ленив, то ему никакие бумажки не помогут, а если у него хороший, бойкий разум и в наличии желание учиться, то он и так все запомнит. Чем больше вы записываете за мной, тем меньше понимаете то, что я хочу до вас донести.
      Так что все, что я пропущу, мне не наверстать. Нет, Гарольд, Аманда и Гелла мне расскажут то, что запомнили, я не сомневаюсь, но все же...
      Да еще Фюслер этот оказался очень сильно не рядом с замком, добрались мы до него ближе к темноте, оставив за спиной немало миль и чудом не заплутав, поскольку по дороге нам попалось несколько развилок без каких-либо путевых столбов. В этом герцогстве вообще с ними было плохо - местный владетель охоту и пиры любил, а думать о благоустройстве государства - нет, нам про это еще Труди рассказывала.
      - Ног не чувствую - пожаловался Анри, когда мы вошли не слишком-то большую деревню - От слова 'вообще'. Я столько пешком вообще никогда не ходил.
      - Брось ты - беззлобно пробасил Жакоб - Это разве расстояние? Вот меня мастер посылал с другими подмастерьями летом по городам королевства бродить и задешево золото скупать - вот там мы ноги сбивали на совесть. Как по концу весны уходили - и только осенью возвращались.
      - Рисковый у тебя был мастер - заметил я, высмаркиваясь на снег - Прямо вот так просто вам деньги доверял? А если бы вы руки в ноги?
      - Никакого риска - усмехнулся Жакоб - Перед тем, как мы уходили, каждому из нас на шею медный обруч надевали, а в нем заклинание, ключ от которого у мастера в руках оставался. В палочку он запечатан был, в деревянную. Кто до конца сентября не придет - тому этот обруч голову с плеч и оторвет. Мастеру всего-то делов - палочку сломать. И вся недолга.
      - Ужас какой! Ох! - Аманда споткнулась и ухватилась за мой рукав, чтобы не упасть - А если человек просто не успел вернуться? Если заболел?
      - Мастеру в этом какая печаль? - пожал мощными плечами Жакоб - Это не его забота. Да что там - у него как-то не сошлась эта... Как ее... Бухгалтерия по одному подмастерью, пол-золотого он не досчитался. Так на наших глазах его и того, в назидание остальным, чтобы с деньгами не мудрили. Кровищи было! Мы потом полдня пол и стены оттирали. А вы говорите, что наш наставник лютый. Наш по сравнению с мои бывшим - сама доброта.
      - Ужас какой - повторила Аманда, не отпуская мой рукав, как видно - чтобы не упасть - Вот где дикость.
      - Вон дом местного старосты - Ромул, которого рассказ нашего спутника совершенно не шокировал, как видно потому, что у него такой свой в прошлом был, ткнул пальцем в сторону высокого и добротного строения - Руку на отсечение даю.
      - Пожалуй, что так оно и есть - согласился с ним Жакоб - Похоже на то. Пошли?
      Еще по дороге мы выработали некий план, причем - коллективно. Все дрязги были оставлены на потом, поскольку цель у нас была одна и в случае неудачи наказание тоже будет на всех одно. Да и дрязг конкретно у нас никаких и не было раньше.
      От воровства и жульничества (кое-кто из наших предшественников сходил уже и по этой дорожке) мы сразу отказались, а значит - надо думать о каких-то честных путях заработка. Тут Жакоб и предложил сразу пойти к старосте - они, мол, всегда знают о том, что кому из их селян потребно.
      Других мыслей ни у кого не было, а потому мы начали барабанить в резную ореховую калитку и орать, не обращая внимания на заливистый лай, раздающийся за ней -
      - Хозяин! Открывай! Дело есть!
      Чуть позже хлопнула дверь в доме и басовитый голос спросил у нас -
      - Чего нужно? Кто там барабанит? Вот сейчас собак спущу!
      - Они все такие поначалу, я-то знаю - шепнул нам Жакоб и заорал - Хозяин, пусти во двор, все расскажем, ничего не утаим. Народ мы беззлобный! К моему великому удивлению громыхнул засов, и калитка открылась, как бы приглашая нас зайти внутрь.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
       Глава одиннадцатая
       
      А собаки оказались и впрямь серьезные. Здоровенные мастифы, три штуки, с зубами такого размера, что меня жуть взяла. Одна радость - они сидели на цепях и добраться до нас никак не могли. Впрочем, это тоже было очень относительно - рядом с ними стоял достаточно тщедушных размеров старичок, который в любой момент мог их с этих самых цепей спустить. И вот тогда нам точно не поздоровится.
      - Вы откуда такие взялись? - даже непонятно было, как в таком чахлом тельце обретается такой звучный голос - А?
      - Мы студиозусы - мягко сообщила Аманда хозяину дома, видимо рассудив, что наличие среди нас женщины может смягчить его сердце - Ученики Ворона... То есть - Герхарда Шварца. Знаете, у Кранненхерста есть гора, на ней стоит замок...
      - Так вы подручные колдуна с Мертвячьей горы? - перебил ее староста - Ясно. А какая нужда вас к нам занесла? Где та гора - и где Фюслер?
      - Почему Мертвячьей? - не удержался я - Она же Воронья?
      - Это она последние лет сто пятьдесят Воронья - пояснил старичок - А до того - Мертвячьей звалась. Там в свое время много крови пролилось. Когда, стало быть, век Смуты к концу подходил, у нас тут неспокойно было очень - благородные за власть дрались, чтобы к рукам побольше земли прибрать, да и неблагородные от них не отставали, шайки разбойничьи собирали, да такие, что некоторые из них поболе иного войска были. Особенно один большую силу взял, звали его Вилли Весельчак. Этот всех грабил, но особенно любил благородную кровь пускать.
      Мы переглянулись - деду, похоже, было просто скучно, вот он нас и пустил. Как собеседников.
      - А как успокоилось все - обстоятельно вещал староста - Как землицу, стало быть, поделили, так герцоги объединились и начали разбойничков-то к ногтю прижимать. Всех переловили и перевешали, кроме этого самого Весельчака. Хитер он был, да и людишки близ него собрались знающие, опытные. Но - люди людьми, а золото есть золото. Кого-то из его ближников подкупили, тот своего вожака и выдал герцогам. К чему я вам это рассказал - на том самом месте, где сейчас замок стоит, этого Вилли Весельчака и казнили, голову ему там с плеч снесли. И ему самому, и людям его, а было их сотни три, не меньше, кровь со склонов ручьями текла. Да и зарыли их там же, прямо на вершине. Потому гора эта никакая не Воронья, а Мертвячья, и туда потом лет сто никто доброй волей не ходил, поскольку ничего хорошего с человеком там случиться не могло. А вот когда колдун, тот что наставник ваш, пришел и замок там построил, то ее по его имени и назвали, чтобы даже память о том, что там случилось, уничтожить. Говорят, что прапрадед нашего нынешнего герцога всем богам дары поднес, когда колдун там строится начал, и даже денег с него за землю не взял. Место-то паршивое было, а как он там разместился - так все и кончилось.
      - Вот тебе и раз - присвистнул Анри - А мы и не знали.
      - Так давно это было, мало кто такое помнит - пожал плечами старик - Мне про это мой дед рассказывал, а ему его дед. Я своим внукам эту историю тоже рассказал, но они, по-моему, ее за сказку приняли, вроде, как и не было такого на самом деле. Ладно, то мои дела. Вам-то что надо?
      - Нам бы провианту, отец - не стал мудрить я - Народу у нас там много, есть все хотят, вот мастер и отправил меня, и моих друзей по деревням окрестным, на предмет изыскания еды. Но мы не за так ее получить хотим, мы отработаем,
      - А денег вовсе нету? - с надеждой посмотрел на меня староста - Чем отрабатывать - так, может, лучше купите? Лучше за золото, но можно и за серебро, я не привередливый.
      - Понятное дело, что лучше - с досадой сказала Аманда - Наставник покупать запретил, уж не знаю почему.
      - Ишь ты - засмеялся старик - А может так и надо, может, он правильно делает.
      - Как вас зовут, почтеннейший? - поинтересовался я - А то как-то не по-людски выходит - разговариваем, а имен друг друга не знаем? Я вот - Эраст.
      Титулы, представляя себя и своих друзей, я решил опустить. Что в них тут проку? Да и кто его знает, как этот дедок к знати относится.
      - А я - Готтлиб - не стал чиниться старик - Так меня и называйте.
      - Так что, мастер Готтлиб, есть какая работа? - повел могучими плечами Жакоб - Может, починить чего надо?
      На Анри и Аманду было больно смотреть. Сама мысль о том, что надо будет махать топором или что-то таскать, наводила на них страх и трепет.
      - Коли вы у колдуна учились - так вы и сами немного колдуны? - староста посмотрел на нас с таким видом, что мне стало ясно - что-то он придумал.
      - Немножко - Аманда стянула рукавичку и на пальцах показала, как мало в нас пока от магов - Так, общие знания.
      Надо заметить, что она преувеличила наши достоинства. Я бы сделал зазор между её большим и указательным пальцем еще меньше.
      - Н-да? - оценивающе посмотрел он на нас - Но хоть что-то вы умеете?
      - Что надо-то, хозяин? - снова спросил напрямки я - Вылечить кого? Или что другое?
      - Другое - посерьезнел староста - Неприятность у нас случилась в деревне. Клаус помер две недели назад. Вроде и не сильно старый мужик был, а помер.
      - Упокой боги его душу - в унисон сказали Жакоб и Ромул.
      - Не упокоили - мрачно сообщил староста и достал из кармана коротенькую трубку - Он при жизни благочинием не отличался и после смерти угомониться не пожелал. Как полночь минет, так он таскается по деревне, в окна стучит, подглядывает в них, в двери ломится - и так до первых петухов. Две ночи назад сам его видел - он около моих ворот топтался, потом калитку пытался с петель снести. Я на поленницу забрался и сверху глянул - точно, он. Сам стал какой-то скрюченный, рожа синяя, зубы что у твоей пилы и сопит очень страшно.
      А он молодец этот староста, смелый мужик - подумал я, глядя на поленницу. Я бы на нее не полез. Не дай боги, развалится, так костей не соберешь.
      - Я наутро на погост сходил - продолжил староста свой рассказ - А могилка-то разрытая и гроб сломан, причем так, будто его изнутри раскурочили. Стало быть - откопался Клаус, как есть - откопался.
      - Этот ваш Клаус - он при жизни волшбой не промышлял? - спросила у старосты Аманда, сняв вопрос у меня с языка - Просто странно, что он из посмертия вернулся. И потом - такая трансформация... Зубы, сам скрючился. С чего бы?
      - У нас в деревне только приличные люди живут - с достоинством ответил староста - Степенные и зажиточные. Колдунов у нас не было и нет. Вот только...
      - Только - что? - насторожилась Аманда.
      - Про жену Клауса, старую Медлис, всякое поговаривали - староста покачал головой - Но бабьи разговоры - это такая штука, к которой серьезно относиться не стоит.
      - А она уже умерла? - немедленно поинтересовалась девушка.
      - Года четыре как - кивнул Готтлиб - Плохо помирала, долго. Жила долго и помирала долго. Так орала, что даже на мельнице это слышно было - а она от деревни верстах в трех. Перепугала всех так, что люди их дом седьмой дорогой обходили. Да и до сих пор обходят. Так что, когда она наконец отошла, мы все тут, грешно сказать, обрадовались.
      - Я про такое слышала, точнее - читала - Аманда посмотрела на меня - Ведьмой была эта старая Медлис, а умереть не могла, потому что силу свою никому не отдала. Пока сила из тела не уйдет - душа не освободится.
      - Но умерла же в результате? - пожал плечами Анри.
      - Умерла - согласилась с ним Аманда - Потому что ее муж на себя эту силу принял и тем самым лишил себя посмертия, такое возможно, только плохо это очень. Сила ведьмы - она женская, понимаете? И принадлежать в полной мере может только женщине, да и то, тут как посмотреть. Ведьмовство - оно к темной магии относится, а в ней ничего хорошего по определению быть не может, так во всех книгах написано. Но тут женщина хоть пользу какую получит, вроде крепкого здоровья, долгой жизни и прочих полезных мелочей. А если эту силу мужчина примет, то все будет очень плохо, для всех. Сила выхода не найдет и станет пожирать того, кто ее себе забрал. Годы жизни у этого человека пойдут один за пять и после смерти он не упокоится как положен, сила не даст ему этого сделать. Так тут и вышло. Видать, жалко Клаусу жену стало, а та его и упросила, чтобы он силу себе забрал.
      - Это верно, Медлис годков-то было - ого-го сколько - подтвердил староста - Клаус - он моложе ее был лет на сорок, если не больше. Значит, не врали наши кумушки, что она его приворожила. Но это ладно, дела былые, чего теперь. Так что, пособите с Клаусом? Надо же что-то делать, у меня народ перепуган сильно, из дома носов не кажет. Да и потом - пока он только под окнами трется, а что после ему в голову взбредет, кто знает?
      Сдается мне - темнит дедушка Готтлиб. Все он знал - и про то, что Медлис ведьма, и про то, почему Клаусу этому на кладбище не лежится. Знал, но поделать ничего не мог. А может - просто пока не хотел. Селяне - они за вилы да топоры только тогда берутся, когда край наступает, а в этой ситуации до него еще далеко, вот и не хочет никто в ночи с мертвяком связываться. Он же не загрыз еще никого?
      А тут - мы. Вроде как ученики колдуна, и случись с нами что, - не сильно то нас будет и жалко, не сказать - не жалко вовсе. А если упокоим неугомонного покойника - так и цена за эту услугу невелика будет.
      - Ну? - поторопил меня староста, видимо решив, что именно я тут старший -Беретесь за эту работу? С оплатой не обижу.
      - Насколько не обидите? - уточнил я - Хотелось бы сразу знать, что мы получим за то, что мертвяка обратно в могилу загоним.
      - И сделаете так, чтобы он там и оставался вовек - староста огладил бороду.
      - Само собой - я глянул на Аманду, так мне подмигнула - Впрочем, может статься так, что туда, в могилу, вовсе класть будет нечего. Надеюсь, против этого вы ничего не имеете?
      - Я - нет - хихикнул Готтлиб - А остальные - и подавно. Детей у них не было, родни близкой тоже, а неблизкая за заборами сидит, зубами от страха лязгает.
      - Так что с оплатой? - снова вернулся к основному вопросу я.
      - Шпика свиного дам шмат вот такой - показал на руке староста - Пшена полмешка. Ну, и картофеля мешок.
      - Несерьезно - пробасил Жакоб - Мертвяк-то какой знатный. Не просто 'ходун' какой-нибудь, а настоящий такой, силой ведьминой по горлышко залитый. Ты, староста не жмись давай, а то мы плюнем на все да пойдем себе дальше. Пусть он вас жрет поедом.
      - А так и будет - пообещала Готтлибу Аманда - Он пока что под окнами жмется, просто силу еще не осознал, но скоро и в дома начнет лезть. И пролезет, милейший староста, непременно пролезет. Как только крови в первый раз хлебнет - он куда сильнее станет.
      - Крови - староста недоверчиво усмехнулся - Вот еще.
      - Раньше или позже он ее добудет, по-другому и быть не может - заверил его я - Мастер Готтлиб, вы же сами это понимаете.
      - Ладно - староста махнул рукой - Мешок пшена, мешок картофеля и два пласта шпига. Так - по-честному.
      Ромул с Жакобом переглянулись и заулыбались.
      Торг длился еще минут пять, и цена за нашу работу значительно возросла. Ради правды сказать, это произошло без нашего участия, простолюдины несомненно знали толк в таких вопросах. Не скажу за Аманду и Анри, а меня бы и та цена, что назвал староста во второй раз устроила, по моим меркам это целая куча еды.
      Хотя удивительного в этом немного. Жакоб и Ромул знают ей истинную цену, в отличии от нас. Мне, выросшему на улице, до сих пор незамысловатая пища, которую мы едим в замке, пиршеством кажется, а мои благородные друзья вообще до последнего времени не знали, откуда что берется и иногда даже как выглядит в сыром виде, а потому им вообще невдомек, что сколько стоит.
      - Ну, по рукам? - староста снова обратился ко мне - На том и порешим? Но полная оплата только после того, как я увижу тело Клауса, причем на этот раз окончательно мертвое.
      - По рукам - увидел я утвердительный кивок Жакоба, и наши с Готтлибом ладони хлопнули, столкнувшись.
      Сразу после этого он вытолкал нас за ворота, от чистой души желая нам успеха в том, что мы задумали. И дверь засовом заложил.
      На улице не было ни души, как и полчаса назад, когда мы вошли в деревню. Видно, здорово селяне были напуганы, сразу после того, как начинало смеркаться по домам закрывались. Да и то - кому охота мертвяку в зубы попасть?
      - И что будем делать? - подал голос Фюнц - Работу мы получили, оплату нам пообещали, но как мы ее выполнять будем - я лично понятия не имею. И мне даже не стыдно в этом признаться. Я ни с ведьмами, ни с ожившими трупами дела в жизни не имел.
      - И я тоже - поддержал его Ромул - Если только не считать дочку моего хозяина, у которого я в лавке работал, ну, еще до того, как к Ворону попал. Вот она была ведьма настоящая - что внешне, что по поведению своему. Только убивать я ее не пробовал.
      - Никто из нас ни с чем таким раньше не сталкивался - решил я пресечь досужую болтовню - Но это дела не меняет. Харчи нам нужны? Нужны. Значит надо что-то думать. Давайте так - что мы знаем точно?
      - Время - немедленно отозвалась Аманда, стоявшая за моим левым плечом.
      - Сколько времени у нас осталось на раздумья - это раз - согласился с ней я - Этот Клаус притаскивается в деревню после полуночи. Тот факт, что его нам искать невесть где не надо будет - это два. Он по деревне шлындает, чего его искать?
      - Осина - пробасил Жакоб - Я хоть в городе и жил, но точно знаю, что ведьмы осины боятся. И искать ее тоже не надо - она прямо за деревней растет, я там осинник приметил.
      - При чем здесь ведьма, что вы к ней привязались? - поморщилась Аманда - Ребята, отделяйте одно от другого. В Клаусе живет ведьмина сила - но и только. Сила сама по себе, она без проводника - почти ничто. Она дает ему подобие жизни, поддерживает его, требует от него подпитки, почему этот Клаус и хочет кровушки напиться. Но сам он - не ведьма и тем более не ведьмак, а просто оживший мертвец, неспособный использовать полученный дар магически. Но - очень сильный мертвец. То, что в нем сейчас живет, будет его беречь.
      - Стоп - остановил ее я - Ты сказала верно. Чтобы истребить Клауса, надо как-то изъять из него то, что ему передала ведьма. Вопрос - как?
      - Самый простой путь - заклинание изгнания - пожал плечами Анри и остальные согласно кивнули - Ворон, когда о ведьмах рассказывал, его упоминал. И про осину тоже говорил. Распинаешь ведьму на земле или на дубе, вбиваешь два осиновых кола в ладони, два в ступни, один в живот, и читаешь заклинание. Земля заберет ее силу, ты - жизнь, а осина - посмертие.
      - Одно плохо - мы составляющие заклинания этого не знаем - всплеснул руками я - А даже если бы и знал, все равно не смогли бы его сложить.
      - Почему не смогли? - удивилась Аманда - Вместе, может, и смогли бы. А вот использовать - вряд ли. Это мощное заклинание, завязанное на стыках стихий, из нас никто бы его не потянул полностью исполнить, силенок не хватило бы. Пока никто. Вот после инициации...
      Это да, тут она права. Про такие тонкости мастер Гай мне тогда не сказал, видимо просто не придал этому значения.
      То, что Ворон называл 'искрой магического дара', дремало в очень многих, не очень многие могли это в себе пробудить, еще меньшее количество народа было способно развить ее до какого-то предела (подозреваю, что именно они и были среди тех, кто прибыл в замок нашего наставника, да и то не все). Причем если последние это и делали, то они были крайне ограничены в возможностях. Дар - даром, а вот силы для его использования надо было откуда-то брать? Много ли зачерпнешь из земли, воды и деревьев? Кто-то скажет - много, он будет прав и неправ одновременно. Энергии много - но она не предназначена для заклинаний, у нее другая суть и другие цели. И только тогда, когда она смешивается с силой души и тела мага, она превращается в то, что и называется магией. Но запасы этой энергии у обычного человека очень невелики, в отличии от расплаты за такой шаг - она, наоборот безмерна. И далеко не всякий согласится выжигать свою душу и сокращать жизнь.
      Дорогу к скрытым резервам внутренней магической силы открывала инициация. Тот, кто дошел до нее, выжил в процессе ритуала и получил на грудь желанный знак на пару со статусом 'подмастерья', тот мог плясать от радости. И дело было не только в том, что он шагнул на следующую ступень в ремесле. Он получал доступ к новым возможностям, шанс на то, что его заклинания, которые он составит позже или даже уже составил, напитаются энергией и обретут жизнь.
      Хотя всех проблем это не решало. Да, подмастерье получал доступ к скрытым резерва своего тела - но и они были не бесконечны. Ворон упоминал о том, что трое его сокурсников нашли свою смерть, безостановочно расходуя силу и переоценив свои возможности. Они просто перешли порог, за которым их тела и души уже не могли восполнить потерянное и ушли в другой мир, причем даже не поняв - почему.
      Нужно было еще очень много учиться, много практиковаться чтобы уловить баланс между 'хочу' и 'могу'. Когда кто-то спросил у Ворона, сколько же на это надо времени, он, хмыкнув, сказал, что всего-ничего - всю жизнь.
      Так что Аманда была кругом права. Если нам даже удастся составить заклинание, что вряд ли, реализовать его мы все равно не сможем.
      - Хорошо - я притопнул ногами. Однако, мороз невелик, а стоять не велит - Тогда что?
      - Не знаю - вздохнула Аманда - Есть хочется. Я, когда голодная, то думаю плохо.
      - Стоп - я замер на месте - Есть идея! Помните, на том же самом занятии, когда речь о ведьмах шла, Ворон нам рассказывал о том, что ведьмовская сила иногда тоже выступает в качестве ингредиента в некоторых темных заклинаниях? И не только ведьмовская, а также иных существ нечеловеческой природы, обладающих собственным даром?
      - Было такое - подтвердил Жакоб.
      - И он тогда упомянул о том, что маги, как правило, держат эту силу в тех или иных предметах, которые...
      - Они используют как хранилище - азартно взвизгнула Аманда - Точно-точно. Это может быть практически что угодно, но обязательным условием является наличие в этом предмете железа, поскольку железо почти всегда смертельно опасно для любых магов и иных сущностей, имеющих магическую природу, а потому является отличным замком.
      - Вывод - нам надо стреножить мертвяка, перенести силу из него в другое хранилище и закрыть его железом - закончил Анри - Вот только как это сделать? Стреножить - еще туда-сюда, но вот извлечь из него силу....
      - Создать ситуацию, в которой у нее не будет выхода - хлопнула в ладоши Аманда - Разрушить нынешнее хранилище, разрушить до такой степени, что у нее выбора не будет и предложить нечто, во что она вселится.
      - Нужно что-то, что эта сила воспримет как идеальное хранилище - задумчиво сказал я.
      - А нас она не сочтет этим хранилищем? - опасливо спросил Фюнц - Мне не хотелось бы такого.
      - Исключено - махнула рукой Аманда - Человек должен добровольно принять чужую силу, тем более посмертную, причем он должен его озвучить.
      - Дерево - неожиданно сказал Ромул - Дерево - это то, что надо. Наших сил точно не хватит на то, чтобы загнать эту тварь в какой-то предмет, ну, так, как об этом рассказывал Ворон. Зато мы можем предложить ей что-то сами.
      - Есть такое - Аманда азартно завертела головой - Когда ее припрет, она переселится в то, что у нее под рукой окажется, фигурально выражаясь. Если Клауса этого к дереву привязать и уничтожить, то она в него, в дерево и перескочит. Больше-то не во что. Зима, природа спит.
      - Ага-ага - понял я его идею - А потом в это дерево забить пяток гвоздей, чтобы ее в нем запечатать. Ну да, это вариант. Было бы лето - может, и не прошел бы этот фокус. Хотя... Все равно прошел бы.
      - Да как? - Аманда фыркнула - Черви, бабочки, пчелы... Улизнула бы эта душонка.
      - Да и пес с ней - засмеялся я - Труп Клауса есть? По деревне не шастает? Людей не жрет? Вот и ладно. А остальное не наша печаль, мы подрядились от мертвяка Фюслер избавить, а не от наследия ведьмы.
      - Вот и все, задачка сошлась - Фюнц тоже хихикнул - Аманда, ты ведь правильно с самого начала говорила - тут все по отдельности. Чего мы к этой душе так привязались, а? Ну да, надо сделать так, чтобы она нам не навредила - но и только. Остальное - не наша печаль.
      - Клауса-то этого как будем гробить? - Жакоб почесал затылок, сдвинув на лоб свой треух - К дереву мы его как-нибудь пришпандорим, хоть бы даже попросту привяжем - а потом?
      - Огонь - уверенно сказал я - Самое надежное. Спалим его ко всем демонам - и все. И пришпандоривать надо посерьезнее, какая веревка? Гвоздей попробовать раздобыть надо.
      - А дерево? - снова засомневался Жакоб - Оно, поди, тоже займется.
      - Сильно не успеет - неуверенно предположил я - А потом потушим.
      Мы еще минут десять пообсуждали детали, сбегали за околицу, где срубили пару осинок для кольев (у хозяйственного Жакоба в заплечном мешке оказался топорик), насобирали хвороста, нашли хороший, высокий и крепкий дуб, который как нельзя лучше подходил для нашей цели, кое-как протоптали к нему дорожку, чтобы не вязнуть в снегу (точнее, это делал Жакоб, без которого мы были бы как без рук), а еще побеспокоили старосту и выпросили у него гвоздей преизрядного размера и даже молоток.
      Все это съело остатки времени, оставшегося до полуночи, зато нам не было холодно. Напротив, от нас валил пар - вот как набегались.
      - Интересно, уже полночь? - посмотрела на небо Аманда. Небо было иссиня-черное, глубокое и с ярким месяцем.
      - Наверное - пожал плечами я - Летом хоть как-то понять можно сколько времени, а зимой - поди разбери. Темнеет рано, светает поздно.
      Между тем полночь наступила, в этом мы убедились минут через пять, когда на дальнем конце улицы появилась фигура, передвигающаяся вихляющей походкой. Она была похожа на куклу из вертепа, который время от времени давал представления на рыночной площади моего родного города, ей как будто управлял сверху невидимый кукловод, дергая ее за ниточки.
      - Мне как-то страшно стало - прошептала мне на ухо Аманда.
      - Мне тоже - не стал скрывать я и приказал ей - Давай, дуй на окраину и жди ребят там.
      По идее, все они четверо здесь, на улице были и не нужны, но мы решили пока не разлучатся. Да и потом - лес, темнота, зима. Не стоит дразнить волков - их вой мы слышали, когда там бродили.
      - Нет уж - насупилась Аманда - Надо всем вместе держаться.
      Сейчас, когда ночной странник приблизился к нам, в лунном свете было уже хорошо видно, что это натуральный мертвяк. Лицо у него было радикально синего цвета, одежда вся драная и левая нога неестественно вывернулась, как видно, он где-то упал и ее повредил. Это было нам на руку, это могло замедлить его движение.
      Мертвец подолбился в калитку, ведущую в один из дворов слева от дороги, неожиданно ловко перелез через скрипнувший невысокий забор, подошел к дому и заглянул в темное окно, а после в него постучал. Раз постучал, второй - реакции ноль. Он обошел дом по кругу, постукивая по окнам пальцами, а после, судя по всему, добрался до входной двери, в которую и начал колотить руками и ногами.
      - Не завидую тем, кто в этом доме живет - пробормотал Анри - Вот страху-то натерпятся сейчас.
      - Им хотя бы тепло - Ромул плохо переносил холод, он был уроженцем юга - Ребята, может - начнем? Сначала побегаем, а потом костер запалим, погреемся.
      - А и то - согласился с ним я - Чего тянуть?
      Порядок действий мы проговорили несколько раз, а потому каждый знал, что ему делать. Самое опасное, а именно - роль приманки, я взял на себя. Очень мне не хотелось ей быть, но, сам не знаю почему, в тот момент, когда идея превратилась в вполне конкретный план, я сказал:
      - Выманивать буду я.
      Что меня подтолкнуло изнутри на этот поступок - я не знаю. Может, просто настолько сроднился с мыслью о том, что я не Крис Пиявка, а Эраст фон Рут, что и поступаю теперь так, как это сделал бы он?
      Мои соученики припустили по улице в сторону выхода из деревни, я же, выждав минут пять и отчаянно труся, приблизился к забору, за которым буянил оживший мертвец и заорал:
      - Эй, Клаус! Не надоело тебе людям спать не давать?
      Удары в дверь стихли, установилась тишина. Ни шагов, ни шума, ни сипения с сопением. Ничего.
      По спине пробежал холодок, и я спешно перешел на другую сторону улицы, мне стало у забора как-то очень неуютно. Я доверяю интуиции, мне Гриммо Старый не раз говаривал: 'Если чуйка говорит - не лезь, то и не лезь. Лучше почувствовать себя дураком, чем лечь на плаху'.
      И не ошибся я. Эта тварь умела не только буянить, но и очень тихо ходить. Ведь даже снег не скрипнул - а она очень шустро перевалилась через забор шагах в десяти от того места, где я раньше стоял. Останься я там - и далеко не факт, что мне удалось бы от нее сбежать. Не такой уж этот Клаус и неуклюжий.
      - Пссшшшс - то ли сказал, то ли просопел мертвец, его глаза засветились зеленоватым цветом, губы раздвинулись, показав рот, полный зубов-иголок. Очень страшная картина, серьезно. И все это при свете луны.
      Мы замерли - он в полуприсяде, причем мне начало казаться, что поврежденная нога не доставляет ему никаких неудобств, я - в полной готовности припустить в сторону облюбованного дуба.
      И - еще. План-то мы придумали неплохой, только вот я уже не уверен, что мы этого живчика вот так просто к дубу пришпандорим и прикончим, как предполагалось. Как бы это он нас не того... Не употребил в пищу.
      Мертвец дернулся в мою сторону, и я немедленно сорвался с места, да так, что ветер в ушах засвистел.
      Обернулся я только один раз и после этого еще прибавил скорости - покойник мчался за мной, причем моя догадка относительно ноги оказалась верной - ничего ему не мешало. Что ему одна неработающая нога, когда он своему передвижению еще и руками помогал, отталкиваясь ими от дороги. Ох, и жуть.
      В лес я влетел на всех парах, благодаря нашу предусмотрительность и неутомимость Жакоба. Не будь протоптанной тропинки, попади я в сугробы, которые снизили бы мою скорость - и все, порвал бы меня Клаус, как есть порвал. А так - он только сократил расстояние, что, впрочем, тоже меня не слишком порадовало.
      Через пару минут мы вылетели на облюбованную нами полянку с огромным дубом, стоящим в ее центре - первым я, вторым - Клаус.
      Я боялся только одного - что ребята, увидев это существо, струхнут и чуть замешкаются.
      Нет, обошлось, все случилось так, как и должно было.
      Я пробежал мимо двух сугробов, находящихся совсем рядом с дубом, мертвец висел у меня на хвосте, предвкушая тот момент, когда он испьет моей кровушки, и не учуял Жакоба и Ромула, которые сидели в этих двух сугробах.
      Длинная палка, лежащая поперек протоптанной тропинки, его тоже не смутила - а зря. Именно ей мои приятели и прижали мертвеца к дубу - этот момент мы даже дважды отрепетировали - я был мной, а Анри изображал покойного Клауса. Единственное, что двигался он помедленней - не предполагали мы, что мертвец может оказаться таким подвижным. Странно еще, что он старосту не задрал два дня назад.
      А как он вертелся и шипел, пока Аманда, Анри и запыхавшийся я прибивали его руки и ноги длиннющими гвоздями к дубу. Думал, что не удержат его ребята, которые уже отбросили в сторону палку и приперли его к дубу руками, с трудом уворачиваясь от его лязгающей зубами пасти. Вроде бы - ей к коре прижали, а он голову как-то вывернул так, что чуть ухо Ромулу не откусил.
      - Хорошо, что у старосты такие длинные гвозди оказались - просипел Анри, орудуя обухом топора и вгоняя гвоздь прямиком в спину мертвеца - Фиг бы мы его просто привязали, он же любую веревку порвет! Как бы и их не вывернул из дерева!
      - Колья - прозвенел голос Аманды - Не забудьте!
      Она уже таскала валежник, который мы тоже заранее запасли.
      - Ага - Ромул, помедлив, отпустил покойника и тот немедленно задергался, пытаясь освободиться. Впрочем - безуспешно, гвозди мы вбивали на совесть. Было страшно и мерзко одновременно это делать - но куда деваться?
      В ход пошли осиновые колья, от которых Клаус зашипел как вода, попавшая на горячие камни и Жакоб, заорал в голос -
      - Зажигайте уже! Он же так скоро высвободится!
      Если бы мы промедлили с костром на пару минут, то так оно и вышло бы, скорее всего. Но мы - успели.
      Валежник вспыхнул неожиданно быстро и дружно, несмотря на то, что он был чуть подмерзший. Может, дело было в том, что его зажег магический огонь, да не один, а целых пять?
      Клаус извивался в пламени, которое становилось все выше и выше - мы неустанно добавляли в костер все новые и новые порции топлива.
      В какой-то момент тело мертвеца напряглось, выпрямилось как стрела и пламя изменило цвет с ярко-красного на зеленый, вверх взлетел сноп искр и ветви дерева содрогнулись, осыпав нас снегом.
      - Кажись - все - глухо сказал Ромул.
      И верно - Клаус больше не вертелся, как угорь на сковороде, его тело обмякло.
      - Тушим - скомандовал я и отправил в бушующее пламя огромный снежный ком, их тоже мы припасли заранее - А то дуб сгорит, чего тогда делать будем? Да и узнать его староста должен будет, а то скажет - не он мол, кого-то другого спалили.
      Будь этот дуб не таким здоровым - может так и вышло бы, но это был истинный исполин среди деревьев, так что обошлось.
      От Клауса, правда, мало чего осталось - обгорел он здорово и вонял настолько смрадно, что мы, убедившись в том, что его точно покинула посмертная жизнь, отошли почти к окраине деревни и там развели костер. В дом нас никто не пустил бы, а до утра было еще очень много времени, так что - как без него.
      - А ведь мы молодцы - сказал Анри, нарушив тишину, которая установилась сразу после того, как заполыхал валежник. Не знаю, как кто - а на меня накатила усталость, причем не столько физическая, как душевная. Запоздалый страх, опустошение - все сразу.
      - Есть такое - подтвердил Жакоб, хлопнул его рукой по плечу и глянул на меня - Да, Эраст?
      Я зачерпнул рукой снега, растер им лицо и согласился с ним. - Да. Мы молодцы.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
     Глава двенадцатая
       
       - Вы идиоты - Ворон сплел пальцы рук в замок и, демонстрируя свое недоумение от того насколько мы глупы, даже закатил глаза - Заметьте, я даже не ругаюсь на вас, я констатирую факт. Да, поскольку ваши мыслительные способности теперь вызывают у меня сомнения, осмелюсь поинтересоваться - вам знакомо слово 'констатировать'?
      Я даже не нашелся что ответить. Минуту назад я закончил рассказ о том, как мы лихо разобрались с мертвяком, мои спутники стояли рядом и гордо смотрели на остальных соучеников, причем у большинства из них в глазах читалась зависть. И - на тебе, на нас как ведро воды холодной откуда-то сверху вылили. Причем в морозный день.
      Одно утешало - остальные ученики тоже не поняли, почему наши действия оказались идиотизмом в глазах Ворона. Хотя кое-кто для приличия все же хихикнул.
      - Кто мне скажет, что именно не так сделали эти пятеро и отчего я столь невысоко оценил их умственные способности? - полюбопытствовал Ворон, подождал минуту в абсолютной тишине, обвел зал взглядом и расстроенно покачал головой - И эти не лучше. Учишь вас, учишь - а толку ноль. Может, кто-то хоть предположение выдвинет?
      - Не надо было вовсе этого дохляка убивать? - отважилась высказаться Фриша - Так сказать - не умеешь - не лезь?
      - Если бы они его не убили - им бы не дали еды - резонно заметила Гелла - В чем тогда смысл их вылазки? Пришли бы они без нее - мастер Ворон тогда их не идиотами назвал, а лоботрясами. Велика ли разница?
      - Велика - буркнула Аманда - 'Лоботрясы' - это не так обидно. Главное - мы там, в лесу, рискуя жизнью... Темень, страшно, эта погань воняет, как я не знаю что...
      - Так он же покойник - более миролюбиво отметил Ворон - Если инициацию пройдешь, ты еще не такого нанюхаешься, поверь. Там помимо магии будет целительство, так гнойные раны так порой смердят - что ты!
      - Ободрили - не собиралась сдаваться Аманда, в голосе у нее появились звенящие нотки, и я понял, что еще чуть-чуть и она наговорит нашему наставнику кучу глупостей, за которые потом ей самой будет очень и очень стыдно.
      - Мастер - шагнул я вперед - Если мы что-то сделали не так, как должно - объясните все-таки - что именно? И потом - вы нас послали за едой. Вот она, лежит перед вами и ее много. Как мне кажется, самое главное сделано - мы выполнили ваше поручение.
      - Ради правды - они притащили снеди чуть ли не больше всех тех, кто за ней ходил до этого - вступился за меня Гарольд - Её надолго хватит.
      - С продуктами - молодцы - Ворон прищурился - Но это единственное, что вы сделали правильно. Ладно, еще с волокушами хорошо придумали, а то некоторые тащат все на спине, а потом разогнуться не могут.
      Кое-кто за столом потупился, кое-кто засмеялся.
      Речь шла о том случае, когда одна из групп добыла четыре мешка картофеля и, вместо того, чтобы нанять подводу (запрета на то, чтобы купить услуги возчика, Ворон не давал, что он и не преминул отметить в своей речи по возвращению этих ребят, призвав нас всех думать головой, а не другими частями тела) они это дело перли на себе. Как результат - двое из них потом два дня были совершенно нетранспортабельны, только на койках лежали да охали.
      Мы же, а точнее - Жакоб, сделали волокуши, используя лапник и веревки. Мы бы и сани наняли, да селяне еще не отошли от кошмара последних недель, а потому на Воронью гору ехать отказались наотрез, ибо обратно пришлось бы возвращаться в темноте. И даже посулы того, что мы оплатим ночевку в Краннехерсте, причем с ужином и пивом, их не убедили. А жаль.
      Хотя - тащить волокушу оказалось не слишком и изнурительным делом. Попотеть пришлось, волоча за собой еловые пахучие лапы, на которых стояло наше добро, но нельзя сказать, чтобы это было очень уж тяжко. Менялись мы каждые два часа, а Аманда, которая была освобождена от этого труда, то и дело нас подбадривала и даже для дополнительной поддержки охрипшим голоском пела веселые песенки своей родины.
      Также свое дело сделал тот факт, что мы по сути победители, что мы смогли извести такую тварюгу, что нам будут все завидовать и наша радость была огромна и чиста, пока Ворон не сказал свое веское слово.
      - Н-да - наставник достал из напоясного мешочка свою трубку и табак - Итак - что было сделано не так? А? В чем была основная ошибка?
      Он снова обвел зал глазами, после снова уставился на нас.
      - Да потому что не подумали. Точнее - кое-как вы пораскинули мозгами, я даже понял ход ваших мыслей. Но он в корне неверен. Вы пошли по пути наименьшего сопротивления, а потому не стали продлевать логическую линию последствий от ваших замыслов. Вы решили, что ваша задача - предъявить труп этого... как его...
      - Клауса - подсказал я, мрачнея. Я понял, куда гнет маг и это мне не понравилось. Тем более, что так оно и было на самом деле.
      - Да-да, Клауса - Ворон засунул трубку в рот и сурово глянул на сидящую неподалеку от него Ромею. Та понятливо кивнула и через полминуты притащила наставнику щипцы, в которых был зажат уголек из камина, от которого он и прикурил.
      Кто-то недавно спросил у него - почему он не пользуется магией, чтобы раскуривать трубку. На это Ворон сказал:
      - А почему короли не делают себе отхожие места из чистого золота? У них ведь его много? Только очень глупый человек будет использовать свой талант и ресурсы в тех делах, которые от него ни того, ни другого не требуют. Я могу прикурить от простого огня - так чего ради тратить энергию и силу? Пусть это крохи - но именно их может и не хватить тогда, когда это будет действительно нужно.
      И я, поразмыслив, пришел к выводу, что он, как обычно, прав.
      - А вы должны были подумать обо всем - пыхнул дымком маг - Вы обязаны были пройти по всей цепочке, от того момента, как и куда вы его будете заманивать, до того, что будет дальше с этим деревом.
      Аманда ахнула, прикрыв ладонью рот, я вздохнул. Остальные трое наших соратников еще не поняли, о чем говорит Ворон. Впрочем, как и ряд соучеников, сидящих за столами.
      - И это я молчу о том, что подвергать себя подобному риску - это тоже невозможная глупость. Вилы! Гвозди! Забег по пересеченной местности! Вам что, приключений захотелось? Маг обязан думать о собственной безопасности, в этом нет ничего зазорного. И он из всех вариантов всегда выбирает тот, который является наименее рискованным. А тут прямо сюжет для вертепа, готовая пьеса. К примеру - 'Удача и смелость'. Или там - 'Пятерка отважных'
      Мы молчали.
      - Так, обалдуи - Ворон обратился к тем, кто сидел за столами - Чего боятся ведьмы?
      - Железа - отозвалось сразу несколько человек - Осину боятся.
      - Верно - одобрительно кивнул наставник - Про эти компоненты и наши отчаюги вспомнили. Но есть еще парочка, причем очень эффективных, которые как раз очень надежно блокируют именно ведьмовскую силу. Я про них упоминал. Напрягите память.
      - Соль - хлопнула в ладоши Гелла - Это соль!
      - Молодец - не стал скупиться на похвалу Ворон - Соль, невежды. И земля. Если их соединить, то всё станет намного проще. Не понимаете до сих пор?
      А про землю Аманда упоминала ведь. Разложить ведьму на земле и кольями ее. Но там ведь заклинание еще надо было бы читать?
      - Про землю мы помнили - чуть опередила меня Аманда - Только там ведь без соответствующего заклинания не обойтись.
      - Так вам и умервщлять ведьму не нужно было, она-то уже была мертва - язвительно заметил Ворон - Одно дело - упокоение ведьмы, где без магии не обойтись, и совсем другое - запечатывание силы. Хотя про конечную смерть я вам вроде не говорил ничего, не довелось. Мое упущение.
      - Зима же - хмуро пробормотал Фюнц - Какая земля?
      - Боги, дайте мне терпения и душевного равновесия! - взмолился Ворон - То есть - бегать от трупа с темной силой внутри, рискуя своей головой и при этом чуть не спалить весь лес - это для вашей компании не проблема. А просто-напросто разложить костер, отогреть землю, попросить у местных жителей пару лопат, выкопать не слишком глубокую яму, в которую потом без всякого риска можно отправить безмозглого мертвяка - это очень сложно.
      Ну да, это мне в голову не пришло.
      - После неугомонный покойник может быть отправлен за грань бытия массой способов - в голосе Ворона было иронии столько, что хватило бы не только на нас, пятерых, а на всех присутствующих - Да, заклинание вы не потянете пока, но это и не страшно, вам всего лишь надо было нейтрализовать темную душу. Было у вас желание огнем мертвяка извести - пожалуйста. Сожгли, засыпали останки этого Клауса непутевого сверху солью, не спускаясь вниз - и закопали яму. Даже колья не нужны. Все! Никто, никуда, ничего. Если только лет через сто кто-нибудь ее сдуру разроет. Да и то - вряд ли этот человек догадается сказать что-нибудь вроде - 'Принимаю эту силу на себя', а до той поры она безвредна, ибо - бестелесна. Но - нет, подобное ведь так просто. Надо запустить наследие ведьмы в дерево, которое стоит близ деревни, и тем самым, по сути, сотворить проклятое место. Это же додуматься надо!
      - Проклятое место? - не знаю почему, но мне нравится, когда Аманда удивляется. У нее лицо в этот момент каким-то детским становится, немного обиженным и очень забавным. И трогательным.
      - А то что же? - маг насмешливо посмотрел на девушку - И теперь я не завидую тем, кто под этим дубом, например, вздремнуть захочет, не факт, что этот бедолага проснется. Его может веткой прибить, которая с него упадет или змея ужалит. Эти твари отменно чуют ведьмовскую силу и к ней тянутся, у них природа схожа. Не черные коты первые помощники ведьм, а именно змеи, они им охотно служат. А грунтовые воды? Корневая система дуба - одна из самых мощных. Она в землю уходит на будь здоров какую глубину и подпитывается водой из водоносных слоев грунта. Из тех самых, которые питают колодцы в деревне, до которой, с ваших же слов рукой подать. Злобы в этой сущности теперь будет огромное количество - вырваться она не сможет, а сидеть в дереве ей неинтересно и потому чудить она будет по полной.
      - Ох ты ж ё! - запечалился Жакоб - И чего теперь делать?
      - Вам - ничего - Ворон выбил трубку на медное блюдце - А мне придется тащиться в Фюслер, исправлять то, что вы натворили. Так это оставлять нельзя. Так что - спасибо вам.
      - Мастер, но работу вы принимаете? - отступать мне было некуда. От этих слов до 'Сидите в замке' два шага, а мне надо было в воскресенье быть в Краннехерсте - То, что вы сказали нам сделать, мы выполнили. Вот продукты. Ну, а то, что мы напортачили - бывает. Мы - учимся, и не наша вина, что мы еще не так и много чего знаем. Вы поставили жесткие условия, у всех нас нет особого выбора, мы беремся за ту работу, которую нам предлагают. А ошибки - у вас их не было тогда, когда вы учились? Я сомневаюсь.
      - Наглец - помолчав, ответил Ворон - Но сказано все верно. И урок свой вы выполнили, и дел наворотили не со зла, а по незнанию. Хотя тут и недомыслия не меньше, так что не такие уж вы и агнцы невинные. Впрочем, мне вас всех еще учить и учить думать. Не заклинания произносить, а соображать, зачем вы это делаете. И, если тебя это интересует - я в твоем возрасте такие ошибки совершал, которые и ошибками-то не назовешь, там другое название надо. Помню, как-то раз мы с Эви и Прыщавым Гаем... Хотя это история, которую вам знать ни к чему. Это может подорвать в ваших глазах уважение ко мне, как к педагогу. Все, я пошел собираться, а вы тащите харчи на кухню. Занятий сегодня не будет, но 'ура' кричать не надо, это не значит, что у вас сегодня день отдыха. Девушки драят полы и стены в замке, а то подзапылилось все, а вы, молодые люди, разбиваетесь на три группы. Одна идет в лес за дровами, вторая убирает снег и нужники, третья таскает воду дамам, которые занимаются тем, что я уже озвучил. И не думайте, что, если вы уже закончили свое задание, то не надо будет помогать остальным. Надо. И вот еще что - надо бы полами на втором этаже заняться. Не сегодня, понятное дело, но - надо.
      У меня отлегло от сердца - половина дела сделана. Теперь еще надо будет выпросить у наставника право отправиться в деревню, но с этим, я так думаю, проблемы не возникнет - те, кто с успехом возвращался из походов за продуктами, имели кое-какие льготы.
      'Прыщавый Гай'. Ха! Мой наниматель в юности был прыщав? Вот потеха. И еще меня зацепило имя 'Эви'. Не та ли эта магесса, которая недолюбливает мастера Гая? Про нее упоминал Агриппа в тот день, когда я умер, а Эраст фон Рут воскрес из мертвых. Судя по всему - тесен магический круг.
      - А еще Форсез приезжал - сообщила Агнесс, сопя. Она тащила один из шматов шпига - староста не пожался, и куски ароматного сала выдал нам приличные, увесистые. Агнесс же вызвалась нам помочь все это перетащить в кухню, и попутно выдавала нам последние новости.
      - Форсез? - удивился я - Виктор? Он же учебу послал ко всем демонам?
      - Передумал - со значением произнесла Агнесс - В тот день, что вы ушли, он к воротам подъехал и попросил Тюба пропустить его к мастеру. Тот ни в какую, мол: 'Ты же знаешь, что это запрещено'. А Форсез орать начал.
      - И чем дело кончилось? - Жакоб внимательно ее слушал, таща на плечах сразу два мешка картофеля.
      - Ворон к нему так и не вышел, отправил Аллана, - азартно затрещала Агнесс - а тот как обычно начал - 'Ты знаешь правила', 'Ты сделал свой выбор', 'Уважай мнение мастера Герхарда'. А Форсез как заорет на него - мол, ты только и знаешь, как под всех прогибаться и жить по правилам. Ты не дворянин, а дерьмо собачье, которое стелется под пьянчугу-неудачника и подставляет зад для пинков черни. А дворянин правила не соблюдает, а их создает'.
      - Пил, поди, все это время - со знанием дела заключил Фюнц - С трезвых глаз такое не скажешь.
      - Пил - подтвердила Агнесс - Но это его не сильно оправдывает. Аллан кричать не стал, он просто достал шпагу и предложил Виктору сделать то же самое, причем безотлагательно. Только поединка толком и не вышло - Аллан за первую же минуту боя нанес ему три удара, и все нешутейные. Он очень здорово фехтует - я-то в этом понимаю, у меня куча братьев, и все забияки, каких поискать. И наставник у них в прошлом первая шпага Королевств, сам Жерар Фан, его папенька к нам за большие деньги заманил. Форсеза отвезли в Кранненхерст и Ворон лично ему посоветовал больше на Вороньей горе не появляться. Он таки до него снизошел под конец, самолично.
      - А Виктор что? - мы как раз дошли до кухни я с облегчением сбросил на пол мешок с пшеном - Помер?
      - Не-а - Агнесс помахала рукой пятерым нашим девочкам, которые мыли посуду после завтрака - От него дождешься. Даже сознание не потерял, и знай орал о том, что всем нам еще покажет, что почем, мол, он знает, как это сделать.
      - Бредил, наверное - предположила Аманда - Три ранения, крови небось много потерял. Ему еще повезло, что мороз такой стоит, на жаре он бы точно умер.
      - Не знаю - Агнесс повертела головой и стащила из корзины морковку - Но осадок после всего этого на душе остался неприятный. Да еще и Мартин потом весь вечер шуточки отпускал. Гарольд, было, по морде ему собрался дать, но обошлось. Его, Мартина, свои же осадили, дали понять, что всему мера должна быть. Это его так удивило, что он даже замолчал.
      Надо же. Свои своего осадили. Хотя - что удивительного? Мы притираемся друг к другу. В том же Фюслере мы все делали поровну - знать и простолюдины. Ели, пили, топали по дороге, дрались с зомби - всё. И выговор от наставника был не для нас или их - а для группы. Для всех вместе. И здесь, в замке, сейчас начало происходить то же самое. Нет, до полного равноправия не доходило, обниматься мы к друг другу не лезли, но договариваться стало удобнее, чем пускать друг другу кровь. Мы все хотим учиться, надо хотя бы дожить до инициации - так зачем раскачивать лодку? Понятное дело, что когда мы окажемся в большом мире, то снова разделимся на тех, кто не думает о хлебе насущном и тех, кого никто нигде не ждет. Но до той поры еще далеко. Кстати - меня ведь тоже никто нигде не ждет и дворянство мое яйца выеденного не стоит, так что я скорее из 'них', чем из 'нас'. Правда, мне обещана награда, и не малая. Вот только не заключается ли она в кинжале, который войдет мне под ребра? Я об этом часто думал перед сном.
      Еще одно подтверждение тому, что явная вражда уходит в прошлое, я получил, когда вернулся в зал.
      Девушкам было проще - они уже разобрали инвентарь и деревянные ведра, собирались отправляться наверх, тереть полы, а вот ребята выясняли, кому куда идти. Рубка дров была предпочтительней ассенизации нужников, но хуже таскания воды - это понимали все.
      Но если бы раньше дележка переросла в громкую ругань, а то и в кровопускание, то сейчас все решалось проще. Без шума и гама все по очереди тянули жребий.
      - Да чтобы вам всем! - Мартину достались туалетные хлопоты, он с недовольным видом бросил обрывок пергамента с буквой 'Т' на пол и еще притопнул по ней сапогом.
      - Подними мусор - потребовала Рози де Фюрьи, очень спокойная и очень симпатичная виконтесса из Асторга - Не тебе полы мыть, а нам. Подними.
      - Сама поднимешь! - буркнул Мартин, все еще переживавший, что он не пойдет в лес.
      Он вообще любил лес и этого не скрывал. По крайней мере на Вороньей горе не осталось ни уголка, в котором он не побывал бы.
      - Подними - Рози не повышала голос, но я на месте неугомонного простолюдина уже поднял бы злосчастную бумажку.
      Было в ней что-то такое, что заставляло прислушиваться к ее словам. То ли в голосе, то ли в глазах. Не знаю.
      - Что ты раскомандовалась? - видимо, слова девушки наложились на неудачу в жеребьевке и в Мартине вновь закипела злоба - Да я тебя...
      Банг! И мокрая тряпка прошлась по лицу простолюдина.
      - Правильно она все говорит! - это была Фриша. Это она хлестнула Мартина и сейчас начала на него орать - Только свинячить горазд. А ну - подымай!
      - Вот же бабье - проворчал тот, но подобрал злосчастный обрывок и убрал его в карман штанов - Угомона на вас нет. На кой вы тут ляд сдались? Нет, чтобы замуж выйти и дома сидеть.
      Он хотел еще сплюнуть, но глянул на нехорошо на него смотрящих девушек и подобравшихся ребят, и предпочел этого не делать.
      - Пошли - бросил он своим приятелям, и пятеро крепких парней, которые с недавнего времени находились при нем неотлучно, видимо, признав в нем своего безусловного лидера, последовали за ним. Причем эти пятеро уже поменялись своими жребиями с теми, кому тоже досталась неприглядная работа на очистительном фронте. Вот такая вот дружба. Достойно уважения.
      Мне лично достался поход в лес, что меня вполне устроило. Расстроил меня только тот факт, что, пока мы таскали продукты, Ворон успел не только собраться, но уже и отбыть в Фюслер. Он вообще был очень скор на подъем, наш наставник. Вот мастер Гай - тот даже ночуя в лесу, никогда не собирался в путь быстро. Он неторопливо пил чай, заваренный в котелке верным Агриппой, о чем-то размышлял, покряхтывал и шмыгал носом. А в гостинице и вовсе спал до десяти часов дня, после же обстоятельно завтракал. По моему разумению, все маги были таковы, но Ворон полностью выпадал из этого шаблона.
      А так хотелось сразу выпросить себе право посещения Кранненхерста прямо сегодня. Честно скажу - не люблю неопределенности. По крайней мере в тех вопросах, которые можно решить быстро. А теперь махай топором и думай - отпустит меня Ворон в деревню, не отпустит...
      Впрочем, переживал я зря - отпустил. Правда компания мне попалась еще та - четверо простолюдинов с Мартином во главе (один из его приятелей остался в замке, чем был очень расстроен) и две наши девочки - Рози де Фюрьи и ее ближайшая подруга, Эбердин Мак-Майерс, из Предгорья. Она была дочкой вождя какого-то горского клана, носящего титул 'бейрон', обладала крепко сбитой фигурой и хорошо поставленным ударом. По крайней мере еще осенью она отправила одного простолюдина в обморок, лихо приложив его кулаком прямо в лоб, когда тот слишком громко начал восхищаться ее формами.
      Хотя, ради правды - там было на что посмотреть. Даже Гарольд, который исповедовал принцип 'Все соученицы наши сестры, так что ни при каких условиях', поглядывал на Эбердин с далеко не родственным интересом.
       Я, признаться, вовсе не понял сначала - им-то что в Краннехерсте надо? Корчму они не посещали, это был общеизвестный факт. Им в ней не нравилось абсолютно все - от посетителей до засаленного фартука Йоганна. Точнее - это не нравилось Рози, что до Эбердин - она, как мне кажется, могла пережевывать и переваривать даже камни. Но она была очень верной подругой, а потому поддерживала мистресс де Фюрьи во всем. Они, предгорцы, вообще такие, мне про них рассказывал мастер Гай - если друзья, то друзья до огня и костра. А если враги - то не дай боги.
      Что примечательно - у нее еще и меч был, да такой, какого до этого момента я не видел никогда - с довольно длинным, но при этом не очень широким обоюдоострым лезвием и круглой гардой, дуги которой закрывала всю руку полностью. Я даже и не знал, что у нее есть оружие. Хотя об этом можно было бы и догадаться.
      - Ишь ты - сказал я ей, с уважением глядя на оружие, которое висело у нее за спиной - Дай глянуть.
      - Нет - коротко ответила Эбердин, с удовольствием вдыхая морозный воздух - с погодой опять свезло, небо было синее, а солнце яркое - Это мой клинок, он скован специально для меня, и будет знать только мою руку. Не обижайся, фон Рут, но таковы законы моего народа. Единственный, кто еще сможет прикоснуться к нему - это тот, кто меня убьет. Но тогда мне будет уже все равно.
      - Эби, прекрати - попросила ее де Фюрьи, кутаясь в меховую шубу, которую она предусмотрительно привезла с собой - Эраст, если бы ты знал, как мне надоел этот ее горский юмор. Да и рассказы о традициях тоже. То у них нельзя, это тоже нельзя. Я думала, что отцовский замок - это золотая клетка, но куда ему до Предгорья.
      - Традиции - наше все - веско заметила Эбердин - Мой дедушка Фергюс говорил: 'Те, кто не знают своих корней, никогда не смогут понять, что такое настоящая жизнь'.
      Громоздко и неправда. Я своих корней не знаю, что же - я не живу? Хотя вслух я этого не скажу. Ну ее, эту Эбердин. Еще обидится за дедушку, в драку полезет.
      - А вам что в деревне надо-то? - задал я вопрос, лихо пристраиваясь между девушками. Не знаю, кому как - а мне сейчас было очень хорошо. Знаете ли, идти зимним солнечным днем в компании с двумя красивыми девушками - это всегда приятно. Даже если идешь на не слишком веселую встречу.
       - Шерсть - пояснила де Фюрьи и неожиданно взяла меня под руку - Эраст, ты не против? Просто здесь местами скользко.
      - Я - только за - чего только в моей жизни не было, а вот под ручку с девушкой ходить как-то не приходилось.
      - Ишь ты - поди ж ты! - нас обогнал Мартин и его компания, кто-то из его прихвостней присвистнул, кто-то заржал - Смотри-ка, как вышагивают! По благородному.
       - Фон Рут, разве так с девками надо? - вставил свое слово и сам Мартин - Если только локоть тискать, то ничего не выйдет. Тут надо за другие места хватать, те что поглубже да помягче.
      Вот же... Всегда найдется сволочь, которая погасит фонарик внутри.
      - А ты, Мартин, тискай, не тискай - у тебя при любом раскладе ничего не выйдет - ответил я ему первое, что пришло в голову - Что ты, что твои дружки - только силком можете. Ну, а если и так не выйдет - то головой вниз в колодец девчонок бросаете.
      Демоны меня забери. Их шестеро - и случись драка, мне ничего не светит.
      - Как ты сказал? - резко остановился один из них, нагловатый и очень ловкий Флик, уроженец вольного города Аста. Я подозреваю, что в прошлом мы с ним были коллеги, видел я, как он между пальцев монету крутил, заточенную с одного края - Я просто не расслышал.
      Я остановился, аккуратно освободил руку и шагнул вперед, закрывая собой Рози. Эбердин, как мне думается, защищать не надо будет, она и так за себя постоит. А если ума хватит, так и подругу в замок утащит, пока меня убивать будут.
      Нет, язык мой - враг мой. И погибель.
      - Мы идем за овечьей шерстью - прозвенел голосок Рози, совершенно невозмутимый, как будто дело не шло к драке - Ты знаешь, Эраст, Эбердин научила меня вязать, это невероятно занимательное занятие. И куда более полезное в быту, чем вышивание. Хочешь, я свяжу тебе шарф? У тебя все время открыто горло, а это не очень хорошо для здоровья.
      - Хорош - на плечо Флика, запустившего руку под тулупчик, где несомненно у него был нож, опустилась ладонь Мартина - Пошли, а то все пиво без нас выпьют. Чего с ними лясы точить? Видишь, люди идут за шерстью.
      - Как бы стрижеными не вернулись - сказал кто-то из-за его спины и коротко хохотнул.
      И - обошлось. Пятерка простолюдинов со смехом поспешила дальше, я снял с эфеса повлажневшую даже в перчатке ладонь.
      - Он тебе не простит - сказала Эбердин, которая, как выяснилось, стояла за моим правым плечом - Не тот это человек.
      - Знаю - ответил ей я.
      - Удивительная штука жизнь - Рози снова взяла меня под руку - В этом Мартине много черт, которые очень пригодились бы хорошему человеку. Он умен, силен, за ним идут другие люди. Но при этом в нем столько зла и ненависти.... А жаль.
      - Хочу надеяться на то, что он или не доживет до инициации, или на ней помрет - Эбердин поправила ремень ножен на плече - Иначе много из-за него потом возни будет, попомните мои слова. Был у нас в Предгорье такой случай...
      - О боги! - коротко простонала Рози, которая, похоже, поняла, что дальше последует, но Эбердин было уже не остановить.
      Собственно, весь остаток дороги и занял рассказ о вожде клана, которых в Предгорье было огромное количество, и о том, как он попрал заветы предков, устроив что-то вроде бунта против старых порядков. И еще о том, как кланы объединились и его совместно прикончили. Дослушав историю до конца, я понял, что в её края я даже не сунусь никогда, поскольку там до сих пор процветает невероятная дикость. Нет, в королевствах тоже всякое бывает - и колесуют, и на кострах жгут, но зашивание в мешок и утопление этого мешка в отхожем месте - это перебор. Как и сдирание кожи с человека, причем заживо.
      - И вот так каждый вечер - печально сказала Рози уже на околице Кранненхерста - Историй она знает много и все они подобного толка.
      - Это жизнь - Эбердин мотнула головой и роскошные черные косы, предмет ее гордости, скользнули по плечам как змеи - Зато все по-простому, без этих ваших городских штучек.
      - Эраст, ты когда обратно собираешься? - уточнила у меня Рози.
      - Часа через три-четыре - глянул на небо я - Как темнеть начнет.
      - Хм - озадачилась де Фюрьи - Это долго. Мы планировали за час управиться. Вместе просто веселее идти.
      - Рози, я пивка хотел выпить - решил не врать я. Мне и в самом деле хотелось пенного напитка и хороший шмат прожаренной свинины - В корчме посидеть.
      - Там так грязно - аристократический носик мистресс де Фюрьи сморщился - И вонюче...
      - Ну и иди домой одна - неожиданно поддержала меня Эбердин - Я тоже мяса хочу. Много. И эля.
      - Эля там нет - расстроил девушку я - Но пиво ничего так.
      - Пиво так пиво - покладисто согласилась Эбердин - Эраст, ты стол тогда займи.
      - Надеюсь, там есть что-то сладкое? - обреченно спросила у меня Рози - Пирог или что-то в этом роде?
      - Мы скоро будем - плотоядно облизнулась Эбердин - Только шерсти купим! Пошли уже. И девушки отправились в неприметный переулок. Я посмотрел им вслед и сам зашагал по центральной улице, выискивая дом с флюгером в виде кошки, сидящей верхом на собаке.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава тринадцатая
 
   Искомый домик был из тех, которые называют 'аккуратненькими'. Средней высоты забор, резная калитка, и пресловутый флюгер, установленный на недавно перекрытой крыше, вращается без жестяного скрипа и скрежета. Сразу видно - хозяин тут добрый живет, о своем жилище заботится.
  Я повертел головой - нет ли поблизости кого из моих соучеников или просто зевак, и постучался в калитку. Что примечательно - привычного уже для меня собачьего лая я не услышал. Это забавно, тут в каждом дворе по кабысдоху, а то и не по одному.
  Через минуту стукнула дверь дома и знакомый голос спросил -
  - Кого надо?
  - Свои - ответил я - В гости пришли, чай пить.
  - А к чаю чего принес? - Агриппа явно улыбался, это было слышно по голосу - С пустыми руками в гости не ходят.
  Брякнул засов, калитка распахнулась и меня буквально втянули внутрь. Как видно, мой наставник в жизненных премудростях не слишком желал того, чтобы я долго маячил у всех на виду.
  - Ишь ты - он закрыл калитку и окинул меня взглядом - Времени-то прошло всего-ничего, а ты как-то заматерел. Держишься по-другому, и смотришь тоже не так, как летом. Даже вроде как окреп.
  - Привык жить со страхом смерти - пояснил я ему - И той, что в руках мастера Гая, и той, что всегда под боком. У нас в замке народ мрет шустро.
  - Тебя об этом предупреждали - Агриппа хлопнул меня по плечу - И потом - ты же до сих пор жив? Значит, дальше будет проще. Знаешь, новобранцы на войне чаще всего гибнут в первом сражении. А те, кто выживает, сразу увеличивают свои шансы на то, что когда-нибудь вернутся домой. С каждым поединком, с каждой схваткой приходит опыт и понимание того, что именно нужно делать, чтобы прожить как можно дольше. Не успеешь глазом моргнуть, - глядишь, а вчерашний желторотик уже ветеран. Там, правда, может в другую сторону все повернуться - ветераны не так уж и часто стремятся покинуть поля войны, они без этого уже и жить не могут, не складывается у них с мирным существованием. Мозги по другому работать начинают.
  - У меня сложится - заверил я Агриппу - Если мастер Гай мне денежек вволю отсыплет, как обещал.
  - Раз обещал - то отсыплет - заверил меня воин - Он такой человек. Он всегда держит слово. Ладно, пошли в дом, там поговорим.
  Внутри было уютно, но чувствовалось, что никто тут особо не живет. У дома всегда есть признаки, по которым можно это понять - устоявшиеся запахи еды, некий кавардак, который наличествует даже у самой-рассамой чистюли-хозяюшки и просто какие-то мелочи, в которых есть биение жизни. Здесь этого не было.
  - Вот, купили - подтвердил мои мысли Агриппа, обводя помещение рукой - Чтобы было. Я так думаю, что надо будет тут кого-нибудь поселить, чтобы слухи по деревне не пошли. Знаешь ведь, как это бывает? Одна кумушка сказала, вторая передала, да от себя добавила, а там и до замка дошло то, что в этом доме что-то не то происходит. А там еще и заметит кто, что ты сюда ходишь.
  - Девку молодую посели - посоветовал ему я - Вот тогда точно вопросов не будет, чего я в этот дом шастаю.
  - А то в замке девок мало? - ухмыльнулся Агриппа, но глаза у него остались серьезными.
  - Побойся богов - даже передернулся я - Мне с ними еще учиться почти полгода. Добро еще, если просто пообжимаемся и останемся потом друзьями. А если нет? Или, того хуже - она понесет? Бррр!
  Меня даже зазнобило от подобной перспективы.
  - Вот ты самоуверенный - произнес Агриппа одобрительно - Да не факт, что на тебя такого вообще кто-то клюнет.
  - Чего это? - а это были уже обидные слова - Вроде как я не урод, и не совсем сволочь.
  - Насчет последнего - спорный момент, я тебя с этой стороны пока не знаю - уже не шутливо ответил Агриппа - А вот с интуицией у тебя все в порядке. Не поверишь - у меня к тебе поручение как раз именно такого, интимного толка. Исходит оно, понятное дело, не от меня, а от мастера.
  - Не понял? - чуть не поперхнулся я - В каком смысле - интимного?
  - В прямом, хороший ты наш, в прямом - задушевно почти пропел Агриппа - Не поверишь, но тебе как раз надо к одной из твоих соучениц... Как бы тебе так сказать... Подход найти. Хочешь - через дружбу, но лучше - через постель. Так оно выйдет быстрее и надежней.
  - Ух ты - только и осталось сказать мне.
  Накаркал.
  Я ожидал от этой встречи чего угодно, но только не подобного поворота событий. Да и как это вообще возможно? Нет, сам процесс - это понятно. Но - технически? Мне ее что - за нужником к стене прижимать или койку шторкой загораживать? Мы же все живем друг у друга на глазах?
  - Задумался - понимающе покивал Агриппа - Ну, а что? Никто тебе легкой жизни не обещал.
  Я не стал лукавить и изложил ему свои мысли в том виде, в котором они вертелись в моей голове.
  - Э, дружище, мне бы твои заботы. Хотя, с другой стороны, теперь не надо никого искать и в дом этот селить - Агриппа порылся в наплечной сумке, которая стояла на столе, достал оттуда небольшое стальное кольцо, на котором болтались два ключа и показал мне - Вот, смотри, ключи от замков. Этот - от калитки. Этот - от дома. Если удастся сделать то, что тебе приказано - а тебе удастся это сделать, это в твоих интересах, то идите сюда, и здесь уже ты её со всем старанием и прилежанием того самого. Как тебя учили. Помнишь наши совместные приключения?
  - Слушай - сам не знаю почему, но я окончательно перешел с Агриппой на 'ты' - А зачем это все? Вряд ли мастер Гай просто таким образом заботится о том, чтобы у меня проблем из-за воздержания не было?
  - Само собой - Агриппа сел на скрипнувший стул и показал мне рукой на соседний. Еще он достал из той же сумки, где были ключи, бутылку вина и два бокала - Вот ему делать нечего, только переживать о каком-то мальчишке и его личной жизни. Твоя задача - узнать, как эта девушка попала в школу. Не официальную версию, которую она всем рассказывает, а подлинную. И в первую очередь - кто именно ее сюда отправил. Имя, парень, нам нужно имя ее покровителя. Или - покровительницы. Потому ты ее и должен обиходить так, чтобы она перед тобой раскрылась.
  - Легко сказать - я взял один из кубков. Агриппа, объясняя мне задачу успел выбить из бутылки пробку и разлить по ним ароматное вино - Да поди сделай. Я не сильно большой знаток женщин, но, сдается мне, их разговорить куда сложнее, чем нас.
  - Вино вон в том шкафчике, я там тебе запасец оставил - Агриппа ткнул пальцем в приличных размеров комод, к которому слово 'шкафчик' не сильно-то подходило - Нас в постели разговорить проще, но вот от вина мы так, как они, не дуреем. Только не переборщи, много в нее не вливай, понятно? А то не нужную информацию получишь, а кучу несвязных междометий, или того хуже - слезы и причитания о утраченной навек невинности. И обвинения в твой адрес.
  Елки-палки, отчего он так уверен, что у меня все получится? И, самое главное - о ком вообще идет речь? А если - о простолюдинке? Нет, у меня нет по их поводу никаких предубеждений, но меня свои не поймут. От слова 'совсем'. Даже Гарольд, который вообще не слишком разборчив. Одно дело - селянке походя юбку задрать, и другое - любовь изображать. Это не мои размышления, это его слова.
  - Интересно, о ком речь? - Агриппа будто читал мои мысли - Ее зовут Магдалена, это все, что нам известно. Надеюсь, у тебя среди соучениц не слишком много Магдален?
  Хорошо то, что она из наших. Плохо то, что это именно Магдалена. Лучше бы на ее месте оказалась Аманда. Или Агнесс. Или даже Эбердин. Хотя нет, Эбердин - это перебор. Она, если что, убить может, и очень даже просто. Например - компенсируя пресловутую утраченную невинность.
  - Не слишком - вздохнул я - Одна.
  - Вот и славно, с выбором цели проблем не будет - Агриппа позвенел ключами, которые все еще лежали на столе, бросил их мне и по-отечески сказал - Эх, молодежь, что бы вы делали без домика в деревне?
  - Спокойно жили, если это можно сказать про учебу у Ворона - искренне ответил ему я.
  - Вооот - Агриппа плеснул мне еще вина - А теперь - обо этом, здесь отдельный разговор. Давай-ка, сынок, поведай мне о том, как у тебя дела в школе?
  Тон был шутливый, а вот интерес у него к этому вопросу - неподдельный. Минут тридцать, если не больше, он меня мурыжил, вызнавая - что да как. Сколько человек было изначально, сколько ушло, сколько умерло. Причем умерших он просил называть поименно и уточнял, откуда они были родом и все остальные подробности.
  Особый интерес Агриппа проявил к самому образовательному процессу. Как нас учит Ворон, чему и в каких пределах. Тут он мало того, что спрашивал, он мои ответы даже записывал на пергамент, который достал из все той же сумки, причем вместе с пузырьком чернил и пером. У него там склад всего на свете, что ли?
  Особо он интересовался - не читает ли Ворон нам лекции по магии крови и магии смерти? Я сказал, что нет, и не особо соврал - он и вправду их если и касался на занятиях, то так, мельком.
   - Молодец, правильно себя поставил - в результате похвалил он меня, когда поток новостей иссяк - И дальше особо вперед не лезь, умных не любят, но и в отстающих не оседай, ты у нас, чай, не дурнее остальных.
  - Не дурнее - подтвердил я, немного растрогавшись.
  Вроде как чужой мне человек - а приятно. Обо мне раньше никто вообще не заботился, тем более таких слов не говорил.
  - Так, вот ее что - пощелкал пальцами Агриппа - Относительного этого дома - ты дружку своему, Гарольду, скажи, ты его снял, за недорого. На предмет того, что какой смысл по кабакам шляться, когда можно в более уютных условиях пить, опять же - девку есть куда привести. И предложи ему это делать на паях - мол, напополам пойдем. Думаю, он согласится. А то еще кого третьего привлеките к этому делу, а дальше как полагается - график составьте, кто когда сюда блудить ходить будет. Так что все будет выглядеть вполне естественно.
  - А у кого я его снял? - тут же уточнил я.
  - У соседей справа - Агриппа помахал рукой - Милая супружеская пара, Карл и Клара Роуткор, на двоих им уже века полтора. Этот дом принадлежал их детям, те уехали в город жить, а его им оставили. И если что, не волнуйся - они все подтвердят. И даже тебя узнают, если нужно, сказав, что именно ты тот самый молодой человек, с которым они договаривались.
  - Деревня - опасливо сказал я - Слухи, сплетни, длинные языки... Не проболтается бабуля-то?
  - Не проболтается - заверил меня Агриппа - Она знает, с кем дело имеет. Эта пара хоть и немолодая уже, но пожить еще хочет. Ладно, давай еще выпьем, да и иди. Ты же не один пришел в деревню? Вот и не надо вызывать ненужных подозрений, давая поводы для сплетен.
  Мы допили бутылку и напоследок Агриппа мне сказал -
  - Встретимся здесь через месяц. И к тому времени ты уже должен будешь знать имя того, кто послал сюда эту Магдалену.
  - Не могу обещать - неуверенно ответил ему я - Нет, что смогу - то сделаю, но срок невелик, да и...
  - Не надо обещать - мягко произнес Агриппа, неуловимым движением приближаясь ко мне - Надо сделать. Я тебя не прошу, я тебе приказываю. Если ты хочешь прожить хорошую, счастливую и долгую жизнь - делай то, что велено. А если нет - то это будет только твой выбор.
  - Понял - кивнул я.
  Не стану врать - мне стало сильно не по себе. Вот тебе и забота. Я и до этого понимал, что ему меня прибить не сложнее, чем комара прихлопнуть, но осознал это до конца только сейчас.
  - И ещё вот что - совершенно другим тоном сказал мне Агриппа - Ты простолюдина упоминал, как его бишь? Мартина. Так вот. Я недавно общался по кое-каким своим вопросам с начальником тайной стражи Пфальтца, это столица герцогства, в котором мы сейчас находимся. Так вот он упоминал о каком-то молодом ухаре, который был правой рукой атамана довольно крупной разбойничьей шайки, она в этих местах года три кряду орудовала. Изобретательные были ребята, долго стража сразу трех герцогств по окрестным лесам их гоняла, а взять никак не могли. И все, насколько я понял, благодаря ему, этому самому молодцу, именно он все планы разрабатывал. В конце концов шайку прихватили, совсем недавно, но - без него. Может, как раз потому и прихватили. Как я понял, он куда-то сгинул в середине лета, ушел вечером с того места, где шайка заночевала - и как в воду канул. Не стану утверждать, что этот орел лесной был именно твоим Мартином - но кто знает?
  - Вот так вот - внимательно выслушал его я - Запросто может быть, что это он. Спасибо, полезную вещь ты мне рассказал.
  - Если это он - будь очень осторожен с ним - предупредил меня Агриппа - Я так понял, что этот юноша был очень опасен. Оружием владел отменно, причем практически любым, с головой у него тоже все в порядке было, а жалость к ближнему отсутствует напрочь. И еще - вожак шайки в процессе допроса с пристрастием сказал странную фразу: 'Шиш вы его поймаете, он не из тех, кто попадается. И - ох, как вы все еще кровью умоетесь. Он же наследник'.
  - Наследник чего? - не понял я.
  - Понятия не имею - развел руками Агриппа - Палач переусердствовал, в этот момент вожака как раз на дыбе-ложе растягивали, он сознание и потерял. А когда оно к нему вернулось, то оказалось, что за это время беспамятства его покинул разум. Так его и колесовали - безумным, он в процессе умерщвления знай только хохотал и подбадривал палача. А остальные про этого парня ничего не знали, кроме клички. Они называли его 'Шутник'. Так что - ты поосторожнее с этим Мартином, ладно? А лучше всего - не связывайся с ним вообще.
  - Понятно - кивнул я и задал ему вопрос, который мне не давал покоя с того момента как я услышал от него про то, что возможно я не один такой ученик в школе Ворона. В смысле - с двойным дном - Агриппа, а кроме меня и Магдалены у нас еще есть те, кто не просто так сюда попал?
  - Не знаю - помолчав, ответил мне воин - Не знаю, правда. Но - запросто такое быть может. Твоего наставника в магическом кругу очень не любят. Я бы сказал - крайне. Кто-то его не переносит за то, что он очень силен как маг, кто-то за то, что он не любит скрывать свои мысли, а кто-то потому что его боится. И у всех этих магов есть прямой резон выкопать ему на дороге яму, в которую он свалится.
  - Так разве не проще было его убить? - недоуменно спросил я - Подослали бы наемников - и всех делов.
  - Если бы это было проще - то без твоих умных советов такое давно бы провернули - невежливо сообщил мне Агриппа и щелкнул меня по носу - Как видно - нельзя. Ты знаешь, я в эти их магические расклады особо не лезу. Мое и твое дело - выполнять приказы, а думают пусть те, кому положено.
  - А мастер Гай? - не удержался я - Он почему Ворона не любит?
  'Баммммм'. Подзатыльник был крепок, в голове загудело.
  - Много будешь знать - вовсе не состаришься - пояснил свои действия Агриппа - Все, все, проваливай. И через месяц чтобы был здесь, как штык. Постой. Деньги у тебя есть?
  - Не то, чтобы много - с готовностью ответил я. От денег я никогда не откажусь. Правда мастер Гай тогда сказал, что он мне на год выдал денежное довольствие, но вдруг он передумал? - Только на еду и хватает.
  - Значит - есть - констатировал Агриппа - Все, будь здоров. Поклон от тебя мастеру я передам. Калитку захлопни за собой.
  И меня вытолкали за дверь.
  Выйдя на улицу, я глубоко вздохнул. Нельзя сказать, чтобы мне стало намного веселее, чем, когда я сюда шел. Неизвестность того, что мне скажут, сменилась ясностью того, что мне надо сделать, но что их этого лучше или хуже - неизвестно.
  Магдалена. Демоны Грани, я даже не знаю, с какой стороны к ней подступиться. Будь на ее месте та же Фриша - все было бы хоть сколько-то понятно. Прижать в коридоре к стене - а дальше держать, пока всю морду не расцарапает или пока нужного не добьюсь. Да и терять ей особо нечего.
  Но это Фриша, а Магдалена - она из другого теста сделана. То есть - тесто у них всех одинаковое, вот только закваска разная для его изготовления бралась. Ей ведь, наверное, слова надо какие-то говорить, серенады петь или что там еще благородные делают?
  И уж совсем непонятно, как ее в этот дом затащить. Нет, можно пойти путем обмана или даже в каком-то смысле насилия, но это очень и очень плохой путь, наказуемый казнью и прилагающимися к ней пытками. Насильников нигде не любят. К тому же он не ведет к достижению поставленной цели. Мне ведь велели не совратить ее, а кое-что узнать?
  Надо с Гарольдом посоветоваться. Если кто и знает, как правильно с благородными дамами управляться, то это точно он. По крайней мере, если судить по его рассказам.
  И еще - не стоит в это дело лезть, сломя голову. Надо поразмыслить - может, и другие какие методы придумаются для того, чтобы все узнать. Я же будущий маг? А магия, со слов Ворона, может почти все.
  И еще - Мартин. Не знаю почему, но мне кажется, что Агриппа именно о нем говорил, связывается у меня поведение того разбойника с его замашками. И если это так, то и в самом деле не стоит мне лезть с ним на рожон. Хорошо бы еще того же Гарольда как-то об этом предупредить, да и просто ему рассказать все то что я узнал, вот только невозможно это. Первый вопрос, который он мне задаст, будет 'А ты откуда про это узнал'? И что мне тогда ему отвечать? Случайно разговор в корчме подслушал? И самое главное - не послушает он меня. Это его напротив - только раззадорит. Бесшабашности и упертости у него хоть отбавляй, а вот благоразумия и осторожности нет и в помине.
  До меня донесся хохот, я повернул голову и увидел того, о ком только что думал. Не Гарольда, разумеется, а Мартина.
  Он стоял в окружении молодых людей, среди которых были и его ближники, и местные деревенские парни. Причем среди последних я даже увидел одно знакомое лицо. Это был родственник кузнеца, тот который ему приходился то ли шурином, то ли свояком - я в их родоплеменных терминах не силен. Братом жены, короче.
  Мартин тоже заметил меня и даже соизволил сделать ручкой - мол, привет еще раз. Я ответил тем же и прибавил шаг - ну их совсем, вон какая толпа. И опять же - девочки могут уже быть в корчме, некрасиво получится, если я туда опоздаю. К тому же это может вызвать вопросы - а где я столько времени бродил?
  Как в воду глядел - опередил я их минут на десять, не больше. Только и успел что заказ сделать, заказав нам с Эбердин мяса, а Рози - сливовый пирог, который был единственным сладким блюдом в корчме. Йоганн, правда, сообщил мне, что 'летом-то и вишневый подать можем, и клубничный даже' - но где то лето и когда оно будет?
  Народу сегодня было меньше, чем в прошлый раз, причем люди за столиками сидели все больше степенные. Никто не шумел, в драку не лез и не гоготал в голос - все молча пили пиво и попыхивали трубками.
  Это сразу же не понравилось Рози. Не отсутствие шума, разумеется, а табачный дым.
  - Фууу! - только войдя в корчму, она сморщила носик и помахала около него ладошкой - Как накурили-то! Вот кому вообще в голову пришла идея пихать это зелье в трубки?
  - Кому-то пришла - степенно сообщил ей старик, сидящий за столом около входа - И, видят боги, это была неплохая идея. А вот кому пришла в голову мысль о том, чтобы в приличные заведения, где подают пиво и где собираются мужчины, стоит пускать невоспитанных девчонок - я не знаю. Но этого человека я заранее не люблю.
  Закончив фразу, он выпустил клуб дыма.
  - Молодая она еще - подскочил я к Рози и потащил ее за собой, на ходу объясняя старику - Правду жизни ищет, как не найдет - так замуж выйдет.
  - Вот это правильно - одобрительно качнул головой тот - Замужество - оно у них из голов дурь выбивает. Тем более что правды в жизни нет и искать её ни к чему. В жизни есть только молодость, когда мы верим в то, что мы вечны, и старость, когда точно знаем, что скоро умрем. А промежутке между тем и другим самой жизни-то и нет. Есть работа, жена, дети, тёща и иногда несколько часов для сна. Все.
  - А вы философ - пискнула Рози, которую я усадил на лавку рядом с собой - Вы сейчас очень хорошо сказали. Неверно - но очень хорошо. Вот видишь, Эраст, и среди простонародья есть очень светлые головы!
  - Кем она меня назвала? - полюбопытствовал старик - Я слова такого не знаю, но обидным оно мне не показалось.
  - Мыслителем - пояснил ему я - Мудрецом.
  - Это нет - не согласился со Рози старик - Какой я мудрец. Ошиблась ты, девица. Просто старый человек. Йоганн, пива!
  - И нам! - громко потребовала Эбердин - Сразу пару кружек!
  - Чаю, пожалуйста - пискнула Рози.
  - Не держим - послышался голос корчмаря - Чай не пиво, доход с него невелик.
  - Тогда воды - попросила она кротко - Чистой.
  - Воды? - Йоганн, подойдя к нам, не удержался от ухмылки - У меня корчма, тут такое не подают.
  - Так вот - в руке Рози блеснул золотой - Денежка у меня есть, может - посмотрите? Не пью я пиво, мне после него плохо и во рту привкус противный. Я пробовала.
  - Хммм - Йоганн перестал ухмыляться, подцепил с ладошки девушки монету и крикнул - Йозеф, ведро воды принеси немедленно из колодца. Вам как, мистресс - холодненькой или подогреть?
  - Подогреть - одобрительно закивала Рози - Но не сильно. И еще туда немного вина можно добавить, для вкуса. Пару капелек.
  - Так бутылку надо открывать будет - Йоганн изобразил обеспокоенность - Куда я ее потом?
  - Не знаю - в руке Рози появился второй золотой - Мне все равно.
  - Мне отдашь - потребовал я. Полную бутылку - и этому прощелыге оставить? Вот еще! - Гарольда порадуем.
  - Точно! - Рози одобрительно стукнула меня кулачком в плечо - Отличная идея.
  Против моих ожиданий мы отлично провели время, и я поразился, как разнятся люди, когда их просто наблюдаешь со стороны и когда ты делишь с ними трапезу. Эбердин на деле оказалась не такой уж и суровой горской воительницей, это, похоже, была только маска, под которой обнаружилась вполне компанейская девчонка.
  Рози же и вовсе оказалась душой компании. Она полностью забыла свои предубеждения относительно корчмы, заразительно смеялась, шутила и спела несколько задорных песенок, чем растопила сердца посетителей. Те притоптывали ногами в такт мелодии и хлопали в ладоши. Что там - ей удалось очаровать корчмаря Йоганна, который принес ей леденец на палочке, сказав что-то вроде 'Все лучшее - детям'. И даже не включил его в счет.
  Он был прав - в ней было что-то от ребенка, но при этом она им не являлась, поскольку точно знала, на каком свете живет. Я хорошо помнил, как она осадила Мартина, когда тот бросил на пол бумажку.
  В любом случае, я ей был благодарен за такое окончание вечера и за то, что она немного развеяла печаль-тоску, навалившуюся на меня после встречи с Агриппой.
  Но все хорошее когда-нибудь кончается, а потому пиво, мясо и веселье тоже подошли к концу.
  - На мороз поворачивает - заметила Эбердин, ткнув пальцем в небо - Вон вокруг луны ореол какой. Завтра-послезавтра изрядно похолодает.
  - Бедная Агнесс - печально посетовала Рози - Её и так постоянно колотит, а если еще сильнее подморозит... Не знаю, что с ней будет.
  - Не совсем же Ворон зверь - надвинул поглубже на голову я свой меховой треух - Наверное её на улицу не выгонит.
  - Кто его знает? - с сомнением произнесла Рози - Вон, Луизу же за продуктами отправил?
     Это да. Луиза де ла Мале, дочка графа Жерома де ла Мале из Форнасиана меньше всего подходила на роль добытчика еды. Миниатюрная, не сказать - крошечная блондинка, которую за ее спиной простолюдины называли 'карлицей', она была совершенно не была приспособлена к дальним походам. И почти никто не понял, почему и зачем палец Ворона, который называл имена новой группы добычиков, вчера утром указал на нее.
     - Где продукты - и где морозы? - неуверенно предположил я.
     - Поживем - увидим - подытожила Эбердин - Пошли, дело к ночи. Вон, и солнце уже давно село, а нам еще идти и идти.
     - В горку - Рози сунула руки в муфту - А я столько пирога съела, мне даже дышать тяжело. Эраст, возьми меня на ручки, а?
     - Ээээ, Рози - только и сказал на это я - Кто бы меня самого на руках потащил, или хотя бы на загривке. Знаешь, какой я наеденный сейчас?
  - Странное дело - задумчиво глянула на небо девушка - Дома все время кто-то предлагал носить меня на руках, но я всегда была против. А здесь я сама предложила мужчине это сделать - но против этого уже он. Вопрос - что-то изменилось во мне или тут герцогство неправильное?
  - Нет, просто в этой корчме - Эбердин показала на заведение Йоганна - очень хорошо кормят. А мужчинам после славного застолья еда всегда на мозг давит, им не до нас становится. Фон Рут еще ничего, он хоть отшутился. Предложила бы ты подобное моему братцу Флетчу, после пира или, не приведи боги, с похмелья - ох, он тебе много чего сказал бы!
  - Н-да - глаза фиалкового цвета оценивающе осмотрели мою фигуру, густые ресницы трепыхнулись, и я был прощен - Тогда ладно. Сама дойду. Но помните, фон Рут, - вы мне должны.
  За что - непонятно. Но впрочем - должен и должен. Не денег же?
  Мороз крепчал, сугробы серебрились под лунным светом, снег скрипел под подошвами на все лады.
  - А мне нравится - Рози снова уцепилась за мой локоть - Воздух здесь, на горе, такой особенный, да? Он пахнет елками, и снегом и еще чем-то...
  - Вроде голоса? - встрепенулась Эбердин внезапно - Фон Рут?
  - Шшшшш - приложил я палец к губам моментально замолчавшей Рози.
  И верно - не так уж и далеко от нас вечернюю тишину разорвала ругань, а секундой позже кто-то громко заорал. И крик был женский. И вроде как брякнула сталь.
  - Может - не надо? - мигом сбросила маску девочки-подростка Рози, заметив, что я положил руку на эфес рапиры, и Эбердин сделала то же самое - Мы не знаем - кто там, что там?
  - Чужие здесь не ходят - отцепил ее руку я - А если это наши - то тянуть не стоит.
  - Аааа! - раздался снова женский крик, причем совсем уже недалеко, как бы не за следующим поворотом, и тут же стих. Дальше тянуть не стоило, и я спешно припустил по дороге, доставая из ножен шпагу и дагу. Эгбердин последовала за мной.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
     Глава четырнадцатая
       
      Луиза де ла Мале и в самом деле была совсем маленькой, особенно это было заметно сейчас, когда она, скорчившись и прикрывая руками голову лежала на тропе, ведущей к замку. Прямо за ближайшим поворотом.
      Впрочем, тот негодяй, который бил ее ногами, особо на нее и не смотрел - даже при такой незначительности цели все равно промахнуться было трудно. Лицо его было скрыто под какой-то тряпкой, одет он был в добротный полушубок, который вызвал у меня смутные ассоциации.
      Впрочем, думать особо было некогда - чуть по дальше на дороге, похоже, кому-то из наших приходилось не слаще, чем малышке Луизе. Кабы еще и не хуже.
      А вот меня этот разбойник заметил поздно - я ведь орать что-то вроде: 'Что ж ты делаешь, паршивец эдакий!' не стал, а сразу вогнал ему в живот сталь шпаги. С доворотом, как меня и учил Гарольд, который охотно вечерами со мной упражнялся в фехтовании, так, чтобы кровь выпустить по возможности обильно, а требуху располосовать по максимуму. Никто не должен обижать маленьких, тем более тех, кто относится к категории 'наши'.
      Негодяй что-то невнятно промычал, когда лезвие клинка покинуло его тело, а после негромко вскрикнул, когда я для верности, походя, еще и дагой его в бок ударил. Он прижал руки к животу и завалился на снег, рядом с графиней де ла Мале, которая уже не кричала, а тихонько скулила.
      Увы, но спрашивать у нее про то, как она, времени не было - на моих глазах пару ее спутников, которые, несомненно, относились к моим же соученикам, просто и незамысловато убивали - в лунном свете блестели ножи, топоры на длинном древке, кто-то из разбойников даже держал в руках нечто вроде пик.
      - Коли его - завопил кто-то - В ноги меть! Повалим на дорогу и тогда уже всласть покуражимся над ними.
      Двоим другим моим однокорытникам было уже не помочь - их тела холмиками лежали на дороге в лужах парующей на морозе крови, рядом валялись кули с продуктами, которые они тащили в замок - это точно была та группа, которая ходила на заработки. Оставшиеся в живых, стоя спина к спине, отмахивались шпагами от вплотную подступающих убийц, но их гибель была только вопросом времени - те, как волки, окружали их со всех сторон, к тому же я заметил следы крови на снегу вокруг них - скорее всего им тоже перепало в момент нападения.
      Еще трое мерзавцев распластали в сугробе на обочине девушку - они зажали ей рот и мутузили кулаками, чтобы та не брыкалась, причем один из них, буквально сидя у нее на ногах, все норовил ударить именно в живот. Что именно у них в планах - сомневаться не приходилось. Сначала убийства, потом - культурная программа. И на закуску снова убийство.
      Самым паршивым являлся тот факт, что их было много. Очень много - человек пятнадцать, если не больше. И все - крепкие рослые парни, так сказать - соль земли.
      Впрочем, бояться и раздумывать было некогда. Агриппа еще тогда, летом, несколько раз говорил мне:
      - Никогда не думай о том, что ты можешь проиграть схватку. Если это случится - ты умрешь, и тогда тебе будет все равно. Если же победишь - то будет стыдно за то, что ты усомнился в себе. Но всегда помни - смелость и безрассудность - это разные вещи, равно как трусость и осмотрительность.
      Меньше всего я хотел, чтобы меня ударили в спину, а потому атаковал тех, кто мог это в перспективе сделать - трех насильников.
      Первый удар я нанес в шею тому, кто держал ноги девушки. Он забулькал, перестав махать кулаками, и вцепился руками в свое горло.
      Второго я возвратным движением буквально рубанул клинком по лицу - для выпада не было времени, у него в руках появился приличных размеров свинокол. Сделав это, я два раза коротко ударил его дагой в живот, чтобы уж наверняка.
      А третьему, тому, кто зажимал рот девушке (это оказалась Лили, простолюдинка, я узнал ее по рыжим волосам), располосовала грудь, да так, что я ребра мерзавца увидел, подоспевшая Эбердин. С хорошим знанием дела она это сделала, кровь так и ливанула, причем прямиком на окончательно ополоумевшую Лили, заставив ту заорать в голос.
      Вот ведь клинок какой у нее, а? Толстенный тулуп разрезал как бумагу, и все что под ним - тоже. Славная в Пригорье сталь!
      А вот заорала Лили очень некстати. Ну вот совершенно!
      - Мерль, ты там полегче... - обернулся к нам один из нападавших и понял, что с Мерлем все не так уж и хорошо обстоит - Парни, тут еще двое!
      Несколько негодяев обернулись на его крик и, моментально сообразив, что дело неладно, бросились ко мне.
      - Господа, поспешите, здесь есть свежее мясо! - громко заорал я, надеясь немного смутить разбойников, чтобы они подумали, что нас не двое, а больше - Поспешите! К нам!
      - Фон Рут! - крикнул один из защищавшихся, я узнал голос де Лакруа, приятеля Фюнца, я заметил, что он прижимает ладонь к боку - Арррр! Теперь пойдет дело!
      У первого, кто подоспел ко мне, в руках был длинный кинжал, и я даже не понял, на что он рассчитывал. Он махал им как боги на душу положат, и очень удивился, когда лезвие моей шпаги пробило его плечо. Видимо, ожидал того, что я испугаюсь и побегу, увидев эдакую его сноровку.
      - Ой - сказал он, когда сталь вышла из его тела и тут же добавил - Ох!
      Оно и понятно - второй удар был уже в бок, дагой. Я не стоял на месте, так меня учил Агриппа, а после Гарольд, я постоянно двигался и пускал в ход то оружие, которое лучше подходило к данному моменту.
      Надо думать, эти двое нашли бы общий язык - частенько я слышал от своего друга те же рекомендации, что и от своего первого наставника.
      Сбоку хэкнула Эбердин и я услышал чмокающий звук разрезанной плоти - меч девушки явно не был оружием для изящного убийства, это скорее было орудие мясника.
      - Уходим! - крикнул последний из нападавших на меня - Не судьба!
      И первым ловко сиганул в придорожные кусты, заставив те захрустеть. Его приятели немедленно выполнили его команду, причем разбегались они в разные стороны - кто тоже в лес, кто по сугробам обочины, а двое побежали по дороге, в обратную сторону от замка, ловко обогнув меня и увернувшись от меча Эбердин. Да еще прихватили по пути того негодяя, который бил Луизу и которому перепало от меня самому первому. Как ни странно, он до сих пор был жив, стоял на коленях и что-то мычал.
      И напоследок сбили с ног Рози, которая за каким-то демоном стояла посреди дороги и глазела на происходящее.
      Догонять мы их не стали - какой в этом смысл?
      - Твари - сплюнул кровью на снег де Лакруа, опуская шпагу - Сейчас сюда бы Аллана, с его проповедями. Самое время что-то такое, душеспасительное послушать, про то, что в замке Ворона все равны.
      - Робер, это были разбойники, им все равно кто есть кто - ответил ему второй выживший, барон Карл Фальк. Кстати - владения его папаши были не так уж далеко от тех, где формально родился я - Первыми погибли простолюдины, если забыл. Эраст, ты появился как нельзя вовремя. За такое 'вовремя' до последних дней лучшим вином поят.
      - Да, фон Рут, примите мою благодарность - де Лакруа склонил голову - Вы знаете наши порядки - отныне я ваш должник.
      - Как и я - добавил Фальк - Что с девушками?
      Лили сменила вой на плач, точнее - на скулеж, Луиза вроде шевелилась и даже силилась подняться, а сметенная с дороги Рози барахталась в сугробе.
      Из них всех наибольшее беспокойство вызывала именно малышка де ла Мале, к ней мы и поспешили. Впрочем - не все. По дороге Фальк пару раз остановился, чтобы добить еще шевелящихся разбойников. Насколько я помнил из рассказов Агриппы, жители Лесного Края, моей родины, не отличались мягкосердечием и состраданием к поверженным врагам, без зазрения совести и малейших сомнений перерезая им глотки.
      Эбердин одобрительно хмыкнула, глядя на это дело.
      - Вы сами-то как? - на ходу спросил я Робера, глядя на тонкий кровавый следок, который оставался за ним - Вон, каплет с тебя красненьким.
      - По ребрам ножом царапнуло, ерунда - де Лакруа встал на колени около Луизы - Как вы, графиня?
      - Ой - ответила малышка еле слышно - Больно. Очень. И дышать тяжело.
      - Если бы не она, то все было бы куда хуже - сказал я Роберу - Она нас предупредила, по сути.
      - Эраст - подала голос из сугроба Рози - Они мне шубку испортили. И еще мне тоже больно. И тоже - очень.
      Голос был не такой, как обычно и я в два прыжка оказался около девушки.
      Этот негодяй не просто столкнул ее с дороги. Он успел ударить ее ножом, причем рана была скверная, в правую сторону живота.
      Бледная Рози пыталась зажать рану, кровь струилась сквозь ее пальцы, пятная мех шубки, платок, который был в ее руке и снег вокруг нее.
       - Плохо - сморщился подбежавший Фальк - Сдается мне, что ей пробили печень. Очень плохо.
      - Ворон - сказал за моим плечом де Лакруа - Он наверняка поможет. Он же говорил, что любой маг - лекарь. А он - трижды маг.
      Я скинул свой меховой плащ ему на руки.
      - Луизу на нем понесете, в одиночку не сдюжите. Эбердин, останься с ними, хорошо?
      - Само собой - проворчала девушка, кромсая свою нательную рубаху кривым кинжалом - Давай, фон Рут, давай, бегом. Вон кровь как полощет. Перевязать бы - да некогда.
      Она сунула приличных размеров кусок ткани в руку Рози, которая ничего уже не говорила и только хлопала глазами, приказав ей:
      - Зажимай. Крепко жми, не отпускай. Проклятый Ворон, что ж он нас все пешком гоняет, коли у нас кони у всех есть! Беги, фон Рут!
      Я подхватил почти невесомую де Фюрьи на руки, еще раз поразившись ее бледности, и побежал в сторону замка, искренне жалея о двух вещах - о том, что сейчас зима и не выйдет срезать дорогу, и о том, что не убил ту сволочь, которая ударила ножом эту славную и добрую девушку. Впрочем, это дело можно будет поправить - один из нападавших мне был знаком. Тряпка с его лица сползла, когда Фальк ему горло перерезал, так что мне не составило большого труда его узнать. Он был среди тех, кто сегодня общался с Мартином.
      Жаль, что барон добил тех, кто еще был жив. Их можно было бы порасспросить - чего они делали на этой дороге, откуда они знали, что здесь ребята пойдут?
      А может - они и не ребят ждали? Может - они нас троих ждали, а добытчики просто оказались не в том месте, не в то время?
      Ладно, это мы потом выясним, сейчас главное, чтобы де Фюрьи осталась жива, успеть донести ее до наставника прежде чем она кровью истечет.
      - Видишь, ты говорил, что на руки меня не возьмешь - побелевшие губы Рози силились улыбнуться, голос был очень слаб - А вот - несешь же, так что по моему вышло. Плохо только, что кровью я тебя всего перемажу. Но это ничего, ты свои вещи моей камер-даме отдай и вели, чтобы она...
      Ай, как все плохо, похоже, что она заговаривается, того и гляди сознание потеряет. Я бы бежал быстрее, но дыхалка уже сбоила, ускорься - и вовсе не добегу. Да еще шпага по ноге долбит, чтоб ее! Носить ее удобно и даже приятно, но вот бегать с ней - это что-то. Надо себе перевязь будет справить как у Гарольда, ему-то небось... Какая чушь в голову лезет, а?
      - Отдам - просипел я - Выстирают, куда они денутся. Сама дама и выстирает.
      Минуты уходили вместе с силами. Да еще и в дверь замка пришлось стучать ногами- Тюба был нетороплив и очень не любил загулявших учеников.
      - Сначала колобродят, потом в двери барабанят - ворчал он, гремя засовами - Все порядочные студиозусы уже ужинают, а они...
      - С дороги - прохрипел я, буквально сметая его с своего пути, как только дверь открылась.
      - Батюшки! - охнул он, увидев меня, перемазанного кровью и с девушкой на руках - Что случилось-та?
      Отвечать я ему не стал, вкладывая остатки сил в то, чтобы как можно быстрее добраться до общей залы. Это хорошо, что сейчас идет ужин, значит Ворон как обычно сидит в своем кресле, ритуал совместной трапезы с учениками для него священен.
      - Всё со стола - заорал я, как только влетел в залу - Наставник, она умирает! Ее в живот, ножом. Уффф...
      Я аккуратно положил Рози на стол, с которого секундой раньше Гарольд сбросил на пол тарелки, кубки и все остальное.
      - Беда - послышался голос Мартина, перекрывая девичье ойканье и оханье - Вон какая вся белая. Может, и померла уже, пока ты ее нес.
      И тут меня захлестнула ярость. Приступ ее был настолько силен, что я даже не вспомнил потом, как я добрался до него и вцепился в горло, мне об этом Гарольд рассказал. С его слов, я словно исчез с того места, где стоял и появился на другом, где находился Мартин.
      - Тыыы! - орал я - Это твоих рук дело!
      - Отвали от меня, фон Рут! - отпихивал меня от себя Мартин - Что ты несешь? Причем здесь я?
      - Я узнал одного из тех, кто на нас напал - прошипел я, глядя на перекосившегося от гнева Мартина - Он был сегодня среди тех, с кем ты говорил в Кранненхерсте.
      - Я много с кем говорю - меня все-таки от него оттянули, постарались и его ребята, да и Гарольд тоже - И что теперь? Мы вернулись два часа назад, это все видели. А с чего кто-то решил пустить вам кровь - я понятия не имею, ясно? Если у тебя есть доказательства того, что я к этому причастен - давай, предъяви их. А если нет - то отвали от меня.
      - Все - вон - громко сказал Ворон - Все! Живо!
      Он стоял рядом со столом, на котором лежала Рози и лицо его было мрачно. У меня сжалось сердце - обычно мастер был невозмутим, причем в любой ситуации. Если у него такое вид - видать, дела плохи.
      - Мне нечего предъявить в качестве доказательств твоей причастности к этому нападению - процедил я - Но ты скажи своим дружкам вот что. Если Рози... Если все будет плохо - я вырежу всю деревню. Точнее - я лично убью всех мужчин старше четырнадцати и моложе тридцати лет. Всех. До единого. И потом сам отвечу перед герцогом за это. Но не думаю, что он будет сильно на меня гневаться, он ведь тоже мужчина. И тоже дворянин, а благородный всегда поймет благородного. Он ведь не то, что ты... Чернь подзаборная!
      - Вон! - рявкнул Ворон - Мне десять раз повторять?
      Десять раз было повторять не нужно, двух оказалось достаточно, чтобы нас как ветром вынесло в коридор.
      - Чернь, стало быть - сказал Мартин медленно, когда за нами закрылась дверь, гоняя желваки на скулах - Да, мы чернь подзаборная. Да, мы никто и всегда были никем. Но это не помешает мне вогнать эти слова тебе в глотку, понял?
      - Так пошли во двор - ярость у меня в голове сменилась холодной злобой - В чем же дело?
      - Не сейчас - его губы растянулись в улыбке - Закладка сразу двух благородных тел на ледник в один вечер? Это слишком даже для Вороньей горы и этого замка.
      На мое плечо легла чья-то ладонь - и очень вовремя. Я снова нацелился на горло Мартина, правда на этот раз моя ладонь легла на рукоять даги. Жалко, пару минут назад я до этого не додумался.
      - Пошли - Мартин кивнул своим подручным - Ужин закончен, а кому тащить тело этой девки в мертвецкую и без нас найдется.
      Но просто так ему уйти не удалось. Дорогу ему заступил Гарольд. Он демонстративно достал из кармана камзола белоснежный платок и завязал на нем узел.
      - И чего это означает? - спросил Флик - Тихие игры? 'А ну-ка развяжи'?
      - Он все понял - Гарольд убрал платок обратно в карман - И так, для справки - Монброны всегда платят свои долги и всегда держат данное ими слово. И очень не любят затягивать - ни с тем, ни с другим. Здесь должок образовался - так я скоро его верну.
      - Я был первым - мне стало обидно - Это мое право.
      - Спорный вопрос - не согласился тот - Мы с Мартином давно не сходимся во взглядах на многие вещи.
      - Как я популярен у знати - громко произнес Мартин, и его свита деланно засмеялась - Сердце радуется.
      - Вы как петухи тут пыжитесь, а Эраст весь в крови - Магдалена оттолкнула Гарольда и подошла ко мне - Ты не ранен?
      - Ох ты ж! - хлопнул я себя ладонью по лбу - Господа, там же на дороге в замок Фальк и Робер де Лакруа остались, вот они ранены, хотя и несерьезно. И еще Луиза де ла Мале, ей здорово досталось! Я совсем о них забыл.
      Аллана и еще нескольких ребят как ветром сдуло.
      Мартин проводил их взглядом и тоже побрел к выходу. Вряд ли он собирался помогать нашим друзьям, просто ему надоело наше общество.
      - Ты - как? - Магдалена с недовольством покосилась на подошедшую к нам Аманду и удержала меня, когда я дернулся вслед простолюдину.
      - Это не моя кровь - ответил ей я - Это кровь Рози. Не поверите - но на мне ни царапины.
      - Пошли во двор - сказал Гарольд - Чего тут у дверей тереться? Еще Ворон вылезет, орать опять будет. Там все и расскажешь. Да помолчите вы, мистресс де Крусси, не будет сегодня никто железом звенеть. Не время еще.
      Магдалена, было открывшая рот для очередной порции возражений, закрыла его. Если Гарольд перешел на 'вы' - значит, он шутить не намерен. Была у него такая черта - с людьми, которые ему были симпатичны, он всегда был на 'ты'. А вот если его что-то раздражало или просто человек был не по душе - он переходил с ним на 'вы'. К Мартину же он в последнее время никак не обращался, предпочитая с ним вовсе не общаться или использовать безличную форму обращения. Видимо, это означало последнюю степень неприятия.
      Наши все были там же - во дворе. Причем я заметил среди них нескольких простолюдинов, на их лицах не было злорадства или улыбок, они, похоже, и впрямь переживали за Рози.
      - Так что случилось? - спросил Гарольд у меня - Только спокойно расскажи, без эмоций.
      Легко сказать. Меня как раз отпустило - нервы, за последний час скрутившиеся в тугой клубок дали о себе знать ознобом и дрожащими руками.
      Тем не менее, я достаточно твердо сказал:
      - Значит, так.
      Рассказ не занял так уж много времени, но на соучеников произвел большое впечатление. Одна простолюдинка заплакала, когда я упомянул о двух трупах на дороге, тех, которые принадлежали бедолагам, что погибли первыми. Видно, с кем-то из них у нее была дружба или что-то большее. А может просто жалостливая была.
      Да и наши девочки зашмыгали носами - было от чего.
      - И чего было Ворону меня не послать вместо того же Фалька? - досадливо хлопнул кулаком о ладонь Гарольд - Он боец неплохой, но я бы там...
      - Поди знай - я присел на каменную тумбу, ту самую, на которой я любил коротать дни в конце лета, когда мы все ждали явления Ворона студиозусам - На них напали внезапно, кто знает, как оно было бы?
      - Вон, несут - крикнул кто-то минут через десять - Смотрите!
      В арке входа показались ребята, которые за края тащили на моем плаще Луизу. Она поместилась на нем целиком, что было неудивительно, с ее-то ростом. Аллан поддерживал Робера, которого тоже, как видно отпустило напряжение боя и рана дала таки о себе знать. Фальк передвигался сам, как хмурая Эбердин, следовавшая за ним и поддерживающая Лили. Следом за ними во двор затащили трупы погибших простлюдинов.
      Что примечательно - мы становились запасливыми. Несмотря на весть трагизм ситуации, припасы, добытые этой группой на дороге не оставили, их тоже принесли в замок.
      - Как она? - крикнул я Аллану, на что тот успокаивающе помахал рукой. Стало быть - тут обошлось. Уже хорошо, а то я сомневался в том, что для нее все закончится хорошо. Хвала небесам, железкой в нее не ткнули, но такую малышку и без нее прибить можно. Тем более если ее пинает такой здоровущий мужик, да еще и со всей дури. Надеюсь, он сдохнет в мучениях. Впрочем, по-другому и быть не могло - кишки я ему распорол отменно, да еще потом в бок дагу загнал по самую рукоять. После такого не выживают.
      - Ты сделал три ошибки - тихо сказал мне Гарольд, остановив меня - Да постой ты, там и без тебя разберутся.
      Люди потянулись к прибывшим, и я собирался составить им компанию, ощущая определенную ответственность за тех, кого выручил на лесной дороге.
      - Какие ошибки? - неохотно задержался около него я.
      - Первая - не следовало добивать раненых, они могли кое-что нам рассказать - отогнул один палец он - Вторая - не следовало говорить Мартину о том, что ты видел нападавших в компании с ним. Это могло стать хоть каким-то, но козырем, а вот теперь мы точно ничего никому не докажем. Хотя... Да и так бы не доказали - мало ли кто на дорогах шалит. И третья - не следовало при всех угрожать тем, что ты перережешь половину Кранненхерста. Это слышали все, и случись так, что Рози, не дай боги умрет, а там кого-то убьют, то сразу укажут на тебя. А это уже серьезно, это преднамеренное убийство. Это не юг и не королевства, тут крестьяне не подневольные, а свободные. Они платят откупного, они платят герцогскую десятину, они подчиняются его закону - но даже не имеет право убивать их по своей прихоти. Только за дело, причем не голословное. Нет, он, понятное дело и так убивает - но по своей прихоти. А ты ему, по сути, никто. И, знаешь, я уверен в том, что если Рози... Так вот - если случится так, то уже через пару дней на улицах Кранненхерста найдут пару-тройку трупов. И их повесят на тебя. А то и не только на тебя, а еще и на твоих друзей - меня, Аллана, Фюнца. Я это говорю не потому что чего-то боюсь, а для того, чтобы ты в следующий раз думал, перед тем, как что-то скажешь. Не знаю как твой батюшка, а мой меня с детства учил тому, что люди нашего круга сначала думают, а потом говорят. Слово благородного твердо как камень, а его клятва - суть его жизнь.
      - Гарольд, достаточно сейчас пойти в Кранненхерст, пройтись по домам - и доказательств того, что это дело рук местных будет полно - снова начал закипать я - Ты...
       - А трупов-то этих негодяев на дороге не оказалось - подошел к нам Аллан, вытирая руки платком - Фальк сказал, что их там должно быть не меньше пяти, двое наших сбегали - и ничего. Точнее - никого. Пятна замерзшей крови есть, а вот трупов нет. Только наши валялись - и все.
      - Что и требовалось доказать - Гарольд посмотрел на меня - Концы в воду. А если кто и выжил - так местные сразу же поведают жуткую историю о том, что их медведь задрал в лесу, на него они ходили, со сна поднимали, чтобы шкуру добыть. Сезон, самое время. Тут медведей много, сам пару раз их видел по осени.
      - Ничего не понял - пожаловался нам Аллан.
      Гарольд в двух словах объяснил ему, что к чему, после чего тот сказал -
      - Эраст, ты не обижайся, но Гарольд все верно тебе сказал. А вот Мартина надо избавляться, и чем скорее - тем лучше - он усмехнулся, увидев наши удивленные лица - Да, я так считаю. От него один вред, от поганца. И мутит воду, и мутит, теперь вот это устроил. Что это дело его рук, я даже не сомневаюсь, но тут доказать и вправду ничего не получится.
      - Еще неизвестно что с Рози будет - добавил я - И что, все вот так оставим, без последствий?
      - Последствий, говоришь - задумчиво повторил Аллан - Тут главное в том, что для нас их не будет, что у местных нет повода нам претензии предъявить. А что до остального - надо выждать пару недель, чтобы Ворон нас за пристрастность не наказал, спровоцировать конфликт, ну, а дальше... Дело техники. Я даже знаю, как поступлю и что сделаю.
      - Чего это ты? - возмутился я, а Гарольд снова достал платок и помахал им прямо у лица Аллана, как бы говоря - у нас всех право на это есть.
      - Монброн, что ты машешь этой тряпочкой перед моим носом? - осведомился Аллан.
      - Это не тряпочка - возмутился Гарольд - Это узелок на память. Как заколю нашего кабанчика - так его и развяжу.
      - Объясню - Аллан заложил руки за спину - Гарольд, ты его не просто убивать станешь, а постараешься как следует перед этим помучать. Но это тебе не дурак Матиуш, так что как бы тебе самому свою голову не сложить. А я этого не хочу. Что до тебя фон Рут - тебе с ним пока не тягаться. Не обижайся, барон, но я видел, как дерешься ты, и как это делает он. Пока он лучше тебя. Дело даже не в техничности, тут вы почти на равных. Почти. Но у него - глефа, и он выше тебя ростом. Это серьезное преимущество.
      - Сегодня я убил четверых - без какого-либо пафоса сказал я - За несколько минут. Четверых.
      - Крестьян - мягко сказал Аллан, и Гарольд кивнул, услышав его слова - Селян, которые орудуют топорами и вилами. Если их много - это может стать проблемой, они могут задавить массой, но вот так, поодиночке... Я думаю, что Фальк с Робером имели неплохие шансы выжить, даже будучи захваченными врасплох. Собственно - среди погибших только простолюдины, которые не успели среагировать на опасность. А наши друзья остались живы. Нет, в основном потому что ты пришел к ним на помощь, разумеется. А девочки - только поэтому.
      Я вспомнил свои слова, сказанные Гарольду пару минут назад и мне стало неловко. Мне стало ясно, почему он так улыбнулся, когда их услышал.
      - Вот уж нет - я даже не заметил, как к нам подошел де Лакруа - Если бы не Эраст - нас бы прикончили. Поверь, Аллан, это было бы именно так.
      - Как Луиза? - спросил я у него.
      - Жива, хотя досталось ей преизрядно - Робер улыбнулся - Надо же - сколько в этом маленьком тельце отваги, я и не ожидал. Видел бы ты, как она пнула этого здоровяка под коленку и вырвалась из его рук. Ух! Я вот даже задумался - может, жениться на ней, если дальше с учебой не сложится? А что? Род у нее древний, так что отец против не будет. И характер боевитый, как я люблю. А что ростом невелика - так приладимся как-нибудь.
      - Н-да, последняя задачка самая сложная - Гарольд окинул взглядом де Лакруа, которого коротышкой не назвал бы даже слепой - Но это будет даже интересно. А вообще - женись. Нам с фон Рутом будет куда на вакации отправиться. А то мы пока до родовых гнезд доберемся, как раз можно будет в обратный путь пускаться. Орибье, мы еще не закончили наш спор о том, кто подколет кабанчика. Я не шучу, у меня есть все права на это убийство.
      А что, я - за. Тем более что мне, в отличии от Гарольда даже ехать некуда. Если только в квартал Шестнадцати Висельников.
      - Ворон - толкнул меня в плечо Аллан, так ничего не и не ответивший Гарольду - Смотри.
      Из замка появился наставник, изрядно побледневший. По его лицу как обычно что-либо понять было сложно.
      - Как Рози? - послышался голос Агнесс Как она.
      - Если говорить о ее жизни - она вне опасности. Если же говорить о ее моральном облике - то плохо. Меня не устраивает то, что вместо пьянок мои ученики получают ножевые раны. Я буду думать, что с ней делать после того, как она поправится.
      - Хвала богам, жива - выдохнул Аллан.
      - Эраст, тебя любят небеса - вполне серьезно заметил Гарольд - Теперь никто ничего на тебя не повесит.
      - Это мой промах, мастер - крикнул я - Мой недосмотр. Ее вины тут нет.
      - На нас напали - поддержал меня Робер - К тому же виновные уже наказаны. Жаль - не сполна.
      - Как интересно - заметил Ворон и заметил два мёртвых тела, которые лежали в центре площали - Так-так. Опять, стало быть, у нас потери.
      - Это не мы - хмуро сообщил ему Фальк - Это нас. В лесу.
      - Вот что - Ворон хлопнул в ладоши - Участники нынешнего безобразия - все идут со мной. Разбираться будем - кто виноват, кто не виноват. Тела - в подвал. В тот, где была эта девица, которую утопили. Как бишь ее? Ну ладно. А потом - всем спать.
      Он махнул рукой, явно сообщая нам, чтобы мы все пропадали пропадом и направился обратно в замок. Мы зашагали следом за ним, все, кто уцелел в лесной резне.
      - Что примечательно - своих он тоже не пожалел - донеслись до меня слова Аллана.
      А вот что ему ответил Гарольд, я уже не расслышал.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
    Глава пятнадцатая
       
       - Ну и видок у тебя - сказал мне Ворон после того, как уселся в свое кресло - Смотреть страшно.
      - Так получилось - ответил ему я, глядя на пятна крови на столе, том самом, куда я недавно положил тело Рози.
      Самой ее тут не было. Хорошо бы узнать, где она, но не время и не место.
      - Ну да, ну да - понимающе покивал Ворон - Лили, рассказывай ты первой. Что видела, что слышала?
      - Я? - дернулась так еще и не отошедшая от пережитого девушка - Мастер, давайте не я? Пожалуйста!
      - Именно ты - потребовал маг - До остальных очередь дойдет, до всех, без исключения. Но первой будешь ты.
      Его пожелание девушка выполнила, вот только смысла в этом было немного. Её рассказ свелся к куче местоимений вроде 'А они!' 'А я!' и 'Ох, мамочка моя!', разбавленных всхлипами и слезами.
      - Н-да - Ворон почесал ухо - Содержательно. Сразу видно, что риторика - это твой конек. Луиза, твоя очередь. Да ты не стой, давай вон, на стул присядь.
      Де ла Мале с облегчением села на стул, который ей поспешно подал Робер, который, видимо, всерьез решил штурмовать этот миниатюрный бастиончик. Он даже было хотел взять еще один, для себя, но его остановил Ворон:
      - Эй-эй. Ей присесть можно, но при чем тут все остальные? Итак, Луиза - что видела ты? Подробно и обстоятельно.
      И так он опросил всех, по очереди. Я был пятым рассказчиком - сразу после барона Фалька и перед Эбердин, которую наш наставник оставил на сладкое.
      - Так - потер он руки, дослушав лаконичный, но при этом очень емкий доклад жительницы Пригорья - Все стало более-менее ясным. Теперь я хотел бы услышать - ждете ли вы чего-то от меня и если это так - то чего?
      - Мы... - начал было я и замолчал.
      А чего я жду от наставника? Не знаю. Наказать Мартина? Так доказательств его причастности к этому нападению нет, без них наставник пальцем не пошевелит. Высказать свое 'фи' обитателям Кранненхерста? Опять же - они тут вроде и не при чем. К тому же прав Аллан - добро хоть они к нам претензий не имеют. И то не факт. Сейчас наплетут сто бочек арестантов, что это наши на них напали и убивать начали - поди, докажи обратное. Выводы Гарольда о том, что они сами на рожон не полезут, вроде как резонны, но мы мыслим так, а селяне, может, и по-другому.
      - Ну? - поторопил нас Ворон - Если ко мне пожеланий нет - то отправляемся каждый в свою спальню. Ночь на дворе.
      - Простите, мастер - сказал Робер - Но сейчас я вас не понимаю. Убиты ваши ученики, причем случилось это во время выполнения того задания, которое им дали вы. Неужели вы это оставите вот так, безнаказанным?
      - А если бы вы рубили дрова и кому-то на голову свалилась сосна? - тут же спросил у него Ворон - Мне что, весь лес вырубать за это? Да, я мог бы прямо сейчас пойти и сжечь ко всем демонам Кранненхерст - но с какой стати карать тех, кто был всего лишь орудием в чужих руках и наживать на свою голову лишние проблемы? Тем более бездоказательно. То, что произошло с вами - лишь одно из звеньев цепи. Эти дуроломы на лесной дороге - они не просто так там оказались, это ясно. Найдите мне того, кто все это спланировал - и вот его я накажу с радостью. Или предоставлю вам право сделать это самим, как награду за упорство и умение докопаться до сути. Но найдите его сами. Не скрою - я могу поступить просто. Отправить кого-то на ту самую дорогу, чтобы он соскреб снежка с кровью нападавших, потом подготовить очень сложный и трудный обряд, и узнать все, что знали мертвые. Но я этого делать не стану. Пролитая кровь требует мщения, но это не моя месть, а ваша. Погибли ваши друзья, ранена ваша соученица - и мстить за них вам. Я всего лишь ваш наставник, а они для вас были теми, с кем вам дальше жизнь жить. Долгую, короткую - неважно. Поверьте, братство учеников, тех, кто прожил бок о бок годы - это великое дело. Да, случается так, что кто-то из них становится твоим врагом, но это тот враг, которого любишь и которым гордишься, это настоящий враг. Его хочешь победить, но не убить, поскольку после этого на белом свете жить будет очень скучно. Так что еще раз повторю - найдите того, кто стоит за этим всем, и тогда мы продолжим разговор. Что-то еще?
      - Жители Кранненхерста - негромко произнес я - Есть обратная сторона монеты - они могут сказать, что драку затеяли мы. Плохо может выйти для все, и для вас в том числе. Нам бы не хотелось, чтобы у вас были какие-то проблемы.
      - Уже что-то - показал на меня пальцем Ворон - Начинаешь анализировать, а не только железкой махать. Молодец. Тут я вас успокою - вот это как раз моя забота.
      - Мастер - снова заговорил я - Извините, я не по теме. А с Рози точно все будет хорошо?
      - Точно - улыбнулся маг - Не волнуйся. Да, она теперь тебе жизнью обязана. Притащи ты ее чуть позже - и было бы все очень плохо или даже никак. По идее, тебе теперь на ней жениться надо, согласно традиций.
      - Каких традиций? - не понял я.
      - Надо с вами будет этнографией позаниматься и вопросами законов и уложений Рагеллона - щелкнул пальцами Ворон - Причем этнографией - непременно. Легенды, поверья, сказки, даже тосты - это кладезь знаний. Смею вас заверить - почти в каждом из них есть рациональное зерно, надо только его найти. Вот помню лет сто пятьдесят назад я странствовал с друзьями, и мы услышали в одной глухой деревеньке легенду о старой пещере в лесу, в которой живет людоед. Эби, моя соученица, была большим мастером по вопросам отделения правды от лжи и докопалась-таки до сути этой байки. В результате мы нашли в ближайшем лесу схрон, в котором когда-то, в древние времена, жил маг-изгнанник. А там...
      - Что - там? - пискнула любопытная до всего такого Луиза.
      - Много чего там - оборвал рассказ маг - Так вот. Фон Рут, откуда родом мистресс де Фюрьи?
      - Из Асторга вроде - неуверенно сказал я и глянул на де Лакруа, который только руками развел.
      - Из него - подтвердил маг - Она - виконтесса, ее отец - первый советник короля и его двоюродный брат. То есть в венах милейшей Рози течет королевская кровь. Уложение же королевского дома Фареев, к которому принадлежит Гастон де Фюрьи, ее папенька гласит 'Буде случиться такое, что незамужняя девица королевской крови будет спасена от неминуемой смерти и тому будет не менее четырех свидетелей, которые подтвердят под страхом смертной казни что все это не было подстроено, то тот, кто ее спас, получит право взять ее в жены. Равно как и отец девицы будет вправе предложить спасителю его дочери ее руку, если тот сам не изъявит такого желания'. Что интересно - пункт о свидетелях добавили в уложение лет двести назад, после одной истории, довольно печальной.
      - Какой? - любознательно поинтересовалась Луиза.
      - Да там принцесса влюбилась в одного аристократа, нищего, но красивого - охотно ответил маг - Понятное дело, что никто так ее ему бы не отдал, вот они и решили инсценировать покушение на королевскую дочь. Почти получилось, но начальник тайной стражи таки докопался до сути и доложил обо всем королю. В результате им обоим головы отрубили, чтобы потомкам неповадно было, а уложение расширили и дополнили. Но в твоем случае комар носа не подточит.
      - О как - не удержался от смеха де Лакруа - Эраст, я бы на твоем месте подумал.
      Луиза возмущенно посмотрела на него.
      - А что? - Эбердин пожала плечами - Красивая пара будет.
      - И я про то же - кивнул Ворон - Ты подумай, барон, до инициации время есть. Трона Асторга тебе, понятное дело, не видать, отец Рози не первый в очереди на него, но неплохое место при дворе и дворец в окрестностях столицы в качестве приданного ты получишь наверняка. Насколько я знаю, королева-мать очень благоволит юной де Фюрьи, да и сам король ее знает с детства, так что их благосклонность тебе гарантирована. Ну, при условии, что до того времени ты переоденешься и умоешься. А то очень уж ты жутко выглядишь.
      Забавная штука судьба. Вот люди, стремящиеся к подобному. Они всю жизнь строят карьеру, интригуют, наживают врагов и предают друзей - и все никак, умирают, так и не добравшись до власти. А мне надо было всего лишь убить четыре человека и пробежаться по зимнему лесу, чтобы обрести возможность заполучить благосклонность монархов, дом в пригороде и жену королевской крови.
      Жалко только того, что все это мне не светит сразу по ряду причин, причем любой из них достаточно для того, чтобы сделать подобную перспективу лишь миражом. И начинать следует с того, что барон я липовый. Как только это выяснится (а в том, это выяснится, я не сомневаюсь) так сразу вместо красавицы-жены я получу подарочный набор в виде палача, плахи и топора.
      Но кабы не Магдалена была нужна Агриппе, а Рози - как бы все было проще, в свете последних событий.
      - Я сюда пришел учиться, мастер - пожал плечами, произнес я - А не личную жизнь устраивать.
      - Дело твое и выбор тоже твой - хлопнул в ладони Ворон, хитро прищурившись - Тебе дальше жить. Все, брысь спать. Точнее - всем спать, кроме фона Рута, он идет умываться. Давай-давай, а то завтра вообще не отмоешь это все. Кровь когда подсыхает, то плохо смывается.
      Мы притворили за собой дверь в залу и непроизвольно синхронно выдохнули. Наш наставник - это нечто. Идешь за ним следом для разговора думая об одном, слышишь от него другое, говоришь третье и всякий раз уходя от него ощущаешь себя идиотом. Как ему это удается.
      За дверью звякнуло стекло и раздался звук, который был похож на хлопанье крыльев.
      Луиза, не удержавшись, приоткрыла дверь и заглянула в щелку.
      - Его там нет - прошептала она нам и захлопала глазами - Вообще.
       - Слово не расходится с делом - заявил Фальк - Видно в Кранненхерст полетел. Я давно подозревал, что он в ворона обращается, да и не я один. Неспроста же его именно так и прозвали?
      О подобном я не размышлял, но вспомнил, что как-то в корчме, когда мы туда в первый раз ходили, я видел ворона, который невесть что там делал. Ох ты! Надо же, а народ-то куда наблюдательней меня. Обидно.
      - Запретная магия - Луиза сдула волосы, которые лезли ей в глаза и тут же их вытаращила - Нельзя в животных, птиц и гадов людям оборачиваться! Подобное прямая дорога на костер!
       Это на самом деле было так. Орден Истины магов терпел, даже изображал дружелюбие время от времени, играл с ними в лояльность, но ровно до того момента пока они не нарушали те границы, которые он очертил в одностороннем порядке.
      Запретов было не так уж и много, но нарушение магом любого из них и вправду вело к короткому следствию, быстрому суду и очень долгой смерти на медленном огне.
      Магам нельзя было выступать в войнах на стороне нечеловеческих рас.
      Магам нельзя было пробовать создавать подобие человека магическим путем.
      Магам нельзя было заставлять мертвых служить себе. Воскрешать с целями расспросов или чем-то вроде того, что Ворон устроил в подвале - еще туда-сюда, хотя тоже нежелательно. Но превращать их в слуг или того хуже - в воинов - категорически запрещалось.
      Ну, и еще несколько 'нельзя' было, в том числе и оборачиваться в животных, птиц или гадов, как верно заметила Луиза.
      Все это было записано в договоре между людьми и магами, который на исходе Века Смуты был заключен между вышеуказанными сторонами. Был этот договор однозначно нечестным - люди получили только права, а маги исключительно запреты и обязанности, но выбора у последних особо не было. Если бы они не приняли это предложение, то их просто-то перебили бы - и все. Их и так после разгула самых первых отцов-экзекуторов Ордена осталось не очень-то много.
      Так что Ворон играл с огнем, причем в буквальном смысле слова.
      - А я бы такому научился - мечтательно сказал Фальк - Эх, так бы заорал - 'Поехали' и как рванул бы в зенит. Слушай, Эраст, скажи мне - вот отчего люди не летают как птицы?
      - Потому что дерьма в нас много, оно к земле тянет - без малейшей иронии ответил я на его вопрос - По моему разумению.
      - Это да - согласился Фальк - Это есть.
      - Фу, господа бароны - Луиза сначала укоризненно посмотрела на нас, а после перевела взгляд на хихикающих де Лакруа и Эбердин - При даме - и такие слова? Вот правильно мне батюшка говорил - дальше Алессии цивилизации нет. Дальше только Лесной Край - место дикое и неприветливое.
      - И это так - подтвердил Фальк - У нас там все по-простому. По улицам медведи ходят и на лютнях играют, а по праздникам на ярмарках пляшут.
      - Да ладно? - Эбердин уставилась на него - Врешь поди?
      - Спать пойду - на меня внезапно навалилась усталость - Завтра новый день.
      - Да, вот что - де Лакруа посерьезнел и показал на дверь - О наших догадках - молчок.
      - Само собой - совсем уже обиделась на него Луиза - Да и потом - что мы видели или слышали? Недоказуемо.
      - Мне кажется - я подавил зевок - что Ворону глубоко безразлично, кто и о чем догадывается. У меня часто возникает ощущение, что ему вообще на свою жизнь плевать, он живет только по каким-то своим законам.
      - Вот-вот-вот - де ла Мале закивала головой, и челка вновь упала ей на глаза - И я его за это очень уважаю! Эраст, правда, тебе бы умыться. Я, если бы тебя в темном коридоре встретила, то померла бы от страха.
      Холодная вода меня взбодрила, но ровно минут на пять, после снова навалилась сонная апатия. Я даже не стал расстраиваться по поводу одежды, которую видимо придется выбрасывать. Если штаны еще кое-как можно было застирать, то колет был испорчен окончательно. Кабы он еще черный был - тогда ладно. Но коричневый в светлую полоску...
      В спальне я кое-как ответил на вопросы не спящих и ожидающих меня Гарольда и Аллана и уснул - сразу, резко, как будто провалился в бездну без дна.
      Наутро Ворон порадовал нас новостью о том, что ночное происшествие вызвало праведный гнев жителей Кранненхерста, они очень скорбят по погибшим студиозусам и выражают уверенность в том, что это сотворила какая-то бродячая разбойничья шайка. В этих местах подобное случается, особенно по зиме. Но они к произошедшему никакого отношения не имеют, это уж точно. И еще староста заверил его в том, что если вдруг ему или жителям Кранненхерста на глаза попадется кто-то незнакомый, то уж они его порасспросят - что да как. Поскольку чужие тут не ходят.
      Ну да, надо будет при случае на их погост заглянуть. Наверняка там пара-тройка свежих могил найдется. Тоже, поди, жертвы разбойников.
      Но хорошо, что все закончилось именно так, все могло быть и куда печальней - это на свежую голову я понимал уже хорошо. Не знаю, какие аргументы пускал в ход Ворон, но они возымели силу. Дойди вся эта история до герцога - и кто знает, какую сторону он занял бы? Ну да, погибли благородные - но деревенька-то стоит на его земле, и там тоже народу убыло. Его народа. А благородные - чужие. Да еще и ученики мага.
      Финальным же эхом этой истории стали два любопытных момента, связанных с Вороном.
      Во-первых, он сообщил нам, что продуктами мы запаслись в достаточных количествах, так что походы по деревням пока прекращаются. Да и деревни окрестные мы все уже обошли, так что делать там теперь нечего.
      Во-вторых, в этот же день он посвятил занятие простым лечебным заклинаниям, из числа тех, которые не требуют особых знаний и умений. Он косил глазом в мою сторону и говорил о том, что маг должен знать и уметь подобное, ибо не всегда быстрые ноги дадут гарантию того, что необходимая помощь будет оказана своевременно.
      Впрочем, я был не в обиде - это было то, что знать точно стоило. Хотя - Ворон никогда не рассказывал нам того, чего знать не стоило.
      Еще меня беспокоил тот факт, что Рози на занятиях ни в тот день, ни на следующий не было. И никто ее не видел. Мы - я и Гарольд - спросили у Ворона было что и как, но он только выпустил клуб дыма из рта и посоветовал нам думать о занятиях, а не о девушках. Мол - девушки были, есть и будут, а он, Ворон, не вечен. И мы, к слову, тоже.
      Может, еще кто-то спрашивал, даже наверняка - но ответа, надо думать, тоже не получил.
      Впрочем, к концу недели она все-таки появилась, перед завтраком. Была Рози немного бледна, но при этом улыбалась как обычно. И еще ее явно растрогало то, как радостно ее встретили соученики. Почти все - Мартин и его ближники никак не выразили свою радость, да некоторые другие простолюдины тоже. Им было просто все равно.
      - Ну, ты как? - радостно гаркнул де Лакруа - Ох, ты нас и перепугала!
      - Точно - точно - подтвердил Фальк - Лежишь такая, лицом под цвет своей шубки и только глазами хлопаешь.
      - Да это ладно! Вот когда Эраст ее сюда принес - вот где страх-то был! - прижала руки к щекам Ромея - Сам весь в крови, ты вроде как уже и не дышишь!
      - Хорошо, что я этого не помню - мягко произнесла Рози и повертела головой, ища кого-то. Как выяснилось - меня - Барон фон Рут, я знаю, что осталась жива исключительно благодаря вам.
      Чего это она со мной на 'вы' перешла? Хотя - традиции есть традиции, я уже усвоил то, что многие дворяне, особенно из центральных королевств, впитывают их буквально с молоком матери. Вот и тут скорее всего в дело пошла какая-нибудь форма выражения благодарности за спасение жизни, закрепленная веками, с соответствующими фразами, а тот и интонациями. Хорошо хоть что я родом из Лесного Края, у нас там с этим проще. Бароны - люди простые, если за что-то благодарны, то просто сразу говорят за что, а потом устраивают пирушку на неделю-полторы, с охотой, девками и купанием в озере. Если таковое есть под рукой.
       - На самом деле, мистресс де Фюрьи, вы скорее пострадали из-за меня - потупился я. По этому поводу я много чего передумал и сейчас ни словом ни врал - Это все моя вина. Мне надо было бы сначала вас предупредить о том, чтобы вы спрятались в лесу, а после уже лезть в драку.
      - Барон фон Рут, вы делали то, что были должны - пришли на помощь тем, чьи жизни были в опасности - Рози сделала несколько шагов и оказалась рядом со мной - А я могла бы и сама сообразить, что не стоит лезть туда, куда не стоит лезть.
      - Красиво сплела фразу - заметил Гарольд - Надо записать будет. Если смог такое повторить и осознать - значит, можно дальше выпивать. Если нет - то все, надо с этим делом заканчивать.
      - Ни слова в простоте - прокомментировал от дальнего стола слова девушки Флик.
      Ишь ты, какие он фразы знает.
      - Барон фон Рут, в знак моей вечной вам благодарности за то, что вы для меня сделали, я прошу вас принять от меня вот это.
      Рози подняла правую руку вверх и разжала кулачок. У нее на ладони лежал перстень с блеснувшим в свете факелов ярко-синим камнем.
      Несколько человек присвистнули, а Аллан заметил:
      - Даже так.
      Я глянул на Гарольда, благо он стоял прямо за спиной Рози. Мой друг странно улыбался, поймав мой взгляд, он пожал плечами - мол, думай сам.
      - Я очень прошу принять вас этот перстень - Рози склонила голову набок - Мне кажется, это наименьшее, чем я могу выразить вам благодарность за ваш поступок.
      Перстень был золотой, камень в нем был большой и стоило все это вместе наверняка немало. Кто его знает, как оно все сложится дальше? А тут - вещица, продав которую, я год, а то и два, не буду испытывать нужды в деньгах.
      Да и потом - дают - бери, бьют-беги.
      Я, было, собрался взять подарок, но Рози покачала головой, взяла мою правую руку и сама надела перстень мне на безымянный палец.
      - Спасибо - удивился я.
      Можно было бы и без этого обойтись. Я бы и сам его на палец натянул.
      К моему удивлению многие зааплодировали, в основном девушки. Рози тоже несколько раз хлопнула в ладоши, неотрывно глядя на меня и я заметил у нее на безымянном пальце правой руки перстень, похожий на мой, только не с голубым камнем, а с розовым. Вроде раньше я его у нее не видел.
      - Мои поздравления фон Рут - Аллан отвесил церемонный поклон - Разумный поступок, в высшей мере.
      - Конечно - услышал я напряженный голос Магдалены - Если поразмыслить - то зачем тебе эта учеба, да, фон Рут?
      А что произошло-то? По всей этой суете я уже понял, что я не просто подарок получил, а что-то большее. Но что именно?
      - Завтрак стынет - наполнил залу голос Ворона - Ритуалы - это прекрасно, но время уходит.
      Мы уже привыкли к тому, что приказы, советы и даже пожелания наставника выполняются быстро и беспрекословно, потому поспешили за столы.
      Я плюхнулся на лавку рядом с Гарольдом и тихонько спросил у него:
      - Слушай, есть что-то, что мне надо знать? Я про этот перстень?
      - Фон Рут, не пугай меня - попросил у меня мой друг - Ты что, не понял, что делаешь?
      - Да я не пугаю - мне стало неспокойно - Это же просто подарок. Да?
      Гарольд поблагодарил Лили, которая плюхнула ему в миску каши и задумчиво посмотрел на меня.
      - Ты извини, Эраст, но мы вроде как уже совсем друзья, а потому я буду по-простому с тобой говорить, хорошо? - очень тихо сказал он, зачерпнув ложкой парующего варева - В смысле - буду употреблять слова, за которые не очень хорошо знакомые дворяне друг друга на поединках убивают. Но мы - друзья, а потому до этого, наверное, не дойдет.
      - Да называй ты меня как хочешь - совсем занервничал я - В чем дело-то?
      - Эраст, ты идиот - безмятежно сказал он мне - Никогда не видел человека, который вот так запросто, не подумав, походя, принимает решение, которое определит его судьбу. Кушай кашу, дружище, кушай. После завтрака договорим.
      Какая каша, мне кусок в горло не лез. Тем более, что я начал догадываться, что к чему.
      Да еще вдобавок взгляды, которые я ловил на себе, мне радости не доставляли. Среди них были сочувствующие и одобрительные мужские, добродушные и слегка насмешливые девичьи и даже два злобных. Один - Аманды, сидящей напротив слева, другой - Магдалены, сидящей на краю стола справа.
      И только Рози на меня не смотрела, с аппетитом поедая кашу и о чем-то попутно разговаривающая с де ла Мале. Бледность у нее прошла и на щеках расцвел румянец.
      После еды Ворон нам всегда давал минут десять перед началом заданий, как он говорил: 'Для наилучшего усвоения пиши'.
      Я с трудом дождался того, чтобы несколько человек встали из-за столов, к этому времени Гарольд как раз опустошил свою миску, после чего немедленно ухватил его за локоть и, стараясь не привлекать к себе ненужного внимания, потащил за собой.
      Получилось плохо - несколько смешков вслед я все-таки услышал.
      - Объясняй - потребовал я у него, как только мы миновали коридор и вышли на улицу - Живее, время поджимает.
      - Нууу - мой друг закатил глаза под лоб - Все началось в детстве. Кто-то из твоих нянек тебя уронил на пол, и ты сильно ударился головой.
      - Смешно - признал я - Гарольд, дружище, что я сделал не так?
      - Как по мне - так все - перестал придуриваться тот - Хотя, ради правды, выбора у тебя особого не было. Ты взял перстень двух душ - и поступил как благородный человек и как настоящий мужчина. Не возьми ты его - и де Фюрьи была бы опозорена. Вообще, если честно, она сама поступила не слишком-то по правилам, такие вещи делаются наедине. Или как запланированная церемония с участием родителей. Видно, были у нее на это резоны.
      - Что за перстень двух душ? - чуть ли не взвыл я, понимая, что натворил дел, которые мне еще аукнутся.
      - Слушай, как бишь называется место, откуда ты приехал? - поинтересовался у меня Гарольд - Где твой отчий дом стоит.
      - Владение фон Рут - нетерпеливо ответил ему я - У нас земли по родовым именам называются.
      - Бросить все - и уехать в владение фон Рут - мечтательно сказал Гарольд, уставившись в низкое серое небо - Вот там благодать-то!
      - Сейчас дагой в живот пырну - без тени шутки пообещал ему я.
      - Ладно-ладно - он понял, что перегнул - Хотя и неудивительно, что ты про это не знаешь, у вас таких традиций и нет небось. Видишь ли, Рози - она из очень старого рода девушка, ее предки по отцу, Фареи, сели на престол Асторга еще в век Смуты, а потому подчерпнули часть традиций от предыдущих династий, тех, которые правили до них. Да, ты в курсе, что в ее венах течет королевская кровь? Причем сразу двух правящих династий?
      - Двух? - удивился я - Про одну знаю, про вторую - нет.
      - Ты чуть вырос в моих глазах - одобрительно заметил Гарольд - Я уж подумал, что ты вовсе кота в мешке покупал. Так вот - по отцовской линии она в родстве с Фареями из Асторга, а по материнской - с Линдонами, из Блесса. Матушка ее - племянница, хоть и троюродная, короля Тревиса Третьего. Вот так-то.
      - Ты откуда это все знаешь? - не удержался я от вопроса, вертевшегося у меня на языке - Ты же Рози до школы вроде даже не знал?
      - С чего ты взял? - пожал плечами Гарольд - Знаком не был, а видеть - видел, на чьей-то свадьбе. Или на похоронах? Не помню уже. Больше скажу - мы с ней в каком-то колене даже родня. На самом деле старых родов в центральных королевствах не так уж и много, договорные браки между ними - норма вещей. Меня вот папаша хотел женить сначала на Изабелле ле Тье из того же Блесса, потом передумал и заявил, что я женюсь на Марии де ла Трийе, дочери графа де ла Трийе из Сонса. Мол - они с графом договорились. А я - ноги в руки и сюда. Ну их обоих, тем более, что видел я эту Марию. Вся рожа рябая и глаза в разные стороны смотрят. Так что тебе грех жаловаться - отхватил красотку из старинного и богатого рода, да еще и королевских кровей. И в кровать с такой лечь приятно и интригу, если что, закрутить можно. По линии ее отца до престола ведь, если не ошибаюсь, несколько шагов всего. С хорошими конфидентами и с благосклонностью гвардии... К слову - знаешь, кто капитан гвардейцев при дворе веселого короля Милона Четвертого Фарея, дядюшки Рози?
      - Кто? - обреченно спросил я.
      - Мой троюродный брат Тони - беззаботно сообщил Гарольд - Его отца когда-то лишил наследства мой дед, там длинная история была. Наследство - наследством, а родство родством, так что я с ним дружен. Слуууушай. А давай, если не сложится с школой, ну, если не помрем на инициации и не получим печать мага, правда трон захватим? Тебя - в короли, меня... Ну, не знаю. Может, в наместники, может - еще кем. Я придумаю.
      - Гарольд - взмолился я - Дружище. Я у тебя спросил - что это за ерунда?
      И я ткнул ему под нос перстень.
      - Я тебе ответил - терпеливо сказал он - Это перстень двух душ. А, понял. Смотри. Такие перстни, парные, по достижению двенадцати лет получают все девушки благородной крови от своих матерей. Они могут их принять или не принять. Многие не принимают, сейчас это уже не в моде. Традиция древняя, бестолковая и для родителей девушек очень неудобная. Так вот, если девушка их все-таки взяла, то она может воспользоваться ими, а может этого не делать. К примеру - не встретила она того, кто его достоин, выдали ее замуж - да и ладно. Шкатулку с ними в семейную сокровищницу отправят и все. А вот если нашелся тот, кому она решила перстень отдать, то начинается совсем другая баллада.
      - Это как обручение, что ли? - уточнил у него я.
      - Не совсем - помотал головой Гарольд - Ты понимаешь, перстни двух душ - это более тонкая материя. По идее, то, что ты его принял, на тебя никаких обязательств не накладывает. Формально - не накладывает. Рози сама выбрала тебя, она приняла решение и все обязательства по нему. Отдав тебе перстень, она как бы обещает, что будет верна тебе, что бы ни случилось.
      - Ффух - выдохнул я.
      - Не торопись - помахал пальцем Гарольд - Ты-то перстень взял, а значит, как благородный человек теперь обязан соответствовать. Как минимум - оберегать ее, хранить верность и попросить руки у отца. А если ты этого не сделаешь или, того хуже, вернешь ей перстень или спутаешься с другой, то она будет обесчещена. И останется у нее две дороги - или с обрыва в воду, вниз головой, или в орден сестер-хранительниц, под черный покров. Все. Ну, и тебе я не позавидую в этом случае - ты же не только ее опозорил, но и ее род. Отец у нее человек решительный, такую обиду не спустит и охоту на тебя откроет по всем правилам. Как минимум в центральные королевства тебе дорога точно будет закрыта.
      - О как - мне снова стало пакостно.
      - Но даже если он не станет мстить, то все равно тебе конец, пусть даже и не физический. О твоей репутации можно будет забыть - безжалостно сказал Гарольд - Свидетелей было полно, так что то, что ты принял перстень факт теперь общеизвестный. А дворянин без репутации - он хуже простолюдина. Я же говорю - не очень она честно поступила, не слишком правильно. Видать, сильно в тебя втрескалась, ну, или думает, что так оно и есть. Правда, нельзя не признать того, что рассчитано все очень неплохо - и свидетели, и повод. И еще тот факт, что в любой другой ситуации старший де Фюрьи тебе отказал бы в ее руке, на что ему зять-барон из медвежьего угла, но теперь...
      - Лесного предела - привычно поправил его я - Отказал бы - и хорошо.
      - Чего - хорошо? - жалостливо посмотрел на меня друг - По правилам в этом случае она должна отказаться от своего дома, а также рода, и последовать за тобой, куда бы ты не направился. Она - последует, поверь мне. Это тебе не неврастеничка Ромея, тут такой характер, замешанный на старой крови, чтоб будь здоров. Но Гастон де Фюрьи не откажет, ты же жизнь ей спас, причем опять же - при свидетелях. Там у них в семейном уложении по этому поводу специальный пункт есть вроде, мне про это кто-то рассказывал. Какая-то древняя история, с отсечением головы влюбленной паре. Слушай, вот ведь дикие были времена, а?
      - Бред какой-то - я вытер пот со лба. Мороз - а я мокрый стою, как мышь - Из-за каких-то побрякушек? - Перстни двух душ - это не просто побрякушки - назидательно сказал Гарольд - На них - благословение богов, это знают все, кроме тебя и, может еще, Фалька. И я не завидую той девушке, которая пустила перстни в ход, а после нарушила правила, установленные ими. Тебя, может, боги и помилуют, а ее - точно нет.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2684
  • Сообщений: 5935
  • Activity:
    44.5%
  • Благодарностей: +4371
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава шестнадцатая

       Это было первое занятие у Ворона, на котором я не столько слушал его, сколько размышлял о том, что мне делать дальше. И, как я ни крутил ситуацию, выходило одно и то же - моя жадность завела меня в тупик. Польстился на старое золото и большой камешек - и получил то, что заслужил.
      Как я там думал? 'Плаха, топор и палач'? Я явно себя переоценил. Придушат при оказии, да и все. Как только папаша Гастон узнает, кто на самом деле избранник дочери, так сразу даст команду - узнать обо мне все. И отправится неприметный человечек в Лесной Край, на предмет порасспросить о том, что за личность такая этот самый молодой фон Рут. Ну, предположим, что портрета покойного Эраста нет, не стал бы Йохим фон Рут тратиться на художника - но описать его точно опишут. И я с этим описанием совпаду только в росте, внешне ничего общего между нами нет. Ну, еще в цвете волос, ладно.
      Да и просто - накой ему зять в виде третьего сына занюханного барона? Нет, меня даже не придушат, я погибну при несчастном случае. Лестница подо мной проломится или пойду купаться и утону. И все для того, чтобы Рози не убивалась сильно и сдуру к сестрам-хранительницам не подалась, больных проказой лечить, не жалея себя. А так - ну что, бывает. Утонул и утонул. Жалко парня, но она тут вроде, как и ни причем. Самое же главное - в данной ситуации Рози от клятвы освободится, Гарольд это мне уже подтвердил. Несчастный случай снимает узы перстней.
      Вот тоже интересно, - а подстроенный несчастный случай считается?
       Ближе к обеду, разложив все 'за' и 'против', я понял - у меня теперь есть только один относительно верный путь. Даже не путь, а, скажем так - шанс. И он заключается в том, чтобы максимально быстро выполнить все, что мне поручено мастером Гаем, получить обратно мою жизнь и исчезнуть в никуда. Был барон Эраст фон Рут - и не стало его, пропал он навеки, растворился на просторах Рагеллона. Правда, про королевства мне стоит забыть, ну да и шут с ними. Есть северные окраины, есть Лесной Край, есть Халифаты... Хотя нет, там законы очень суровые. Там ворам конечности рубят под корешок, это чересчур.
      Хотя здесь все тоже очень относительно. Мастер Гай кто угодно, только не старый добряк, и вероятность того, что и он меня жалеть особо не станет ох, как велика. Накой ему свидетель? Не до конца понятно, правда, свидетель чего именно, но то, что я это он - несомненно. Так что он дунет, плюнет, закипит у меня кровь в венах - и вся недолга.
      И потом - надо еще выполнить то, что он пожелает. А это тоже не так уж и просто.
      Что примечательно - после этой мысли я почему-то успокоился. Только что идеи скакали в голове как зайцы по лесу, сердце колотилось так, что вот-вот грудную клетку пробьет - и внезапно снизошло на меня успокоение.
      Ну да, все плохо. Но это уже есть, деваться теперь все одно некуда. И потом - чего я запаниковал? До инициации еще полно времени, а до той поры ни отцу Рози, ни Гаю -никому до меня не добраться. Нет им ходу на Воронью гору. Точнее - Гай, по идее, может меня прикончить, вот только выгоды ему в этом никакой нет.
      И еще неизвестно, чем инициация кончится, может, мне после нее ничего уже будет и не нужно. Народ такие страсти по этому поводу в спальне рассказывает - волосы дыбом встают.
      Надо заметить, что грядущей инициации так или иначе боялись все, она была по сути последним кривым поворотом на дороге к статусу 'подмастерье' и одновременно с этим самым серьёзным препятствием к нему. Добро еще, если боги просто отклонят твою кандидатуру и после прикосновения скипетра к лбу ничего не произойдет, считай, что это ты легко отделался, поскольку шансов на то, что ты умрешь на месте было тоже немало. Если послушать байки, то случалось такое, что половина проходящих инициацию отдавала в этот день богам душу.
      Подобным образом, незамысловато и даже глупо умирать не хотел никто. Но и выбора особого не было. То есть - он был. Можно до начала церемонии просто сказать, что ты в ней не участвуешь - и все. Но чего ради тогда весь этот год здесь жить было, преодолевая, мучаясь и бегая по нужде на улицу, невзирая на погоду?
      Так вот - Гаю моя смерть точно ни капли не выгодна. Я ему живой нужен, ему знать надо, что здесь происходит, причем из первых рук. И не ему одному, судя по всему.
       А вот что правда мне интересно - Магдалена такая же, как я? В смысле - ее тоже сюда отправили против воли? И еще - она на самом деле благородная, или, подобно мне - дитя улиц?
      Вот только как это узнать? До перстней-то мне не представлялось слишком простым делом узнать истину по этому вопросу, а уж сейчас... Видели бы вы, насколько злобно она на меня зыркает. Хотя и не это самое страшное, от ненависти до любви один шаг, опять же - женщина в гневе как раз куда больше наломать дров может, чем в спокойном состоянии. Беда в другом - случись между нами что-то, и это непременно станет достоянием общества, такого шила в мешке не утаишь.
      Не стану врать - меня не слишком беспокоит душевный комфорт Рози. И даже тот факт, что она отправится к сестрам-хранительницам мне, по сути, безразличен, более того - будь у меня уверенность в том, что именно так и случится, я бы на радостях джигу сплясал и грешить побежал. Беда как раз в том, что такой вариант самый непроходной, у этой девчонки ума хватит вены вскрыть или сигануть башкой вниз все в тот же колодец, согласно традиций. И вот это меня на самом деле тревожит, этого мне ее папаша не спустит. Да и свои же не поймут. Ох, не поймут.
      Вот накой ей это все понадобилось? Ну, хотела отблагодарить - пожала бы руку, чмокнула в щеку. Отдалась бы, если уж так приперло 'спасибо' сказать, у меня вон и помещение теперь есть для этих нужд. Нет же, зачем нам простота путей?
      Ладно, это я уже по второму кругу пошел, чего теперь об этом говорить? Да и то - может та же инициация все расставит по своим местам. Кто-то из нас может стать магом, а кто-то нет - и тогда никто никому ничего не должен, один остается тут, второй свободен как птица. Оба можем получить печать - и это тоже изменит расстановку приоритетов, или как минимум отодвинет все формальности на пару-тройку лет, которые еще прожить надо. Ну, и наконец - кто-то из нас может умереть. А то и оба за Грань отправимся, что решит проблему в корне.
      И снова в мыслях появляется Магдалена... Мне её пытать, что ли?
      Стоп. Собственно - никто не застрахован от случайностей и любому может понадобится совет. Вот я его и испрошу у старших товарищей, почему нет? Я же не семи пядей во лбу, правда? Могу чего-то и не знать. Тем более, что про ритуал с перстнями душ мне никто ничего не рассказывал, так что здесь моя совесть чиста.
      Оно, конечно, может и боком выйти, моему работодателю, полагаю, подобные аргументы глубоко безразличны, его дело приказы отдавать, но и упрекнуть меня в том, что я просто сидел сложа руки, уже никто не сможет. Бывает, вот так вот вышло. Дайте больше времени на то, чтобы выжать из девки информацию. И посоветуйте, что со второй делать? Может, у нас в Асторге какие интересы есть, опять же?
      А там и до мая недалеко будет. До инициации.
      Стало быть - надо мне как можно быстрее попасть в Кранненхерст, к Йоганну. Хорошо, что связь двусторонняя, что они это предусмотрели.
      Но тут новая проблема. Никто не знает, будет ли наставник нас вообще из замка теперь выпускать, в свете последних событий, тем более в корчму. Особенно меня, того, кто четверых селян убил. Я не знаю и никто не знает.
      Тоже, что примечательно - вариант. Вот - не пускают меня на волюшку - и все тут. Забавно.
      Хотя нет, не забавно. Мастер Гай как подумает, что это я сам не желаю на него работать, каааак достанет мою кровушку... Бррррр...
      Нет, а забавно было бы на Рози жениться. Серьезно. Никакого сердечного трепета она у меня не вызывает, если честно, но зато добра за ней дадут наверняка много. Как там Ворон говорил - должность при дворе в столице и замок в его окрестностях? Для воришки из квартала это не просто много, это столько, сколько я себе представить не могу. Да и дворцы до того я только со стороны видел, изнутри не довелось. Зато отлично представляю себе, как это здорово, когда у тебя есть слуги, повара и все такое. Я хоть и маленький еще был, но помню, как подобное обстояло в том доме, где мне довелось быть живым истуканом. Удобно это и приятно, когда ты сам ничего не делаешь, когда тебе все на блюдечке приносят.
      Да и сама она ничего. Не косая, не рябая, ноги прямые, на подбородке ямочка и вон, пикантная родинка на правой щеке.
      Эх, кабы не ее папаша...
      - Фон Рут, перестань глазеть на де Фюрьи и удели пару минут мне - ворвался в мои мысли голос Ворона - Она никуда теперь от тебя не денется, а вот я повторно о компонентах зелья, позволяющего вывести из крови яд змей, рассказывать наверняка не буду. Запомнил - молодец. Не запомнил - дурак. Ты кем быть хочешь? Молодцом или дураком?
      - После того, что он сегодня отчебучил, на молодца он уже не тянет - подала голос Аманда - Хотя на дурака вроде тоже не похож. Он, скорее, полудурок.
      - Браво - похлопала в ладоши Магдалена - Интересная версия.
      - Иногда я жалею, Эраст, что женщин не положено убивать - лениво сказал Гарольд - Если бы такое сказал мужчина или хотя бы простолюдин, вроде Мартина - я бы на твоем месте ему язык подрезал со всем старанием и прилежанием. Но, с другой стороны - девкам ум и не нужен, они для другого созданы.
      - Для красоты? - уточнила Луиза язвительно.
      - Ну да, ну да - захохотал Фальк - Вроде того.
      - Дурак - надулась малышка.
      - Ряды дураков множатся - вставила свои пять медяков в разговор Фриша - И все среди благородных. А я давно говорила, что они вырождаются.
      - Еще раз скажешь про Эраста что-то подобное - и мы будем драться - совершенно спокойно заявила Аманде Рози, не поленившись встать из-за стола и подойти к ней - Дуэли между женщинами разрешены, по крайней мере по уложениям моего королевства. Магдалена, к тебе это тоже относится.
      Как это трогательно и как поднимает самооценку. Но только вот этого мне еще и не хватало.
      - Фон Рут, скажи, а ты что-то такое знаешь, чего остальные не знают? - с неподдельным интересом поинтересовался у меня Гарольд - Чего эти трое вокруг тебя вытанцовывают с таким энтузиазмом? Ну, одна-то понятно, у нее теперь выбора нет, а остальные-то чего? Мастер, вы с ним никакой специфической магией не занимались? Он вроде как не красавец писаный - однако же за него скоро битва начнется. Я тоже так хочу!
      - Дурак! - одновременно отозвались на эту реплику сразу три девичьих голоса.
      - Вы другие слова знаете? - поинтересовался Ворон у участников перепалки - Если я его первым сказал, не означает того, что только им и надо пользоваться. Ни к чему это бездумное копирование.
      Глупее всех чувствовал себя я. Речь вроде как обо мне идет, но при этом я ни слова вставить в эту перепалку не мог, просто не успевал. И остановить ее тоже.
      Впрочем, где-то по большому счету мне было еще и приятно. Любая из этих трех девушек еще полгода назад на меня бы и не взглянула, просто в силу того, что я для них не существовал вовсе как разумное существо, я для них был бы более чем грязь под ногами. Вот ведь какая забавная штука - выходит, титул делает человека человеком. И было надо только назваться бароном, и все, ты - существуешь. Значит - слово сильнее разума и чувств?
      Вот было бы забавно, если бы сейчас они узнали кто я!
      В это время ко мне пришла помощь, причем оттуда, откуда я ее совершенно не ждал.
      - Эй, ле Гард - Мартин окликнул Гарольда - Значит, говоришь, подрезал бы мне язык? Ну, платка у меня нет, мы люди дикие, неотёсанные, пальцами сморкаемся, но специально для тебя вот, завел себе какую штуку.
      Он, привстав, достал из кармана порток некую тряпицу и завязал на ней узел, в точности копируя движения моего друга, те, что он проделывал накануне.
      - Нет, все-таки какая у вас жизнь насыщенная! - с завистью сообщил нам Ворон - Любовь, ненависть, кровопускания по поводу и без. Эх, где мои семнадцать лет! Ладно, это все здорово, но вернемся к изначальному вопросу. Фон Рут, так что там с магией и девушками?
      - Девушки - это прекрасно - отозвался я - И магия - тоже. Одно с другим связано неразрывно.
      - Н-да - Ворон почесал ухо - Иногда мне бывает очень сложно понять другого человека. Вроде на одном языке говорим, а все равно чушь какая-то выходит. Фон Рут! Боги с ними, с девушками. Вы дальше собираетесь учиться или нет? Если нет - берите мистресс де Фюрьи, лошадок своих и отправляйтесь в путь к большому личному счастью, пока стоит зима с морозами и дороги не развезло. Если да - то заканчивайте размышлять об личном в то самое время, когда я делюсь с вами знаниями. Это нужно не мне, это нужно вам. Кстати - касается всех. И вас, де ла Мале, и вас, и вас...
      Ворон встал с кресла и тыкал пальцами в моих соучеников.
      - Те из вас, кто дотянет до инициации и переживет ее, должны знать основы нашего ремесла. Я не буду их снова повторять тем, кто вернется сюда осенью, поскольку подразумеваю, что мои ученики их знают и помнят. И еще - обретение инициационной печати мага еще не означает того, что вы получили право на ошибку или незнание основ. Это всего лишь возможность приоткрыть дверь, но еще не право переступить за порог дома, который за ней находится. Это - мой дом, и мне решать, кто будет в нем жить, а кто нет. Да чего далеко ходить. Вы в курсе, что после того как у каждого из вас на груди появится печать, то я, как ваш наставник, получу право над вашей жизнью и смертью до самого конца обучения? Сейчас у меня его нет. Вы вольны уйти отсюда навсегда в любой момент, и я не в праве вас остановить, а вот после инициации это будет возможно только в том случае, если кто-то из вас будет изгнан мной. Или убит, причем мною же. Так что поверьте - сейчас вы живете прекрасно и легко. Осенью те, кто сюда вернется, эти дни будет вспоминать как счастливые и беззаботные.
      - Мне почему-то стало страшно - сообщила всем Гелла, не особо сообразуясь с тем, что наставник еще не закончил свою речь.
      - И это правильно - одобрил ее фразу Ворон - Это значит, что у тебя, моя дорогая, все в порядке с рефлексами. К слову - вот к Гелле претензий нет. Учится, слушает, работает неустанно, кашу хорошо варит. Чудо, а не ученица. Фон Рут!
      - Да, мастер-наставник! - для приличия я вскочил и выкатил грудь колесом.
      - Меньше думай о всякой ерунде, больше об учебе - Ворон успокоился и сел в кресло - И гляди у меня.
      - Гляжу, мастер-наставник - и я уставился на него.
      - Вот и правильно - одобрил тот.
      - Наставник - снова подала голос Гелла - А правда, что не только у вас будет власть над нами, но и у нас будет официальное право на... эммм... Непослушание. Хотя это не то слово.
      - Я понял, о чем ты, девочка - кивнул Ворон - Да, это так. Любой из тех, кто станет обладателем печати мага, будет вправе кинуть мне вызов на поединок. В том случае, если я буду в нем побежден, этот ученик обретет почетное право на три желания, которые я буду обязан выполнить. Ну, или на мое имущество, в том случае, если я в этом поединке буду убит. Предваряя вопрос - желания любые, даже невыполнимые. Если я погибну в процессе их исполнения, то опять же этому везунчику достанется мое имущество. И долги! Это право учеников освящено богами, и я не в праве с ним спорить.
      - Ого - народ запереглядывался - Ох, ты! Впечатляет.
      Вот и еще один способ избежать смерти из рук мастера Гая - подумал я, плюхаясь на лавку. Вызвать Ворона на поединок, победить его и заставить отобрать у старого приятеля пузырек с моей жизнью. Жалко - почти невыполнимый, не сказать - безумный.
      - Да, только помните - деловито произнес маг - Если меня ученику убивать необязательно, скажем так - это остается на его усмотрение, то мне такого наглеца убить предписывают установленные правила. В любом случае, даже если я сам подобного хотеть не буду.
      И до того-то эта мысль сама по себе казалась бредовой, а после такого - и вовсе. Не знаю, кем надо быть, чтобы нашему учителю вызов бросить.
      Остальные явно придерживались той же самой точки зрения, это было заметно по скептическим улыбкам, которыми они обменивались.
      - И это не все сюрпризы, которые припас вам ваш добрейший наставник - костистое лицо Ворона озарилось отеческой улыбкой - После инициации мнооого интересного будет. Да и до того - тоже.
      Тут все призадумались, потому как состояние 'до того' - это по сути день сегодняшний. Куда же еще интересней, чем есть?
      Но во всем этом был один позитивный момент - про меня все забыли. И то радость.
      Впрочем - не все. Вечером, уже после занятий и того, как я, в компании с Жакобом, Фюнцем и еще несколькими ребятами и девчонками закончил свою трудовую повинность, проще говоря - вычистил нужник (еще осенью, после многочасовой ругани, было решено составлять график на месяц, причем те, кто делал эту работу в предыдущем месяце, в него не попадали. Состав определял жребий, работы производились раз в неделю) произошло кое-что любопытное.
      Я, голый по пояс, ополаскивался холодной водой и негромко ругался сквозь зубы. Вопрос с мытьем в замке Ворона решался просто - у него была достаточно большая по размеру мыльня, где раз в неделю мы по очереди - сначала девочки, потом мальчики и мылись. В ней же и умывались, правда, только холодной водой. Оно, конечно, неплохо было бы и почаще мыться, но сама идея о том, чтобы таскать ведрами такие объемы воды пару раз в неделю, а перед этим еще и дрова, являлась для нас просто недопустимой. Раз в неделю - достаточно, с этим согласились все.
      Так вот - мылся я в гордом одиночестве. Все уже убежали в спальню, а я припоздал - сдавал туалеты Тюбе. Ворон нам не слишком доверял, а потому вменил ему в обязанность непременно осматривать все, что мы сделали в плане подсобных работ. И он, гордясь оказанным доверием, был очень придирчив. Настолько, что в прошлый раз вспыльчивый де Лакруа ему чуть череп не проломил, причем Мартин его в этом поддержал. На моей памяти подобное единение произошло впервые.
      В тот момент, когда мне начало казаться, что мерзкий запах испражнений наконец-то от меня отвязался, на мою голую спину легла чья-то ладонь.
      - Твою! - подпрыгнул я, разворачиваясь и кладя ладонь на рукоять даги (с ней я не расставался даже здесь, во избежание) - Да ты что?
      Это была Рози, она стояла, склонив голову к плечу и с интересом рассматривала меня.
      - А ты крепкий на самом деле - с непонятной интонацией произнесла она - В одежде - и не скажешь, а так... И, что мне нравится - нет лишнего веса. Меня отец хотел отдать за сына лорда Винтербергского, Рауля. Ох, он и жирный был! Ужасно! И страшный! Я, как только представила себя с ним, так сразу решила - или сюда, в школу, или к сестрам-хранительницам. Только не за него!
      - Какая печальная история - я вытерся тряпкой, заменявшей мне полотенце, и натянул сменную рубаху. Одевать то, в чем я работал было никак нельзя из-за запаха, потому у каждого из нас уже появилась рабочая одежда, которую мы собирались торжественно сжечь после инициации, перед началом вакаций - Отец, поди, не одобрил такого решения?
      - Не одобрил - подтвердила Рози - Совершенно. Даже хотел меня проклясть, но дедушка не дал ему этого сделать. Дедушка меня очень любит, а потому все прощает, моему отцу велел не мешать мне жить. И потом - я же не старшая дочь, так что это не слишком принципиально. Для союза между семьями, имеется в виду. За Рауля отдали Джейн, она младше меня на год. Как мне рассказали, она меня прокляла и пообещала непременно отомстить. И отомстит, будь уверен. У нас, де Фюрьи, слово с делом редко расходится. Вернее - никогда не расходится. Хотя, увидела бы она как я тут туалеты чищу и холодной водой моюсь, то сочла бы месть уже осуществленной. Не говоря про кучу других неудобств.
      - Откуда знаешь? - полюбопытствовал я - Письма сюда не идут, почтовые голуби не летят, а способов узнавать новости на расстоянии еще никто не придумал.
      - Я... - отвела глаза в сторону девушка, а после неожиданно твердо уставилась на меня - Кормилица приезжала и мне это все рассказала. Как раз в тот день, когда все случилось. Я не за шерстью ходила, а к ней. Видишь, я честна с тобой.
      - Да могла бы и соврать - я заправил рубаху в штаны, застегнул колет и надел перевязь с шпагой - Не обижайся, но мне все равно. И сразу - я не знаю, зачем ты отдала мне этот перстень, правда. Но при этом я уверен в одном - как потенциальный супруг я тебе совершенно не интересен. И в приступ внезапной любви я не верю совершенно.
      - Откуда ты знаешь? - прищурилась девушка - Откуда такая уверенность? А может чувства проснулись в тот момент, когда ты меня на руках нес, прижимая к груди, а? Что ты знаешь о любви и что ты знаешь о женских слабостях? Не сомневаюсь, что у есть опыт общения с женщинами, в который входят полтора десятка служанок, моющих полы в доме твоего отца и полдюжины куртизанок, которых ты навестил по дороге сюда, в школу - но поверь, это все не то. Это разве женщины?
      - А ты все знаешь? - хмыкнул я, решив особо с ней не церемониться. Тем более, что свидетелей у этого разговора здесь нет - Много на себя не бери. Может, у меня была неземная страсть к дочери соседа-барона, может, мы пожениться хотели?
      - Не-а, врешь - Рози прислонилась к стене, заложив руки за спину - Не было ничего такого, я бы о подобном знала. Никого у тебя нет, в том числе и толстомясой соседки-баронессы. Ну, кроме меня, само собой.
      - Экая ты самоуверенная - натянув одежду я почувствовал себя более комфортно. Причем не столько физически, сколько морально - Ну ладно, угадала нет никакой соседки - ни толстомясой, ни худой. Но это не означает, что я только и делаю, как сплю и вижу нашу с тобой свадьбу.
      - До свадьбы еще дожить надо - многозначительно сообщила мне Рози и показала мне палец с надетым на него перстнем - Это много чего значит, но далеко не все.
      - И? - я никак не мог понять, куда она клонит.
      - Ты еще должен доказать, что достоин меня. Один подвиг - это прекрасно, но этого мало. Тебе надо еще...
      - Кому надо? - я даже опешил. Вот же. Я голову ломаю, как от нее избавится, а она мне же объясняет, что неслабо попотеть придется для того, чтобы ее завоевать - Мне вот лично ничего не надо от тебя, ты уж не обижайся. В лесу я тебя спас, было такое, но только потому что ты мне не чужая. Будь на твоем месте Луиза - и все было бы точно так же.
      - Это понятно - даже не обиделась Рози - Но спас-то ты не ее, а меня. Вот и выходит, что судьба связала тебя не с Луизой, а со мной.
      Боги мои! Как понять этих существ, под названием 'девушки', а? Мне это не под силу.
      - Так с чего же мне тебе что-то доказывать тогда надо? - уже чуть ли не в голос спросил у нее я - Если судьба распорядилась? Причем твоими руками и в присутствии свидетелей.
      - Без свидетелей перстни двух душ знаешь, кто вручает? - осуждающе глянула на меня Рози - Знаешь?
      - Нет - обреченно признал я - Не знаю. Я вообще о подобных штуках до сегодняшнего дня даже не слыхал. Нет у нас в Лесном Краю такого, мы там проще живем и женимся все больше по любви.
      - Это говорит не о достоинствах твоей родины, а о пробелах в твоем образовании - назидательно произнесла Рози - Поясню. Без свидетелей перстни вручают только те девушки, которые в себе не слишком уверены или не уверены вовсе. Кому приятно, если ты перстень юноше даришь, а он не берет его? Это же - позор!
      Да если бы я знал, что к чему, ты бы этого позора не обобралась! Шиш бы я его взял!
      - А во мне ты была уверена? - уточнил я, даже не стараясь убрать из голоса иронию.
      - Скорее - в себе - скромно опустила глаза Рози.
      Я только поднял руки вверх и потряс ими, призывая всех богов, сколько их там на небе есть, поглядеть на это чудо в кудряшках.
      - Вернемся к теме разговора - закончив свою пантомиму и переведя дыхание, попросил я ее - Рози, что тебе конкретно от меня надо? Как от владельца парного с твоим перстня?
      - Судя по всему, тебя по поводу них просветили? - уже не шутливым, а деловитым тоном уточнила она - Гарольд наверняка постарался.
      - Наверняка - не стал скрывать я.
      - Так вот - я девушка очень самолюбивая и по натуре собственница. Есть у меня такая черта, наследственная. Я очень прошу тебя - не создавай ситуаций, в которых моя честь и мое самолюбие смогут пострадать, хорошо?
      Что такое? Сколько у нее лиц? Вместо хихикающей недалекой девочки-подростка на меня смотрела очень серьезная юная леди.
      - Проморгайся ты уже - меня шутливо щелкнули по носу - Слушай, нельзя быть таким доверчивым, даже со мной. Ну вот не смогла я себе отказать в развлечении, ты так забавно выходил из себя. Обещаю - больше такое не повторится.
      - Тогда снова тот же вопрос - насупился я - Зачем?
      - Эраст фон Рут, что тебя не устраивает? - суховато спросила у меня Рози - В случае нашего брака ты получишь то, что тебе в твоем Лесном Углу и не снилось. И это все помимо меня, красивой. Ну, разумеется, сначала мы окончим эту школу и уже потом продолжим об этом разговор. Я не люблю менять свои цели. Даже если с браком не сложится, то ты в накладе не окажешься, слово де Фюрьи.
      - Краю - поправил ее я.
      - Что? - не поняла она.
      - Лесном Краю - повторил я
      - Краю - не стала спорить Рози - Как скажешь. И все же - что тебя не устраивает?
      - Меня не устраивает то, что я не понимаю смысла происходящего. Мне не нравится, когда меня играют втемную. И еще мне очень не нравится то, что со мной говорят, как с наемником. Ты ничего не перепутала?
      - Тебя никто никуда не играет. Что вообще за выражение такое? - Рози взяла меня за руку - Просто вдвоем выживать проще, чем одному. Друзья - они сегодня есть, завтра нет. А нас было и есть двое, понимаешь? Это нечто большее, чем дружба. Что же до награды - я просто не так выразилась. Устала, спать хочу, вот и несу всякую чушь.
      Все я понимаю. Точнее - понимаю, что ты затеяла какую-то свою игру, по своим правилам, но мне их рассказывать не хочешь. Не вопрос, пусть будет так. В любом случае вот это как раз меня устраивает, и в первую очередь тем, что с папой в ближайшее время знакомится мне точно не придется. А если все пойдет не так, как ты ожидаешь - не обижайся на Эраста фон Рута. Ты же не захотела меня посвящать в свои планы.
      И еще - надо будет ухо с ней держать востро, от греха.
      - Рози, ты, по-моему, сама не знаешь, чего хочешь - по возможности мягко произнес я - Но - пусть будет так, как ты хочешь, почему нет? Честь твою не надо марать? Не буду. Знаки внимания надо оказывать?
      Девушка кивнула.
      - Окажу - заверил ее я - Мне не сложно. Но и ты помни - я тебе не игрушка, не мальчик на побегушках и не слуга. Хорошо это помни. А то я как этот перстень одел, так его и сниму. При всех.
      - Ого - Рози положила мне руки на плечи - А ты не так просто, мой юный лев. Это - прекрасно. Да, будут еще кое-какие формальности, но об этом потом, после инициации.
      Она прикоснулась губами к моей щеке и выпорхнула из мыльни. - Ба! - послышался ее голосок из коридора, снова немного кукольный, с дурашливыми интонациями - А тебе разве в детстве не говорили, что подслушивать нехорошо?


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн HELOUN

  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 1978
  • Сообщений: 5358
  • Activity:
    14%
  • Благодарностей: +2437
  • Пол: Мужской
Ну что ж,очень хорошо!!! spr


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава семнадцатая
 
  - Вот еще - это была Аманда - Я сюда по своим делам пришла, просто мешать вам не хотела, как это и водится у воспитанных людей.
  - И даже уши зажала? - с поддельным уважением протянула Рози - Чтобы ничего не слышать?
  - Подобное - уже излишняя воспитанность - Аманда, видимо, решила не реагировать на ироничный тон Рози, но при этом от нее и не отставать - Да и беседа была интересной, грех не полюбопытствовать. Слушай, а я думала, что ты белая и пушистая. До сегодняшнего дня, пока ты Эрасту перстень не подсунула.
  - А я разве не такая? - удивилась Рози.
  - Не поверишь - но нет - подтвердила Аманда - Если и были какие-то сомнения, то сейчас, после того, что я услышала, они ушли в никуда. Зато теперь я знаю, что ты великолепная актриса. Ведь как ты всех...
  Звук, раздавшийся вслед за этим, не оставлял сомнений в том, что именно задумала сделать моя нареченная - именно с ним сталь кинжала покидает ножны.
  - Значит так... - голос Рози было еле слышно, и я понял, что тянуть не стоит.
  Картина, которую я увидел, покинув мыльню, была именно такой, какой я ее и ожидал увидеть.
  Рози приперла Аманду к стене и приставила кинжал к ее горлу. Причем выражение её лица не оставляло никаких сомнений в том, что в ход она его пустит умело и не особо задумываясь. Испуга на лице Аманды при этом не было, но и радости, понятное дело тоже.
  - Не так - прошептала она, зло глядя на Рози.
  Что примечательно - сомнений в том, что Рози точно потом выпутается из этого дела, даже при том условии, что сейчас она располосует Аманде горло от уха до уха, у меня отчего-то не было. Наверняка найдет веские аргументы при разбирательстве этого убийства, когда им Ворон займется, и докажет, что так было надо. Ну что, свезло мне с потенциальной спутницей жизни. До ужаса.
  Вот только Аманду ей задевать не стоило. Я к ней хорошо отношусь, причем очень. Она мне даже снилась пару раз, что меня немало удивило. И то, что она вытворяла в этих снах - тоже, правда тут удивление было приятное.
  - Значит так - повторила Рози и сузила глаза.
  Рука Аманды бесцельно хватала пустой поясок - она не взяла с собой оружие, что было очень непредусмотрительно.
  Замок в последнее время был безопасен, и многие девушки оставили привычки первых недель, убрав кинжалы в сумки с вещами. Ребята себе такого не позволяли и именно это поставило крест на планах Рози.
  - Значит так - произнес уже я, когда острие моей шпаги коснулось ее горла - Убери свой кинжал от шеи Аманды и отпусти ее. Прямо сейчас.
  - Ох ты - делано удивилась Рози, но выполнила требуемое - Вот так избранника я себе нашла. Не успел перстень надеть, а уже меня убить пытаешься? И не совестно тебе, дворянину, нападать на женщину с оружием? Это вне законов чести.
  - Не создавай ситуации, в которых мне захочется это сделать - и все будет хорошо - посоветовал ей я - Аманда - одна из нас и трогать ее даже не думай. А со своей честью и совестью я как-нибудь да разберусь.
  - Какая прелесть! - всплеснула руками Рози, причем кинжала в одной из них уже не было - А она тебе что, нравится? Аманда, понятное дело, а не честь и совесть.
  - Тебе что в этом за печаль? - я не спешил убирать острие шпаги от ее горла - Может да, может - нет. Это моя жизнь, она к тебе касательства не имеет. Ты предложила мне сделку - я принял ее условия. Какого тебе еще надо, родная моя? Мы не супруги, хвала богам, и у каждого есть право на свою жизнь.
  - Мне не нужны сплетни - жестко произнесла Рози - Это часть договора. Если ты заведешь с ней шашни, то это вылезет наружу, подобное мне совершенно не нужно. Это нанесет урон уже моей чести. Если тебе твоя безразлична, то моя мне важна.
  - Твоей - чему? - приставила ладонь к уху Аманда - Извини, не дослышала?
  - Чести - ответил я - Да, в свете последних событий это звучит сомнительно, но формально Рози права. Вот только не стоит всех ровнять по себе, лебедушка моя. Аманда из другого теста слеплена, она - не ты.
  - 'Лебедушка' - Рози передернуло - Эраст, больше так меня не называй, все эти ваши эпитеты, произведенные в Лесном углу...
  - Краю - привычно поправил ее я.
  - Да, извини - краю - Рози пощелкала пальцами - Они такие... Корявенькие. Пообещай, что не станешь употреблять это слово.
  - Это - не буду - согласился я - Как скажешь.
  Поняв, что пошел конструктивный разговор, я убрал шпагу в ножны.
  - Предлагаю всем нам дружно забыть о случившемся конфликте - Рози протянула Аманде руку - Ну, случилось - и случилось. Нервы, усталость, недосып. Всякое бывает.
  - Хорошо - та отвела глаза в сторону и не делая ответного жеста - Не вижу смысла портить друг другу жизнь в данный момент, не до того сейчас. Но не думай, де Фюрьи, что я что-то забуду.
  И Аманда красноречиво потерла горло.
  - Не сомневаюсь - кивнула Рози и посмотрела на меня - Но у меня душа шире и потому я прощаю Эрасту его поведение и махание шпагой. Он у меня очень вспыльчивый.
  Не сомневаюсь, что она этого мне вовек не забудет, не тот это человек, это мне было предельно ясно.
  Одно хорошо - жениться мне на ней теперь точно не придется. До этого точно дело теперь не дойдет.
  - Ладно, я спать - Рози погрозила нам пальчиком - А вы - не шалите. Или шалите, но так, чтобы вас никто не видел, вообще никто. И помни, Грейси - это моя собственность.
  Аманда было хотела что-то сказать, но я ее опередил.
  - Вы забыли, мистресс де Фюрьи, что в нашем мире женщина собственность мужчины, а не наоборот, об этом говорит даже обряд бракосочетания. Как там? 'И станет отныне она частью его'. В случае нашего брака это вы станете частью меня, а не наоборот. И дети будут сначала мои, и только потом - ваши. Потому ступайте спать и не говорите больше никому подобных глупостей.
  - Н-да - Рози склонила голову к плечу - Знаете, за что я люблю жизнь?
  - Ну? - нехотя спросила у нее Аманда - Удиви меня.
  - Угадала - хлопнула в ладоши Рози - Как раз за то, что она постоянно меня удивляет! Все, я ушла, как мне и велел мой господин.
  И, изобразив замысловатый поклон в стиле Семи Халифатов (Гарольд много мне про них рассказывал, он там бывал), девушка направилась в сторону спальни. Правда у поворота в другой коридор она обернулась и прощебетала -
  - Надеюсь, все что здесь было останется между нами? Мне кажется это в наших общих интересах. Или я не права?
  Ответа она ждать не стала и оставила меня наедине с Амандой.
  - В одном она точно права - посмотрела ей вслед девушка - Не перестаю удивляться тому, что все время одних людей за других принимаю.
  - В смысле - что она не очень-то де Фюрьи? - уточнил я.
  А что? Теперь я любой факт сомнениям буду подвергать.
  - В том смысле, что безобидной ее не назовешь - пояснила Аманда - Теперь надо будет ходить и оглядываться. С виду - бабочка-однодневка, да и только, а копнешь поглубже - и вон чего вылезло. Но она точно де Фюрьи, я ее видела на венчании нашего первого принца Салазара с Эмилией, старшей дочерью короля Асторга. Она была в ее свите. С чего у тебя такие мысли вообще возникли?
  - Не знаю - пожал плечами я - Не могу объяснить.
  - Бывает - Аманда взъерошила свои короткие черные волосы - Меня тоже иногда заносит в мыслях в такие дали, что жуть берет.
  - Это да - признал я - У меня тоже так случается.
  - Но вообще ты переборщил - поморщилась девушка - В смысле - с шпагой. Увидь это кто - позору потом не обобрался бы. На леди - и с оружием.
  - Я из Лесного Края, у нас там все проще обстоит - решил я окончательно опорочить свою ненастоящую родину - И потом - как мне показалось, она не шутила. Ты так торопишься умереть?
  - Вот уж нет - Аманда улыбнулась, на щеках у нее обозначились ямочки - И в мыслях не было такого.
  - Ладно - я ей подмигнул и двинулся вслед за Рози - Пойду баиньки. День был длинный, долгий и хлопотный.
  - Погоди - она схватила меня за рукав - Вообще-то я тебя искала.
  Может, правда на меня какие-то чары навели? Ну, там - обаяния или дополнительной привлекательности для женского пола?
  Правда в данном случае я против ничего не имел - Аманда мне нравилась. С собой надо быть честным - не просто же так у меня сердце в груди так забухало, когда я ее голос услышал?
  - Это приятно - остановился я и накрыл ее ладонь своей - Хотя и неожиданно.
  Я улыбнулся (как мне показалось - очень обаятельно) и крайне удивился, когда она вырвала у меня свою руку и повертела пальцем у виска.
  - Ты сбрендил? - спросила у меня Аманда, покраснев - Совсем? Ты чего меня хватаешь? Я тебе кто?
  Вот тебе и раз.
  - Ты же сама сказала, что меня искала - даже как-то обиделся на нее я.
  - Но не для того ведь, чтобы... - Аманда пощелкала пальцами, подбирая походящее слово - Чтобы... Глупостями всякими заниматься. Тем более с тобой! Тоже мне - мечта девушек из высшего общества. Приперся тут из своего Лесного угла и хватается!
  - Края - рявкнул я - Из Лесного Края!
  - Да какая разница? - махнула ладонью Аманда - Все одно - глушь да дичь. Я тебе просто хотела кое-что показать. Ты мне человек не чужой, а потому - пошли за мной.
  Она снова глянула на меня, причем в глазах ее читалось 'Вот нахал самоуверенный' и зашагала по коридору.
  Я побрел за ней, раздираемый противоречивыми чувствами. Сильнее прочих была обида. Так же я себя ощущал в тот день, когда меня выбросили на улицу из благородного дома. Вроде ничего и не делал - так за что меня так? Вчера у меня был угол и тарелка с супом, а сегодня непонятно где жить и как на кусок хлеба заработать.
  Вот и тут такая же ерунда. Я ведь ничего не сделал - только за руку ее потрогал. Даже не за попу. И на тебе!
  Аманда вела меня по каким-то переходам, в которых я ни разу не бывал. Я вообще особо по замку не лазил, в отличии от где-то десятка моих соучеников, которые обшарили все его входы-выходы. Смысла для себя я в этом не видел, да и времени на подобное толком не было. А то, что было тратить на подобное не хотелось.
  А переходов было много, больше, чем казалось снаружи. Аманда уверенно по ним топала, держа перед собой горящий факел, который она невесть когда и где прихватила. Мы поднялись на третий этаж, прошли по какой-то витой лесенке, спустились вниз, снова поднялись и наконец оказались в комнатушке, очень маленькой и тесной, но зато с высокими узкими окнами. Красивыми, надо сказать, окнами. Мастер Гай в одном из городов, которые мы проезжали, назвал такие словом 'витраж'. Вот это витражи и были, только из-за пыли и отблесков пламени факела не было видно, что на них изображено.
  - И что здесь? - огляделся я - Что ты мне хотела показать?
  Видимо свое дело сделала усталость и нервное напряжение - в какой-то момент мне подумалось о том, что Аманда меня сюда завела для того, чтобы убить. А что? Здесь кроме нее лет сто никто не бывал, поди - вон, пылюка какая кругом. И в ней видны следы только ее маленьких ножек. Два удара ножом, оставить меня здесь - и еще лет через сто меня найдут новые ученики нашего наставника, а потом будут долго гадать - кто я такой и почему тут помер? А может и вовсе не найдут.
  Инстинктивно я положил руку на эфес и это движение Аманда заметила. Больше скажу - она его даже верно расценила.
  - Нет, ты точно переутомился - укоризненно сказала она мне, втыкая факел в специальный зажим на стене - Больно мне надо тебя убивать. Да и вообще, мальчики, заигрались вы уже в войну. Скоро без повода на людей бросаться будете.
  - Без повода не будем - проворчал я - Тем более что поводов - полно. Тот же Мартин...
  - Мартин - перебила меня Аманда и покачала головой - Не поверишь - за тем тебя сюда и привела. Посмотри-ка.
   Она подошла к одному из узких витражей, толкнула его, и он беззвучно открылся. Надо же, петли давно вроде проржаветь должны были, а нет, даже не скрипят. В комнату ворвался поток свежего и очень холодного воздуха.
  - Смотри - очень тихо сказала она мне, показывая на что-то рукой - Вон.
  Я подошел к окну, стараясь все-таки не поворачиваться к ней спиной и глянул вниз.
  Мы, судя по всему, находились в одной из верхних башен замка, ибо Мартин, которого я увидел там, внизу, на небольшой площадке, окруженной стенами, казался отсюда если не маленьким, то очень невысоким.
  - Это внутренний двор - почти на ухо пояснила мне Аманда - Не знаю, как он в него попадает, дверь, ведущая в него, всегда закрыта. А он каждый вечер - здесь. То ли у него ключ есть, то ли он двери умудряется как-то без него открывать. Я слышала, что воры так умеют делать, но у меня знакомы воров нет, спросить не у кого.
  Это верно, воров знакомых у тебя точно нет. Откуда им взяться?
  Но Мартин какой молодец. И то он умеет делать, и это. Прямо универсал какой-то.
  - Вот так - каждый вечер? - переспросил я - Ох ты ж мать моя!
  - Ну да - подтвердила Аманда - И не холодно ведь ему! И еще - Эраст, тебе надо последить за речью. Ну что за выражения?
  Впрочем, последние её слова я пропустил мимо ушей - я смотрел вниз. И там было на что глянуть. Там обнаженный по пояс Мартин упражнялся со своей глефой. Даже отсюда было видно, как перекатываются тугие клубки мышц у него на спине, и холодная луна отражалась на обеих лезвиях его оружия.
  Это даже упражнениями было нельзя назвать, этому процессу скорее подходило какое-то другое название. Человек и оружие были одним целым, не оставляя возможности зрителю отделить одного от другого.
   Мартин совершал выпады и уходы, он перетекал как капля воды из одной боевой стойки в другую, движения были выверенными и отработанными, и потому это выглядело не столько тренировкой, сколько неким увлекательным и завораживающим зрелищем, за которое было бы даже не жалко отдать денег. У нас в городе он точно собрал бы немало денег на главной площади. И в десять раз больше получил бы от жен купцов, которые были охочи до таких молодцов, как он.
  - Очень сильный боец - прошептала мне на ухо Аманда - Да не высовывайся так из окна, он нас заметить может.
  Ну да, ошеломленный увиденным, я чуть не по пояс из него вылез. И за спиной своей не следил, хоть и собирался.
  - Ну да - согласился с ней я, выполняя ее просьбу - Я такого и не видел никогда.
  - Я видела нечто подобное в нашем замке, года два назад. Приезжал к нам один мастер глефы - очень серьезно сказала Аманда - Я же тебе говорила, что мой папенька очень охоч до турниров и поединков, это у нас фамильное. Каждый год он проводит пару-тройку бугуртов и обязательно два больших турнира фехтовальщиков - весенний и осенний. На них со всего Рагеллона бойцы съезжаются. Я потому кое-кого из наших соучеников до школы знала, вот хоть бы того же Аллана или Виктора Форсеза, того, который из школы ушел недавно. Они с отцами своими к нам приезжали. Так вот - Мартин - он очень хорош, можешь мне поверить. Не знаю, где он научился так владеть глефой, но мастер Ромни, тот, про которого я говорю, так он этим оружием владел может только чуточку лучше. При этом один против трех мечников выходил - и побеждал их, я это сама видела.
  - И для чего ты мне это сказала? - я не отрывал взгляда от Мартина, который в это время сделал что-то вроде кульбита, при этом не выпуская из рук своего оружия.
  - Ты на него держишь зуб - Аманда не отводила глаз от моего лица - Это знают все. Само собой, что ты только ждешь случая, чтобы его убить. Исподтишка ты этого делать не станешь, не тот ты человек, а значит вызовешь на поединок. И там-то он тебя и убьет или покалечит так, что тебе не то, что об учебе - о нормальной жизни придется забыть. Я не видела тебя в деле, не знаю, насколько ты хорош в настоящем бою, но... Ты извини меня, ладно? Так вот - уверена, что он лучше тебя.
  - Прямо вот уверена? - ее слова меня задели. Ну да, я не мастер, но кто четверых на дороге завалил? Пусть селян - но четверых?
  И потом - чего это я его вызывать на поединок буду? Я бы как раз охотнее на темной дороге и с явным преимуществом. Особенно после увиденного. Главное продумать все как следует и следов не оставить.
  - Я вижу, как ты движешься - заявила Аманда - Вижу, как ты держишь шпагу, как парируешь удары. Я наблюдала за твоими тренировками с Гарольдом. Эраст, ты фехтовать начал недавно и не говори, что это не так. У тебя есть реакция, ты умеешь думать, что прекрасно для бойца, у тебя отличный глазомер - но этого против Мартина мало. Ты не простоишь против него и двух минут.
  Я молчал, поскольку возразить ей мне было нечего. А что - так оно и есть.
  - Да ты не смущайся - положила она мне ладонь на предплечье - Я же говорю - мой батюшка только этим и занимается все дни. Клинки всех видов где только можно, полные коридоры вояк, на главном дворе всегда кто-то кого-то шпагой уродует и огромный погост рядом с замком. Мое первое слово было 'шпага'. Не 'мама', не 'папа', - а 'шпага'. И воспитывал меня отставной капитан королевской гвардии. Остальные дети у отца - мальчишки, девочка одна я. Кто будет бонну заводить ради меня одной? Да и какая нормальная женщина отправится в дом, где даже в коридорах то и дело кто-то кого-то убивает? Так что если я в чем-то и разбираюсь в этой жизни, то в стали и том, как ближнего своего за грань отправить с надлежащим умением. Я потому и Рози не боялась, она кинжал неправильно держала, я бы его у нее вырвать успела и ей самой им бы глотку и перерезала. За руками-то моими она не следила. Так вот - тебе его не победить.
  - А кому победить? - загнав обиду поглубже спросил я.
  - Гарольду - тоже вряд ли - поджала губы Аманда - Он неплох, но не координирует ситуацию, зарывается. И еще постоянно открывает левый бок, не очень разумно использует дагу. Мартин его скорее всего убьет. Не так быстро, как тебя - но убьет. Вот Аллан - этот сможет. Фрайтинг, откуда он родом, славится своими фехтовальщиками, а его наверняка учили лучшие из лучших. Он первый сын, и старший Орибье точно пригласил для него кого-то из грандов клинка. Скорее всего Малитто или Густава Генке, они как раз там живут. Я же видела тогда, как он дрался. Ну, помнишь, я тебе рассказывала? С Форсезом он тогда сцепился?
  Ну да. Сам я этот бой не видел, но про три удара меньше чем за минуту помнил. При этом Форсез был далеко не селянин, он наверняка знал, как шпагу держать.
  - Про остальных наших ничего не скажу - нахмурилась девушка - Не видела их в деле. Но тоже вряд ли. Да вон, смотри, что он творит. Это - 'каскад'.
  Мартин, стоя на месте, как будто взорвался серией ударов, глефа двигалась так быстро, что выпады выглядели как одно смазанное движение.
  - И - не двигается, что характерно - прошептала Аманда - Да, это сильно.
  Аллан Орибье, я твой должник. Выйди я с оружием против того, кто сейчас внизу тренируется, то тут бы моя жизнь и кончилась. И еще - ты тактичен, сейчас я это понимаю. Ты наверняка оценил мастерство Мартина, ты откуда-то знаешь про него. И, щадя мое самолюбие, сказал, что мы с ним близко друг к другу стоим. На самом деле между нами - пропасть.
  Геральда надо предупредить. А то сложит он свою лихую голову и останусь я без друга. У меня до этого друзей никогда не было, только подельники, и терять того, кто им стал, я точно не хочу. Пусть эта дружба даже только на время, пусть ненадолго - но не хочу.
  - Аманда - посмотрел я на девушку, стоявшую рядом - А почему ты меня предупредила? Просто, потому что пожалела?
  - И поэтому тоже - не стала врать она - Но не только. Понимаешь, есть в жизни события, которые протягивают между людьми некие нити, которые их связывают. Наше приключение в Фюслере было одним из них. Мы тогда как-то все сблизились - и ты, и я, и Фюнц. И даже Жакоб с Ромулом, хотя они и не нашего круга. Я не хочу, чтобы кто-то из вас вот так просто умер. Ну да, мы все здесь живем с постоянным ожиданием смерти, инициация не за горами. Но это другое дело, это судьба и причуды богов. Каждый из нас получит то, что эти двое ему приготовили и тут ничего не изменишь. А вот здесь - изменить можно, что я и сделала.
  - И все? - мне стало грустно и смешно. Не угадал Геральд.
  - Нет - Аманда улыбнулась - Де Фюрьи, как выяснилось, та еще дрянь, но кое-что она сказала правильно. Если мы переживем май и сможем следующей осенью снова прийти сюда, в Вороний замок, то в одиночку выжить будет куда сложнее, чем тем, кто соберется в группу. Мне кое-что про это порассказывали, было кому. Так вот я хотела бы знать, что есть люди, которым можно доверять и которые будут так же честны со мной.
  А я бы послушал рассказы тех, кто с ней откровенничал. И еще - неплохо бы узнать имена этих добрых людей.
  - Это я могу пообещать вам, мистресс Аманда Грейси - протянул я ей руку - Тому порукой мое слово.
  - Я рада, барон Эраст фон Рут - как-то неловко вложила она в нее свою ладошку - Но пусть это все пока останется между нами. То, что мы заключили союз.
  - Так по-другому и никак - засмеялся я - Я же теперь вот, на привязи.
  И показал ей перстень, сверкнувший в лунном свете алыми гранями камня.
  - Да, пока не забыла - хлопнула себя по лбу Аманда - Запомни, Эраст - женщины из рода Фюрьи всегда славились двумя достоинствами. Они отличные хозяйки и матери, очень верные и разумные, потому многие дворяне хотели заполучить себе в жены девушек из этой фамилии. А еще он очень умелые отравительницы, может, даже лучшие в центральных королевствах. Никогда ничего не ешь и не пей из рук Рози, намотай это себе на ус. И всегда смотри на камни ее перстней, запомни их цвет. Если какой-то из зеленого или синего станет красным - значит, дело неладно. Противоядия от зелий семьи де Фюрьи нет, это проверено временем. Зря ты все-таки шпагой махал, не забудет она тебе подобного, поверь.
  - Не зря - заверил ее я - Я защищал друга, так что...
  - Хороший ты юноша, Эраст фон Рут - как-то печально сказала Аманда - Одно плохо - такие, как ты, они... Ладно, пустое. Пошли спать. Мартин скоро заканчивать будет, я уже знаю комплекс его упражнений. Не хотелось бы столкнуться с ним в коридоре.
  Самое досадное - Гарольд, когда я ему про Мартина рассказал наутро, не то что всерьез мои слова не воспринял, а напротив - как-то даже воодушевился.
  Слова Аллана о том, что тот собирается сам разделаться с Мартином он давно уже забыл, полагая последнего своей законной добычей.
  - Так это же здорово, Эраст - сказал он, приобняв меня за плечи - Я-то думал, что прикончу обычного сельского кролика, а тут оказывается целый кабанчик! Охота на кабана - она куда интереснее, чем охота на кролика.
  - Ты меня не услышал? - дернул я плечом - Гарольд, он правда серьезный боец. Очень! Тебе не кажется более разумным сейчас на рожон не лезть, а потом, при оказии просто его где-нибудь подловить и в несколько клинков прикончить? Не думаю, что те же Фюнц, Фальк, де Лакруа, а то даже и Орибье будут против, когда мы им это предложим.
  - Они - не знаю - Гарольд перестал улыбаться - Я - да. Эраст, пойми - если мы начнем в темных углах простолюдинов резать только потому что они что-то соображают в воинских дисциплинах, то к чему мы в результате придем? И потом - это их удел вечером на прохожих нападать. Нам такое не к лицу.
  - Гарольд - я уже не знал, что сказать - Поверь, он тебе не по зубам. Ты не видел, что он с глефой выделывает, в отличии от меня. А он тебя в деле видел. И, кстати - ты постоянно открываешь левый бок. Вот он тебя на этом и подловит!
  - Про левый бок - это не твои слова - тут же насторожился Гарольд - Ты этого заметить не мог. Откуда знаешь, кто тебе это сказал?
  - Кто сказал - тот и сказал - ушел в несознанку я - Но открываешь же?
  - Это ловушка - пробурчал мой друг - Я так противника отвлекаю и заманиваю. Знаешь, как они на этот трюк ловятся?
  Не знаю, какая это была ловушка, но вечером, когда мы с ним проводили очередной учебный поединок левая рука с дагой надежно прикрывала его бок.
  Аллану я тоже рассказал об увиденном, позже, дня через два, когда понял, что Гарольда не остановить. Тот выслушал меня, кивнул, произнес: 'Хорошо' и ничего больше не добавил.
  Он вообще стал какой-то задумчивый и отстраненный, как будто закрылся от всех. Может, дурные вести получил? Я сам видел, как Ворон о чем-то с ним говорил, а перед этим в замок прискакал заляпанный оттепельной грязью гонец.
  Контакты с домом были запрещены, но, когда речь идет о первых сыновьях высоких домов даже такие суровые наставники как Ворон скидку делают. Оно и понятно - сегодня ты им отказал, а завтра тебя в этом королевстве прихватила та же тайная стража или того хуже - Орден истины, обвинила в незаконной волшбе и сожгла наутро от чистой души.
  Так что для меня так и осталось непонятным - то ли Аллан имел в виду, то что 'Хорошо, я сам его убью', то ли 'Хорошо, пусть Гарольд разберется с этим делом'. А переспрашивать я не стал.
  Дни бежали один за другим, и моя тревога стала стихать. Гарольд и Мартин на конфликт не шли, попросто игнорируя друг друга и не выказывая желания пустить друг другу кровь.
  Да и помимо этого мне было за что переживать. Задание, которое мне поручил Агриппа, с места не двигалось, и теперь моя голова болела в основном по этому поводу. Магдалена меня открыто игнорировала, видимо приняв близко к сердцу то, что я принял перстень от Рози и общаться ни в какую не хотела, хоть я и сделал несколько попыток разговорить ее. Без свидетелей, понятное дело. Но все - никак.
  Сообщить обо всем произошедшем и происходящем Агриппе я тоже не мог - Ворон не пускал меня в Кранненхерст, мотивируя это тем, что там не так уж и много жителей осталось и второго моего пришествия этот населенный пункт может и не пережить.
  В результате мои страхи сменились паникой - я так и не добрался до деревни в указанный день, когда миновал месяц с нашей встречи. Весь вечер этого дня я ждал, что кровь в моих жилах закипит и я помру в конвульсиях (я и это слово уже выучил) на глазах соучеников - но обошлось.
  А вот Рози меня не донимала. Пару раз мы прогулялись по двору, и она смеялась моим шуткам, пару раз оказывались рядом за столом - и я смотрел на ее пальцы, уже запомнив к тому времени все перстни и камни в них. Словам Аманды по этому поводу я поверил.
  И только в начале весны, когда снег стал ноздреватым, небо - пронзительно-голубым, а солнце невероятно ярким, в одно прекрасное воскресное утро Ворон сказал нам:
  - Денек-то какой, а? Прямо душа поет.
  - Не только поет - поддержал его Гарольд - Она требует дополнительных стимулов для веселья.
  - Требует - дадим - одобрил его слова учитель - Не всем, а тем, кто в науках на этой неделе себя проявил. Таааак... Ты, ле Гард, сразу можешь об этом забыть. Кто извел в среду три доли мандрагоры и думал, что я это не видел? Кто вместо блуждающего огонька запустил в коридор могильный, и потом половина спальни орала во сне от кошмаров, а вторая уснуть не могла? Кто...
  - Я понял, понял - выставив руки перед собой сообщил Ворону Гарольд - Я сегодня буду трезв и скучен.
  - И еще при деле - Ворон захихикал - Я расстараюсь, придумаю чего-нибудь. Ладно. Итак, нынче вдохнут весеннего воздуха - Фальк, Ромул, Лили, Пюзан, ле Февр, фон Рут, де Орти и-и-и-и...Еще Орибье. Развейтесь и повеселитесь.
  - Я воздержусь, наставник - отказался Аллан - Мне и тут неплохо. Я хотел книгу одну почитать из вашей библиотеки.
  - Так я могу за него сходить - оживился Гарольд и тут же сник под взглядом наставника.
  - То, что кто-то отказался, не означает того, что кому-то это право перейдет - наставительно произнес Ворон - Все, время пошло. Чтобы к десяти были в замке. А лучше - к девяти. Причем сегодняшнего вечера, а не завтрашнего утра. Жалко, жалко, что Аллан с нами не идет. Но зато прозвучало имя ле Февр. Магдалены ле Февр. И она отказываться от права прогулки в Кранненхерст не стала.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 446
  • Сообщений: 3300
  • Activity:
    17.5%
  • Благодарностей: +2737
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
243.Васильев Андрей А.
  >На этой главе открытая выкладка текста романа заканчивается.
 


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
13 Ответов
1335 Просмотров
Последний ответ 03-03-2014, 05:49
от Wens
42 Ответов
4510 Просмотров
Последний ответ 04-05-2018, 20:39
от DiKar
75 Ответов
3302 Просмотров
Последний ответ 24-06-2018, 22:37
от Oleg1ka
1 Ответов
167 Просмотров
Последний ответ 31-12-2017, 18:22
от Kard
5 Ответов
482 Просмотров
Последний ответ 06-03-2018, 00:14
от mal-ah

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.