Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Стариков Антон - Игра в жизнь  (Прочитано 5329 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2762
  • Сообщений: 6083
  • Activity:
    46.5%
  • Благодарностей: +4634
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #80 : 16-06-2018, 17:31 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login

   Пьяное море, остров Кури, место подъема староэльфийских кораблей.
   Тот же день.
   Робокоп, Дорн.


   Очередной поднятый с морского дна корабль, очередной осмотр на предмет повреждений после многотысячелетнего сна под толщей вод. Но было и весьма важное отличие, что заставляло Дорна, да и всех остальных по особенному относиться именно к этому кораблю...
  -- Ну как? - поинтересовался Робокоп, с улыбкой глядя на вынырнувшего из корабельного нутра Дорна.
  -- Нормалек! - грязный как чушка и отплевывавшийся от пыли, но явно довольный ремесленник поднял кверху большой палец правой руки. - Самый крепкий корабль на моей памяти и знаешь, по-моему карман у него (пространственный карман) нестандартный, сильно больше обычного. -
  -- Значит последний блин не вышел комом? - еще шире расплылся Робокоп, однако в глазах его мелькнула тень грусти. Оно и не удивительно, ведь поднятый сегодня корабль -- последний из кораблей староэльфийского флота. Нет, на дне бухты еще оставалось немало судов, но по тем или иным причинам Драконы не собирались их поднимать. Сегодня началась последняя глава базы клана на Кури -- впереди ремонт уже поднятых кораблей, подготовка к перегону и... эпилог в виде эвакуации базы на ''большую землю''. Робокоп имел повод грустить, а еще гордиться собой, товарищами-игроками, подчиненными-заготовками, их общей работой.
   В этот раз Робокоп не суетился как обычно бывало при подъеме очередного корабля, а сидел, думал, улыбался и смотрел по сторонам: на отмывавшегося от пыли Дорна, на заготовку-универсала, что лил ему на руки из кувшина, на сновавших по палубе мастеровых, на абсолютно голые (пока) мачты корабля, на солнце, на море, на птиц в небе. Друид смотрел, слушал, впитывал, вдыхал запахи дерева и моря, наслаждался последними моментами привычного бытия -- совсем скоро через недели или месяцы ему придется оставить Пьяное море с его чуть зеленой водой, остров Кури, верфь и базу, в которые вложено столько труда, ума и старания, оставить все это навсегда.
  -- Давай на посошок, за последний наш корабль, - Робокоп дождался пока Дорн вытрется поданным заготовкой полотенцем и кивнул на серебреный поднос с двумя серебреными же чарками и разнообразной закуской.
  -- Давай, - не стал отказываться Дорн и вслед за друидом цопнул чарку с подноса.
   Чокнулись, выпили! Грибное вино прошло ожидаемо хорошо, Робокоп закусил кусочком овечьего сыра, Дорн предпочел вареного осьминога. Помолчали, каждый думал о своем и в то же время об одном и том же.
  -- Жаль что последний, - прервал многозначительное молчание Дорн, - может ковырнем еще один или два, или все-таки попробуем на зубок одного из ''китайцев'' (огромных кораблей)? -
  -- Сам же слышал, что ''водолазы'' говорили? - с пониманием посмотрел на него Робокоп. - Все более-менее приличные посудины мы прибрали, осталась одна некондиция -- у самого крепкого из оставшихся шанс пережить подъем 50/50. Что же касается ''китайцев'', то не стоит оно того. Хотя чего я тебе рассказываю, ты и сам все знаешь не хуже меня, просто не хочешь собирать манатки. -
  -- Не хочу -- привык, - ''сознался'' Дорн. - Столько усилий, столько поднятых кораблей, верфь, мастерские, оборудование, а команду какую собрали, а теперь все на распыл! - Ремесленник налил в чарку еще, хлопнул залпом, закусывать не стал. - Понимаю, все это, - взмах руки в сторону приближавшегося острова, - с собой не заберешь, но жалко. -
  -- Жалко, - согласился друид. - А про распыл, так не будет того -- вывезем отсюда все до последнего гвоздя или доски и законсервируем, всех мастеровых, хоть неписей, хоть игроков, хоть заготовок, я переписал и не собираюсь их забывать, буду приглядывать вполглаза. А там кто знает? Появится возможность, соберем старую команду в полном составе и так развернемся, что нынешние наши дела мелочью покажутся -- не будем больше чинить чужое, будем собственное строить! -
  -- Где? В тайге под елкой? - напомнил ему о выборе клана Дорн.
  -- На Лене и на Ангаре, на Енисее-батюшке, на байкальском море... для начала, а там и до океанов и морей доберемся! - несмотря на призрак грусти Робокоп смотрел в будущее с оптимизмом.
  -- Выпьем за это, - предложил Дорн, ему до дрожи хотелось верить в слова друида.
   Со звоном сдвинулись чарки! На этот раз закуской послужил козий сыр.
  -- Значит доделаем этот и отправим его с последней партией на Гавайи, - вслух подумал Робокоп, беря еще один кусочек понравившегося сыра, - сразу как отправим, начнем потрошить склады, разбирать краны, верфь... хотя нет, - тут же переиграл он, - все ненужное со складов можно уже сейчас начать отправлять. -
  -- Не стоит, - тут же возразил Дорн, - вдруг какая-нибудь ерундовина понадобится, а ее уже переправили в цитадель. Лучше все закончить, спровадить корабли, а затем спокойно, без суеты паковаться. -
  -- Наверное ты прав, - после недолгих раздумий согласился Робокоп, - не будем суетиться, да и незачем, никто не подгоняет и с плеткой за спиною не стоит. -
  -- А куда это мы намылились? - наконец-то ремесленник заметил, что корабль отклонился от привычного маршрута.
  -- Туда, - друид кивнул в сторону яркого зеленого пятна, жуткого переплетения тонких древесных стволов, непропорционально огромных по сравнению с ними веток и лиан.
  -- Решил ''изумрудку'' (Изумрудную верфь) опробовать!? - хлопнул себя по бедру Дорн.
  -- Ага, наконец посмотрю на нее в деле -- зря что ли садил. -
  -- А потянет? Кораблик-то немаленький, один из самых больших, что мы поднимали? -
  -- Должна уже, если что, отгоним на старую. -
  -- Все-таки жаль, что с ''китайцами'' не получилось -- было бы интересно по ним полазить и поработать, - поспешил сменить тему Дорн, он знал, как тяжело Робокоп переживает тот факт, что только-только вошедшую в силу верфь придется оставить.
  -- Поработать не судьба, а вот полазить, почему бы и нет? Попроси любого ''водолаза'' (мага водника), он тебе устроит экскурсию -- лазай не хочу, - подкинул идею Робокоп.
   Дорн вылупился на него, потом досадливо прицокнул зубом -- подобная сама-собой напрашивавшаяся возможность почему-то не приходила ему в голову.
  -- Так и сделаю! Пока есть время, все облажу, все зарисую!- ремесленник обещал это скорее себе чем кому-то другому. - Жаль, что твою ''изумрудку'' не взять с собой, - он все же не удержался и посочувствовал друиду.
  -- Не нужно жалеть о том, чего не случится, - неожиданно веселым, более того, довольным голосом откликнулся друид.
  -- Неужели..., - удивленно уставился на него Дорн.
  -- ''Кто ищет, тот всегда найдет'', - довольный собой друид с теплотой глянул в сторону приближавшейся верфи. - Я книжной пыли на век вперед нажрался, но нашел способ верфь сохранить. Мне тот способ не потянуть -- уровня не хватает, а вот Боровик (Айнон) может сделать. -
  -- И как это будет? Как вы умудритесь без малого целую рощу упаковать? - не понял Дорн, взглянув в сторону верфи. Кстати живая эльфийская верфь потихоньку, едва заметно для постороннего взгляда, но двигалась, словно предвкушая тот момент, когда корабль попадет в ее зеленые объятья.
  -- Всю верфь конечно не сохранить, - прояснил ситуацию Робокоп, - но по-настоящему сильный друид вроде Боровика может собрать всю жизненную силу верфи в небольшой росток. Сама верфь после этого быстро погибнет, зато росток потом можно посадить когда и где угодно, и вырастет новая верфь, причем даже быстрее чем старая. Я договорился, через пару недель Айнон проведет необходимый ритуал, мы изымем росток и пересадим его в специальную емкость, где он будет спать до нужного момента. Ну а пока есть время, проверим что верфь сумеет сделать с кораблем, поэкспериментируем на полную, - закончил друид.
  -- Здорово будет, если получится, - разделил его радость Дорн. - Думаешь на Земле посадить? -
  -- Почему бы и нет? -
   Тем временем верфь шевелилась все активней, рукотворная роща раздавалась в стороны, скрипели ветви и стволы, лианы как змеи или вернее как щупальца осьминога извивались в воде и тянулись к кораблю.
  -- А вдруг не вырастет? - поднял довольно неприятную для друида тему Дорн. - Все-таки ''изумрудка'' -- не обычное растение, а скорее продукт магии, чем нормальной природы? -
  -- Будет неприятно, - допустил такую возможность скривившийся друид. - Но не так неприятно, как будет, если на Земле засохнет живая стена вокруг зоны переноса или не вырастут обещанные Главой мэллирны для друидских кругов. Вот это неприятность так неприятность, хуже может быть только гибель всех растений из Серединного мира (у Дорна вытянулось лицо, когда он представил себе такую возможность). Ну а ''изумрудка''? Что ж, обойдемся без нее, как обходились все это время. Но вряд ли такое произойдет, - уже более позитивно продолжил Робокоп, - ралгун на Земле растет, а ведь он не простая морковка и заметь сохранят все свои свойства. Так что и верфь, дадут боги, вырастет, и мэллирны, и живая стена не засохнет. Особенно если им всем помочь красной землей и магией. -
  -- Ради мэллирнов ничего не жалко, - согласился Дорн, - будут мэллирны -- будет мана, будет мана -- будет магия. А не будет мэллирнов -- будет крындец и с маной, и с магией. Вам друидам еще ничего, а все маги взвоют. -
  -- Да и нам ничего хорошего, - вздохнул Робокоп, - и вообще, у большей части друидов вторым классом МАГ. -
   Некоторое время игроки молчали, рассматривая уже совсем близкую верфь, ее готовое принять корабль нутро, из которого веяло запахом свежей листвы и сладкого до терпкости древесного сока.
  -- Что будет с последней партией кораблей? - ради любопытства спросил перегнувшийся через борт Дорн. Он с жадно наблюдал за почти касавшимися бортов и набухшими в воде лианами верфи.
  -- На часть посадят перегонные команды, без усиления их хватит примерно на 3-4 корабля, часть -- в резервный фонд на прикол, часть -- на продажу, - ответил занимавшийся примерно тем же самым друид, только его больше интересовали не лианы в воде, а лианы на ветвях и сами подрагивавшие ветви. - Последнее увеличение в истории флота, потом, месяцев через 8-9, все: продадим все корабли, и резервные, и боевые, продадим Гавайи, Дримм закроет портал и прощай навсегда Южный океан. -
  -- Жалко Халлона и флотских -- им не легче чем нам, может даже тяжелей, - Дорн искренне посочувствовал адмиралу и избравшим море игрокам. -
  -- Это так, - не стал спорить с очевидным Робокоп, - такие ли стали все морские волки, а тут полное списание на сушу неизвестно на сколько. Еще и корабли, на которых столько хожено, придется продать. Не знаю как мужики, а Циркачка будет рыдать -- она к своему ''Бродяге'' как к ребенку привязалась. И если какая падла попробует над ней ржать, проглотит свой ржач вместе с зубами! - очень жестко и решительно пообещал неведомой падле друид.
   Лианы и ветви наконец-то коснулись бортов корабля, заключили его в свои ласковые объятья и, чуть приподняв корпус из воды, потащили в зеленую, пахнувшую лесом глубину. Ремесленнику и друиду стало не до разговоров -- оба старались не упустить ни единой мелочи в работе живой эльфийской верфи. Другая такая возможность представилась им еще очень и очень не скоро...


   Старая цитадель.
   Вечер того же дня.
   Дримм.


   Только-только он успел зайти в свои покои и открыть вход в Холм, как в голове раздался голос:
  -- Хозяин, из Узла прибыли Фракс и Ниндзя, - по внутренней связи питомца и игрока сообщил Послушный. Причем не просто сообщил, а по старой привычке (когда еще не умел говорить) продублировал слова группой образов: Дримм увидел зал Порталов, увидел ведущий в Узел портал, увидел покидавших его упомянутых игроков. На лицах вернувшихся домой эльфов гуляли счастливые улыбки.
   Еще прежде чем Послушный закончил говорить, Дримм захлопнул вход в Холм и буквально вылетел в предупредительно распахнутую незримым Слугой дверь. Посылаемые петом образы он досматривал уже на бегу. Фейри со всей возможной скоростью мчался к ближайшему телепорту, спеша, да что там (!), горя желанием как можно скорее узнать, чем закончилась трехмесячная миссия двух клановых воров. Если неудачей, то что же -- судьба, не повезло, но если успехом.... тогда клан немедленно шагнет на новую ступень! Нет, Дримм не мог подождать, а потому, презрев приличествующую Главе столь сильного клана солидность, как спринтер мчался по бешено мелькавшим вокруг коридорам и в нетерпении прямо на ходу расспрашивал Послушного:
  -- Еще кто-нибудь знает об их прибытии? -
  -- Пока нет, но вместе с Фраксом и Ниндзя вернулись игроки с товаром... -
  -- А значит Анариэль узнает через пару минут, - закончил за него Дримм. - Ну и разумеется охрана зала уже отправила гонца за Варом (полуорк отвечал не только за сношения с буками, охрану города дварфов и ведущего туда портала, но и в целом за охрану всего зала Порталов). -
  -- Нет, хозяин, не отправила и не отправит, - неожиданно возразил ему Послушный, - старший охраны связался с Варом по амулету и говорит с ним в настоящий момент. Мне ему помешать? -
  -- Не нужно. - Дримм достиг телепорта и после нескольких привычных манипуляций встал на диск.
   Мгновение! И вот Дримм на нужном уровне цитадели, зал Порталов в двух шагах от него!
  -- Что делают, как выглядят? - не утерпел и вновь спросил Дримм, хотя сам все должен был увидеть через несколько секунд.
  -- Общаются с друзьями, хвастаются, выглядят довольными, - последние два слова Послушный договаривал уже вслух, глядя на вошедшего в зал фейри. Именно вошедшего -- перед самым входом в зал Порталов Дримм сумел взять себя в руки и входил неторопливым прогулочным шагом.
   Лицо Дримм сохранил, а вот инкогнито нет -- все увидевшие Главу клана заготовки немедленно поклонились ему, сориентировавшиеся на их реакцию игроки завертели головами и сразу же обнаружили идущего по залу Главу. Его столь скорое появление ничуть не удивило вернувшихся воров, не удивило и собравшихся вокруг них других игроков -- каждый Дракон давным-давно уяснил: Глава клана знает ВСЕ, что происходит в недрах Старой цитадели. Тем более когда Фракс с Ниндзя прошли через портал, в зале маячил его здоровяк (Послушный).
   Драконы почтительно расступились, вернувшиеся воры подтянулись, готовясь держать ответ перед Главой.
  -- Здорово, блудные сыновья, с возвращением! - под общий гогот поприветствовал их Дримм и тут же не в силах дальше терпеть спросил: - Ну как наблудили?! -
   Дримму не понадобились слова, лучше любых слов все сказали засиявшие на лицах воров улыбки -- успех, несомненный успех! А вот насколько тот успех велик еще предстояло узнать...


   Личные покои Главы, кабинет.
   15 минут спустя.
   Дримм, Фракс, Ниндзя, Анариэль, Вар, Альдарон, Муллкорх, Туллиндэ, Менелтор, Исилиэль, Ратул, Иримэ.


  -- ... в тех подземельях совершенно не работали амулеты связи, мы так и не смогли понять почему, то ли из-за рун на стенах, то ли из-за глубины, - в полной тишине рассказывал Пирожок (Фракс). Вору льстило столь пристальное внимание Главы и такого числа старейшин (всех оказавшихся в цитадели), а потому он старался рассказывать не только подробно, но и интересно, впрочем не сильно увлекаясь и не выпячивая себя. Временами его поправлял-помогал напарник по путешествию (Ниндзя). - Не просто не работали, а подыхали через минуту или две, так и не добив до адресата. Потому из подземелий связаться мы не могли, а когда выбрались, все амулеты-связи тю-тю, сдохли. -
  -- Почему не воспользовались телеграфом (внутри-игровой чат)? - поинтересовался Альдарон и довольно кивнул, услышав тот самый ответ, который ждал (если бы не услышал, расстроился бы и сильно).
  -- Кто же про такие вещи по телеграфу говорит? - удивился Пирожок.
  -- Все равно что на вокзале чемодан с баксами засветить, - добавил Ниндзя. - Не менты, так бандюки, бомжи, вокзальские шмары, таджики-уборщики, малолетки шпанястые отберут, еще и по кумполу настучат, а то и пику под ребра сунут -- верняк. -
  -- Молодцы! - от себя и от всего клана похвалил их соображалку Дримм и попросил продолжать.
  -- Подземелья огроменные, уж на что я навидался всяких, но таких не видел никогда -- тянутся и тянутся бесконечно. Если бы не карта в интерфейсе и буки, то заблудиться в них на раз. Однако на удивление безопасные -- пока пехали по ним, ни на нас, ни на бук никто не напал. -
  -- Похожи на канализацию или водопровод, только дюже большой, с трубами метров в 300 в диаметре и неизвестно какой длинны, но и вправду безопасные, почти, - с оговоркой подтвердил слова напарника Ниндзя.
  -- Почти? - уточнил Вар.
  -- Несколько раз встречали груды истлевших костей, один раз -- свежие с остатками мяса, - пояснил Пирожок, - но ни единого нападения действительно не было -- кто бы кости эти не обглодал, ни нас, ни бук он не тронул. И к слову: кости не эльфийские, не человеческие и вообще не гуманоидов, какие-то здоровенные звери с полтора комдива Главы величиной (полтора Ворошилова). Все неприятности начались, когда мы покинули искусственные подземелья и начали подниматься по не таким здоровенным естественным пещерам. -
  -- Постой, - остановил рассказчика Дримм. Фейри захотел кое-что уточнить. - Сколько вы шли по этой вашей канализации? -
  -- Месяц, - не раздумывая бухнул Пирожок.
  -- Месяц и четыре дня, - Ниндзя оказался более точен, так как прежде чем отвечать сверился с записью в дневнике интерфейса.
  -- Солидно, - прокомментировал услышанное Вар, - значит буки не врали, когда говорили, что яйца добывают очень далеко отсюда. -
  -- В ЭТОМ не врали, - подтвердил Пирожок и продолжил свой рассказ: - После ''канализации'' пошли совсем опасные места -- нежить, отряды троглодитов, чудища всякие, ловушек не встречали, но и без них ''хорошо-хорошо''. -
  -- Буки молотки, - дополнил рассказ Ниндзя, - шли грамотно, умело избегали ненужных встреч, когда не могли избежать, крепко дрались. Пару раз мы им помогли, отвадили вставших на их след троглодитов минами-вонючками, хотя может быть буки бы и сами оторвались, - самокритично признался вор (еще и воин по второму классу).
  -- Один раз мы чуть не лопухнулись, Я не лопухнулся, - не стал ничего скрывать Пирожок. - На бук тогда насела стая гулей, жутко насела, мне показалось, что вот-вот порвут их в мясо ! Вот я и захотел им помочь -- Ниндзя меня чуть не силой удержал. Как оказалось, правильно удержал -- буки потеряли нескольких своих, но отмахались и продолжили путь. А если бы мы вмешались, то буки бы нас стопудово срисовали и вполне возможно дернули назад, тогда их пришлось бы валить, чтобы не донесли весть благую про ''хвост'' до своих. -
  -- Буки не столько отмахались, сколько затруднили гулям задачу, но те все равно утащили по тушке на рыло и только тогда оставили их в покое, - вновь уточнил Ниндзя.
  -- Отмахались-отмахались!, - не согласился и вынес на суд общественности давний, не законченный спор Пирожок. - Если бы не отмахались, гули прикончили бы всех, а потом долго лакомились гниющим мясом, как они любят. -
  -- Не важно! - остановил начавшийся спор Дримм. - Рассказывай дальше. -
   И Пирожок рассказал, еще как рассказал! Подъем по полным ''веселья'' пещерам занял у отряда бук еще недели две, закончившись на берегах подземной реки. Вот тут шпионам клана пришлось кисло, ведь бук поджидали укрытые в схроне челны, а вот ворам такого счастья не досталось, и им пришлось продолжить преследование на своих двоих, бывало и вплавь. Не самая легкая задача, даже если учесть, что буки не особо напрягались с веслами, положившись на естественную скорость реки. В ходе безумного пятидневного марафона Пирожок и Ниндзя жутко вымотались и едва не потеряли своих подопечных, но все же не потеряли и спустя пять дней смогли немного отдохнуть и поспать перед следующей порцией испытаний. После недолгой стоянки спрятавшие челны буки продолжили свой путь сквозь жуткое переплетение диких и рукотворных пещер.
   Дримма очень заинтересовали описываемые ворами остатки каких-то рассыпавшихся от дикой древности руин. Уж больно множество связанных пандусами коридоров и залов, на стенах которых имелись почти неразличимые надписи на дварфском языке, напомнили ему одно знакомое место. Но какие бы ассоциации не навеяло посещенное ворами подземелье, Дримм не прервал рассказ, оставив разбирательства на потом. Тем более ни синих великанов, ни фейри с черными глазами, ни зомби, ни илайнов воры так и не повстречали на своем пути, не нашли ни сокровищ, ни останков, ничего -- подземелья были мертвы, выпотрошены и заброшены черт те когда.
   После подземелий буки проникли в систему полузатопленных пещер и ускорили подъем, все более резко забирая вверх. Преследователям-игрокам вновь пришлось нелегко -- в отличие от прежних мокрые подземелья буквально кишели жизнью! Злобной, шустрой, зубастой жизнью! Ядовитые еще и излучавшие электричество угри, осьминоги с зубастыми пастями на концах щупалец, пиявки с запорожец величиной, ящерицы-амфибии с прочной как сталь шкурой и способные плеваться ядовитыми иголками, огромные плотоядные черепахи, мелкие, но страшно ядовитые змейки, стаи зубастых хищных рыб -- вот малый список встречавшихся тварей, и, что характерно, все они были не прочь полакомиться эльфийским мясцом. Что же касается бук, то хитрые гоблины-переростки заранее обмазались какой-то дрянью, от запаха которой все местные обладатели когтей, клыков и щупалец обходили их за километр. Игрокам же пришлось прокладывать себе путь с помощью оружия и магии, благо один из них по второму классу был воином, а второй -- магом. Тем не менее несмотря на все опасности и схватки, они сумели не отстать и в конце-концов вслед за буками миновали опасные места. Долгое и полное опасностей путешествие закончилось под сводами огромной пещеры, в которой обитало совсем крохотное племя бук...
  -- Буки тамошние -- полная нищета, наши по сравнению с ними -- Ротвейлеры (Пирожок немножко ошибся, конечно же Рокфеллеры )! Живут с рыбы, которую ловят по ночам, и с грифонов наверху. Для себя на еду яйца воруют редко -- боятся, больше дербанят умерших от старости или погибших: мясо, кости, шкуры, перья. Мясо жрут, если не сильно протухло, из костей делают все на свете, из перьев и шкур -- одежду, из когтей -- рыболовные крючки, ножи. Наши буки накалывают тамошнюю родню по полной -- платят за каждое яйцо в 15 раз меньше, чем получают от нас. Но те довольны, такая торговля -- их единственный источник товаров из внешнего мира. -
   Пирожок со вкусом рассказывал про житье-бытье и опасное занятие обитавших в пещере бук. Приютившая их пещера находилась в основании огромной и высоченной горы, которая, в свою очередь, располагалась посреди уединенного острова. По сути гора и являлась всем этим островом, а остров являлся горой. Мелкое затерянное племя бук не владело островом, а владели им... грифоны, тысячи, возможно десятки тысяч грифонов, что обитали на вершине и в пещерах на склонах горы. Да, именно могучие крылатые создания являлись бесспорными владыками острова, ну а буки занимали нишу падальщиков и мелких воришек, слишком трусливых и слабых, чтобы появляться на поверхности днем. Впрочем разве можно бук в этом винить? Даже будь у них настоящее стальное оружие, нескольким десяткам мужчин не победить тысячи могучих зверей! Да если на то пошло, то всего один взрослый грифон смог бы уничтожить маленькую колонию, если бы нашел путь в дом бук! В целом племя влачило жалкое существование. Влачило ровно до того момента пока не объявилась прежде не помнящая о них родня и не предложила за каждое яйцо немыслимые сокровища -- стальные топоры и ножи, осветительные шары, одежду из льна и хлопка, прекрасную керамическую посуду, стеклянные детские игрушки, лекарства, вино, невиданную еду, соль, специи (то, что племя не видело сотни, если не тысячи лет). Каждая вылазка за драгоценным яйцом -- страшный риск, но островные буки без колебаний шли на него, не желая вновь впадать в прежнюю нищету.
  -- Так где вы говорите этот грифоний остров? - не узнал названия Альдарон.
  -- На самой южной оконечности Лириба, - охотно пояснил Пирожок. - Недалеко от побережья, в ясную погоду видно полосу земли вдалеке. Грифоны каждое утро летят к большой земле, а днем или к вечеру возвращаются, часто с тушами быков и лошадей в когтях. Кстати, вокруг горы есть несколько мелконьких островков тоже источенных пещерами, но со слишком узкими для грифонов входами. А вот желающим устроить рядом с горой базу они бы подошли -- пещеры не заливает водой, агрессивных тварей на них нет, буки не плавают по морю и там не бывают, у них даже лодок нет. Внутри у островков довольно приличные пещеры, но вот хода вниз как под горой нет. -
  -- Постой! Что-то не сходится, - остановил поток слов Муллкорх. В отличие от второшансников вроде Дримма, Альдарона и Туллиндэ он все еще был жив в реале, а значит по прежнему имел доступ к закаченным в интерфейс картам. - Лириб это ведь не ближний свет, а совсем даже другой континент. Как это вы там очутились? По любым подземельям вы бы шли до него 20 лет и все равно бы не дошли! -
  -- Без понятия, - не стал спорить с очевидным Пирожок, - Ниндзя пожал плечами. - Как-то попали -- карта в интерфейсе не врет. -
  -- Может быть портал? - предположил Дримм.
  -- Может быть, но тогда мы не заметили как его прошли, хотя если покопаться в карте, то наверное можно найти примерное место. -
  -- Лириб, Лириб, Лириб..., - Менелтор листал карту в интерфейсе, одновременно умудряясь читать краткие пояснения. - Весь его юг -- сплошная незаселенная степь, у самого океана и местные кочевники не появляются -- опасно. -
  -- Из-за грифонов? -
  -- Не только, еще из-за мантикор, гидр, каменных львов и огненных гиен. -
   *
   Каменные львы -- родственные мантикорам создания, но больше размером, без крыльев и с удивительно прочной шкурой и крепкими костями.
   Огненные гиены -- гиены размером со среднего слона, не только животные, но и в какой-то степени духи огня, а потому неуязвимы для магии школы Огня. Живут стаями по 40-80 особей.
   *

  -- Веселое место! -
  -- Понятно откуда туши быков и лошадей, - догадалась Туллиндэ.
  -- Ладно, с этим ясно, что ничего не ясно, - подвел итог Дримм. - Давайте показывайте, что вы там за месяц по грифоньим норам налазали. -
   Пирожок и Ниндзя без возражений и споро опустошили безразмерные мешки. На столе Главы рядком расположились ровно сорок светящихся сфер, к которым мало подходило определение -- ''яйца''. Все присутствующие завороженно уставились на них, на сорок готовых принять игрока маунтов...
  -- Сколько бы мы заплатили букам за сорок яиц? - после долгого восхищенного молчания спросил Дримм, не отводя взгляда от жемчужных сфер на столе.
   Точно также не отводившая жадного взора Анариэль немедленно ответила на вопрос, назвав точную сумму.
  -- Удвой и выдай нашим героям в качестве премии. -
   Вот тут казначея проняло и она возмущенно вскинулась на Главу. Однако ничего не сказала -- прекрасно знала, когда можно спорить и даже настоять на своем, а когда нет. К тому же внутри себя согласилась с Главой -- Ниндзя и Пирожок заслужили награду.
  -- Мы тут посовещались, - обрадованный Пирожок получил толчок от напарника и выдал давно оговоренное общее решение воров, - и решили, треть нашей награды передать Вару за наводку -- если бы не он, не было бы нашего похода и яиц. -
  -- Нет! - не терпящим возражений голосом оборвал его Дримм. - Награду вы оставите себе, полностью. А за Вара не беспокойтесь -- мы все покумекаем и найдем, чем его особо наградить. -
  -- Спасибо, парни, но Дримм прав -- вы честно заработали ваш баблос! - Пьяный Тигр оценил жест воров.
  -- Может сам выберешь, чего хочешь, а то голову ломай придумывая, чем тебе угодить, - предложила Туллиндэ.
  -- Сам не выбирай, лучше с женой сперва посоветуйся, - тут же подключилась Анариэль, - в отличие от тебя раздолбая, она -- голова. -
  -- Посмотрим, может и посоветуюсь, - ухмыльнулся Вар.
  -- И еще, - Дримм терпеливо переждал взрыв смешков и шуток и вновь завладел общим вниманием. - Думаю Людмила не будет против. - Глава клана посмотрел на отличившихся воров и кивнул на стол: - Два из них ваши. Если конечно хотите? -
   Ниндзя и Пирожок переглянулись и одновременно кивнули. В тот день клан обрел двух новых летунов и еще тридцать восемь в течении трех следующих дней.

   Через десять дней по указанным координатам отправилась экспедиция клана ради обустройства постоянной базы по добыче грифоньих яиц. Большая экспедиция: на двадцати пяти грифонах, не считая пилотов, 38 игроков (почти все -- воры и убийцы), 40 спецназовцев и столько же универсалов + плюс масса безразмерных мешков с самым разным, необходимым для нормального функционирования базы добром. Отправились сначала порталом в Узел, потом гильдейскими телепортами на Лириб, затем уже своим ходом (на грифонах) до нужного места.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2762
  • Сообщений: 6083
  • Activity:
    46.5%
  • Благодарностей: +4634
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #81 : 22-06-2018, 15:32 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава 27


       Город Ожившей Бабочки.
       Через месяц после возвращения армии клана из Большой степи.


       Сегодня в городе Ожившей Бабочки не звучали молотки, не визжали пилы, не сновали тачки с землей, цементом, камнем, кирпичом или доской, никто никуда ничего не нес, не катил и не вбивал -- во всем огромном городе нельзя было встретить работающего заготовку, непись или игрока. Небывалое событие для всегда шумной, вечно кипящей строительной чехардой клановой столицы! Даже зомби, не устающие живые мертвецы, покинули недостроенные объекты, и еще до восхода солнца их возглавляемые некромантами колонны вышли за пределы городских стен и нынче на улицах и площадях невозможно стало встретить самого завалящего живого мертвяка. Зато вместо живых мертвяков город наводнили многие тысячи Белок, что приезжали несколько последних дней, причем приезжали не только из признавших власть Драконов поселений, но и из тех, что находились вне пределов контролируемых ими земель. Драконы принимали всех, размещали в обширных городских казармах, кормили и не требовали платы за постой. В чем же причина такой благотворительности совсем не склонного к филантропии клана, и почему в этот ясный, солнечный день не только в упомянутом городе, а на всей территории клановых земель был объявлен всеобщий выходной? Вернее даже не выходной, а самый настоящий праздничный день! Ведь сегодня в сердце освоенных Драконами земель стеклись не только Белки, но и все без исключения клановые игроки, все клановые заготовки, живущие милостью клана неписи из южных и северных краев, наемные специалисты, добровольные переселенцы из Парнской империи и даже представители варварских племен. Все они одели лучшие свои одежды и, прихватив разнообразные дары, собрались в как никогда многолюдном городе, а точнее на центральной площади Торгового района. С самого утра огромная масса людей и нелюдей заполняла совсем немаленькую площадь и в настоящий момент на ней и прилегающих к ней улицах яблоку негде было упасть. Десятки тысяч разумных существ желали присутствовать, увидеть и поучаствовать в по-настоящему знаковом событии для клана, для города, для всех окрестных земель!
       Взгляды всех присутствующих приковывал к себе наконец-то достроенный дом бога войны -- Великий храм Трооатэны был готов засиять своей истинной красотой! Нет, он уже сиял, поражал, восхищал, причем не только лесовиков-Белок и варваров из чащоб, но даже повидавших мир наемных специалистов и игроков! Избавленный от строительных лесов, отмытый, буквально вылизанный перед праздником храм сиял как брильянт с гору величиной! Ну ладно, пусть не как брильянт, но нечто сопоставимое с подобным бриллиантом красотой и ценой. Кто бы что не думал и как бы не относился к богам Серединного мира, но храм, Великий Храм Трооатэны -- один из ключевых объектов нарождавшегося города, не менее, а возможно более значимый чем Новая Цитадель. Прекрасно осознающие его важность Драконы явно не пожалели на него средств, вложив в его строительство миллионы золотых монет, труд заготовок, зомби, наемных мастеров, в конце-концов свой собственный труд.
       Главным магнитом для тысяч и тысяч восторженных взглядов без всякого сомнения являлось центральное здание храма -- поистине впечатляющее строение доминировало не только над полной народа площадью, но и пожалуй над всем остальным городом. Чем-то похожая на циклопический шлем внешне монолитная ступа занимала почти 2 гектара по площади и тянулась в высоту на внушающие уважение 150 метров. Венчал ступу-шлем шпиль, хотя нет, никакой не шпиль, а настоящее лезвие, широкое и заточенное с двух сторон как лезвие всамделишнего меча. Высота лезвия еще метров сто, так что если сложить, то общая высота здания со шпилем -- полные 250 метров -- тот еще небоскреб-небокол! Как и настоящий меч, шпиль-лезвие выполнен из металла, из отличной стали, дварфской стали, что не заржавеет и не потеряет своих свойств тысячи, десятки тысяч лет, тем более ''мечу'' не рубить тела и доспехи, не встречать подобные клинки на своем пути, а радовать своим видом мир и приверженцев бога войны, внушать благоговение и религиозный восторг. Шпиль сотворили гномы, сотворили по частям (блоками по 10 метров), из предоставленного Драконами материала (из каждых пяти 12-килограммовых слитков четыре шли на шпиль, а один в качестве оплаты за работу). Те же гномы местами отделали шпиль золотыми пластинами и вставили в золото рубины от грецкого ореха до яблока величиной (дварфская сталь с лихвой окупила достаточно простую работу по золоту и камням, Драконы лишь предоставили материал). Всего на шпиль ушло 5 тон золотых слитков и 10 полных сундуков рубинов. Как апофеоз роскоши и самых что ни наесть диких понтов, последний блок-острие изготовили не из жутко дорогой дварфской стали, а из поистине бесценного мифрила. Все на свете повидавшие мастера-гномы мало-мало не тронулись умом, когда Драконы сделали им такой заказ и главное смогли предоставить требуемое количество серебра богов (одно из названий мифрила). Но как бы то ни было гномы выполнили заказ, отковали все блоки стометрового шпиля, украсили их драгоценными металлом и камнями, изготовили не имевшее цены острие, затем помогли Драконам установить, хотя скорее блок за блоком собрать шпиль. Так и получился великанский, направленный в небо клинок, со словно подернутым золотым отливом и слегка запачканным кровью лезвием, с острием, что горело негасимым серебренным костром под солнечными лучами и мерцало этаким маяком в свете лун. После того как шпиль был готов, любой путник видел его свет задолго до того как достигал городских стен. Чудо, невероятное чудо, какого нет ни в одном другом городе Серединного мира! Да, есть чудеса побольше, покрасивей, помасштабней и много-много-много древней, но точно такого нет нигде!
       Но оставим вызывающий восхищение шпиль-меч и опустимся к ступе под ним. На Ў внешние стены ступы покрыты мраморными плитами с изображенными на них символами бога войны, а точнее мечами, саблями, луками, топорами, булавами, шестоперами, кинжалами, кистенями, копьями, глефами, алебардами, арбалетами, пращами, боевыми серпами.........................! Любое оружие -- это символ бога войны, его рука, продолжение его воли, а любой сжимающий его в руках воин -- его последователь и в какой-то степени даже жрец, по крайней мере служитель. И тут совершенно не важно поклоняется ли он ему или нет: взял в руки оружие -- порадовал бога войны; убил им врага -- принес ему жертву; почистил, наточил, удалил ржу -- оказал богу честь, помолился. Оставшуюся четверть поверхности ступы занимают 7 опоясывавших всю ступу композиций барельефов, на них изображены совершающие подвиги, проповедующие, сражающиеся герои, жрецы и паладины. Порой сложно разобрать, кто из них кто -- все жрецы бога войны это лучшие воины и самые лучшие из них становятся паладинами. Однако одного из героев на третьем от вершины поясе барельефов абсолютно точно можно опознать -- это Дримм Красный Дракон, повергающий темного бога Гвыжаху Поедателя Кишок Кровавого Шипа сына Воргутаты Бараны. Дримм изображен лишь в 5 раз меньше своего врага: Гвыжаха повержен, Дримм вырезает сердце из его груди, вокруг стоят совсем маленькие по сравнению с этими двумя Василиса, Послушный (в образе пса), Ворошилов.
       *
       В свое время Дримм пытался отказаться от чести быть запечатленным на барельефе центрального храма, но заскромничавший Глава не смог пойти против воли всего клана и яростных настояний Людмилы. Жрица бога войны вполне справедливо указывала на то, что такое деяние как убийство темного бога достойно гораздо большего чем барельеф, остальные игроки клана желали видеть зримое подтверждение подвига своего любимого Главы (а заодно похвастаться перед всем миром, что именно Глава их клана завалил темного бога, ИХ, а не чей-то другой!). Вот так изображения Дримма, а так же Василисы, Послушного, Ворошилова оказались среди изображений величайших героев Серединного мира. Оказались по заслугам, ведь Дримм и его свита действительно совершили то, о чем повествовал барельеф.
       *

       Еще опустимся вниз, ко входу в центральное здание храма. Невысокая, но масштабная лестница из мощных гранитных плит ведет на площадку перед главным входом. Невероятно красивые мраморные перила с изображениями сражающихся воинов опоясывают площадку и края лестницы. Площадка предваряет вход в храм -- 15-метровые в ширину и 8-метровые в высоту двустворчатые врата. Врата густо покрыты чеканными пластинами из золота, серебра, еще более ценных металлов, на этот раз глаз радуют искусные изображения жрецов, что несут слово истиной веры тем, кто еще не познал радости поклонения богу войны. Тем не менее врата это врата -- в основании под красивыми, но мягкими пластинами драгоценных металлов листовая сталь полуметровой толщины. Врата, каждая створка которых весит 60 с лишним тонн, не открыть руками, только милостью бога войны и одаренных этой милостью жрецов.
       Но оставим пока врата в покое и сосредоточимся на площадке перед входом -- здесь есть на что посмотреть... По обеим сторонам от врат стоят похожие скульптурные группы из запряженных давно вымершими ездовыми ящерами четырехколесных колесниц. На каждой колеснице по три воина: возничий с бичом и поводьями, боец с копьем и большим круглым щитом и лучник. Все воины -- фейри. Все воины -- первые бойцы, пошедшие за еще не получившим божественный статус Трооатэной. Все воины -- великие военачальники небесной дружины бога войны, старейшие среди ''Живущих в бою''. Здесь они изображены в те далекие, легендарные, полумифические времена, когда еще не стали небесными воителями, а были простыми воинами, последовавшими за своим вождем на безнадежную битву. 6 воинов -- пример каждому, кто посетит храм, пример верности, храбрости и чести, а еще пример того, что храбрость, верность и честь не останутся без награды (ведь Трооатэна тогда победил, потом еще и еще, затем поверг прежнего бога войны, сам стал богом и не забыл своих верных бойцов ). Колесницы украшены драгоценными камнями, попоны на ездовых ящерах блестят пластинами из черной бронзы, поводья и хлысты в руках возниц из серебра, оружие в руках воинов из настоящей стали с золотой насечкой.
       Кроме охраняющих вход колесниц на площадке находится тяжелый гонг более чем в тонну весом. Рядом с массивной рамой и подвешенным на ней литым блином вертикально стоит палица, которой по идее нужно лупить в гонг. Только вот весит эта палица немногим меньше чем гонг рядом с ней. Но не в изумляющем весе палицы дело -- ударить в гонг может либо жрец храма, отмечая божественные праздники или начало-окончание войны в землях, на которых расположился храм, либо... любой, кто просит защиты, покровительства или суда бога войны -- захочет бог и палицу поднимет даже маленькая девочка, не захочет и ее не сможет поднять самый могучий богатырь.
       Над входом в храм изображение трех мечей (упершиеся в торцы рукоятей друг друга мечи направили лезвия во вне, этакая трехгранная звезда). Данное изображение -- знак стража храма, такого ли своеобразного духа места, осененного благодатью бога войны, первейшего помощника храмовых жрецов. Подобный страж есть в каждом самом маленьком и незначительном храме бога войны. Как только закладывается первый камень в основание будущего храма, появляется страж, по мере роста храма страж растет и набирается сил, чем больше храм, чем старше храм, тем сильнее его страж, но настоящую силу страж обретет только после того, как храм будет окончательно освещен, и на него щедрой мерой прольется благодать того, кому он посвящен. Да, страж живет, пока существует храм, если же случится невероятно скорбная вещь и храм падет (будет разрушен), страж храма умрет-уйдет вместе с ним. Защитника храма следует почтить, именно потому его изображение над входом на самом виду, внутри храма оно тоже есть и даже есть его отдельный алтарь. Для верующих и особенно для жрецов храма всегда уместно почтить стража отдельной жертвой -- такая жертва не оскорбит Трооатэну, наоборот принести жертву стражу храма значит по заслугам оценить его службу по защите дома бога войны в мире живых.
       Еще на площадке стоят два здоровенных деревянных ящика на крохотных колесиках. Ящики предназначаются для даров от тех, кто хочет почтить бога войны в столь знаменательный день. В один из ящиков бросают денежные дары -- золотые, серебренные, медные монеты, драгоценные камни, нитки жемчуга, украшения, иногда целые золотые и серебреные слитки или мотки проволоки из драгоценного металла. В другой ящик кладут совсем иные, не менее угодные богу войны дары -- оружие и доспехи поверженных врагов либо военные трофеи. Верующие с ночи несут свои дары, и тот, и другой ящик много раз наполнялся с горкой. Заполненные ящики периодически меняют прислужники храма: ящик с монетами меняют раз в два часа, ящик с оружием -- в полтора. Масса народу стремиться почтить и напомнить богу войны о себе, их поток не оскудевает до сих пор, их дары наполняют храмовую казну. Драконы-игроки жертвуют не меньше, скорее больше всех, хотя главную свою жертву они уже принесли -- построили столь величественный храм. Иные дары вроде корзин с овощами, отрезов ткани, шкур, мехов, мешков с зерном, яиц, живых кур, овец, коз, лошадей принимают в другом месте.
       Теперь давайте наконец проникнем за несокрушимые двустворчатые врата... Что же мы видим там? А видим мы не длинный, но широкий и высокий арочного типа коридор: в боковых стенах коридора немало дверей и не обремененных дверьми проходов, что ведут либо вниз в обширные храмовые подземелья, либо на многоэтажные открытые галереи, которые опоясывают весь храм и поднимаются ввысь почти на половину высоты ступы, всего 18 высоких этажей-галерей. Однако пока оставим галереи, подземелья, служебные помещения и сосредоточимся на том месте, куда ведет нас главный коридор. А между тем он приводит нас в центральный зал. Зал по-настоящему огромен и тянется до самого купола ступы.
       А вот на самом куполе стоит остановиться отдельно -- посмотреть, приглядеться, осознать, что ты увидел. Весь купол богато и ярко расписан деяниями бога войны: Трооатэна сражается с другими богами, чудовищами, демонами, равными богам великими магами древности... и всегда бог войны держит верх! А еще Трооатэна правит суд, награждает отличившихся воинов, благословляет паладинов на подвиг, направляет своих жрецов, пирует со своей небесной дружиной и ведет ее в бой, утешает потерявших мужей жен воинов, накануне битвы навещает воинов, которым суждено переселиться в верхний мир, принимает в своих покоях не оставивших детей воительниц, является правителям и достойнейшим героям разных рас и времен, а то и целым армиям. Купол настолько велик, а росписей столь много, что требуются многие часы для того, чтобы хотя бы мельком окинуть взглядом их все! Отводить взгляд не хочется -- росписи не только многочисленны, они великолепны, интересны, они побуждают смотреть, запоминать, думать над увиденным -- перед посетившим храм словно разворачивается краткая история Серединного мира, история, увиденная глазами бога войны.
       В центре храма невысокая, многоступенчатая, широкая пирамида в форме зиккурата. На вершине пирамиды главное место храма, всего храма, не только центрального здания -- парное изображение бога войны, алтарь, священный огонь, отдельно место для жертвоприношений.
       Изображение бога войны отличается от принятого ныне канона -- вместо юноши расы фейри с длинным прямым мечом парная статуя -- юноша и девушка, похожие словно близнецы. В руках у девушки-фейри уже не прямой, а изломанный как молния меч. Трооатэна -- бог всех воинов независимо от пола, и когда-то его статую в женской форме имел каждый второй храм, а каждый первый -- хотя бы несколько таких изображений внутри. Но постепенно женский облик бога как бы отошел в тень, нет, о нем не забыли, но по самым разным причинам в храмах бога войны стали использовать только мужской. Ну а женское его изображение сохранилось лишь в книгах и на полустершихся барельефах самых древних руин. Строя свой храм Драконы возжелали восстановить справедливость и более полно почтить бога войны, припасть, так сказать, к древним корням и трактовкам, освежить полузабытую старину -- в результате вместо одной статуи встали две. Мужская и женская ипостась Трооатэны равны, облик бога войны полон -- впервые за тысячи лет два его лика одновременно глядят на мир и построенный в честь него храм. Две тридцатиметровых статуи выполнены из специального сплава, в основе которого золото и серебро, а так же несколько других, придающих статуям прочности металлов. На клинки в руках бога (на прямой как солнечный луч и на молнию) пошла только лучшая сталь, не мифрил как на кончик венчавшего храм шпиля, но очень дорогая сталь (вновь гномья работа). Четыре красных глаза сверкают рубиновым светом будто живые!
       *
       Драконы не потянули четыре таких огромных рубина, каждый размером с сервант, потянули с некрупную дыню величиной. Но они ловко вышли из положения с помощь пусть и дорогого, но доступного по цене красного хрусталя. В глазах статуй рубиновыми были только зрачки, а все остальное -- похожий по цвету хрусталь. Получилось очень удачно -- неизвестно будь вместо такой вот компиляции настоящие рубины, удалось бы им создать такую достоверную иллюзию живого взгляда. А впрочем возможно дело было не в рубинах, хрустале и искусной работе, а в чем-то совсем ином, ИНОМ....
       *

       Статуи красивы истинно классической фейрийской красотой, мощью тренированных тел, несокрушимым здоровьем вечной молодости, вызовом миру и любым врагам, который легко читается на юных, похожих друг на друга лицах. Древняя боевая одежда мало что скрывает в прекрасных телах, позволяя оценить и насладиться мужской и женской красотой. В этом нет греха, наоборот, бог войны любит, когда на него смотрят, когда его вспоминают, когда думают о нем, когда его желают -- все вышеперечисленное прибавляет ему сил и крепит связь между ним и его последователями. Статуи нового храма невероятно прекрасны, ими хочется любоваться, их хочется вспоминать в мечтах и видеть во снах!
       В отличие от парной статуи чаша с негасимым огнем и место для жертвоприношений полностью соответствуют канону. Правда редко какой храм может похвастаться чашей с огнем такой величины, и никто и никогда прежде не использовал под место жертвоприношений специально изготовленную цельнолитую плиту из чистого серебра -- еще одно подтверждение невероятного богатства Драконов, а проще говоря -- голимые понты! Хотя возможно тут дело не в понтах, а в желании как можно сильнее почтить бога войны, оказать ему максимально возможную честь, а заодно продемонстрировать всему миру силу своей веры (но все же понты вероятней, но тсс (!) -- не будем никому об этом говорить).
       Каменный алтарь из какого-то странного огненно-красного минерала на первый взгляд выглядит несколько грубовато, примитивно и даже неуместно рядом со всем этим богатством и красотой, но это на первый взгляд и только для тех, кто не знает историю здоровенного почти необработанного валуна. Алтарь -- не новодел, а невероятная древность: когда-то еще до похода в Гоблинские горы Драконы добыли его в одном из заброшенных поселений расы их Главы. Добыли и ошалели, когда поняли ЧТО оказалось у них в руках -- в руках мелкого и ничем в те времена не примечательного клана оказался один из первых, а возможно самый первый алтарь бога войны! Невероятная ценность! А еще невероятная головная боль, ведь совершенно не понятно, кому и за сколько ее можно продать!? Зато абсолютно точно понятно: как только о немыслимой цены артефакте узнают в окружающем мире, его немедленно попытаются отнять или в лучшем случае заставят отдать за мизерную часть его реальной цены! Попытаются ярые последователи Трооатэны, его жрецы и паладины, попытаются правители разных стран, попытаются маги, попытаются богатые любители старины, попытаются жрецы других богов (чтобы получить преимущество над последователями Трооатэны), воры со всего Серединного мира несомненно постараются украсть драгоценный артефакт, и конечно, без вопросов, на Драконов наедут другие игроки -- могучие, сильные, многочисленные кланы. Тогда Драконы не решились дергать мириады тигров за усы и от греха запрятали алтарь поглубже в свои закрома, как говорится до лучших времен. Нынче же богатый, могучий, большой и славный деяниями клан Драконов не боялся чужих глаз, не боялся выставлять этакую ценность на всеобщее обозрение. Тем более после того как алтарь украсил собой столь величественный храм, все последователи бога войны, включая жрецов и паладинов по всему миру, автоматом превратились из потенциальных врагов в безусловных союзников. Что касается правителей, магов и воров, то редкий дурак решится заявить свои права или тем более попытается украсть действующий алтарь из действующего храма -- никому из живущих под светом 5-ти лун не улыбалось становиться врагом бога войны и всей его многочисленной паствы. Древний, овеянный легендами алтарь завершал композицию на вершине зиккурата.
       В целом не только зиккурат, статуи бога и купол, но и все остальное пространство центрального храма поражало воображение: от мраморных полов с вкраплениями полудрагоценных камней до мраморных, покрытых барельефами колон; от статуй воинов небесной дружины, подобно страже окружавших центральный зал, до сотен статуй героев разных рас в специальных нишах на галереях; от расписанных рисунками и украшенных барельефами стен до светильников на высоких позолоченных шестах, что освещали зал светом живого пламени; от небольших искусственных родников, из которых верующие могли утолить жажду, до мраморных скамеек рядом с родниками, на которых верующие могли отдохнуть, просто посидеть, подумать о высоком, полюбоваться убранством храма. Имелись и служебные, скрытые от взглядов простых посетителей помещения, в них отправлялись не предназначенные для посторонних жреческие дела и хранилось все необходимое для исполнения обрядов и должного ухода за храмом. Среди статуй и барельефов немало древних под стать алтарю вещей, их меньше чем сделанных в более поздние эпохи или заказанных специально для храма, но тем не менее они составляют примерно пятую часть от общего убранства храма, составляют и придают новенькому храму неуловимый шарм достойной восхищения древности. На одной из галерей в одной из многих ниш мы вновь можем встретить Убийцу Богов, на этот раз не барельеф, а статую в полный рост из серовато-зеленого зато пронизанного золотыми прожилками камня. Дримм уже не вырезает сердце из груди темного бога, а просто стоит в одной из ниш такой какой он есть -- скрестивший руки на груди фейри с Крохобором на поясе и Убийцей, выглядывавшим из-за правого плеча. Изображения Василисы, Послушного-пса и Ворошилова окаймляют нишу, в которой стоит Глава, а вот крохотный дракончик обвивает своим телом левую руку фейри и смотрит внимательным взглядом на тех, кто решится остановиться у ниши. Суровыми глазами из черных как ночь брильянтов смотрит на посетителей и Дримм.
       Ну а сейчас давайте с почтением поклонимся единому в двух ипостасях богу и покинем храм так же как в него вошли. Помимо центрального здания на территории храма можно найти много чего еще: выложенные камнем дорожки и каменные мосты над парой десятков прудов с разноцветными рыбами и небольшим декоративным озерцом, прекрасные сады и даже пусть и маленький, но самый настоящий парк с фонтанами и открытыми беседками для молитв, тренировок и медитаций (одно и то же для бога войны и вообще можно поточить меч -- одновременно и полезное дело, и молитва ). Есть и казармы-пристанища, где могут преклонить голову старые и увечные воины, которым некуда больше пойти, есть казармы для послушников, есть жилища для паладинов и жрецов. Личные покои Великой жрицы также находятся здесь -- уютное двухэтажное строение посреди одного из садов. Где-то среди прудов, садов и беседок, не на самом виду, но и не на задворках находится обязательный атрибут любого большого храма, почти любого из общечтимых по всему Серединному миру богов -- небольшой Храм Всех Богов. К одноэтажному, но достаточно вместительному зданию ведет специальная каменная дорожка. На здании нет никаких символов, росписей, изображений, только голый камень и прочная крытая бронзовой черепицей крыша в форме конуса. Внутри немного повеселей -- здание имеет пять стен, пять алтарей перед ними, простых каменных алтарей, опять же без каких-либо символов и рисунков. На первой из стен изображено ночное небо, звезды и пять лун -- алтарь и стена предназначаются для поклонения темным и ночным богам. На второй из стен изображение ясного неба и солнца -- алтарь и стена предназначаются для молитв светлым богам. На третьей стене изображен лес, жуткое переплетение древесных стволов и ветвей -- алтарь и стена для службы богам жизни и природы (а еще конкретно для многочисленных лесных богов). На четвертой -- абстрактная картина из черных, красных, мрачных тонов -- боги хаоса и смерти примут молитву тех, кто избрал эту стену и этот алтарь. Ну и наконец, пятая стена и алтарь перед ней, на стене.... ничего -- голый камень: здесь можно помолиться неведомым богам, богам отдельных рас, давно забытым богам или непризнанным богам -- любым богам, ЛЮБЫМ. Храм Всех Богов это не только дань уважения Трооатэны своим божественным собратьям, но и статусное строение -- только по-настоящему большой, богатый храм может позволить себе иметь такое место.
       Да, много чего интересного понастроено на территории храма, но не меньше интересного скрыто под ним -- снова казармы, казармы и казармы, способные принять тысячи жильцов, к ним арсеналы, способные вооружить и снарядить уже десятки тысяч воинов, надежные сокровищницы, огромные склады, мастерские, собственная типография -- 2/3, даже больше помещений храма надежно укрыты от посторонних взглядов под землей. Пускай пока казармы и арсеналы огорчительно пусты, сокровищницы и склады не заполнены и на десятую часть, в мастерских и в типографии не кипит работа, но любой увидит, что потенциал этого места невероятно велик. Храмовые подземелья связаны с общегородскими подземельями и в то же время надежно отгорожены от них крепкими стальными вратами, вратами не столь богатыми как наверху в центральном здании и далеко не столь массивными, однако не менее надежными.
       Кстати насчет верха: давайте покинем пока пустынные храмовые подземелья и вновь перенесемся под солнечные лучи. Всю обширную территорию храма отделяет от города невысокая трехметровая стена из тесанного камня. Поверхность стены с внешней стороны покрывает искусно расписанная керамическая плитка и опять глаз радуют изображения героев, жрецов, паладинов, чудовищ, воинов небесной дружины, деяний и подвигов бога войны. По вершине невысокой стены нет ни шипов, ни колючей проволоки -- обитатели храма не боятся ни воров, ни убийц. Главные ворота в стене невероятно широки и в принципе не имеют врат -- бог войны и его жрецы рады каждому, кто захочет к ним зайти. По обеим сторонам -- чаши со священным огнем: каждый входящий на территорию храма пройдет меж двух огней и тем самым обнажит свою суть перед стражем храма и его могучим господином. Уже за воротами, но перед лестницей находится средних размеров площадь, мощные гранитные плиты из редкого и дорогого вида гранита покрывают ее от врат в стене до самой лестницы к предвратной площадке и до дорожек, что огибая центральное здание ведут на территорию остального храма. Сегодня храмовая площадь скрыта под массой последователей бога войны -- они волнуются, но терпеливо ждут пока откроются главные врата.
       Поистине прекрасный храм внушает благоговение всякому, кто смотрит на него, и даже тому, кто не видит самого храма из-за толпы, а видит только лезвие-шпиль! И тем не менее, при всем своем внешнем и внутреннем великолепии храм еще не храм. Как минимум не полноценный храм -- он уже дышит, живет, чувствует, заставляет считаться с собой и ощущать свое присутствие всех вокруг, но он еще не тот, каким он должен быть, храм словно спит глубоким сном. Однако не беда -- сегодня в этот яркий, солнечный день тысячи, десятки тысяч людей и нелюдей, игроков и заготовок, Белок и фейри специально собрались для того, чтобы разбудить его ото сна и воздать должные почести богу войны, Творцу Битвы, Растителю Воинов, Убийце Чудовищ, Великому и Победоносному Трооатэне!


       Людмила -- жрица и паладин бога войны.

       Людмила впервые находилась в храме одна, совсем одна -- ни жрецов-игроков, ни жрецов-заготовок, ни прислужников (младших жрецов), никого. По обычаю последнюю часть ритуала освещения храма должна была провести только она, без чьей-либо помощи, без посторонних глаз. Впрочем провела, справилась, сделала все как надо и сейчас ей остался последний шаг. Людмила нервничала и нельзя ее в этом винить -- сегодня, смотря на бесконечный поток верующих с дарами, глядя на заполненную народом площадь, даже две площади, видя тысячи глаз, она впервые по-настоящему поняла, какую ответственность взваливает на себя, поняла, что это уже не игра в жрицу и паладина, а ответственность на всю жизнь. Нет, не на год, который остался Драконам в этом мире, а на всю жизнь на Земле, на реальной Земле! Людмила опасалось того, как освещение храма скажется на судьбе клана, да и если на то пошло, и на ее собственной судьбе, а еще боялась того, что произойдет с храмом, с ней, с ее силой, с силой бога войны после переноса в реальный мир. Увидеть разочарование в глазах верующих, когда бог перестанет отвечать на ее призыв, ощутить пустоту вместо могучей силы, никогда больше не познать восторга его присутствия в себе, увидеть погасшим священный огонь -- что может быть страшней?! Хорошо магам, которые узнали, что их сила, пусть и с ограничениями, но действует на Земле! А как дело обстоит с богами?! Вопрос! И нет на него точного ответа! Остается верить, верить и надеяться...
       Жрица встряхнулась, прогоняя сомнения прочь! Слишком поздно что-то менять и переигрывать! Ждет клан, ждут неписи и заготовки, ждут жрецы и младшие жрецы-прислужники в подземельях, ждет стаж храма, ждет сам бог войны! И вот еще какое дело, ждет и сама Людмила, страстно хочет завершить обряд и посмотреть на получившийся результат! Не только любопытство двигало ей, но и внутреннее желание почувствовать истинную силу храма, ее храма, храма, который строился на ее глазах, в который она вложила столько сил и времени, в конце-концов, в основание которого именно она заложила первый камень, и это верно и в буквальном, и в фигуральном смысле (именно Людмила, преодолев сопротивление скептиков, убедила клан строить настолько величественный храм, а не какую-то дешевку).
       Эльфийка, жрица, паладин, верная последовательница бога войны простерла руки над древним алтарем в сторону священного огня и, не сводя глаз с изображения бога, начала проговаривать самую простую, но и самую древнюю молитву бога войны:
       О Грозный! О Справедливый! О Непобедимый Трооатэна! Услышь меня!
       Узри и оцени мои деяния! Узри моих врагов! Узри мой путь!
       Воздаю тебе славу и хвалу не только словами, но и делами своими!
       Чаю, что не посрамила тебя, и ты не отвернешься от меня!
       Моя жизнь на твоих весах! Моя смерть в твоих руках!
       Слава Грозному! Слава Справедливому! Слава Непобедимому!
       Слава Брату моему! Слава Сестре моей! Слава Великому Трооатэне!

       Стоило Людмиле произнести последние слова как храм словно вздохнул, вздохнул и начал изменяться! Священный огонь рывком вырос раз этак в пять и стал не просто огнем, а чем-то иным, тем, что согревало не тела, а души тех, кто смотрел на него, тех, кто не видя его ощущал его в своем сердце! Красный алтарь потеплел и засветился изнутри! Мертвый камень дрогнул под руками положившей их на алтарь Людмилы -- огромное красное сердце, сердце храма совершило свой первый удар, а затем забилось в редком и почти незаметном со стороны, но постоянном ритме -- Тук! Тук! Тук! Тук... Место жертвоприношений впитало жертвенную кровь -- напитавшееся кровью и божественной силой серебро засияло как снег под светом лун! Изображения бога, статуи воинов небесной дружины, статуи героев в нишах двинулись словно живые! Нет! Они и стали живыми, пускай всего на одну секунду! Огромные тридцатиметровые статуи чуть-чуть изменили положение тел, одежда смялась по другому, божественные лики посмотрели на жрицу у своих ног! Шуршание одежды, касание металла о металл и о камень, ДВИЖЕНИЕ по всему храму, на всех галереях, во всех без исключения нишах!
       *
       Стоявший в окружении старейшин Дримм почувствовал, как по телу пробежалась обжигающе горячая волна! На мгновение он увидел нутро храма, как будто он находился внутри, стоя на одной из галерей! Через секунду видение и жар прошли, но фейри чувствовал, что что-то в нем поменялось навсегда...
       *

       Изменения коснулись и величественного потолка, не только потолка, но и всех остальных росписей, барельефов, изображений -- они все стали еще четче, ярче, объемней, заиграли новыми красками и смыслами и... словно задвигались, оставаясь неподвижными. Сам воздух, сам свет в храме изменился, стал другим, по другому зажурчала вода в рукотворных родниках, по другому загудел огонь в светильниках, другие запахи наполнили его пространство. Но не только запахи наполнили будто задышавший храм -- его наполнило ощущение присутствия божества, ранее едва ощутимое, ныне оно стало во сто крат сильней, затопило проснувшийся храм как сосуд наполняет вода!
       Все страхи Людмилы ушли как будто их и не было! Она поцеловала теплый и дышащий алтарь, на мгновение прижалась к нему лбом, ощущая как ритм его биения проникает в нее. Встала, посмотрела вперед и вверх, с почтением поклонилась сначала мужскому, затем женскому облику бога, с дрожью почувствовала взгляд двух огромных красных глаз! Взяла с алтаря церемониальный меч, вздела его над головой в салюте и запела гимн богу войны!
       За спиной у поющей Людмилы в храм проникли остальные жрецы и прислужники, они не смели прервать торжественный, разносившийся по всему храму гимн, не смели подняться на зиккурат, лишь полные почтения внимали и ждали. В сердцах их великая радость, в мыслях благодать, в телах силы служить тому, кому посвящен храм, и первой из жрецов храма.
       Людмила закончила петь, вновь поклонилась изображениям бога и, положив меч на плечо, повернулась ко входу в храм. Все жрецы и прислужники приветствовали ее земным поклоном. Людмила коротко и неглубоко поклонилась им, сняла меч с плеча, взяла его плашмя -- на зиккурат потянулась цепочка служителей храма припасть губами к священному клинку и принести положенные в этом случае клятвы. После того как клятвы были произнесены и приняты, заговорила и Людмила: воздала хвалу богу войны, поздравила всех его служителей с великим делом, в преддверии первой настоящей, да еще и торжественной службы отдала необходимые распоряжения. Жрецы и прислужники с радостью и ликованием в сердце заняли свои места, Людмила подняла меч и указала им на храмовые врата -- огромные, роскошные, тяжелые врата без скрипа и без звука пошли в стороны, они открывались...


       Снаружи.

       Вся огромная масса людей и нелюдей ахнула, когда разверзлись небеса и небесный огонь ударил в самое острие шпиля-меча! Знак милости великого бога заставил много ярче чем прежде засиять мифриловое острие, а лезвие полыхнуть не кажущимся, а настоящим золотым огнем с кровавым отливом! Величественный шпиль и раньше производил впечатление, но теперь он выглядел истинным оружием богов, одного бога, бога воинов и войн -- лезвие буквально пылало золотым, кровавым, серебреным огнем и освещало им весь город с окрестностями! И все это под грохот небесного грома, под вспышки гигантских молний в вышине, под закрутившиеся огромным кругом облака! Со временем, недели спустя, сияние немного притухло, но не исчезло совсем -- шпиль храма бога войны сиял над городом как маяк, как страж, как напоминание под чьим покровительством находится сей город и населявший его народ!
       Иные изменения коснулись внешнего вида храма и того как его ощущала собравшаяся почтить бога толпа: огонь в чашах по обеим сторонам врат стал ярче-выше-сильней, а еще белей-теплей-приятней глазу и душе; покрывавшие храм плиты и барельефы засияли и вовсе невероятной белизной, и в то же время все изображения, символы и картины стали четче и словно ближе к тем, кто на них смотрел; плиты храмовой площади налились внутренним светом -- красный гранит горел не обжигающим огнем и окрашивал тех, кто на нем стоял в багровые цвета; в колесницы на площадке перед входом словно вдохнули жизнь -- их сложно стало воспринимать как простые камень и металл -- казалось колесницы вот-вот поедут, щелкнет бич, полетит стрела, ящеры оскалят клыки; от храма или возможно прямо с небес изошла некая волна -- воздух во всем городе посвежел, ушли неприятные мысли, у тех кто по тем или иным причинам испытывал душевную боль, она отступила или исчезла насовсем; чеканные жрецы на центральных восьмиметровых вратах живыми глазами взглянули на две площади; каждый присутствующий на торжестве почувствовал прилив сил, у игроков немного выросли некоторые статы и пришло по паре-тройке новых сообщений на брата, заготовки ощутили невероятный душевный подъем и ясность мысли, многие из них поняли то, что не понимали до сих пор, неписи (варвары, люди, специалисты-гномы) ощутили божественное присутствие и задохнулись от восторга.
       Медленно и величественно открывались золотые двустворчатые врата храма....


       Внутри храма.
       Людмила.


       Все то время пока неторопливо открывались массивные врата и первая партия желавших почтить бога войны наполняла зал, Людмила посвятила тому, чтобы как минимум узнать, что ей как игроку принесло появление действующего и освещенного храма. Разумеется времени внимательно все прочитать и тем более обдумать прочитанное не хватило, но не пожелавшая подождать жрица вполне успела пробежаться по верхам...
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       +10 к Удаче.

       Вот так, не объясняя причин, сходу обрадовал ее интерфейс. Впрочем и без объяснений понятно, откуда ветер дует и за что получено 10 новых уровней и такая солидная прибавка к параметру ''Удача''. Людмила полюбовалась приятными глазу всякого игрока сообщениями о новых уровнях, но даже не попыталась их взять и распределить -- еще успеется, к тому же таким ответственным делом гораздо лучше заниматься в спокойной обстановке никуда не спеша, а не тогда, когда на тебя смотрят сотни глаз и у тебя всего лишь несколько свободных минут.
       Вы стали старшим жрецом (настоятелем) первого возведенного в новом городе (городе Ожившей Бабочки) храма Трооатэны. Поправка: Великого храма Трооатэны.
       Награда:
       +6 к Мудрости.
       +6 к Харизме.
       +9 % ко всем жреческим умениям.
       +8 % ко всем умениям паладина.
       +20% к силе молитв и благословений.
       +15 пунктов репутации у Трооатэны.
       +15 пунктов репутации у всех жрецов Трооатэны.
       +15 пунктов репутации у всех паладинов Трооатэны.
       +10 пунктов репутации у всех обитателей Серединного мира, мира Мертвых, мира Теней, мира Духов, Инферно. Дополнение: у врагов бога войны ваша репутация -15 пунктов.
       +7 пунктов репутации у жрецов других богов.
       Отношение к вам Трооатэны: +15 пунктов.
       Милость к вам Трооатэны: +15 пунктов.
       Открыта новая ветка умений для обретших свой храм жрецов.
       Открыта новая ветка умений для старших жрецов храма.
       Открыта новая ветка умений для старших жрецов Великого храма.
       На 5% выше вероятность того, что Трооатэна прислушается к вашим молитвам.

       Вы вошли в первую тысячу игроков класса ЖРЕЦ, чей клан построил храм Трооатэне (N 489).
       Награда:
       Очки опыта.
       +1 к Удаче.
       +1 к Мудрости.
       +1 к Харизме.
       +1 к Интеллекту

       Вы стали первым игроком класса ЖРЕЦ, который стал старшим жрецом (настоятелем) Великого храма Трооатэны.
       Ваш аккаунт помещен в Зал Славы Серединного мира.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получены очки.
       +10 к Интеллекту.
       +8 к Мудрости.
       +8 к Харизме.
       Получен классовый спец-навык -- Пастырское слово.
       Получен классовый спец-навык -- Хранитель Благодати.
       Получено классовое умение -- Святой.
       Получен титул -- Защитник Веры.

       Вы стали первым старшим жрецом (настоятелем) Великого храма, клан которого построил Великий храм.
       Ваш аккаунт помещен в Зал Славы Серединного мира.
       Награда:
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       +7 к Интеллекту.
       +5 к Мудрости.
       +5 к Харизме.
       +10 пунктов репутации у всех жрецов Трооатэны.
       +10 пунктов репутации у всех паладинов Трооатэны.
       Получен классовый спец-навык -- Миссионер.
       Получен классовый спец-навык -- Проповедник.
       Получен классовый спец-навык -- Боевой жрец
       Получено классовое умение -- Создатель Святых Мест.

       Дополнение/изменение: как самый большой храм на данной территории, Великий храм Трооатэны в городе Ожившей Бабочки получает статус Первохрама данной территории (1/7 часть континента).

       Вы стали старшим жрецом (настоятелем) Первохрама.
       Награда:
       +10 к Удаче.
       +15 пунктов репутации у Трооатэны.
       +15 пунктов репутации у всех жрецов Трооатэны.
       Отношение к вам Трооатэны: + 15 пунктов
       Милость к вам Трооатэны: + 15 пунктов.
       Открыта новая ветка умений для жрецов Первохрама.
       Все классовые характеристики жреца +10%
       Все классовые характеристики паладина +10%
       На 50 % выше вероятность того, что в битве к вам на помощь придут воины небесной дружины бога войны. В случае если бой происходит на территории Первохрама, вероятность 100%.
       Как старший жрец (настоятель) Первохрама вы становитесь Верховным жрецом данной территории (1/7 часть континента): вы старший жрецом в иерархии жрецов Трооатэны на данной территории, все жрецы данной территории повинуются вам, все паладины на данной территории повинуются вам, все настоятели храмов Трооатэны на данной территории повинуются вам, вам принадлежит высшая судебная власть над иерархами Трооатэны, вы имеете власть закрыть-открыть любой храм на данной территории.

       Вы стали первым игроком класса ЖРЕЦ, который стал старшим жрецом (настоятелем) Первохрама и Верховным жрецом.
       Ваш аккаунт помещен в Зал Славы Серединного мира.
       Награда:
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен Уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       +17 к Интеллекту.
       +17 к Мудрости.
       +17 к Харизме.
       +12 к Удаче.
       Получен классовый спец-навык -- Наставляющий Воинов.
       Получен классовый спец-навык -- Несущий Свет.
       Получено классовое умение -- Пастырь Заблудших.
       Получено классовое умение -- Слышащий Голос Войны.
       Получен титул -- Столп Веры.
       Спец-награда:
       Все классовые спец-навыки и умения класса ЖРЕЦ повышаются на уровень.
       Особое расположение Трооатэны.

       Вы стали первым старшим жрецом (настоятелем) Первохрама, клан которого построил Первохрам.
       Ваш аккаунт помещен в Зал Славы Серединного Мира.
       Награда:
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       Получен уровень.
       +15 к Интеллекту.
       +15 к Мудрости.
       +15 к Харизме.
       +5 ко всем первичным и вторичным характеристикам (кроме Интеллекта, Мудрости, Харизмы).
       +5 к Удаче.
       +10 пунктов репутации у всех жрецов Трооатэны.
       +10 пунктов репутации у всех паладинов Трооатэны.
       Максимальная репутация у всех мирских последователей Трооатэны.
       Получен классовый спец-навык -- Воин-Молния.
       Получено классовое умение -- Основатель.
       Получен четвертый уровень классового умения Подвижник.
       Получен пятый уровень классового умения Подвижник.
       Спец-награда:
       Все классовые спец-навыки и умения класса ЖРЕЦ повышаются на уровень.
       Сила всех молитв и благословений +200%

       55-уровней! ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТЬ + спец-навыки + умения + очки к разнообразным характеристикам и много + другие прибавки + титулы + помещение ее аккаунта в легендарный Зал Славы + власть над ВСЕМИ жрецами на значительной части континента + спец-награды + репутация + открывшиеся ветки новых умений + Отношение, Милость и Особое расположение бога войны! Пожалуй никогда еще Людмила не получала СТОЛЬКО всего за один раз! А ведь сообщения на этом не закончились! Людмиле хотелось орать от восторга, углубиться в описание классовых спец-навыков и таких же умений, поскорее узнать, что изменят в ее жизни титулы, понять, в чем выражается особое отношение бога войны! Но времени нет -- храм почти полон, и Людмила по-быстрому пролистала оставшиеся сообщения...

       Поздравление! Ваш клан построил Великий храм Трооатэны.
       Награда:
       Очки опыта.
       +1 к Силе.
       +1 к Мудрости.
       +1 пункт к репутации у Трооатэны.

       Достижение: вы состоите в клане, который первым среди кланов построил Великий храм Трооатэны.
       Награда:
       Очки опыта.
       +1 к Удаче.
       +2 к Интеллекту
       +2% ко всем вторичным характеристикам, связанным с владением любым оружием и ношением доспехов, а так же рукопашным боем.
       +1 пункт к репутации у жрецов Трооатэны.

       Достижение: вы состоите в клане, который первым построил храм Трооатэны в данной местности. Поправка: Великий храм Трооатэны.
       Награда:
       Получен уровень.
       +2 к Удаче.
       +2 к Интеллекту.
       +2 к Мудрости.
       +5% ко всем воинским навыкам, умениям, способностям.
       +5% к силе боевых заклинаний любых школ магии (включая расовые).
       +1 пункт к репутации у Трооатэны.

       Достижение: вы ЖРЕЦ и состоите в клане, который первым построил храм Трооатэны в данной местности.
       Награда:
       +3% к силе молитв и благословений.
       +1 пункт к репутации у жрецов Трооатэны.
       +1 пункт к репутации у жрецов других богов.
       +5% к силе молитв и благословений в зоне, на которую распространяется власть построенного храма.

       Без остановки катящаяся колея жизни настойчиво потребовала ее внимания -- Людмила отложила личные дела, закрыла интерфейс и вернулась к исполнению своих непосредственных обязанностей. Началась торжественная служба, первая служба в новооткрытом храме......


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2762
  • Сообщений: 6083
  • Activity:
    46.5%
  • Благодарностей: +4634
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #82 : 22-06-2018, 15:33 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login

       Личные покои Великой (Верховной) жрицы Трооатэны на территории храма.
       После торжественной службы и пира по случаю открытия храма. Глубокая ночь.
       Светлана.


       Людмила была никакая, вот просто НИКАКАЯ -- усталая как смертный грех, выжатая как апельсин из соковыжималки, ничего не соображающая, почти засыпавшая на ходу. За столом на пиру это не так бросалось в глаза, а вот после пира... Впрочем не мудрено -- как никак больше суток на ногах! Подготовка к торжеству, множество жреческих ритуалов, само освящение храма, потом невероятно долгая и утомительная служба, которая, на секунду, длилась больше десяти часов, затем праздничные мероприятия, плавно перетекшие в пир. И всюду Людмила как Великая жрица играла первую роль! Все взгляды были обращены на нее, все ждали ее слов, действий, тысячи верующих подходили за личными благословениями или просто выразить почтение ей и богу войны, услышать от нее несколько ласковых слов, прикоснуться к краю ее одежды. Великая жрица не могла никому отказать, не в такой день...
       Ситуацию усугубил полный отказ Людмилы от зелий выносливости, якобы их нельзя было пить до и во время ритуала, да и после во время торжеств нежелательно. Так это или не так Светлана просто не знала, а потому положилась на слова подруги. Ну а что ей еще оставалось делать? В результате уже далеко после полуночи, после окончания всех обязательных для Великой жрицы торжеств Светлане пришлось в буквальном смысле тащить ту самую Великую жрицу на руках, благо высокоуровневый рейнджер вроде нее мог проделать такой фокус играючи. Больше всего Светлана опасалась, что ее с ее не вязавшим лыка грузом увидят посторонние глаза и неправильно поймут увиденное, подумают, что Верховная жрица наклюкалась на празднике до невменяемого состояния -- слухи о таком позоре явно не пошли бы авторитету Людмилы на пользу. Но им повезло -- вновь помогли рейнджерские навыки Светланы + ее эльфийская суть, ну и неплохое знание города также сыграло свою роль (еще бы ему не сыграть -- многие здания и целые улицы Светлана проектировала собственноручно, а потом следила за ходом строительных работ).
       Как бы то ни было эльфийка-рейнджер с драгоценным грузом на руках незримой тенью проскользнула по улицам во всю празднующего города и никому не попалась на глаза. Немалое достижение, ведь несмотря на позднюю ночь город был ярко освящен и полон веселящимися толпами. После того как она проникла в храм, все стало совсем просто: благожелательно настроенный страж храма уловил невысказанное желание и укрыл эльфиек от посторонних взглядов сиреневым мерцающим туманом, причем укрыл от всех взглядов: как от взглядов находившихся на территории храма игроков, так и от взглядов разносивших вино и закуски слуг и даже других жрецов. Страж храма добросовестно провожал и охранял свою великую госпожу и ее любимую подругу до самой двери в покои Верховной жрицы и, лишь только когда за ними закрылась массивная дверь укрытого среди плодовых деревьев особняка, позволил себе отправиться по своим обычным делам. Общими усилиями Светланы и стража храма репутация Верховной жрицы была спасена. А еще стража храма грела искренняя благодарность любимой подруги его госпожи, которую та не забыла высказать вслух, прежде чем закрылась дверь. Доброе слово и кошке приятно, а страж Великого храма Трооатэны это далеко не кошка, хоть и не совсем живой, однако не хуже рожденных способный чувствовать, думать и помнить добро...
       Оказавшись дома Светлана немедленно отправилась в ванную комнату, по пути раздав несколько четких приказов крутившимся вокруг слугам-заготовкам. Там, не доверяя служанкам сама раздела почти уснувшую Людмилу и засунула ее в заранее приготовленную ванну. Потом сама же мыла ее, следя чтобы та окончательно не заснула. Тем временем служанки унесли несвежие вещи, принесли чистую домашнюю одежду, приготовили постель. Вымыв совершенно сомлевшую подругу, Светлана старательно вытерла ее поданным полотенцем, другим высушила ей волосы, обтерлась сама, а затем, по прежнему не доверяя никому, вновь взяла Людмилу на руки, отнесла в постель, уложила.
       Некоторое время с любовью рассматривала лицо во всю сопящей в две дырки подруги, ну а после, насмотревшись на родное лицо, нежно и осторожно поцеловала ее в губы, прилегла сама, обняла любимую сзади, прижалась к ней, заключила ее в кольцо любящих рук и вскоре сама засопела. Служанки укрыли сладко спавших эльфиек одеялом, а затем тихо-тихо как мышки начали убирать так и не пригодившуюся трапезу со стола: вино отправилось в погреб, большая часть масла на ледник, а мясной и творожно-лимонный пироги, свежая выпечка, сливки, икра и толика масла хорошо скрасили вечер слугам, особенно хорошо под дозволенное в честь праздника пиво.


       Во сне.
       Людмила.

       Людмила оказалась в необычном месте: коридор, но... без стен, без пола, без потолка, без дверей, без окон, без света и тьмы, но все же почему-то коридор. Да, коридор, ведущий в неизвестно куда, исходящий неизвестно откуда, и она посередине между неизвестностью. Людмила взглянула на себя, моргнула... она в золотой с белым жреческой мантии, той самой что была надета на ней в ночь перед битвой в Хлебной долине. Удобной, легкой, красивой, но как потом оказалось просвечивающей едва не насквозь. Жрица покраснела от этого давнего воспоминания -- почему та мантия снова на ней? Ведь она не надевала ее с тех самых пор, предпочитая не такие легкие и ласкающие кожу, но более плотные ткани. Мысль об этом потянула за собой другие, и эльфийка вновь оглянулась по сторонам, пытаясь понять, где она и как сюда попала. Моргнула... переступила ногами в сандалиях по гладкому, почти зеркальному каменному полу, моргнула... уставилась на стены из того же камня, на факелы в держателях, а вот потолок коридора остался тем же -- ничто, сделанное из ничего.
       По коридору кто-то шел. Людмила попыталась понять кто, до рези всматриваясь, прислушиваясь, даже принюхиваясь к приближавшемуся нечто, и... не смогла -- не смогла увидеть, хотя смотрела прямо на того кто шел, не смогла понять, что она слышит, шум ли шагов, грохот обвала, шуршание змеиной чешуи, стук копыт, шипение огня (?) -- нет, снова не смогла! Никакого запаха также не ощутила.
       Между тем НЕЧТО приближалось и вскоре очутилось рядом с ней. Людмила моргнула... и увидела рядом с собой улыбающуюся девушку в коротком сильно выше середины бедра хитоне с красной каймой по краю, босую с распущенными волосами. Очень, очень красивую девушку и в то же время очень знакомую. Девушка завораживающе улыбнулась эльфийке, та неуверенно улыбнулась в ответ, лихорадочно пытаясь вспомнить, кто это такая. Прекрасная незнакомка о чем-то спросила Людмилу, жрица ответила, не понимая ни слов, ни сути вопроса, не понимая, что она отвечает в ответ. Красавица в хитоне рассмеялась и обняла Людмилу. Все мысли моментально покинули голову жрицы -- ей было хорошо в этих объятьях, так хорошо, как ни с кем и никогда! А еще она страстно возжелала незнакомку, у нее набухли соски, набухло и потеплело внизу живота! И главное, она почувствовала ответную реакцию в прижавшемся к ней теле!
       Затем дико желанная девушка взяла ее руку в свою и повела за собой по коридору. Людмила покорно пошла за ней. Пошла, не глядя по сторонам, лишь до самозабвения желая прямо тут сорвать с предмета своей страсти хитон и отыметь ее прямо здесь на каменном полу, но что-то удерживало ее от этого шага. Нет, не воля и не разум, а нечто другое, вне пределов ее понимания. По дороге девушка о чем-то спрашивала Людмилу, та отвечала, при этом по прежнему не слыша слов, не понимая, о чем идет речь и не обдумывая, что она отвечает в ответ. Шли долго, возможно час, возможно два и все время пути говорили. Красавица в хитоне явно была довольна ответами Людмилы -- она смеялась, многозначительно улыбалась изнывающей от желания эльфийке и пару раз поцеловала ее в щеку. От этих легких поцелуев у Людмилы пело все внутри и слабели ноги.
       Наконец они пришли, но не в спальню как мечтала-надеялась Людмила, а в огромный пиршественный зал, лишь чуть позже жрица осознала, насколько он велик. А сперва он показался ей просто большим, пусть очень большим, но всего лишь залом, а не тем, чем он являлся на самом деле. За щедро уставленными столами сидели представители разных рас, ели, пили, веселились. Прекрасные девы и юноши расы фейри ходили меж столов и прислуживали пирующим. Красавица в хитоне отвела Людмилу во главу самого длинного из столов, в отличие от прочих расположенного на постаменте, уселась сама и усадила гостью рядом с собой. Одна из прислуживающих дев подала эльфийке кубок с вином. Та машинально взяла и повернулась к своей проводнице...
       Людмила в шоке замерла -- вместо красивой девушки рядом с ней сидел не мене красивый юноша, нет, молодой мужчина, но с лицом сильно похожим на лицо прекрасной проводницы, хитон также был похож цветом, материалом, красной полосой по кайме, только крой несомненно был мужской. Незнакомец поднял кубок, улыбнулся и что-то сказал. Людмила ничего не поняла, но ответила и тоже подняла кубок. Они долго сидели за столом, пили подаваемые вина, ели приносимые яства, а еще говорили, говорили, говорили... Людмиле плевать было на разговор -- она хотела незнакомца не меньше чем недавнюю незнакомку! Хотела отдаться ему прямо здесь на столе на глазах у всех, чтобы он брал ее и спереди, и сзади, хотела почувствовать его вкус на губах и его руки на своем теле! Какой уж тут разговор! Однако -- разговор и только разговор, желанный незнакомец спрашивал, а она отвечала. Несколько раз мужчина вставал и поднимал кубок за Людмилу, вместе с ним вставал и весь НЕПОМЕРНО ОГРОМНЫЙ зал, вставал и поднимал кубки за гостью, громогласно чествовал ее. Когда Людмила в один момент осознала НАСКОЛЬКО зал велик, то у нее закружилась голова и ненадолго пропали желания плоти (вернулись несколько секунд спустя, лишь стоило посмотреть на соседа). Казалось зал тянулся в бесконечность, количество столов и воинов за ними (почему-то было ясно, кто они такие) не поддавалось никакому подсчету! И в то же время можно было разглядеть лицо каждого из них, а если присмотреться, то неведомым образом получалось понять, кто он, чем знаменит, когда и как умер.
       Наконец желанный мужчина закончил с разговорами и сделал то, чего давно и страстно желала Людмила -- отвел ее в роскошную спальню, поцеловал, разорвал на ней мантию, бросил на постель, стянул через голову хитон и... на раздвинувшую ноги эльфийку легла исчезнувшая ранее проводница. Почему-то Людмила не удивилась, а приняла очередное превращение как данность, ласкалась и любилась с девушкой, целовалась, страстно боролась с ней за лидерство в постели, бывало проигрывала и восторженно стонала под ней, бывало держала верх и тогда с яростным пылом брала ее почти как мужчина. Очередное превращение произошло внезапно -- вновь появившийся прекрасный незнакомец без всяких ''почти'' брал ее как хотел, как хотела Людмила, как хотели они оба! Тут уже не было даже шутливой борьбы -- эльфийка отдалась могучему как океан мужчине и не пожалела об этом -- каждый его взрыв словно наполнял ее жидким огнем, энергией, счастьем и непередаваемым удовольствием! И вновь очередное превращение не застало ее врасплох -- возобновилась сладостная борьба! До краев залитая силой Людмила была ненасытна, не мене ненасытна была ее любовница. Ненасытна, а еще изобретательна -- эльфийка тогда многое узнала про плотскую любовь между двумя женщинами. Сколько точно длилась любовь и сколько за это время произошло превращений, не получилось бы сказать -- много! Но в конце-концов прекрасному безумию пришел конец -- прижавшиеся друг к другу любовники довольными откинулись на смятых простынях.
       Затем между ними, Людмилой и мужчиной, произошел серьезный разговор, именно разговор, не приятная беседа, не игра в вопросы и ответы, а долгий обстоятельный разговор... Только вот какая штука: Людмила опять ничего не поняла (тогда). Не поняла, но увидела, как перед кроватью сгустился образ ее меча, того самого меча, который ей когда-то помог добыть Дримм (при их первом знакомстве) -- меч сиял и выглядел несколько по другому чем раньше. Затем перед кроватью появился невысокий гуманоид, немного похожий внешним видом и ростом на квелья, но явно совершенно иной, до этого не встречавшейся жрице расы. Одеждой гуманоиду служил опрятный темно-синий балахон, на боку у него висела сумка, еще одна за спиной, на широком плетеном поясе хватало кошелей, чехлов, каких-то других вещей, присутствовал и нож, небольшой, но с волнистой, богато покрытой резьбой рукоятью. В больших ушах создания поблескивало немало серег, колец, каких-то сложного вида штук, на шее имелось немало другого добра, разного добра: деревянные фигурки каких-то животных соседствовали с клыками и когтями, пучки трав и фаланги пальцев -- с оправленными в металл драгоценными камнями и черными жемчужинами с абрикос величиной. В общем странный тип неведомой расы. Тип поклонился любовникам на постели, что-то сказал, сжимавший Людмилу мужчина ответил (эльфийка снова ничего не поняла). Тип снова поклонился и исчез, растворился в воздухе как и образ меча, а Людмила почувствовала изменения в себе, как будто у нее выросла новая рука, нога или появился третий глаз. Жрица не долго пыталась понять, что же с ней произошло -- вновь появившаяся девушка поднесла ей кубок вина, а потом долго с ней говорила, рассказывала, убеждала, наставляла. Людмила слушала ее внимательно и... ничего не понимала. А может быть и понимала? Или нет? Да, понимала, но не сознательной частью, а какой-то скрытой внутри частью своего естества -- понимала все что сказано, запоминала каждое слово. И одновременно любовалась постоянно менявшей облик наставницей (-ком).
       Закончив с делами любовник вновь обнял прилежную ученицу и впился в ее губы своими сладкими губами. Был ли он в мужском или женском облике не имело значения -- в тот момент ничто не имело значения -- эльфийка полностью отдалась восхитительному поцелую. Который длился и длился, длился.....



       Личные покои Великой Жрицы в Великом храме Трооатэны, спальня.
       Ночь.
       Людмила.


       Людмила проснулась. Проснулась резко и сразу, без переходного состояния полусна. Осторожно высвободилась из ласковых объятий подруги и встала. Ни малейшего следа недавней дикой усталости! Тело ее наполняла энергия и сила, разум был ясен как никогда, губы и кожа горели от поцелуев, а между ног пекло, приятно, очень приятно пекло! Осознание того, где она только что побывала, что делала и с кем, заставило ее покраснеть и с виноватым видом посмотреть на мирно спящую Светлану. Людмила встряхнула головой, пытаясь убедить себя, что все произошедшее произошло во сне и по сути является сном, только сном, всего лишь сном. И в то же время она сама не слишком верила в то, в чем пыталась себя убедить.
       Как вода ручья плавно входит в реку, вошло в нее осознание сказанных во сне слов, во сне ли?! Людмила взъерошила и без того измятую гриву волос, пытаясь уложить все в голове. Тем временем ноги сами собой принесли ее к стойке с оружием. Эльфийка посмотрела на свой старый, заслуженный меч, постаралась увидеть какие-нибудь изменения в нем. Не увидела, пожала плечами, взялась за рукоять.
       Игрунью как будто ударил электрический разряд! Только вот это был не разряд, а четкое понимание, что меч уже не тот каким был прежде. Еще и несколько сообщений пришли ей на интерфейс. Людмила прочитала сообщения и... офигела от смысла написанного, проверила меч опознанием и офигела еще больше! Ей было от чего офигевать! Меч не просто стал другим, поднял какие-то характеристики, приобрел новые возможности -- он изменился. Нет! И тысячу раз нет! Меч не изменился, а ПЕРЕРОДИЛСЯ -- теперь это не просто великолепный клинок паладина, а божественной силы артефакт, невероятной мощи оружие, и одновременно атрибут ее власти как первожреца, голоса бога войны среди воинов!
       Заинтригованная жрица на полпальца выдвинула клинок из ножен -- комната озарилась ярким светом, в воздухе отчетливо запахло озоном как перед или во время грозы! Людмила поспешно задвинула меч обратно. Хотя какой еще меч!? Будто вместо прежнего лезвия кто-то посадил молнию на рукоять! Игрунья со вздохом вспомнила старый молочного цвета клинок -- ее радовали возросшие возможности меча, но и огорчала необходимость заново привыкать к нему. Неожиданно в памяти всплыли сказанные во сне слова, конкретно сказанные про меч. Людмила сосредоточилась и вновь выдвинула лезвие на полпальца, едва не рассмеялась -- меч вновь радовал молочной белизной. У нее получилось -- как и обещал бог, меч подчинился ее желанию, приняв тот вид, в котором она нуждалась в данный момент!
       Некоторое время Людмила игралась с лезвием: вернула молнию, заставила покраснеть, зачернила, сделала лезвие невидимым, делала его короче и длинней. Затем, наигравшись, засунула меч в ножны и вернула в стойку, напоследок ласково огладив яблоко в рукояти. Подарок пришелся ей по душе -- Трооатэна знал, чем можно порадовать сердце девушки -- с таким мечом можно выходить хоть против богов! Ну разумеется если сумеешь подойти к богу на расстояние удара меча, если бог даст тебе нанести этот удар и если ты попадешь. В отличие от многих богов Трооатэна не боялся дарить такие подарки смертным -- был уверен в себе, в тех, кому дарил, и вообще богу войны всего Серединного мира как-то не к лицу праздновать труса и страшиться собственных жрецов.
       Людмила еще и потому так быстро наигралась с мечом, что вспомнила о втором подарке ее божественного любовника-патрона, крайне необычном подарке, подарке, которого сложно было ожидать от бога войны. Однако игрунья была благодарна ему за этот дар, она давно присматривалась, но так и не решалась сама себе его подарить -- приценивалась, привередничала, выгадывала. Бог войны чисто по-мужски решил все за нее, и Людмила чувствовала облегчение от того, что ей не пришлось самой принимать это сложное решение. Благодарность, облегчение, а еще любопытство. Людмила открыла интерфейс и уставилась на значок, которого здесь раньше не было, потянулась к нему, вчиталась:
       Питомец.
       Имя -- Рю-ют.
       Раса -- ллир-рнн.
       Возраст -- 50 тысяч лет. ?N&###?/ Ошибка.
       Возраст -- 150 тысяч лет. &7N####****? Ошибка. Ошибочные записи будут удалены при следующем использовании интерфейса.
       Возраст -- неизвестно.
       Уровень -- неизвестно.
       Класс -- неизвестно.
       Жизненная сила -- неизвестно.
       Уровень маны -- неизвестно.
       Специальные навыки -- есть.

      -- И какого же кота, ты подсунул мне, небесный парниша? - Людмила мысленно обратилась к Трооатэне. Задав вопрос прислушалась, словно надеялась услышать немедленный ответ. Ну а вдруг!? Что известно про подаренного богом войны питомца, кроме слов самого Трооатэны о том, что тот хорош и пригодится Людмиле на ее жизненном пути? Ничего неизвестно! И вообще, как будто Трооатэна знает, что ее ждет?!
       Эльфийка дернулась всем телом, когда поняла, что да, знает, и сегодня, когда он задавал ей вопросы, он УЖЕ знал ответы на многие из них! А это значит бог войны Серединного мира ЗНАЛ, что планирует клан! Знал и не имел ничего против, даже не взял с нее слова не говорить об этом Дримму и другим игрокам. Вспомнив разговоры на пиру и после постельных утех, Людмила с удивлением поняла: бога войны абсолютно не волнует грядущее исчезновение Серединного мира, а вот перенос клана и его храма в другой мир его заинтересовал, именно поэтому Трооатэна презентовал Людмиле странного, загадочного питомца -- будь она обычным первожрецом, Трооатэна ограничился бы одним мечом. Эльфийка вздохнула, не зная как к этому относиться, решила не спешить и хорошенько все обдумать, в том числе сообщать или не сообщать об осведомленности бога войны другим игрокам. Ну а пока активировала значок в интерфейсе, тем самым впервые призвав питомца в мир...
       В двух метрах от игруньи сгустился воздух и появился знакомый по ''сну'' гуманоид. Переступил ногами, с достоинством огладил мантию, быстро глянул по сторонам, поклонился и уставился на призвавшую его большими как у лемура золотистыми глазами.
       Людмила попыталась залезть в голову своему новому питомцу, как она лазила в голову Физрука (маунта-грифона), но быстрее пробки от шампанского вылетела из этой головы! Питомец не сопротивлялся проникновению, но вот копаться в его мыслях Людмила просто не смогла -- слишком сложно для нее, слишком большой массив информации, слишком о многом одновременно думал загадочный питомец. Питомец ли?! Людмила с подозрением уставилась на существо, она почуяла подвох! Ей раньше не доводилось проникать в мысли разумных питомцев, однако жрица не безосновательно подозревала, что этот конкретный отличается от прочих как небо и земля.
      -- Рют? - осторожно спросила она.
      -- Да госпожа, - поклонился питомец и немного поправил свою хозяйку: - Только -- Рю-ют, но если тебе сложно, госпожа, называй как хочешь. Ты можешь придумать мне новое имя. Но если возможно, я бы хотел сохранить старое -- привык. -
      -- Интересно, - Людмила внимательно осмотрела существо с ног до головы. Неожиданно вспомнила что обнажена, но дергаться не стала -- шагнула к кровати и прикрылась простыней. Немного смущенно посмотрела на питомца, еще больше смутилась, нарвавшись на уверенный и, как ей показалось, ироничный взгляд. Возбуждения от ее тела не увидела, как и сожаления о том, что его скрыла простыня. Впрочем оно и неудивительно -- слишком уж создание физиологически отличалось от человека или эльфа, чтобы испытывать возбуждение при виде обнаженного женского тела, и потом, каким бы странным питомцем не был Рю-ют, он все равно был питомцем -- во время своего недолгого пребывания в его голове она сумела-успела это понять.
       А еще Людмила поняла, что Рю-ют помнил себя до того как стал питомцем...
      -- Ты осознаешь свое нынешнее положение? - все же уточнила эльфийка.
      -- Да, вполне, - не затруднился с ответом Рю-ют. - Любопытное состояние, но я доволен -- мне выпала радость вновь топтать мир живых и честь служить той, кого сам Великий Бог Воинов признал достойной моей службы. - Вновь поклон в сторону Людмилы. - К тому же мне очень нравится, что ни я не могу предать тебя, ни ты не можешь предать меня -- для нас предать друг друга это передать самих себя. -
      -- Никогда не смотрела на связь питомца и игрока с такой стороны, - призналась Людмила. Спохватилась: - Ты знаешь значение этих терминов? -
      -- Примерно догадываюсь, - подтвердил ее подозрения Рю-ют, - игроки -- это такие как ты, питомцы -- такие как я. -
      -- Хорошо, - Людмила до времени оставила скользкую тему. - Как я поняла, ты принадлежишь к расе ллир-рнн? -
      -- Верно. -
      -- Наверно это древняя, исчезнувшая раса? - предположила Людмила и не ошиблась.
      -- Ты снова угадала, госпожа, моей расы больше нет в Серединном мире. -
       Людмиле показалось, что на лицо собеседника набежала тень, хотя трудно судить по так отличавшейся от человеческой мимике.
      -- Как ты очутился в чертогах Трооатэны? -- решила начать с самого начала Людмила.
      -- Я попросил его помощи в неразрешимой для меня ситуации -- он помог. -
      -- А поподробней? - захотела большего любопытствующая жрица.
      -- В определенный момент времени наш народ, мой народ, стал силен, недостаточно силен, чтобы подтвердить свои непомерно возросшие амбиции, но к великому сожалению те, кто вели народ, и те, кто шли за ними, думали по иному. Мы попытались показать свою силу миру... и вначале нас ждал хоть и недолгий, но окончательно погрузивший нас в пучину самообмана успех. А затем в непомерной гордыне своей мы попробовали на зуб небольшую уединенно жившую расу. Раса звалась -- тошта. Тогда мы узнали, что такое НАСТОЯЩАЯ сила -- тошта сломали нам зубы, сломали нас, заставили страдать и спасаться. Мы потеряли все, бежали со своей земли, лишились достоинства, лишились будущего. -
       Людмила слушала, затаив дыхание, пытаясь представить себе о чем идет речь и когда все это могло происходить, в какой временной период.
      -- В самые тяжелые времена к нам пришли фейри, и мы, сломанные, склонились перед ними без борьбы. Я был молод тогда, не разменял и первой сотни лет. - Рю-ют задумался, вспоминая.
       Эльфийка не осмелилась поторопить столь древнее существо, пускай такое же ''древнее'' как и весь вирт-мир. С другой стороны, если что-то выглядит как утка, крякает как утка, плавает как утка, то это утка, а в случае Рю-юта -- невероятно старый представитель исчезнувшей расы.
      -- Мы долго и да, в целом неплохо жили под властью фейри, - после раздумий продолжил свой рассказ последний ллир-рнн. - Они многому нас научили, в своем роде были к нам добры и, не откажешь, всегда справедливы. Затем фейри не стало и нам пришлось вспоминать, как жить самим. Не без ошибок у нас получилось -- мы вновь стали жить и развиваться самостоятельно. Сумели отбиться от полюбивших кровь потомков ушедших господ (природных вампиров) и от тех, кто решил воспользоваться нашей временной слабостью. -
      -- Что было дальше? - жадно спросила Людмила (рассказ ее увлек).
      -- Судьба, - тем неожиданней прозвучали слова рассказчика. - Несколько сотен лет и нашей независимости пришел конец -- эльфы и их дикари-ученики (орки) покорили нас. Им пришлось не легко, - в голосе Рю-юта проклюнулись нотки гордости, - 5 веков мы сражались и побеждали, и проигрывали. И вновь побеждали! Рвали их города, уничтожали натравленные на нас орды дикарей (орков), уничтожали большие эльфийские армии. Я сражался на войне и внес весомый вклад, а потому могу сказать: если бы не дикари, то у нас имелся не великий, но все же шанс победить или хотя бы отбиться. - Рю-ют вздохнул: - Однако дикари были, и постепенно мы становились все слабей, а эльфы сильней -- мы по прежнему выигрывали отдельные сражения, но проигрывали войну. В конце-концов те, кто правили, решили сдаться на милость тех, кто сильней, сдаться, пока мы могли еще о чем-то договориться, выторговать все что возможно, не превратиться в рабов и не погибнуть как народ. - Рю-ют на пару секунд задумался, уйдя в себя и машинально почесывая кончик уха. - Не знаю, возможно они были правы тогда... -
      -- Я так и не поняла, причем здесь ты? - Людмиле было интересно, но она захотела добраться до сути.
      -- Я? - будто удивился вопросу эльфийки Рю-ют, потом горькая усмешка исказила его губы: - Я был сильнейшим магом за всю историю нашего народа, одним из сильнейших магов моего времени. Равным богам магом, - в глазах ллир-рнна мелькнула и тут же пропала старая гордость. Он пояснил: - Так прозвал себя не я сам и даже не мой народ, а наши враги-эльфы -- у них было два таких мага... и обоих я убил. Они хотели мою голову больше чем что-либо другое, поставили ее условием мира. Мой народ решил заплатить такую цену и послал по моим следам убийц. Я не мог сражаться со своими, не желал подвести свой народ, но и умирать я не хотел. Тем более доставить радость моим врагам. Я попросил убежища в чертогах Трооатэны. Бог воинов принял меня, тем самым я умер для Серединного мира, но в то же время остался жив. -
      -- А что случилось с твоим народом дальше? -
      -- Опять судьба, - грустно посмотрел на жрицу Рю-ют. - Когда пала Первая Империя эльфов, орки попытались доказать всем вокруг, что они новые хозяева мира. Не доказали, но много чего сломали, в том числе окончательно доломали мой несчастный, много раз ломаный народ. Мы не погибли как раса в тот раз, но позже не смогли противостоять натиску короткоживущих людей: они истребили жалкие остатки нашей расы, тех кого не истребили, использовали как рабов, не давая размножаться в неволе -- через три-четыре их поколения умер последний ллир-рнн. -
       Какое-то время Людмила обдумывала то что услышала. Рю-ют также молчал и думал о чем-то своем (возможно о горькой судьбе своего народа). Эльфийка первой нарушила молчание:
      -- Я поняла, ты сильный маг, но какими видами магии ты владеешь? -
      -- Всеми пятью стихийными, магией моего народа (расовой магией), Общей, школой Порядка, школой Света, школой Природы, школой Жизни, школой Теней, школой Иллюзий, школой Рун, Алхимией. Во время войны я особенно прославился созданием защитных амулетов и самодвижущихся боевых машин (боевых големов), - не без гордости перечислил свои немалые возможности древний маг.
       Людмиле кое-что царапнуло слух и сильно:
      -- ПЯТЬ стихийных?! - неподдельно изумилась она.
      -- Да, что удивляет тебя, госпожа? - не понял Рю-ют. - Школа Огня, школа Воды, школа Воздуха, школа Земли, школа Разума. -
      -- Я никогда не слышала про школу Разума, - призналась Людмила.
      -- В этом нет моей вины, госпожа, - с нескрываемой иронией посмотрел на нее питомец-маг.
      -- Это что-то вроде менталистики? - И Людмила вкратце объяснила, что она имела ввиду. - Но почему стихийная? -
      -- Потому, госпожа, - менторским тоном ответил ллир-рнн, - что школа Разума это основа, фундамент, как и остальные стихийные школы. Если ее убрать, многое в остальных школах будет непонятно, особенно в Общей школе магии или в школах Жизни и Природы. - Рю-ют на полмгновения задумался прежде чем продолжить: - Школа Разума учит не только читать мысли, проникать в чужие головы и защищаться от такого проникновения, но в первую очередь -- думать, запоминать, осмысливать сказанное миром вокруг тебя, правильно распоряжаться своей памятью, развивать ее -- все это важно для любой школы магии, для любого занятия и просто важно для развития, для жизни, для роста. -
      -- А школы Иллюзий и Теней?- продолжила пытать его Людмила. - В школе Порядка есть отдельный большой раздел Иллюзий. В школах Света, Хаоса и Тьмы есть похожие, но не такие большие разделы. Я не знаю про отдельную школу Иллюзий, про Тени тоже. -
       Рю-ют на несколько секунд замер что-то обдумывая, потом кивнул сам себе, своим мыслям:
      -- Касаемо школы Теней я не удивлен ее исчезновением -- весьма сложная в овладении и опасная в использовании школа. Количество Ткущих Тень (магов школы Теней) всегда было не велико -- вполне можно допустить вероятность того, что традиция школы могла прерваться. Я слышал о таких случаях в древности. Что касается Иллюзии, то я не понимаю -- очень востребованная и популярная в мое время школа. Мне бы хотелось познакомиться с современной традицией, побеседовать с магами, почитать книги за последние 20-30 тысяч лет -- скорей всего тогда я все пойму. -
      -- У тебя будет такая возможность, - пообещала своему непростому питомцу Людмила, одновременно посылая ментальное сообщение слугам в доме. Справилась она легко и без помощи амулета, хотя буквально сегодня днем не смогла бы провернуть такой фокус. - Пока тебя накормят, если ты хочешь есть, и покажут твою комнату. Продолжим наше знакомство завтра. -
      -- Как скажешь, госпожа. Чистых снов, - поклонился ей Рю-ют и вышел за дверь, где его встретили слуги-заготовки.
       Людмила немного походила по комнате кругами, пытаясь уложить все случившееся и услышанное в голове, не сумела так сходу подсобиться, разумно решила, что утро вечера мудреней, а потому поскорей залезла под бочок к так и не проснувшийся Светлане и спустя недолгое время погрузилась в нормальный, спокойный сон до самого утра.
       *
       Через неделю на ступенях храма появились два младенца -- девочка и мальчик фейрийской расы, близнецы. Несмотря на требования Исилиэль Великая жрица не позволила забрать их в Школу Детей Драконов, а оставила у себя. Так в столичном храме появились первые воспитанники, будущие послушники, в дальнейшем верные паладины бога войны.



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2762
  • Сообщений: 6083
  • Activity:
    46.5%
  • Благодарностей: +4634
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #83 : 10-08-2018, 13:52 »
+2
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава 28


       Великий лес, поселение расы квелья.
       Через 5 дней после освящения храма.
       Туллиндэ.


       Туллиндэ старательно толкла орехи в каменной ступке, но вот думала она совершенно о другом. Со скрытым внутри смехом и легкой улыбкой на устах вспоминала, как Дримм ругался и жаловался на свою дырявую память, когда вскрылась его промашка с ''Источником маны'' (взятом как спец-награда на 6-ом уровне школы Огня, когда можно было взять на 3-ем самой базовой Общей школы магии). Стонал он ровно до того момента, пока не проверил подсказку Русалочки и не выяснил, что ''Источник маны'' школы Огня и ''Источник маны'' Общей школы хоть похожие, но не тождественные навыки. Затем Дримм искренне радовался... своей ''дырявой памяти'' и тому, что когда-то решился взять не очень-то нужный ему навык, ведь навык от школы Огня в разы превосходил тот, что предлагала Общая школа! Дримм в очередной раз подтвердил свою репутацию везунчика, любимчика Судьбы! Что впрочем не сильно удивило остальных членов клана -- с на диво удачливым фейри такие штуки происходили с редким постоянством и тех, кто его знал, скорее удивило, если бы он и в самом деле серьезно попал.
       Некромантка отвлеклась от орехов и решила снять пробу с кипящего варева в кастрюльке на дровяной печи. Взяла длинную деревянную ложку и попробовала покиповавший фиолетовый соус, дала попробовать готовящим другие блюда женщинам-квелья. Две соседки по кухне под открытым небом одобрили вкус, две пожаловались на недостаток соли, одна сделала замечание к густоте. Туллиндэ частично согласилась с обоими замечаниями: соли добавила совсем чуть-чуть, буквально на кончике ножа, для густоты добавила основы соуса -- кашицы из мякоти перетертого с травами и ягодами фиолетового фрукта, сыпанула немножко ореховой муки, струганула пластинку масла. Помешала, снова попробовала, еще немного помешала и, оставив соус на плите, вернулась к каменной ступке.
       Яростно работая пестиком скривилась -- теперь в ее мыслях не осталось ни следа веселья, лишь озабоченность:
      -- Дримм конечно паникер, но он же -- долбаный провидец! Вот зачем ему с его чудовищным резервом маны и не менее чудовищной скоростью ее восстановления понадобился ''Источник маны''?! Практически бесполезное умение! Вот где его применить в Серединном мире? Да нигде! Однако хитрожопый фейри взял, да еще пусть и не сильно прокачал -- теперь он в шоколаде, а остальным магам-старичкам, включая меня, приходится выкраивать драгоценные уровни и вкладывать их в нубовскую Общую магию и в доступный чуть не на 30-ом уровне навык. Как несправедливо! Но никуда не денешься -- надо. Не вложишь, на Земле у тебя останется на один источник маны меньше, а учитывая тамошнюю ''э-с-т-о-н-с-к-у-ю'' скорость восстановления маны... Зелья, амулеты, друидские круги, если получится с ними, то это неплохо, но и рядом не сравнится с возможностью производить ману самому. -
       Туллиндэ спохватилась и пожалела растертые едва не в пыль орехи, отложила пестик и пересыпала последнюю порцию в плошку. Глянула на соус, помешала, заглянула в печь: суп из кролика с картошкой в горшочке доходил, а вот вкусно шипящая утка намылилась подгореть. Туллиндэ не допустила беды: хорошо полила утку вытопившимся жиром, благоразумно передвинула из самой жаркой глубины в место попрохладней. Через несколько минут убрала соус с плиты, укрыла его, поставила на огонь чайник, а затем присела на расположенную рядом скамейку. Присела не от усталости, нет -- нехитрое занятие радовало ее сердце, позволяя ощущать себя не мрачным некромантом, не Королевой Мертвых, главной трупорезкой по клану, а женщиной, способной не только убивать и потрошить мертвяков, но и, например, приготовить обед. Ну а присела она потому, что груз мыслей о будущем и необходимом не давал сосредоточиться даже на таком огорчительно редком, приятном, можно сказать эксклюзивном для нее занятии как приготовление еды собственными руками.
       Как и перед всеми магами клана, перед ней в полный рост стояла проблема нехватки маны на реальной Земле. И вроде бы нашлось не идеальное, но вполне доступное решение, однако Туллиндэ не была бы собой, если бы прежде чем пойти по стандартному и определенному другими пути не попыталась найти собственное решение. Разумеется в первую очередь искала в своей профильной школе магии (Смерти) и во всех ее разделах, включая Некромантию. Во вторую -- работала с остальными доступными ей школами магии. К ее искренней досаде ни профильная, ни вспомогательные школы так и не смогли ее порадовать. Школа Смерти предлагала похожее на навык Общей магии умение, НО имелся подвох: чтобы пополнять ману с помощью магии Смерти, нужно было убивать -- ''удивительно'' да!? Убивать постоянно и много, убивать не каких-то там животных, а разумных существ, убивать крайне отвратительным и болезненным для жертв образом. Подумав Туллиндэ отказалась от использования этого способа, ведь пусть доступное на 4-ом уровне магии Смерти умение потенциально давало больше маны, чем навык Общей магии, но требовало времени на свою реализацию, возни, усилий, ну и конечно материала, причем живого материала. Тогда как навык ''Источник маны'' не требовал ничего, только очков на его приобретение, а дальше обладавший им маг мог поплевывать в потолок и спокойно заниматься своими делами. Ну и конечно, необходимость два-три-четыре раза в месяц собственноручно пытать и убивать от 2-х до 3-х десятков разумных существ не слишком радовала даже такую как Туллиндэ. Еще один любопытный способ предлагала конкретно Некромантия -- добывать ману из мертвых тел. Тут не нужно было никого пытать, тем более убивать, и опять же НО -- способ снова требовал времени и, даже больше чем умение школы Смерти, требовал материала и некоторых пускай и недорогих ингредиентов для совершения обряда, при этом выход маны был меньше, едва не уступая все тому же навыку Общей школы. Конечно со временем предлагаемый Некромантией способ пойдет в рост, но точно так же и ''Источник маны'' станет расти, если вкладывать в него очки. Остальные доступные ей школы не предлагали ничего подобного -- массу умений, навыков, способностей на скорость восстановления маны, то бишь СБОРА рассеянной в мире маны, но ни одного по ее ПРОИЗВОДСТВУ самому. К сожалению ''Собиратель силы'' школы Природы оказался доступен только и исключительно друидам, но никак не магам этой же школы. Жаль, очень жаль -- прекрасная, более продвинутая альтернатива навыку Общей магии, но к искреннему сожалению всех практикующих Природу магов о ней пришлось позабыть. Что же касается непосредственно сбора маны, то с этим у Королевы Мертвых все было в порядке, даже более чем -- на поле битвы, на пропитанных смертью местах вроде кладбищ, мест захоронений или гибели многих живых существ она восстанавливалась даже быстрее чем Дримм, признанный лидер клана в способности пополнять свой резерв. Вдали от таких мест уступала фейри и сильно, но все равно благодаря высокому уровню входила в первую полусотню клановых магов по скорости восстановления и в первую пятерку по размеру самого резерва.
       Туллиндэ опомнилась в последний момент и едва-едва успела спасти утку из недр печи, заодно вытащила горшочек с кроликом и картошкой, переставила их в теплое, но не раскаленное место и оставила в покое. Пощупала соус (еще не остыл), поглядела на воду в чайнике (не вскипела), перебросилась парой фраз с соседками по кухне, похвалила готовый ягодный пирог одной из них, с благодарностью взяла отрезанный от пирога кусок и вновь присела на скамью. Жующей вкусное печево некромантке было о чем подумать и что вспомнить.
       Хочешь не хочешь, но ей скрепя сердце пришлось пойти по стандартному пути. Одна проблема -- такому как она игроку сложно даются новые уровни, а ведь чтобы взять ''Источник маны'' и достойно его прокачать, нужно много уровней. Впрочем не такая уж и неразрешимая проблема -- она уже начала ее решать. Несмотря на то что совместное с Дриммом путешествие только началось, оно успело обогатить ее уровнем и немалым количеством очков. Недобровольным спонсором некромантки выступил очередной покушавшийся на квелья пожиратель, которого она на пару с Дочкой разделала под орех!
       Эльфийка несколько отвлеклась, с удовольствием вспомнив недавний весьма непростой бой. Пускай их с Василисой было двое на одного, пускай они вместе и каждая по отдельности превосходили пожирателя по уровню и вообще превосходили, но порождение Сердца леса, что называется, дало жару, заставив некромантку и стража по-настоящему напрячься. Туллиндэ до сих пор не понимала, как в свое время Дримм будучи практически нубом, без нормального оружия, доспехов и зелий сумел завалить такую тварь! Один!? Ну пусть с мизерной помощью со стороны квеля (Туллиндэ рассуждала, опираясь на собственное знание о том, какие квелья бойцы). Хитрая, невероятно быстрая, способная маскироваться не хуже квелья, да еще владеющая магией тварь доставила Василисе и Туллиндэ несколько неприятных минут, едва не обманула прикрывавшего магиню стража, вынудила некромантку вложиться-выложиться по полной и сдохла с огромной неохотой. Зато в результате Туллиндэ отгребла целый уровень, вернее добрала, а потом еще получила немало очков от квелья за выполненное задание. Полученное вложила... нет, не в ''Источник маны'', а немного в другое, но тоже в 3-й уровень Общей школы магии. Туллиндэ была опытным игроком, а потому действовала благоразумно и наверняка -- очками этого уровня подготовила почву для навыка, а вот в следующий раз собиралась взять его самого. Только бы поскорее наступил этот следующий раз, ведь время неумолимо бежит -- до переноса год плюс-минус несколько дней, оглянуться не успеешь, как он останется позади.
      -- К счастью там, куда мы направляемся, нам должно обломиться много уровней -- каждому десять-двадцать, может тридцать, или больше, - позволила себе помечтать Туллиндэ. - Заодно наконец определю Кошмара в достойное тело, навсегда покончив со всякими временными суррогатами. Надеюсь получится. -
       Некромантка взглянула на расположившегося неподалеку питомца. Пристроившийся у корней раскидистого клена Кошмар сидел со свойственной немертвым и так пугающей живых неподвижностью, лишь иногда чуть-чуть двигал головой. За полтора прошедших с последнего подселения месяца питомец-дух неплохо поработал над доставшимся ему телом: здоровенный орк, кстати самый настоящий герой, один из самых могучих чернолатных ррыргха, уже мало чем напоминал себя прежнего и вообще представителя расы орков -- невероятно худой белесый гуманоид неопределенной расы, с восьмипалыми кистями, полуметровыми когтями на каждом пальце, двумя рядами акульих зубов в огромной пасти, пасти способной открыться на 180 градусов и это все при полном отсутствии глаз (что абсолютно не мешало Кошмару ориентироваться в пространстве). Еще получившаяся из духа и оркского героя тварь могла телепортироваться на 50-80 шагов, плеваться струей кислоты (метров 20) и выпускать из пор кожи ядовитый пот. В общем ради истины следует все же признать, что несмотря на все недовольство его госпожи, подселенный в любое тело Кошмар являлся совсем непростым противником. Хотя и некромантку можно было понять -- являться-то являлся, но почему-то при всех своих достоинствах постоянно сливался в очередной заварушке, а после того как обретал новое тело, его не меньше месяца приходилось беречь и не пускать в бой. Туллиндэ хотелось навсегда покончить со всей этой чехардой и получить серьезного бойца, как минимум не уступающего маунту-колеснице, как максимум превосходящего его. Хорошим носителем мог бы стать недавний пожиратель, но у хозяйки пета имелся в планах гораздо, ГОРАЗДО лучший вариант.
       Такой вариант предложил Дримм: фейри собирался прогуляться по Великому лесу и не только, порешать кой-какие связанные с квелья дела, отдать кой-какие долги, заодно прокачаться -- в общем не просто прогуляться, а прогуляться с пользой. Он пригласил некромантку с собой, предложив ей тот же самый кач и возможность сделать из ее Кошмара ''человека'' , то есть по-настоящему сильное и плохоубиваемое существо. Разумеется Туллиндэ согласилась, тем более ей хотелось прогуляться-попрощаться с Дочкой прежде чем она на месяц-два-три засядет в школе Первого. Хотелось также погулять (во всех смыслах) и с мужем, с ними обоими. Но к сожалению Менелтор не смог сопровождать их в этом путешествии -- разбирался с последствиями своего успеха, а точнее с делами своего отряда. Смешно -- отряда уже не было, а дела остались! Так что Горец (Менелтор) вместе с Улисом (Элеммакилом) должны были встретить их в Узле, а затем вместе с Послушным и Василисой поступить в знаменитую школу меча (по рекомендации Дримма). Взгляд Туллиндэ вновь уперся в Кошмара, и она вынуждена была признать:
      -- Хорош! Такую монстру сотворил из обычного в общем-то орка! Еще и телепортация! - Жалко даже такого менять. Но нужно. Ох если получится....! - аж прижмурилась от перспективы она и машинально сложила пальцы на удачу.
       Совершенно естественным образом мысли замечтавшейся некромантки перескочили на остальных питомцев и маунтов, как ее, так и Дримма. Про маунтов мало что можно было сказать, особенно применительно к Великому лесу -- ни фейри, ни некромантка просто не взяли их с собой: во-первых, передвигаться по Великому лесу удобней на своих двоих, а не верхом на привлекающих массу внимания созданиях, а во-вторых, квелья до одури боялись что колесницы Туллиндэ с ее возницей и ''лошадками'', что живоглотского командарма Главы. Особенно боялись командарма, даже не так -- испытывали перед ним какой-то иррациональный животный УЖАС! Некромантка еще бы их поняла, если бы они видели Ворошилова в деле, а так... непонятно. Кстати, аналогично они боялись и Зеркала с Отражением -- еще более непонятная ситуация, ведь по страхолюдности те близко не стояли рядом с жуткой колесницей и огромной, шестилапой. чешуйчатой тварью и вообще внешне напоминали Туллиндэ. Однако квелья боялись двух полупрозрачных фигур с косой и серпом не меньше чем маунта Главы, и не желавшей их пугать Туллиндэ пришлось также отозвать питомцев. При этом Кошмар -- тоже довольно страшненькая тварь, хоть и пугал квелья, но даже близко не до такого безумного состояния. Так и получилось, что игроков в их путешествии сопровождали Дриммовы Василиса и Послушный и Кошмар Туллиндэ. Последнего квелья готовы были терпеть ради уважения к фейри.
      -- Интересно все-таки, что у Дракона за дела со старым шаманом? - думала Туллиндэ, в очередной раз проверяя соус. Соус подостыл и самозваная кулинарша от некромантии заправила его половиной чашки толченых орешков, перемешала, посыпала зеленью, вновь укрыла. - Что там так долго можно обсуждать, ведь часов пять уже сидят? - Туллиндэ помогла двум квелийкам управиться с большим противнем жареных червей. Сунула в рот одного из них -- в отличие от многих игроков ей нравилось это блюдо. - Поди давно все обговорили и сейчас просто бухают!? - попробовала возмутиться Туллиндэ, но в тот же момент поняла: - Нет, глупости думаю -- шаман ни разу не похож на алкаша, тем более Дракон тоже не особый любитель бухалова ради бухалова. Наверное у них и вправду серьезный разговор. Интересно о чем?! -
       Подбежало несколько малышей квелья и Туллиндэ под неодобрительными взглядами их мамаш угостила мелюзгу конфетами. Потом, сняв чайник с плиты, заварила душистый чай из местных трав и специальных грибов, добавила ралгуна и, как ее в свое время научила Иримэ, кусочек жира.
      -- Нет, все-таки это хамство! - про себя себе пожаловалась Туллиндэ. - Дримм то ли заседает, то ли бухает со Старым Хитрецом, Василиса упорола на охоту за еще одним пожирателем, Послушный усвистел на обычную охоту. Усвистел еще до того как Дримм засел, обещал скоро вернуться с добычей, но видно насвистел, так как уже пятый час прошел, а его все нет и нет. - Эльфийка повернулась на прервавший ее мысли шум. - Помяни... - Туллиндэ, как и остальные обитатели кухни, во все глаза уставилась на входившую в лагерь процессию. Через десяток секунд она спохватилась, подхватилась и засуетилась: достала из безразмерной сумки ледяную будто только с ледника корчагу кваса, свежие и теплые будто только из печи калачи, перемешала в миске заранее порубленные ингредиенты зеленого салата, добавила в него остатки орехов, бросила несколько кусочков сыра, щедро заправила все оливковым маслом, вновь хорошо перемешала.
       Между тем в поселение квелья входил вернувшийся с добычей охотничий отряд из Послушного и полусотни охотников племени. Вернулся со знатной добычей: пара медведей, пара небольших, похожих на оленей копытных, молодой шош, подобная еноту тварь, но с жеребенка-двухлетку размером, целых три поросенка. Это все из крупного, а из мелкого: какое-то количество птиц, зайцев, грызунов вроде барсуков, лягушки, змеи, несколько рыбин (отряд прошелся по окраине не слишком затянутого болота). Некоторых из змей и лягушек сложно было отнести к мелкой добыче. Как выяснилось позже, шоша и медведей Послушный взял из единственного в племени арбалета (презентованного когда-то Дриммом), ''енота'', поросят и копытных взял уже на копье, на долю осмелевших рядом с ним квелья пришлись зайцы, птицы, змеи, лягушки. Правда одну из змей, самую большую и агрессивную, убил мечом все тот же Послушный. Рыбу не ловили, а забрали из заранее поставленных морд. В общем питомец Дримма принес квелья удачу, отряд под его руководством добыл еды для всего племени на несколько дней, вкусной мясной еды.
       Послушный буквально купался в восхищенных взглядах квелья, еще больше расцвел, когда его похвалила Туллиндэ, однако посмеивавшаяся про себя некромантка не дала ему долго почивать на лаврах, а погнала мыться прежде чем садиться за стол. Послушный без возражений отправился куда его послали и... пропал. Вернее не пропал, а заигрался с подловившей его во время мытья детворой. Некромантка с умилением наблюдала за разыгравшимся питомцем -- нехитрые детские игры доставляли ему огромное удовольствие. Удивительно! Здоровенный бугай с плечами, на которые можно шестерых посадить, со счастливой улыбкой на обычно суровом, даже свирепом лице как равный принимает участие в забавах мелкой детворы.... удивительно, если не знать, сколько этому бугаю исполнилось лет (самые маленькие из детей старше его на 2-3 года). Неосведомленные об этом факте взрослые квелья смотрели на такое несолидное поведение с недоумением, но не вмешивались, не мешали искренней радости детей и питомца -- за время знакомства с Послушным они успели его полюбить и принимали таким каков он есть.
       Тем временем на кухню поднесли одного из медведей, одного из псевдооленей и несколько лягушек, змей и птиц, остальное отправили на ледник (ледник -- давняя работа одного из магов-Драконов). На кухне начался аврал! В котором немножко поучаствовала и Туллиндэ -- женщин и бывалых охотников квелья поразило, как небрежно и в то же время качественно и быстро некромантка сумела снять шкуру и выпотрошить медведя. Изящная эльфийка в пять минут без напряжения сделала получасовую работу как минимум трех опытных охотников! Набившая руку на самых разных телах Туллиндэ рада была помочь квелья, к тому же за свои труды она взяла плату свежайшей медвежьей печенью. Немного запачкала одежду кровью, но ничуть не расстроилась -- для того она и одела старое платье. Порубленная на пластинки печень немедленно отправилась на сковороду, где вскоре к ней присоединились лук, чеснок, морковь и некоторые травки -- вскоре восхитительный запах перебил все остальные запахи кухни.
       Однако печень печенью, а уже приготовленные блюда хоть и медленно, но остывали, так что Туллиндэ пришлось бандитским свистом в два пальца прервать веселую игру и взмахом руки позвать Послушного обедать. Питомец немедленно попрощался с расстроившимися приятелями и приятельницами и потрусил к столу. Непохоже было что он сильно огорчился -- здоровяк-оборотень любил пожрать, к тому же набегался за дичью в лесу.
       Туллиндэ непроизвольно залюбовалась могучей, перевитой мышцами фигурой, обнаженным торсом, на который капала вода с плохо высушенных волос. Залюбовалась больше не по-женски, а с изрядной долей материнского инстинкта -- она помнила Послушного только псом, помнила, каким он был, когда только-только научился принимать гуманоидную форму, он рос как личность на ее глазах, развивался, совершал ошибки и открытия. Ну а сейчас клыкастый бугай -- мужик хоть куда: отличный воин, отличный охотник, почти не теряется в разговоре, по бабам гуляет вовсю. Причем пользуется популярностью не только у заготовок и неписей, но и у недавно пришедших в клан игруний, что не знали его прежнего, а видели перед собой могучего богатыря за два метра ростом.
       Послушный хлопнулся на скамью, а Туллиндэ немедленно поставила перед ним полную тарелку кроличьего супа, пододвинула к нему салат и калачи. По-матерински потрепала его по голове и, подперев голову рукой, с удовольствием смотрела на него пока он в темпе хлебал суп. Управился набегавшийся питомец быстро и тут же получил половину политой соусом утки, которую немедленно употребил под холодненький квас. Вообще-то утку Туллиндэ готовила на четверых, но когда пришло время, без колебаний отдала свою порцию Послушному -- по сути эльфийка вообще не хотела есть, так как за время готовки напробовалась, нанюхалась, нащипалась, да еще соседки по кухне нет-нет да и угощали ее разными вкусностями.
       Эльфийка как раз накладывала питомцу щедрую порцию печени, когда за стол присел освободившийся и какой-то грустно-задумчивый Дримм. Отлично знавшая его Туллиндэ сразу по лицу поняла, что тот недоволен состоявшимся разговором и приложила все силы, чтобы исправить его настроение -- споро налила супу, поставила тарелку с четвертью утки, пододвинула салат. Фейри употребил и первое, и второе, и третье и немного подобрел, свежайшая-вкуснейшая печень и приятно холодивший квас еще вернее поправили ему настроение. Туллиндэ не стала спрашивать, чем так расстроил его разговор со старым шаманом -- захочет расскажет сам. К тому времени как Дримм доел, Послушный уже убежал играть с нетерпеливо ожидавшими его друзьями (прихватив в качестве гостинцев кулек конфет и пару калачей).
      -- Фу-ххх! - откинулся на скамье Дримм, довольно поглаживая живот. - Мой комплимент тебе, хозяюшка, - фейри шутливо поклонился Туллиндэ, похоже его настроение если и не выправилось, то выправлялось.
       Не мене чем он довольная эльфийка подлила ему квасу, налила себе и уселась рядом с ним. Все дела переделаны, мужики накормлены, порция для загулявшей Василисы есть -- теперь можно и отдохнуть. Однако оказалось, что у неугомонного фейри были свои планы как на этот день, так и на много следующих:
      -- Есть предложение прогуляться до одного не бесполезного места, сделаем крюк в пару-тройку дней, а пользы получим на тысячу лет, - потягивая из кружки предложил Дримм. -
      -- Не имею ничего против, - покладисто согласилась Туллиндэ. - Только вот как быть с парнями (Улисом и Горцем), они ведь ждут нас в городе? -
      -- А никак, из графика мы не выйдем. Придем попозже дня на три, ну и что? Все обговорено, мы могли бы и на неделю задержаться. Если что, сошлюсь на вас, на тебя и Василису, скажу, что у вас случился внезапный приступ лесбийской страсти и я не мог вас оттащить друг от друга! - пошутил Дримм, получил подзатыльник от Туллиндэ и расхохотался.
       Некромантка покачала головой, пытаясь понять, что же такое обсуждали Дримм и Великий шаман квелья -- фейри всегда начинал так по-дурацки шутить, когда был сильно расстроен или смущен.
      -- Когда выступим? - поинтересовалась она.
       Дримм прислушался к себе, точнее не совсем к себе, улыбнулся, и через минуту дал ответ:
      -- Василиса завалила пожирателя, подчистила его логовище и спешит сюда, через полчаса будет. Дадим ей часок отдохнуть, поесть, ну ладно два часа, после сразу выступим. К тому времени едва перевалит за полдень -- чего зря время терять?
      -- Годится, - прикинув кое-что кивнула эльфийка.
       На том и порешили, а затем как порешили, так и сделали: дождались Василису, дали ей поесть и отдохнуть, закончили все здешние дела, собрались, попрощались с квелья, выступили. Туллиндэ вновь настиг приступ любопытства, когда она увидела, как прощались Дримм и Старый Хитрец -- фейри старательно не показывал вида, но тем не менее она поняла, что он одновременно сердился на старого шамана и словно чувствовал себя перед ним виноватым. Про шамана ничего не смогла понять -- слишком мало его знала.
       Само путешествие протекало... Как бы получше сказать? Умиротворяюще -- вот оптимальное слово. Компания не торопилась, особо не пользовалась лесными тропами квелья, а спокойно и не торопясь двигалась сквозь лес. Путешественники наслаждались красотами Великого леса, часто останавливались в красивых местах, охотились, беседовали, делали шашлыки, собирали травы, ягоды и растущие на деревьях грибы. Дримм достал свой старый, заслуженный, но нынче не используемый лук и позвенев тетивой завалил глухаря и молодого кабанчика, обоим с первого раза прострелил сердце.
      -- Не разучился еще! Кое-что могу! - сказал довольный собой Дримм, когда после дела убирал сослуживший службу лук в безразмерный мешок.
       А еще фейри активно натаскивал обоих своих питомцев в мечном и рукопашном бою, хотя по мнению Туллиндэ напрягался он зря: во-первых, перед смертью не надышишься, а во-вторых, как бойцы, что Василиса (особенно Василиса), что Послушный итак были выше всяких похвал. Но наверное фейри, как прошедшему школу Первого, все же было видней, и эльфийка благоразумно не лезла в эти дела.
       Что же касается бесед, то беседовали обо всем на свете: затрагивали ''предания старины глубокой'', то бишь гоблинский поход; обменивались мнениями о более свежей компании (походе в степи орков); строили предположения о магии на Земле, причем как о магии вирт-мира, так и о вызывающей настороженное недоумения местной; перемыли кости новоявленному пету Людмилы, подарку Трооатэны было что помыть -- весьма необычное существо (и это еще слабо сказано); обсудили ближайшее и, если получится задуманное, блестящее будущее Кошмара; серьезно завязались языками на тему живых мертвяков на Земле. Помимо важных тем говорили и о домашних, сиюминутных делах: о цитадели, о совместной работе над ''Несущими смерть'', о красоте пения птиц, о книгах (к которым Дримм постепенно пытался приучить Василису и Послушного), о жене Вара, о празднике открытия храма и много о чем еще, всего и не упомнишь. Помимо того, Дримм научил Туллиндэ варить изумительный ягодный отвар без сахара или каких-либо других добавок и дал ей пару уроков плетения ремешков из коры, а Туллиндэ в свою очередь научила Послушного и Василису мариновать мясо и готовить шашлыки. В общем необременительное, неторопливое путешествие доставляло всей честной компании искреннее наслаждение.
       Приятным путешествие перестало быть примерно к середине 4-ого дня: внезапно пошли какие-то совершенно жуткие чащобы, непрерывные переплетения кустов с ядовитыми шипами с руку длинной, почти непроходимые болота, ямы в земле, по виду и запаху наполненные чем-то вроде придумок Айнона в области хим-оружия (воняло до рези в глазах!). Не получилось бы сказать, что Дримм не ошибаясь вел отряд сквозь весь этот ужас -- время от времени фейри ошибался, отряд поворачивал назад, плутал, забредал в такие дебри, что из них приходилось выбираться силой магии и клинков, но тем не менее, при всех сложностях они все же двигались сквозь окошмарившийся лес. Частенько Дримм застывал на несколько минут, а то и на полчаса, в эти мгновения вокруг него разливалось золотое сияние, а с губ срывались похожие на музыку слова на фейрийском языке. И вот какая штука, жуткая фантасмагория вокруг реагировала на то, что творил Дримм, пусть вяло и как-то неохотно, но реагировала -- после сеансов среди переплетений ветвей и кустов открывались проходы, сквозь непроходимые болота возникали тропы. Все равно пройти по этим крайне неустойчивым, коварным, тесным путям было не легко, но если бы не они, отряд и вовсе не продвинулся бы даже на метр.
       Примерно через три часа такого мучения Туллиндэ начала подозревать, что они движутся-проламываются сквозь искусственно созданное препятствие, что-то вроде друидской живой стены, только во много-много раз круче и масштабней. Еще через час подозрения переросли в уверенность, к тому же они наткнулись на затянутый мхом обломок каменной колонны с полустершимися надписями на фейрийском языке. Прикоснуться к камню Туллиндэ не решилась и не дала сделать этого Дримму и питомцам -- уж больно от камня веяло смертью (она как идущая по пути ''Длани'' сразу это почувствовала).
       Шли весь четвертый день, до самой темноты, заночевали на окраине одной из вонючих ям, ночью отбили нападение полезших из жижи немертвых тварей, утром продолжили утомительный путь сквозь болотно-лесной кошмар. И вот наконец к вечеру пятого дня дошли, дошли туда, куда столь упрямо вел их фейри.


       Одно из немногих сохранившихся священных мест расы фейри.
       Дримм.


       Вот и последняя преграда осталась позади -- черные блестящие кусты с шипами, на которых можно было насадить слона, расступились, услышав правильные слова, на правильном языке, и игроки с питомцами смогли пройти за них. Дримм с любопытством огляделся по сторонам, его спутники и вовсе забыв обо всем пялились вокруг. В отличие от него они не знали куда идут, а потому открывшаяся картина вызывала у них изумление пополам с восторгом. Лишь Кошмар и Зеркало с Отражением сохраняли бесстрастный вид, впрочем что с них взять -- нежить!
       Представьте себе величественный дубовый лес! Полная гигантов дубрава, без подлеска, пронизанная солнечными лучами, что проникая сквозь густую листву, дают какой-то сказочно-рассеянный свет. Представили? А теперь замените дубы на совсем другие деревья и увеличьте деревья раз этак в 5-7: стволы деревьев -- старое золото, листья и редкие орехи -- серебро и запах самой жизни вокруг. Казалось, что если вдохнуть пронизанный этим запахом воздух, то можно прожить хоть тысячу, хоть две тысячи лет и совсем не обязательно для этого принадлежать к долгоживущим расам. Вот что за место открылось игрокам и питомцам -- удивительное, волшебное место, место, чью непохожую ни на что атмосферу ощутил каждый из них! И еще, над огромной рощей стоял перезвон, как будто листья на могучих стволах и вправду были сделаны из настоящего серебра.
       Дримм с усмешкой скосил глаза на Туллиндэ, когда та ахнула, поняв что за деревья окружают их со всех сторон. Редко кому из жителей Серединного мира выпадало счастье посетить рощу, да что там, практически настоящий лес, лес, основу которого составляли самые легендарные деревья этого мира -- овеянные божественной благодатью мэллирны! Целый лес, многие тысячи мэллирнов -- небывалое зрелище! Лес мэллирнов -- чудом уцелевшее наследие древних фейри! Когда-то он узнал об этом месте из рассыпавшихся пылью книг, все время собирался его посетить, но из-за многочисленных срочных дел раз за разом откладывал это путешествие. Однако нужда это лучший стимул чем праздное любопытство -- ему, его клану был нужен этот поход, а главное то, что могло предложить это весьма любопытное место.
       Самого Дримма торкнуло не хуже чем Туллиндэ, однако он все же был готов к тому, что должен был увидеть, а потому заочный потомок создателей рощи не стал долго любоваться ее красотами, а занялся тем, зачем сюда пришел. Некоторое время возглавляемый фейри отряд бродил среди великолепных деревьев и изредка встречавшихся руин. Дримм целеустремленно искал, его спутники как туристы на экскурсии вертели головами по сторонам, рассматривая золотые стволы и серебреные кроны над головой, прислушиваясь к почти уловимой музыке, что звучала вокруг. Никому из них, даже всегда нахальной Дочке, не пришло в голову попытаться потрогать стволы или сорвать серебреный орех. А вот несколько упавших листьев не оставили их равнодушными: Василиса, Зеркало, Отражение поймали их прямо в воздухе и передали Туллиндэ, которая в свою очередь бережно прибрала их в сумку, Послушный тоже поймал лист и недолго думая сунул его в рот -- широкая улыбка удовольствия озарила лицо оборотня -- вкус явно пришелся ему по душе.
       Спустя два часа, перед самым солнцезакатом фейри нашел то что искал и, издав обрадованный возглас, поспешил к цели своего путешествия. Вскоре однако он остановился и, переговорив со спутниками, дальше отправился один. Туллиндэ и питомцы остались ждать своего лидера, с любопытством следя за происходящим.
       Дримм неторопливо шел и настраивал свой разум, обратился к силе золотого исполина, в то же время, не призывая его самого, будил свою фейрийскую кровь, сосредотачивался и одновременно расслаблялся, становился водой и гранитом. По телу его гуляли золотые искры, золото все сильнее разгоралось в его глазах. За несколько шагов до цели глубоко надрезал ладонь, капли, струи расплавленного золота упали на землю -- по всей огромной как лес роще словно пронесся вздох, затихло пение птиц, а серебреные кроны зазвенели сильней. Свершилось то, чего не происходило десятки тысяч лет! Истинный фейри приложил свою кровоточащую ладонь к коре самого старого и большого дерева рощи, дерева, что видело как закат, так и рассвет великой расы фейри, приложил и напоил его своей священной кровью... Не отнимая мгновенно занемевшую ладонь, Дримм прислонился лбом к стволу и послал свои мысли внутрь него, дальше, ниже, глубже, туда, где сплетались меж собой корни всех деревьев рощи. Одновременно он частично говорил, частично вырывал из своей души заветные слова:
       Я Дримм, из рода ''Познавших силу'', рода ваших братьев и отцов.
       Вспомните!
       Откликнитесь на зов того, в чьих жилах течет родная вам кровь.
       Вспомните!
       Как прежде проникните в мои мысли и дайте мне проникнуть в себя.
       Вспомните!
       Мы одно -- я это вы, а вы это я.

       Для внешнего наблюдателя Дримм и ствол огромного стоохватного дерева засияли единым золотым светом и как могло показаться действительно стали одним! Разум фейри проник в коллективное сознание рощи, растворился в ней, стал ее частью и в то же время остался собой, хотя нет, чем-то неизмеримо большим, чем просто фейри-Дримм. То что происходило, сложно было назвать разговором, скорее потоком мыслей, внутренним монологом крайне медлительного, но несомненно по-настоящему разумного существа -- существо думало, вспоминало, решало поставленные перед собой задачи...
       *
       Рядом с сияющим деревом, прямо на глазах у изумленных спутников фейри вырос огромный сам под стать дереву цветок. Вырос и закачался -- тонкий стебель едва держал тяжелый золотой бутон. Через несколько минут бутон раскрылся! На чашечке лежала горка из сотен влажных, блестящих защитной пленкой семян мэллирнов! Не тех семян, что находились в серебреных орехах и из которых крайне сложно вырастить настоящее дерево (хотя и возможно), а до краев напоенных силой древней магии золотых семян. Сила самой жизни бурлила в каждом таком семени, каждое такое семя -- величайшая драгоценность, за которую друиды и маги многих школ не задумываясь отдали бы сколько угодно золота и чужих жизней. Дай этому семени землю и воду, а еще покой, и обязательно вырастет мэллирн! Вырастет не за сотни лет, как рос бы посади ты семя из ореха, а за считанные годы!
       *



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2762
  • Сообщений: 6083
  • Activity:
    46.5%
  • Благодарностей: +4634
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #84 : 10-08-2018, 13:58 »
+2
You are not allowed to view links. Register or Login
       Для спутников Дримм не долго стоял прислонившись к стволу, для самого фейри прошло гораздо больше времени. Но вот он отнял ладонь и отступил. Сияние дерева упало, затем погасло совсем. На коре остался отпечаток ладони, золотой отпечаток с красной полосой. Дримм чувствовал слабость и темноту в глазах -- 2/3 всей крови его тела ушли через ладонь и теперь бежали внутри дерева как древесный сок, постепенно уходили в корневую систему и распространялись по всей огромной роще. Пусть и слабо, но он до сих пор ощущал тягучие, медленные, наполненные не словами и чувствами, а ощущениями мысли деревьев.
       Дримм склонил голову перед старейшим мэллирном рощи, успокаивающе помахал спутникам, а затем, преодолевая волнами накатывавшую слабость, направился к цветку. Из безразмерной сумки он достал специальный исписанный рунами короб, открыл его пахнущее травами и особыми составами нутро. После бережно, как величайшие драгоценности переложил семена в короб, залил их по особому приготовленным медом от совсем непростых пчел, произнес несколько заклинаний школы Природы, несколько заклинаний магии фейри, в конце произнес очень сложное и затратное заклинание школы Жизни, закончив, плотно закрыл короб. Немного посидел отдыхая. Когда почувствовал как бешено регенерирующая кровь быстрее побежала по жилам, встал, повесил короб за спину, снова поклонился дереву и направился к своим.
      -- Ну вот и все, дело сделано, - устало, но весело ответил на вопросительные взгляды Дримм.
      -- Сколько здесь? - полюбопытствовала Туллиндэ.
      -- А фиг его знает, - легкомысленно махнул рукой Дримм. Кровь все быстрее бежала по его вновь наполнявшимся жилам, приливала к щекам, веселила сердце и разум. - Может 600, может 700-800, может больше, в общем много. Айнон будет доволен! -
      -- Еще бы, - согласилась некромантка, - я слышала про золотые семена мэллирнов. Каждое стоит в 12-15 раз дороже обычного! Боровик не просто будет доволен, он обоссытся от счастья, как и все остальные друиды! Так же как и Анариэль! Такие семена! Столько! На халяву! -
      -- Отец, ты знаешь, где тут лучше устроить лагерь? - озаботилась практическими вопросами Дочка, оглядываясь по сторонам.
      -- Нигде, мы скоро покинем это место, только сделаем пару дел, - огорошил ее и не только ее Дримм.
      -- Будем ломиться сквозь эту мешанину ночью? - не поняла и нахмурилась Туллиндэ, имея ввиду опасные чащи и полные нежити болота вокруг рощи. Послушный и Василиса уставились на отца-хозяина с вопросом в глазах.
      -- Не придется ломиться -- тут примерно в километре есть действующий односторонний портал. Он ведет за пределы защитного кольца, - пояснил Дримм. И прояснив ситуацию, выдал план действий: - Пока не совсем стемнело, сходим вон туда, - взмах руки в нужную сторону, - соберем недавно опавших листьев и орехов. Потом уже на пути к порталу немного отклонимся и приберем бесхозный клад. Невесть что, но какая-никакая деньга. Закончив дела идем к порталу, проходим и устраиваем лагерь на той стороне. -
       Возражений не последовало, да и чему тут возражать? Туллиндэ была обеими руками за, питомцы тем более. Больше всего времени заняли опавшие примерно с двух сотен мэллирнов листья и орехи. Драгоценные листья без счета нагребали в кучи и совали в специализированные безразмерные мешки для травников, запасливый фейри прихватил три таких (объема дорогих мешков не хватило и толика листьев отправилась в обычные безразмерные мешки). Гораздо более ценные орехи собирали по счету -- всего сто два ореха. Неплохая добыча для часа работы: каждый лист мэллирна -- полторы серебреные монеты, каждый целый орех с семенами -- от пятнадцати до сорока тысяч золотых, часто бывало за такую ценность запрашивали и больше. После такой добычи пылившийся в руинах клад казался ерундой, но все же... два приличных по размеру сундука с древним фейрийским оружием и вещами не валяются на дороге. Прибрали все и, как Дримм и обещал, примерно за полчаса до захода солнца прошли через портал. Времени как раз хватило развести костер, организовать лагерь и поставить защитные чары вокруг него.
       Дальнейшее путешествие протекало без приключений, примерно в том же самом ключе как путешествие от поселения квелья до защитного периметра вокруг рощи мэллирнов: разговоры, частые остановки, шашлыки, попутная охота, сбор трав и ягод. Дримм гонял Василису и Послушного на мечах, инструктировал их про жизнь в школе Первого, в общем как мог готовил их к достаточно долгому самостоятельному существованию без него. Хотя нет, все же был один эпизод, не повлиявший на скорость путешественников или на маршрут, но тем не менее его стоило упомянуть...
       Очередной день начался как обычно: Дримм крепко позанимался с питомцами, возглавил утреннюю разминку, позвенел мечами сначала с Василисой, потом с Послушным, в это время Туллиндэ готовила завтрак. Затем, после завтрака водные процедуры -- купание в мелкой, но довольно глубокой лесной речушке. Купавшихся охраняли не нуждавшиеся в таких вещах Кошмар и жнецы. После, обсыхая попили чай, наконец неторопливо собравшись выступили в путь. Шли тоже никуда не торопясь: Василиса и Туллиндэ собирали ягоды, угощали друг друга и остальных, почти серьезно соревнуясь кто больше наберет; Дримм собирал травы, без ''почти'', серьезно пополняя свой личный запас трав из Великого леса; Послушный тренировался в метании камней из пращи, пытался добыть пичугу или мелкого зверька, но больше бил по торчащим сучкам; Кошмар и жнецы несли дозор, страхуя праздную компанию от превратностей судьбы.
       Однако первым опасность почуял все-таки Дримм: фейри ощутил смутное беспокойство, прислушался к себе -- знакомое по первому посещению Великого леса чувство напомнило о давнем случае. Дримм использовал Голос леса и другие доступные ему способы обнаружения чужого присутствия. Так и есть! Неподалеку притаился хищник, не просто хищник, а очень опасный черный тигр -- гроза живущих вокруг Великого леса фермеров! Такой тигр мог утащить хоть лошадь, хоть корову, а хоть и здоровенного вола, не брезговал и людьми, причем чтобы одолеть такого зверя, требовался целый отряд, и лучше бы в этом отряде присутствовал маг. Но то обычные дела фермеров, а вот этот конкретный тигр не просто притаился поблизости от путешественников, он охотился, охотился на них! То ли выжидал ночи, то ли подгадывал момент напасть днем, впрочем не важно -- хищник избрал их своей целью.
      -- Ах, тварь, ну погоди! - прошипел фейри, поняв кто крадется за ними по пятам. Он вспомнил свои неприятные ощущения, когда молодым игроком сидел в хлипкой ''крепости'' из колючих кустов. Конечно вряд ли этот тигр тот самый тигр, что напугал его тогда, но злопамятный фейри все равно захотел рассчитаться за тот свой страх. Рассчитаться один на один! Он предупредил спутников, строго-настрого запретил им вмешиваться в свою личную вендетту (проигнорировав недовольство питомцев) и повернул назад, навстречу преследующему их хищнику, спутники продолжили идти вперед. Дримм и тигр сближались.
       Фейри был готов к нападению, магическим чутьем ощущал своего врага, ждал и готовился. И все же тигр напал почти внезапно! Без звука, без рычания взметнулась из кустов огромная тень и невероятно быстро полетела на него! Тем не менее почти это почти -- Дримм успел кубарем покатиться по земле, уходя от клыков и когтей, в падении выхватил Убийцу и резанул пронесшуюся над ним тушу! На фейри пролилась кровавя капель!
       Несколько кувырков и вот он снова на ногах, разворачивается к своему противнику, в руках уже испробовавший крови меч!
       Тигр также готов к бою, несмотря на рану в животе и выглядывавшие из нее кишки! Однако рана все же играла свою роль -- зверь не так подвижен, каждое движение причиняет ему боль...
       Дримм сделал шаг вперед, второй, третий....
       Тигр напрягся, готовясь к прыжку, подпуская упрямую жертву поближе...
       Четвертый шаг... фейри резко взмахнул клинком, стряхивая кровь в сторону зверя, его глаз!
       Тигр бросился вперед, прямо на наглую добычу!
       Убийца встретил одну из лап (почти отрубил), Крохобор плашмя вошел в клыкастую пасть как этакий мундштук! Когти целой лапы бессильно скрипнули по магическому доспеху. Однако за счет массы и напора тигр все же подмял фейри под себя!
       Дримм без замаха, одним движением кисти вспорол зверю бок Убийцей, вспорол глубоко -- живой меч скрипнул по ребрам!
       Тигр вновь попробовал на прочность доспех, попытался выплюнуть Крохобор, попытался его перекусить!
       Дримм выпустил Убийцу и освободившейся рукой перехватил Крохобора у кончика лезвия, теперь он удерживал его двумя руками, не давая зверю избавиться от железки во рту! Извернулся под тушей и ударил коленом в самый первый разрез!
       Тигр задергался и завыл, пуская кровавую пену -- из окончательно открывшейся-лопнувшей раны яро полезли кишки!
       Фейри как отжал штангу, поднимая голову врага, обнажая глотку...
       Дико страдавший зверь хлестнул его единственной действующей передней и обеими задними лапами!
       Двенадцать кинжалообразных когтей -- это серьезно... но не для фейрийского магического доспеха, ведь черный тигр Великого леса хоть и мощный, но только зверь, всего-лишь зверь...
       Дримм вцепился зубами в беззащитную шею, с трудом прокусил прочную кожу и шерсть, почувствовал кровь во рту!
       Тигр забился во много раз сильней и сбросил неловкую хватку, замотал башкой, пытаясь вырвать меч из рук врага, елозя им по земле как тряпкой!
       Рычащий фейри ударил тигра лбом в нос! Крутанув меч повалил его на бок! Выпустил клинок и взял в борцовский захват последнюю переднюю лапу! Навалился. С хрустом сломал ее в плече!
       Зверь наконец-то выплюнул клинок из изрезанной, окровавленной пасти!
       Дримм ударил врага кулаком в висок! Тигр поплыл от мощного удара настолько сильного игрока (еще и доспешная перчатка на руке)! Фейри использовал возможность и оседлал оглушенного зверя. Взял его шею в замок, придушил...
       Тигр побился, побился в могучих руках, поистекал кровью, попытался сбросить ''седока'' и... потерял сознание....
       Победный рык фейри разнесся по притихшему лесу! Дримм погрузил клыки в горло врага, погрузил глубоко, правильно, надежно -- не оторвешь...!
       Шкуру снимали уже Василиса и Послушный, при ненавязчивом контроле со стороны Туллиндэ. Сам Дримм отдыхал и читал сообщения о том, что дал ему очередной сеанс ''Кровавого питания''. Мясо убитого зверя есть не стали, оставили как дар обитателям Великого леса. Видимо дар пришелся лесу по душе, поскольку эпизод с тигром стал единственным подобным эпизодом до самого Крепкого.


       Город Крепкий (город на границе Великого леса), таверна ''Золотой кабан''.
       10 дней спустя.


       Дримм как раз покинул место, в которое даже императоры ходят пешком, и... нос к носу столкнулся со старым знакомым!
       Барон Ангер Ворд ничуть не изменился за прошедшее время -- такой же расфуфыренный говнюк, со злобными крысиными глазенками (еще и красными от неумеренных возлияний).
      -- А вот и ты, мерзкий выродок, попался наконец! - лицо узнавшего фейри барона исказила злобная радость. - Теперь я отплачу тебе за все! - Борон повернул голову к двум сопровождавшим его крепким, хоть и изрядно оплывшим от сытой жизни бугаям и ткнул пальцем в Дримма: - Взять мерзавца! -
       Бугаи без раздумий бросились вперед! Первого фейри встретил прямым, можно даже сказать примитивным ударом кулака в ряху. Тем не менее, явно опытный в драках бугай не сумел ни увернуться, ни как-то блокировать удар столь высокоуровневого игрока -- брызнул кровью из носа и разбитых губ, потерял передние зубы и отлетев назад сбил с ног ругающегося хозяина. Второй сам попытался зарядить фейри по роже и довольно умело. Только вот он не попал -- Дримм перехватил замах и броском через плечо отправил его в дверной проем покинутого сортира. Вопящий бугай в щепы разбил хлипкую дверь и исчез в недрах чуть-чуть пованивающего помещения.
       Лишившийся зубов охранник опомнился удивительно быстро, слез с ругающегося господина (получив при этом два пинка по ногам и пендль в жопу), перехватил выхваченную из сапога короткую дубинку и упрямо пошел на изувечившего его фейри. В глазах его читалась решимость убить, а то как он держал свое нехитрое, отделанное свиной кожей оружие указывало на способность осуществить желание не хуже, чем если бы в его руках находилась закаленная сталь. При прочих равных, здоровенный разозленный бугай, еще и умелый в драке, еще и не с пустыми руками -- страшный противник! Только вот не того он выбрал в качестве врага...
       Фейри не стал дожидаться пока хозяин дубинки сможет сблизиться с ним и показать свои умения -- шагнул вперед и вломил ногой с разворота, вломил быстро, вломил умело, вложив в удар немало сил! Бугая буквально унесло! По пути уже мертвое тело задело ногами встающего барона, вновь уронив его на землю. Изломанное тело пролетело почти до середины обширного двора, потом еще сколько-то катилось по земле. Зашлась перебулгаченная собака, со двора и с улицы послышались встревоженные крики -- летающий мертвец наделал шуму!
       Тем временем фейри развернулся ко входу в сортир -- появившийся оттуда второй сжимал в руке уже не дубинку, а меч.
       Дримм не стал доставать Крохобора с пояса (много чести!), а шагнул к нему навстречу с пустыми руками (пустыми руками игрока с силой за 100 и ловкостью за 200).
       Охранник барона попытался ткнуть его мечом, но ожидаемо не преуспел -- фейри отбил лезвие ребром ладони (по плоской стороне клинка), одновременно невероятно быстрым ударом другой руки сломал ему кадык. Небрежным тычком пальца в лоб отправил противника обратно в сортир и, без страха повернувшись спиной к корчащемуся на дощатом полу телу, уставился на барона.
       Тот еще только вставал, жутко ругался, лапал так до сих пор и не выхваченный из ножен меч. Во дворе таверны прибавилось людей, зеваки набежали как из самого здания, так и с улицы. У входа в таверну мялись не зная что предпринять вышибалы, а по двору к сортиру бежали семеро: трое с арбалетами (незаряженными), один судя по одежде маг, трое в кольчугах с мечами в руках.
       Крохобор из ножен, шаг вперед, носком сапога в пах почти вставшему и почти доставшему меч барону -- тот подвывая вновь скорчился на земле! Дримм перешагнул голубокрового ублюдка как коровью лепешку и, поигрывая клинком, оскалился на набегавших врагов...
       Арбалетчики немедленно притормозили и принялись лихорадочно заряжать свои агрегаты, мечники замедлились и, так же как и Дримм поигрывая клинками, начали его окружать, явно намереваясь напасть сразу с трех сторон. Маг же вступил в бой немедленно -- вытянув в сторону обидчика его господина руку с каким-то амулетом, ударил заклинанием парализации второго уровня школы Хаоса! Неплохое заклинание, но против защитных амулетов Главы сильнейшего на континенте клана и его же личных щитов -- ничто, меньше чем ничто...
       Дримм взмахнул рукой, проговаривая скороговорку на своем родном языке -- возникшие из воздуха золотые когти хлестнули по не успевшему даже удивиться магу! Ахнула и подалась назад толпа! В ужасе завизжали женщины! Мечники почти остановились, арбалетчики замешкались! У еще пару секунд стоявшего мага больше не было ни прикрывавшего его щита, ни лица, ни глаз, ни амулетов, ни одежды на груди, ни кожи на той же груди -- фейрийское заклинание 3-его уровня будто счеснуло все вышеперечисленное! Еще живой маг упал на спину и забился в жутких конвульсиях, пятная кровью все вокруг! Никакой целитель не смог бы ему помочь, да и не было рядом целителей... кроме того, кто нанес ему эту рану, но вот какое дело -- Дримм не собирался ему помогать...
       Ускорились арбалетчики! Мечники с криками бросились вперед, пытаясь не дать нанести новый магический удар! Три длинных полуторных рыцарских меча в руках рыцарей против не слишком длинного клинка в руках неизвестного фейри -- опытным воинам из свиты барона Ангера Ворда казалось, что у них есть неплохой шанс! Им зря казалось и магия тут была совершенно не при чем...
       Фейри не стал жульничать и использовать против рыцарей магию -- встретил их как воин! Насладился пляской клинков, красотой боя, ощущением стали в руке и другой стали, что стремится пустить тебе кровь! Да, Дримм проявил благородство, а вот его противники-рыцари не очень-то красиво поступили, напав втроем на одного, ну да бог войны им судья. Как бы то ни было, бездоспешный фейри одолел обряженных в кольчуги врагов, вскрыл стальные рубахи как бумажные конверты, напоил живой клинок силой и кровью, потешил себя редкой для его нынешнего статуса забавой...
       На очереди стояли закончившие снаряжать оружие арбалетчики. Дримм приготовился отбивать болты мечом и уворачиваться. Не то чтобы он не доверял щитам, но всегда лучше поберечься и, если возможно, поберечь свою защиту, ведь неизвестно, как дальше повернется бой. Однако ему не пришлось ни махать клинком, ни уворачиваться, ни тратить энергию щитов, а арбалетчикам не довелось по нему пострелять -- ВЖИК (!) и три головы с плеч! То подоспевшая Дочка прикончила обидчиков отца единым ударом огненного клинка! Самое живучее из обезглавленных тел разрядило арбалет в землю прежде чем упасть...
       В свою очередь из толпы на Василису бросились два очередных баронских прихлебателя с мечами! Один из них попал в руки Послушного -- оборотень свернул ему шею как цыпленку и швырнул тело во вбежавшую в ворота пятерку с копьями в руках! Второго развалила (разрубила на две половинки) Василиса.
       Появилось двое лучников. Каждый из них успел сделать по два выстрела, прежде чем осыпаться горкой гниющей плоти и костей -- в схватку вмешалась Туллиндэ! Две стрелы достались Дримму, две Василисе -- фейри просто увернулся от своих стрел, Василиса развлекаясь отбила их мечом...
       А затем схватка внезапно закончилась -- пятерых с копьями запороли серпом и косой питомцы некромантки, ну а больше у барона никого не было, кроме нескольких не способных к бою слуг, что жались среди толпы, не смея встать на защиту своего господина.
       Дримм кивнул соратникам и направился к заварившему бучу барону. Наконец-то доставший клинок Ангер Ворд с ужасом огляделся по сторонам, с ненавистью взглянул на фейри и попытался в глубоком и, не откажешь, умелом выпаде пронзить его клинком, насадить как кусок мяса на шампур. Только вот хозяин Крохобора не пожелал становиться шашлыком -- фейри столь мощно отбил баронский выпад, что не только выбил меч из руки врага, отсушил саму руку, но и сломал парадный густо украшенный каменьями клинок! Несильный удар жесткой как сталь ладонью сломал-расплющил нос и отбил у барона последнее желание сопротивляться. Фейри схватил ублюдка левой рукой за цепь на груди и поднял его над землей.
      -- Всем сдать оружие! - прокричал ворвавшийся во двор десятник городской стражи. Восемь бойцов с протозанами в руках придавали веса его словам. - Ты, воин, отпусти его! - старший стражник обращался к Дримму, имея ввиду трепыхавшегося на весу полузадохнувшегося барона.
       Рядом с Дриммом встала Туллиндэ, между Дриммом и Туллиндэ и стражниками заняли позицию питомцы игроков -- Василиса, Послушный, Зеркало, Отражение и Кошмар. Последние трое явно не пришлись страже по душе как противники, поскольку самому тупому деревенщине с соплей до колен было ясно, что полупрозрачные силуэты с окровавленным оружием в руках и жуткий монстр -- нежить. Да и громила в черном доспехе и красноглазая девица с огромным огненным мечом не вызывали у них энтузиазма. К тому же стражники оценили количество наваленных тел и по посоху в руках Туллиндэ поняли, что она маг, а по бело-красным доспехам -- что некромант, то есть самое худшее что могло с ними случиться.
      -- Что здесь произо... - стражник осекся на полуслове -- прямо у него на глазах Дримм пронзил барона насквозь. Отпустил левую руку и удерживал дергающееся тело только на лезвии живого меча!
       Фейри с удовольствием смотрел в глаза давнему врагу, пока тот умирал на поглощавшем его жизнь Крохоборе. Смотрел своими черными буркалами в тускневшие глаза и наслаждался каждым мгновением свершившейся мести. Зря барон решился снова встать у него на пути, зря когда-то отправил четверых рыцарей убить бродягу-фейри. Дримм уже и забыл о той давней истории, но как видно история как хвост тянулась за ним из прошлого, теперь же хвост отрублен, отдан давний долг.
       Дождавшись пока Крохобор допьет последнюю каплю, Дримм сбросил падаль с клинка и не отряхивая сунул абсолютно чистое лезвие в ножны. Повернулся к стражникам, уставился на них черными глазами...
      -- Вы должны отдать нам оружие и пойти с нами, - не очень уверенно сказал десятник. Чувствовалось, что ни он, ни его подчиненные не горят желанием сражаться, но и отступить они не могли -- вокруг их город, их смена, на них смотрят те, кто видит их каждый день, соседи, друзья, родственники, те, на чьи средства существует стража.
      -- А если не отдадим? - с любопытством спросила Туллиндэ, передавая Дримму его когтистый посох. Толпа подалась назад -- фейри облек серый доспех, а на кончиках когтей трехпалого навершия загорелись золотые искорки. Всем присутствующим стало ясно -- расправившийся с бароном фейри еще и маг.
       Десятник нахмурился -- посох с лапой на конце в руках фейри что-то напомнил ему, но к сожалению память подвела, и он не вспомнил что. Что-то важное, но что? Десятник оглянулся на своих людей (на лицах решимость и обреченность), покрепче перехватил оружие и, сам стараясь поверить в свои слова, ответил на издевательский вопрос некромантки:
      -- Мы заберем его силой. -
       Красноглазая расхохоталась, здоровяк в черных латах достал левой рукой пару мечу -- зловещий, страшно изломанный кинжал с гардой-кастетом в виде зазубренного лезвия. Страшное оружие того, кто не привык испытывать милосердия к врагу! Обещающе улыбнулась задавшая вопрос некромантка, фейри в доспехе чуть повел посохом, золотые искры побежали и по древку. Однако стражник еще не закончил:
      -- Наша смерть не останется безответной -- вам придется сражаться со всей стражей нашего города, с городским гарнизоном, с... -
      -- У нас в страже есть маги не хуже вас! - не дал десятнику закончить самый молодой из стражников у него за спиной.
      -- Это вряд ли, - покачала головой некромантка.
       Десятник холодея душой почувствовал, она уверена в своих словах. Два несомненно сильных мага, явно непростая нежить, два серьезных воина -- пусть их всех удастся в конце-концов убить, но страже это встанет в дорогую цену, вполне могут пострадать жители и даже сам город. Все это как молния мелькнуло в мыслях ищущего выход десятника.
      -- Мы пожалуемся на вас в Гильдию магов! - ему показалось, что он нашел пусть эфемерный, но рычаг давления. - Если вы ее члены, вас накажут, если нет, Гильдия найдет на вас управу! -
      -- Мы члены Гильдии, - подтвердил свой статус фейри, - я вот даже двух, Воинов и Магов. И в обе я направлю жалобу на то, что в городе Крепком настолько ленивая стража, что здесь нельзя даже спокойно посрать, без того чтобы тебя не попытались зарезать средь бела дня. -
       В толпе зевак послышались смешки. Стражник облегченно выдохнул про себя -- несмотря на оскорбительную и несправедливую претензию, угроза схватки немного отодвинулась.
      -- Во всем нужно разобраться, только суд может установить кто прав -- если вы невиновны, то вам нечего бояться, - попытался убедить чужаков по прежнему гнущий свою линию стражник, выискивая в толпе глазами трактирщика. Нашел и незаметно сделал условный знак, через несколько секунд двор покинул кухонный мальчишка и со всех ног помчался к зданию городской стражи.
      -- Нам некогда париться на ваших нарах и зарабатывать несварение желудка, хлебая тюремную бурду - отрицательно покачал головой фейри (десятник нахмурился про себя -- какие еще ''нары''? Про бурду он был согласен -- редкостная гадость.). - К тому же убитый мной -- барон и судить меня не вам, а герцогу. -
       Десятник выругался, услышав про убитого барона. Насколько он знал, в городе в настоящий момент находился лишь один барон -- настоящая гнида по имени Ангер Ворд. Ну гнида гнидой, а еще он двоюродный брат ныне правящего герцога, что усложняло ситуацию многократно. Десятник понял: чужаки не сдадутся, поскольку понимают, что если попадут в руки герцога, то им не жить, даже если они говорят правду ( - ''А скорей всего так и есть'', - про себя подумал он, прекрасно зная ЧТО такое рекомый барон). Опытный стражник решил усыпить подозрения чужаков до подхода подмоги:
      -- Я должен знать ваши имена для составления жалобы в Гильдию Магов и для отчета герцогским властям о том, как погиб барон, - десятник опустил протозан и жестом приказал сделать то же самое своим подчиненным.
      -- Я Дримм Красный Дракон Глава клана Красного Дракона, - представился фейри. Его слова породили бурю во все увеличивавшейся толпе -- ''Убийца богов'' неслись ото всюду приглушенные шепотки.
       После фейри представилась его напарница-некромантка, только вот десятник не слушал ее -- ему хотелось схватиться за голову и заорать! Он наконец-то вспомнил какой-такой фейри известен тем, что он одновременно могучий воин и еще более могучий маг, и какой фейри носит посох с трехпалой кистью вместо навершия! Теперь и речи не могло быть о том, чтобы их арестовать: во-первых, не получится -- столь великий маг не по зубам середнечкам из городской стражи, да и вряд ли во всем городе найдется маг сильнее него, к тому же он не один (а если спутники ему под стать... то все ОЧЕНЬ плохо! ); во-вторых, попытка как-то навредить Драконам, тем более их прославленному Главе, не найдет одобрения у городского совета и большинства горожан (по понятным причинам клан Драконов стал весьма популярен в частенько страдавшем от гоблинских набегов городе); ну и в третьих, убийство, арест или даже попытка оных несомненно вызовут месть овеянного столь жуткой славой клана -- после залитых кровью гор и выжженной степи, небольшой город Крепкий -- все равно что мелкий камешек на пути исполина. Сложив все вместе, десятник, расталкивая ошарашенных подчиненных, быстрее пули вылетел за ворота. Успел он вовремя, буквально в последний момент остановив полусотенный отряд стражи с двумя магами поддержки. Страшно себе представить, что бы было, если бы он не успел...!
       Тем временем, пока десятник объяснял ситуацию своим, Дримм с Туллиндэ и троицей неживых петов по прежнему контролировали двор и ворота, а отправленные в таверну Дочка и Послушный без суеты, но споро собирали их вещи. Еще до их возвращения во двор зашел десятник и низко поклонившись заговорил совсем другим тоном:
      -- Как представитель города я сожалею о случившемся инциденте, городская стража и городской совет не имеют к вам претензий, надеюсь Глава клана Красного Дракона не держит на нас зла. -
      -- Не держу, - погасил огни на посохе Дримм и снял шлем, - но с безопасностью в городе вам стоит поработать. -
      -- Мы учтем ваше замечание, могучий Глава, - вновь поклонился десятник. - Смиренно напоминаю: претензий нет лишь у города, у сюзерена барона может быть свое мнение по данному вопросу. -
      -- Пусть шлет посланцев в нашу резиденцию в Узле, - милостиво разрешил Глава Драконов. - Если герцог захочет устроить суд, пусть присылает мне приглашение. Я обязательно на него явлюсь, разумеется с достойной меня свитой. -
       Главный Дракон произнес про ''свиту'' без какой-либо угрозы в голосе, но все равно у не обделенного интуицией десятника побежали крупные мурашки по хребту. Про себя он взмолился всем богам, чтобы те вразумили герцога не приглашать Смерть к себе домой -- Приходящая Ко Всем Госпожа итак придет к каждому, так что зачем ее торопить.
       Инцидент был исчерпан и все разошлись: хозяин таверны и вышибалы наливаться вином, переживая запоздалый страх, стражники в казармы (заниматься тем же самым что и хозяин таверны с вышибалами), десятник держать ответ за свое решение перед капитаном стражи и городским советом (его наградили), зеваки понесли весть о посещении города Крепкого великим героем и ''Убийцей богов'', ну а наши герои (фейри с компанией) перестали маяться дурью и прошли короткоживущим порталом прямиком в Узел.
       Вот так вот неожиданно ярко и закончилось путешествие Дримма и Туллиндэ по Великому лесу.
       *
       Недавно взошедший на престол герцог Заозерного герцогства так и не решился ''пригласить'' к себе на ''разговор'' Главу клана Красного Дракона. Бароны герцогства также не решились упрекнуть его в малодушии, в конце-концов наконец-то нарвавшийся Ангер Ворд эта не та фигура, из-за которой стоило начинать войну с такой силой как Клан Красного Дракона, заранее обреченную на поражение войну.



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн 123456a

  • Штаб- ротмистр
  • *

+Info

  • Репутация: 38
  • Сообщений: 442
  • Activity:
    5.5%
  • Благодарностей: +198
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #85 : 10-08-2018, 16:00 »
0
Отпуск закончился у автора - прода, а Метельский затягивает


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.