Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.
  • Стариков Антон - Игра в жизнь 3 1
Текущий рейтинг:  

Автор Тема: Стариков Антон - Игра в жизнь  (Прочитано 5732 раз)

Оффлайн Prostak

  • Модератор
  • Поручик Лейб Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2517
  • Сообщений: 10216
  • Activity:
    4.5%
  • Благодарностей: +3694
  • Пол: Мужской
  • Спокоен. Чищу карабин.
Стариков Антон
Игра в жизнь

Журнал "Самиздат": You are not allowed to view links. Register or Login
© Copyright Стариков Антон (You are not allowed to view links. Register or Login)
Размещен: 30/11/2014, изменен: 02/09/2015. 1549k.
Роман: Фантастика
Оценка: 6.92*303
Цитировать (выделенное)
Аннотация:
Когда закрывается одна дверь, всегда открывается другая, пусть и только в вашем воображении. А если воображение может стать реальностью? Будет ли вас волновать то, что эта реальность всего лишь игра - игра в жизнь?

 
You are not allowed to view links. Register or Login
   Игра в жизнь.
 
 
 
   Пролог.
 
 
   2017 год. Сколково. Центр по изучению космических объектов.
 
  -- Информация подтверждается?-
  -- Да, Владимир Владимирович, данные скорректированы с американским пунктом наблюдения за дальним космосом. Облако астероидов заденет Землю самым краем, но нам хватит!
  -- Сколько у нас?
  -- Лет 5. Первые камни начнут падать через три с половиной года. Основная масса подойдет позже.
 
   Два часа спустя. Кремль.
 
   Президент шел по коридору и мучительно думал, что сказать на заседании правительства и, главное, что делать ему самому. Кремлевские стены подавляли своей монументальностью, не подозревая, что стоять им 5 лет от силы. 140 миллионов вчера - эта цифра казалась недостаточной для такой огромной страны, а сегодня -- дико невозможно большой .Разместить всех в убежищах, накормить, обеспечить хоть какие-то сносные условия жизни- и это в течении 10-15 лет. Все это казалось не реальным.
 
   Неделя спустя.
 
  -- Договоренности с США и Евросоюзом достигнуты. Китай и остальные страны ничего не узнают. Операция прикрытия уже действует. -
   Президент выслушал начальника внешний разведки и задумчиво сказал: - Это нельзя скрывать вечно. -
   Министр обороны хриплым усталым голосом произнес: - Когда все выяснится будет уже поздно.
  -- Сколько мы сможем спасти?- спросил Президент.
  -- Списки еще составляются. 9-12 миллионов при режиме экономии. Примерно столько же смогут обеспечить в Евросоюзе и 15 миллионов в США .
  -- Нельзя ли увеличить численность, хотя бы до уровня американцев? -
  -- Мы и так на пределе, это максимум, который мы можем себе позволить. Если бы не старые советские противоатомные убежища в Сибири и на Урале, цифра была бы гораздо меньше. Лет на десять пораньше бы, мы бы успели утроить эту цифру, - министр обороны снял очки и устало потер переносицу.
  -- Что есть то есть. Будем работать с тем , что имеем. -
   Глава государства резко встал, за ним встали и все участники совещания.
  -- Что-ж у нас есть 5 лет. За работу господа -- товарищи!
   Часть 1
   Глава 1
   Вход. Разноцветный вихрь сменился серой равниной с низким черным небом, усыпанным яркими и крупными звездами. Посреди всего этого лежал ровный матовый диск.
   - Проверка аккаунта завершена, Добро пожаловать в Серединный мир -- мир Меча и Магии, мир 1000 возможностей, мир, где исполняются все ваши мечты. Компания <Основа> приветствует вас как 9377 клиента, поэтому на вас распространяется бонус первых 10000 игроков.
   Первое: пока вы не удалили этот аккаунт вы имеете полный золотой доступ к возможностям игры и полгода бесплатного игрового времени.
   Второе: +2 ко всем начальным характеристикам и +3% к навыкам.
   Третье: вы можете выбрать одну дополнительную способность.
   -Приятной вам игры и удачи! Пользуйтесь продукцией нашей компании!
  -- Ну что ж, удача мне не помешает. Что- то маловато ее было у меня в последние 4 года, а ведь думал, что вроде все наладилось после последнего контракта. Квартира, машина, аж две штуки, не считая мотоцикла, дача, счет в банке. В общем, как сказали бы в девяностые, полностью упакован. За 5 лет работы частником заработал в несколько раз больше, чем за 17 лет службы Родине. Единственное, что омрачало картину было отсутствие семьи. Непостоянные подружки не вызывали желания сочетаться узами Гименея. Брак по-молодости сразу после училища не продержался и двух лет. Он, дурак, тогда радовался, что нет ребенка .Сейчас он бы все отдал, чтобы хоть что-то осталось после него.
   Жизнь его до определенного момента не баловала, но и подлянок не устраивала. Нормально, как у всех. Родился он в городе Челябинске, в Металлургическом районе, в семье инженеров. И отец и мать работали на ЧМЗ старшими инженерами и по советским временам получали неплохо. Детский сад, школа, секция по самбо, по дельто- моделированию, хоккей. В старших классах серьезное увлечение фехтованием на шпагах, даже выступление на областных соревнованиях. Но школа закончилась, пришла пора определять свою судьбу, не за горами была армии. Поступить в Военно- инженерно технический университет помог дядя, брат матери, живущий в Ленинграде. Потом 5 лет учебы на инженерно строительном факультете по специальности < строительство уникальных зданий и объектов>.
   Затем после нескольких необременительных лет службы в Сибирском военном округе был Афганистан 88-89 годы -- годы поражения Советского Союза. Уходя за реку, среди последних, он смотрел на кусок своей жизни, который сделал из него солдата и офицера и думал, что его больше нечем испугать. Как же он ошибался! Дальше был Нагорный Карабах, Абхазия, Таджикистан и, как апофеоз всего -- Чечня. Командировка в бывшую Югославию воспринималась как отпуск. За годы службы в Российской армии он не раз порывался уйти на гражданку, даже халтурил на разных строй-объектах. Афганский опыт возведения жилья и складских помещений оказался очень востребован в пост перестроечной России, но каждый раз была очередная командировка и бросить товарищей казалось предательством. Да, он видел, что многие в армии шли на это, и не осуждал их, даже радовался за них, когда у ушедших получалось устроить свою жизнь, но сам не мог так поступить, бог знает почему .
   Все изменилось в 2001, после второй чеченской. Он, будучи майором, занимал должность исполняющего обязанности начальника инженерного обеспечения округа, и эта сладкая, в смысле доступа к материальным ресурсам, должность понадобилась для чьего-то родственника. С ним еще поступили по божески, не став сразу подставлять и шить дело, а вызвали на разговор и там, люди в больших погонах, предоставили ему два выбора: либо отставка, либо перевод куда-нибудь в глушь, подумав, выбрал первый.
   Вернувшись в родной город и помыкавшись в поисках работы, ему с трудом удалось пристроиться на должность преподавателя в Челябинское высшее автомобильно командно-инженерное училище имени Ротмистрова. Не последнюю роль сыграл послужной список боевого офицера ну и немного знакомство с парой преподавателей еще по службы в Таджикистане. Жизнь вроде бы наладилась, родители были рады возвращению любимого сына, но чего-то не хватало. Он даже вновь начал заниматься фехтованием, пристрастился к стрельбе в тире, стал похаживать на страйкбол, даже записался в секцию у-шу, но все было не то.
   Однажды, прогуливаясь по Кировке, улице которую многие называли Челябинским Арбатом, он услышал свое афганское прозвище.
  -- Мост! Тудыть тебя в качель, ты што ли?- Обернувшись он увидел здоровенного мордоворота, загорелого до черноты и не сразу вспомнил этого лысого громилу, лишь оттопыренные уши навеяли воспоминание.
  -- Пашка-Чебурашка, ты? - спросил с сомнением, уж очень этот мужик был непохож на молоденького лопоухого лейтенанта, с которым он познакомился в Кандагаре.
  -- Я! Только Чебурашкой меня уже 15 лет никто не называл.
  -- Какими судьбами ты здесь ? -
  -- Да вот к сестре заехал проведать родню, отдохнуть, порыбалить. Ну, а ты здесь как ?-
  -- Да живу я здесь, ты же помнишь я местный.-
  -- Ну че ? - Пашка осмотрелся по сторонам . - Давай где-нибудь посидим, вспомним былые подвиги, да и накатим за встречу. Показывай, где здесь что, абориген хренов! -
   В общем посидели они тогда хорошо. Вспомнили былое, да и о жизни своей поговорили. Оказывается Чебурашка (хотя ему явно не нравилось старое прозвище) сразу после вывода войск комиссовался и пошел в гражданскую авиацию, где впрочем, недолго проработал. После развала Союза кинулся в бизнес, а конкретно в челноки, но и там не задержался. Во время очередного рейса в Турцию, познакомился с бывшим офицером вертолетчиком, только американской армии, который подыскивал себе напарника для работы по контракту в Юго-Восточной Азии, и понеслось ...Частные военные компании нуждались в грамотных пилотах с боевым опытом. За первый же рейс бывший лейтенант заработал на квартиру в Москве, после этого не о какой другой деятельности он не хотел и думать.
   В тот же день Пашка и закинул удочку, что может поспособствовать бывшему майору с почтенным послужным списком заключить выгодный контракт. Как раз одна европейская ЧВКа набирает людей на работу в ''очень'' Южную Африку для охраны алмазных приисков и помощи местной армии в разгоне повстанцев, которые этим приискам угрожают. Хороший военный инженер там был явно не лишний.
   Вечером, вернувшись, он не сильно задумывался над этим, решил как Скарлет подумать об этом завтра, на свежую, а главное трезвую голову. И утром неожиданно даже для самого себя принял решение согласится. Родители были явно не в восторге, что сын опять их покинет, но они были мудрыми людьми и не стали вмешиваться в жизнь уже взрослого сына. На то чтобы уладить все дела и оформить необходимые документы ушло около двух месяцев. Потом был центр подготовки контрактников в Канаде. Былые навыки вспомнились быстро, к тому же помогли регулярные тренировки по страйкболу, занятия у-шу и фехтованием, основные его знания по инженерному делу в восстановлении не нуждались благодаря все той же преподавательской работе: объясняя курсантам предмет сам понимаешь предмет лучше и тебе открывается то чего раньше не понимал, даже применяя знания на практике.
   В общем так и пошло: работа была не сказать, что очень опасная -- в Афганистане и Чечне было гораздо хуже. Впрочем всякое бывало. Основным полем деятельности стала Африка, но были и две командировки в Южную Америку. В первой -- в Бразилии он строил сеть дорог и блокпостов на границе с Перу против контрабандистов и наркоторговцев. Во второй -- две крупные укрепленные базы с подземными бункерами, узлами связи, дотами и капонирами, готовили позиции под ПВО. Как он подозревал, все это оплачивал какой-то из нарко-картелей, но поскольку подрядчиком выступила солидная американская фирма, по слухам связанная с ЦРУ, эти подозрения он решил оставить при себе .
   Все шло хорошо, вот только редкие разговоры по скайпу с родителями добавляли ложку дегтя в бочку меда, со стороны было видно, что здоровье их все хуже и разлука с сыном их гнетет. Немалые деньги присылаемые им, ничего не могли изменить. В 2011 он неожиданно свалился с приступом гипертонии. Приговор врачей был неутешителен: в силу возраста он уже не может переносить африканский, да и вообще любой жаркий климат более 30 градусов . Видимо почти вся жизнь, проведенная в южных краях, да еще в экстремальной обстановке, что-то нарушило в организме уральца. Несмотря на столь печальный диагноз, он был даже рад, видимо начал сказываться возраст, а может быть, он просто устал от этой не гостеприимной страны вечной войны. Устроив отвальную коллегам и подчиненным, и получив довольно-таки щедрое выходное пособие (все-таки его нынешнее начальство умело ценить хорошую работу в отличие от прошлого), он с чистой совестью доехал на попутном транспорте до Йоханнесбурга, затем на самолете до Стамбула, также самолетам до Москвы и местным рейсом до Челябинска. Путешествие было довольно утомительным, к тому же он еще не совсем вошел в форму после приступа ну и акклиматизация. Хотя все искупала скорость -- два дня и он дома !!!
   - Рафик с трудом затормозил на светофоре, хотелось спать, но вторая смена только началась, и зачем он только согласился. Времени на сон не оставалась совсем. Вести машину и так было трудно, к тому же он еще не совсем освоился с правилами движения, отдавать вонючим ментам свои деньги не было ни какого желания. Еще эти дети шайтана пассажиры не спешили платить за проезд, все хотели прокатится бесплатно .- Не спать!- Коллега маршрутник чуть не протаранив обогнал и встал впереди .-Вот ишак !Какие то русские проститутки замахали руками. Надо подъехать. Дома девок в таких коротких юбках обязательно уже били бы камнями, может быть и до смерти , а здесь и дела никому нет. Не спать! Троюродный дядя, старый шакал, пристроил сюда, но за это приходилась отдавать 1000 с каждой зарплаты и еще 3000 хозяину маршруток, как он говорил, чтоб подмазывать нужных людей, мол прав у них нет да и с регистрацией проблемы. Денег послать семье не оставалось совсем вот и приходилось брать вторую смену, хоть с нее дяде не шло ничего, покарай их всех Аллах! Не спать! -
   Выйдя из здания вокзала он решил прогуляться до дома, где ждали родители, но быстро понял, что переоценил свои силы. Несколько перелетов в течении двух суток явно утомили немолодого майора, решил дождаться троллейбуса или автобуса и на них доехать домой. Усталость и уверенность что дома с ним ничего не может случиться сыграла с ним злую шутку. Он не успел среагировать на грязновато-желтую маршрутку протаранившею остановку, очнулся уже в больнице, позже ему рассказали что протаранив остановку взбесившееся машина врезалась в столб и загорелась, потом взорвались газовые баллоны, осколками посекло все вокруг. Водитель и все пассажиры, 6 человек, погибли, погибло и еще 5 человек на остановке, 12 включая его были ранены ударом и взрывом. Ему особенно не повезло: сначала его подмяло под днище и протащило несколько метров, наезжая при этом на руки и ноги, потом подбросило взрывной волной и шмякнуло о землю, осколок фары отрубил напрочь правую ногу, в довершении всего он загорелся от газового факела.
   Несколько ожегов третьей степени были меньшей его проблемой, как и сотрясение мозга, выбитые зубы, трещина в черепе, несколько сломанных костей, хуже было повреждение позвоночника, но главное он лишился всех четырех конечностей. Это едва не убило его -- жить реально не хотелось. Через полгода еще до выписки его из больницы умер отец, не выдержало сердце, мать продержалась еще два с половиной года и однажды присела и тихо умерла, диагноз был тот же. Вот так и остался инвалид без рук, без ног, со страшной обожженной рожей, один. Благо пока была жива мать они сумели как то наладить жизнь, нанять сиделку-медсестру, прислугу готовить и убираться в доме, хорошего юриста представлять его интересы, надежного человека работавшего когда то в месте с матерью и отцом на ЧМЗ. Машины и мотоцикл пришлось продать, как и дачу с родительской квартирой. Государство платило пенсию, которой не хватало даже на лекарства, благо он не зависел от нее. Средств с продажи имущества, положенных в Сбербанк, вполне хватало что бы жить на проценты, не особенно шиковать, но и не побираться, к тому же остатки денег на заграничном счете, хоть и изрядно опустошенном, дорогим лечением, послеоперационной реабилитацией и покупкой двух дорогих японских протезов рук (помогли бывшие работодатели) еще имелись. В общем немного осталось и проценты также регулярно поступали на счет.
   Жизнь его стала довольно скучна, редкие встречи с друзьями, медицинские процедуры, чтение (он всегда любил читать), также в его жизнь вошел интернет. Нет он и раньше до аварии пользовался им, когда было нужно по работе, но немного и редко, а теперь он действительно начал понимать термин <всемирная паутина>. Было трудно, но к счастью, существовало много программ, помогающим ограниченным физически людям пользоваться компьютером не хуже здоровых.
   В 2015 когда вновь созданная компания <Основа >объявила о создании первого виртуального мира, полного погружения, в результате революции в компьютерных технологиях, ему не пришлось разжевывать, что это значит, как говорится -- был в теме. Роясь в сайтах, посвященных будущей игре, он узнал, что создаваемый мир будет являться компиляцией многих игровых миров, онлайн и не только. Обсуждение новинки было очень жарким, многие высказывали сомнение, что удастся как полное погружение так и то, что создатели смогут сделать настоящий непротиворечивый мир. Впрочем огромная команда , собранная из создателей лучших игровых миров, гигантские средства и лучшие технологии, которые даже самые технически развитые государства не успели взять на вооружение, давали некий шанс на успех. Для него это был шанс опять ходить, трогать своими руками и выглядеть нормально, пусть это будет суррогат, но все же лучше чем ничего.
   И вот наш герой принялся готовиться к своей новой пусть и оцифрованной жизни, консультироваться с медиками по поводу вирт-капсул, внимательно читать гайды к игре, собирать сведения по игровой механике, даже нашел чат, где собирались бета тестеры и программисты. Слушал внимательно их разговоры, сам не встревая чтобы не показать, что их слушает человек не являющейся членом их круга. На основе всех этих сведений составлял планы своей будущей жизни .
   Тем временем создание Серединного мира шло семимильными шагами. Конкуренты наступали <Основе> на пятки. Все понимали, что кто первый запустит свой проект тот и станет флагманом индустрии. Всего за полгода мир был создан, протестирован и было объявлено что через 1 месяц он будет запущен в эксплуатацию. Одновременно началось серийное производство вирт-капсул, тут <Основа >опять опередила конкурентов практически у всех были только экспериментальные образцы и до серийного производства было очень далеко, так что даже выпусти они свои игровые миры одновременно все равно пришлось бы идти на поклон к все той же <Основе>, чтобы обеспечить доступ к ним. Приобрести вирт-капсулу в Челябинске тогда было невозможно, опять помогли старые связи среди'' псов-войны ''. Один из заводов по их производству находился в Канаде недалеко от его первой базы. Друзья договорились о приобретении капсулы прямо с завода с некоторыми особенностями, которые при официальном выпуске были заблокированы, в частности непрерывное погружение, без принудительного отключения, которое не давало находится в игре больше 12 часов, а также договорились, что придут люди из филиала кампании в Екатеринбурге для установки и подключения. Сколько им это стоило ребята не сказали, ему осталось оплатить только стоимость капсулы, доставку и дать денег инженеру после установке на месте. Стоимость и доставку он оплатил, почти полностью опустошив свой заграничный счет, а расчет с инженером приехавшим из Йобурга (Екатеринбурга), вроде бы как по делам кампании и заодно подколымившим, из своих домашних денег, впрочем ему особенно некуда было их тратить.
   Решив все дела и оставив распоряжение как на случай смерти, так и на случай жизни (мало ли что может случится), с помощью Розы Михайловны, медсестры-сиделки, и в присутствии Петра Валерьевича, адвоката, будущий покоритель вирт-пространства разделся, залез в капсулу, медсестра помогла подключить оборудование, катетеры, капельницы, датчики, наклеить на глаза особый прозрачный материал, затем на голову опустился тяжелый непрозрачный шлем, ему еще удалось услышать как закрылась крышка капсулы и зашипел подаваемый специальный газ, затем темнота сменившаяся разноцветным вихрем.
   Вот так он и попал в вирт.
 
   Глава 2
 
 
You are not allowed to view links. Register or Login
     Глава 2

 Зона создания персонажа игры Серединный мир.
 
   На туманном круге стоит расплывчатый силуэт, который невозможно рассмотреть ни пол, ни расу, даже рост и тот колеблется, как пламя свечи.
   - Ну что-ж. Вот я и здесь. Приступим. То, что я здесь наваяю будет со мной всю оставшуюся мне жизнь, винить будет некого, впрочем возможность самому создать свою внешность и не только, мало кому выпадает.-
   Выберете пол персонажа.
   -МУЖСКОЙ. - Невеликий выбор, начинать жизнь трансвеститом он не собирался, хотя читая об онлайн играх знал, что многие игроки создавали персонажей не своего пола и довольно успешно, их отыгрывали, не считая это каким то извращением. Интересно, при полном погружении такие люди изменят свои взгляды или нет?
   Выберете внешний вид персонажа.
   Включился редактор, предлагая множество вариантов,при желании можно было смоделировать персонажа, как говориться от бровей до ногтей, но в уголке окошка редактора была неприметная иконка на которую он и нажал.
   Выбор естественных параметров.
   На платформе появился человек, сперва размытая фигура, потом все четче и четче и вот стоит его полная копия до аварии с руками и ногами, без ожогов и шрамов, исчезли даже детские шрамы, след от аппендицита и единственного до аварии ранения. Возрастом так 25 -- 30ти лет.
   Продолжить приведение к естественным параметрам.
   НЕТ.-Эту особенность игровой механики ему удалось узнать на сайте для работников кампании. Вместо того чтобы с нуля создавать своего персонажа можно было взять свой реальный образ, снятый датчиками капсулы в момент погружения, идеальную целую матрицу, если было нужно программа могла полностью скопировать все увечья, шрамы и недостатки, но давала возможность получить свой внешний облик без них. После этого можно было редактировать свою внешность как захочешь, что то убирая, а что то добавляя, все равно это был уже твой облик.
  -- Так сделаем фигуру по мощнее. -В жизни он был сухопар, и как бы не старался подкачиваться, фигура все равно была слишком сухой и жилистой, в одежде вообще как вешалка, не помогали даже вещи с подкладками.
  -- Потешим свой комплекс! Ну вот другое дело не Шварц конечно, но уже и не оглобля.-
   Теперь волосы, всегда хотелось быть блондином, чуть шевельнув виртуальным курсором ,осуществил свою мечту, даже чересчур, волосы стали настолько светлыми, что казались почти седыми, впрочем приглядевшись к получившемуся результату, он не стал ничего менять, получилось неплохо.
   Все остальное вполне его устраивало, кроме глаз. Как завершающий штрих глаза стали ярко голубыми, однажды увиденный в какой-то книге образ викинга запал в сердце мальчишки на всю жизнь и реализовался в столь странном месте спустя более чем сорок лет.
   Введите расу.
   А вот тут надо быть очень внимательным. Неправильный выбор может сильно аукнуться в дальнейшем, именно этот выбор определит всю дальнейшую игровую судьбу. Во первых, отношение всех обитателей этого мира. Во вторых, склонность к тем или иным навыкам и способностям, значит к тому, чем он будет заниматься здесь. В третьих, потолок, который он может достигнуть в развитии, упереться в узкую специализацию, пусть и высоких уровней, не улыбалось. К счастью, из всего этого имелся выход. Наверно самая ценная информация, почерпнутая из болтовни беттеров и прогов, раса фейри.
   По легенде этого мира, фейри являлись прото-расой для эльфов, крылатых людей, природных вампиров, а также для нескольких других редких и сложных в отыгрывание рас. Оставшиеся в своем первоначальном состоянии фейри одичали и разбрелись по миру, предпочитая дикие места. Никакого государства у них не было, даже самых примитивных племен, да и численностью они похвастаться не могли. Поэтому все остальные фракции относились к ним как к безобидным бродягам, а эльфы, довольно высокомерные по отношению к другим расам, даже почитали их как предков, пусть и ставших дикарями. Когда-то, когда еще не образовались новые народы, эльфы и т .д, фейри правили этим миром и достигли вершин магии, да так что смогли бросить вызов даже богам. Но затем то ли боги постарались, то ли не смогли решить, кто главнее, в общем, о том что произошло дальше остались только смутные легенды, куча новых народов, несколько старых руин и подземелий и горстка дикарей, не помнящих своего великого прошлого. Что там создатели мира напридумывали, его не очень интересовало, главное, что фейри были практически единственной расой, которой были доступны все виды магии без перекрытия одних способностей другими. На высоких уровнях это должно было стать немалым подспорьем и дать ему громадное преимущество в овладении заклинаниями разных школ и стихий. Другим расовым бонусом являлся солидный запас маны и скорость его восстановления, также восстанавливаться могли только эльфы и драконы, плюс высокая регенерация, способности к общению с лесом, как у тех же эльфов, может быть потомки чуть превосходили предков, но ненамного. Зато у предков не было такого субтильного сложения и соответственно маленькой силы и выносливости. Казалось бы такая перспективная раса должна быть востребована игроками, но ради игрового баланса было прописано несколько минусов, которые делали игру за эту расу непростым делом, особенно на начальном этапе.
   Первое, фейри не могли пользоваться оружием из железа (из стали, пожалуйста), а железо являлось самым распространенным материалом для изготовления оружия и доспехов, по крайней мере на начальных уровнях. Так что замена железа становилась нетривиальной задачей .
   Второе, поскольку они не относились не к одной расе, уважение и репутацию набирать было гораздо тяжелея, а это влияло на отношения с торговцами, выдачу квестов и многое другое.
   Третье, самое пожалуй неприятное поскольку за фейри не стояло государство, раса, фракция - любой мог убить их не подпортив себе репутацию, в основном это касалось игроков.
   - Ну что-ж, будет интересно, посмотрим что я смогу сделать из тебя, верней себя!-Он посмотрел на застывшею фигуру аватара.
  -- ФЕЙРИ.
   Введите класс.
   МАГ.
   По приведенным выше причинам этот класс был самым выгодным при отыгрывание за эту расу.
  -- Смотри-ка,- после выбора расы, фигура на диске чуть поплыла, меняя очертания, и хотя в общем и целом осталась прежней, но появилось множество мелких отличий, вроде: смуглой, скорей даже сероватой кожи и заостренных ушей. Глаза стали стали что ли более яркими, трудно объяснить ,но несомненно изменились. Вообще вся фигура по ощущениям стала более легкой, более пластичной, нечеловеческой.
   Введите дополнительную способность.
   Бонус 10000, доступно две дополнительных способности.
   - Так, тут надо подумать. Спешка тут не уместна.- Стратегия развития персонажа, продуманная в реальности, предусматривала вполне определенную способность, призванную нивелировать недостаток репутации у расы фейри, и заодно помочь быстрей накопить первоначальный капитал. Но теперь имея выбор сразу из двух, можно было попробовать подобрать две способности, усиливающих друг друга.
   Некоторое время он листал список, читая описания, конца ему не было видно, ничего не выходило подборка, либо не давала возможности скомпоновать интересные ему способности, либо не подходила его расе(вот и еще один недостаток игры за столь редкий персонаж). Устав читать остановил выбор и задумался.
   - Так надо успокоиться! Будем следовать плану, а дополнительную способность выбирать из интересных, пусть и не как не связанных с первой, вариантов.-
   ЛОВКИЙ ТОРГОВЕЦ.
   Вы можете торговаться с кем угодно и каким угодно товарам. + 8% продажи и -4% покупки у любых торговцев НПС, исключая враждебные фракции. Ловкий торговец первого ранга.
   Теперь вторая особая способность. Вновь просматривание списка и чтение описаний. Наконец есть то, что нужно.
   ДВА В ОДНОМ. Что-ж , возможность выбрать второй игровой класс появляется только на 50том уровне, а третий на 150том. Дополнительный класс -- больше возможностей и дополнительные очки опыта, которые можно распределять как во второй класс, так и в первый.
   Доступен класс.
   ВОИН.
   Воин самый понятный игровой класс почти в любой игре, вот почему его предпочитают те, кто первый раз садится играть. Еще он сильнее любого другого класса на начальных уровнях. Его навыки и способности очень пригодятся пока не будет реализован потенциал фейри. В прочем он уже реализовывается, маги имеют штраф к ношению доспехов и использованию тяжелого оружия и щитов, поэтому вынужденны носить разные плащи и накидки, иногда кожаные доспехи с небольшим штрафом. Защита не очень надежная, особенно в начале, когда доступны вещи с минимальным уровнем. У фейри нет этой проблемы, носи какие хочешь доспехи, кроме тех, где есть железные детали. Получается что маг-воин, взявший второй класс на 50 уровне, кроме прибавки очков опыта не получает не каких особых преимуществ. Да он теперь может носить доспехи и пользоваться воинским оружием, но штрафы магу никуда не делись. Вот и получается, что выгоднее взять какой нибудь другой класс, который не затормозит и не ослабит, вроде рейнджера или друида.
   Удачно получилось, такое ощущение, что эта раса буквально предназначена играть магом -- воином, но понять это не легко из за того, что железо недоступно к пользованию.
   Распределите шесть дополнительных очков характеристик персонажа.
   - Нет погоди, больно спешишь !- сказал он обращаясь к программе, когда выскочило окно характеристик .Окно немедленно свернулось.
  -- Дополнительные настройки.
   Открылось окно, и тут же выскочило предупреждение. При изменении пользователем дополнительных настроек администрация вирт-мира не несет ответственность за корректную работу игровой механики. Рекомендована оставить их в автоматическом режиме. - Ух как строго, ладно не кипишуй, не собираюсь я тут много чего менять!
  -- Возраст.-
  -- Возраст 120 лет. Так обычный возраст дееспособности у долгоживущих рас. То что он собирался сделать, смело можно было назвать багом. Узнал он об этом совершенно случайно, от работника < Основы>, который устанавливал ему кабину, парень-американец попался довольно общительный, любил почесать языком. Поскольку русским он владел не то чтобы плохо, но явно не достаточно для свободного разговора,то эта его страсть была явно не да реализована. И тут он встречает человека, не только говорящего по английски боле менее свободно, но он ему еще деньги платит, прямо на карман. Конечно болтливый американец разоткровенничался и помимо того что ответил на все вопросы по эксплуатации кабины, еще и поделился несколькими особенностями, которые знали только свои. То что он сейчас делал с возрастом как раз и было одним из этих секретиков. Потом со временем, когда об этом станнит известно слишком многим людям этот баг ликвидируют, но пока он есть, им надо пользоваться.
  -- Изменить возраст со 120 до 990. - Вся особенность этого изменения -- что чем старше персонаж, тем больше у него мудрости и интеллекта, и еще почему то харизмы, да и некоторые параметры связанные с этими характеристиками тоже зависят от возраста. Но тут главное не наглеть. Тысячелетних персонажей игроков не существует. Есть несколько редких рас, приблизившийся к этому рубежу, но тысячелетнего нет ни одного. Если пересечь эту черту, то система подаст сигнал о необычном возрасте персонажа, и вместо преимущества, аккаунт может быть заблокирован до решения администрации.
   Ну и теперь можно заняться характеристиками: здесь разработанный им план уже не работал, поскольку магу и воину были важны разные характеристики - магу мудрость, интеллект и немного ловкости, воину сила, выносливость и опять же таки ловкость. Общим знаменателем являлась только ловкость. Казалось бы неразрешимое противоречие, чем то предается жертвовать. Вот тут то и начала давать результат продуманная, как военная операция, стратегия, да и неожиданный бонус был в тему. Фейри на начальном этапе развития не очень нуждается в мане для заклинаний, поскольку в силу расовых особенностей резерв довольно велик, благодаря предрасположенности к магии и отсутствию штрафов при овладении разными заклинаниями это тоже пройдет легко. Значит мудрость и интеллект пока можно не повышать. А если сработает его афера с возрастом, то вообще можно забыть на какое то время об этих параметрах. Благодаря природной регенерации и неплохому телосложению, выносливость тоже не первоочередная проблема. Остается сила и ловкость, харизма вроде бы тоже должна повышаться из за возраста.
  -- Ну начнем! -
   Распределите шесть дополнительных очков характеристик персонажа.
   5 пунктов в ловкость и один в силу.
   Да еще нежданный бонус первой 10000 с его +2 ко всем характеристикам позволит ему выйти гораздо менее беззащитным, чем обычный игрок его уровня.
   Выберете имя персонажа.
   Над персонажем появилась чистая строка, а рядом небольшая вкладка с местными именами, придуманными разработчиками для тех, кто не хотел сам придумывать себе имя.
  -- Дримм (Dream).
   Создание персонажа закончено.
 
 
  -- Персонаж имя Дримм. Возраст 990 лет.
   Раса фейри.
   Уровень 0
   Жизненная сила -- 85 -- регенерация 5 в минуту.
   Запас магической энергии -- 60 -- пополнение 8 в минуту.
   Класс :маг первого уровня.
   Класс: воин первого уровня.
   Характеристики:
   Сила -- 3 +2+1=6
   Ловкость -- 3+2+5=10
   Выносливость -- 3+2=5
   Интеллект -- 2+2=4
   Мудрость -- 2+2=4
   Харизма -- 2+2=4
   Особые способности:
   Ловкий торговец первого ранга.
   Два в одном ( вне рангов).
   Бонус первых 10000 + 3 %,ко всем навыкам.
   В силу Вашего почтенного возраста, до 100 го уровня персонажа мудрость и интелект повышаются на 40% быстрее.
   В силу Вашего почтенного возраста, до 100 го уровня развития персонажа харизма повышается на 10% быстрее.
   За каждые 10 прожитых лет Вы получаете 0,1% репутации.
   Ваша репутация составляет 9,9%
   Расовые особенности:
   Единство с лесом. +25 к навыкам леса.
   Восприимчивость к магии. Доступны все школы магии.
   Жажда странствий . + 5% к скорости передвижения.
   Неприятие железа. Железо отравляет вас - урон нанесенный Вам железным оружием удваивается. Каждую минуту пока Вы касаетесь изделия из железа или пользуетесь вещью имеющею железные детали -5 пунктов здоровья, при долговременном контакте урон утраивается, накладывается дебаф парализация.
   Нет освоенных школ магии.
   Нет освоенных ремесел.
   Нет специализированных навыков.
   Новоиспеченный представитель расы фейри еще успел увидеть, окружающею его равнину, своими новыми глазами, а потом уже знакомый вихрь сомкнулся над ним.

   Глава 3


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Prostak

  • Модератор
  • Поручик Лейб Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2517
  • Сообщений: 10216
  • Activity:
    4.5%
  • Благодарностей: +3694
  • Пол: Мужской
  • Спокоен. Чищу карабин.
Стариков Антон
Великий поход хомяка и жабы

Журнал "Самиздат": You are not allowed to view links. Register or Login
© Copyright Стариков Антон (You are not allowed to view links. Register or Login)
Размещен: 20/09/2015, изменен: 20/09/2015. 184k.

Оценка: 7.32*38 
Цитировать (выделенное)
Аннотация:
Кто лучше хомяка сможет добыть разное добро? И кто лучше жабы сможет его сохранить? Берегись Серединный мир - два самых страшных зверя уже отправились в свой Великий поход!

Продолжение книги "Игра в жизнь"
 
You are not allowed to view links. Register or Login
 
   Великий поход хомяка и жабы.
 
 
 
   Пролог.
 
 
 
   1977 год.
   Научно-исследовательский Институт Байкал111, местонахождение засекречено.
   Кабинет начальника особого отдела.
   Действующие лица: трое ведущих ученых института, начальник особого отдела, он же номинальный глава института, трое высоких гостей из Москвы.
 
 
   Посреди большого, казенно-обставленного кабинета вытянулись трое пожилых мужчин, почти что стариков, но тем не менее несмотря на свой почтенный возраст застывших подобно школьникам на линейке, один из них по старой лагерной привычке ссутулился, завел руки за спину и опустил голову, упершись глазами в пол, а двое других глупо хлопали глазами, не зная куда деть нервно теребящие одежду руки. Перед стоящими взад-вперед ходил такой же немолодой человек, которого однако же в отличие от них язык не поворачивался назвать старым -- энергии кипевшей в нем хватило бы на всех стоящих в ряд и еще бы осталось. Так вот, этот ''энергичный мячик'', мучивший в руках снятые очки, несколько раз порывался что-то сказать, но останавливался на полуслове и вновь начинал свое дефиле, с каждым разом все более и более гневно смотря на застывшую и нервничавшую в ''предвкушении'' его слов троицу. Кроме стоящих на ногах в комнате также присутствовало еще трое людей, в отличии от них уже сидевших за длинным столом, вернее двумя столами, поставленными буквой Т: сидевшие оккупировали ножку и с интересом рассматривали развивающееся в центре кабинета действо. Хотя чистый интерес был лишь у двоих в гражданском, от которых впрочем за версту разило строевой выправкой, а вот третий, оплывший на стуле подобно беременной бабе, так же нервничал и был скорее похож на проворовавшегося или проштрафившегося бухгалтера, которого поймали на ''горячем'', и это несмотря на то, что он то как раз был в мундире, да еще и в не простом, а в генеральском.
   Наконец очки в руках ходившего не выдержали столь грубого обращения и треснули, разделившись на две части, мужчина с изумлением уставился на половинки у себя в руках, затем отвернулся от вздрогнувшей от звука треснувшей оправы троицы и раздраженно бросил два теперь уже бесполезных предмета на стол. Все же испорченная вещь сыграла и положительную роль, поскольку хозяин очков сумел более-менее взять свои эмоции под контроль и начал говорить:
  -- Доигрались ... (непереводимая игра слов на чеченском и украинском языках с вкраплениями отдельных слов из иврита), уроды!? - он на несколько мгновений замолчал, будто бы ожидая ответа, а затем продолжил: - Вы хоть понимаете, ЧТО вы сделали или МОГЛИ сделать?! И дело даже не в том, что лет двадцать назад вас бы тут же поставили к стенке и за меньшее -- это как раз таки мелочь(!), а в том ЧТО вы едва не сотворили со всеми нами! - Тут до этого дня больше двадцати лет не позволявший себе такого мужчина взорвался и опять несколько минут демонстрировал глубокое знание полудюжины языков, на этот раз не забыв и про ''Великий и могучий''. Троица понуро стояла и не делала ни единой попытки оправдаться или как-то возразить: у одного из стоящих и слушавших обращенные к ним не самые добрые слова, начала дергаться бровь, а второй побледнел и у него заболело сердце.
   Немного отведя душу и напоследок просверлив в каждом из стоящих персональную дырку взглядом, полиглот махнул рукой:
  -- Молчите?! Правильно молчите -- что вы теперь можете сказать! После дела..., - и повернувшись к распекаемым спиной, сказал напоследок лишь одно только слово: - Вон! - Проштрафившиеся не заставили его повторять дважды, а тут же чуть ли не отталкивая друг друга локтями поспешили покинуть ''место порки'', впрочем далеко они не ушли, оставшись ожидать своей судьбы под охраной шестерых здоровенных царапающих макушкой потолки молодцев в цивильных строгих костюмах, смотревшихся на них как на корове седло.
   А в кабинете хозяин сломанных очков вернулся на отобранное им на сегодня место во главе стола и усевшись прямо под портретом нынешнего генерального секретаря, оглядел оставшихся, которые в свою очередь очень внимательно смотрели на него.
  -- Ну что скажете, Георгий Артемович, Федор Григорьевич? - Названные не первой молодости, но еще достаточно крепкие мужчины в гражданском переглянулись и тот, кого сидящий во главе стола упомянул вторым, пожав плечами, сказал:
  -- А то и скажу, Юрий Владимирович, повезло нам! Верил бы в бога -- перекрестился! Бракоделу, что ту детальку сварганил, -- Ленинскую премию, Звезду Героя и четырехкомнатную квартиру с окнами на Кремль! -
  -- Все шутишь, Федор? - неодобрительно покачал головой временный хозяин кабинета, все же против воли улыбнувшись спичу старого друга. -
  -- Все же я считаю, что вина научного персонала и конкретно ведущих ученых проекта не так уж и велика, - постарался вернуть разговор в конструктивное русло второй из людей в гражданском, - они сразу же все сообщили, когда поняли что сделали и не пытались скрыть произошедшее, а могли бы... -
  -- Да нет, не могли бы, - прервал его тот, кого называли Юрием Владимировичем и обратился к единственному в комнате человеку в форме: - Василий, когда тебе сообщили о том, что они выяснили по результатам эксперимента? -
  -- Через час! После того, как все было перепроверено! - подскочил генерал, вытянувшись перед тем кто занимал его место во главе стола и через секунду повинуясь жесту опустился на стул.
  -- Так что все уже было известно. Мы уже знали, и если бы они не успели сообщить о том что обнаружилось по результату эксперемента до того как информация пошла ко мне или бы тем более попытались все скрыть, разговор с ними был бы уже совсем другой. -
  -- Но ведь сообщили, - не сдавался Георгий Артемович, пытаясь отстоять по крупному проштрафившуюся троицу. - Да и кто знал, что произойдет такое... -
  -- А должны были знать! - сорвавшись прервал его и хлопнул по столу Юрий Владимирович. - Сколько мы средств вбухали в эту вашу с Емохоновым лабораторию: и материалы, и лучшие кадры, включая этих троих, - тут говоривший едва сдержал ругательство, заменив его на нейтральное слово, - экспериментаторов, и любое оборудование что вы запрашивали! Все, буквально все, что вы хотели, вы получали и что в результате?! Наши же чуть ли не облизанные ученые нас же едва не уничтожили вместе со всей планетой! И что нас спасло? Чудо! Бракованная деталь! -сорвавший на этой вспышке голос Юрий Владимирович в полной тишине налил себе в стакан воды, выпил и продолжил: - А если бы установка сработала бы как запланировано и выдала полный импульс, а не одну тысячную от мощности? Вы представляете что бы было?! - вопрос был риторический и на него не требовалось ответа, но все же Федор Григорьевич попытался ответить и выручить побледневшего коллегу, попавшего под гнев начальства, и заодно обратить все в шутку:
  -- Тогда бы у нас не было никаких проблем и нам не пришлось бы лететь сюда из Москвы. - Несколько мгновений покрасневший человек во главе стола недоуменно смотрел на попытавшегося пошутить подчиненного, стараясь осмыслить то, что было сейчас сказано, а затем из него как будто выпустили воздух, и он рухнул на место.
  -- Серьезное же дело, Федор, а ты все в смех превращаешь. -
  -- Мне плакать что ли? Все закончилось хорошо, за пределами института никто ничего не знает, да и здесь картину в целом видят только эти трое, - тут говоривший кивнул на дверь в соседнее помещение, где маялись в ожидании приговора трое ученых, хотя нет, уже двое -- у одного из них не выдержало сердце, и вызванный медик только что констатировал смерть. Беспокоить высокое начальство не стали, и оставшиеся в кабинете только после совещания узнали, что у них на одну проблему меньше. - По моей линии все прекрасно -- двойка способна предотвратить любую возможную утечку. По словам Георгия Артемовича ничего даже отдаленно похожего у американцев нет, да и не может быть, поскольку необходимые для проекта кристаллы встречаются только у нас, да еще и в настолько мизерном количестве, что никакая серьезная разработка просто невозможна, и если не знать для чего они нужны, просто невыгодна. Так что считаю нужно ликвидировать этих троих, остальной персонал жестко проверить, не прошедших проверку -- также, а остальных разогнать по шарашкам под жесткий контроль до конца жизни. Это по людям, а по остальному: установку разобрать, все детали уничтожить, уничтожить все оборудование и запасы готовых кристаллов, ну и документацию по проекту, документацию обеспечения так же подчистить и создать убедительную липу, ведущую в никуда, а еще лучше в ловушку. Все это мое управление способно сделать в течении недели, тебе только нужно отдать приказ, Юрий Владимирович.
  -- Ликвидировать! - не выдержал и взорвался все это время молча слушавший Георгий Артемович. - Верных, преданных людей!? Ученых такого класса!? С кем мы останемся, если всех будем ликвидировать по малейшему поводу?! А оборудование -- миллионы долларов, труд сотен агентов и сочувствующих нам на западе, не говоря уж о запасе кристаллов -- у нас ведь здесь 9/10 всего, только вдумайтесь, ВСЕГО найденного материала, и это все уничтожить?! -
  -- Да, - на этот раз Федор Григорьевич был предельно серьезен и без шуток, аргументированно обосновал свою позицию. - Если уничтожать, то все -- мы не можем позволить кому бы то ни было провести подобный эксперимент, и этим мы спасем не только Советский Союз, но и весь мир. -
  -- Юрий Владимирович, да что же такое?! - чуть ли не перейдя на крик обратился к хозяину кабинета противник зачистки. - Еще ведь год-два и можно будет приступить к производству опытной партии приборов! Вечная проблема того что нас могут прослушать или засечь по сигналу уйдет в прошлое. Пусть каналов будет и немного, но только представьте, их НИКАКАК нельзя будет ни засечь, ни прослушать -- вот оно почти рядом, только руку протяни -- мечта! И все это на слом?! - Яростная и страстная речь произвела немалое впечатление, и сидящий во главе стола даже на секунду заколебался, но веские слова главы второго управления били точно в цель, заставляя морщиться главу восьмого и подтверждая правильность решения, уже принятого временным хозяином кабинета:
  -- Рано или поздно, не через год, так через десять, они узнают, обязательно узнают, что у нас есть что-то такое, а потом лишь вопрос времени, когда они добудут схемы и материалы, затем непременно попытаются сделать подобие, - тут Федор Григорьевич поднял руку, останавливая возрождения. - Я помню про редкость материала и в свою очередь напоминаю, что пусть это и очень дорого, но его все же можно создать искусственно. Да и вы не можете дать гарантию, что где-нибудь не существует других его месторождений и их когда-нибудь не найдут. А затем, - тут говоривший сделал драматическую паузу, усиливая эффект, - они проведут такой же эксперимент, и у них ничего не сломается, а установка проработает до самого конца, - говоривший остановился и убедился, что все прониклись его словами, а затем закончил, как гвоздь забил, - нашего и их! - Возразить на эти аргументы его оппонент не смог и мрачно уставился в стол, но потом все же не удержался и попробовал:
  -- Судя по предварительным расчетам, волна искажений, созданная экспериментом, не даст повторить его как минимум четверть века, а может и больше...
  -- Какие еще четверть века?! Если эта технология будет известна, то над ней будут работать и улучшать и мы, и американцы, а через 25 лет неизвестно кто еще, те же японцы, например -- так что нужно позаботиться о том, чтобы никто и никогда не то что не мог использовать, но даже и не знал, что такое может быть на свете. - Некоторое время все находившиеся в кабинете молчали.
  -- Значит решено, - подвел итог разговора Юрий Владимирович. - Делаем все по-твоему, - он кивнул в сторону довольного начальника второго главного управления, ставшего после последующих слов чуть менее довольным, - но никаких ликвидаций без крайней нужды: раскидать по разным проектам и под жесткий колпак, раз в год проверки, не пройдут -- ты знаешь что делать. - Федор Григорьевич кивнул. - Если суетой заинтересуется Цвигун, направляй его ко мне, я его укорочу, но лучше бы он ничего не узнал -- лишние уши нам в этом деле не нужны. - Тут говоривший перевел взгляд на посветлевшего лицом после известия о том, что ученые останутся в живых, Георгия Артемовича. - Это вас тоже касается: Николай Павлович должен узнать только то, что эксперимент закончился неудачно и поставил под угрозу жизни людей и ВСЕ! Ученые должны сказать ему при личной встрече тоже самое -- эта ответственность на вас! -
  -- Я вас не подведу, Юрий Владимирович! Спасибо! -
  -- Вот и отлично. Василий, - генерал, все это время потевший и сидевший как мышь под лавкой, на которой спит кошка, снова вскочил, - Начинай срочно готовить объект к ликвидации! -
  -- Есть! - вытянулся генерал и с явно читаемым на лице облегчением поспешил поскорей покинуть кабинет.
  -- Георгий Артемович, у вас тоже есть дело, даже три. - Начальник восьмерки кивнул и тоже вышел.
  -- Что? - задал вопрос оставшийся в кабинете Федор, хорошо, еще с Венгрии, знавший своего в свое время неофициального, ну а теперь вполне себе официального патрона.
  -- Василий не должен пережить эту неделю, пусть это будет сердечный приступ. -
  -- Сделаем в лучшем виде. А за что ему такая нелюбовь? Ученых ты ведь пожалел? - Кому другому Юрий Владимирович не стал бы отвечать, но старый и верный товарищ пользовался его полным (ну насколько это возможно при их общей профессии ) доверием, и он решил поделиться с ним мотивами принятого решения:
  -- Да не надежен он стал: еще с его прошлого места службы пришел сигнал, что он слишком часто бывает в доме Сахаровых и с ними на дружеской ноге, особенно с этой истеричной сучкой Бонэр -- по службе приказа не было, значит личная инициатива. Зачем? Мы не можем рисковать -- не сейчас! -
  -- Понял, - кивнул другу-начальнику Федор Григорьевич и попрощавшись вышел.
   Последним покинул кабинет Юрий Владимирович, уже на самом пороге ему в голову неожиданно пришли две мысли. Одна про портрет бровястого и мордастого бодрячка, висящий над креслом владельца кабинета -- интересно, что с ним будет и уничтожат ли его как и все остальное имущество базы? Другая про то, что он сегодня приказал безвозвратно похоронить самую настоящую машину времени, пусть и ущербную и способную отправлять в прошлое лишь не управляемую и разрушительную энергию, а потом ржаветь, бездействуя десятки лет, но все же...! Затем будущий Генеральный Секретарь в последний раз взглянул на портрет ныне действующего и со вздохом вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Через пять дней никто бы и не подумал, что совсем недавно здесь располагался один из самых передовых и развитых в техническом отношении научных центров планеты. Уже в середине девяностых непонятные развалины с остатками коммуникаций в земле обнаружили этнографы, но не заинтересовались ими, а прошли дальше, приняв поросшие лесом руины за развалины заброшенного лагеря или военной базы -- и того, и другого на 1/7-ой суши было сколько хочешь и еще немного.
 
   Упоминаемые исторические личности:
   Андропов Юрий Владимирович -- председатель КГБ СССР.
   Григоренко Федор Григорьевич -- начальник 2-го Главного Управления КГБ СССР.
   Усиков Георгий Артемович -- начальник 8-го Главного Управления КГБ СССР.
   Емохонов Николай Павлович -- председатель Научно-Технического Совета при КГБ СССР.
   Цвигун Семен Кузьмич -- первый заместитель председателя КГБ СССР.
 
 
 
   Глава 1
 
 
   Конец 2017 года по земному летосчислению.
   Серединный мир.
   Цитадель Клана Красного Дракона. Третий уровень. Личные покои главы клана.
   Следующая ночь после разговора Эленандара и Дримма.
 
 
  -- Вот так тогда все и закончилось, - оглядывая внимательно слушавших его членов клана, продолжил рассказывать про свою реальную жизнь раскрывший свои настоящие данные Эленандар, - не буду вас утомлять описаниями того, как нас после закрытия лаборатории мурыжила контора, но на большую землю мы с Дмитрием выбрались только в 93-ем, а до этого или Дальний Восток, или Сибирь. В городах, даже маленьких, считай 15 лет не были. Дмитрий все же умудрился и женился на прапорщице из отдела связи, замечательная женщина оказалась, а мне не свезло -- так и холостяковал, а потом уже поздно было. Нам очень повезло -- никто так и не узнал о нашей роли в проекте: ''бонзы'' так и не сознались, что нарушили инструкции и посветили тех кого не положено во все детали, расчеты мы делали в свободное время, имен наших на чертежах не стояло, - тот кого члены клана знали как эльфа-рейнджера Эленандара прервался и оглядел многочисленных и внимательных слушателей, - а по документам мы шли обычными инженерами, каких на объекте было больше двух сотен, ну и отнеслись к нам соответственно. Так что несмотря на то что вся техническая документация были уничтожены, все осталось вот здесь, - рассказчик похлопал себя по голове и горделиво оглядел слушателей, - через семь месяцев мы уже все восстановили, - тут он досадливо поморщился, - по крайней мере теоретическую часть -- материалов-то у нас не было, да и собирать установку было бы опасно, не говоря уж о том, что пока не прошли бы колебания почти бесполезно. Но все что могли мы сделали и наработали столько материала, что нам было чем заняться на пенсии, а потом к нам присоединился Димкин внук и вывел наши исследования на новый уровень. -
  -- Получается машина времени на самом деле возможна и работает? - хриплым от волнения голосом Вар озвучил читающийся почти на всех лицах присутствующих в помещении вопрос. - И можно путешествовать в прошлое? -
  -- В привычном понимании к сожалению нельзя, - отрицательный ответ вызвал общий разочарованный вздох. - Материя не может совершить переход, только энергия, и то она вызывает такие возмущения в поле, что чем дальше в прошлое мы посылаем энергетический импульс, тем больше колебания и тем дольше нам приходиться потом ждать, чтобы снова его послать -- после первого раза прошли десятилетия.
  -- А разве нельзя послать, например, что-то вроде радиосигнала год так в 50-80-й? - задал осторожный вопрос Альдарон, все это время сидевший с каменным лицом и бешеной бурей противоречивых эмоций и устремлений в душе. -
  -- Нет, к сожалению нет -- самый поздний период, в который и можно было проделать канал, оказался в 1908, теперь он недоступен навсегда -- по нашим предположениям и выкладкам Вселенная сопротивляется воздействию и поле там, - тут Эленандар на полминутки задумался, - как бы попроще объяснить: огрубело что ли, и больше в этот временной период ничего не послать, как и лет двадцать до этой даты. Да и сигнал, что может туда послать установка, не примет ни один радиопередатчик -- это вам все- таки не радио, совсем другой принцип действия -- его просто не услышат, даже если бы в 1880-90 и было бы кому слушать, и они могли понять и сохранить принятую информацию. Не забывайте, прокол существует настолько крохотный период, что зептосекунда по сравнению с этим -- это просто океан времени. - Увидев непонимающие лица, ученый, отыгрывающий эльфа-рейнджера, со вздохом пояснил: - Зептосекунда -- это очень мало. -
  -- Значит пользы никакой не извлечь, и каждый раз как вы посылаете сигнал в прошлое есть риск уничтожить всю планету, как у вас чуть не произошло в первый раз? Правильно вас тогда закрыли, и вообще всех вас нужно было убрать! - сделала неожиданный и жестокий вывод необычно серьезная и сосредоточенная Людмила. Эленандара прямо подбросило от этих слов, и он яростно принялся возражать:
  -- Ничего правильного! Они просто испугались, прямо как ты сейчас! Если уж мы двое, ну трое, с присоединившимся семь лет назад Юрием смогли добиться таких результатов, то что бы было, если бы работали сотни ученых с поддержкой государства....!? - Ситуация в помещении резко накалилась, все заговорили разом, выражая свое отношение и согласие, и несогласие со словами Людмилы или Эленандара. Фейри резко хлопнул в ладоши -- усиленный магией звук прокатился по комнате и заставил всех умолкнуть и повернуться к главе клана. Дримм осуждающе взглянул на вскочившую с места и наполовину вытащившую из ножен меч паладиншу (Людмила не собиралась никого рубить, но инстинкты виртуальных тел часто работали независимо от сознания), а затем также же взглядом попросил помощи в этом вопросе у Светланы.
  -- Тише, дайте ему дорассказать, а потом уже задавайте вопросы! Людмила, успокойся! - Дождавшись пока успокаиваемая подругой эльфийка сядет на место, Дримм повернулся к ученому. - Продолжайте. - Эленандар кивнул и как ни в чем не бывало вернулся к рассказу:
  -- Так вот, до того как меня столь невежливо прервали, я хотел рассказать про то, что мы добились за несколько последних лет. Но прежде скажу для всех: мы были очень аккуратны и осторожны и никогда бы не допустили того, что произошло в 77-ом, да и наши теоретические и технические возможности к тому времени как мы собрали новую установку выросли на несколько порядков. -
  -- И что? Вам удалось послать сигнал в пока что доступное вам прошлое и не вызвать катастрофу? - скептически-разочарованно вновь прервал ученого Альдорон и иронично усмехнувшись закончил: - Это конечно ''большое'' достижение. -
  -- Не такое уж и маленькое, - неожиданно в свою очередь усмехнулся Эленандар, ничуть не задетый иронией, прозвучавшей в голосе главного безопасника клана. - Благодаря нашим исследованиям и более совершенной установке, это было только началом. Мы смогли, спасибо современным компьютерам и нашей многолетней работе, производить гораздо более точные и учитывающие все факторы расчеты, - рассказчик окинул всех торжествующим взглядом, - теперь поле колеблется лишь несколько месяцев и участки огрубевшего времени, - ученый замер, катая на языке понравившийся ему термин, - да -- участок огрубевшего времени -- неплохо! Так вот такой участок сократился до двух лет в обе стороны и мы можем повторить эксперимент всего через два-три месяца. -
  -- А смысл!? - не выдержала и вмешалась в разговор Анариэль. - Что вы хотели этим добиться!? -
  -- Я как раз к этому и подхожу, но начну немного издалека. Дело в том, что по разработанной тогда в 77-ом теории времени, то что происходит сейчас в настоящий момент, это как бы импульс, устремленный в будущее. Он находится в постоянном движении и существует в неком поле, продвигаясь в котором он оставляет за собой след -- это и есть прошлое, как бы шрам, оставленный импульсом настоящего, и чем дальше в прошлое, тем сложнее нам послать уже свой импульс, так что пока доступный нам временной зазор не так уж и велик -- 16-19-ый век. Но это лишь частности, технические детали -- главное в другом: это уже не наше настоящее, ну не то настоящее, которое было до первого эксперимента -- в 1908-ом был создан новый импульс, - увидев вокруг непонимающие глаза, ученый попробовал предельно упростить: - По нашей теории, взрыв в 1908 так называемого Тунгусского метеорита был лишь мелким побочным эффектом из-за несовершенства оборудования и недостатка информации, а главное событие заключалось в том, что возник новый импульс, как бы ожививший часть следа импульса первоначального времени, и он, этот новый импульс, двинулся вперед вслед за старым и возможно как бы слился с ним, сохранив изменения и преобразовав и нас, и весь окружающий мир, хотя повторюсь, все это только наши недоказанные теории, и все может быть совсем иначе. -
  -- Это что же получается? - спросил ошарашенный Вар, - мы все живем в перекроенном вами тогда мире, а настоящий уже давно тю-тю? -
  -- В какой-то степени да! Хотя мы так пока до конца и не разобрались, как взаимодействуют первоначальный импульс и порожденный нами, - пожал плечами Эленандар и еще больше ошарашил присутствующих, - Только это новое время, уже не то, что было создано в 70-е, а созданное нами во время нашего последнего эксперимента два года назад, и если отсчитывать от самого первого эксперимента, то уже пятнадцатое.
  -- Ну вы совсем охерели! - высказал общее мнение Морнэмир и залпом выдул бокал вина, к которому вопреки собственному обыкновению до этого ни разу не приложился. То что было написано на лицах услышавших ТАКИЕ НОВОСТИ, можно было охарактеризовать одним словом -- ШОК!!! Все они, все люди и возможно все мироздание оказались лишь подопытными мышами пары пенсионеров от науки -- переварить такое было сложно, и большинство здесь присутствующих не знало, как на это реагировать.
  -- Рассказывайте дальше, - поторопил ученого Дримм, видя что у многих закипают мозги от полученной информации, а на языке вертятся вопросы, и они еле сдерживают себя лишь только из желания дослушать все до конца.
  -- А затем Дмитрий уже перед самой смертью, пять лет назад, высказал теорию, показавшуюся сначала безумной, но в конце концов подтвердившуюся на практике. Не буду, как говорит внук Дмитрия Юрий, грузить вас подробностями, суть ее заключалось в том, что в импульс, посылаемый нами с помощью установки, можно заложить информацию в виде матрицы, и когда большой импульс времени возникнет и начнет свое движение, эта матрица как бы встраивается в него и обретает материальное воплощение. Первый раз мы попробовали уже после смерти Дмитрия -- результат был -- хоть и не совсем тот, на который мы рассчитывали: смоделированная информационная матрица разнообразных по размеру и составу контрольных предметов не смогла полностью стать частью мира, что привело к ее разрушению, - тут Эленандар поднял палец кверху и помахал им, как бы грозя кому-то, - но теория-то оказалось верной, просто смоделированная матрица была несовершенна -- мы нашли остатки запрограммированных материалов в виде пыли и крохотных кусочков металла именно там, куда мы их перебросили, радиационные маркеры исключили ошибку. -
  -- Переходите, пожалуйста, к сути и покороче, - в очередной раз поторопил ученого Дримм, который уже слышал все это в многочисленных подробностях и хотел чтобы и остальные поскорей оказались в курсе, а то терпение многих было уже на пределе.
  -- Ладно, - осуждающе посмотрел на главу клана Эленандар, - покороче, так покороче. Два с половиной года назад, когда появилась технология ''Основы'', Юрий предложил использовать их, как он сказал, ''невозможно нереально достоверные'' матрицы, предназначавшиеся для игры, то есть для Серединного мира, а поскольку он родственник одного из членов правления и даже привлекался для какой-то работы в самом конце, то он не без труда, но все же смог раздобыть несколько таких матриц, разного вида, которые мы и отправили в середину 19-ого века в одну из давно выработанных и никому ненужных шахт. - Ученый обвел затаивших дыхание слушателей торжествующим взглядом и похвастался: - Все получилось! Матрицы, созданные по этой технологии, прижились, и мы забрали их со дна той шахты в целости и сохранности! Но об этом вам может рассказать Дримм, и те, кого он посылал проверить мои слова в реальности. - В ответ на обращенные на него вопросительные взгляды глава клана кивну и обратил свой взор на двоих из присутствующих в комнате:
  -- Куэ, Ниэллон, расскажите всем, что вы видели. - Под изумленным взглядом Людмилы, и не подозревавшей о миссии родственников, парочка эльфов вышла на середину помещения и наслаждаясь всеобщим вниманием, громко и четко отчиталась о том, что произошло с ними вчера, и что они видели своими глазами, своими реальными глазами, в реальном мире.
   Первой начала рассказывать Куэ, и начала она с самого начала: как Дримм вызвал их к себе, дал номер телефона и приказал позвонить по нему в реале, договориться о встрече, а потом сходить туда, куда им скажут и внимательно посмотреть на то, что там будет, затем вернуться в вирт и рассказать ему. Они с братом так и сделали: позвонили, договорились и съездили на электричке в Подмосковье на частную дачу, где не выспавшийся, красноглазый парень по имени Юра показал им то, чего они уж никак не ожидали увидеть, по крайней мере в реальном мире...
  -- Представляете, настоящий ралгун, светлячок (один из самых дешевых амулетов, используемый в качестве фонарика, доступный к использованию всеми классами), серебряные монеты, нож с бонусами к силе и даже жук-колдун! Вы представляете!? Живой жук-колдун в Подмосковье! Я чуть не описалась, когда он поле врубил!- от переизбытка чувств эльфийка размахивала руками, как бы подчеркивая свои слова. - Пришлось правда его зажженной горелкой пугануть, но самое настоящее магическое поле! Мы все осмотрели, попробовали и пощупали, а этого дурачка даже жук за палец цапнул! -
  -- Сама такая! - обиделся на незаслуженную характеристику Ниэллон.
  -- А че это за ралгун? Я че-то не понял? - нахмурившись уточнил Иван, не испытывавший теплых чувств к зеленым обитателям болотных кочек.
  -- Травка здешняя, в чай добавляют для здоровья и вкуса, - покровительственным тоном пояснил спросившему сидящий рядом Морнэмир и с чувством превосходства добавил: - Сразу видно, что ты не любитель чаи погонять -- все, кто понимает толк, давно уже оценили. -
  -- Самое классное, конечно, эта трава, - перехватил инициативу у сестры Ниэллон. - Я так хорошо себя только здесь чувствовал, в эльфийском теле, а была-то всего щепотка, но у меня даже зрение скакнуло. Я два часа, пока мы до дома добирались мог нормально видеть без очков, потом правда стало проходить и когда мы в капсулы загружались, уже все вернулось как было. Но все равно просто чудо!
  -- Точно так и было! - поддержала восторги брата Куэ. - У меня два прыщика на плече сошли, как не было! -
   У присутствующих в комнате вновь наступил период обсуждений, сомнений и споров -- игнорировать факты они не могли, не доверять Куэ и Ниэллону тоже не было никаких оснований, а значит все или хотя бы часть сказанного здесь было правдой, и это следовало осознать, впрочем психика людей, прочно связавших свою жизнь с виртуальным миром, была более гибкой чем у обычных обывателей, а значит им было проще принять изменившуюся реальность.
  -- А теперь можно спрашивать, - Дримм решил подстегнуть обсуждение и направить его в более конструктивное русло. Тут же на едва успевавшего вертеть головой Эленандара со всех сторон посыпалось множество самых разных вопросов:
  -- Что происходит с первоначальным миром, ну тем, до сигнала, импульса или какую вы там хрень шлете? Наверно много энергии жрет ваша установка, как вы ее в домашних условиях питаете? Изменяется ли прошлое каждый раз? Как вас до сих пор Фэ-эС-Ба не зацапала? Какие конкретно вещички вы отправили? - и множество других в таком же духе, но большинство из них были различными вариациями уже названных.
  -- Что происходит с первоначальным импульсом мы все еще точно не знаем, как и то, как происходит слияние, и происходит ли оно вообще, - начал отвечать в порядке очереди Эленандар, каждый его ответ вызывал новую волну шушуканий и споров. - Энергии установка потребляет не так уж и много: сам прибор -- ну примерно как стиральная машина. Почему так говорю? У меня там же, на даче, немецкая стиральная машина стоит, вот она столько же и потребляет -- совпадение до киловатта. А импульс, что мы туда посылаем, еще меньше -- скажем, даже сотовый телефон зарядить не получится. -
  -- И что такого мизера хватило, чтобы, можно сказать, сотворить целый новый мир и устроить планетарную катастрофу? - ошарашенно спросил Хугин, имевший в реальности техническое образование.
  -- Еще меньше, в 77, например, ушла лишь одна тысячная от этого, но из-за недоработок в теории поля и вследствие этого несовершенных расчетов, и возник побочный эффект, позже названный ''Падением Тунгусского Метеорита''. Я лично считаю, хотя мы и не проводили похожих экспериментов, что тогда этот крохотный импульс каким-то образом захватил часть энергии того самого поля, в котором и существует временной импульс и его след, и вместе с собой вбросил ее в наш мир. Хотя может быть я и ошибаюсь, как я уже сказал, мы не решились проверять и повторить все условия того эксперемента. -
  -- Ну хоть ума хватило! - ядовито высказалась в адрес ученого воспринявшая все близко к сердцу Людмила. -
  -- А как теперь у вас получается? - не отставал заинтересовавшийся вопросом Хугин. - Побочные эффекты есть? -
  -- Есть, - не очень охотно, но все же честно сознался Эленандар и тут же поспешил успокоить вскинувшееся в едином возмущенном порыве общество. - Но ничего страшного: судя по историческим хроникам, за несколько дней до и после наблюдаются погодные аномалии -- внезапные грозы, белые ночи, оптические эффекты в атмосфере, ну еще странное поведение животных, но это все -- больше не было ни якобы метеоритов, ни ураганов, ни землетрясений, ни каких природных катастроф -- так что тут наши руки чисты. По поводу изменений прошлого: может быть оно и изменяется, но мы в силу объективных причин не можем этого заметить -- для нас оно уже произошло, единственный вариант заметить изменения -- переброшенные и обнаруженные посылки, но опять же таки повлиять на прошлое наши две посылки не могли: первая это вообще, можно сказать, пыль, а вторую до нас никто не нашел -- сундук, в котором все лежало, был в полной сохранности. -
  -- Вы что в обычном сундуке все отправили? - задал вопрос вновь подключившийся к разговору Вар.
  -- Ну да, в чем смогли, а чем плохо? К тому же сундук был хорош: из бронзы, с толстыми стенками и с хорошими запорами, а так же, мы тогда считали что это не так уж и важно, заклятьем на прочность -- лучшего контейнера и не придумаешь. Натолкали туда всего чего могли, верней все, что сумел достать Юрий, впрочем для чистоты эксперимента получилось даже неплохо -- столько разнообразных вещей и органики.
  -- Под органикой имеешь в виду жука и траву? -
  -- Да, еще семена, бутылку морской воды и кусок сырого мяса в керамической емкости.
  -- Что за семена? - проявил профессиональный интерес Айнон, выступив сразу в двух ипостасиях и как друид, и как биолог-недоучка. - Что-то типа ралгуна? -
  -- Да нет, обычные морковь и петрушка и та, и та растут у меня на огороде: петрушка чувствует себя прекрасно, а вот морковь капризничает -- холодно ей у нас, видимо этот сорт для жарких стран. Насчет остальной органики: кусок мяса сгнил и высох, в общем повел себя как самый обычный кусок мяса -- ничего интересного; в воде оказалась какая-то плесень, за полтораста лет она сожрала всю воду, но не умерла, выжила и размножилась, но емкость разбить не смогла, мы ее после исследований сами сожгли, вроде бы она и не опасная была и для людей безвредна, даже в пищу употреблять можно, но уж больно живучая -- так что от греха подальше. Про остальное вы знаете: травка эта полезная прижилась и позволила и мне здоровье подправить, и даже кой-кому помочь, жук видимо после переноса впал в спячку, проспал без малого полтораста лет и после пробуждения прекрасно себя чувствует и даже как вы слышали сохранил все свои свойства. Что касается неодушевленных предметов, то они тоже спокойно перенесли встраивание в реальный мир. Успех просто невероятный! Того что в реальности будет действовать магия Серединного мира, мы не могли себе даже представить!- ученый грустно вздохнул. - Жалко что Дмитрий не дожил. Что касается спецслужб и почему нас, как вы выразились, не зацапали. А за что нас цапать? Ничего предосудительного мы вроде бы и не делали: два пенсионера, пусть даже и работавших когда-то в очень отдаленном прошлом по секретной части, возятся на даче со старыми железками, энергии много не потребляют, за границу не собираются, подозрительных контактов у них нет, а про то, что мы имели отношение к проекту, вряд ли после всех пертурбаций, что были в стране, кто-то уже помнит. Так что если и была проверка, именно как для людей, дававших подписку о неразглашении, то она ничего не показала -- нужно знать, что искать. Напомню, о нашей роли в проекте не знал никто, а таких как мы дедков, имевших отношение к закрытым исследованиям, десятки тысяч. Что же теперь всех проверять? Сомневаюсь.-
  -- С этим понятно -- согласен, - кивнул Альдарон. - Пока вы не собрались за границу, не стали печататься в журналах или получать иностранные гранты вами не заинтересуются. Меня другое волнует, - Альдарон перевел свой потяжелевший взгляд на Дримма, хотя и продолжал обращаться к Эленандару. - Зачем вы все это нам рассказали и что требуется от нас? Хочешь кого-то из нас в прошлое заслать? Устал на жуках экспериментировать и решил попробовать на эльфах? Получится-не получится!? -
  -- Живодер! - пробурчала злая сегодня Людмила.
  -- Ищи дураков! - резко отрицательно отнесся к предполагаемым планам ''безумного ученого'' всегда осторожный и обладающий хорошим воображением Халлон. Большинство присутствующих явно его поддерживало и не стремилось в подопытные свинки.
  -- А я бы прыгнул, - неожиданно сознался Менелтор. После этих слов на эльфе скрестилась куча изумленных взглядов, а сидящая рядом Туллиндэ возмущенно пихнула своего кавалера, едва не сбив его со стула на пол.
  -- Да нет, дело совсем в другом, - прежде чем продолжить Эленандар обменялся взглядами с Дриммом и получил от него разрешающий кивок. - Хоть и не буду скрывать, что мыслей провести подобный эксперимент у меня были, но мы с Юрием решили, что это слишком опасно и может вызвать непредсказуемые последствия -- как минимум прошлое настолько изменится, что установка так и не будет создана, а как максимум -- страшно даже представить, вариантов тьма! Что касается причины, заставившей меня на полгода уйти из реальности в Серединный мир, то чтобы ее понять, нужно начать с самого начала. Итак, около года назад судьба свела меня с одним старым знакомцем, мучившимся, как и я до недавнего времени, от множества старческих болячек, и я решил ему помочь, презентуя под видом целебных тибетских трав сушеный ралгун, а примерно семь месяцев назад он назначил мне неожиданную встречу в ВДНХ а...
 
 
   Спустя полчаса. Там же.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн surgutfred

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 22
  • Сообщений: 250
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +209
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #2 : 28-09-2015, 15:27 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 4
 
 
   Великий лес. Точка сбора разведчиков клана Красного Дракона.
   Лаирасул, Полдон -- эльфы-рейнджеры. Ворохулис -- квелья (спит).
 
  -- И все-таки я за Сибирь, - увлеченно и страстно настаивал Полдон, не забывая впрочем вовремя переворачивать жарящихся над огнем куропаток, - к дому поближе. А какая рыбалка, охота -- благодатные места! И к тому же на целый век раньше: всякие Бекетовы, Поярковы, Хабаровы не успели отметится -- мне кажется выбор очевиден. -
  -- С тобой все ясно, - ухмыльнувшись, подул на слишком горячий чай Лаирасул, - ты же иркутский, за че еще ты можешь голосовать?
  -- Ну да, иркутский я, - согласился с очевидным Полдон, - и это все твои возражения, может еще что есть поконкретней? -
  -- А как же, - устроившийся поудобней Лаирасул наконец решился отхлебнуть из чашки и не спеша принялся приводить аргументы против: - во-первых, природа -- сплошные леса, болота и косогоры с горами...-
  -- Не сплошные -- ты гонишь! - тут же прервал его грудью вставший на защиту родного края Полдон. Лаирасул иронически посмотрел на него и ехидно уточнил:
  -- Может и не сплошные, но их у вас там до чертовой бабушки, сам видел, когда два раза был на Байкале в турпоездке. -
  -- Турист значит? - не менее иронично спросил Полдон. - Целых два раза у нас был -- все знаешь, все успел рассмотреть -- тогда ясно, куда уж нам коренным? - Лаирасул немного смутился -- справедливый упрек, но все же продолжил дальше приводить свои аргументы:
  -- Холодный климат, вечная мерзлота...-
  -- Какая, какая мерзлота? Ты нас случаем с Камчаткой и крайним севером не перепутал? -
  -- Пардоньте, - исправился Лаирасул, - многолетняя мерзлота, но как бы что не называлось, с земледелием у вас действительно не очень и зима больше полугода -- не комфортная погодка.
  -- Это уж кому как, - пожал плечами Полдон, но не стал на этот раз особо уж сильно возражать.
  -- Так вот, суровый климат, расположенная на отшибе плохо осваиваемая местность -- на хер! Единственное достоинство много всяких ресурсов, до которых тоже из-за климата и местности хрен достанешь, а достанешь хрен возьмешь. С другой стороны, Австралия: климат -- курортная зона, два океана под боком, да и с ресурсами не хуже чем в Сибири и добраться до них гораздо проще -- красота! -
  -- Тоже поди два раза был и стал большим специалистом? - подколол его Полдон, налив себе чайку. Лаирасул досадливо поморщился -- похоже собеседник собирался тыкать его в сказанные слова до конца разговора. - А то что половина той Австралии -- пустыня безводная, ничего? А то что она так же чуть не до конца 18-ого века на отшибе? Да и ресурсы, кто тебе сказал, что добывать их легче чем в Сибири? Я вот лично не уверен -- в Сибири конечно холод, но там хоть с водой проблем нет, с деревом, с мясцом, которое по тайге бегает. А в Австралии твоей навалом мест, где только песок и камни: ни воды, ни стройматериалов, даже кенгуру туда не забегают -- мертвые места, тени и той нет. Да и туземцы, что там тусуются: не спорю, покорить их проще. Только какой с них толк? Взять нечего, ранний каменный век, работать они не умеют и не могут, а страшные какие... Ты вот видел их баб?! Жуткое зрелище -- даже пакет на голову надеть не поможет. -
  -- Ты что-то попутал -- мы ведь мир спасать будем, а не секс-туризмом заниматься! Какое тебе дело, как выглядят их бабы? - Уцепился за женскую тему Лаирасул, но остальные аргументы произвели на него впечатление -- по делу возразить было нечего.
  -- Да черт бы с бабами! - отмахнулся Полдон. - Под боком Индия, Китай, Сиам с Вьетнамом -- наберем посимпатичней. Но все остальное? -
  -- Смысл в твоих словах конечно есть, - неохотно вынужден был признать определенную правоту собеседника Лаирасул, - но у меня есть еще один аргумент -- Диван-хан (Лаирасул не специально, а лишь только по простительной из-за давности лет забывчивости несколько изуродовал имя известного монгольского правителя Даян-хана ). -
  -- Какой еще диван? - неподдельно изумился ''сибирский эльф'' -- мебельное имя ни о чем ему не говорило.
  -- Был у монголов такой хан, у него еще вроде жена или мать, - тут сам не очень хорошо помнивший прочитанное когда-то Лаирасул задумался, но так и не вспомнил и продолжил, наплевав на подробности, - в общем какая-то боевая ханша была, и они вместе забабахали то, что позже назвали Монгольским Ренессансом, а по-простому нагнули всех вокруг. И было это как раз в 16-ом веке, то есть как раз в то время, куда ты и другие сторонники Сибири собираетесь нас засунуть. Получается появимся мы, все из себя такие красивые, богатые и в шаговой доступности -- вот выбля...и Чингисхановы порадуются и тут же кинуться поздравлять с прибытием и заодно по обычаю всех завоевателей вентилировать нам очко. -
  -- Не-е-е, обломаются -- по лесам, да нашим буеракам с сопками на конях не очень поскачешь, - тут же возразил Полдон, лихорадочно роясь в памяти и пытаясь вспомнить, что это за Монгольский Ренессанс такой и понять был ли он вообще, потому как у него было сильное подозрение, что собеседник гонит ему туфту. - Да и откуда они узнают, что мы такие упакованные? -
  -- Мир не без ''добрых'' людей, какой-нибудь тунгус, эвенк, бурят, якут или другой какой хрен кочевой и расскажет. Подгорает вроде, - Лаирасул отвлекся от глобальных проблем и сосредоточил свое и внимание собеседника на аппетитно пахнущих и покрывшихся румяной и вкусной на вид золотистой корочкой куропатках.
  -- Да нет, вроде нормально, дадим остыть, - Полдон аккуратно снял прут с куропатками с огня и используя нож, стащил их на блюдо, чтобы через мгновение вернуться к интересному разговору. - Мы прям будем докладываться кому, что у нас есть, а чего нет.-
  -- И не надо докладываться -- город увидят, еще что мы настроим увидят, добро наше увидят -- вот тебе и достаточно, чтобы степные пацаны перевозбудились и решили малехо прогуляться до нашей хаты. -
  -- Пусть только попробуют -- мы их встретим магией и эльфийскими стрелами из-за каждого куста -- кровью умоются и с китаезами за счастье посчитают махаться.
  -- Ну-ну, больно ты уверен. А вдруг магия не будет работать? А про то какие стрелки тамошние монголы мы не знаем, но судя по отзывам историков очень хорошие, вполне может статься, что и не хуже эльфов окажутся. -
  -- Так вроде бы жук-колдун мог колдовать и амулет работал, - немного растерянно возразил Полдон.
  -- Вот именно что вроде бы, а как все будет на месте, мы только на собственном опыте узнаем. -
   Некоторое время собеседники сидели молча, законченный на минорной ноте разговор заставил их обоих задуматься и погрузиться в свои мысли, но голод и запах готовой еды быстро вернул их к реальности.
  -- Буди давай, жрать будем, - Лаирасул кивнул на спящего рядом с Полдоном квелья-проводника. - Кстати, ты ведь с ним вроде сошелся, не знаешь почему он все еще с нами? Дримм же договаривался, что каждую из групп доведут до точки сбора и адью, а Ворох уже второй день здесь кантуется. -
  -- Да пусть кантуется, жалко тебе что ли? Проблема у мужика -- у него жена беременная. - Полдон потрогал куропаток -- в самый раз и принялся разделывать их на порции.
  -- Всем бы такие проблемы, наоборот домой надо, - Лаирасул тем временем доставал сыр и хлеб.
  -- А вот и нет, не тогда когда тебя дома ждет беременная на последнем сроке жена, вторая жена, три дочери, мать, теща, ее сестра и время от времени заходящая старшая дочь сестры тещи, тоже беременная. -
  -- Ясно, - Лаирасулу больше ничего не надо было объяснять, и он уже с жалостью посмотрел на просыпавшегося Ворохулиса. - Значит он с нами еще полторы недели будет ''спасаться'', до самого возвращения Дримма? -
  -- Да, я буду ждать пока не вернется настоящий, а потом уже домой, - подтвердил последние слова эльфа проснувшийся и потянувшийся за своей порцией квелья, причем потянулся он не за куском куропатки, а за сыром, до которого квелья оказались большими охотниками.
  -- ''Настоящий'' это Дримм? - уточнил подливающий себе еще чайку Полдон.
  -- Да, он настоящий ''Древний'' -- остальные, что называют себя фейри, не настоящие, ваш народ (эльфы), правильно про них говорят -- ''тени предков''. -
  -- Интересно, что он сейчас делает? - Лаирасул действительно задумался -- уж больно сложное задание взял себе глава. Справится ли и уложится ли в отведенные на все про все две недели...?
 
   Гоблинские горы, окрестности крепости клана Глоткогрызов.
   Дримм.
 
 
  -- Ну наконец-то! - Не отдыхавший уже четыре часа Дримм поднял голову, увидел то что нужно и радостно устремился к цели, гоня от себя мысль, что едва видимая с этого ракурса щель окажется такой же, как найденная им час назад, то есть чуть больше чем в ладонь глубиной и на пол-пальца шириной. Однако на этот раз ему повезло -- щель конечно была не фонтан, но предоставила все то, что от нее и требовалось: отдых гудевшим рукам и ногам, возможность нормально поесть и переждать в относительном комфорте несколько оставшихся дневных часов перед последним рывком, то есть сидя и в тени.
   Забравшись в щель, Дримм полуулегся-полуприсел внутри нее и первым делом размял руки, начав с пальцев и затем до самых плеч. Пальцам было особенно трудно -- Когти шиласла -- заклинание школы природы, благодаря которому он уже почти двое суток карабкался по отвесной каменной стене вверх, заставляли пальцы на руках опухать и сильно кровоточить, не очень помогала даже фейрийская регенерация, и на каждом из редких привалов он был вынужден пережидать эту боль, чтобы через час-два опять накладывать заклинание и идти на новый круг. Кистям и плечам тоже доставалось: беспрерывные однообразные движения, толкавшие его вверх, отдавались деревянной твердостью в теле и тупой болью, к счастью в отличие от боли в пальцах, проходившей довольно быстро -- вот тут-то фейрийская регенерация срабатывала как надо: даже тренированному человеку после такого напряжения понадобились бы как минимум многие часы, а то и дни отдыха желательно с массажем и другими реабилитационными процедурами, в то время как фейри достаточно было лишь нескольких минут. Закончив с перекусом, Дримм убрал фляжку вместе с остатками трапезы в сумку, затем сложил руки на животе и уставившись на великолепный открывшийся с такой высоты вид, приготовился к долгому ожиданию.
   Добраться до следующей, второй в списке крепости фейри удалось довольно легко и без особых приключений -- Дримм был осторожен и не искал боя, а те из обитателей высокогорья что все же встречались ему на пути, показали хорошую интуицию и предпочитали не связываться со столь опасным врагом. Но все же как всегда нашлось одно исключение -- шестилапый ящер с двумя головами, опознанный системой как пещерный грыз. В коротком и внезапном бою Дримма очень выручило его фейрийское наследие: подаренный змейкой-браслетом иммунитет к ядам и способность Убийцы наносить плохо заживающие раны -- без этих двух преимуществ, а также новенького добытого в последнем большом походе клана доспеха ему пришлось бы плохо, и еще неизвестно чем бы закончилась схватка с обладающим высочайшей регенерацией и кислотно-ядовитым дыханием грызом, небезуспешно к тому же пытавшемуся влезть к фейри в мозги с помощью ментальных атак. Впрочем Дримм не жалел о задержке -- убитый грыз порадовал целой тучей подарков: во-первых, целыми тремя спец-наградами в виде довольно неплохих, хоть и не особо пригодившихся ему сейчас магических вещичек; во-вторых, набором редких алхимических ингредиентов -- тело твари оказалось просто мечтой алхимика; а в-третьих, большим количеством очков и сообщением, что это первый в Серединном мире убитый игроком пещерный грыз и в следствии этого игрок попадает в Зал Славы Серединного мира и получает награду по + 2 к ловкости и интеллекту. Больше Дримма никто не беспокоил, и через сутки пути он уже рассматривал передовые укрепления крепости Глоткогрызов, расположенной на высоченной и похожей на гигантский фонарный столб горе. Еще сутки ушли на то чтобы убедиться, что так легко как с Кровавыми Топорами здесь не будет: Дримм даже ностальгически взгрустнул о впечатляющих на вид, но в сущности очень архаичных и довольно легко преодоленных укреплениях первой посещенной им крепости, а также о разгильдяях караульных, занятых чем угодно только не охраной вверенных им стен. Здесь все было совсем иначе: стражники не могли даже помыслить о том, чтобы отвлечься на что-то постороннее, тем более на игру в кости -- дисциплина была на высоте и два повешенных на его глазах караульных, присоединившихся еще к троим уже висящим, этому явно способствовали. Да и сама организация укреплений не давала ни одного шанса -- для того чтобы добраться до самой крепости, пришлось бы преодолеть целых двенадцать расположенных друг за другом малых укреплений с бдительной стражей, многочисленными шаманами и пропускной системой, что сделала бы честь даже какому-нибудь секретному объекту на Земле. К этому следует добавить редкие, но все же встречавшиеся в окрестностях патрули с гиенами, обладательницами отличного нюха, и засады в окрестностях крепости -- здешние гоблины оказались параноиками и это совсем не облегчало Дримму задачу. У расстроенного всем этим фейри мелькнула было трусливая мысль распотрошить один из таких патрулей и узнав все что удастся, поскорее смыться, но он все же сумел отогнать искушение и не пошел по легкому, но непредсказуемому и с 90%-ой вероятностью бесполезному пути, а решил подумать. Результатом этих раздумий стал почти двухсуточный подъем по не просматриваемому склону горы, с обратной стороны которой и находился, как он надеялся, неохраняемый вход в расположенную на вершине крепость.
   Дримм едва не задремал -- долгое ожидание и солнцезакат едва не сыграли с ним злую шутку -- вряд ли он решился бы еще на один подъем, если бы выпал из щели во сне. Сработал инстинкт и гораздо лучшая чем у человека реакция и уже заскользивший было Дримм, сумев раскорячиться не хуже чем приснопамятная корова из ''Особенностей национальной охоты'', успел затормозить падение в самом начале. Едва не случившаяся непоправимая ошибка вызвала всплеск адреналина и жажду действий, так что возбужденный Дримм не стал дожидаться темноты, проверил и обновил имеющуюся маскировку, а затем, в очередной раз наложив на себя Когти шиласла, покинул приютившую его щель и продолжил свой путь наверх. Видимо усталость двух дней подъема имела свойство накапливаться, так что несмотря на недавний отдых, последние две сотни метров дались ему очень тяжело, настолько что Дримм даже не обратил внимания на своеобразную гирлянду из повешенных за ноги гоблинов, жутким ожерельем протянувшуюся почти вдоль всей здешней стороны крепости. Некоторые гоблины были еще живы и или бились мелкой дрожью, видимо пребывая на последним издыхании, и роняли в пропасть капли крови из глаз, ушей и носа, или еще не оставили бессмысленные, вызванные отчаяньем попытки то ли освободив связанные руки вскарабкаться наверх, то ли наоборот, обретя свободу закончить эту пытку и спикировать вниз -- как бы то ни было и оптимистов, и суицыдников ждал облом -- путы были крепки и даже и не думали поддаваться. Тем временем Дримм на одном упрямстве долез таки до вершины горы и теперь уже взбирался по искусственному телу крепости, которая именно в этом месте по известным причинам не имела стены. Добравшись до небольшого, но вполне подходящего для проникновения внутрь окошечка, Дримм не полез туда сразу, а некоторое время отдыхал, любовался видами гор в загадочном свете луны, дышал чистым воздухом, ну почти чистым (гниль уже умерших повешенных все же немного чувствовалась) и дожидался пока опять закровоточившие пальцы придут в норму. Наконец он почувствовал себя готовым, руки уже не дрожали, и он, не особо торопясь, просунутым в щель между ставнями ножом, поднял щеколду и без особых проблем проник внутрь.
   Небольшое помещение, где он оказался, заполняло множество здоровенных пузатых кувшинов, к содержимому которых Дримм не стал особо присматриваться, так как их простецкий внешний вид и отсутствие какой-либо даже чисто номинальной охраны или защиты яснее слов говорили, что в них вряд ли найдется что-то ценное. Дримм прислушался к тому, что происходит снаружи комнаты-склада, но ничего не услышал, даже шагов, и потому решил двигаться дальше. Покинув комнату с кувшинами, Дримм попал в узкий, не-разойтись, часто изгибающийся коридор и осторожно, постоянно сканируя пространство вокруг, двинулся по нему вправо. Пара минут и он достиг комнаты-перекрестка с уже несколькими коридорами, немного подумал и выбрал тот из них, что вел в глубину крепости. Еще несколько минут путешествия в абсолютной тишине, и Дримм, проходя мимо одной из дверей, наконец-то почувствовал за ней гоблинов и много...
   Некоторое время фейри решал что делать, а потом проследовал дальше. В планах у Дримма было захватить кого-нибудь из обитателей крепости, покопаться у него в мозгах и если уж и не сразу получить нужную информацию, то хотя бы узнать, у кого она может быть и как до этого кого-то добраться -- вполне осуществимый план. Но тут были два условия: источник информации должен был быть один и желательно чтобы его не хватились хотя бы пару часов. Так же Дримм усвоил урок и не собирался потрошить больше двух гоблинов за раз -- ему еще выбираться, а с раскалывающейся от боли башкой сделать это будет гораздо сложнее.
   Слух сработал раньше чем магические навыки и мгновенно сориентировавшийся Дримм взведенной пружиной метнулся вверх и прижался спиной к потолку, а под ним уже шли не меньше 20-и гоблинов-разинь, и не подозревавших о страшном враге, что смотрел на них сверху...
  -- Так, - молниеносно проигрывал в голове варианты Дримм, оглядывая взглядом кота, увидевшего мышь, беспечных и уверенных в своей полной безопасности гоблинов, - 20 низкоуровневых уродцев без доспехов, из оружия лишь ножи на поясе, да и то не у всех, ни одного шамана и к нападению явно не готовы -- заманчиво, может получится свалить сразу всех парализацией. Но с другой стороны, уж слишком их много: убить или парализовать не проблема, тела, допустим, тоже получится спрятать (хотя конечно многовато возни), но чем больше компания, тем больше риск что кого-нибудь из них хватятся и начав искать, обнаружат пропажу остальных, да даже если и не хватятся сегодняшней ночью, хватятся завтра и поймут, что что-то тут не то -- одно дело, когда исчезнут один, два, ну три, а другое двадцать -- хотелось бы этого избежать. - Дримм с сожалением проводил последнего из уходивших за угол гоблинов взглядом и недовольно вздохнув, соскочил вниз.
   В течении последующих пятнадцать минут ситуация не менялась. По мере того как Дримм углублялся в крепость, гоблинов становилось все больше, к счастью девять из десяти из них либо спали, либо занимались какими-то делами у себя в комнатах и не шлялись по ночным коридорам, а вот что было плохо, так это то, что одна десятая, что все же шлялась, шлялась обычно большими компаниями и у Дримма не было возможности взять так необходимого ему языка. В конце концов фейри был вынужден сменить тактику и искать не бодрствующих и ходящих по одиночке гоблинов (можно вдвоем-втроем ), а точно таких же гоблинов, но спящих в отдельном помещении, и сразу же Дримм как-будто в насмешку наткнулся на то что искал изначально -- пара уставших, возвращающихся из караула воинов, к тому же судя по услышанному разговору, собиравшихся бухнуть в каком-то укромном месте. Дальше все было просто: Дримм тенью проследовал за парочкой до самого их так называемого укромного места, оказавшегося еще одной кладовкой, подобной той через которую он и проник в здание, затем фейри позволил уже приговоренным им к смерти жертвам накатить по первой и расслабиться, а после без затей оглушил обоих заклинанием парализации. Языка Дримм выбрал наугад: чисто визуально морда одного из гоблинов показалась ему поумней, поэтому с него он и решил начать, на случай возможной неудачи был и второй. Вновь знакомая процедура: кровавый фрэш из свежевыжатого сердца, поток воспоминаний и первые легкие корябанья коготков будущей боли. Дримм угадал с ''пациентом'' и теперь точно знал, кто станет его будущей жертвой и где ее искать. Не пригодившийся гоблин умер легко -- фейри милосердно свернул ему шею, а затем по уже отработанной технологии затолкал оба тела в мешок. Теперь Дримм двигался более осмысленно -- воспоминания ''допрошенного-выпотрошенного'' хоть и не позволили составить полный план крепости, но и того что знал гоблин вполне хватало, чтобы минуя особо оживленные зоны добраться до покоев, где обитала, верней работала, его следующая жертва.
   Сидящий за огромным дубовым столом гоблин не мог услышать дверного скрипа -- его не услышал и сам Дримм, находящийся гораздо ближе. Увидеть как открывается дверь он тоже не мог -- дверь располагалась в глубине небольшого неосвещенного и невидимого из-за стола коридора. Не мог его побеспокоить и сквозняк -- окна в большом кабинете были распахнуты и легчайший возможный ветерок, просочившийся из небольшой и недолго существовавшей щели, сразу бы затерялся в щедрых потоках горного воздуха, проникавших через большие окна. И все-таки просочившегося в кабинет фейри встретил летящий и попавший(!!!) в практически невидимого лазутчика нож. От следующего ножа ушедший в перекат Дримм увернулся, одновременно ударив заклятьем парализации по через чур шустрому и глазастому хозяину покоев -- попал и метнулся к столу, где хоть и потерявший прыть, но все же, несмотря на прошедшее заклятье, остающийся в сознании гоблин пытался отправить в него еще один гостинец. Банальный удар кулаком по морде поставил точку в ненужном фейри противостоянии, и потерявший половину зубов гоблин отправился в глубокий, но недолгий сон, вернуться из которого ему было уже не суждено.
   Голова хозяина кабинета оказалась буквально забита полезной информацией -- это вам не затюканные рабы и не рядовой стражник. Дримм на несколько мгновений впал в ступор, поскольку даже не знал, что важнее: то ли полный подробный план крепости, где он сейчас находился со всеми ее слабыми и сильными местами, ловушками, расписанием караулов и порядком действий при внешнем нападении, то ли не менее подробный план большого рудника, которым убитый, в порядке очереди соблюдаемой кланами-владельцами, руководил больше года, то ли известные ему теперь намерения большой орды, ''гулявшей'' в Парнской империи, -- в общем это был ''правильный'' гоблин, и фейри очень удачно тряхнул его мозги. Закончив с телом и более менее приведя в порядок мысли, взбудораженные морем извлеченных из мозгов жертвы ритуала сведений, Дримм решил использовать уже отработанную схему и направить расследование, которое непременно будет (как никак убитый был членом совета старейшин ), по ложному следу. Для этого Дримм достал из сумки тела двух убитых ранее стражников и немного покрамсав, сбрызнул их кровью стол и ковер перед ним, а после забросил нож одного из стражников под софу, расположенную в углу кабинета, нож тоже был вымазан в крови, но уже не стражников, а хозяина покоев. Оставив столь ''неопровержимые'' улики, Дримм запихал все тела в сумку, озаботился мотивом и легко с помощью полученных недавно знаний нашел и открыл оба находившихся в покоях тайника, как явный и можно сказать официальный, так и тайный, неизвестный никому кроме владельца апартаментов. Содержащиеся там ценности стали приятным бонусом к основной миссии, а их отсутствие, вкупе с кровью и кинжалом, должно было 100%-но вывести гоблинов на предлагаемый им очевидный и не требующий особых раздумий вывод -- два гоблина-стражника или убили, или похитили хозяина кабинета, вскрыли заначки с деньгами и скрылись с награбленным в ночи.
   Покинуть крепость оказалось гораздо легче и быстрей чем в нее проникнуть -- Дримм не стал особо заморачиваться и наложив на себя воздушную линзу, просто выпрыгнул из окна кабинета, благо оно выходило на нужную ему сторону. Путь, что занял у него двое суток, фейри, которого уже мучила головная боль, преодолел за несколько минут и благодаря заклинанию спокойно приземлился, даже не согнув при этом колени. Дримм постарался использовать последние ночные часы по полной и ушел как можно дальше в разделявшие владения кланов дикие территории, и лишь только тогда, когда солнце уже начало вставать, открыл дверь в ''Холм'', где в полной безопасности и комфорте проспал следующие 12 часов.
 
 
 
   Два с половиной дня спустя.
   Несколько километров до крепости клана Дробителей Костей.
   Дримм.
 
 
   Дримму повезло, нет не так -- ему ПО-ВЕЗ-ЛО!!! И несмотря на то, что чуть позже это везение едва не стоило ему жизни, а возможно и чего-то большего, везение везением от этого быть не перестало и окупило все, позволив ему закончить миссию гораздо раньше положенного срока. А начиналось все совершенно буднично: шел пасмурный совершенно обычный день, третий день как Дримм, спрыгнув с вершины горы, покинул крепость Глоткогрызов, вокруг уже начинались земли Дробителей Костей, третьего из кланов, что фейри собирался посетить и пощупать на предмет, где у них слабые места и как легче их будет доить за вымя. Обитавших в этих местах гоблинов пока не было видно, но многочисленные дымы поселений впереди и уже встречающиеся следы хозяйственной деятельности яснее ясного говорили, что вокруг уже населенные места и стоит быть осторожней, так что Дримм утроил внимание и двигаясь вперед, с полным прилежанием использовал все доступные ему средства маскировки. Поэтому не было ничего удивительного в том, что он-то сумел заметить укрывшийся рядом с развалинами заброшенного шахтерского поселения отряд, а вот составлявшие отряд гоблины нет.
   Встреченное поселение было не велико: помимо самой шахты, представлявшей из себя нечто вроде полуобвалившегося колодца и наваленных вокруг куч пустой и никому ненужной породы, поселение могло похвастаться лишь двумя целыми строениями -- длинными домами барачного типа с почти полностью исчезнувшей крышей. Вот один из этих открытых дождю и солнцу бараков и облюбовал маленький, всего из пяти голов, отряд гоблинов, причем это были не Дробители Костей, хозяева здешних мест, а Кожаные Плащи -- клан, чьих представителей легко было узнать по тяжелым и неудобным, но носимым ими с гордостью плащам, сшитым из принадлежавшей исключительно разумным существам кожи. Покрой этой статусной одежки был весьма своеобразен и если бы не мелкий рост плащеносцев и зеленые уродливые гоблинские рожи, торчащие из них, то носителей плащей вполне можно было бы принять за вампиров из старых Земных черно-белых фильмов, но если в кино плащи придавали носителям этой детали гардероба некоторую элегантность, то на гоблинах они смотрелись просто глупо и если и придавали им что-то, то скорей всего только шанс запутаться при беге. Тем не менее замаскировались гоблины хорошо, и если бы не Чувство крови, то Дримм никогда бы не догадался, что в полуразвалившемся бараке кто-то есть, а когда трое из временных постояльцев бараков решили прогуляться, то плащи совершенно не помешали им скакать по камням не хуже чем горные козлы, и хоть бы один запнулся за развевающиеся за спиной подобно крыльям полы плащей.
   Заинтересованный и какое-то время уже наблюдавший за тайным лагерем Дримм последовал за троицей: интуиция, сработавшая сразу же по обнаружению непонятно что здесь делавших гоблинов, настойчиво говорила ему, что тут можно извлечь выгоду, да и чуть позже включившееся любопытство тоже подталкивало его узнать в чем же тут дело. Так что Дримм проследил за ними до небольшого неприметного распадка и подобравшись поближе, присмотрелся ко всем троим, решая напасть или может быть еще немножко подождать. Двое из гоблинов на первый, да и на второй взгляд тоже, были совершенно обычными воинами, разве что наметанный взгляд фейри отметил необычно высокое качество оружия и доспехов, выдававших в их обладателях воинскую элиту народа гоблинов, а вот третий сам по себе был довольно странен: никаких доспехов, а на груди большая связка амулетов, по которой можно было бы решить, что это шаман, но тяжелый человеческой работы меч на поясе опровергал это предположение -- шаманы не любили воинского оружия, основным и единственным (по крайней мере пока не припрет) их оружием была магия, и по обычаям гоблинов шаман, носящий боевое оружие, сомневается в своем искусстве, а значит это плохой шаман. Дримм небезосновательно предположил, что это важная персона, возможно даже один из вождей Кожаных Плащей, а значит вполне подходящий кандидат на то, чтобы заглянуть ему в башку. Четверо воинов скорей всего были его охраной, которая неосмотрительно разделилась и предоставила не собиравшемуся упускать такой шанс фейри прекрасную возможность напасть.
   Какой бы элитой не были эти самые конкретные гоблины, но нападение они позорно прозевали -- фейри расправился с ними мгновенно, за три удара сердца: двум бойцам Дримм просто положил руки на макушки и одним резким синхронным движением скрутил им головы и прежде чем тела со свернутыми как у цыплят шеями успели осесть на землю, зарядил кулаком по затылку так и не успевшему повернуться третьему. Затем Дримм, не откладывая дело в долгий ящик, сорвал со своей жертвы связку амулетов и распоров одежду, приступил к уже привычному ритуалу, который сперва шел совершенно обычно, но лишь до того момента, как выдавленная из продолжавшего биться сердца кровь убитого гоблина не попала в клыкастую пасть жаждущего знаний мертвеца фейри...
   Он очутился в странном и пугающем месте: вызывающий неясное чувство опасности желтый туман окутывал будто бы дышавшие стены неизвестных размеров пещеры, а вдалеке, вне пределов видимости, ограниченной все тем же туманом, слышался равномерно-повторяющийся шум, что накладывался на журчание падавшей с немалой высоты воды. Но главным для абсолютно обнаженного мужчины была не внешняя обстановка, а то обстоятельство, что он не мог вспомнить, кто он и что должен сделать. Потерявший память некоторое время нерешительно оглядывался вокруг, одновременно пытаясь вспомнить хоть что-то (какое-то внутреннее чувство подсказывало, что это очень важно ), а затем робко двинулся на звук. Недолгий путь сквозь липкий и приставучий туман привел его на край обрыва, за которым вездесущая муть немного рассеивалась и становился виден циклопических, невероятных размеров водопад, извергавший густую красную жидкость с немыслимой высоты.
   Он некоторое время завороженно стоял, созерцая чудовищную мощь, что представлял из себя багровый клубящийся алым горячим паром поток, а затем вновь попытался придумать, куда ему пойти, но так и не успел принять решение, поскольку почувствовал злой и ненавидящий взгляд, что уставился ему в затылок. Повернувшись он с ужасом увидел огромного, желтого, под цвет окружающего тумана паука, что бесшумно и на огромной скорости приближался к безоружной и прижатой к бездонному обрыву жертве. Паук действительно был страшен: горящие безумной злобой глаза, зазубренные когти на лапах, отвратительная и вызывающая чувство омерзения пасть, а главное размеры....! Фигура на крою обрыва была по сравнению с ним как муха по сравнению с быком.
   Внезапно застывший в ступоре обреченный потеряшка почувствовал, именно почувствовал, что он не один. Как будто чьи-то легкие даже не прикосновения, а дуновения дыхания коснулись его кожи: худой мужчина-человек с искаженным болью лицом и туманными, словно размытыми руками и ногами; фейри, в кроваво-красных доспехах с яростным и жестоким, но одновременно веселым выражением лица и сиявшими на этом лице черными глазами; огромный пес, с нежностью и обожанием смотрящий на него; странная и очень красивая девушка; две не опознаваемые и нечетко видимые полосы, от которых исходило ощущение уверенности и силы -- все они словно что-то пытались сказать ему, и фейри (беспамятный наконец-то хоть что-то вспомнил) напряг все свое существо, чтобы услышать...
   Неожиданно, в первую очередь для самого себя, казалось бы обреченный фейри бросился вперед, и случилось странное: его кожа засветилась сначала слабым, а потом все более и более ярким золотистым светом, тело с каждым пройденным вперед шагом росло, и в конце концов, когда смертельные враги встретились и сплелись в беспощадной и бескомпромиссной схватке, гигантскому пауку противостоял горящий золотом исполин.
   Бой был долгим и тяжелым: паук безжалостно рвал тело фейри всеми восемью лапами и пастью, а фейри бил его гигантскими кулаками и постоянно норовил выдавить глаза и оторвать те самые лапы. В конце концов фейри сумел подмять продолжавшего сопротивляться, но уже лишенного к тому времени большей части лап паука и принялся методично сверху вниз добивать яростно ворочавшегося под ним врага. Его кулаки стали светится гораздо ярче всего остального тела и падали подобно молотам, и в конце концов плоть под ними поддалась и треснула, пустив наружу красную и совершенно непохожую на ту что бывает у насекомых кровь. А затем фейри начал пожирать все еще продолжавшего слабо дергаться врага и не остановился пока последний кусок не исчез в его непропорционально выросшей и заимевшей неслабые клыки пасти. Затем победитель встал и огляделся: под взглядом фейри туман, и так уже изрядно поредевший после смерти паука, вспыхнул золотистым светом похожим на тот, которой продолжало излучать тело фейри, и пропал, а фейри вновь принялся расти, одновременно вспоминая все то, что забыл и даже больше. Мгновение и в последний раз вздохнув, стены пещеры лопнули, а вспомнившего себя Дримма выбросило наружу.
   Дримм непонимающе огляделся вокруг, а потом опустил руку со все еще находившимся в ней выжатым сердцем и сглотнул остатки крови, что даже не успели проскользнуть в горло и до сих пор находились у него во рту. Ошарашенный и находящийся в шоке фейри хлопнулся на задницу и застыл в невероятно глупом и комичном виде с открытым ртом и выпученными глазами, но даже не осознавал этого, настолько он был потрясен тем что случилось. Видение, что посетило его секунду назад, до сих пор стояло у него перед глазами в мельчайших подробностях: он помнил, как он, оказавшийся в этом странном туманном мире, ничего не помнил; он до сих пор слышал грохот чудовищного багрового потока, низвергавшегося с немыслимой и даже непредставимой высоты; он все еще ощущал на коже туман, а во рту сладкое и словно бы отдающее раскаленным песком мясо сожранного им в видении паука; наконец, ему до сих пор казалось, что его кожа светится тем самым внутренним золотистым светом. Дримм моргнул, а потом повнимательней присмотрелся к своей руке -- нет, ему не показалась, рука действительно чуть мерцала и изредка по ней пробегали едва заметные золотые искорки, с другой рукой было тоже самое, и главное, когда он напрягся, искры забегали чаще и в гораздо большем количестве, а потом слились в единый золотистый свет, один в один напоминавший тот, что исходил из его тела в видении. Дримм встал и осмотрелся, одновременно прислушиваясь к себе: почему-то он знал, что этот свет излучает весь его организм до мельчайшей поры, до последней клеточки, мало того, он сам и есть этот свет и наоборот свет это он. На одежду и другие вещи что были у него свет никак не повлиял, а вот вещи фейри словно бы расцвели, как расцветает цветок под живительными лучами солнца: амулеты наполнились силой и чуть ли не заискрились от переполняющей их мощи; надетый на него красный фейрийский доспех словно бы налился изнутри алым и сам, пусть и едва-едва, засветился и загудел чуть слышимым гулом. Когда Дримм глянул на его характеристики, то обомлел -- и без того высочайшие статы выросли чуть ли не в три раза, а по некоторым параметрам так и больше. Живые мечи тоже прибавили в силе и чуть ли не мурчали, как сытые коты, когда их гладят ласковые руки хозяйки, да и сам фейри ощущал себя несколько по-иному, так, словно бы в груди у него забилось дополнительное сердце, погнавшее кровь в два, в три, а может быть и еще больше раз быстрее.
   Дримм переборол накатывающую на него эйфорию и более внимательно обследовал себя: открыл интерфейс и хорошо прошерстил все свои параметры, сознательно оставив мигающие значки сообщений напоследок. Золотистый свет вроде бы никак не повлиял на характеристики и навыки, но это-то как раз значило лишь то, что система не замечает его воздействия. Дримм уже не раз сталкивался с подобным и не удивился -- уж он то хорошо знал себя и прекрасно чувствовал произошедшие и до сих пор продолжавшие происходить изменения. Чуть позже он все же заметил, что мана и жизнь медленно и едва заметно, но неуклонно ползут вниз, и сразу понял, откуда берет энергию свечение, тут же попытался усилием воли погасить или хотя бы притушить его и с удовольствием увидел, как кожа принимает более-менее привычный вид, а мана и жизнь ползут вверх. К Дримму пришло понимание, что он может контролировать свечение, а так же то, что теперь оно навсегда стало скрытой внутри него частью, готовой в любой момент по мановению мысли явиться миру. Пришло время сообщений, и Дримм с интересом прочитал как интерпретировала все произошедшее система:
   Вами уничтожен Паук Южной Песчаной Башни (дух) -- одно из воплощений Великого Бога Паука.
   Награда:
   Уровень.
   Очки опыта.
   +15% к урону нематериальным сущностям.
   Получена метка ''Убийца духов'' - вы приобрели уважение среди духов и шаманов, - 5 пунктов к репутации у Великого Бога паука, +25% к вероятности, что слабые духи не решатся на вас напасть, +50% к вероятности, что при встрече сильнейшие из духов захотят вас уничтожить.
   Получен уровень.
   Дримм был доволен -- давно уже он не получал уровня, тем более двух, за убийство всего одного противника, а ненависть одного из гоблинских богов не очень его волновала -- это капля от той ненависти, что получат он и весь его клан, если им удастся притворить свой план в жизнь.
   Вами поглощена нематериальная сущность -- дух Паука Южной Песчаной Башни.
   Награда:
   +200% к способности противостоять ментальным атакам.
   +20% к урону наносимому вами ментальному урону.
   +4 к интеллекту.
   +4 к мудрости.
   Получена метка''Пожиратель духов'' -- духи знают вас и боятся, +30% вероятность, что слабые духи попытаются сбежать при вашем приближении, +30% вероятность, что сильнейшие из духов не решаться на вас напасть.
   Самым ценным для Дримма были прибавки к интеллекту и мудрости, остальное не очень его взволновало, поскольку имело ценность только для тех, кто отыгрывал шаманов и серьезно занимался ментальной магией, хотя конечно на халяву и уксус сладок...
  -- Пригодится где-нибудь, - подумал Дримм и занялся более неотложными и злободневными делами вроде распределения очков уровня и просматривания столь тяжело доставшейся ему памяти.
   Вот тогда-то Дримм и понял, как же ему повезло, и дело было даже не в том, что убитый и выпотрошенный гоблин оказался не последней фигурой в клане Кожаных Плащей и к тому же не слабым шаманом (что и объясняло произошедшую канитель при выкачивании памяти), но и в той функции, что он исполнял для своего клана -- на пыльной каменистой скале перед просто застывшим от осознания такой удачи фейри лежал глава разведки и контрразведки клана Кожаных Плащей, и все те сведения, что он и его предшественники десятилетиями и столетиями собирали как на живущих в горах соседей, так и на обитавших в болотах изгнанников, а так же на другие народы, оказались в руках очень довольного подобным обстоятельством фейри, что немедленно принялся исследовать полученное богатое ''наследство''...
  -- Так, планы замков, общая оборона на случай вторжения. Оказывается есть такая -- сюрприз! Вот было бы весело, если бы мы начали не зная об этом! - Дримм забыл обо всем и даже о собственной безопасности и увлеченно ''доил корову'' полученных знаний, ежесекундно открывая для себя все более и более интересные вещи. - План крепости Плащей, ну это понятно, это тоже. А-а-а, отлично! Расположение двух секретных тоннелей известных теперь только мне -- прекрасно! Еще планы, на этот раз крепостей других кланов -- великолепно! Агентура в других кланах -- еще лучше! Смотри-ка сколько агентов среди болотников -- прям пятая колонна! И кто ж у нас там главный Собчагг? Ага, ясно -- так себе фигурка, но может быть полезной -- будет что скормить королю. А вот это еще более интересно -- чертоги настоящего темного бога под рудником. Так, жертвы, жертвы, жертвы, приношения -- да-а, гоблины кормят его хорошо, не жалеют даже собственных детей, но выбраться из чертогов он вроде не может, значит не должен нам помешать, но все же надо подстраховаться. Интересно, почему начальник рудника из Глоткогрызов ничего не знал об этом? А-а-а, ясно -- знают только шаманы, как и про тоннель, ведущий в пещеры троглодитов (подземной безглазой расы). Плохо! Раз имеется постоянная торговля, серебришка может быть меньше, чем я рассчитывал, жаль что разведчик не очень вникал в торговые дела. Кстати, а что же ты тут делал всего лишь с четырьмя охранниками? Ух ты, ждал шпиона, с пылу с жару, прямиком из крепости Дробильщиков Костей -- великолепно! -
   Дримм, не без труда вынырнув из потока воспоминаний и убедившись, что ожидаемый шаманом-разведчиком информатор еще не пришел, начал готовить ловушку на еще не подошедшего предателя, которого, как и его босса несколько ранее, ожидала принудительная чистка мозгов. Во-первых, используя магию квелья, Дримм стер все следы своих недавних безобразий, впрочем не так уж их было и много: струйка крови, натекшая из распоротой груди выпотрошенного шамана и в общем-то все, лохов-охранников фейри убил без пролития крови. Во-вторых, несложный ритуал и три слабеньких зомби, издали почти неотличимых от живых, заняли свое место на сцене и в меру своих, скажем честно, очень скромных способностей принялись изображать себя же еще до смерти, в тему оказались широкие плащи, маскируя выдававшие зомби детали -- издали сойдет, а большего было и не нужно. Ну и наконец, в-третьих, Дримм нашел себе хорошее место обзора и накрывшись частью целого, приготовился к ожиданию.
   Местный Штирлиц не заставил себя долго ждать и появился всего через полтора часа, которые сидевший в засаде фейри провел с пользой, роясь и систематизируя ту огромную кучу информации, что оставил ему в наследство шпион, а так же соотнося ее с воспоминаниями других гоблинов, выпотрошенных подобным же образом. Дримм так увлекся, что едва не проспал внезапно появившуюся среди скал фигуру в доспехах и опомнился только тогда, когда оглядевшийся по сторонам гоблин уже спустился в распадок и направился как ему казалось к ожидавшей его троице. Примерно метрах в двадцати от неподвижно стоявших фигур гоблин насторожился, но все же продолжал идти вперед и даже поприветствовал стоящего впереди шамана. Через секунду глаза гоблина закатились, и он рухнул там где стоял, а подбежавший фейри, не теряя времени и не обращая внимания на стоящих без движения зомби, принялся деловито снимать с очередного кандидата на потрошение памяти его чешуйчатый панцирь.
 
   20 минут спустя.
   Заброшенная оловянная шахта.
 
   Троица гоблинов неторопливо и даже как-то расслаблено (по крайней мере такое впечатление создалось у наблюдавших за ними из разрушенного барака соратников) спускалась к поселку. На плече у одного из них лежало мертвое тело, другой тащил слегка погромыхивающие доспехи убитого и его же оружие, а главный шел впереди и как и положено уважающему себя боссу не утруждал себя какой-нибудь ношей. Совершенно обычная картина, не вызвавшая никаких подозрений у оставленной на хозяйстве парочки, так что когда вернувшиеся с грузом члены отряда приблизились к бараку, то не заподозрившие подвоха бойцы спокойно вышли им навстречу и лишь тогда, глядя в пустые глаза нежити, поняли -- к ним нагрянули куклы -- игрушки некроманта, что использует тела их погибших товарищей.
   Первый из обманутых умер быстро -- стрела пробила ему затылок и выбив зубы, закачалась своеобразным языком, похожим на высунутый язык змеи -- он умер еще до того как успел упасть на землю.
   Второй попытался, припав к земле, нырнуть обратно под защиту стен, но лишь сбил прицел, и вместо груди стрела выросла у него из плеча, попутно швырнув гоблина на землю, впрочем подстреленный был воином, настоящим воином, поэтому ломая стрелу в теле все же попытался достичь укрытия -- неудачно -- вторая стрела пробила ему ногу, третья -- руку, а четвертая -- поясницу и выйдя из живота пригвоздила его к земле. Гоблин был еще жив, когда Дримм, убирая на ходу лук, спустился с возвышенности, что служила ему стрелковой позицией, и даже преодолевая боль попытался ударить фейри кинжалом, но не преуспел, а в следующее мгновение Дримм подарил ему вечный покой, небрежно сломав подошвой сапога шею.
   Покончив с сопротивлением, фейри приказал все также безучастно таращившимся на все происходящее зомби взять своих товарищей на закорки и вместе с грузом идти за ним и не спеша двинул в теперь уже бывший тайный лагерь бывшего отряда Кожаных Плащей. Затем был короткий обыск как лагеря, так и трупов включая зомби -- все ценное Дримм переправил себе в сумку и опять приказав зомби поработать грузчиками, отправился вместе с ними к шахте, самой судьбой предназначенной стать могилой для шестерых оказавшихся не в том месте и не в то время гоблинов (для Дримма все, разумеется, было ровно наоборот).
  -- ''Вот и нет Магарыча, - Дримм попрощался с бесстрашно шагнувшими в провал мертвяками, каждый которых имели довесок в виде тела на плечах, потом сплюнул им в след и добавил, - и замете, никогда и не было''. - Канувшая во тьму кислотная граната поставила точку в недолгом прощании. Особо усердствовать Дримм не стал -- в этот раз не требовалось отводить от себя подозрение или пускать кого-либо по ложному следу, вряд ли кто-то найдет почивших гоблинов хотя бы просто потому, что все кто знал, где должна была состояться встреча, покоились на дне этой шахты, а через две недели это все уже не будет иметь никакого значения.
   Через двое суток горы остались позади, а перевыполнившего свою часть миссии фейри принял в свои дружеские объятья Великий лес и легко и быстро донес его по тайным тропам до лагеря, где добытые главой клана сведения весомой гирей упали в общую копилку знаний о будущем враге, став одним из главных ингредиентов в той густой и пахнущей смертью и серебром каше, что медленно, но верно заваривали в здешних краях члены клана Красного Дракона.
 


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2803
  • Сообщений: 6213
  • Activity:
    62%
  • Благодарностей: +4836
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #3 : 03-10-2015, 16:16 »
+2
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава 5
       
       Великий лес, точка сбора разведчиков клана Красного Дракона.
       11 дней до начала операции ''Серебренные горы''.

       
      -- Настоящий идет, - неожиданно сказал один из охотников квелья, остальные квелья на мгновение прислушались к чему-то слышимому только им и закивали, а затем как ни в чем не бывало вернулись к своим обычным делам, только Витук -- глава союзного отряда, отложив чашку, встал и приготовился поприветствовать своего давнего друга и того, с кем он когда-то вместе вышел на (как ему тогда казалось) безнадежный бой.
      -- Кто идет?! - вскинулся один из рейнджеров, непонимающе смотря на абсолютно спокойных квелья и такого же спокойного Лаирасула, который вытирая руки полотенцем, спешил присоединиться к Витуку. - Какой еще настоящий? -
      -- Да Дримм это, Дримм. Не волнуйся ты так, - поспешил успокоить занервничавшего товарища Хайлирен --эльф-вор, уже знакомый с прозвищем, что дали лесные племена квелья главе их клана.
      -- Тогда ладно, - вновь вернулся к прерванному занятию успокоенный рейнждер и с прежним ожесточением вгрызся в жилистую и несколько жестковатую ножку недавно убитой и зажаренной на костре куропатки.
      -- Что-то рано он, не случилось ли чего? - обеспокоился Полдон и толкнул сидящего рядом мохнатого приятеля: - Ворох, Дримм один идет? Его никто не преследует? -
      -- Один, - без тени сомнений успокоил его квелья. Полдону да и всем остальным этого было достаточно -- уж где где, а в лесу, тем более Великом лесу, квелья были у себя дома, и в своем доме ориентировались как бы не лучше эльфов, так что если один из них уверенно говорил что фейри один, то он действительно был один.
       А через пять минут появился и сам упоминаемый глава клана и практически сразу же, едва успев поздороваться со старшими объединенного отряда, взнуздал и запряг в работу все население лагеря (кроме квелья) -- о том лесном курорте, что был до него, пришлось резко позабыть. Даже квелья несколько подобрались и старались особо не маячить, хотя как раз-то к ним у Дримма не было никаких претензий, а вот Лаирасулу и остальным игрокам Дримм накрутил хвоста и засадил всех вернувшихся разведчиков за писанину -- нарисованные ими с помощью навыка картография голые, без пояснений, схемы и карты совершенно не устроили главу клана, как и отсутствие мало-мальски подробных отчетов, что могли бы сильно помочь при планировании операции. Так что следующие сутки лагерь бурлил и сильно напоминал бухгалтерию какого-нибудь предприятия накануне годового отчета -- сплошные бумаги, бумаги и бумаги под взглядом безжалостного и успевавшего следить чтобы никто не филонил фейри, и это на фоне того, что сам фейри выдал столько, что вышедшей из под его руки информации хватило бы на пятерых, плюс многочисленные дополнения и уточнения по собранным другими разведданным. Двоим ворам-одиночкам и рейнджерской двойке не повезло прибыть в то самое время, и они тут же попали как ''кур в ощип'' -- только и успели слегка перекусить и часок отдохнуть, а после в принудительно-добровольном порядке были брошены в общий бумажный котел.
       Наконец эта огромная длинною в сутки контрольная была закончена, и все ''сочинения на не очень вольную тему'' были сданы учителю -- сиречь Дримму, который впрочем не стал ставить кому-то оценки, а лишь слегка хмыкал читая и оставлял частые пометки там, где было нужно дополнить или разъяснить. Затем Дримм объявил о своем скором уходе и приказал Лаирасулу дождаться припозднившихся разведчиков и тоже уходить , чтобы как можно быстрее доставить ценные записи в цитадель. Ну а сам глава клана, мысленно связался с находящейся в цитадели Дочкой и организовал магический сеанс связи, решив скорректировать планы с действующими на других направлениях соратниками.
       Обеспечивающее такую связь заклинание было простым и доступным уже на втором уровне овладения магией Порядка, но имело два странных условия, из-за которых не пользовалось популярностью среди адептов магических школ, предпочитавших что-то попроще, зато не такое головоломное. Первое отвращавшее от подобной магии условие -- невозможность сотворить это заклинание одному, нужен был второй маг, который творил бы заклинание одновременно с вызывавшим, именно между этими двумя и образовывался магический канал, что позволял осуществить задуманное. Так что желающим приходилось чуть ли не с секундомером в руках (что было особенно затруднительно при отсутствии в Серединном мире секундомеров) высчитывать время, ошибешься и все -- связи не будет. Вторым условием была жадность и скорость, с которой магический канал высасывал ману из инициатора разговора -- слишком маленький лимит доступной маны отсекал многих потенциально способных использовать это заклинание магов. Для Дримма впрочем эти два условия не были, как для многих, непреодолимой преградой или даже легким неудобством, и он предпочитал этот очень качественный в смысле передачи изображения и звука способ другим более простым и менее затратным: благодаря солидному запасу маны, он мог поддерживать канал не меньше часа, а благодаря высокой скорости восстановления маны у фейри -- еще больше. Что касается синхронизации, то с этим помогала мысленная связь с Василисой, которая давала сигнал магу на другой стороне.
       Небольшая капля, похожая на каплю росы, возникла перед читающим заклинание Дриммом, постепенно капля росла, вытягивалась и в конце концов превратилась в висящее в воздухе без опоры зеркало, по которому гуляли разноцветные всполохи, что постепенно слились в единый радужный водоворот, заменивший зеркалу отражение окружающего мира. Через секунду радужная чехарда пропала, а вместо нее появилось четкое и невероятно подробное изображение одной из комнат в цитадели клана.
      -- Светлана, Синьагил, Исилиэль, Вар, - Дримм поприветствовал как трех видимых ему соратников, так и невидимую, но также присутствующую в комнате Исилиэль -- мага школы Порядка, что обеспечивала связь с той стороной (именно ей дала отмашку получившая приказ от Дримма Василиса ).
      -- Здорово, глава, ну как там? - сходу поинтересовался результатами миссии Вар, хотя по идее именно Дримм, как глава клана, должен был требовать отчета, девушки же просто поздоровались.
      -- Все по плану: через 3-4 дня ждите Лаирасула с бумагами, в том числе и моими, - Дримм не стал особо чиниться и прежде чем завладеть инициативой, коротко ответил на поставленный вопрос. - Как с буками? - теперь пришла очередь отвечать Пьяному Тигру, впрочем по расплывшемуся в довольной улыбке лицу полуорка все сразу стало понятно еще до того, как он облек свое довольство в слова:
      -- С буками все намази, с королем болотников, - Вар прицокнул языком, - прикинь у них целый король, а не хухры-мухры -- тоже, он согласился на встречу. Старый развратник Хррумкаслип будет сам самолично гарантировать безопасность переговоров, место уже согласовано с болотными шаманами. Через три дня выходим осмотреться на природу -- думаю дня за два управимся. Остальное зависит от тебя, но лучше не заставлять величество долго ждать -- прокиснет. -
      -- Ясно, - Дримм пару секунд подумал, а потом выдал надуманные Ц.У. - Возьмешь с собой сотню воинов из клана, сотню спецназовцев и магов, всех что будут в цитадели. Если к этому времени подойдет Лаирасул, берешь его и его рейнджеров, если нет -- стрелков-эльфов и всех оставшихся в цитадели рейнджеров. Мы должны показать силу на встрече с королем, иначе, насколько я знаю гоблинов, разговор может и не состояться. -
      -- Понял, - кивнул головой Вар, мысленно уже прикидывая насколько можно выгрести цитадель, чтобы не оставить ее совсем уж без защиты.
      -- Переговоры назначай дней через шесть. Я сперва схожу в Эрмилан, решу дела, а оттуда по тропам мне всего сутки добираться до болот, времени хватит с избытком. -
      -- Точно успеешь? - усомнился в словах своего главы Вар. - Если мы назначим встречу королю и он придет, а мы нет, то о каких-либо делах с болотниками придется забыть, да и Хрумка мне лично и всему нашему клану этой подставы никогда не простит. -
      -- Успею: два дня до Эрмилана, может быть получится и побыстрей, два дня там... -
      -- ''Любовь нечаянно нагрянет...'' - тихонько замурлыкала песенку Светлана, намекая на что-то, но Дримм предпочел этого не заметить и продолжил раскладывать по полочкам свой маршрут:
      -- ...день до болот и все. Остается целый день для всяких НЕПРЕДВИДЕННЫХ проблем - Дримм выделил ''непредвиденных'' голосом, глядя на сделавшую удивленное и вроде как ничего непонимающее лицо Светлану.
      -- Ну тогда ладно, - кивнул головой успокоенный Вар, - все будет как ты сказал: назначим встречу и пустим пыль в глаза. -
      -- Теперь о найме, - Дримм перевел взгляд на девушек, - Светлана, Синьагил? -
      -- Все окей! Желающих оказалось даже больше, чем мы думали -- 3000 будет точно, может даже больше -- лишь бы денег на авансы хватило. -
      -- Хорошо. Что по наемникам и, кстати, где Морнэмир? -
      -- Морнэмир в отъезде -- у них с Анариэль возникла идея, как увеличить нашу прибыль, вроде толково придумано и почти ничего нам не будет стоить, - вновь подключился к разговору Вар и в нескольких коротких предложениях озвучил то, что предлагали отсутствующие.
      -- Действительно толково, - задумался Дримм, - ладно, по пути обдумаю. Что все же у Таурохтара? - По занимавшемуся наймом рейнджеру ответила молчавшая до этого Синьагил:
      -- Час назад пришло сообщение: договор с наемниками подписан, получилось дешевле чем рассчитывали, но придется нанимать корабли для перевозки. Таурохтар сообщил, что ведет по этому случаю переговоры с гильдией контрабандистов -- так дешевле. -
      -- Таурохтар? С контрабандистами? - удивился Дримм.
      -- С ним Анариэль, так что скорей всего переговоры ведет она, - пояснила Синьагил.
      -- Значит они возвращаются? -
      -- Пока нет -- Таурохтар хочет проконтролировать погрузку, а уже потом вернуться порталом и здесь встретить корабли с наемниками. Будет через 3 дня, а через неделю наемники. -
      -- С этим все, - Дримм убедился, что все идет как надо и теперь его интересовали несвязанные непосредственно с операцией дела. - Что с Альдароном и как отнеслись кланы к такому масштабному найму? -
      -- Нормально отнеслись, как мы и рассчитывали. Хотя был инцидент с Горными Барсами, но пока ничего серьезного, терпит до твоего возвращения, - Светлана недовольно поморщилась, поскольку не считала нужным упоминать про эту, как она думала, глупую ситуацию, но у Синьагил и Октарона было другое мнение, и они оба, каждый на своем уровне, принимали меры.
      -- Хорошо, сразу как вернусь доложишь. Что с Альдороном? -
      -- Все нормально: ходил в реал, привел двух новичков, сейчас опять в реале, новички на проверке, - Синьагил говорила короткими фразами, не изобилующими подробностями, поскольку присутствующая при разговоре Исилиэль пока что не входила в круг посвященных.
      -- Тогда все, - закруглился Дримм, - продолжайте действовать по плану. Когда я вернусь и будут известны результаты переговоров с королем, подведем промежуточные итоги. Конец связи. - И Дримм легким движением руки развеял зеркало.


       Три дня спустя.
       Эрмилан, город Западный Камень, замок Стража Западной Границы.


       Дримм, облокотившись локтями на мраморные перила балкона, рассматривал город под ногами и Великий лес за ним. По крайней мере такое впечатление создалось бы у стороннего наблюдателя, увидевшего как неподвижно и внимательно, не отводя взгляда фейри уставился на открывавшуюся ему великолепную панораму эльфийского города в обрамлении не менее красивого и оттеняющего творение эльфов леса. На самом же деле мысли Дримма были далеки от находящегося прямо перед глазами зрелища и витали совсем в других мирах и временах...
      -- Правильно ли я сделал, что согласился воплощать в жизнь безумный план не менее безумного ученого? - мысли Дримма метались по одному замкнутому кругу и постоянно повторялись, преследуя его даже во сне. Может быть именно поэтому с момента первого разговора и ночи за ним он старался быть постоянно в движении -- лишь сиюминутные дела, чем сложней тем лучше, давали возможность отдохнуть кипящему разуму и мечущейся как загнанный зверь душе. - С другой стороны, разве может быть хуже -- даже если мы потерпим неудачу, попытка может изменить мир не в худшую или лучшую сторону, а так чтобы он выжил. Все-таки небольшой, но шанс -- если же не делать ничего, результат известен. - Дримм глубоко вздохнул и впервые за несколько последних минут обратил внимание на окружающий мир, с наслаждением ощущая потоки свежего и прохладного на такой высоте воздуха, обдувающего разгоряченное недавней бурной ночью тело и не менее горячую от тяжелых мыслей голову. - Даже если все получится и установка сработает как надо, никто не поднял тему: а что будет там в 17-16 ли веке, неважно. Как мы будем взаимодействовать с окружающим миром? И как он воспримет нас? Все говорили об этом как о само-собой разумеющемся, а ведь ничего не понятно -- что там будет? И то что никто толком не обсудил этот вопрос, и говорит о том, как мы ко всему готовы, а точнее не готовы. Я вот сам распинался о предложении Светланы перенести население России, говорил, что сразу же война, а ведь даже если придем мы в гораздо меньшем числе, война все равно будет -- мир всегда очень отрицательно относился к чужакам, и идея Альдарона, высказанная им на второй день после первого совещания, не поможет -- чтобы мы не делали и как бы не выглядели, пусть даже как обычные люди, мы все равно будем чужаками с кучей добра и какими-то странными идеями и пророчествами. История просто кишит примерами как мир в лице религий, государств или просто озверевших толп избавляется от носителей подобных идей и противоречащих господствующему мировоззрению пророчеств. Так что эти тела, - Дримм опустил глаза и посмотрел на сжатый до хруста кулак своей руки, - помогут нам выжить, когда нас придут убивать, а то что придут, я уверен, весь жизненный опыт говорит об этом. - Дримм еще некоторое время стоял и размышлял, споря сам с собой, пытаясь играть в провидца и представить что будет после, понять и оценить свои силы и не думать о судьбе хроноаборигенов, которых придется ломать через коленку и не со зла, а потому что иначе сломают их, и о своей судьбе, если их предприятие окончиться неудачей, вследствие, например, ошибки при прохождении импульса, а так же сотен и тысяч других причин. Неизвестно сколько бы он стоял и переливал из пустого в порожнее, строя выводы и предположения при недостатке информации, но неожиданно его отвлекли весьма приятным образом: на плечи ему легли две женские ручки, скользнувшие вперед и обнявшие его за шею, а под лопатки как дула пистолетов уперлись соски роскошной и хорошо знакомой ему груди.
      -- О чем задумался? - спросила хозяйка груди, щекоча губами его ухо. - Не обо мне ли? Если нет, я буду ревновать! -
      -- Конечно о тебе, милая, как может быть иначе, - попытавшись отринуть тяжелые мысли тут же ответил Дримм. Разумеется Элика поняла, что это не совсем так -- девушка была не глупа и уже догадалась -- ее любовника что-то гнетет, но предпочла сделать вид, что ничего не заметила -- Дримм сам расскажет, если захочет, а не захочет, то никакие женские штучки не помогут его разговорить, в лучшем случае отшутится, как отшутился по поводу золотого света, который начала испускать его кожа в момент страсти. Впрочем повидавшую еще и не такое эльфийку неожиданный эффект не испугал, а наоборот возбудил еще больше.
      -- У нас есть еще три часа до встречи с отцом, - больше ей не пришлось ничего говорить -- изрядно возбужденный прикосновениями ее обнаженного тела фейри мгновенно развернулся, сграбастав тут же вцепившуюся в него подобно клещу девушку, и не теряя ни мгновения занес ее внутрь покоев, где их обоих ждала еще не остывшая после ночи любви постель.


       Два с половиной часа спустя.

      -- Как жаль, что ты не можешь иметь детей, - откинувшаяся на подушку Элика немного грустно посмотрела на Дримма и закончила, - если бы не это, то вышла бы за тебя не задумываясь. -
      -- И как бы посмотрел на это твой отец? Сама же говорила, что тебя чуть не с рождения сосватали за какую-то вашу эльфийскую шишку, - Дримм был в хорошем настроении: здоровый двухчасовой секс -- самое лучшее средство от начинающейся депрессии, мысли, что беспокоили его, на некоторое время отошли прочь, и он был совсем не против немного поговорить.
      -- Не какую-то, - вступилась за потенциального мужа эльфийка, - а наследника древнего рода, ведущего свой корень от правителей третьей великой империи. - Элика не добавила, что это была Великая Империя Эльфов, но оно и понятно, поскольку эльфы не признавали за другими называвшимися так государствами статус империи, высокомерно и непреклонно отказывая ''низшим'' народам, как они считали, в этом праве. -
      -- Ну вот, тем более, - Дримм провел рукой по бедру и ягодице вылезавшей из постели обещанной другому подруги, - неужто твой отец предпочел бы такому зятю безродного бродягу фейри? - Молодая женщина (впрочем не такая уж и молодая, все-таки эльфийка, хотя с другой стороны, как считать, если с момента создания этого мира, то 2 года максимум) присела перед зеркалом и щелкнула пальцами, послав магический импульс ( в другом помещении звякнул колокольчик) и только тогда ответила все еще лежавшему, заложив руки за голову и с удовольствием разглядывавшему ее любовнику:
      -- Хватит прибедняться! Ты не бродяга и не безроден! Ты глава клана, могучий маг и воин, и это знают многие, не только мой отец. -
      -- Ну-ка ну-ка, кто там про меня знает, расскажи -- интересно! - фейри даже сел в кровати, подумав, что пора бы и ему одеваться, а уже вовсю, с помощью двух пришедших на зов служанок занимавшаяся своим туалетом Элика просветила его о том, как в Эрмилане и не только в нем, а вообще среди эльфов воспринимают его и его клан:
      -- Многие знают, что ты ученик Первого и уже одно это ставит тебя на ступень выше многих достойных и родовитых эльфов -- учеба у Первого сама по себе честь и великое испытание, и прошедшего ее воина будет рад заполучить себе любой дом, дом моего отца не исключение. Потом, ты -- глава клана, очень сильного клана, и то, что вы практически не вмешиваетесь в политику и редко выходите на свет, только добавляет вам репутации -- никто точно не знает вашей силы, но все знают, что она очень велика. Тебе напомнить историю с тем ходячим ужасом, что вы у себя называете Голубкой (перевод на эльфийский имени Туллиндэ)? -
      -- Не надо, - Дримм прекрасно помнил историю, когда клану пришлось помогать Туллиндэ с выполнением одной из частей ее квеста, полученного за убийство костяного дракона и кстати еще так не выполненного до конца. Вернее помощь была не с самим заданием, тут девушка прекрасно справилась сама, а в том, чтобы прикрыть ее от тех, кому не понравилось каким образом Туллиндэ это сделала. - Грязно тогда получилось. - Перед глазами Дримма как наяву встал усыпанный трупами холм и огромная трясина перед ним, где трупов было еще больше -- это было все что осталось от армии пусть и не самого большого, но все же самого настоящего человеческого королевства -- клан тогда ''повеселился'' на славу, а королевство после потери всей своей армии не просуществовало и месяца.
      -- Вот видишь?! Сам все понимаешь -- вас заметили. - Служанки закончили с волосами, и Элика встала, чтобы они могли надеть на нее платье, кстати красное под цвет доспехов кавалера, который как раз начинал их надевать. - Говорю же, если бы ты мог дать потомство, отец бы согласился -- слишком большую выгоду ты мог бы принести дому, к тому же кровь фейри не позор и принять ее в свой дом допустимо. -
      -- Тут уж ничего не поделаешь -- все есть, как есть, - сказал Дримм, вставая и доставая со специальной подставки мечи, а затем поменял не доставляющую им обоим радости тему. - Как думаешь, твой отец даст мне столько сколько я просил? -
      -- Думаю даже больше -- на границе сейчас спокойно, те же гоблины в походе на другом конце леса, а то что ты задумал пришлось ему по сердцу. Если у вас получится, мелкие зеленые уродцы надолго выйдут из игры, и мы сможем сосредоточить силы на других направлениях, да и при королевском дворе, в случае его помощи тебе, оценят свершившееся как его успех, по крайней мере мой отец сильно постарается, чтобы так и было. - Элика в последний раз повернулась перед зеркалом, уделяя внимание малейшим мелочам, а затем кивнула Дримму. - Готов? -
      -- Да, пошли. - И они пошли. Несколько коридоров и залов с кланяющимися слугами, невозмутимыми воинами на карауле и не очень приветливо смотрящими на Дримма свитскими привели пару в малый обеденный зал замка, где им пришлось разлучиться, поскольку Элика заняла свое законное место слева от отца, сидящего во главе стола, а фейри -- почетное второе место справа, сразу за наследником и младшим братом Элики. Кроме них четверых за столом присутствовали два незнакомых Дримму эльфа -- маг и воин, и приемная дочь Элики -- та самая немая девочка-рабыня, как и ее приемная мать освобожденная когда-то Дриммом из лап игроков-отморозков. Дримм примерно представлял, зачем здесь находятся незнакомцы и с интересом их разглядывал, а вот они не очень понимали, почему им оказали такую честь и позвали за домашний стол Стража Западной Границы и явно нервничали, боясь сделать или сказать что-то не то. В остальном обед прошел как обычно (Дримм не раз уже удостаивался такой чести, что служило поводом для пересудов и недовольства не очень жаловавших выскочку-фейри придворных) и закончился примерно через час. Затем дети (брат Элики и ее приемная дочь) попрощались и покинули зал, а компания взрослых переселилась в кабинет, где и состоялся важный как для Дримма и клана Красного Дракона, так пожалуй и для судьбы всего континента разговор.
      -- Что же, Дримм, - первым начал сидевший в похожем на трон кресле Друлован, - я решил дать тебе воинов, что ты просил -- это отвечает нашим интересам, ты много раз помогал нашему дому и ни разу меня не подводил -- уверен не подведешь и теперь. - Дримм встал и поклонился, слова были здесь не нужны, а когда он сел его рукой завладела Элика, пожатием поздравляя его с успехом и заодно сделав вид что что-то говорит ему, нагнулась поближе и мазнула губами по щеке. Присутствующие при разговоре воин и маг встрепенулись и уже другими глазами взглянули на сидящего рядом с владыкой всех окрестных земель фейри, но однако же не решились задать явно вертевшиеся у них на языке вопросы и лишь молча ждали распоряжений своего господина и очень скоро дождались, поскольку он обратил на них свое внимание. - Это Шарлинир, капитан синей полутысячи и командир отряда, который я отдаю под твое начало. - Названный встал и, поклонившись хозяину замка, кивнул Дримму, на его лице на мгновение мелькнула тень неудовольствия, но именно что мелькнула, поскольку он очень быстро взял себя в руки. - А это Тартаурон -- старший над магами, - Друлован продолжил знакомить Дримма с его будущими подчиненными.
      -- Очень приятно, много слышал, рад знакомству, - более дружелюбно поздоровался с фейри эльфийский маг, но у Дримма что-то екнуло внутри, и он понял -- с магом нужно держать ухо востро, поскольку внутреннее чутье подсказывало, что старший над магами в гораздо большей степени чем воин недоволен своим подчиненным положением, но умело это скрывает за доброжелательным взглядом и очень естественной улыбкой.
      -- Теперь о сроках и месте, - Небрежным движением ладони усадив всех по местам, Друлован перешел к практическим вопросам. - Когда вы планируете начать и куда идти полутысяче? -
      -- Сюда, - Дримм, встав с дивана, подошел к большой занимающей всю стену карте Великого леса и показал место напротив одного из укрепленных входов во внутреннюю систему Гоблинских гор. Несомненным достоинством этого места было то, что там рукой подать до рудника, а значит эльфы смогут быстро соединиться с основными силами и не будут долго в отрыве шарашиться по горам, рискуя попасть в ловушку в незнакомой местности и полечь покрыв себя славой, а Дрима презрением доверившегося ему отца Элики. - Через пять-шесть суток подойдут проводники из моего клана, они покажут дорогу, выступить нужно будет сразу как они будут здесь. -
      -- Мы и сами можем найти дорогу -- мы не короткоживущие грязееды, которых нужно водить в лесу за ручку! - вскинулся Шарлинир.
      -- Я знаю, - спокойно и не принимая вызывающего взгляда и тона ответил Дримм, - но они обеспечат связь и предотвратят недоразумения, когда вы будете соединяться с основными силами, да и горы они знают лучше. - Пока это было не так, но вскоре должно было стать правдой -- не зря же работал Дримм и еще куча воров и рейнджеров? Капитан задумался и сел -- похоже до него только теперь дошло, КУДА придется отправиться его отряду и в КАКИХ условиях придется воевать -- война в горах никогда не была особым коньком эльфов, тем более эльфов, живущих на границах Великого леса. - Что касается сроков: мы начнем когда будет удобней и в самый лучший момент -- не беспокойтесь, ждать вас не заставим. -
      -- Хорошо, - Друлован слегка прихлопнул по подлокотнику трона ладонью, - хорошо что не нужно будет ждать, ведь воинов я даю на месяц. Ровно через месяц как Синие выступят в поход, они должны будут отправиться обратно. - Дримм не стал возражать -- условие было справедливым, Страж Западной Границы и так дал ему больше чем он просил -- целую полутысячу, да еще с магами (количество которых все же следовало уточнить) и целый месяц почти чистого времени, лишь с учетом дороги до места.
       Дальше пошли сплошные рабочие согласования, несколько разбавляемые попытками Шарлинира выторговать себе побольше полномочий и некоторую автономию при принятии решений, на что категорически не соглашался Дримм, считавший что в одной армии должен быть один командир -- все и никаких гвоздей. К счастью, на сторону фейри встал сам Друлован, придерживающийся сходной точки зрения, и бунт был подавлен в самом зародыше -- не подчиниться своему сюзерену, тому кому он приносил присягу, капитан не смог. Тартаурон поступил умнее и не стал даже начинать безнадежную схватку, а сразу же принял позицию Дримма и своего господина в этом вопросе, но все равно какое-то инстинктивное чувство заставило главу клана Красного Дракона сделать себе мысленную зарубку поговорить насчет мага с Альдароном и самому быть с ним повнимательней. В конце концов договорились до того, что Дримм предлагал с самого начала: в течении следующих пяти дней полутысяча и приданные ей маги (487 воинов и 44 мага) готовятся к походу, потом в сопровождении проводников от клана, эльфы выступают и идут до нужного места, по достижении нужной точки организуют временный лагерь и ждут приказа на выдвижение -- в общем-то все было достаточно просто, на том и сошлись. А после разошлись -- капитан и маг, раскланявшись с хозяином замка, ушли готовить своих подчиненных, а Дримм остался в кабинете у Друлована выслушать несколько слов на прощанье.
      -- Желаю тебе удачи, - сказал, обращаясь к фейри Друлован, - победы и посрамления гоблинов. Надеюсь, что для победы тебе не придется отправить всех моих, данных тебе, воинов к Термезу и хотя бы половина из них вернется ко мне, а лучше -- все. - Друлован сделал довольно прозрачный намек -- в планах Стража Западной Границы было ослабить гоблинов руками клана Красного Дракона, а не ослабнуть самому.
      -- Я вас не подведу, - Дримм приложил руку к сердцу и поклонился, совершенно искренне поблагодарив за оказанную бескорыстную ( ну почти, все-таки политический расчет присутствовал) помощь.
      -- Хорошо, ступайте, дети, - Друлован жестом отпустил фейри и свою дочь, и тут же огорошил Дримма неожиданным известием, - и попрощайтесь. Элике вскоре предстоит долгая дорога -- через несколько дней ей уезжать к своему будущему мужу. - Огорошенный известием Дримм машинально поклонился прощаясь и вслед за ни чуть не удивленной Эликой двинулся на выход.
      -- Ты знала?! - сразу же за дверьми он задал вопрос и тут же получил спокойный и безжалостный ответ:
      -- И ты знал, давно знал. - Эльфийка вопросительно вздернула бровь и с некоторым недоумением посмотрела на него. Дримм постарался успокоиться -- в конце концов Элика была права, и он действительно все знал еще до того как они стали любовниками, но почему-то относился к этому не серьезно, как к очень далекой и туманной перспективе, и вообще не рассчитывал, что это событие произойдет так быстро. Несмотря на то что в глубине души он понимал, что так будет лучше и для Элики, никогда не скрывавшей желания создать семью и иметь много детей, и для него, особенно в свете того что ему предстояло, Дримм все же чувствовал боль и не мог перенести это спокойно, хотя и старался изо всех сил не показать своих чувств. Прощание получилось довольно скомканным, и погруженный в свои собственные переживания Дримм так и не заметил легких искорок грусти, иногда вспыхивавших в глазах вдруг ставшей необычно холодной и отстраненной эльфийки, а так же несчастного, но в тоже время решительного взгляда, которым женщина проводила попрощавшегося и стремительно уходившего фейри.
       Выйдя из ворот замка, Дримм некоторое время просто стоял, отстранено созерцая дорогу перед собой, а потом, встряхнувшись как пес и погладив мгновенно повторившего его движение Послушного, отправился по дороге вниз. Через пару минут фейри с питомцем достигли невысокого палисада, что окружал скалу, на которой и располагался замок, и без проблем миновав ворота, вышли в город.
       Дримм не торопясь шел по городу и грустил -- мысли об Элики и осознание того, что они скорей всего виделись в последний раз, на какое-то время вытеснили даже не оставлявшие его все последнее время думы о судьбах мира, не говоря уж о более близких делах, вроде уже набравшей ход и несущейся как локомотив с обрыва операции '' Серебренные горы''. Времени у него было навалом (целых три дня), настроение ни к черту, и Дримм, сам не зная почему, поддался порыву и зашел в местный аналог цирка, располагавшегося в поставленном посреди площади большом зеленом с золотом шатре. За вход Дримм заплатил два медяка, еще столько же за Послушного и некоторое время старательно и дисциплинировано созерцал выступление акробатов, жонглеров и борцов, пытавшихся развлечь разнообразную и в отличи от грустного фейри по-настоящему искренне веселящуюся публику. Дримм даже купил себе орешков и пива и попытался отвлечься-- не получилось: ни зрелище, если честно довольно убогое, ни неплохое пиво, ни по-настоящему вкусные орешки не смогли его отвлечь. Примерно через полчаса фейри, скормив остатки орешков Послушному и даже не досмотрев представление, вышел из шатра на воздух. Дримм решил уходить из города -- все равно здесь ему больше нечего делать, а лес и природа вообще всегда действовали на него успокаивающе, у него есть три дня -- навалом времени, чтобы успокоится и собраться с мыслями перед встречей с королем. Приняв решение Дримм все же отправился сперва на местный рынок затариться перед дорогой и заодно где-нибудь перекусить -- обед в замке был конечно красив и прекрасно сервирован, но совершенно не насытил фейри, всю ночь, утро и часть дня кувыркавшегося с бывшей подружкой.
       Дела и мысли о еде немного отвлекли Дримма, и он более целеустремленно зашевелился, постепенно сбрасывая хандру. Позже он и сам удивлялся такому приступу сентиментальности совершенно несвойственному ему ранее, что едва не выбил его из обоймы. Списал на все еще продолжавшееся слияние фейри и человека-игрока -- такое уже бывало и не раз, и каждый раз по-новому, так что подготовиться не удавалось -- на все случаи не подстрахуешься -- это ведь собственная душа, а не какой-нибудь внешний враг.
       Рынок с его шумом, сутолокой и громким иногда матерным говором, звучащим на тысячи языков (может и не на тысячи, но на сотни точно) оказался прекрасным лекарством от душевных терзаний и если уж не излечил Дримма полностью, то хотя бы загнал переживания на время в глубину. Купив все что нужно, он не стал далеко ходить, а решил заправиться прямо здесь, в небольшом расположенном прямо под открытым небом заведении на окраине рынка, уселся за живой росший прямо из земли столик и сделал заказ как себе, так и Послушному. Долго ждать ему не пришлось, прислужница-человек быстро принесла ему заказанные блюда и напиток из кленового сока, а Послушному кусок сырой мясной вырезки. Ел Дримм не торопясь, тщательно пережевывая пищу под аккомпанемент местного лабуха -- молодого эльфа с грустными глазами, пытавшегося наяривать какую-то веселенькую мелодию.
      -- Дяденька, - неожиданное обращение на фейрийском застало его врасплох и заставило встрепенуться и отбросить вновь начавшие подкатывать грустные мысли. Около его столика стояла девочка его расы лет восьми и робко, но с надеждой смотрела на него, за ее спиной пристроились еще двое детишек мал-мала меньше и ничего непонимающими заплаканными глазами смотрели вокруг.
      -- Здравствуй, красавица, - Дримм ласково поприветствовал ребенка, в чьих глазах светилась слабая надежда, уже более ярко вспыхнувшая, когда она услышала родную речь. - Чем я могу тебе помочь ? - Дримм взглядом отогнал приближающуюся с недовольным видом официантку и полностью сосредоточился на детях.
      -- Дяденька, помоги маме и папе, - девочка, шмыгнула носом, - мама говорит, что НАРОД должен помогать друг другу, - и вдруг испуганно посмотрела на него. - Дяденька, ты ведь из народа, я не ошиблась? - В ожидании ответа глаза ее начали наполнятся слезами.
      -- Нет, ты не ошиблась, красавица, - поспешил успокоить готовую расплакаться девочку Дримм, - садись. Это ведь твои брат и сестра? - он кивнул в сторону малышей, которых как раз в этот момент обнюхивал привставший Послушный. Девочка кивнула, осторожно устраиваясь на краешке стула. - Пусть тогда они тоже садятся к столу. - Девочка помогла малышам устроится, все дети уместились на одном стуле и, внимательно смотря на сидевшего напротив них взрослого, притихли, так что для того чтобы узнать что им нужно, уже Дримму пришлось проявить инициативу. - Представься, красавица, и брата с сестрой представь, - неожиданно в голову Дримму пришла мысль, - может вы есть хотите? -
      -- Спасибо, дяденька, не хотим, - впрочем взгляд девочки, стрельнувший по остаткам трапезы, утверждал обратное, как и глаза малышей. - У нас еще нет взрослых имен, папа с мамой зовут меня Ромашка, а братика с сестренкой Зайчиком и Почкой. -
      -- Очень приятно. Меня зовут Дримм, ну а теперь рассказывай, что случилось с мамой и папой и почему вы здесь одни. -
       Рассказ был по-детски сумбурный со множеством ненужных подробностей, переживаний и впечатлений самой девочки, но суть Дримм уловил: отец и мать детей жили сопровождением торговых караванов, отец был проводником и охотником, проверявшим безопасен ли путь и снабжавшим караван свежей дичью, мать лечила лошадей и других ездовых животных, а также готовила на всех; в последнем походе караван задержался и пришел позже положенного срока и как-то так получилось (девочка не знала или просто не понимала подробностей), что в этом винили ее отца и мать и требовали с них неустойку. Сейчас родители детишек были под стражей хозяина каравана, местный торговый судья встал на его сторону и постановил, что если фейри не выплатят положенное до утра следующего дня, то для погашения долга они станут рабами купца, а за детьми видимо никто не присматривал, небезосновательно рассчитывая, что им и так никуда не деться.
       Через несколько минут жители города могли созерцать быстро и целеустремленно идущую компанию в лице взрослого вооруженного двумя мечами и одетого в красный доспех фейри и трех детишек той же расы, двое из которых ехали верхом на огромном псе, а девочка постарше семенила рядом со взрослым и с надеждой смотрела на него сверху вниз.


       Гапок сын Гапка из Базальтового клана, раса -- гном, род деятельности -- купец.

      -- Привязывайте крепче, наземные говноеды! И ровнее -- если вывалится, вы у меня говно жрать будете, косоручки! - Гапок постоял, посмотрел как работники из людей пытаются исправить свой недочет, а потом, как ему казалось, остроумно закончил: - Хотя вам скорей всего понравится -- говноеду не привыкать жрать говно. - Работники ничего не ответили заносчивому и обладавшему подло-гадским характером гному, хоть один из них и потемнел лицом от еле сдерживаемого гнева, но связываться с гномом не решился -- помимо поганого нрава гном имел пудовые кулаки и несколько готовых на все охранников. А довольный своим остроумием купец уже позабыл о только что униженных работниках и направлялся к очередным жертвам, гораздо более беззащитным, чем бедные, но все же свободные грузчики торгового квартала. Целью радостно осклабившегося гнома были два фейри, мужчина и женщина, голышом сидевшие в большой усиленной магией деревянной клетке и с ненавистью смотрящие на приближающегося недомерка. - Ну как, не нашли еще денег? - издевательски спросил гном, демонстративно оглядывая внутренне пространство клетки. - Ищите лучше, вдруг найдете, - и гном заржал подобно лошади, охранник, что стоял рядом с клеткой, подобострастно поддержал старшего каравана.
      -- Боги накажут тебя за такой обман, - твердо сказала женщина, мужчина ничего не говорил лишь скрипел зубами и сжимал кулаки.
      -- Обман? Какой обман? - притворно изумился гном и огляделся по сторонам, как будто призывал кого-то в свидетели. - Никакого обмана -- нужно было думать что подписывали, а раз подписали -- выполнять. Не найдете денег до утра -- вы мои со всеми потрохами, жаль только, что по эльфийским законам я не могу взять в рабство детей, но не думайте, что я не могу ничего им сделать. Так что если не хотите увидеть как я оставлю ваших щенков умирать в лесу, вы будете делать все что я скажу, а значит ты, гордячка, покорно ляжешь, раздвинешь ляжки и хорошенько постараешься, а ты, - гном с наслаждением посмотрел в лицо побелевшего от гнева и до хруста вцепившегося в прутья клетки мужчину, - будешь смотреть, очень внимательно смотреть и все-все запоминать, и не дай тебе Подгорный Хозяин закрыть глаза -- познакомишься с плетью. - Увидев как расширились глаза обоих фейри, он обернулся и довольно сказал: - ''Камень всегда скатится с горы'', вот и щенки нашлись, нужно было запереть поганцев, но ничего -- хорошее дело никогда не поздно сделать. -


       Там же. Дримм.

       Нужного ему гнома-владельца каравана не пришлось долго искать. Как только сопровождаемый детишками Дримм появился во дворе гостиного двора, принадлежащего купеческой гильдии, тот сам его нашел и сразу же попытался сграбастать испуганно сжавшихся детей. Но тут купца ждал облом: снять малышей со спины Послушного не получилось -- псу достаточно лишь было слегка приподнять губу, чтобы купец мгновенно отдернул грабки, а старшая из детей спряталась за спину положившего руку на рукоять меча Дримма, и гном лишь игранул желваками, не решившись отодвинуть такое ''препятствие''.
      -- Это мои дети! - густым басом на весь двор рявкнул раздраженный гном. - Уйди с дороги, воин, а то стражу позову! - На них начали оборачиваться другие насельники двора, некоторые даже заинтересованно двинулись поближе.
      -- Что-то ты не похож на фейри, - Дримм с высокомерным презрением оглядел гнома с ног до головы, одним взглядом втоптав его в дерьмо (этой науке, не раз примененной на самом фейри, его хорошо научили ''тусовавшиеся'' при дворе Стража Западной Границы вельможи ), - а насчет стражи, зови -- мне нечего бояться или скрывать. - Купец несколько растерялся и отступил, а затем начал наливаться злостью, бешеным взглядом буровя Дримма и собиравшихся вокруг обитателей двора. Между тем Дримм все с тем же холодным презрением небрежно поинтересовался: - Это ты тот купец, которому должны мои сородичи? - и не дожидаясь ответа или подтверждения продолжил: - Я готов заплатить их долг. -
      -- Вот еще, я не собираюсь их продавать! - мгновенно взвился гном и тут же сам перешел в наступление: - А ты кто такой что лезешь не в свое дело !? Оно касается только меня и моих должников -- ты лишний, вали ( гном по-видимому хотел что-то добавить, но глядя на доспехи и оружие фейри не решился)! -
      -- Ты не прав, купец, и не прав дважды, - Дримм говорил все тем же спокойно-высокомерным голосом, ни повысив его ни на йоту. - Во-первых, ты не можешь решать продавать ли тебе этих фейри или нет -- до утра они не рабы, а всего лишь должники, и ты не имеешь права не принять оплату их долга, - гном растерянно огляделся, а вокруг одобрительно загомонила публика. - Во-вторых, я старейшина фейри и все что касается любого из нашего народа, касается и меня, - Тут Дримм слегка повысил голос, чтобы каждый присутствующий мог хорошо его слышать. - Я пришел оплатить установленный судом долг этих фейри! -
      -- Ладно, - купец злобно, но в тоже время злорадно уставился на Дримма, - оплачивай! Тебе будет даже легче его оплатить -- я уже взял их имущества на десять золотых, осталось всего 800. Хотя нет, погоди, я приглашал судью и оценщика их имущества, потратил время, за которое мог бы сделать немалые деньги, так что давай уж остановимся на тысяче -- я добрый и люблю ровный счет. - Толпа загудела, разделившись во мнениях:
      -- Во купец дает -- скотина! - произнес кто-то с возмущением, но и с восхищением тоже.
      -- Там урона-то всего золотых на двадцать, если и был он, урон-то энтот, - не допускающим двойных толкований тоном, осуждающе произнес пожилой человек в бедной, но чистой и аккуратно заштопанной одежде, окружающие его молодые грузчики поддержали слова пожилого грозным гулом.
      -- .......!!! - выкрикнули что-то из задних рядов на гномьем языке, судя по тому как буквально подскочили на месте все присутствующие гномы, это было далеко не пожелание счастья и благополучия, несколько из них даже начали с решительным видом проталкиваться сквозь толпу.
      -- Все по закону, - степенно сказал старый гном-купец.
      -- Вот бы мне такие деньги -- я бы собственный караван снарядил, - мечтательно уставился в небо молодой гном, с мягкой и вьющейся юношеской бородкой.
      -- Ну что, фейри, будешь платить или нет? Если нет, то вали. Щенков так уж и быть забирай -- разрешаю, - жадный гном был практически уверен в своей победе -- ну откуда у не славящихся богатством фейри может быть сумма в 1000 золотых, а даже если и есть, то какой дурак отдаст ее за тех, кого видит в первый раз и которых с ним не связывает ничего кроме расы?
      -- Хорошо, - после слов Дримма во дворе разом наступила тишина. - Могу выписать чек вашего Первого Подгорного, - и Дримм потянулся за чековой книжкой, но был остановлен злобными с нотками визга словами купца:
      -- Ага, счас! Чеком он решил расплатится?! В Эрмилане нет отделений Подгорного банка, и я не смогу быстро получить деньги. А вдруг фальшивка?! Плати наличностью! -
      -- Хорошо, - Дримм с тем же выражением лица немного покопался в сумке и достал два крупных брильянта. По толпе прошел восторженный вздох. - Каждый из них стоит 500 золотых -- вместе 1000. - Гном, также вытаращив глаза, с жадностью глядел на камни и даже непроизвольно облизнулся, но потом попытался сделать скучное и презрительное лицо и небрежно выдал:
      -- Какие еще 500? 200, ну 300 в крайнем случае. - Гном нагло ухмыльнулся. - Добавь еще один такой камень и 100 золотых сверху, тогда сговоримся. - Тут не выдержали его сотоварищи-купцы, что до этого держали нейтралитет или даже, поддавшись классовой солидарности, сторону коллеги, и не одобрительно зашумели. Многие (почти все) прекрасно разбирались в каменьях и хорошо видели, что названная фейри цена это и есть минимум, а то, что говорит их зарвавшийся от жадности и спеси собрат -- глупость.
       Дримм сломал сценарий не ожидавшего такого оборота купца и обратился к окружающим:
      -- Я готов продать эти камни любому, кто предложит за них 1000 золотых! -
      -- Я покупаю! - мгновенно откликнулся старый купец-гном, минутой ранее говоривший что все происходит по закону. Сделка не заняла много времени, деньги и камни поменяли хозяев, и Дримм вновь обратил внимание на купца, разевавшего рот как рыба, выброшенная на берег.
      -- Вот твои деньги! - Дримм сунул в руки находившемуся в ступоре купцу мешочек с деньгами и тот машинально взял то что дают. Затем купец с ненавистью посмотрел на Дримма, на уже удаляющегося вместе с покупкой старика-купца и на всех окружающих и ни слова не говоря, достал ключ от клетки и бросил его перед Дриммом в пыль, а потом попытался уйти. Пинок под колено сбил его с ног и заставил завалиться на спину, купец сжался, ничего не понимая и, прижав деньги к животу, испуганно уставился на нависшего над ним Дримма. Фейри спокойно указал ему на ключ, валявшийся в пыли, и купец все понял: встал, наклонился и подал ключ брезгливо взявшему его фейри, что затем отослал купца прочь небрежным движением ладони.
      -- Благодарю тебя, старейшина! - первым делом поклонился Дримму освобожденный мужчина фейри, женщина же в это время прижимала к себе и целовала повисших на ней плачущих детей, а у Дримма после его слов замигал индикатор сообщений.
      -- Не стоит благодарности, помогать народу -- мой долг как старейшины, - несколько высокопарно ответил все еще не вышедший из образа Дримм, и уже более просто сказал, - Пошли. -
      -- Куда мы идем, старейшина? - через минуту спросил его отец семейства, все это время вместе со своими домочадцами исправно топавший за Дриммом. - И прости меня, что не спросил сразу имя нашего спасителя. Не можешь ли ты нам его назвать? -
      -- Меня зовут Дримм Красный Дракон, я глава клана Красного Дракона, а идем мы на рынок. Я ведь правильно понял, у вас ничего не осталось? - фейри кивнул, бросив быстрый взгляд на прислушивавшуюся к разговору женщину. - Приоденем вас и купим все, что вам понадобится в дороге. Я думаю вы захотите побыстрей покинуть этот город? -
      -- Да, старейшина, - в разговор вмешалась мать Ромашки, - у нас отняли все, даже трех лошадей и стоили они гораздо больше тех жалких 10 золотых, про которые говорил тот обманщик. -
      -- Не важно, купите все, что вам нужно, я плачу, - Дримм поднял радостно взвизгнувшую Ромашку и посадил ее к себе на шею, усталая от продолжавшейся весь день беготни девочка восторженно глядела на все с высоты.
       Дальше фейри совершали покупки, а Дримм следил за детьми, время от времени чуть ли не силой заставляя своих очень деликатных сородичей купить то, что нужно и нравиться, а не то, что подешевле. В какой-то момент Дримму что-то не понравилось в толпе, и он нахмурился, но затем усмехнулся и у стойла с конями на продажу ненадолго оставил зависших и придирчиво выбиравших четвероногих спутников фейри, затем так же незаметно вернулся и вел себя как ни в чем не бывало. После того как фейри собрали весь необходимый для их кочевой жизни набор, Дримм проводил их до выходивших прямо в лес малых охотничьих ворот и покормил в расположенной у самых ворот таверне, затем попрощался и нырнул в переплетение улиц, а семья фейри двинулась в путь.


       10 минут спустя. Лесная тропа в километре от города.

       Семь вооруженных гномов перегородили дорогу спокойно едущему по тропе семейству. Глава семьи взялся за лук и повернул голову назад, там было также плохо -- еще шесть доспешных гномов перекрывали путь к отступлению. Каждый второй гном в обеих частях засады был вооружен арбалетом, и сейчас все эти арбалеты смотрели на не решавшегося достать лук мужчину.
      -- Ну что? - спросил возглавлявший засаду Гапок. - Все-таки все будет по-моему и тебе, сучка, придется подвигать ляжками, а тебе, ушастый, - гном с удовольствием произнес это слово, обращаясь к ее мужу, - придется на это посмотреть. Если не будете сопротивляться, я не буду убивать ваших детей, а просто брошу их в лесу, - соврал не собиравшийся оставлять свидетелей купец. - Здесь нет вашего старейшины и некому вас защитить. -
      -- А вот и неправда -- опять врешь, купец, - сказал выходивший на дорогу Дримм, - или не купец, а разбойник? Правда, парни? - он обратился к четырем окольчуженым эльфам, что вышли на дорогу вслед за ним, еще четверо и Послушный перекрыли дорогу к городу, точно так же как полминуты назад гномы перекрывали путь назад мирно едущему семейству.
      -- Рубиться с эльфами уговора не было! - неожиданно произнес один из гномов и опустил арбалет, отступая в сторону от основной компании. - Договорились поделить вещички, побаловаться с бабой и все. -
      -- Заткнись, - яростно взревел Гапок и дал ''говоруну'' по морде, тот выронив арбалет упал и так не поднялся, позже оказалось, что этот единственный в так и несостоявшейся схватке удар сломал бедняге шею. - Нас больше, мы победим! - но другие гномы не поддержали его энтузиазма и нерешительно переглядывались, не зная что делать.
      -- Сопротивление при аресте значит-ца? - скучным голосом полуутвердительно спросил старший из эльфов и по доброму улыбнувшись кивнул на стоящего рядом с ним фейри. - Вы хоть знаете, кто это такой? Это сам Дримм Красный Дракон -- он один ваши кишки на ветки намотает, нам и вмешиваться не придется. -
       Видимо гномы кое-что слышали о носителе этого прозвища, так как не стали сопротивляться и позволили себя разоружить. Гапок также не решился поиграть в героя и сдался вместе со всеми, страшно грозя эльфам гневом своего клана и поливая всех присутствующих отборной матершиной, но вскоре прикусил язык, когда Дримм ''случайно и неловко'' повернувшись выбил ему ножнами половину зубов. На жалобу, которою выплюнул вместе с кровью теперь уже беззубый купец, старший стражник ответил, что его слишком большие уши помешали ему рассмотреть все в подробностях, и он вполне доверяет словам уважаемого фейри о том, что это была случайность и вообще у него есть подозрение, что гном сам упал на ножны, когда пытался сбежать.
       Дальше не происходило ничего интересного: Дримм вторично попрощался с продолжившими свой путь сородичами, дал показания в местной страже, подтвердив преступные намерения купца (впрочем это было уже и ненужно -- взятые на разбое гномы вовсю закладывали шефа, отводя вину от себя) и наконец с чистой совестью и удовлетворением от доброго дела покинул город. Неожиданная история с сородичами приглушила и подавила грусть о закончившихся отношениях с Эликой, и пусть эта грусть и вернулась чуть попозже, но пик был уже пройден, и Дримм, не сказать что легко, но все же сумел ее пережить. А пока фейри, не утруждая себя поисками дорог, шел по лесу и читал многочисленные пришедшие в следствии всей этой истории сообщения. Но несмотря на успешное завершение этой странной и неожиданной миссии, помимо всего прочего прогнавшей зарождающуюся депрессию, какое-то странное ощущение не давало ему покоя -- с самого начало знакомства с Ромашкой, ее братом и сестрой Дримма не оставляло необъяснимое чувство де-жавю, будто когда-то с ним, или не с ним уже происходило нечто подобное...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Толмачёв_Владимир

  • не дождётесь
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 237
  • Сообщений: 749
  • Activity:
    2.5%
  • Благодарностей: +264
  • Пол: Мужской
  • grammafon
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #4 : 08-10-2015, 01:43 »
0
Чистый боевик без роковых интриг.Мне нравится.Оригинальная идея.Смешение
жанров-ЛитРПГ,апокалипсис,АИ(в будущем).Ждём проду... :)


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн BlackEvg

  • заинтерисовавшийся прохожий
  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 73
  • Сообщений: 125
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +130
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #5 : 08-10-2015, 06:51 »
0
Присоеденяюсь с
You are not allowed to view links. Register or Login
Смешение жанров  ЛитРПГ и АИ

тоже интересно что получится
вот только автору еще надо описать почти 3 года подготовки в ЛитРПГ


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2803
  • Сообщений: 6213
  • Activity:
    62%
  • Благодарностей: +4836
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #6 : 10-10-2015, 23:11 »
+2
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава 6


       Великий лес. Заброшенное святилище друидов. Переговоры между главой клана Красного Дракона и Королем гоблинов (пока что только гоблинов Синих болот).
       Хррумкаслип -- шаман, посредник на переговорах.


      -- Значит вы передадите нам рудник через три месяца? Почему так долго? - вновь переспросил один из сопровождавших короля советников. Глава Драконов с иронией и бесконечным терпением ответил на уже в 15 раз в той или иной форме поднимаемый вопрос:
      -- По тем же самым причинам, что я озвучил пять минут назад, - и как фокусник достал из рукава еще один аргумент. - А вы уверены, что хотите остаться одни в не до конца подконтрольных вам горах? Вам ведь понадобится время, чтобы подготовиться к возвращению армии кланов -- то самое время, которого у вас не будет, если вы не сможете задавить все сопротивление и использовать ресурсы захваченных территорий для подготовки. - Составлявшие делегацию гоблины вновь зашушукались, а представители клана Красного Дракона обменялись едва заметными усмешками.
       Утомленный уже изрядно поднадоевшими и раз за разом пережевывающими одно и тоже переговорами Хррумкаслип несколько отвлекся и задумался о себе, своей роли во всем этом и о том, что будет после. Шаман не без труда, но все же смог подняться над своими давно лелеемыми амбициями и самокритично признаться самому себе, что он очень сильно недооценил предложение, сделанное ему тогда Пьяным Тигром, и вообще зря влез во все это. Да, он получил плату и довольно таки неплохую -- Драконы как всегда были щедры, Вар не обманул, и в случае успеха переговоров и Королевский двор, и клан будут ему обязаны -- все это так. Но старого и много повидавшего на своем длинном пути шамана неожиданно стало глодать чувство в чем-то похожее на стыд -- при его хоть и косвенном, но все же участи в руки чужаков передавалась одна из святынь Избранного народа и то что в конце концов Горы Силы все же вернутся под руку своего настоящего хранителя, не очень его утешало, ведь при этом погибнут тысячи и тысячи его соплеменников, и осознание этого факта мучило сроду никогда раньше не страдавшего приступами сентиментальности и жалости шамана. Война еще не началась, но жертвы среди народа гоблинов уже были или вернее вскоре должны были быть -- подаренные Драконами списки шпионов горных кланов, сулили сотням не очень верным подданным болотного престола долгую и мучительную смерть.
      -- Мы сметем этих мятежных недоносков за неделю! - хвастливо заявил один из генералов и поняв что зарвался, рухнул обратно на место. Окружавшие его гоблины посмотрели на него как на идиота, даже каменнолицый король, истуканом восседавший на троне, поморщился от столь ничем не подкрепленного бахвальства.
      -- И все же я сомневаюсь, что вы как обещаете сможете взять крепости четырех сильнейших кланов без многомесячной осады. То что вы говорите -- хвастовство, - заявил самый старый из генералов, и его слова, в отличие от слов его более молодого и через чур самоуверенного коллеги, вызвали шепотки одобрения у не верящих в возможность столь скорого взятия таких мощных крепостей гоблинов.
      -- Это наш риск и если у нас ничего не получится, то вы ничем не рискуете и просто останетесь у себя в болотах -- навсегда, - глава клана Красных Драконов не упустил возможности вонзить небольшую шпильку в сомневающихся в его словах гоблинов.
       Хррумкаслип снова отвлекся и не особо прислушиваясь к тому о чем говорят, принялся гулять глазами по обеим договаривающимся сторонам. Король болотных гоблинов, потомок богов и наследник древней и ужасной славы своих предков-королей, не произвел на старого буку особого впечатления -- обычный мелкий, даже мельче чем они бывают, поверхностный гоблин, на первый взгляд какой-то заторможенный и не очень умный, да еще к тому же через чур падкий на лесть. Гораздо большее впечатление производили его подданные, вернее их число и то, как они жили, а также его советники -- покрытые шрамами генералы и шаманы, рядом с которыми подземный кудесник впервые за долгое время почувствовал себя неумехой. Хррумкаслип с горечью подумал, что тот позор, который произошел у них, никогда бы не смог произойти здесь -- самозванец Дагобор был бы мгновенно уничтожен, и вся его колдовская сила и огры, что он привел с собой (и большинство которых коварный и набравший еще больше силы король позже убил) не помогли бы ему взять даже первую из множества крепостей обитателей болот, не говоря уж об их столице, и вообще старый бука (хоть сам он этого и не осознавал, вернее не мог сформулировать) ощущал себя деревенским жителем, приехавшим в город. Но какую бы зависть и чувство собственной неполноценности не внушали ему местные гоблины, Красные Драконы вызывали гораздо более яркие чувства, главным из которых был страх, особенно в этом отношении примечателен был их глава: Дримм сильно изменился за то время, что гоблин видел его в последний раз -- обычный в общем-то фейри, пусть и умело сочетавший в себе воинские и магические таланты, превратился в страшное существо. Внутренний взор шамана ясно различал струящееся вокруг фейри золотистое сияние, пахнущее чудовищной мощью, и следы сожранного духа такой силы, что Хррумкаслип даже в самых сладких своих мечтах не решался представить, что сможет такого призвать, тем более им повелевать, на фоне этого даже не стоящей упоминания мелочью были еще несколько постепенно тающих сущностей, уничтоженных каким-то очень опасным и злым колдовством. Шаман не сомневался, что его болотные собратья видят тоже что и он и поэтому уже не боялся как вначале, что наплевав на договоренности и его посредничество, болотники решаться напасть -- чтобы убить такое могучее существо, что выглядело как обычный фейри, требовалось гораздо больше сил чем у них было, и это даже если бы фейри был один, а не со столь впечатляющей свитой. Шаман поежился, вспоминая сколько бойцов клана сейчас находится в окружающем лесу, и с некоторым затаенным злорадством посмотрел на гвардейцев болотного короля, совершенно терявшихся на фоне здоровущих воинов клана. Полноправные же члены клана вообще подавляли богатством своего снаряжения, и у пришедших на встречу гоблинов до сих пор горели глаза при взгляде на них. Лишь осознание качественного и количественного превосходства Драконов удерживало гоблинов от необдуманных, но диктуемых инстинктом действий.
      -- 5% это слишком много ! - яростно спорил Верховный шаман болотников, - вы и так возьмете большую добычу и целых три месяца будете владеть рудником! А потом уйдете и все, а нам еще платить вам 5%!? Несправедливо! - Хррумкаслип с неудовольствием понял, что слишком задумался -- стороны договорились и теперь решают что будет дальше и делят барыши.
      -- Без нас вам не видать как гор, так и оставшихся 95%, - пожал плечами Дримм, - можно и по-другому: мы и дальше будем обеспечивать безопасность рудника и добычу руды, но наша доля возрастет до трети. Ну как вас устраивает такой вариант? - Верховного шамана и остальных болотников он явно не устроил, и они было снова начали рядиться, но вмешался король, показав всем, кто здесь все-таки главный и поставил жирную точку, подведя итог переговорам:
      -- Мы согласны на все ваши условия, - тихий голос короля мгновенно прекратил всяческие дебаты и дальше раздавался в абсолютной тишине, разбавляемой лишь отдаленными птичьими трелями, - армия выступит как только наши шпионы донесут, что вы взяли рудник, и как только мы выступим, пойдет время вашей власти над ним. Войска и народ будут в уверенности, что готовится поход вглубь болот для того, чтобы добить наших давних врагов -- бывших хозяев наших нынешних владений, и никто за пределами этого места не узнает о наших планах. - Король медленно встал со своего походного трона, вместе с ним встали и все присутствующие на переговорах и торжественно произнес: - Мы, Великий Властелин Избранного Народа (Хррумкаслип поморщился -- король именовал себя владыкой ВСЕХ гоблинов мира, хотя правил лишь в Синих болотах), Главный Делитель Мяса (теперь бука с опаской посмотрел на фейри и других членов клана Красного Дракона -- ''Мясо'' -- название всех негоблинов и король поступал не очень вежливо, договариваясь о чем-то с этим самым ''мясом'' и при этом упоминая этот термин ), Первый Сын Богов, Столп Крови и Копье Смерти утверждаем договор между Нами и кланом Красного Дракона. - Закончив король не стал дожидаться ответных клятв от главы Красных Драконов, а двинулся на выход из круга камней, свита потянулась за ним, а королевский распорядитель запоздало объявил об окончании аудиенции. Драконы переглянувшись также двинулись на выход вместе с присоединившимся к ним букой. Идя вслед за Дриммом Хррумкаслип подумал, что на месте главы клана не очень бы доверял высокомерному и далеко не такому глупому, как он думал, правителю Синих Болот -- ведь тот не поклялся ни предками, ни богами и вообще не стал клясться и слушать ответных клятв, а лишь утвердил договор. Озвучивать свои подозрения бука не стал и этим несколько успокоил свою изрядно кусавшую его за сговор с чужаками против сородичей совесть и во исполнение уже своего личного договора отправился в ''гости'' к клану Красного Дракона на обговоренные 10 дней, где в огромных количествах поглощал дорогущее вино квелья, пить которое в таких масштабах мог позволить себе не каждый король. Мысли сбежать по дороге и предупредить горных собратьев о готовящийся бойне так и остались только мыслями -- шаман не решился убежать от сопровождавшего его эльфа, обладателя зеленого глаза, из которого на мир смотрело какое-то древнее и вызывающее безотчетный страх существо, и предпочел засунуть свою некстати проснувшуюся совесть куда подальше, туда, куда не заглядывают даже духи.


       Васильковое поле, окрестности Узла Всех Дорог Мира.
       Пять часов до часа X.


      -- В очередь, сукины дети, в очередь! - весело заорал Шутник, разгоняя столпившихся у его стола игроков, что пытались получить свой аванс быстрее. - Че вы тут сгрудились? Вон ведь еще столы! - выполнявший сегодня роль кассира маг-смерти махнул рукой в сторону остальных девяти столов, где впрочем была похожая ситуация, ну может быть у некоторых лишь чуть получше. - Ну? - Шутник уставился на хлопнувшегося на стул человека-воина с гипертрофированным мускулистым телом, выдававшим в нем игрока, переусердствовавшего с ручными настройками персонажа. - Договор заключил? Клятву принес? Бирку получил? - Игрок, у которого почти полностью отсутствовала шея, с трудом кивнул. - Ну так чего ждешь? Давай ее сюда! - Игрок положил на стол требуемый кусочек дерева, удостоверявший что он заключил договор и принес необходимые клятвы на походном алтаре Трооатэнны, которым заведовала Людмила -- паладин, а по совместительству и жрец бога войны. - Держи! - Шутник бросил бирку в стоящую на столе шкатулку и достал из сундука, что находился под охраной целого десятка спецназовцев и двух членов клана, имеющих класс вор, очередной мешочек с сотней золотых.
      -- Тут золото? - густым басом спросил воин, потянувшись было к мешочку, но отдернув руку в последний момент, и как-то испуганно по-детски вопросительно посмотрел на Шутника.
      -- Нет, талоны на усиленное питание! Следующий! - Вздрогнувший от крика здоровяк все же решился и неловко подхватил причитающееся ему золото, чтобы чуть ли не рухнуть на землю, когда его спихнула со стула занявшая его место эльфийка-маг.
      -- Ну я пошел? - спросил у занятого с эльфийкой Шутника все еще с растерянным видом стоящий рядом со столом здоровяк.
      -- Иди, - не глядя ответил тот и уточнил, - туда иди, - и махнул в сторону толпы, состоявшей из уже получивших аванс игроков, что находились за редким отцеплением из эльфов-стрелков и спецназовцев.
       Нынешний день преобразил обычное и ничем не примечательное цветочное поле -- на нем за считанные часы выросли шатры, различные сооружения, временные коновязи и площадки для то взлетающих, то опускающихся на него грифонов с всадниками на спинах. Помимо не таких уж и многочисленных грифоньих всадников хватало и другого народа: тут вам и старавшиеся опередить друг друга при получении аванса игроки из разных кланов, суетящиеся так, словно боялись что денег не хватит на всех и последние останутся с носом; и разделенные на два неравных отряда наемники из одноименной гильдии, презрительно поглядывавшие на всю эту суету; и крупный отряд, отправленный начальником стражи Узла, обеспокоенного появлением у стен города многотысячного войска; и еще одна группа игроков, что прибыли совсем недавно и держались особняком -- в отличие от большинства они не стояли в очереди за авансом и вообще по своему поведению сильно отличались от остальных нанимавшихся для боя воинов и магов, были как-то серьезней что ли и не имели вокруг себя ауры насилия, что обычно сопровождала живущих за счет лута игроков, хотя доспехи и оружие у них были не хуже, а может быть даже где-то и получше чем у остальных; имелся и совсем крохотный отрядик, состоящий из антагонистов стражи, а именно из нескольких контрабандистов с охраной, подозрительно косившихся на безмолвно наблюдавших за происходящим на поле стражников и демонстративно не занимающихся никакими делами; еще фермеры, что решили поглазеть на неожиданно появившееся рядом с их фермами столпотворение и заодно под шумок продать кое-что из продукции своих хозяйств; купцы, руководствовавшиеся примерно теми же мотивами что и фермеры и успевшие на пару с ними организовать что-то вроде рынка под открытым небом; какие-то совершенно посторонние личности, как игроки, так и неписи, шатавшиеся повсюду и пристававшие ко всем с вопросами; ну и конечно нельзя было не заметить и устроителей всего этого -- клан Красных Драконов был повсюду, и именно он организовывал толпу и не давал воцариться абсолютнейшему хаосу.
      -- Репа, свежая репа! - вовсю надрывала хайло дородная фермерша, расхваливая свой конечно неплохой, но совершенно ни к месту предлагаемый товар. Проходившие мимо игроки странно косились на нее, отпускали шуточки, крутили пальцем у виска и не спешили покупать столь ''нужный'' им здесь и сейчас товар, что лишь раззадоривало тетку и заставляло ее разевать свой просто непомерный хавальник еще шире. - Репа, только с грядки, недорого! - Проходивший рядом с ней варвар-игрок подавился только что купленным пирожком и страшно закашлялся, выронив и недоеденный пирожок, и пакет с еще несколькими купленными чтобы убить время в очереди за авансом.
      -- Совсем о...ела б...ть! - Не до конца еще прокашлявшийся варвар пинком опрокинул самодельный прилавок с продукцией горластой фермерши и занес кулак, чтобы если уж и не навсегда, то надолго заткнуть стоившее ему обеда хайло. Бешеный, совершенно чудовищной силы визг едва не сбил его с ног и заставил повернуться в сторону конфликта все довольно таки большое поле.
      -- В чем дело? - спросил появившейся как из-под земли рейнджер-эльф из Драконов, становясь между сторонами конфликта. Двое сопровождавших его заготовок сосредоточили все внимание на варваре -- закрывшая рот рукой тетка, что прижалась к задку телеги со своим добром, не показалась им серьезной и стоящей внимания угрозой. Впрочем и варвар не выглядел особым агрессором и в настоящий момент ковырялся в заложенных после вопля ушах.
      -- Эта ...... чмошная ..... про...ять! Дочь вы...ой п... ды! Едва меня на респаун не отправила -- сука! - возмущенно ответил варвар, с облегчением увидев что на пальцах, которыми он ковырялся в ушах, нет крови. - И пирожков с грибами на пол- серебряной монеты лишила, - варвар кивнул на раздавленный пакет и с искренним возмущением уставился на не знавшую куда ей деться тетку.
      -- Ну-ну, не преувеличивай, - постарался успокоить вновь закашлявшегося варвара рейнджер, - не отправила же, да и не специально она, вот лучше возьми, - миротворец протянул варвару две булки, между которыми чего только не было, начиная от аппетитного шматка копченого сала и заканчивая изумительно благоухающими малосольными огурцами, что пахли чуть ли не на все поле, - это явно будет получше, чем твои позавчерашние пирожки. К тому же вряд ли ты захочешь связываться со стражей, - рейнджер кивнул в сторону уже начавших присматриваться к конфликту стражников из Узла.
      -- Никакие они не позавчерашние, - буркнул варвар, но великанский сандвич все же взял и поблагодарив рейнджера, а так же напоследок наградив тетку суровым взглядом, отправился куда шел.
      -- Теперь с тобой, - рейнджер развернулся к заварившей эту кашу и наконец-то ''набравшей в рот воды'' тетке. - Думай, когда так орешь -- нарвешься когда-нибудь! Сколько стоит? - эльф кивнул на валяющуюся на земле продукцию.
      -- Серебрушку, - загнула цену несколько отошедшая от испуга тетка.
      -- Побойся богов, селянка, - покачал головой рейнджер, - я ведь тебе жизнь спас, а ты меня грабишь? Десять медяков. -
      -- Двенадцать, - совсем уже отошедшая от испуга женщина подхватила одну из валявшихся реп и чуть не впечатала ее в лицо брезгливо отшатнувшегося эльфа, - ты посмотри, понюхай, смотри какая репа! Всем репам репа! -
      -- Да прав был только что ушедший товарищ -- ты совсем ох..ла! Беру! - желая поскорее отвязаться согласился на названную цену эльф. - Сколько еще может продолжаться эта смесь разъездной ярмарки и шапито со мной в главной роли, - тоскливо размышлял Муллкорх, глядя на то, как заготовки помогают наглой и горластой фермерше восстановить прилавок, - скорей бы уж в бой, а то с самого утра кручусь тут, скоро совсем в мента превращусь, хотя ни один мент в отличие от меня никогда не будет платить за произошедший на его территории беспорядок и не отдаст кому-то собственный любовно приготовленный своими же руками обед. Взятки что ли брать? - подумал рейнджер, скользя взглядом по прилавку с домашними копченостями. - Можно натурой. -А затем он увидел двух яростно спорящих о чем-то купцов, что уже взяли друг друга за бороды, тяжело вздохнул, махнул уже закончившим с прилавком подчиненным и отправился решать очередной вопрос, а в спину ему снова несся ничуть не потерявший в децибелах и задоре вопль -- РЕ-ПА!!!
       Драконы впервые показывали всем свою настоящую силу и надо сказать, другие кланы были впечатлены -- одно только то, что Драконы имели свыше полусотни всадников на грифонах (больше чем любой другой клан в Серединном мире), дорогого стоило, а ведь кроме грифонов имелась еще больше тысячи заготовок, не говоря уж о на зависть всем снаряженных членах клана, численность которых если и не перевалила за полутысячу, то вплотную подошла к этому барьеру. Казалось бы, что такое полутысяча игроков? Были кланы и побольше, много, много больше ( самым большим в Серединном мире считался китайский клан Великая Стена, насчитывающий до 300 тысяч активных членов), но такого стабильно высокого уровня всех членов клана и такой уже упоминаемой концентрации дорогого снаряжения в этом регионе не было ни у кого. Но все же главной демонстрацией мощи и отличия Драконов от остальных кланов было не снаряжение и оружие и даже не количество заготовок и имеющихся грифонов-маунтов, а те чудовищные средства, что клан смог выложить для найма трех с лишним тысяч игроков, трех тысяч сильной и хорошо вооруженной наемной пехоты из неписей и постройке портала (никто так до сих пор и не узнал про умения главы Драконов), который и должен был перебросить все собранные Красными Драконами силы до нужного и пока что известного только им места. В сохранении секретности клан нанимателей показал себя настоящими параноиками, и никто из многих интересовавшихся, куда это Драконы вкладывают такие бешеные деньжищи, так и не смог узнать ничего конкретного, кроме того что клан сам соизволил рассказать.
       Ожидание затягивалось, вместе с ним росло и напряжение, вот уже последние из получивших аванс игроков влились в общую толпу, из которой уже начали раздаваться постепенно становившиеся все более частыми вопросительные выкрики, а портал все также представлял из себя мертвые изрезанные рунами столбы, образующие ворота десяти- метрового диаметра. Некоторое оживление вызвал караван повозок, что сопровождали еще несколько сотен заготовок, в которых более опытные игроки опознали не предназначенных для боя ремесленных и добывающих заготовок, груз же опознать не удалось -- он так и остался скрыт под плотными рогожами.
      -- Все привез?! - Анариэль подняла край одной из рогож, прикрывавшей содержимое повозки, некоторое время погуляла взглядом по непонятным железякам и опустив ткань требовательно уставилась на довольного Морнэмира.
      -- С лихвой! - Морнэмир поправил чуть сбившуюся рогожу и бережно как любимую женщину ее погладил. - Теперь даже если на руднике будет полный разгром, мы все рано сможем начать работу практически сразу, в тот же день. -
      -- Отлично -- простой нам не нужен. Что-нибудь осталось? - с надеждой спросила Анариэль и не смогла удержать разочарованного вздоха, услышав хоть и ожидаемый, но все же от этого не менее неприятный ответ:
      -- Смеешься что ли? Все потратил, еще и 20 тысяч личных денег вложил, да еще кинжал пришлось продать, тот самый, со статами против магии хаоса -- так что я пустой, даже на мороженное денег не осталось. Угостишь? - Несмотря на сказанные им слова, Морнэмир выглядел довольным и шутил, и непохоже было, что он переживал из-за потери круглой суммы личных денег и очень хорошего кинжала.
      -- Эти железки золотые что ли? - поразилась Анариэль, питавшая слабую надежду, что хотя бы четверть выделенной Морнэмиру суммы вернется в полностью ''ограбленную'' самими же членами клана клановую казну.
      -- Дороже золота! - с гордостью похвастался Морнэмир. - Гномья работа -- это тебе не тот ширпотреб, который подсовывают под видом инструментов тем, кто только начинает качать ремесло! Пошли покажу, заодно с парнями познакомишься, - Морнэмир махнул в сторону дисциплинированно расположившихся рядом с телегами заготовок, - узнаешь тех, кто хорошо пополнит твои опустевшие закрома. - И эльфы двинулись вдоль многочисленной вереницы телег и еще более многочисленной толпы мастеровых, что стояли рядом с ними.
       Разговоров про караван хватило на полчаса, а потом игроки вновь начали волноваться, пытаясь выяснить у нанимателей, когда же начнется обещанное рубилово и сколько им еще здесь торчать. Ответы, что столько сколько нужно, совершенно не удовлетворяли разрозненную и недисциплинированную орду из представителей десятков кланов и сотен пока что не нашедших себе компанию или не любивших толкаться локтями одиночек.
       Наконец среди командного состава Драконов началось оживление, которое через несколько минут перекинулось на все разнородное воинство: перед порталом сконцентрировался отряд из сотни воинов клана Красного Дракона, между ними начали ходить маги, накладывая на каждого из них защитные и усиливающие чары, наемники- неписи принялись облачатся в доспехи и строится, а остальные члены клана-нанимателя и их многочисленные заготовки стали концентрироваться в разнородные, разночисленные и явно предназначенные для конкретно-определенных дел отряды. Игроков также сумели построить во что-то вроде колонны и подвели поближе к порталу, поставив их в третью очередь после сотни воинов и обосновавшейся на втором месте полусотни владельцев грифонов, чьи маунты чувствовали всеобщее напряжение и иногда в порыве чувств издавали птичий клекот, похожий на рычание, или наоборот рычание с примесью птичьих голосов. На поле вновь опустилось ожидание, но оно кардинально отличалось от того, что было буквально несколько минут назад -- вместо тягостного безделья -- струна, звук, держащий в напряжении и заставляющий каменеть мышцы в ожидании действия и по мере того как шли минуты, это напряжение все росло, натягивая струну все больше и больше. На поле опустилась полная тишина, утихли ездовые животные, даже птицы в окружающих поле рощах и те замолчали -- все, абсолютно все и те, кто находился здесь по праву, и случайные прохожие смотрели на оказавшийся в центре всеобщего внимания портал....


       Гоблинские горы, Большой серебряный рудник, Первая северная шахта (давно выработана).
       20 минут до часа X.


       Тощая рудничная крыса, с жадностью и наслаждением глодавшая большого и несмотря на отсутствие головы и части туловища все еще шевелившегося таракана, замерла и насторожилась, морда с красными глазами-бусинками несколько раз повернулась из стороны в сторону и уставилась на залитую водой впадину, что примостилась у стены между двух куч пустой породы. Серая несколько мгновений не мигая смотрела на вроде бы совершенно спокойную воду, а потом выпустив из лапок недоеденного (!) таракана, стремительно бросилась прочь. Не успел еще стихнуть цокот когтей напуганной зверушки, как мутная от каменной пыли вода вспузырилась и из нее на поверхность вынырнул какой-то черный предмет, оказавшийся головой в глухом шлеме. Голова несколько мгновений рассматривала окружающую обстановку, а потом погрузилась обратно, но лишь на мгновение, а затем и голова и все остальное что к ней прилагалось выметнулись из воды, подлетели в воздух и приземлились в двух метрах от породившей их лужи. Очутившаяся на берегу фигура в черных доспехах как легкую тростиночку перекинула из руки в руку и обратно огромный двуручный меч, вновь повертелась из стороны в сторону и никого не увидев и не почуяв, развернулась к луже, откуда пусть и не так стремительно начали появляться все новые и новые доспешные воины.


       Дримм -- глава клана Красного Дракона.

      -- Дочка, - Дримм мысленно обратился к одетой в его старый комплект ''Черной Молнии'' Василисе, - направо, проверь до большого верхнего тоннеля, постарайся чтобы тебя не заметили. -
      -- Хорошо, отец, - также мысленно ответила Василиса и положив меч на плечо, стремительно и бесшумно побежала в указанном направлении.
      -- Айс-мэн (прозвище Галивартана ), берешь Каскадера (Нарамакила) и Задиру (Храванона), - на этот раз Дримм говорил вслух едва слышным шепотом, но чуткие уши эльфов слышали каждое слово командира, - и чешете налево до стоков.
      -- Понял, - кивнул не стеснявший себя доспехами эльф-варвар, чей перевитый синими татуировками торс смотрелся особенно голо рядом с одоспешенными товарищами, - сделаем!
      -- Остальные, охранять меня во время постройки, - распорядился Дримм и принялся оглядываться по сторонам, ища удобное место для строительства портала, но не нашел и немного подумав, двинулся в ту сторону, куда убежала Дочка. В тоже время вокруг него образовалась своеобразная защитная оболочка в виде готовых прикрыть своего главу членов клана, чьим непосредственным командиром, на время пока фейри будет отвлечен, стал Менелтор.
       Несколько минут сопровождаемый прикрытием Дримм быстро шел по становившемуся все более и более широким тоннелю, придирчиво и с недовольным выражением лица рассматривая его стены, потолки и пол, и в конце концов нашел то что нужно: довольно ровный участок стены с более-менее гладким полом и высоким повышающимся почти до трех метров потолком.
      -- Так. - Дримм внимательно осмотрел выбранный участок. - Портал должен встать без проблем -- места хватит. - Дримм бросил взгляд в ту сторону, куда ушла группа Галивартана. - Все-таки узковат тоннель, грифонам будет тяжело, но ничего, должны протиснуться, а вот Ворошилова пока рано вызывать -- здесь ему не развернуться. - Мелькнувшая мысль о маунте мгновенно потянула за собой другую, Дримм отдал мысленный приказ и через секунду появившейся Послушный присоединился к охранявшим фейри бойцам. Пример главы клана оказался заразителен, и через несколько мгновений силы отряда удвоились, по крайней мере в численном отношении -- каждый из находившихся здесь бойцов призвал своего пета. В тоннеле сразу стало тесно, и Дримм приказал увеличить расстояние между ним и охраной -- фейри имеющему статус ''Строитель порталов'' требовалось место для работы. Прежде чем приступить к делу Дримм в последний раз оглянулся и прислушался: у Василисы все было прекрасно, мысли стража выдавали даже легкое разочарование о том что пока не удалось никого убить, со стороны куда ушла троица воинов тоже не было слышно никаких звуков, а значит все было нормально -- не те это были ребята, которых можно было убрать уж совсем без всякого шума. Мысленно утешив Дочку тем, что она еще успеет вдоволь ''нахлебаться'' крови, Дримм приказал Менелтору подавать сигнал и открыв сумку принялся доставать вещи, с помощью которых он и собирался построить портал. А Менелтор, подчиняясь приказу, выудил из кармана и сломал два небольших костяных стерженька, подавая тем самым сигнал о готовности основным силам, что располагались в окрестностях Узла и сигнал о выдвижении союзным эльфам из Эрмилана, который им должны были озвучить прикрепленные к ним представители клана.
       Пути назад уже не было -- все завертелось, и Дримм полностью погрузился в непростой и требующий предельной точности процесс создания постоянного портала. Первым делом фейри занялся матовыми сферами -- одним из подарков Хозяина Путей, полученным одновременно с расовым классом: несколько слов и положенная на ладонь сфера легонько засветилась, поменяв цвет с голубого на зеленый, и по виду стала напоминать кусок тумана, хотя Дримм все также ощущал ладонью плотный чуть теплый камень, но крупный необработанный и потому не очень красивый внешне алмаз канул в сферу как в стакан воды, доказав этим что зрение все же не подвело и по крайней мере частично сфера уже не была обычным камнем. Вторую из приготовленных Дриммом сфер постигла та же судьба и очередной алмаз, брат-близнец первого, занял свое место внутри нее. Проверив что все сделано верно, Дримм отложил начавшие созревать сферы до времени в сторону и продолжил работу. Теперь его вниманием завладела стена пещеры, которую Дримм начал как бы охлопывать ладонями, приговаривая при этом слова на фейрийском языке. Спустя несколько минут он прервался и вернулся к сферам, которые к этому моменту выросли в диаметре и сменили тусклый зеленый свет на гораздо более яркий белый. Фейри не стал брать изменившиеся камни голой рукой, вместо этого он надел украшенную зелеными камнями перчатку и стараясь не касаться сфер ничем кроме перчатки, по одному перенес их к стене, расположив на расстоянии 15-ти метров друг от друга. Потом Дримм отошел на десяток метров и встав на равном расстоянии между светящимися все сильней и сильней сферами, напрягся и застыл, направив руку в перчатке точно в середину получившихся своеобразных ворот. Минуту ничего не происходило, а затем по ушам всех находившихся в тоннели ударил легкий хлопок, и на месте сфер образовались высокие, расписанные рунами столбы, несколько секунд после создания похожие на полупрозрачную голографию или оптический обман, но вскоре уплотнившиеся и заматеревшие, что подтвердило похлопывание по ним уже снявшего перчатку Дримма.
       Фейри довольно оглядел свою работу и уселся в позу медитации, спеша пока портал набирается сил восполнить изрядно потраченную при его создании ману. Через 10 минут он встал, помог естественному восстановлению зельем, выпил еще одно, на несколько часов усиливающее и без того немалые возможности фейрийского организма, и небрежно, словно переворачивая страницу книги, махнул ладонью...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн HELOUN

  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2010
  • Сообщений: 5423
  • Activity:
    10.5%
  • Благодарностей: +2467
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #7 : 15-10-2015, 15:10 »
0
Хорошо пишет,автор молодец.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2803
  • Сообщений: 6213
  • Activity:
    62%
  • Благодарностей: +4836
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #8 : 17-10-2015, 17:55 »
+2
You are not allowed to view links. Register or Login

       Интерлюдия.


       Ликвидация.
       Москва.


      -- Ну как, Серый, готов? - спросил напарника Василий, глядя как наконец-таки в окнах нужной им квартиры погасили весь свет. - Послужим родине любимой? - он несколько ерничал -- уж очень дело, которым он занимался вот уже почти два месяца, отличалось от того, что он делал раньше.
      -- Подождем еще четверть часа, - ответил так же взглянувший на окна и не принявший шутейного тона напарник, - пусть уснут покрепче. -
      -- Что у нас сегодня за кухня? - продолжал шутить Василий, пытаясь таким образом скрыть подступавший мандраж. - Что будем готовить? Неудавшееся ограбление, взрыв газа, окурок в постель или псих-отец прикончил жену и двух детей и застрелился сам? -
      -- Бандитское нападение с изнасилованием и убийством, - ответил его напарник, проверяя содержимое открытой и положенной на колени сумки. -
      -- Вот это да! - неподдельно изумился Василий. - Что-то новенькое! А как же приказ не привлекать внимания? -
      -- А мы и не привлечем, - убедившись что все на месте, Серый (в миру майор ФСБ Сергей Владимирович Лурье) закрыл сумку и еще раз глянул на окна, - убийц и насильников быстро найдут, примут, после чего за такие дела устроят им в камере анальный досмотр, после которого они то ли повесятся, то ли наглотаются стекла -- я еще до конца не решил что лучше. -
      -- И кому же такое ''счастье'' привалило? -
      -- Да есть тут два кадра -- армяне. Они мне мешают -- больше не будут. -
      -- И что они тебе такого сделали, что ты их на такую смерть подписываешь? - Василий снова глянул на все такие же темные окна и проводил подозрительным взглядом фигуру выходившего из подъезда мужика.
      -- Говорю же мешают, по бизнесу мешают, а больше тебе знать не нужно -- это мои дела, личные. -
      -- Ладно, мне-то что, - Василий равнодушно пожал плечами, - хочешь совместить приятное с полезным -- флаг тебе в руки -- лишь бы работе не помешало. -
      -- Не помешает, - майор снова глянул на окна и убедившись что там все по-прежнему, кивнул напарнику. - Пошли. - И два кадровых офицера ФСБ отправились выполнять свою работу.

       Двое суток спустя столица была потрясена зверским убийством семьи из четырех человек, произошедшим буквально в десяти минутах от Красной площади. Газеты, телевидение, интернет подняли хай, известный телеведущий Кознер опять позволил себе провокационное высказывание про Гос Думу, политический деятель Зозман возложил всю ответственность за произошедшее лично на Президента, а писательница Юлия Гнидавилина в интервью Би-Би-Си пообещала написать книгу о беспомощности МВД и сращивании криминала с органами -- в общем все было как обычно. Но критическим воплям совсем скоро пришлось умолкнуть или хотя бы снизить градус -- неожиданно оперативно сработала полиция и по горячим следам задержала виновных в этом зверстве, коими оказались двое выходцев с Кавказа (что никого не удивило и было воспринято как должное). Через три дня обвиняемый в четырех убийствах и изнасиловании несовершеннолетних хозяин автозаправки, не старый еще, полный сил и жизни армянин, с пеной у рта доказывавший свою невиновность, был изнасилован в камере шестью уголовниками, получил в результате разрыва прямой кишки заражение крови и через неделю умер в тюремной больнице. Его шедший по этому же обвинению брат, сумел сохранить жопу в неприкосновенности, но вот хлещущую из пропоротого заточкой горла кровь удержать не сумел и присоединился к старшему брату на небесах.


       Ликвидация.

       Валентин Акимович делал зарядку, с удовольствием приседая и касаясь пальцами плеч. Вот уже семьдесят лет он не изменял этой полезной с пятилетнего возраста привитой ему отцом привычке, ставшей за столь долгую жизнь железным правилом. Отец -- генерал-танкист, прошедший четыре войны (Испанская, Финская, Отечественная, Корейская), активно занимался слабеньким от рождения сыном, с самого детства прививая ему любовь к физкультуре и обливаниям, а так же к военной службе, на которую продолжатель славной военной династии просто ОБЯЗАН был пойти. Но не срослось -- подвело зрение, с которым ничего не могли поделать лучшие врачи Союза, приглашенные напрягшим связи (включая старые фронтовые) отцом. Так и получилось, что вместо лелеемой под влиянием отца военной карьеры, ему пришлось уйти в науку, где дисциплинированный, привыкший преодолевать трудности юноша, а затем мужчина достиг немалых высот.
      -- Привет, деда! - вихрем ворвалась в гостиную проснувшаяся внучка, при очередном приседании чмокнула его в макушку и тут же убежала сначала в ванную, а потом на кухню готовить обед и завтрак себе и один лишь обед деду, предпочитавшему по утрам стакан кефира любой твердой пище.
      -- Дзи-и-инь! - громко и неожиданно зазвонил дверной звонок. Валентин Акимович прервал зарядку и как был в старых трениках и майке, что помнила его еще десять лет назад почившую жену, отправился в прихожую узнать кому и что понадобилось в такую рань. За дверью стоял высокий светловолосый и улыбающийся во все зубы парень.
      -- А, Петя, - поприветствовал гостя, а также личного водителя и охранника хозяин дома. - Что-то ты рано сегодня? Заходи давай. Есть будешь? Настя как раз готовит. -
      -- Некогда, - отказался привычной дорогой вошедший в квартиру Петр. - И вам некогда, Валентин Акимович -- вы ведь помните про сегодняшнею встречу в 8? -
      -- Вот ведь! - хлопнул себя по лбу Валентин Акимович. - Забыл! - он раздосадованно глянул на часы. - Хотя, успеем, но придется поторопиться. Как отвезешь меня, не вздумай сидеть там голодом и не забудь пообедать, а то мы там скорей всего засядем часов на шесть как в прошлый раз. -
      -- Конечно, Валентин Акимович, - согласился Петр, глядя как повернувшийся подопечный взял со столика свой кефир и начал его пить крупными глотками. Затем дождавшись когда стакан был выпит и вновь занял устойчивое положение на столе, резко ткнул (!) сложенными в клюв пальцами в затылок прибывавшего в хорошем настроении старика, подхватил уже мертвое тело и аккуратно опустил его на пол, а затем посмотрел в сторону кухни, где готовила завтрак и весело щебетала ни о чем еще не подозревавшая Настя.

       Валентину Акимовичу повезло -- он умер быстро, ничего не почувствовав и не видел того, что славный и нравившийся ему парень сделал с его внучкой. Какого-то резонанса смерть старого и известного лишь в узких кругах ученого не наделала, а исчезновение его внучки прекрасно вписалось в подготавливаемую самим Валентином Акимовичем (не без помощи конторы) легенду, которая должна была прикрыть ее ожидавшееся со дня на день исчезновение в рамках секретного проекта под кодовым названием -- ''Дом Свифта''.


       Ликвидация.
       Марсель.


      -- Ты все понял, придурок?! - Жак с презрением и подозрением смотрел на своего не блещущего интеллектом, а если по-простому, то тупого как пробка подручного. - Повтори! -
      -- Дождаться пока погаснет огонек на двери, - здоровенный лысый конголезец со шрамом во все лицо старательно проговаривал многократно вдолбленный ему, в том числе с помощью электрошокера и тяжелых ботинок, порядок действий. - Войти, подняться на третий этаж, постараться не попасться никому на глаза, дверь с номером 17, прикончить лысого коротышку в очках, забрать его телефон, компьютер и кошелек -- сделать все за 20 минут и спустится обратно. -
      -- Молодец! - похвалил громилу Жак. - Иди и сделай все в точности так, как ты мне сейчас сказал! Не справишься, сам знаешь что будет. - Здоровяк кивнул и все с тем же заторможенным лицом вылез из машины, что стояла в переулке за отелем, а затем сжимая под свободным плащом рукоятку тяжелого мясницкого тесака, двинулся к черному ходу. Жак посмотрел ему вслед и прижав палец к уху, сказал в неприметный наушник телесного цвета всего лишь одно слово. - Вырубай! -

       Одна из подстанций Марселя дала сбой и на 20 минут оставила без электричества несколько центральных районов города, что вызвало массу весьма неприятных проблем и неудобств, а также множество преступлений, по большей части мелких, вроде краж в магазинах, но был и совсем шокирующий случай: судимый ранее за наркотики и насилие выходец из Конго, воспользовавшись отключением камер наблюдения и электронных замков, проник в номер известной гостиницы и зарубил мясницким ножом постояльца -- уважаемого журналиста одной из центральных газет Парижа, но уйти с награбленным ему не удалось -- его застрелил случайно находившийся в переулке офицер службы безопасности Президента.


       Ликвидация.
       Неаполь.


       Фьюрио глубоко затянулся косячком и на несколько мгновений словно бы впал в нирвану, закрыв глаза и привалившись к грязной стене переулка, потом все же неохотно открыл глаза и лениво оглядел улицу. Нужный ему мудак еще не появился и Фьюр вновь смолянул даже до половины не сточенный косяк.
      -- Слава святому Антонию! - через несколько минут подумал сицилиец, глядя на молодого легко одетого парня, слушавшего и смотрящего музыку через телефон. - Вот и тот гандон, про которого говорил Полли, ничего не видит -- пялится в экран, в ушах наушники -- легкая добыча. - Молодой, но перспективный мафиозо торопливо сделал последнюю затяжку, стряхнул на землю остатки косяка и как бы невзначай пристроился за ничего не видевшим вокруг меломаном, идущим привычной и хоженой сотни раз дорогой.

       До дома парень, известный в интернете блогер, специализировавшийся на тайных заговорах правительства, не дошел, а был зарезан так и не найденным преступником -- Фьюрио выполнил задание босса, которого об этом деле попросили очень уважаемые люди, поднялся и в будущем еще не раз выполнял подобные прибыльные для него и организации поручения.


       Ликвидация.
       Дублин.


       Мэги была счастлива и пьяна -- наконец-то столь тяжелая и вследствие этого казавшаяся невероятно долгой неделя подошла к концу, и она могла как следует отдохнуть. Старый мудак-профессор, у которого она проходила практику, явно перегнул палку и загонял молодую студентку-практикантку до зеленых чертей. Неудивительно, что в законный выходной эти самые черти потянули ее в бар, где после полбутылки хорошего выдержанного ирландского виски их количество выросло многократно. Эти же самые черти толкнули ее снять в баре парня, которого она и вела сейчас к себе домой. Парень был вполне в ее вкусе: рыжий и белокожий здоровяк с добрым лицом и шаловливыми умелыми руками, и неважно что американец, главное, что настоящих ирландских кровей и умел целоваться.
       Как только поддатая парочка с грехом пополам открыв дверь проникла в так называемую девичью светелку, парень сразу прижал ожидавшую и напрашивающуюся студентку к стене (при этом точным и выверенным движением ноги захлопнув входную дверь). Сразу же пошли жуткие засосы, стремительно переросшие в большее -- ждать до спальни ни он, ни она больше не могли. Шон (имя парня, представившегося морпехом в увольнении) на мгновение оторвался от податливого женского тела и развернул взвизгнувшую, но не особо возражавшую девушку к себе спиной. Навалился одной рукой, лаская грудь млеющей в предвкушении Мэг, а другой, задирая подол ее легкого короткого платья. Затем морпех разорвал на ней трусы и завозился со своими брюками, пьяно-готовая на все Мэг напряглась и выгнулась, предвкушая прикосновение и не только, готовой к бою мужской плоти, но вместо этого почувствовала жесткий ремень на своей шее, не поняла сначала что это такое, а потом было уже поздно...

       Через три недели агент ЦРУ Патрик О Бенон получил новое задание и очень ему обрадовался -- Ирландия, конечно, была родиной его предков, но дома было все же лучше.


       Ликвидация.
       Псков.


       Взрыв бытового газа в многоквартирном доме -- погиб главный редактор газеты ''Псковская провинция''.


       Ликвидация.
       Токио.


       Отравился рыбой фугу известный астроном.


       Ликвидация.
       Краков.


       Умер во сне бывший министр обороны.


       Ликвидация.
       Алматы.


       В лучшем отеле города, в президентском номере, был убит вместе с женой-телеведущей, глава Российской государственной компании, занимающейся новыми технологиями. Убийц так и не нашли, но судя по записке это были патриотически настроенные граждане (по крайней мере так они себя сами называли), в той же записке они обещали, что ненавидимый всей страной бывший реформатор будет не последним.


       Ликвидация.
       Лос-Анджелес.


       В собственном бассейне захлебнулся пьяный миллиардер -- владелец частной компании, исследующей космос.


       Ликвидация.
       Минск.


       Сбит студент математического факультета (он же известный в Теневой части интернета хакер) -- машина скрылась с места аварии.


       Ликвидация. Ликвидация. Ликвидация. Ликвидация. Ликвидация.............


       Соединенные Штаты Америки.
       Пентагон.


       Гун Ли шла по коридору и одновременно думала, как ей избежать провала и одновременно выполнить задание центра. Центр был обеспокоен складывающейся в мире совершенно ненормальной обстановкой, пока еще не очень заметной простому обывателю, но вызывавшей ступор у казалось бы все повидавших ''зубров'' разведки и не менее опытных политиков. Вакханалия убийств, что творилась по всему миру последние месяцы, особенно на территории трех сильнейших стран планеты, которые и затеяли все это, выводила из себя своей нелогичностью. И прибывающая на грани паники руководство давило на Центр, который в свою очередь напряг всех своих агентов, включая даже таких законспирированных как Гун Ли.
       Девушка предъявила именной пропуск, чернокожий офицер проверил его по компьютеру, пролистал уже распечатанный на бумаге список допущенных в сектор, куда хотела попасть изящная как фарфоровая куколка китаянка в чине капитана, и наконец для верности сделал звонок в отдел безопасности. Только после этого Гун Ли сумела попасть в нужную часть огромного и подобного муравейнику здания, то есть туда, где она вот уже в течении более чем двух лет работала каждый день. Снова безликие и холодные коридоры, лифт, чтобы зайти в который снова пришлось предъявить пропуск, несколько этажей вниз, еще один коридор и еще один пост, и вот она уже на месте -- перед ней ее стол и компьютер без доступа в интернет.
       Гун Ли включила компьютер, но работать на нем не стала, лишь иногда для вида двигая мышью и бессмысленно листая папки туда-сюда -- все ее мысли занимала директива центра и то, как ей потомственной, родившейся уже здесь разведчице, глазу Поднебесной в этой варварской, но мнящей себя пупом земли стране, добыть нужные Великой Родине сведения и узнать, в чем причина столь странного поведения трех ядерных держав. Неожиданно в голову ей пришла мысль, Гун Ли повертела ее и так, и так и вспомнив завет Великого Кормчего ''Если можешь нападай'', обратилась с молитвой к духам предков, прося их помочь в задуманном. План внезапно пришедший в голову был хорош и вполне осуществим, и бесстрашную защитницу своей страны ни на секунду не останавливало то, что для этого придется отдать свое тело в грязные похотливые руки варвара-американца, а может быть даже не одного. Испугало ее другое -- то, что все ее жертвы будут напрасны и заплатив такую страшную цену, она так ничего и не узнает, но в памяти всплыл образ отца и его слова, сказанные ей очень давно: '' Победить можно только вступив в бой''. Так что глубоко вздохнув и прогнав ненужные мысли, Гун Ли встала и выключив компьютер, сделала первый шаг в этой только начинающейся и возможно самой важной в ее жизни битве...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2803
  • Сообщений: 6213
  • Activity:
    62%
  • Благодарностей: +4836
  • Пол: Мужской
Re: Стариков Антон - Игра в жизнь
« Ответ #9 : 17-10-2015, 18:05 »
+2
You are not allowed to view links. Register or Login

       Глава 7


       Гоблинские горы, Большой серебренный рудник, Первая северная шахта, Стоки.
       Людмила (Эрваниэль).


      -- Ну что, Физрук, поработаем? - Людмила похлопала по шее названного в честь давно умершего пса грифона. Маунт согласно клекотнул, но в мыслях у него мелькнуло мясо, МНОГО мяса, лучше всего нежная свинина, но сойдет и любое другое только побольше, побольше, а затем долгий сладкий сон -- в отличие от давно почившего пса грифон не очень спешил соответствовать полученному при рождении имени. - Лентяй и обжора! - констатировала не требующий доказательства факт эльфийка и уже более жестко взяв его за покрытую перьями холку, постаралась по четче донести до маунта свою мысль: - Смотри, Физрук, будешь лениться посажу на голодный паек! - Грифон не воспринял угрозу всерьез: во-первых, он и так не собирался подводить любимую и знакомую с самого своего рождения хозяйку, а во-вторых, прекрасно знал, что угрозы так и останутся угрозами, но все же на всякий случай замурчал и потерся головой о ее ладонь, одновременно будто бы в нетерпении царапнув камень пещеры когтями передних лап. Следующие слова Людмилы были обращены к остальным владельцам грифонов, а также временным пассажирам, вместе с маунтами до отказа забившими средних размеров пещеру, по полу которой бежал мутно-грязный поток, извергавшийся наружу водопадом сквозь грубый и неровный пролом в стене. - Я первая! За мной по одному! Как учились: сначала бомбы, поворот, потом твари и до сигнала свободная охота! После сигнала все ко мне! Не увлекаться и не задерживаться -- помните нас будут ждать! - Пилоты, они же владельцы грифонов, нетерпеливо кивали, им хотелось в небо -- путь по тесному тоннелю, по которому пришлось протискиваться их маунтам, не доставил им особого удовольствия, как в прочем и самим маунтам, так же как и хозяева мечтавшим покинуть эти узкие норы, в которых невозможно расправить крылья. Маги в это время занимались окончательной проверкой того неслабого арсенала, что нес на себе каждый грифон, превращенный в данный момент в аналог воздушного штурмовика. Увидев что все при деле, Людмила еще раз мысленно коснулась Физрука, ободряя и вселяя уверенность в напрягшегося как перед прыжком грифона, и кивнула ожидавшему ее приказа Галивартану: - Давай! - Ледяной эльф, поустойчивей расставив ноги, с двух рук зарядил из жезлов сразу две очереди слез Хоруса -- заклинаний школы воды 5 уровня, что со страшным грохотом ударили в стену прямо над уходящим в нее потоком и вызвав короткий обвал, открыли огромный проход в три четверти бывшей стены, за которым взгляду всех присутствующих предстали во всей красе синее небо и снежные шапки гор. Мощный поток чистейшего воздуха ворвался в затхлую пещеру и все, не исключая встрепенувшихся и заклекотавших маунтов, сделали глубокий как перед нырянием вдох.
      -- Прошу, мадемуазель! - Галивартан рисуясь слегка поклонился и отсалютовал Людмиле руками со все еще зажатыми в них жезлами. Та поблагодарила ледяного эльфа вскинутой рукой с поднятым большим пальцем и обратилась к своим личным пассажирам:
      -- Готовы?! -
      -- Да! - радостно подтвердила счастливая что наконец-то дорвалась до настоящего дела Анариэль.
      -- Готов! - с уверенностью, которой не чувствовал, заверил паладиншу Айнон, давняя хоть и протекавшая в легкой форме боязнь полетов и высоты давала о себе знать, но сам напросившийся в пассажиры биолог, сжав зубы и собрав всю свою волю в кулак, приготовился к очередному раунду в поединке длинною в жизнь.
      -- Поехали! - завизжала, дав волю чувствам, Людмила, вот она-то как раз всегда ловила неслабый кайф от полетов и никакого страха высоты.
      -- Каскадер, - не отрывая глаз от вылетавших через пролом грифонов, обратился к Нарамакилу Галивартан, - сбегаешь до портала, встретишь десантников и проводишь сюда -- не дай бог заплутают, им конечно для этого придется сильно постараться, но мало ли. -
      -- Сделаю, - сухо кивнул старшему рейда Нарамакил и ни слова больше не говоря побежал в указанном направлении. Конфликт, вернее даже не конфликт, а некоторое напряжение между этими двумя из-за предпочтившей одного другому Василисы еще был свеж и некоторое время отравлял обоим жизнь, но в будущем постепенно сошел на нет -- ни один из них не имел привычки держать камень за пазухой и к тому моменту когда ветреная и непостоянная Дочка бросила уже Галивартана, уровняв их обоих в статусе бывших, все уже давным давно было забыто и, как говорится в поговорке, поросло быльем.
       Внезапная атака 50-ти (!!!) грифонов, не появившихся в виде точек на горизонте или хотя бы стремительных теней, что упали из-за облаков, а вывалившихся как из-под земли (в какой-то степени это так и было), застала совершенно не ожидавших такого массированного и неожиданного налета гоблинов врасплох, некоторых в буквальном смысле со спущенными штанами. Богатая на события история рудника уже знала налеты грифонов (да и кой-кого похуже), но в таком масштабе это было впервые: обычно охотившийся одиночный лев-орел удовлетворялся одним-двумя схваченными со стен разявами-караульными и спешил поскорей покинуть поднятую на уши крепость, что бешено, но запоздало плевалась не долетавшими камнями из пращей, редкими и не очень меткими копьями станковых самострелов и гораздо более опасными заклинаниями, выпущенными (обычно уже вдогонку) проснувшимися шаманами. Сегодня же все было иначе: грифонов не интересовала добыча в виде костлявой гоблинской тушки, да и вообще сами по себе грифоны не убили и даже не ранили ни одного гоблина (по крайней мере в этот день), но вот те, кого они несли -- совсем другое дело. Со спин летящих неровным, но тем не менее вполне узнаваемым клином грифонов вниз на толком еще даже не осознавших что происходит гоблинов упали десятки плетеных корзин, которые в свою очередь, лопнув еще в полете, дали свободу уже сотням небольших отблескивающих металлом шаров -- Серединный мир впервые познакомился с ковровой бомбардировкой (автор знает, что настоящие ковровые бомбардировки происходят несколько иначе, но то что делали оседлавшие летающих маунтов члены клана Красного Дракона наиболее близко к этому понятию ). Впрочем несмотря на довольно эффектно выглядевшее море разрывов, что тянулось за занимавшим казалось полнеба клином, жертв налета было не так уж и много -- четыре-пять сотен, не больше: большинство жилых помещений рудника располагалось в старых и давно выработанных шахтах в глубине, а стражники на стенах и башнях оказались на своеобразных островках посреди разлившегося моря огня и потери несли не от него, а от жезлов, мимоходом лупивших по ним наездников грифонов, что отдавали предпочтение верхушкам башен со стоящими на них крепостными арбалетами и небольшими баллистами. Огонь их был весьма не точен, но жезлов они не жалели (десяток у каждого наездника в специальных чехлах у седла), и примерно каждый третий выстрел попадал в цель, а поскольку жезлы метали боевые заклинания от 3-его уровня и выше, да и башен было все же меньше чем грифонов и стреляющих с них наездников, то каждая из башен получила по три-четыре попадания, результат закономерен -- количество выживших на площадках гоблинов стремилось к нулю и ни одной целой баллисты. Сброшенные бомбы тоже не были потрачены зря -- сколь не мал был нанесенный живой силе урон, пара очень важных и в общем-то и являвшихся настоящей целью налета дел были сделаны на все 100% : во-первых, сразу же в первые секунды погибла практически вся верхушка администрации рудника, вместе с солидной частью шаманов -- и те, и другие так и не успели ничего понять и тем более сделать, а многие даже не проснулись, когда деревянные крыши их поверхностных статусных домов пробили в пять раз более мощные чем обычные ручные гранаты подарки клана Красных Драконов; во-вторых, чуть ли не каждый, находившийся в глубинах рудника гоблин услышал устроенный наверху там-тарарам, схватил то оружие, что было под рукой, и немедленно устремился наверх.
      -- Держитесь! - крикнула сидящим за спиной друиду и магу закладывавшая крутой вираж Людмила. Восторженно завизжала нечто невнятное Анариэль, а обычно не позволявший себе даже невежливого, не то что ругательного слова Айнон выдал длиннющую матерную тираду, содержание которой заставило заулюлюкать и засвистеть в восторге некоторых всадников и пассажиров других грифонов. Через секунду за совершившим разворот Физруком последовали и остальные маунты, ложась на обратный курс, а Людмила, дождавшись пока последний из подчиненных займет свое место в строю, скомандовала сидящим сзади: - Твари! - и тут же продублировала команду уже для всей эскадрильи, отправив мысленный приказ издавшему жуткий вибрирующий крик Физруку. Сама эльфийка-паладин, исполнив обязанности командира, вновь по-ковбойски шустро выхватила из прикрепленной к седлу кобуры жезл и начала им работать, как и до разворота лупя огненными шарами по всем мало-мальски достойным ее внимания целям, тем же занимались и все остальные пилоты грозно и невероятно красиво паривших на фоне безоблачного неба грифонов, а между тем их пассажиры производили новую и гораздо более опасную бомбардировку.
       Еще толком не оправившись от несколько секунд назад бушевавшего в ней ада надземная часть рудника подверглась не мене, а может быть и более страшной атаке: десятки, а потом сотни пентаграмм призыва возникли по всей на время очищенной от живых существ территории рудника и выпустили на волю громадное количество разнообразнейших свитковых тварей от дешевеньких скелетов с ржавыми мечами до мощных и трудноубиваемых каменных элементалеев. И именно с этими не управляемыми монстрами ( дешевые свитки без контроля над призванным существом) и схлестнулись гоблины, что спешили на всех парах узнать что происходит наверху. Если бы у гоблинов были или вернее остались шаманы (впрочем они и остались, но не самые сильные и не так много) то того, что произошло дальше вполне можно было избежать, но все случилось, как случилось, и выскочившие наверх гоблины попали прямо на шведский стол, где они были в качестве основного блюда для разнообразных, но сходившихся в своем желании убивать обитателей свитков. Впрочем к чести гоблинов, те решительно не согласились с навязываемой им сверху волей и яростной вопящей массой затопили хоть и многочисленных, но сражавшихся каждый сам за себя существ. Сверху же на масштабную даже не битву, а МЯСОРУБКУ гордо взирали устроившие всю эту бойню владельцы и пассажиры грифонов, что не упускали к тому же возможности ударить по кипящему внизу побоищу чарами или не отказывали себе в удовольствии поохотится на все еще в немалом числе остававшихся на стенах гоблинов из дежурной смены.
       Через 15 минут приросшая очками, изрядно повеселившаяся и не менее изрядно истощившаяся в смысле маны эскадрилья исчезла, как будто ее никогда и не было, но облегчения платившим огромную цену, но все же одолевавшим призванных тварей гоблинам это не принесло -- новая еще более страшная напасть надвигалась на них из глубин рудника...


       Васильковое поле, окрестности Узла Всех Дорог Мира.
       25 минут после открытия портала.
       Светлана (Тириэль).


      -- Че тяните, обломщики! - заорали из сгрудившейся у портала более чем 3000-ой толпы игроков. Похожий на морской рокот одобрительный гул поддержал прозвучавший выкрик, породив к тому же целую серию похожих:
      -- Выключайте динаму! -
      -- Маринаду нет! -
      -- Гоните рубилово!
      -- На Зимний! -
      -- Даешь портал! -
      -- А-аа-а! -
      -- Бей жидов и пидарасов! - неожиданный женский крик прозвучал совершенно не в тему и заставил умолкнуть на мгновение оторопевшую толпу, пытавшуюся понять причем тут жиды и тем более пидарасы. Но утихли взвинченные долгим и напряженным ожиданием игроки не надолго и уже через секунду в собравшейся у портала массе раздался ответный яростный даже не выкрик, а рев:
      -- За жидов ответишь, гойская сучка! - Толпа вспыхнула еще больше, внутри нее даже наметилось движение (клыкастые и ушастые защитники народа Израилева искали крикунью), а уж поднявшийся ор слышно было даже в Узле, где городская стража на всякий случай закрыла выходившие в сторону Василькового поля ворота и удвоила количество бойцов в надвратной башне. Игроки разделились во мнениях и вели меж собой бурную дискуссию: одни поддерживали пожелание так и не найденной гомофобки-антисемитки, другие -- нет, третьи соглашались лишь частично, ну а четвертые желали расширить список и включить в него кой-кого еще (черножопых, ускоглазых, либералов, русню, фашистов, членов президентской администрации и гос думы, сотрудников прокуратуры, сторонников Союза Правых Сил, коммунистов и т д...). Какой-то горластый певун не музыкально заорал ''Семь сорок'' -- никто так и не понял, был он сторонником богоизбранного народа или нет, но судя по жуткому исполнению, скорее второе. На другом конце поля затянули свое сразу тридцать луженых эльфийско-орочьих глоток и ''Унтер фаширен, унтер официрен...'', исполненных с сильным и нарочитым баварским акцентом, очень не понравилась все еще ведущим поиски сынам Израиля, но связываться с тридцатью явно нарывавшимися воинами они не решились, а вот затянувшая '' Як жидки клятые...'' пятерка не долго радовала окружающих своими вокальными данными, получила на орехи и еще до дела отправилась на респаун. Градус агрессии просто зашкаливал и прикрепленные к игрокам-наемникам рейды клана Красных Драконов(на 300 игроков-наемников один рейд из 5 бойцов) уже не справлялись -- в общем было весело.
       Светлана оглядела бурлящую и ругающуюся толпу и подумала, что еще чуть-чуть и битва начнется прямо здесь -- терпению мариновавшихся почти с самого утра игроков явно подходил конец, так что если не дать рвущимся в бой бойцам ясной цели, то они найдут ее сами и скорей всего далеко ходить они не будут. Взгляд и самой в нетерпении бьющей копытом (разумеется мысленно) девушки пробежался по полю и в конце концов как магнитом притянулся к порталу, около которого с совершенно невозмутимым минорным видом сидел на травке Таурохтар и в ожидании сигнала совершенно спокойно и даже можно сказать апатично лузгал семечки. Глаза эльфийки снова вернулись в сторону поля и уже более медленно прошлись по всем находящимся там отрядам. А посмотреть действительно было на что: тихо переговариваются нервничавшие, но старающиеся этого не показать члены клана Красного Дракона; привычно-равнодушны и как пионеры готовы ко всему заготовки; расслабленно сидят на щитах легионеры из двухтысячного отряда тяжелой пехоты, их копья в идеальном порядке составлены в пирамиды рядом с каждым из десятков; тысячный отряд олли -- расы родственной ограм, так же выступавших в качестве тяжелой пехоты, стоит ровными рядами как на плацу, оба их меча и большой предназначенный для боя двумя руками, и малый для ближнего боя находятся в ножнах, но в любой момент это может измениться; абсолютно спокойны приглашенные в качестве добытчиков руды игроки, хотя тут как раз все понятно -- в бой им не лезть; а на окраине поля потихоньку разъезжаются купцы и фермеры, уже догадавшиеся о том, что торговли больше не будет и поле превратилось в то, чем и должно было быть, то есть в стоянку готовящегося к битве войска.
      -- Действительно, чего Дримм ждет? - Тириэль нервным движением пробежалась по оперению стрел, чуть оправила колчан, сдвинув его буквально на миллиметр, а потом на столько же обратно, слегка коснулась рукоятей меча и кинжала и вновь вернулась к мыслям о уже начавшейся битве. - И сотня, и грифоны с пассажирами (хозяин маунта и два мага или друида) уже десять минут как прошли, а мы все еще торчим здесь. Пора бы уже! - Словно услышав мысли девушки, из портала буквально на секунду выскочил Ратул и выкрикнув единственное слово: - Пора! - тут же опять исчез в портале.
       Практически мгновенно раздался громкий и переливчатый свист, моментально приковав внимание всех находившихся на поле. Светлана вздрогнула от неожиданности и заметалась глазами, пытаясь найти источник звука и с изумлением увидела стоящего на плечах Октарона и Муллкорха Таурохтара -- от былой апатичности рейнджера не осталось и следа, и сейчас он просто фонтанировал энергией.
      -- Первое отделение, вперед! - усиленный магией голос Таурохтара застал игроков-наемников врасплох и прикрепленным к ним рейдам пришлось приложить немалые усилия, чтобы все было сделано как надо: рейд, что отвечал за первое отделение в 300 бойцов, нечеловеческими усилиями все же сумел направить в портал то стадо баранов, в которое превратились только что бушевавшие и подобно берсеркерам рвавшиеся в бой игроки, а рейды остальных отделений не менее нечеловеческими усилиями и сильно соленым матом едва сумели удержать дернувшихся было вне очереди бойцов остальных отделений.
       Собранные на поле немалые силы пришли в движение: отделения по 300 бойцов-игроков, хоть и не без некоторой сутолоки, одно за другим исчезали в гостеприимно распахнутом портале, туда же поближе к порталу придвинулась похожая на огромную змею колонна легионеров, подобные огромным чешуйкам щиты слегка колыхались, еще более усиливая сходство отряда с живым существом, олли, синхронно сделали несколько шагов вперед и снова застыли, дожидаясь своей очереди, как и разбитые на несколько отрядов непосредственные силы Драконов.
      -- Приготовиться! - Светлана повернулась к подчиненной ей группе из сотни эльфов-стрелков, двух магов усиления и двух рейнджеров-командиров полусотен,( одним из командиров полусотен был Эленандар). - Принимаем зелья и ждем своей очереди. Маги, начинайте! - Двое магов занялись делом, усиливая бойцов перед битвой, а Светлана вновь развернулась к порталу и тут же с удивлением поняла, что напрягавшая ее в течении последнего часа нервическая дрожь полностью прошла, и все ее существо захватывает азарт и предвкушение скорой битвы.


       Большой серебренный рудник.
       Стык между Первой серебряной шахтой и хозяйственно-жилой зоной рудника.
       1 минута до начала атаки грифонов.


      -- Здорово, Дочка, - возглавлявший сотню воинов Вар поприветствовал выступившую ему навстречу фигуру в черных доспехах. - Ну как тут? -
      -- Пока тихо, - Василиса присела на камень и сняла шлем.
      -- Хорошо, - Пьяный Тигр примостился рядом, но шлем снимать не стал, остальные бойцы тоже неторопливо и стараясь не шуметь, втягивались в штольню. - Значит все идет по плану? - Вар показал кулак звякнувшему доспехом по камню воину, тот виновато развел руками, - сидим не отсвечиваем и ждем сигнала. -
      -- Можете не особо напрягаться, - Дочка с улыбкой кивнула головой в сторону ведущего наверх прохода, - вас все равно не услышат -- прислушайся. - Вар напряг свои хоть и не такие как у эльфов, но все же довольно чуткие уши и на самой границе слуха услышал странный шум похожий на звук огромной дискотеки, где играют тяжелый рок.
      -- Чей-то там? - обеспокоился полуорк, - Что за дискачь? На плане же там ничего не должно быть, и так до самых казарм? -
      -- Кузни, где работают с медью, - ответила Дочка, лениво и с намеком погладив прислоненный к камню двуручник и одновременно строя глазки одному из бойцов.
      -- А ты откуда знаешь, если на плане нет? - подозрительно уставился на нее полуорк. - Неужели слазила?! -
      -- А как же, - Василиса самодовольно улыбнулась и оставив находящегося в сомнениях бойца в покое, переключила свое внимание на Пьяного Тигра, - посмотрела немного, там есть и другие изменения: склад готовой продукции и кухня для работников кузни.-
      -- Вот ведь...! - Вар едва удержался от ругательства. - Дримм ведь сказал тебе не лезть и ждать нас! -
      -- А вот и нет! - возразила Василиса, умудрившись даже в глухих скрывавших фигуру доспехах потянуться на зависть всем моделям Penthouse. - Отец сказал мне не попадаться никому на глаза -- я и не попалась. -
      -- Да ну тебя, - махнул рукой Вар, раздосадованный, но совершенно не удивленный поведением своенравной и давно уже не воспринимаемой как обычный пет Дочки. Вот и сейчас любительница внимания Василиса разлеглась на камне так, что против воли приковывала взгляды не настроенных на амурные дела игроков, прекрасно понимавших, что сейчас не время и не место, но ничего не способных с собой поделать. Не стал исключением и Вар, находившийся буквально на расстоянии вытянутой руки и изо всех сил пытавшийся думать о деле, а не о соблазнительно выгнувшейся питомице. - Сигнал! - Вар облегченно потер браслет с раскалившейся до красна и обжегшей ему кожу бусинкой. - Людмила начала! Ждем пять минут и вперед! - По штольне прошло едва заметное движение, а Дочка, на которую уже никто не обращал внимания, перестала маяться ерундой и надев шлем и положив поднятый меч плашмя на плечо, так же замерла в готовности -- игры кончились.
       Через пять минут рванувшая наверх сотня игроков под корень вырубила всех свободных и оказавших сопротивление работников кузницы, а также немногочисленных надсмотрщиков, не сбавляя темпа, ворвалась в пустые казармы и на одном дыхании, даже не разбудив при этом дремавшего старика-втерана, устремилась дальше. В кузне выжили лишь прикованные к рабочим местам рабы, даже не пытавшиеся вступиться за своих хозяев ( кроме одного придурка, который желая выслужиться неудачно подставил подножку одному из игроков и за это удостоился чести увидеть свои кишки перед смертью), а также спрятавшийся среди мешков с продуктами начальник мастерских, во время нападения подъедавшийся на кухне (повара попытались оказать сопротивление и поскольку ни один из них даже близко не тянул на Стивена Сигала, тоже погибли). Радостный от осознания того, что ему удалось выжить начальствующий и празднующий труса гоблин дождался, когда неизвестно откуда взявшиеся враги уйдут, и попытался скрыться, но забыл об еще одной опасности, что всегда поджидала его в мастерских: выплеснутый в лицо ковш раскаленного метала заставил его заорать и отшатнуться, а затем его шею захлестнула цепь и кастрированный, покрытый шрамами гоблин без языка под крики подбадривающих его товарищей задушил ненавистного мучителя. Рабы ненадолго пережили своих тюремщиков -- идущая снизу трехтысячная озверевшая толпа спущенных с цепи бешеных зверей не щадила никого....
       Сотня Вара вихрем неслась по практически пустым коридорам, убивая лишь тех, кто мог помешать, и не снижала темпа даже чтобы забрать добычу. Постепенно от сотни начали откалываться отряды по 20 бойцов, каждый из которых устремился к своей цели -- Драконы спешили взять под контроль особо ценные или способные помешать осуществлению операции места. Первая двадцатка, без труда вырубив полдюжины не ожидавших нападения с тыла часовых, овладела арсеналом. Вторая двадцатка не менее легко захватила огромный подъемник, что вел в нижнюю часть рудника с рабочими шахтами, и тем самым отрезала находившихся в ней гоблинов от поверхности (существовали конечно и другие пути, но все они требовали времени, а вот времени у пока что продолжавших работать как ни в чем не бывало гоблинов как раз таки и не было). Заданием третьей двадцатки был захват склада с крупными и редкими самоцветами, которые не доверяли мелким караванам, а раз в год отправляли крупным и особо защищенным. Вот там-то пришлось помахаться -- сотня отличных бойцов (по двадцать пять от каждого клана-владельца) не были мальчиками для битья, не дали застать себя врасплох и вообще показали очень высокий индивидуальный уровень. Но как говорится ''Сила солому ломит'' и два десятка игроков, уровень самого слабого из которых был 102, справились. Четвертый отряд брал еще один склад, на этот раз уже с серебром, и встретил там чисто символическую охрану -- ну что могли сделать всего четыре охранника против двух десятков воинов, каждый из которых мог прикончить их всех и в одиночку?
       Основной хоть и изрядно уменьшившийся в числе отряд под командованием Пьяного Тигра все поднимался и поднимался и наконец достиг довольно большого хоть и выглядящего несколько заброшенным тоннеля, по спирали уходящего наверх. Пара минут подъема и взревевший Вар выдал длинную матерную тираду на квенья (языке Толкиновских эльфов) -- тяжелая дверь в стене тоннеля захлопнулась прямо у него на глазах.
      -- Дочка! - прорычал разъяренный задержкой полуорк, больше говорить ему ничего не пришлось -- питомица Дрима, понятливо кивнув, буквально на пару секунд превратилась в подобие самой себя, но только сделанного из почти прозрачного стекла, и как в воду нырнула в металлическую дверь.... Через две минуты запущенный механизм открыл вход в комнату, и перед глазами Вара и его бойцов предстало пустое помещение и полсотни изрубленных в куски гоблинов, а Дочка, покинув попутчиков, уже бежала по своему собственному заданию. Спокойно отнесясь к исчезновению питомицы, Вар приказал бойцам готовиться к обороне, а сам прошел в небольшую комнатку со множеством рычагов, часть которых сверяющийся с записной книжкой полуорк опустил, тем самым перекрыв, а кое-где наоборот открыв множество ведущих вверх, да и вниз путей, изрядно затруднив гоблинам оборону, а накатывающимся снизу игрокам наоборот облегчив жизнь. После, довольный собой предводитель сотни прогулялся по все так же спиралившемуся наверх тоннелю до самого его конца в виде здоровенных металлических ворот и буквально за пару минут до того как их попытались открыть с поверхности заблокировал эту возможность с помощью предназначенного для этого рычага, который успевший совершить нужную манипуляцию полуорк тут же безжалостно сломал. Затем Вар, щелкнув еще одним рычагом, включил переговорное устройство и пропел в него оскорбительный стишок на гоблинском языке (гобло-язык был специально выучен к этому походу, а стишок был удачным экспромтом не чуждого поэзии Вара), довольно кивнул, выслушав не столь рифмованный ответ понятного содержания, посмеялся, что взбесило находившихся на той стороне гоблинов гораздо больше чем оскорбления, и не ввязываясь в дискуссию, уже на русском языке приказал двоим сопровождавшим его подчиненным минировать ворота.
       Тем временем Василиса, без боя миновала несколько похожих друг на друга развилок и коридоров и достигла наконец цели своей основной миссии -- длинного как стрелковый тир коридора и дюжины гоблинов, что охраняли стальную тяжелую дверь в его конце. Стража двери явно были настороже, а массивный механизм похожий на баллисту сулил неприятности любому, кто осмелится атаковать его в лоб. Соваться в прекрасно просматриваемый (и простреливаемый) коридор Дочка не стала, а вместо этого, сперва поставив за спиной магические сигналки, несколько мгновений просто стояла с закрытыми глазами и будто бы что-то говорила про себя: волосы и кожа древнего стража начали отсвечивать красноватым блеском, а когда она все же открыла глаза на их месте были те самые угли, что глянули на мир в момент ее рождения. Сияние с каждой секундой становилось все сильнее и в момент своего пика, когда кожа и волосы по насыщенности цвета сравнялись с глазами, Дочка как бы подпрыгнула на месте, чтобы в мгновение ока исчезнуть, и лишь небольшая искорка пару секунд еще светилась там, где только что была красная как кровь девушка в черных доспехах, но и кружащийся в воздухе уголек вскоре потух, и неведомо откуда взявшийся легкий ветерок с запахом прелой листвы и цветов неторопливо повлек черную снежинку пепла сначала в коридор, а потом по коридору к обеспокоенным и чувствовавшим что-то нехорошее гоблинам. Несколько секунд и вот уже черная точка кружится над гоблинами, что тесно сгрудились позади недобалисты со множеством коротких толстых стрел вместо одного тяжелого копья.
       Василиса упала в небольшой просвет в центре толпы и тут же крутанула двойную вертушку -- восемь порубленных на куски охранников без звука и стона 24-мя кусками осыпались на каменный пол ( гоблинов могло быть и больше, но не хватило длинны меча, что резал доспехи как масло).
       Один из ''счастливчиков'' избежал смерти от клинка и тут же получил в лицо плевок, сделавший бы честь любому верблюду (почти литр), и мгновенно присоединился к ранее погибшим товарищам. Кислота, из которой состоял плевок стража, проела даже камень коридора, оставив в нем уродливые выемки, что уж говорить про голову в самом буквальном смысле заплеванного до смерти охранника.
       Другого вернувшаяся к своему прежнему не красному (кроме глаз) виду Дочка, выбросив свое тело и руки в глубоком выпаде, насадила как рыбу на острогу и тут же используя верещавшего на мече гоблина как головку кувалды, сбила с ног следующего. Вытащить меч она не успела, но все же смогла парировать скособоченным лезвием удар алебарды последнего из оставшихся на ногах защитников двери.
       Несколько минут шла силовая борьба: алебордист пытался свалить стража на землю и подсечь ее ногу древком у пятки, а Дочка в свою очередь устоять на ногах и сбросить наконец с кончика клинка сдохнувшего при ударе о своего товарища гоблина. Победила в конце концов освободившая клинок Дочка -- гоблин переоценил свои силы и был прижат к стене, а затем крестовина меча стража древних фейри вонзилась ему в горло, и через секунду он повис на ней, не касаясь ногами земли. Неожиданно Василиса впилась в губы хрипящего и пускающего кровавые пузыри гоблина, который отчаянно забился во время этого ''поцелуя'', результатом которого стал сплюнутый веселящейся Дочкой откушенный язык. Несколько секунд она с улыбкой смотрела в перекошенное лицо страдальца, а затем весело чмокнув его в нос, резко выдрала крестовину из горла. Огляделась, с видимым удовольствием облизнула перепачканные кровью губы и отправилась добить последнего из оставшихся в живых охранников, что не составило ей труда -- резкий колющий удар вниз и двуручный клинок соединил два тела в противоестественном союзе.
       Закончив с живыми, Дочка занялась машинкой, сперва было даже занеся меч, чтобы изрубить гоблинское убожество, но вспомнив уроки отца, передумала и вместо этого потратила пару минут на изучение оказавшегося довольно полезным механизма, что способен был метнуть двадцать два болта в любого на той стороне коридора. Убедившись что она сможет одним движением отпустить положенную на направляющие смерть, Дочка нежно провела рукой по наконечникам заряженных в машину стрел и занялась дверью, а метал наконечников после ее прикосновений потемнел, на нем выступили ярко зеленые и ядовитые даже на вид капли, закурившиеся легким едва заметным дымком. Дверь занимала Дочку не долго: та только убедилась, что она закрыта и сломала в замке один из кинжалов почивших гоблинов, тем самым уровняв в шансах открыть вход тех, у кого был ключ и тех, у кого его не было. Затем весело и беззаботно насвистывающая Василиса комфортно расположилась на деревянном ящике с запасными болтами к метательной машине и вытащив из кармана йо-йо, подарок Морнэмира (также успевшего пройти через ее постель), приготовилась к ожиданию. Дочка была довольна собой: задание отца выполнено и система, с помощью которой можно было затопить весь рудник, теперь под контролем нападавших.


       Ретроспектива.

       Гоблины были жестоки, они были ОЧЕНЬ жестоки, и этот тезис в Серединном мире не мог оспорить никто: людоеды и садисты, любители помучить пленников и наигравшись сварить их в котлах (кстати со своими гоблины частенько поступали не лучше ), их ненавидели и боялись все проживавшие вокруг Великого леса народы и те, кто говорил обратное, просто давно уже не подвергались набегу Большой орды и успели подзабыть ''приятные'' ощущения. Но сейчас против них шли те, кто не уступал им в жестокости, но главное, САМОЕ главное, не боялся смерти и обладал тысячью жизней, каждую из которых ценил гораздо меньше, чем возможность убивать.
       Старый гоблин-солдат, из милости живущий при казарме, услышал шум и поднял подслеповатые глаза -- небрежный походя нанесенный удар нижним краем щита раскроил ему череп и расплескал мозги по стене.
       Мальчишка-гоблин, что тащил огромную стопку щитов, и от усталости и тяжести носимого груза не обращал внимания ни на что вокруг рухнул, когда кислотная стрела ударила его по ногам, оказался погребен под собственным грузом, заорал было, чувствуя дикую и все нарастающую боль в ногах, но очень быстро умолк -- по щитам бешеным галопом промчалось не меньше полутысячи игроков и трехсот петов.
       Другой новичок, уже постарше, увидев игроков, отбросил швабру и попытался скрыться в общем сортире, но не преуспел -- ему не помогло даже то, что не брезгливый и готовый на все ради спасения жизни гоблин нырнул в одну из дырок, куда справляли нужду -- клинком или заклинанием его конечно не достали, но не пожалели гранаты, что отправилась вслед за беглецом в загадочные глубины общесортирной канализации.
       Два тащивших тяжелую бадью со смолой раба увидели накатывающий на них ужас и тут же встали на колени, подняв руки в знак покорности -- смерть их была легкой -- их ''всего лишь'' изрубили на куски и заталкали в бадью, которую свою очередь двое здоровенных воинов-игроков выпихнули с дороги в один из тупиковых проходов.
       Десяток гоблинских воинов попытался подобно спартанцам в Фермопилах встать в узком проходе -- единственное, зато очень мощное заклинание, и под сапогами игроков еще долго хрустела красная ледяная крошка.
       Усыпанные кусками тел коридоры, чьи стены и потолки треснули и покрылись копотью от гранат и мощнейших заклинаний...
       Огромный пещерный медведь, с утробным ревом рвущий зажатых в тупике жертв, и его хозяин, недовольно пинающий разошедшегося и не дающего ему поучаствовать в веселье питомца в зад...
       Бешеная рубка -- подвиг полусотни воинов и двух шаманов, на целых 30 секунд сдержавших крупнейший из рвущихся наверх потоков вторжения...
       Приколотый к стене коротким копьем шаман, на которого пробегавшие мимо не обращали внимания и который до последнего, даже чувствуя как из него уходит жизнь, пытался сотворить заклинание, сумел, сжег питомца и с довольной улыбкой умер раньше, чем разозленный потерей спутника игрок одним ударом снес ему голову топором...
       Комната, где почему-то оказались гоблинские женщины и дети, теперь напоминала разделочный цех на мясокомбинате...
       Вывалившийся откуда-то паладин с бешеными глазами и кишками, что висели на нем как праздничная мишура...
       Дикий грохот, когда игроки с помощью холодного оружия, гранат, заклинаний, а иногда и собственных разогнавшихся тел выбивают запертые двери, с помощью которых оставшиеся внизу гоблины пытаются остановить свою скорую и скорей всего очень болезненную смерть...


       Крики боли, ярости и страха, шум схваток, взрывы, гулкие хлопки заклинаний, грязнейшие ругательства на десятках языков как Серединного мира, так и Земли, победные выкрики и команды командиров рейдов -- неостановимый поток игроков подобно лаве извергающегося вулкана рвался вверх и казалось так и будет идти до самой поверхности, где кипящая кровавая волна извергнется в открытое небо. Но постепенно движение стало замедлятся и подгонявшие свои отделения рейды Драконов ничего не смогли с этим поделать -- то что не сумели запертые двери и слабое сопротивление оставшихся внизу гоблинов, сотворили огромные пространства рудника и сами игроки, либо решившие подсобрать добычи, либо нашедшие себе новые гораздо более интересные развлечения и в связи с этим прекратившие свой так хорошо начинавшийся натиск:

       В небольшом зале стоят несколько парализованных гоблинов и обреченно наблюдают, как загоревшийся поразвлечься маг одного за другим убивает их с помощью взятой тут же кирки, экспериментируя с какой стороны она лучше входит в череп или подхватив лопату, пытается расковырять живот и добраться до кишок.
       В нескольких десятках метров от комнаты с любителем экспериментов двое варваров-игроков опускают также парализованного гоблина в чан с кипящим маслом -- не способный даже закричать гоблин чувствует, как от нестерпимого жара трескается его кожа и лопаются глаза.
       Сидящий на куче трупов воин считает попавшие в его загребущие лапы деньги и использует открытый в предсмертной гримасе рот одного из мертвецов как подставку для меча.
       Игрок-варвар с гремящим на весь рудник ревом лупит молотом по уже поддающейся деревянной двери, а из-за двери слышны испуганные и обреченные крики пытающихся забаррикадироваться гоблинов.
       Двое игроков ломают стену в поисках тайника, но находят в заложенной камнями нише лишь скелет на цепи, и один из них от разочарования бросает в него заклятья льда, превратив не очень аппетитно выглядевшие кости в красивую и изящную ледяную скульптуру.
       Обыскивающий трупы в поисках добычи друид был неосторожен, и притворявшийся мертвым гоблин с отрубленными ногами откусил ему яйца и х...й, а так же не только успел проглотить это последнее в своей жизни лакомство, но и даже сумел перерезать глотку скопцу раньше, чем товарищи друида сами успели дорезать недобитка -- лишенный в игре хозяйства игрок еще целых три часа пережевал и не решался снова лечь в капсулу и вернуться в игру.
       Несколько орущих друг на друга игроков едва не сцепились из-за добычи и лишь вмешательство пятерки от Красных Драконов предотвратило уже казалось бы неизбежную резню между своими.
       На большой кухне несколько уже пьяных игроков вовсю надсажались над обнаруженными продуктами, запихивая их в себя в таких объемах и с такой скоростью, что у любого стороннего наблюдателя невольно закрадывалась мысль -- ''Не прямиком ли с голодающего Поволжья прибыли они в Серединный мир''. Валявшиеся вокруг трупы и забрызганные кровью столы, на которые горой была навалена еда, совершенно не смущали обжиравшихся и рассказывавших анекдоты игроков, мало того пьяные обжоры со смехом кидали объедки в подвешенного на мясницком крюке еще живого и в забытье стонущего гоблина. Увидевший эту сцену игрок-маг мгновенно проблевался и при первой же возможности покинул игру -- 10-летнему мальчику еще долго снились кошмары по ночам.
       Четверка игроков устроила тотализатор и активно принимала ставки, ''Кто быстрее проползет одинаковую дистанцию?'': гоблин со сломанным позвоночником или такой же гоблин, но с переломанными руками и ногами -- желающих поставить было много и эхо их криков звучало на сотни метров вокруг.
       Группка рыщущих в поисках добычи игроков сунулась было в перспективно выглядевший коридор, была послана на хер и тут же от греха подальше поспешила свалить -- суровые рожи двадцати перекрывших вход Драконов, самый слабый из которых был за сотню, не располагали к дискуссии.


       А затем вниз повалили узнавшие о нападении основные силы гоблинов, и позабывшим зачем их наняли игрокам стало не до их диких садиско-маньячьих развлечений....


       Северная шахта. Портал.
       Дримм.


       Дримм занимался сразу тремя делами: разглядывал казалось бесконечную колонну тяжелой пехоты, что тянулась и тянулась из портала, прислушивался к отдаленному шуму наверху и размышлял, вернее обдумывал то, что уже произошло и происходило в настоящий момент, пытаясь понять не совершил ли он где-нибудь ошибку и если совершил, то как ее исправить пока не стало слишком поздно.
      -- Так, в активе построенный портал, успешный налет и можно сказать завершенная переброска всех сил, - быстрый взгляд на все также тянувшуюся змею пехоты, - ну почти. Налет вообще прошел идеально -- ни одного сбитого. ''ПВО'' гоблинов явно оказалось слабее чем я думал, выпотрошенные доноры воспоминаний слишком сильно его переоценивали -- субъективный взгляд на мир ''етить его в качель''! Будет неприятно, если из-за этого самого взгляда я что-то еще не учел или переоценил. В пассиве пока что только одно: потеря темпа нанятыми игроками, впрочем это даже может сыграть положительную роль -- прущие вниз гоблины уйдут подальше от поверхности, где буквально с минуты на минуту должны закрутится интересные дела, лишь бы только они не прорвались к порталу и к большому подъемнику, да и не перерезали путь легионерам, что идут к группе Вара. Значит надо проследить, чтобы этого не произошло -- что ж разомнемся! - Принявший решение Дримм действовал быстро: - Ратул! -
      -- Да! - отозвался отвечавший за охрану портала орк, который все это время призывал всех переправляющихся через портал шевелить булками.
      -- Я забираю Туллиндэ с ее краснокожими и половину твоих бойцов! -
      -- Фигли! Вот засада! - возмущенно вскинулся воин. - А я с чем останусь? Вдруг гринписовцы, - он ткнул рукой вверх, - прорвутся. Чем мне их встречать?! Голой жопой?! Мол пока не вые...те меня до портала не пройдете!? -
      -- Ну так радикально конечно не надо, - против воли улыбнулся Дримм, - я ведь забираю только игроков, заготовки останутся с тобой. Еще, снимай всю охрану с той стороны и передай Морнэмиру, чтобы он и его рудокопы стягивались поближе к порталу и к точке возрождения -- думаю если что, отмашутся.
      -- Конечно отмашутся! - согласился обрадованный Ратул. - Там такие кадры есть! Чес- слово не слабей тебя, хоть и ушли в основном в ремесло! -
      -- Вот и отлично! - кивнул уже отбиравший отправляющихся с ним бойцов Дримм. - Делай! - Ратул тут же взял старт и с веселым матерком исчез в портале, с трудом протиснувшись между его краем и текущей в противоположную сторону колонной. Ну что, Королева Мертвых, поработаем? - спросил Дримм у Туллиндэ, что стояла с ним рядом.
      -- Конечно! - мило улыбнулась девушка, только вот увидевшие эту улыбку заготовки, да и некоторые игроки дружно опустили глаза, а струившаяся через портал колонна, воины которой внезапно почувствовали необъяснимый страх, несколько сбилась с шага.
      -- Спокойно! - Дримм шагнул вперед и положил ей руку на плечо. - Прибереги этот фокус для гоблинов. - Неожиданно, то давящее чувство взгляда в спину, что являлось почти постоянным спутником Туллиндэ исчезло, но теперь все не исключая некромантку изумленно уставились на фейри -- легкое золотистое сияние озарило зал. Дримм осознал, что снова светится и досадливо поморщился, но убирать свечение не стал -- все равно о нем бы узнали, не сейчас, так потом, да и в сражении оно должно было помочь.
      -- Че это такое? - один из магов протянул руку, но тут же будто бы обжегшись отдернул ее, даже не коснувшись сияющей фигуры Главы, и с изумлением прочитал появившееся у него на интерфейсе сообщение:

       Получено благословение древних фейри: + 10% к скорости роста маны, + 10% к силе атакующих заклинаний, +10% к силе защитных заклинаний, - 5% к урону, нанесенному вам с помощью всех школ магии (кроме магии фейри), - 12% к физическому урону.
       Время действия один час.


      -- Мать мая женщина! - изумленно и восхищенно воскликнул, разом резко прибавивший маг и тут же предложил остальным сделать то же самое. На Дримма посыпались вопросы, но с беспокойством поглядывающий наверх фейри не стал распинаться и терять время, а отделавшись туманным обещанием рассказать все позже, повел отряд в сторону уже явственно слышимого шума битвы.
       А дела наверху действительно были не очень, и это было еще слабо сказано -- Дримм просто недооценил того разложения, в которое сумели впасть прекратившие наступление наемные игроки. Отсутствие серьезного сопротивления, по идее являвшееся благом, обернулось хаосом и разбродом, так что когда сверху ударили многочисленные и уже разъяренные боем гоблины, встретили их считанные десятки продолжавших двигаться вверх игроков и 10 пятерок Драконов, которые, если честно говорить, не справились с поставленной перед ними задачей и не сумели заставить наступать погрязших в мародерстве наемников, а теперь своей смертью пытались дать остальным время собраться. Немногочисленные игроки из тех кто продолжал двигаться наверх погибли почти сразу, не сумев не то что остановить, даже задержать сметающую все лавину зеленошкурых, и лишь в лучшем случае взяли по две-три жизни за каждую свою, а вот слаженные пятерки, что должны были исполнять роль загран-отрядов, но вместо этого очутились в роли штрафбата, смогли-таки пусть и всего на несколько минут, но все же остановить казалось неостановимую лавину, заставив гоблинов умыться кровью.
       Если бы на помощь сражающейся полусотне тут же пришли опомнившиеся игроки и подперли их собой или хотя бы прикрыли им спину (основной поток был остановлен, но отдельные ручейки все же просачивались -- слишком мало было Драконов и слишком велик рудник), то вполне возможно потерь среди грамотно действующих и великолепно снаряженных Драконов вообще можно было избежать и гоблинов погнали бы наверх -- вместо этого вставший насмерть десяток рейдов окружили и задавив массой, перебили всех до одного. Жертва 50-ти членов клана едва не стала напрасной, потому как никто из них не догадался послать кого-то с предупреждением, а на шум битвы увлеченные дележкой добычи или занятые своими так же довольно таки шумными развлечениями наемники-игроки не обратили ни малейшего внимания, но тут гоблины подгадили сами себе -- часть из просочившихся мелких отрядов не ударила в спину выигрывавших время Драконов, а бросилась дальше. Так что когда основные силы нынешних хозяев рудника все же сломали сопротивление этих десяти рейдов и ринулись вниз, их встретили хоть и по-прежнему разрозненные, но в своем большинстве уже готовые к битве игроки...
       И пошла рубка: воздух закипел от заклятий, а уши от криков и лязга сталкивающегося оружия. Ситуация, что была несколько минут назад, повторилась, но только повернулась на 180 градусов, и теперь гоблины катились все сметающей лавиной, а игроки отчаянно пытались их остановить (кое-где удавалось) или хотя бы продать свои жизни подороже. Если бы прорвавшийся в своеобразную комнату управления рудником Вар не перекрыл в свое время несколько секций, то гоблины вполне вероятно уже дошли бы до самого портала, а вместо этого вынужденны были искать обходные пути, а то и ломать свои же собственные решетки и двери.
       Вот туда-то на поле боя, где казалось бы абсолютная победа превратилась в страшнейшее поражение, и направлялся сейчас бегущий по пустынным коридорам отряд с колоритнейшей парочкой во главе. Самой колоритной конечно же была Туллиндэ: абсолютно белый плащ, белые же, просто-таки сияющие, доспехи под ним, белый резной посох в руке и лишь такая же белая являющаяся частью шлема маска, словно бы чуть-чуть обрызгана мельчайшими капельками крови (именно крови -- сравнение, что приходило в голову любому, кто видел красные капли на гладком металле) -- сопровождавшая девушку аура смерти навевала дикую жуть на любого, кто видел эту белую фигуру с кровавыми каплями на лице. Фейри тоже не далеко ушел от некромантки и занимал почетное второе место: словно бы налитой изнутри кровью доспех, золотистый нимб вокруг головы, под которым с трудом проглядываются очертания шлема и черный будто бы изгибающийся в руках подобно змее меч покрытый, в прямом смысле, горящими на нем знаками, пламя которых танцевало и гудело в каком-то завораживающим ритме. Именно эта парочка, а вместе с ней и весь возглавляемый ими отряд врезались, как пуля входит в плоть, в массу уже почувствовавших вкус победы гоблинов и не останавливаясь ломанулись вперед и вверх, оставляя за собой заваленные обугленным и одновременно разлагающимся фаршем коридоры.
       Казалось бы что такого? Ну умирают десятки и сотни гоблинов -- ну и что? Есть еще многие тысячи живых и множество коридоров, которые пусть и непобедимый, но всего лишь ОДИН отряд не в силах перекрыть, да и сам уничтожающий все на своем пути отряд и не ставил перед собой такой цели, а упорно, действительно как пуля, бороздящая плоть, углублялся все дальше и дальше в тело гоблинской биомассы, и если уж проводить такую аналогию, то ведомый Дриммом отряд действительно был подобен пуле, девяти-миллиметровой пуле, попавшей в медведя, убить которого ей было не реально (если конечно не в голову, да и и то...?), но нанести болезненную и отвлекающую рану вполне по силам -- гоблины не смогли оставить без внимания крики умирающих страшной смертью соратников и как отхлынувший прилив уходит обратно в море, устремились вслед именно этого и добивавшегося рейда-отряда.
       А между тем возглавляемый фейри рейд все так же стремительно рвался вверх, клыками, когтями и магией уничтожая всех гоблинов на своем пути и оставляя многочисленные и весьма неприятные сюрпризы за спиной. Именно эти сюрпризы, а еще дикая давка и были причиной того, что горящие жаждой мести хозяева рудника до сих пор не догнали безостановочно идущий вперед рейд, что как водоворот мелкую рыбешку затягивал за собой все новых и новых врагов. Наконец эта безумная, похожая на энсьерро (бег с быками) гонка была закончена, и возглавляемый главой клана Красных Драконов рейд занял небольшой, но важный и являвшийся перекрестком многих путей зал, в котором остановившиеся Драконы и встали насмерть, превратившись из пули в якорь, что приковал к себе множество последовавших за ними гоблинов, и одновременно в волнолом, что разбивал все также прущую и прущую с поверхности живую волну.
       Впрочем столь мощный и глубокий прорыв так же не прошел для Драконов даром и им пришлось заплатить пусть и невеликую, но все же цену, коей стали два десятка ''Стражей Туллиндэ'' ( гораздо более продвинутая версия неживых монстров, когда-то сотворенных некроманткой в крепости огров), и всех питомцев за исключением двух Жнецов, питомцев все той же Туллиндэ, убить которых материальным оружием было невозможно, а шаманов у гоблинов по известным причинам осталось не так чтобы много. Но как бы то ни было рейд сделал свое дело: сбил натиск рвущихся вниз гоблинов, оттянул уже прорвавшихся за собой (далеко не всех, но не намного меньше половины) и стал той самой горой, которую лучше обойти чем пытаться на нее взобраться. Некоторое время озверевшие от потерь гоблины пытались штурмовать засевших на перекрестке игроков, но очень быстро убедились в бесперспективности этой затеи, да и трупы их товарищей настолько уже забили ведущие к будто бы проклятому залу коридоры, что каждая атака предворялась настоящими шахтерскими работами, что в свою очередь не очень хорошо сказывалось на моральном духе принужденных в буквальном смысле зарываться в трупы своих собратьев гоблинов, да и на качестве атаки тоже. Так что вскоре среди гоблинов нашелся кто-то умный, и бессмысленные атаки прекратились. Наоборот, баррикады из трупов выросли, а гоблины, оставив заслоны, поспешили продолжить общее наступление вниз. Впрочем изолированные Драконы не собирались оставаться в таком запертом состоянии вечно и активно пополняли ресурсы изрядно израсходованной маны, лечились и готовились к прорыву, который на этот раз планировался уже вниз. Помимо этого Тулииндэ, чья сила как некроманта из-за огромного количества окружающих ее трупов неимоверно возросла, устроила зелененьким сюрприз и провела масштабный ритуал, благодаря которому примерно каждый двадцатый из убитых на руднике гоблинов восстал, превратившись пусть и в слабенького и не долго живущего (если это можно назвать жизнью?), но очень голодного и ненавидящего всех живых зомби, что тут же вцепился зубами в первую попавшуюся цель -- игрок с откушенным хозяйством был многократно отомщен.
       Избавившись на время от доставившего им столько неприятностей рейда, гоблины не сумели избавиться от многих других проблем и возобновившееся наступление вниз вновь забуксовало: во-первых, гоблинам так и не удалось уничтожить или оттеснить ВСЕХ игроков-наемников -- около пары сотен из них, сбившись в крепкие рейды и заняв хорошую позицию, продолжали сопротивление; во-вторых, насмерть встали части особой сотни Вара, так же отвлекая на себя немалые силы и стачивая напор общего наступления, и если арсенал гоблины все же взяли, заплатив при этом чудовищную цену чуть ли не в полутысячу бойцов и нескольких из мизерного остатка шаманов, то с хранилищами драгоценных камней и серебра пришлось поступить как и с рейдом Дримма, то есть завалить проходы трупами и оставить находившихся внутри врагов на потом; в-третьих, гоблинов изрядно потрепала змея из двух тысяч тяжелой пехоты, что паровым катком прошлась по левому флангу наступавших сверху сил, а затем исчезла в одном из тоннелей, скрывшись за упавшей с потолка решёткой, которую гоблины до сих пор не могли сломать, а значит нервничали, не зная чем занимается столь грозный и большой отряд; было и в четвертых -- происходящее наверху событие, о котором находящиеся внизу гоблины пока что не успели узнать; но главным для них здесь и сейчас было в-пятых -- поперли возрождавшиеся на точке респауна игроки, и вновь потерявшие темп гоблины не сумели их остановить -- маятник битвы опять качнулся вверх...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.