Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.
  • Демченко Антон -- Воздушный стрелок 5 2
Текущий рейтинг:  

Автор Тема: Демченко Антон -- Воздушный стрелок  (Прочитано 24158 раз)

Оффлайн Черных_Евгений

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 60
  • Сообщений: 281
  • Activity:
    6.5%
  • Благодарностей: +965
  • Пол: Мужской
+5
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 13. Шаг из света в темноту.

   Когда на опущенной аппарели шлюпа появилась Лина, прижимающая к себе безвольное тело девочки, Кирилл несколько опешил. Впрочем, это не повлияло на его реакцию. Моментально оказавшись рядом, он аккуратно перенял Анну из закованных в броню рук ученицы и, выслушав короткий доклад, потянулся Эфиром к ранам. Мягко перехватив контроль, атаман оглянулся по сторонам и, почти неслышно выматерившись, вздохнул.
   - Жора, готовь машину к взлёту. Девчонки поведут платформу на базу. Все. Лиза, пока будете ехать, допроси подробно Лину и скинь доклад мне на коммуникатор.
   - А как же... - начала было Лина, но была остановлена одним коротким взглядом командира.
   - Стрелкова я сам заберу. Завтра или послезавтра, как карта ляжет, - отрезал Кирилл. - А вы... чтоб духу вашего сегодня в СБТ не было, иначе опять во что-нибудь вляпаетесь. Всё.
   - В Кострому пойдёшь? - осведомилась Оля.
   - Нет. В Москву, к Нулину ближе будет, - мотнув головой, ответил Кирилл и... исчез вместе со своей ношей в открытом "окне". Жорик тут же скрылся в кабине пилота, а девушки, не теряя времени, горохом ссыпались по аппарели на заснеженную поляну. Благо, погрузка трофеев в аэродин уже была закончена, так что все присутствующие готовы были исполнить приказ командира немедленно.
   - Ну и как это случилось? - спросила Ольга, выводя спасплатформу на узкую лесную дорогу. Сидящая рядом, уже успевшая избавиться от доспеха, Лина поморщилась.
   - Неожиданно, - девица, съёжившись, обхватила себя руками за плечи и жалобно протянула: - Девчонки, я так облажалась!
   - Рассказывай, - потребовала Ольга.
   - Сначала о состоянии Анны, - присоединилась к ней Елизавета. Правда, приказной тон совсем не вязался с тем, как она обняла подругу. Лина вздохнула и начала рассказ.
   - М-да уж, весело, - констатировала сидящая меж Ольгой и сестрой Мила, когда рассказчица умолкла. На несколько минут в кабине спласплатформы установилась тишина, нарушаемая лишь приглушённым гулом двигателя, да шебуршанием Лизы, набирающей на своём коммуникаторе отчёт для учителя.
   - За такой провал Кирилл нас по головке не погладит, - выдала Оля.
   - Вы-то здесь причём? - буркнула Лина. - Это ж я не смогла защитить подопечных.
   - Кто бы из нас не оказался на твоём месте, боюсь, результат был бы тот же, - выворачивая руль, отозвалась Бестужева, а когда почувствовала скрестившиеся на ней взгляды, нехотя пояснила: - что, хотите сказать, что Лина единственная восприняла это задание, как лёгкую и безопасную прогулку?
   Девушки промолчали, но взгляды отвели.
   - То-то же, - кивнула Ольга. - Так что, общий это косяк, а не только Линки.
   - Но Кирилл-то об этом не знает, - подала голос Мила, но, получив в ответ укоряющий взгляд сестры, сдулась. - Ну да, прошу прощения. Забыла.
   - Именно. Косяк одного отрабатывают все, - задумчиво протянула Елизавета и, ткнув пальцем в невидимый соседкам экран, потянулась. - Всё! Доклад отправлен. Подтверждение получено. Кстати, Кирилл уже в Чернигове.
   - Это же тысяча двести километров! - вскинулась Оля. - Он с ума сошёл? Сколько, четыре, пять переходов за пятнадцать минут? Загнётся же, дурак!
   - Четыре. Он боится опоздать, девочке стало хуже, держится только за счёт прямой подпитки, - коротко ответила Елизавета. Лина дёрнулась и по её щекам потекли долго сдерживаемые слёзы. - Ой! Лин, не плачь! Не плачь, говорю. Я отправила копию мед.части доклада Нулину. Кирилл предупредил его о скором визите, так что доктор уже готовит операционную. Ну же, Громова, чтоб тебя! Не раскисай, всё с ней будет в порядке, слышишь?!
   Треск Посадской был прерван звучным шлепком пощёчины, прилетевшей рыдающей Лине от сестры. Та резко всхлипнула и замерла.
   - Спасибо, - выдохнула девушка и, потерев ладонью горящую от удара щёку, глубоко вздохнула. - Я уже в норме.
   - И то хлеб, - кивнула Ольга и, бросив взгляд на призывно замерцавший экран "москита", нахмурилась, а в следующий миг спасплатформа начала сбавлять ход. - Кажется, впереди кто-то кого-то встречает. Вряд ли это по нашу душу, но... бережёного бог бережёт. Лиза, Мила, быстро в отсек. "Визели" ваши. Минутная готовность. Лина, к турели.
   - Есть, - в унисон откликнулись те. Но если Лиза с Милой, просквозив через люк, соединяющий кабину и жилой блок, ринулись к корме машины, где располагались отсеки с ЛТК, то Лина лишь устроилась поудобнее на своём месте. Миг и перед девушкой развернулся панорамный экран с заскользившим по нему перекрестьем прицела, а из подлокотников кресла выползла пара джойстиков управления. Лина ухватилась за ребристые рукоятки, и где-то над её головой послышался еле слышный звук заработавших сервоприводов, когда-то управлявших брандспойтами спасплатформы, а ныне наводящими на цель ТС "Янычар" и АРГ "Шершень", установленные на крыше вместо мирной "плевательницы".
   - "Ведьма-1", есть готовность, - раздался напряжённый голос Елизаветы.
   - "Ведьма-2" готова, - тут же подхватила Мила.
   - "Башня" готова, - процедила Лина.
   - Принято, - кивнула Ольга. - "Ведьмы", даю целеуказание. На вас "муравьи". "Башня" - за тобой "упыри" и "ролики".
   Часть экрана с картой перед Линой, расцвела отметками местоположения бронетехники противника, тех самых "роликов", и стационарных огневых точек. Ну да, закопались в землю и ждут. А потом ка-ак пуганут со всех стволов! Потому и зовутся "упырями"... А после знакомства с "Шершнем" станут покойниками, смирными и тихими, как им и положено. Уж Лина постарается.
   Бой вышел коротким. Дождавшись первого, оказавшегося не слишком удачным, выстрела со стороны засады, платформа резко замерла на месте и, окутавшись щитом, попятилась назад. А в следующую секунду воздух наполнился истошным визгом заработавшего "Янычара". Следом зашипел гранатомёт, и на опушку леса обрушился огненный вал взрывов. Попытавшуюся огрызнуться невразумительную танкетку, прятавшуюся в персональном "окопе", накрыло четырьмя реактивными гранатами подряд, отчего самоделка моментально запылала, взлетела в воздух и, перевернувшись, огненным комом рухнула на стоящие позади деревья. А ещё через секунду, у опушки замелькали чёрные тени "Визелей", поливающих позиции противника из плечевых стреломётов. На всё про всё, у обозлённых девушек ушло не более пяти минут... и более тысячи единиц боеприпасов, в общей сложности.
   Хлипковата засада оказалась, не иначе какой-то поизносившийся отряд наёмников решил поправить свои дела, да силёнок не рассчитал. Ну, в самом деле, что это за противник? Одна самодельная самоходка, лёгкий бронетранспортёр, да три тяжёлых стреломёта на десяток бойцов. Против двух "Визелей" и "Шершня"... смех да и только. Больше времени на сбор трофеев потратили, чем на бой.
   И вот уже над опушкой леска в чистое темнеющее небо поднимается жирный чад сожженной техники, а казавшаяся такой лёгкой добычей, спасплатформа удаляется прочь.
   - Не скажи, - покачала головой Ольга, выслушав презрительное фырканье Милы. - Разбойнички нам, конечно, попались небогатые, но умные. Не ты ли только что их генератор помех в кузов грузила? То-то! Если бы не идея Жорика с заменой прежнего "москита" на "Сквозняк", мы эту засаду и за сотню метров не разглядели бы. А им одного удачного выстрела той самоделки хватило б, чтобы пробить броню нашей малышки... и кто его знает, как тогда дело обернулось бы.
   - Девчонки, Кирилл сообщение прислал! - довольная Елизавета ввинтилась в разговор Бестужевой и Громовой.
   - Ну? - с нетерпением откликнулась Лина.
   - Анна в операционной. Заряды оказались "пустыми", Осип Михайлович их уже извлёк, - протараторила рыжая. - Задета ключица, но это не страшно, на заживление уйдёт всего три-четыре дня интенсивной терапии. А вот со вторым зарядом сложнее, он прошил лёгкое и сломал ребро, но тут доктор велел передать тебе свою благодарность. Эфирный фиксатор, говорит, применила правильно и вовремя. Ну и с "пробкой" хорошо придумала, пневмоторакса удалось избежать. В общем, там проблема только с заживлением. Ткани нежные, контроль нужен постоянный, во избежание осложнений. Но за неделю обещает поставить девочку на ноги.
   Лина, слушавшая подругу, вытянувшись в струнку от напряжения, облегчённо вздохнула, расслаблено расплылась в кресле и, почти незаметно улыбнувшись, ушла в себя. Да так основательно, что не обратила никакого внимания на замечание Елизаветы о том, что по возвращении Кирилл обещал устроить ей основательную головомойку. Плевать!
   - М-да, кто бы мог подумать, что этот ангелок только что накрошил в мелкую палёную стружку два броневика и отправил на тот свет их экипажи? Лиза, свяжись с Вячеславом, успокой парня, а то ведь он там с нервов может войну устроить. Разнесёт ещё этот Пернау ко всем чертям, и сам поляжет. Что потом его сестре скажем? - произнесла Ольга, задумчиво глянув на продолжающую чему-то улыбаться Лину. Но тут же тряхнула головой и вновь переключила внимание на ухабистую дорогу. Это Кириллу пара тысяч километров, оказывается, не расстояние. А им ещё до базы ползти и ползти.
   - Сделаю, - отозвалась рыжая и тут же принялась что-то набивать на своём коммуникаторе.
 
* * *

   Обещанные наёмницей "минут сорок" растянулись для Вячеслава в целую вечность, немую, тягучую... и тяжкую. Он не помнил, как ушёл с площади перед ратушей, как пробирался через полгорода, и как вообще оказался в подвале, куда ещё недавно стаскивал всё, что могло пригодиться ему и сестре для побега... и в котором сейчас было так же пусто, как в голове самого Вячка. В себя, юноша пришёл уже сидя за столом и сжимая в руке коммуникатор, с которого не сводил взгляда. Шок. Так, наверное, определил состояние юноши любой врач, и был бы прав. Почти.
   Там, у ратуши, увидев, как падает наземь его сестра, заливая ступени своей кровью, Стрелков, в попытке сбежать от накатившего ужаса, использовал технику, которую зарекался применять с той ночи, когда устроил "побег" Ирмы и Адама. Приём, названный им "отстранённостью", Вячко придумал давно, в поисках способа скрыть свои эмоции от любопытной сестры-эмпата с развивающимся даром. Один из многих провальных экспериментов, можно сказать. Провальный, если бы не один весьма интересный побочный эффект, поменявший минус на плюс... в определённом смысле.
   Отстранённость, помимо глушения эмоций, дарила уверенность. Достаточно было дать себе некоторую установку, и лишённый эмоциональной раскачки, разум заставлял действовать тело без сомнений и колебаний, с потрясающей эффективностью. Скорость реакции, движений, просчёта вариантов действий и их выбора вырастала многократно, и пусть она не дотягивала до возможностей, предоставляемых обычным ускоряющим мышление трансом, но зато и не грозила вывихами-переломами и ожогами, как тот же транс, при движении в котором, даже накачанное эфиром тело Вячка могло сломать само себя при малейшей поспешности.
   Но был у этой техники и один очень большой минус. Да, она позволяла действовать очень быстро и с максимальной эффективностью, напрочь отсекая сомнения и переживания, но "отключённые" эмоции, на самом деле, никуда не девались, скорее, просто прятались где-то в глубине разума. Так что, стоило Вячку выйти из состояния отстранённости, "отперев" тем самым подвал с закрытыми в нём чувствами, как те затапливали его разом, одной чудовищной волной. Хорошо, если действия, совершённые под отстранённостью, в обычном состоянии не вызывали у Стрелкова сильных эмоций, тогда волна была вполне... вполне переживаемой. Но после истории с казнью Зброевой и Поггера... Вячеслава до утра выворачивало от отвращения, брезгливости и ненависти. Именно тогда он и пообещал себе, что будет крайне осторожен с применением этой техники. Ничего удивительного, четыре часа в обнимку с "белым другом" кому угодно мозги вправят.
   Да вот, не выдержал. Стоило увидеть кровь сестры на руках, как отстранённость будто сама собой накатила. Хотя, в тот момент, оно, наверное, было и к лучшему. В противном случае, он вполне мог сорваться и устроить на площади натуральную бойню, которая, скорее всего, закончилась бы гарантированной гибелью не только чокнувшегося старика, но и Анны... и самого Вячка. И это был совсем не тот размен, который его устроил бы.
   Вздрогнув, Стрелков поднялся со стула и, шагнув в угол комнаты, решительно опустил свой зад прямо на пыльный пол. Зубы сжали выуженную из кармана, предусмотрительно приготовленную деревяшку, а в следующую секунду, на руке Вячка завибрировал коммуникатор. Пришлось прервать приготовления.
   Появившаяся на развёрнутом экране, рыжая наёмница окинула взглядом бесстрастное лицо Вячеслава и нахмурилась. Впрочем, уже через секунду она тряхнула головой и, подробно, с кучей медицинских терминов, "доложила" о состоянии Анны. Вячко внимательно выслушал Елизавету, кивнул...
   - Когда и как я могу встретиться с сестрой? - ровный тон Стрелкова на миг сбил рыжую с толка.
   - У меня нет этой информации. Ки... Атаман обещал сам заняться твоей доставкой в воеводство, но сейчас он в госпитале с Анной, - проговорила наёмница, чуть подумала и решительно мотнула своей огненной гривой. - Утром. Мы свяжемся с тобой утром и вы, вместе с ним сами определите точку и время рандеву. Хорошо?
   - Договорились, - согласился Вячко. - Буду ждать звонка завтра, в восемь часов по среднеевропейскому времени.
   - Замечательно, - Елизавета слабо улыбнулась и, помявшись, спросила: - Вячеслав, ты как себя чувствуешь?
   - Нормально, - откликнулся Стрелков. Картинка на экране дрогнула, метнулась из стороны в сторону, и в "объективе" неожиданно возникла Лина.
   - Вячик, это я... я... - девушка закусила губу и, бросив взгляд куда-то в сторону, неожиданно выпалила: - Вячеслав, прости меня, пожалуйста!
   - За что? - от такого вопроса Громова опешила.
   - Ну, я же должна была вас охранять и... не уследила. Это я виновата, что старик... Анну... - промямлила Лина, на глазах теряя уверенность в себе. Вячеслав покачал головой.
   - Неверная постановка. Согласно приказу вашего атамана, ты нас сопровождала, цитирую дословно: для солидности. Не охраняла. В случившемся нет твоей вины, - ровным, невыразительным тоном произнёс юноша и, сделав паузу, договорил: - Наоборот, я должен тебя поблагодарить за помощь Анне. Если бы не ты, её сейчас не было бы в живых. За мной долг, Малина Фёдоровна.
   - Но... - Лина потерянно покрутила головой, но почти тут же собралась, нахмурилась и, глубоко вздохнув, решительно, каким-то совершенно мужским жестом рубанула ладонью воздух. - Мы поговорим о долгах на нашей базе! Слышишь? Обязательно!
   - Как скажешь, - индифферентно кивнул Вячко. - Спасибо за информацию о сестре. Жду звонка вашего атамана. До связи.
   Ошеломлённая девушка не успела ничего ответить. Экран коммуникатора погас и Вячеслав, на миг задумавшись, откинул сжимаемую в ладони деревяшку, которую так и не успел зажать зубами, прежде чем отключить "отстранённость". Вместо этого, он поднялся на ноги и, шагнув к столу, принялся перетряхивать имеющуюся у него амуницию.
   До следующего сеанса связи у него больше четырнадцати часов, точка и время рандеву не определены, а значит, образовавшееся свободное время можно потратить с большей пользой, чем сидение на пятой точке в попытках справиться с накатывающим валом эмоций. К тому же, расчёт вероятностей даёт большой шанс на то, что время пребывания под техникой можно увеличить за счёт ожидаемых облегчения и радости, от полученных новостей о сестре. И это хорошо.
   В состоянии отстранённости от принятия решения до его воплощения в жизнь много времени не проходит. Нет сомнений, нет раскачки. Порядок действий определён, и организм как хорошо отлаженный автомат принимается за исполнение составленного плана. По пунктам, чётко и без ненужных метаний. Это потом, все колебания и неуверенность одновременно нахлобучат избавившийся от тяжкой техники разум. Моменты сомнений сольются в единый адреналиновый поток, накроют приступом паники, на смену которому придёт норадреналиновая ярость, густо замешанная на кортизоле и тестостероне, ударит в голову алой волной, и весь этот коктейль вывернет организм наизнанку. Но это будет потом, а сейчас...
   Руки чуть подтянули ремни и без того плотно подогнанной разгрузки, скользнули по подсумкам, проверили как выходит из ножен матовый, короткий нож, легко ли вынимается из кобуры "Беррер", пробежались по набитым магазинам... под правую ладонь скользнул модернизированный АКТ, и пальцы уверенно перевели направляющие кольца карабина в режим дозвуковой стрельбы. Готов.
   В наступившей темноте, да на окраинных улочках Пернау, где сроду не было ни одного фонаря, рассмотреть скользящую вдоль глухих заборов небольшую тень было почти невозможно. Если не использовать спецтехнику или продвинутую сенсорику, конечно, но кому это нужно в районе, заброшенном со времён Большой замятни? Правильно, совершенно никому, чем Стрелков и воспользовался.
   А вот оказавшись поблизости от владений Баумов, расположенного, пусть и не в центре города, но во вполне "респектабельном" районе, Вячку пришлось осторожничать. Здесь уже не было проблем ни с уличным освещением, если можно так назвать один фонарь на два перекрёстка, ни с фиксаторами. Последние, кстати, доставляли куда больше беспокойства, идущему в гости к бывшему учителю Стрелкову, нежели тусклые фонари. Хорошо ещё, что видимые Вячком зоны контроля натыканных у ворот и калиток сенсоров, оказались невелики, их радиус не превышал пяти метров, ну так, устройства-то по сути бытовые, что с них взять? Впрочем, с задачей фиксации всего происходящего вблизи от частных владений, они справлялись, а большего их хозяевам и не нужно. Да и натыканы они были довольно часто.
   Именно из-за них, скольжение в темноте вдоль высоких заборов, Вячеславу пришлось сменить на наглый ход по центру улицы, прямо посреди проезжей части, куда не дотягиваются зоны контроля домашних фиксаторов. Впрочем, это была не панацея. Один из перекрёстков Вячку вообще пришлось обходить по кромке двухметрового забора у какого-то лабаза, чтобы не попасть под городской фиксатор, в отличие от частных, накрывший своим вниманием пересечение двух улиц целиком, а это пять-шесть сотен квадратных метров, между прочим. Да и машины, изредка появлявшиеся на вечерней улице, доставляли беспокойство. Водители-то, живые люди, и прикрытого незаметностью юнца, шагающего по осевой, логично... не замечали, а значит, Вячку приходилось быть внимательным и за себя и за них.
   Как бы то ни было, но до нужного места, Стрелков добрался без проблем. Но соваться без разведки на двор Баумов не стал. Подыскал удобное место вдали от фиксаторов и, устроившись в тёмном углу, попытался привычным действием развернуть сенсорное восприятие. Но первая же попытка "прощупать" обширный двор и дом бывшего учителя провалилась с треском. Идеальная, непроницаемая полусфера, мутным пузырём поднявшаяся над домом и двором Баумов, как оказалось, надёжно укрывает двор от любопытства посторонних, не только не позволяя рассмотреть что-либо происходящее внутри, но и напрочь отсекая исходящие эманации Эфира. И это что-то новенькое, по крайней мере, раньше подобной защиты от подглядывания здесь не было и в помине. Или хозяева дома просто не включали её?
   Что ж, как говорится, первый блин комом, но это же не повод сдаваться, не так ли? Вячеслав присел на корточки и положил ладони на промёрзшую землю. По пальцам побежал привычный холод, пока ещё еле заметный, но лишь пока. Восприятие вновь развернулось на полную, но в этот раз Вячко не стал охватывать им всё пространство вокруг себя. Наоборот, он сосредоточил его в одной точке, и пучок внимания стремительно понёсся вперёд, прошивая мёрзлую землю и камни. Холод в ладонях стал сильнее, пополз вверх, но Стрелкову было не до того. Его внимание тонким лучом скользило под верхним слоем почвы в сторону двора Баумов. Миг, пройдена граница странной защитной сферы, ещё один... луч восприятия, развернувшись на полную, рванул вверх, заполняя пространство двора. А спустя ещё полминуты, Вячеслав с трудом отодрал от земли закоченевшие ладони.
   Пять минут отдыха... а лучше четверть часа. Привалившись спиной к доскам забора, Вячеслав пережидал приступ головной боли, разминал руки, ноющие от бешеного количества проведённого через них Эфира, и думал, один за другим отщёлкивая варианты дальнейших действий.
   Многого из проведённой разведки узнать не удалось... но, несколько важных моментов Вячко всё же выведал. Во-первых, старик жив и здоров. А во-вторых, у него появилась охрана. По крайней мере, никем другим, трое шляющихся по двору мордоворотов быть не могут. Впрочем, есть и ещё кое-что. Охранников в доме может быть больше куда больше трёх человек, учитывая, что во дворе стоят два незнакомых вездехода, каждый из которых способен везти до шести бойцов. "Рассмотреть" маркировку и эмблемы машин Вячко, правда, не смог, сил не хватило, но сам факт...
   От размышлений юношу отвлекло урчание заработавшего двигателя, донёсшееся со двора Баумов. Встрепенувшись, он вновь развернул восприятие и замер на месте в ожидании. Спустя минуту, тихо скрипнули отворяемые ворота и один из стоявших за ними вездеходов, выехал на улицу, тут же став видимым для сидящего в засаде Стрелкова.
   Узнать сидящего на заднем сиденье машины Тесслера, труда не составило. Но не это заставило мысли Вячеслава забегать быстрее, а тот факт, что количество охраны в доме Баума оказалось меньше, чем он предположил, "увидев" стоящие во дворе машины. Как минимум, вдвое меньше! В принципе, логично, домовладение невелико, и трёх человек для его контроля вполне хватит... ну, ещё трое отдыхают где-то в доме, дожидаясь своей смены. Аккурат шесть человек и получается. Можно работать. Теоретически.
   А вот практически... практически это будет очень сложно, поскольку увиденные им охранники снаряжены, что называется, "по-взрослому". Нет, не то чтобы его пугало вооружение бойцов, иного в СБТ ожидать просто бессмысленно. Куда больше Вячеслава напрягала амуниция охранников, точнее их тактические шлемы... а если совсем конкретно, то расположенные на этих самых шлемах фиксаторы, благодаря которым, бойцы плевать хотели на "незаметность" бывшего ученика их нанимателя. Засекут на раз-два, на том и кончится поход Стрелкова за головой Баума. Плохо.
   И тянуть время нельзя. Если Баум всерьёз обеспокоился своей безопасностью и нанятые им охранники не идиоты, то уже завтра, максимум, послезавтра все владения Герхарда окажутся под колпаком стационарных фиксаторов, пройти мимо которых так, чтобы подобраться к старику незамеченным будет невозможно. Ловить его где-то на улице? Дохлый номер, мастер тоже не идиот, чтобы так подставиться.
   Вячеслав вновь привалился спиной к холодным доскам забора и задумчиво уставился на уже закрытые ворота дома Баумов. Вовремя. Тихо скрипнула отворившаяся калитка, врезанная в одну из массивных створок ворот, и на улице показался... Руперт. Управляющий Герхарда Баума поёжился от холодного ветра и, подняв ворот короткого бушлата, резво зашагал вверх по улице, провожаемый взглядом Вячеслава. Впрочем, недолго. Уже через секунду, юноша поднялся на ноги и последовал за старым знакомым. Сенсорика, это, конечно, хорошо, а допрос очевидца ещё лучше. Времени, конечно, жаль, но это не повод, чтобы соваться на охраняемую территорию без всякого плана.
   До дома, в котором Руперт снимал квартиру, оставалось идти не больше пяти минут, когда на одном из перекрёстков вдруг появился вездеход. Полоснув светом фар по бредущей в темноте фигуре управляющего, машина рванула вперёд и, обогнав его, вдруг резко затормозила. Под удивлёнными взглядами Руперта и оставшегося незамеченным Вячеслава, из распахнутых дверей вездехода выпрыгнули двое, один из которых тут же взял управляющего на прицел, а второй во мгновение ока спеленал ошеломлённого подчинённого Баума. Сухо щёлкнули наручники, на снег упали найденные при Руперте два небольших пистолета и нож, а в следующий миг, управляющий уже оказался на заднем сиденье машины, подпёртый с двух сторон двумя амбалами в серой камуфлированной форме. Хлопнули двери вездехода и тот, урча, покатил по тёмной улице.
   Вячеслав не стал терять время. В два прыжка оказавшись на месте, он подхватил брошенное наземь при стремительном обыске оружие, после чего, вновь разогнавшись, вцепился в стальную дугу, прижимавшую запасное колесо вездехода к его задней двери, и мысленно поблагодарил любовь жителей Пернау к тяжёлой технике. Если бы он попробовал сотворить нечто подобное с обычной машиной, его бы наверняка засекли по качнувшемуся не в такт кузову, и никакая "незаметность" не помогла бы. А этому бронированному вездеходу, вес шестнадцатилетнего юнца, как слону дробина, даже не скрипнул.
   Долго петлять по улицам Пернау, похитители не стали. Уже через полчаса их машина замерла у небольшого покосившегося дома, возвышающегося посреди пустого двора, огороженного высоченным трёхметровым забором. Очередная заброшенка, вроде той, в подвале которой Вячко устроил свой склад. Даже находится недалеко, всего-то в паре кварталов.
   Бойцы выволокли из машины Руперта, отчаянно что-то мычащего сквозь кляп и напяленный на голову мешок и, молча, тычками и пинками загнали его в дом. Стрелков же в это время аккуратно отцепился от запасного колеса и, размяв онемевшие руки, скользнул к навесу дровника, в темноту, подальше от лунного света заливающего заснеженный двор.
   Для сенсорного восприятия Вячеслава, как оказалось, даже железобетонные стены не такое уж серьёзное препятствие. Что уж тут говорить о прогнившем дереве? Как результат, за происходящим в доме он смог наблюдать без всяких проблем. Разве что, подобрался поближе к одному из окон, чтобы меньше напрягаться... и лучше слышать. Уж очень интересное действо разворачивалось в одной из комнат брошенного здания.
   Привязанный к стулу молчаливыми похитителями, управляющий Баума вновь что-то замычал, но в этот момент с его головы сдёрнули чёрный непроницаемый мешок и Руперт зажмурил глаза, заслезившиеся от ударившего по ним яркого света. Тот же охранник ловко вытащил из его рта кляп, отчего бедолага ещё и закашлялся. Впрочем, уже через несколько секунд он пришёл в себя и, проморгавшись, обвёл взглядом окружающую обстановку. Весьма скудную, если не сказать больше. Комната была начисто лишена какой-либо мебели, если не считать охранников, застывших по обе стороны от Руперта, и того стула, на котором он сидел. Ободранные стены с потёками на обрывках обоев, гнилые доски пола... дом явно был давно уже необитаем.
   За спиной скрипнула дверь и раздались чьи-то шаги. Похищенный попытался оглянуться, но схлопотал по шее от стоящего рядом охранника и понятливо прекратил несанкционированные шевеления. Впрочем, крутить головой больше и не понадобилось. Вошедший... точнее, вошедшая, обошла расположенную в центре комнаты "композицию" с привязанным к стулу управляющим и, остановившись в двух шагах от изумлённого Руперта, вежливо ему кивнула.
   - В-вы? - выдавил из себя управляющий.
   - Ещё раз добрый вечер, мой дорогой Руперт, - улыбнулась женщина. Холодно и недобро.
   - Зачем? - похищенный попытался мотнуть головой, но вновь схлопотал по загривку и тут же заткнулся.
   - Правильный вопрос, мальчик, - покивала женщина, доставая из сумочки серебряный портсигар. От тонкой дамской сигареты вверх потянулись завитки ароматного дыма. - Но задать его должен не ты, а я. Не находишь?
   - Н-не понимаю, - по бледному лицу управляющего скатилась капля пота. А ведь в доме холодно. Куда ниже нуля...
   - Не расстраивай меня, Руперт. Ты же умный мальчик, Герхард не стал бы держать на службе идиота, - тонкие сухие губы женщины вновь тронул намёк на улыбку. Вот только радости в ней не было. - Итак, я спрашиваю, зачем?
   Тишина в ответ. Женщина, со вздохом покачав головой, перевела взгляд на одного из охранников.
   - Збышек, у молодого человека проблемы с речевым аппаратом. Помоги ему... немного, - попросила она. Бугай хмыкнул, кивнул и положил ладонь на плечо Руперта. Даже под бушлатом и толстым свитером, управляющий почувствовал его хватку. Большой палец лёг в ямку над ключицей и... управляющего перекосило от страшной боли. На глазах вновь выступили слёзы, а из горла вырвался сдавленный хрип. Женщина стряхнула пепел сигареты на пол и кивнула бойцу. Тот убрал руку, Руперт взвыл. - Я повторяю вопрос, дорогой мой. Зачем?
   - Честное слово, я н-не... не понимаю, о чём вы, - кое-как справившись с болью, простонал управляющий.
   - Какой упёртый мальчик, - заключила женщина, доставая из сумочки миниатюрный никелированный пистолет с сияющими перламутром накладками. Заметив испуганный взгляд Руперта, она улыбнулась. - Нравится? Это муж подарил мне на прошлый день рождения. Красивая игрушка, не правда ли? А какие у неё стрелки... представь, калибр всего в одну русскую линию, а эффект при попадании, лучше чем у трёхлинейного "зауэра" заряженного разрывными боеприпасами. Конечно, прицельная дальность не та, но ведь мне, слабой женщине, оружие нужно для самозащиты, а не для стрельбы по тарелочкам. Зато с десяти метров, эта малявка с одного выстрела медведя свалит, и кровью всё вокруг не уделает. Хорошие заряды муж подобрал, артефактные. А теперь представь, что будет с твоим коленом, если я сейчас нажму на спусковой крючок. О... вижу, ты понял и готов к разговору?
   - Д-да, - не сводя взгляда с направленного на его ногу, короткого ствола, выдохнул Руперт.
   - Умница, - констатировала женщина и, затянувшись сигаретой, опустила пистолет. - Тогда, я жду рассказа, кто тебя надоумил, когда, и главное, зачем? Только не ври, знаешь же, со мной этот фокус не пройдёт.
   - Никто, - буркнул управляющий но, заметив, как вновь начала подниматься рука сжимающая ствол, затараторил, - честно слово! Никто не надоумил! Сам, я сам всё придумал. Увидел, что у шефа проблемы начались, серьёзные. Кто-то людей его похитил, потом ссора с советником, Журика-мастера грохнули... в общем, решил, что пора ноги делать, пока сам под раздачу не попал. Но пустому уходить... всё равно ж, как придавят старика, всё имущество в распыл пойдёт.
   - И? - надавила женщина.
   - Решил свой небольшой кусок урвать, - уже куда тише произнёс Руперт. - Подлил ему в кофе "незабудку", думал, подпишет старик дарственную на западную лавку, да и забудет о том. Ежели уберут его, я при верном куске хлеба останусь, ну а если отобьётся, так я ту бумагу сожгу, вроде как и не было ничего. Кто ж знал, что он в ратушу сорвётся!
   - Шустрый мальчик, - задумчиво проговорила женщина. - А что ещё ты подсунул Герхарду помимо "незабудки"?
   - Ничего, клянусь! - вскинулся было тот, но вновь получил по шее и тут же опустил голову.
   - И ведь не лжёшь, вроде бы, но... - вздохнула та. - По уму, с незабудки он детишкам довериться должен был, как самому себе. А вместо этого, словно с цепи сорвался. Значит, было что-то ещё. Руперт?
   - Не было, говорю же! - запальчиво отозвался тот. - Какой мне прок с того? Я же вообще... ну... да как же вам доказать-то?! Незабудка это была, я её сам бодяжил! Больше... да я даже не знаю, что такой эффект могло вызвать!
   - Дарственная где? - неожиданно переключилась женщина. Управляющий замер.
   - Сжёг, - хрипло проговорил он, спустя секунду. - Как только старик в ратушу умчался, так и сжёг.
   - Опять врёшь. А я ведь предупреждала. Мальчики, обыщите его, аккуратно только. И будьте осторожны...
   - Угум, - буркнул один из охранников, вытаскивая из ножен внушительный свинорез. Раздевать Руперта никто не стал. Это ж надо его отвязать, расковать... зачем? Срезали одежду прямо с сидящего, да и выпотрошили её на глазах у отошедшей в сторону хозяйки. Чуть дольше по времени, зато без фокусов и неожиданностей.
   - О, а вот и она, - промурлыкала женщина, разворачивая поданный ей одним из охранников листок бумаги. Вчиталась... и деланно печально покачала головой. - Руперт, какой же ты всё-таки врунишка, а? "Западная лавка", дарственную "сжёг"... Ай-яй-яй! А тут, оказывается, и бумага на месте, и мастерская с оружейным складом в ней значатся, помимо той самой западной лавки. Ну как тебе такому верить?
   - Богом клянусь, ну не я это, не я! - управляющий мелко задрожал, то ли от холода, то ли от накрывшей его с испугу истерики. Женщина смерила его долгим изучающим взглядом и медленно кивнула.
   - Что ж, вот сейчас верю, - произнесла она. - Мальчики отвяжите нашего врунишку.
   - Спасибо... спасибо, - забормотал тот, едва путы были распущены, и опустился на колени перед женщиной, норовя поцеловать отороченный поверху мехом сапожок. - Фрау Малица, я же вам, я за вас... вот как Бог свят, отслужу!
   - Надо же, вылечился от вранья, никак? - усмехнулась та, убирая ногу подальше от слюней и соплей Руперта. Окинула взглядом извивающегося перед ней будто червь мошенника и скривилась.
   В руке женщины, сухо, словно надломленная ветка щёлкнул пистолет, и управляющий ткнулся лицом в пол.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Keeper10

  • Рядовой
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 5
  • Activity:
    2.5%
  • Благодарностей: 0
  • Пол: Мужской
0
Что ж так мало то (((
Кто-нибудь знает, будет ли ещё прода в этом году? По идее примерно через 6 дней появляется глава, получается, следующая будет 30го.

А вообще мне нравится, новые действующие лица появились. Пусть и несколько витиеватым путем, но это разбавляет повествование.
Не ясно только, почему команда Кирилла уже в довольно серьёзных разборках участвует, хотя по началу они хотели заняться только ремонтом ТК. И ещё не ясно, почему Аристарха не было с ними. Или он на охрану лишь подписался...



Оффлайн Черных_Евгений

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 60
  • Сообщений: 281
  • Activity:
    6.5%
  • Благодарностей: +965
  • Пол: Мужской
+6
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 14. Кроить по-живому

   Фрау Малица стояла на пороге дома и, дымя тонкой сигаретой, молча, с абсолютно невозмутимым видом смотрела, как её охранники грузят в багажник вездехода упакованное в чёрный полиэтиленовый мешок тело управляющего. В том, что супруга герра Баума совершенно спокойна, Вячко, наблюдавший за этой картиной из-под навеса дровника, был уверен на все сто. Конечно, его умения в эмпатии ничто, по сравнению с умениями сестрёнки, но уж на то, чтобы определить общее эмоциональное состояние не прикрытого щитами человека, находящегося в паре десятков метров, их вполне хватало. И сейчас доносящиеся до Вячка отголоски эмоций говорили о спокойствии фрау Малицы, скорее даже о полной безмятежности. Ствол АКТа пошёл вверх, и спустя секунду голова женщины оказалась в перекрестье прицела.
   Зачем Вячеславу понадобилась смерть фрау Баум? Так, после увиденного в доме, он был абсолютно уверен: за смерть мужа она будет мстить и что хуже всего, не в запале ярости, а холодно и расчётливо. Опасное сочетание, учитывая её ум и характер. И оставлять за спиной такую бомбу Стрелков просто не имеет права. А значит, и выбора у него нет.
   - Славик? - тихий, но отчётливый голос в голове Вячеслава, заставил того замереть на месте.
   - Да, сестрёнка? - откликнулся он. Палец, уже выбравший свободный ход спускового крючка, расслабился, но ствол АКТа, направленный на стоящую впереди женщину, даже не дрогнул.
   - А ты где? И... ты опять под той техникой? Почему? - спросила Анна.
   - В Пернау, - спустя мгновение, ответил Вячеслав, намеренно пропустив мимо ушей вторую часть вопроса. - Как ты себя чувствуешь?
   - Уже лучше, - ответила сестрица и, чуть помедлив, повторила, словно пытаясь уверить брата: - Правда, лучше! Здешний врач обещает, что через три-четыре недели я полностью поправлюсь.
   - Я рад, - выдал Вячеслав и ощутил смешок Анны.
   - Ну да, конечно! Под "отстранённостью" ты прямо-таки фонтанируешь радостью! - сообщила сестрёнка, но тут же посерьёзнела. - Стоп! Братик... ты... ты что задумал?!
   - Не понимаю, о чём ты, - отозвался Вячко, и в тот же миг ощутил, как от Анны шибануло совершенно диким коктейлем эмоций, разобраться в которых сейчас, он был просто не в состоянии. Минус задействованной техники.
   - Славик, остановись! Не делай глупостей, пожалуйста! - запричитала сестра.
   - Успокойся, Анют, тебе, наверняка, сейчас нельзя волноваться.
   - Братик, я прошу... не делай ничего Бауму! Он не виноват! - продолжала тараторить Анна.
   - Два заряда в спину двенадцатилетней девочки, это называется "не виноват"? - после недолгой паузы отозвался Вячко.
   - Это я... - голос сестры в разуме Стрелкова затих, можно сказать, превратился в еле слышный шёпот. - Это я виновата. Надавила на него эмпатией, твоими эмоциями, хотела, чтоб старик почувствовал то же, что и ты. А он взбесился и... выстрелил.
   - Та-ак, - Вячеслав одним посылом заставил сестру замолчать. - Ещё раз, что ты сделала?
   - Передала ему твои эмоции, - всё тем же "шёпотом" отозвалась явно сконфуженная сестра.
   - Очередной эксперимент, я так понимаю? - уточнил брат. Впрочем, вопрос был риторическим, ответ и так понятен. Анна, чем дальше, тем больше становится похожей на самого Вячеслава, а тот, в свою очередь... И ничего удивительного, тяга к подобным фокусам у Стрелковых в крови, это ещё их мать говорила. Собственно, если бы не один из неудачных экспериментов, временно запечатавший её собственный дар, она бы никогда не угодила в "феи", да и сын родился бы нормальным одарённым, а не вечным калекой. Хуже другое, и сам Вячеслав и его сестра, в своих опытах наступают на те же грабли. Вместо экспериментов в безопасных условиях, они оба предпочитают проверять пришедшие в голову идеи в, скажем так, боевой обстановке. Глупость, конечно, но... так есть, и это, очевидно, тоже наследие матушки.
   Наверное, стоит принять этот факт к сведению, и в будущем стараться контролировать свои порывы. Это было бы лучшим выходом, жаль только, что эта идея пришла ему в голову лишь в состоянии отстранённости. А ещё, было у Вячеслава подозрение, будто стоит отключиться технике, и всё благоразумие исчезнет как дым, едва он окажется на пороге очередного эксперимента. С другой стороны, необходимость контролировать не только себя, но и сестру вполне может сыграть на руку этому самому "благоразумию". Друг о друге они заботятся и беспокоятся, так что взаимное торможение на поворотах может стать вполне приемлемым выходом из ситуации. Там, где увлечение будет тянуть вперёд, сестрёнка вполне может схватить за руку и вовремя удержать от глупости своего брата. Да и в противоположную сторону, эта система должна действовать. Пожалуй, это стоит с ней обсудить...
   - Славик? - Анна отвлекла брата от размышлений.
   - Я тебя понял, - отозвался он.
   - И...
   - Давай поговорим об этом при встрече, когда я отключу технику, а сейчас ложись спать. Насколько мне известно, тебе сегодня сделали операцию, а значит, организму нужен отдых, - предложил Вячеслав, опуская ствол, державший на мушке направившуюся к машине фрау Малицу. Кажется, сестрёнка "на том конце провода" недовольно вздохнула в ответ.
   Хитрюга. Понять причину её "печали" было несложно. Если бы Вячеслав простил сестру прямо сейчас, то ни о какой головомойке при встрече не было бы и речи, как говорится, "повинную голову меч не сечёт". Этому принципу брат всегда следовал неукоснительно. Нет, наказание за проступок последовало бы обязательно, но без нотаций и нудных лекций, а именно их, Анна не переваривала органически. Теперь же, рассчитывать на такой фарт ей явно не стоит.
   - Ладно. А когда мы встретимся? - встрепенулась сестра.
   - Завтра-послезавтра, - ответил Вячеслав и уточнил: - если наши "похитители" не лгут, конечно.
   - Не должны, - серьёзным тоном откликнулась Анна.
   - Будем надеяться... спокойной ночи, сестрёнка - ощутив, как знакомо плывёт канал связи, произнёс Стрелков.
   - Спокойной... - Анюта отключилась, даже не договорив фразу до конца. И в тот же момент, стоявший перед домом, вездеход рыкнул двигателем. Метнувшись к нему, Вячко еле успел ухватиться за защитные дуги "запаски", когда машина резво набрав ход, вылетела со двора.
   Зачем ему это понадобилось? Не для убийства, нет. Слова Анны он учёл, более того, в свете "исповеди" Руперта, Вячеслав не мог не согласиться с тем, что сегодняшняя... точнее, уже вчерашняя стрельба Баума у ратуши была не более чем результатом очень неудачного стечения обстоятельств. Но отказ от убийства вовсе не означает отказ от мести. Старик слишком много ему задолжал. Ему и Анне. Идею с татуировкой батистовой феи, Стрелков забывать не собирался.
   Да, Вячеслав пересмотрел прежний план. Задумывая всю эту эпопею с "похищением" и выкупом сестры в ратуше, Стрелков рассчитывал не только ткнуть старика мордой в его собственное дерьмо, но и сделать бывшего артефактора посмешищем в глазах горожан. Юнец сумевший обвести ушлого торговца вокруг пальца, что может быть забавнее? Эту историю с выкупом Анны, в Пернау запомнили бы надолго, но... эффект оказался смазан реакцией опоенного Рупертом и "стукнутого" сестрёнкой старика.
   Что ж, если одна затея провалилась, а на собственную смерть, по уверению сестры, Баумы ещё "не заработали", значит, нужно придумать что-то другое. И Вячко придумал, благо, состояние отстранённости позволяло просчитывать варианты возможных действий с просто феерической скоростью.
   Именно для воплощения пришедшей в его голову идеи, Стрелкову и понадобилась эта вторая поездка "на запятках" вездехода. При условии, конечно, что госпожа Баум едет домой, а не собирается колесить по ночному Пернау до самого утра. Впрочем, даже если она решит составить компанию охранником в организации похорон покойного Руперта, Вячку придётся это перетерпеть. Иного способа попасть во владения старого артефактора, у него сейчас всё равно нет. Незамеченным, имеется в виду.
   К счастью для замерзающего Стрелкова, фрау Малица и в самом деле не стала тратить время на наблюдение за тем, как бойцы охраны "утилизируют" тело бывшего управляющего Баумов, и уже через четверть часа вездеход, пронизав защитную полусферу, замер в гараже. Правда, сам Вячко не стал дожидаться, пока машина въедет в тёплый полуподвал огромного дома артефактора и скользнул в сторону, едва за вездеходом закрылись ворота во двор.
   За тем, как охранники тащат через двор упакованное в полиэтилен тело Руперта, Стрелков наблюдал уже из окна тамбура мастерской, открытой им личным ключом. Ну да, в кои-то веки Вячку пригодилась привилегия личного ученика Баума. Обычно-то двери в мастерскую по утрам открывал всё тот же управляющий и он же их закрывал за последним покидающим рабочее место мастером. Охрана? А что здесь, собственно, охранять? Станки? Так их без шума всё одно не утащить. Инструменты? О да, они принесут просто невообразимый доход воришкам. Тогда уж, заодно, можно прихватить и многочисленный железный хлам, что годами копится в ящиках под рабочими столами мастеров. А что? В металлоприёмке Баума за него тоже могут дать пару крон. Нет, конечно, в дальнем конце ангара имеется вход в хранилище, где складируется подлежащее ремонту и уже приведённое в порядок оружие, дожидающееся своих хозяев, но... там собственная система сигнализации, и вскрывать её Вячеслав не намеревался. А в основном помещении мастерской имеются лишь стандартные фиксаторы для наблюдения за работой мастеров, обходить которые он научился давным-давно, кажется, ещё в другой жизни. Впрочем, на хранилище у него тоже были кое-какие планы, но их воплощением Стрелков намерен был заняться несколько позже, когда закончит работу в самой мастерской.
   Окинув взглядом мощный металлообрабатывающий процессор, занимавший угол ангара, Вячко кивнул сам себе и аккуратно, стараясь не попасть под фиксаторы, двинулся к одному из рабочих столов за инструментом, подходящим для задуманной каверзы. Можно было бы, конечно, обойтись обычным гвоздём, но это несерьёзно, да и нанести настоящий урон этому аппарату с помощью таких детских штучек будет просто невозможно. Нет, сей агрегат требует уважения и основательного подхода. Обойти же его стороной, тем более будет нелогично, ведь если в этом помещении и есть вещь достойная внимания, то именно металлообрабатывающий процессор. Огромный, мощный... и просто дорогущий аппарат, позволяющий создавать металлические детали самых сложных форм и из самых разных сплавов, хочешь литьём, хочешь фрезеровкой или спеканием порошковых смесей. Гордость мастерской и самого Герхарда, хваставшегося обладанием этим агрегатом, даже спустя пять лет после покупки. И его можно понять. Сорок восемь тысяч крон, воплощённые в совершенном механизме, сплав самых современных технологий... Тыкать в это гвоздём? Чушь какая. В конце концов, если уж гадить, то по полной программе!
   Вячко подкинул на ладони стержень портативной бормашинки, решительно откинул декоративную панель огромного механизма и полез в его внутренности. А уже через секунду из недр процессора донеслось тихое жужжание. Бормашинка для резьбы по металлу отлично справлялась с нанесением рунных цепей на рабочие механизмы процессора. Конечно, сами по себе руны работать не будут, но если воткнуть в цепочки запитанные кристаллы, от тех же зарядов для карабина, например, то проблема будет решена. И Вячко был готов пожертвовать одним магазином для своего АКТа. Благое ж дело!
   Три часа и две "убитых" насадки бормашинки спустя, Стрелков выбрался из-под махины токарного станка, поднял на лоб "консервы" очков ПНВ и, утерев с лица пот, устало привалился ноющей спиной к стене ангара. Закончил. Теперь можно и передохнуть.
   Отведённые на отдых десять минут истекли быстро, даже слишком быстро, но тянуть дольше, Вячко не стал. Зимняя ночь, конечно, долгая, но далеко не вечная, так что на отход у него осталось совсем немного времени, да и есть ещё одно дело, которое хотелось бы провернуть, пока утро не настало.
   Поднявшись на ноги, Вячеслав, привычно прячась за станками от потолочных фиксаторов, скользнул вдоль стены ангара и, оказавшись у входной двери, на миг замер. Сенсорное восприятие мгновенно развернуло перед его внутренним взором картинку двора. Улучив момент, когда патрулирующие территорию охранники упустят из виду вход в тамбур мастерской, Вячеслав рванул вперёд. Одна дверь, другая, налево под навес и бегом на полусогнутых вдоль ангара. Стоп. Нырнуть за контейнер, обогнуть... тихо.
   Просквозив, фактически, через весь двор, Вячеслав, никем не замеченный, добрался-таки до нужного ему места. Здесь, за железными коробками со всяким хламом, располагалась стена подворья, за которой начиналось хитросплетение "технических" проходов меж соседскими владениями, узких настолько, что двум взрослым в них плечами не разойтись. Самое то, чтобы исчезнуть из виду, когда сигнализация Баумов подаст голос. А в том, что так и будет, Вячко был уверен, не зря же этот "пузырь" над двором колышется. Да и в самом деле, не через главный же вход ему бежать? Там, за воротами, улица широкая, и ни одного перекрёстка на ближайшие триста метров, так что для охранников в такт. шлемах Вячеслав будет виден, как на ладони. Пристрелят же, в лёгкую! А здесь, на задворках... пара поворотов, пара развилок и ищи ветра в поле. Никакие фиксаторы и шлемы выследить не помогут... Но если есть возможность, риски стоит снижать, а потому, перед рывком через защищающую двор Баумов полусферу, юноша прикрылся привычной техникой "незаметности", после чего взобрался на один из стоящих у стены контейнеров и, глубоко вздохнув, прыгнул вперёд.
   Он был готов к любым неожиданностям, от рёва сирены до выстрелов охранников, но, к удивлению беглеца, столь настороживший его "пузырь", кажется, никак не отреагировал на прошедшее сквозь его границы тело. Не схлопнулся, не дрогнул, не включил сигнализацию... Хотя, может быть, какой-то сигнал он и подал охране, но этого, удирающий по узкой тропинке Вячеслав уже не видел и даже его развитая сенсорика не могла помочь. От идеи остановиться где-нибудь поблизости и применить тот фокус, что несколькими часами ранее позволил ему осмотреть двор Баумов, минуя установленную над ним защиту, Вячко отказался. Не хватало ещё дать фору возможной погоне...
   Спустя четверть часа, убедившийся в отсутствии преследования, юноша выбрался из переплетения "технических" проходов, в добрых пяти кварталах от дома Герхарда, и, остановившись на углу, позволил себе чуть-чуть отдохнуть. Совсем недолго. Бросив взгляд на восток и убедившись, что небо в той стороне ещё и не думает светлеть, Вячеслав вздохнул и направился к дому, до которого этой ночью так и не смог добраться покойный управляющий герра Баума.
   Нет, Стрелков не собирался заниматься мародёрством в квартире Руперта. В конце концов, нельзя же назвать мародёрством изъятие нескольких железяк, самому управляющему вовсе не принадлежавших?
   Войти в квартиру бывшего управляющего труда не составило. В подъезде нужного дома, Вячеслав, прикрывшись "незаметностью", совершенно спокойно миновал клюющего носом консьержа и, поднявшись на второй этаж, остановился перед знакомой дверью. Здесь он бывал неоднократно, то разыскивая запропастившегося управляющего по распоряжению герра Баума, то по просьбе самого Руперта. И, кстати говоря, пару раз он наведывался сюда с той же целью, что и сейчас. Правда, тогда он заглядывал в квартиру управляющего с его собственного разрешения.
   Под воздействием пропущенного через ладонь Эфира, дешёвый дверной замок сдался почти мгновенно. Хрустнул раскалённый и моментально охлаждённый металл ригельной пластины, после чего Вячеславу хватило одного энергичного рывка, чтобы открыть дверь. Терять время на обыск квартиры, Вячеславу, прекрасно знающему, где хранятся искомые предметы, не пришлось. Пролетев через пустую прихожую и захламленную гостиную, юноша отворил стеклянную дверцу серванта и, нащупав на полке небольшую шкатулку, вытряхнул её содержимое на стол.
   В пробивающемся через окно жёлтом свете уличного фонаря, тускло блеснули кристаллы-накопители, брякнуло по дубовой столешнице рассыпавшееся железо... Покопавшись в образовавшейся на столе куче, Вячеслав выудил из неё пару нужных ключей, благо, те были снабжены бирками, остальные же, не глядя, свалил обратно в шкатулку, которую, в свою очередь, убрал в пустой подсумок. Вот теперь можно наведаться в лавки Баумов.
   Казалось бы, зачем вообще нужно было ломиться в квартиру Руперта, если Вячко способен сломать дверной замок одним "наложением рук"? Вот только, замок замку рознь. И то убожество, что установлено в квартирных дверях дешёвого доходного дома не идёт ни в какое сравнение со сложными рунными замками в лавках бывшего артефактора. Собственно, изначально, Вячеслав и не собирался ломиться в торговые точки своего бывшего мастера, но раз уж выпала такая возможность, то почему бы ею не воспользоваться? И нет, он не собирался их грабить, как, собственно, не собирался мародёрить в квартире Руперта. Но вот оставить в паре самых солидных магазинов герра Баума по сюрпризу, вроде тех, что он организовал в его мастерской... почему бы и нет? Хотя, конечно, если в кассах тех лавок найдутся какие-то деньги... нет-нет, это будет не грабёж, а компенсация понесённых расходов и морального вреда, вот!
   Прикрыв за собой входную дверь, Вячко ссыпался вниз по лестнице и, невозмутимо кивнув на ходу, приоткрывшему глаза консьержу, вышел на улицу. А теперь, ходу! До рассвета осталось не так много времени, а сделать ещё предстоит немало.
   Можно уходить в ускоряющий мышление транс или задействовать техники вроде той же "отстранённости", можно отключить эмоции и сколь угодно быстро просчитывать варианты, избавиться, пусть и временно, от колебаний и неуверенности, но всё это не гарантирует успешного выполнения поставленных задач. Иными словами, порой, кроха невезения может обрушить даже самый выверенный план. Учитывая же, что в последнее время, вообще, все затеи Вячеслава отдают махровой авантюрой... в общем. Да, не повезло.
   В Западную лавку, где герр Баум торгует "шиком", как он сам это называет, пробраться было несложно. Ещё бы, имея-то ключ из запасов Руперта! Но вот чего Вячеслав не учёл, так это двойной сигнализации. Первый "рунный" контур он отключил сходу. А вот дальше... ну в самом деле, кто мог подумать, что ушлый старик установит сигналку не только на входе в лавку, но и в оружейке, да к тому же не обычную, а совершенно нестандартную заморскую хрень, работающую на электрических принципах, опознать которую, не всякий профессиональный домушник сможет, даже с развитой сенсорикой.
   Если бы не этот финт старого прохвоста, у Вячеслава нашлось бы время на нормальный осмотр и выбор сувенира поинтереснее, чем редкая, но не пользующаяся особой популярностью в СБТ, "Радость католика", которую он нашёл в ящике под стеклом, осматривая контору на втором этаже.
   Не успел. Едва он отпер дверь оружейного хранилища в подвале здания и начал прикидывать, как ловчее разместить здесь рунескрипт-"пугалку", который, по идее, должен был выгнать народ из здания до того, как другой рунескрипт устроит в подвале огненный смерч, с улицы послышался гул мотора, истошный скрип тормозов, а следом, мощный удар в запертую Вячеславом, входную дверь. Пришлось переигрывать всю затею и вместо задуманной диверсии с рунескриптами, действовать куда более грубо и быстро. Одна из пластин с рунной цепочкой, выточенной Вячеславом во время саботажных работ в мастерской, полетела на пол, "пугалочка" здесь уже ни к чему. Вторую пластину он зажал в ладони и метнулся к стоящему здесь же аварийному генератору. Вырвать провод, зачистить обмотку и наскоро, одним эфирным импульсом пропущенным через ладонь, "приварить" его к пластине. Пальцы обожгло болью и Стрелков, зашипев, отдёрнул руку. Встряхнув ею, он взглянул на результат своей работы и, удовлетворённо кивнув, забросил провод с болтающейся на его конце пластинкой в распахнутую дверь оружейки. А в следующую секунду загудел включенный генератор, вливая свою ноту в производимый ломящимися в лавку охранниками, шум.
   Лежащая на полу, пластина с рунескриптом начала быстро нагреваться, по бетону от неё заскользили огненные змеи, подбираясь к складированному здесь же товару, и Вячко, не дожидаясь, пока пламя разбушуется по-настоящему, бросился к лестнице. Он пробежал мимо входной двери, явно доживавшей свои последние секунды под напором энтузиазма охранников, и, взбежав на второй этаж, подобрался к окну. Осторожно выглянув из-за приспущенной шторы, Вячеслав покачал головой. Двор, куда ведёт его "аварийный выход" уже был перекрыт, и соваться под стволы второй группы охраны, у юноши не было никакого желания. В этот момент снизу раздался совсем грохот падающей двери. Миг, и Стрелков оказывается у окна, выходящего на улицу. Аккуратно открыть створку, накинуть "незаметность" и... вперёд на выход. Выбравшись на обледенелый карниз, Вячеслав бросил взгляд вниз и, довольно кивнув, стал осторожно взбираться вверх по водосточной трубе, стараясь забраться на крышу до того, как вломившиеся в лавку охранники доберутся до конторы, а их оставшиеся у машины коллеги удосужатся задрать головы вверх, вместо того, чтобы держать на прицеле вход в лавку и витрину.
   Прогрохотавшие по жести заряды, ударившие в трубу водостока прямо под ногами только что взобравшегося на крышу Вячеслава, показали, что его всё же заметили. Отстреливаться он не стал и рванул с низкого старта вдоль улицы, укрываясь от стрелков за высокими надстроенными фронтонами и печными трубами. Снизу донёсся гул движка, в окнах домов на другой стороне улицы зажглось несколько окон... погоня началась.
   Понятное дело, что пытаться уйти, пусть даже по крышам, на своих двоих от мощной машины, бесполезно. Но кто сказал, что Вячеслав собирается бегать с преследователями наперегонки? Развернувшееся сенсорное восприятие вкупе с техникой отстранения позволило ему быстро проложить удобный маршрут, уводящий из центральной части города в сторону окраин, в хитросплетение улочек и переулков, подворотен и узких проходов между домами и владениями, вроде тех, которыми он воспользовался, уходя со двора Баумов. И всё бы хорошо, но разозлённые охраннички вцепились в него словно бульдоги, мало того, вскоре, к единственной машине преследователей присоединилась ещё одна, очевидно та, что недавно перекрывала двор за Западной лавкой, а ещё через пару минут, машин стало уже шесть и шли они за Вячеславом, как привязанные, явно ведомые неплохим сенсором.
   Очередной прыжок с крыши на крышу прошёл несколько не так, как рассчитывали преследователи, по их мнению, чётко и точно определившие направление движения "дичи". Вячко, как общим направлением движения, так и всеми своими рывками и шараханиями из стороны в сторону, старательно наводил погоню на мысль о том, что он рвётся к складам и заброшенным кварталам за ними, где легко и просто потеряться не только одному беглецу, но и целому отряду наёмников, наконец добился того, что четыре из шести машин ушли вперёд, чтобы перекрыть подходы к заброшенкам и встретить его "на границе" с распростёртыми объятиями. Оставшиеся два преследователя должны были, очевидно, сыграть роль загонщиков, и вот тут всё пошло не по плану. Вместо прыжка с крыши на крышу, Вячко сиганул вниз на крышу двухэтажной пристройки, а оттуда на козырёк подъезда и вниз на землю. Оказавшись во дворе-колодце частного доходного комплекса, он не стал терять время и оглядываться по сторонам, тут же припустив по дорожке к такой же пристройке на противоположной стороне двора. Откуда-то с улицы донёсся резкий визг тормозов и мат-перемат от въезда во двор. Ну-ну. Проехать мимо местной охраны у погони не получится. Частные владения, ворота заперты, и хрен кто их откроет без разрешения хозяина неизвестным бойцам, да ещё и размахивающим оружием. Точнее, тем более размахивающим оружием. Вот и ладушки. А путь самого Вячка лежит перпендикулярно прежнему маршруту, на соседнюю улицу, по ней на набережную и через замёрзшую речку дальше, за город. Пока преследователи сообразят куда он двинул, пока обнаружат, что на ту улицу отсюда не проехать, да развернутся и доберутся до ближайшего моста, пока выедут за город и встанут на след да по полю, по грязи и снегу... фора получится значительная. Ну а искать беглеца в здешних лесах можно до-олго.
 
* * *

   Утро для герра Баума началось с трезвона коммуникатора. Бросив взгляд на часы, старый мастер скривился, но увидев имя абонента, пытающегося связаться с ним в седьмом часу утра, встряхнулся и ответил на вызов. Доклад наёмника из отряда, занимающегося охраной магазинов и лавок Пернау, в том числе и принадлежавших Герхарду, заставил старика резко прийти в себя. Уж больно новости оказались... неприятными.
   - Поджог? Это точно, герр Штум? - пожевав губами, хмуро спросил бывший артефактор.
   - Абсолютно, герр Баум, - кивнул его собеседник. - Поджигатель ушёл крышами, мои люди его ведут. Задействованы шесть групп быстрого реагирования. Как говорит ведущий погоню сенсор, парнишка рвётся к заброшенным кварталам. Шустрая сволочь!
   - Подробности, - потребовал Герхард, поднимаясь с постели.
   - В пять сорок шесть на пульт поступил сигнал с объекта "Вест". Сработала американская электросигнализация внутреннего контура. Был сделан вывод, что взломщики уже внутри помещения. На вызов отправились первая и третья группы. Восемь человек. Прибыли на объект в пять пятьдесят две. Дверь в магазин оказалась заперта, следов взлома на ней не обнаружено.
   - Интересно, - протянул старик, но тут же махнул рукой. - Нет-нет, продолжайте, герр Штум, это я так, о своём.
   - Что ж, ладно. Одна группа осталась вскрывать дверь, вторая была направлена во двор. Мы знаем, что второго входа в магазин нет, но взломщики могли уйти через окно.
   - И как, ушли?
   - Да, но не через то, что выходит во двор, - поморщившись, сообщил наёмник. - Взломщик дождался, пока первая группа войдёт в здание и выбрался через уличное окно на втором этаже. Оставшиеся у входа в лавку, бойцы сразу его не заметили, а тот взобрался по водосточке на крышу. Думаю, если бы не рухнувшая прямо перед витриной сосулька, его уход так и остался бы незамеченным. Бойцы открыли огонь, но попасть в цель не смогли. Организовали преследование на машине, сообщили на базу. Я выслал в подмогу ещё четыре группы с сенсором. Преследование идёт до сих пор.
   - У вас такие медленные машины и косые стрелки? - ощерился Баум.
   - Нет, - совершенно спокойно отозвался наёмник. - Просто им попалась очень шустрая дичь. По всем параметрам, этот парень - одарённый, толково пользующийся воздушными техниками ускорения и какой-то формой скрыта или отвода глаз, выцелить его с гарантией не получается... движется, словно "маятник" качает, при этом не сбиваясь с маршрута. Но мы его дожмём. На границе с заброшенным районом уже подготовлена группа захвата и пара толковых снайперов. Поверьте, они знают, что можно противопоставить такому попрыгунчику.
   - Ясно. А что с лавкой? - чуть помолчав, спросил Герхард.
   - Хранилище товара выжжено под ноль, - доложил наёмник. - Что не сгорело, то расплавилось. Так же, уничтожен аварийный генератор. В торговом зале обуглились полы, но возгорания не произошло. Один из моих бойцов неплохо тащит в Воздухе и вовремя задавил пламя. Собственно, это все потери имущества. Да... на втором этаже, в конторе разбито стекло ящика-витрины, но мне неизвестно что там было. Следов обыска в кабинете нет.
   - Вот же сволочь! - рыкнул Баум. - Мало ему было товара на сто тысяч крон, он ещё и мой кольт прибрал!
   - Дорогой? - поинтересовался собеседник.
   - Кольт Фейерверк тысяча восемьсот семьдесят третьего года. Коллекционный, принадлежал генерал-епископу провинции Квебек, казнью которого завершилась Вторая война Ересей в Северной Америке, - глухо проговорил мастер.
   - А если в кронах? - перебил его наёмник.
   - Те же сто тысяч на любом европейском аукционе, - отрезал тот. Охранник присвистнул.
   - Премия? - опомнившись, спросил он Баума.
   - Только если возьмёте взломщика живым. Мёртвый он нам без надобности, - неожиданно вмешалась фрау Малица, неслышно вошедшая в комнату. Герхард недоумённо взглянул на жену.
   - Почему? - спросил он.
   - А ты не догадываешься, кто именно навестил наш магазин этим утром? - вопросом на вопрос ответила супруга. В глазах старика мелькнуло понимание.
   - Плачу тридцать тысяч, если приведёте ко мне взломщика живым и здоровым, - отчеканил он.
   - Солидно, - протянул наёмник и кивнул. - Что ж, хозяин-барин, как говорят русские. Договорились. Будет вам "живой и здоровый", а сейчас, прошу прощения, мне нужно отозвать снайперов.
   - До связи, герр Штум, - старик отключил связь и повернулся к жене. - Итак, почему ты решила, что это Вячко?
   - Дорогой, это же просто как дважды два, - усмехнулась фрау Малица. - Мальчик умён и предусмотрителен, он прекрасно рассчитывает свои силы. Ручаюсь, о том, что наш дом под охраной он знает, а значит и рисковать, пытаясь пустить тебе пулю в лоб, не станет. Понимает, что может сам сыграть в ящик, а Анне, если она жива, требуется живой брат, иначе, кто её защитит? Но и оставить твою выходку без внимания он не может. И какой же выход остаётся у нашего юного мстителя?
   - Ударить по кошельку, да? - горько усмехнулся Герхард.
   - И заметь, у него это неплохо получилось, - кивнула жена. - Суток не прошло, а мы уже понесли убытков на двести тысяч крон.
   Очередную реплику фрау Малицы прервал вызов коммуникатора. Миг, и на развернувшемся перед супругами экране вновь появился всё тот же наёмник.
   - Прошу прощения, господа, - буркнул он. - У меня есть новости, и не самые лучшие. Взломщик резко сменил маршрут движения и сейчас уже вышел из города. Мои люди его преследуют, но этот ушлый засранец умудрился обвести их вокруг пальца, так что преследующие его машины вынуждены делать большой крюк, по прямой они его догнать не смогут. Река не даёт. Боюсь, в этих условиях он может оторваться от преследования и затеряться в лесу Мрижи.
   - И что вы хотите от нас? - холодно осведомилась фрау Малица.
   - Пятьдесят тысяч премии, и я подниму на загонную охоту всех своих людей, - отозвался наёмник. Супруги переглянулись. Понять логику собеседника было несложно, мужик просто решил набить цену, понимая, что без его людей, уже вставших на след, поиск и преследование Стрелкова будет бессмысленной тратой времени и денег.
   - Согласны, - процедил герр Баум. - Но помните...
   - Живым и здоровым, да-да, - весело ухмыльнулся командир охраны и Герхард отключил связь.
   - Мразь. Это последний контракт с ним, - проговорил старик. - Мало того, что его люди не смогли обеспечить охрану моего имущества, так теперь ещё и деньги за отлов взломщика вымогает.
   - Ну-ка, дорогой, делись, что он тебе такого рассказал? - встрепенулась фрау Малица. - А то я не всё слышала.
   - Хорошо, - буркнул Герхард и приступил к рассказу. Короткому, но от этого не менее удручающему. Супруга выслушала его молча и не прерывая, а когда старик завершил повествование, тяжело вздохнула.
   - Значит, говоришь, сигнализация сработала только при открытии хранилища, а на входной двери никаких следов взлома не было? - протянула женщина и замерла, словно размышляя о чём-то. Но не прошло и минуты, как она вдруг взвилась и выбежала из спальни, провожаемая непонимающим взглядом мужа. Впрочем, спустя ещё одну минуту фрау Малица вернулась в комнату, с огромной связкой ключей в руках.
   - Что случилось?
   - Наши все на месте, - невпопад откликнулась женщина... и, хлопнув себя ладонью по лбу, принялась суматошно вызывать кого-то по своему коммуникатору. - Збышек! Немедленно, слышишь, немедленно отправляйся на квартиру покойного Руперта. У него остались ключи, их нужно забрать. По исполнении доложишь. Сразу же, это важно!
   - Думаешь, Вячеслав наведался к нашему управляющему? - понимающе кивнул Герхард.
   - Вот сейчас и узнаем, - со вздохом произнесла фрау Малица. - А пока Збышек проверяет мои подозрения, поднимайся с постели, и идём завтракать.
   Продолжение этого разговора состоялось после отчёта помощника хозяйки, сообщившего, что в квартире бывшего работника Баумов искомое не обнаружено.
   - Мне только интересно, Вячко наудачу туда пошёл, или знал, что Руперт больше домой не вернётся? - медленно проговорил Герхард. - А если знал, то откуда?
   - Я же говорю, он умный мальчик, - отозвалась фрау Малица и... вздрогнула, вспомнив ощущение, посетившее её этой ночью на пороге заброшенного дома, почти сразу после убийства управляющего. - И добрый... да. Добрый мальчик.
   - М? - герр Баум непонимающе нахмурился.
   - Он мог убить меня сегодня, но отпустил, - проговорила женщина. - Там на крыльце дома, после "разговора" с Рупертом, я отчётливо ощутила, что нахожусь на прицеле. Свалила всё на старость и собственную мнительность, но сейчас я почти уверена, что Вячеслав там был и... просто отпустил меня.
   - Услышал "исповедь" этого вора, и решил поиграть в благородство, ты это хочешь сказать? - недоверчиво усмехнулся Герхард. Впрочем, недоверие касалось лишь предполагаемых действий Вячка, чутью своей жены старый артефактор доверял безоговорочно.
   - Именно, - кивнула фрау Малица, но тут же встрепенулась и договорила совсем другим тоном: - Дорогой, тебе пора. Руперта больше нет, так что дел теперь у тебя очень много.
   - Это точно, - отозвался Герхард. - Но останься он в живых, и дел у меня было бы меньше чем проблем.
   Впрочем, здесь, герр Баум очень сильно ошибся. Проблем и неприятностей этот день приготовил ему куда больше, чем можно было бы ожидать, даже учитывая факт внезапного "увольнения" управляющего.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Черных_Евгений

  • Подпоручик
  • *

+Info

  • Репутация: 60
  • Сообщений: 281
  • Activity:
    6.5%
  • Благодарностей: +965
  • Пол: Мужской
+4
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 15. День тяжёлый

   Герр Эрих Штум, майор и совладелец отряда "Железный Щит", казалось, пребывал в раздумьях настолько глубоких, что в упор не замечал расшумевшихся в его машине бойцов. Но так лишь казалось. Несмотря на задумчивый вид, он довольно внимательно прислушивался к сидящим рядом с ним в салоне транспортёра бойцам, оживлённо обсуждающим предложенную заказчиком премию. Впрочем, судя по обмолвкам пары старшин, те всерьёз нацелились на упомянутый в разговоре кольт, что утянул из Западной лавки ушлый взломщик, и теперь пытались понять, как бы им и ствол поиметь, и премию для отряда. Умники!
   - Тишина, - потребовал майор. - Старшины ко мне.
   Оба ветерана-наёмника моментально оказались рядом с командиром, и в салоне воцарилось молчание. С дисциплиной в отряде Штума дела обстояли очень неплохо.
   - Майор? - старшина Леви вопросительно уставился на своего командира. Светловолосый и сероглазый, его частенько принимали за младшего брата майора, и мало кто поверил бы, узнав, что когда-то пьяный тевтон Штум спас сопляка-ашкеназа во время погрома на окраине маленького городка некогда бывшего частью Австрийской империи. И с тех пор не было у наёмника лучшего советчика и помощника, чем еврейский паренёк потерявший в пожаре всю семью. Умный, преданный и беспощадный. Без его помощи и разумных советов, не видать бы Штуму майорского темляка, как своих ушей, несмотря на феноменальное чутьё и немалые умения. Неудивительно, что и сейчас, почуяв какую-то несуразность, Эрих обратился именно к Леви.
   - Что думаешь о заказе, Умник? - спросил Штум. Старшина почесал нос, глянул на устроившегося рядом "коллегу" из группы захвата и, прищурившись, уставился на командира.
   - А что мы уже имеем этот самый заказ? - осведомился он. - Пока я видел лишь развод на жадность.
   После произнесённых слов тишина в салоне стала абсолютной, казалось, её можно ложкой есть. Штум довольно кивнул. Теперь майору стало понятно, что именно зудело и так тревожило его после разговора с Баумами. Старшина группы захвата перевёл недоумённый взгляд с командира на Леви.
   - А для обычных людей? - прогудел он, постучав пальцами-сосисками по цевью барабанного гранатомёта.
   - Без проблем, Бьорн, - кивнул Умник. - С одной стороны, нас просят взять объект живым и здоровым, обещая за это пятьдесят кусков. С другой стороны, мы можем грохнуть мальчишку, снять с него коллекционный ствол и загнать его, как минимум, в два раза дороже. Сделайте ваш выбор, как говорится.
   - И что тут думать? - нахмурился старшина. В этот момент транспортёр тряхнуло, и Бьорн ткнулся шлемом в подволок, но привычно не обратил на это никакого внимания. - Сто тысяч против пятидесяти, да ещё и работы вдвое меньше. Убить-то, всяко проще, чем ловить живьём.
   - Да-да, - довольно покивал Умник. - Но зачем было давать нам такой выбор, а?
   - Может, заказчик просто случайно проговорился о стоимости револьвера? - предположил Бьорн, пожав плечами.
   - Мы говорим об одном и том же человеке? О бывшем артефакторе Бауме, купце, держащем половину оружейного рынка Пернау? - с сарказмом поинтересовался старшина Леви. Его собеседник вновь нахмурился. - Понял, да? Нам сливают свободного гражданина, специально оговорив премию лишь за живого. Напомню, этот самый свободный гражданин взломал лавку Баума и вместо того, чтобы вынести из неё всё что можно, устроил пожар в хранилище, а прихватил с собой лишь старый коллекционный ствол, о реальной стоимости которого мы знаем только со слов заказчика.
   - Подстава? - подал голос герр Штум.
   - Если судить по происходящей вокруг Баума возне, то... Вспомни, майор, похищение контрактницы и ученика, их освобождение, стрельба у ратуши, появление какой-то левой ляди в ЛТК. В общем, есть такой шанс. Сам знаешь, дыма без огня не бывает, а история тут творится явно мутная, зато с довольно отчётливо видимым чужим интересом. Так что, я бы не исключал возможность того, что нынешний заказ, это не только подстава, но и отмазка для самого Баума, на тот случай, если к нему заглянет некто, чтобы поговорить за этого странного взломщика. Старик просто разведёт руками, и предоставит запись разговора с майором охранного отряда "Железный Щит", из которой любому будет ясно, что старый Герхард вовсе не желал смерти взломщика. Понятно, к кому следующему заглянут эти самые гости?
   - Если они существуют в природе, - буркнул Бьорн.
   - У меня есть такое подозрение, - мотнув головой, проговорил Леви. - Учитывая же, что вместо выполнения заказа, ты предлагаешь вальнуть беглеца ради имеющегося у него раритета, те самые "гости" будут иметь полное право поспрашивать за взломщика уже с нас. По закону, между прочим. Но это, конечно, при условии, что заказанный беглец им действительно важен. А даже если за ним никого нет, во что я, глядя на всю эту ситуацию, честно говоря, не верю абсолютно... то мы всё одно понесём серьёзные потери. Репутационные. Точнее, уже их несём. Первоначальный заказ-то у нас был на охрану лавки, а её подломили. Не выполнен, выходит, договор. А если мы грохнем взломщика, то и дополнение к нему, озвученное сейчас Баумом, тоже не будет исполнено. Два косяка подряд... как думаете, найдём мы здесь себе работу после такого провала? И стоит ли оно ста тысяч... которые мы можем ещё и не заработать?
   - С такими размышлениями ты сейчас дойдёшь до того, что всё происходящее сейчас, это одна большая интрига, чтобы подвинуть нас на рынке, - хмыкнул старшина.
   - Да ты никак думать научился, медведь? - деланно изумился Леви, но тут же посерьёзнел. - Как бы то ни было, дело это гнилое, и сейчас нас явно пытаются сделать в нём крайними.
   - Что ж, твою точку зрения я понял, - медленно кивнул майор Штум. - А теперь хотел бы услышать предложения.
   - Объявить свободный поиск, - ошарашил всех присутствующих старшина и усмехнулся, окинув взглядом вытянувшиеся лица бойцов и командиров. Но уже через секунду майор расхохотался.
   - От нашего имени, конечно? - уточнил он.
   - Разумеется, - ответил Леви. - Объявляем награду в двадцать тысяч крон, набираем человек сорок добровольцев, распределяем их по командам, каждой придаём по одному из бойцов, что устроили погоню за нашим взломщиком, и могут его узнать. И вперёд. Пусть бегают по полям и лугам, а как поймают... ну кто там будет смотреть на конфискованное оружие, тем более заморское старьё позапрошлого века? И как докажет, что оно у нас? Может, кто из охотников прихватил, а может, потерял его беглец, уходя от погони. Нужно оно Бауму, так пусть сам добровольцев опрашивает, по буеракам ползает, да ищет. Главное, чтоб охотнички об этой фузее не прознали, чтоб действительно на сторону не ушла.
   - А если он с нас компенсацию станет требовать? - прищурился Штум.
   - Да пусть требует, запись разговора не только он представить может, но и мы, - неприятно усмехнулся Леви. - Там же чётко сказано было: пятьдесят тысяч за живого взломщика, и ни слова о возврате ствола. А полезет старый в бутылку, так мы в пять минут докажем, что его лавку вообще никто не взламывал, а значит, нас пинать не за что. Входную-то дверь родным ключом открыли, да и оружие лежало в незапертом помещении, и что это как не халатность владельца? Утрётся. Может, конечно, объявить награду за ствол, так если сумма будет подходящей, мы его "найдём" и вернём.
   - Вот ведь, - Бьорн грязно выругался, но на коллегу посмотрел с долей уважения. - Ушлый еврей!
   - Так, подвожу итог, - голос майора Штума легко перекрыл и тихий гул двигателя и бурчание старшины группы захвата. - Объявляем свободный поиск. Всех добровольцев распределяем между нынешними "загонщиками". Бойцов сопровождения предупредить об обыске, чтоб ни один носок беглеца при поимке не пропал. Леви, займись объявлением, Бьорн, извести преследователей. Да, Умник, не забудь сенсоров набрать.
   - Обижаешь, майор, - протянул тот, уже погрузившись в работу с коммуникатором.
   Завтрак в доме Баумов прошёл в тишине, но, расправившись с чаем и уже собираясь встать из-за стола, старый Герхард всё же решил нарушить молчание
   - Думаешь, мы поступаем правильно? - спросил он. Жена ответила ему долгим взглядом и задумчивым кивком.
   - Да. Наёмники либо возьмут Вячка живым, и тогда мы сможем договориться с ним, либо его убьют в попытке забрать твой револьвер с трупа. И тот и другой вариант не лишён минусов, но оба принесут спокойствие, которого ты своими неумелыми интригами попытался нас лишить, - проговорила фрау Малица и, помолчав, договорила: - Если же он сможет отбиться, чему я, честно говоря, не удивлюсь, то запись утреннего разговора позволит скинуть вину за попытку его убийства на жадность охранников. Вопрос только в том, как передать эту информацию до того, как паренёк всё же нагрянет к нам в гости. У тебя есть номер его счёта? Можно было бы связаться через банковскую переписку...
   - Ты так уверенна в мальчишке? - с кряхтением осведомился старик, начисто проигнорировав последний вопрос.
   - Просто считаю необходимым предусмотреть все возможные варианты, - отмахнулась женщина. - Мальчик уже не раз меня удивил, и я бы не хотела враждовать с ним на пустом месте.
   - Женщины! - покачал головой Герхард. - Пустое то место или нет, а враги всегда были, есть и будут.
   - Если не делать глупости, то их будет куда меньше, - парировала фрау Малица, заставив мужа резко захлопнуть рот. Старик поднялся на ноги и, более не проронив ни слова, вышел из комнаты. Ну да, постоянные напоминания о том, что в происходящем сейчас на сто процентов виноват именно он, уже начали вызывать немалое раздражение.
   Супруга же, проводив взглядом удаляющуюся спину мужа, печально вздохнула. Не хотелось ей поступать подобным образом, но в отличие от своего старика, фрау Малица великолепно понимала одну простую вещь: Вячеслава им не вернуть. А упорство, точнее, почти ослиное упрямство Герхарда не позволяло ему увидеть этот факт. Наворотив кучу ошибок, полностью потеряв доверие своего ученика, артефактор до сих пор продолжал надеяться, что всё ещё можно исправить и переиграть. Да тут ещё и Тесслер с его вечным желанием половить рыбку в мутной воде за счёт старого друга-конкурента... В общем-то, похоже, что Малица Баум была единственным человеком в этой маленькой компании, желающая не невозможного или невероятного, а обыденного спокойствия. И ей совершенно не нужен был под боком умный и решительный, но обиженный и очень злопамятный мальчишка, в будущем способный стать огромной проблемой. Это же бомба с часовым механизмом, причём с уже запущенным обратным отсчётом! Потому-то женщина и взялась доводить мужа до такого состояния, когда тот со злости согласится оставить мальчишку в покое... может быть даже в вечном. Но тут уж как повернётся. Сможет Вячко удрать подальше и не отсвечивать, честь ему и хвала. Не сможет, значит, так тому и быть. И ведь почти добилась своего, да Герд опять засомневался, пришлось снова ему на мозоль наступать, чтоб не взбрыкнул.
   От размышлений и наблюдения за работой прибирающего со стола слуги, фрау Малицу отвлёк чудовищный мат на трёх языках, донёсшийся со двора. Выглянув в окно, она увидела мужа, мечущегося из стороны в сторону под навесом у мастерской, и печально вздохнула. Снова. У приёма с посыпанием соли на "душевные" раны мужа, был один, но весьма значительный минус, раздражённый артефактор изливал свой яд на окружающих по малейшему поводу... а порой и вовсе без такового. Вот и сейчас, судя по смущённо-смиренным физиономиям двух стоящих перед Герхардом мастеров, старик нашёл на ком сорвать злость за какую-то мелкую провинность. Впрочем, прислушавшись к мату, женщина была вынуждена признать, что насчёт размеров происшедшей неприятности, она погорячилась. Выход из строя жутко дорогого металлопроцессора, к мелким провинностям отнести было невозможно.
   А скандал во дворе всё разгорался, из ангара вывалили остальные мастера, работа замерла. И как не хотелось фрау Малице выйти к спорящим в голос мужикам, она вынуждена была задавить своё любопытство. Соваться в дела мужа, да ещё при таком скоплении чужих людей, ей было не с руки. Это здесь, в доме, она может выспросить всё у Герда, а там... не поймут. На жене дом, на муже обеспечение достатка, и негоже первой лезть в дела второго без разрешения. С точки зрения толкущихся у входа в мастерскую работников, расклад именно такой. Так что, нечего лезть в гущу событий, лучше подождать ужина, за которым она подробно всё вызнает у своего благоверного.
   Но к тому времени, когда муж вернулся в дом, расспрашивать его о чём-либо стало просто опасно. Герхард Баум был в ярости. Он рвал и метал! Слуге, сунувшемуся зачем-то к хозяину дома, прилетело в челюсть, а его помощник и вовсе забился в какую-то щель, выудить из которой бедолагу оказалось чрезвычайно трудно. Впрочем, после ужина муж вроде бы немного отошёл, перестал бросаться на окружающих и смог объясниться с супругой, уже не переходя на мат и рычание, хотя руки у него дрожали, а в глазах плескалась просто сумасшедшая смесь из ярости и обиды.
   Причиной его дурного настроения оказались поломки. Именно так, во множественном числе. Перед обедом полетел металлопроцессор, у которого полностью выгорел рунно-программный блок. Сначала. После замены сгоревшего оборудования, процессор был запущен снова, но не успел он проработать и получаса, как повело операционный стол. Прямо под изумлёнными взглядами работников, так называемое "лицо" машины - стальная сверхплоская пластина толщиной в десять сантиметров, пошла волнами и застыла в таком виде. Понятное дело, что без замены трёхтонной металлической плиты, ни о какой дальнейшей работе процессора не могло быть и речи. Но не успели мастера отключить агрегат, как у него пробило встроенную вакуумную печь, в которой в тот момент шла "выпечка" детали из порошковой стали, и это событие поставило окончательный крест на восстановлении работоспособности сложнейшей машины. А что чинить-то, когда к пошедшему волнами столу присоединились изогнувшиеся в солидарности с ним, ведущие и прокатные валы... пяти и восемнадцати сантиметров в диаметре, между прочим!
   Не успел герр Баум выматерить криворуких подчинённых и собственную судьбу-злодейку, как в двух шагах от процессора сначала завизжал и задымился фрезерный станок, а следом, разбрасывая вокруг обломки деталей, станины и прочих металлических радостей, взорвался стоявший в углу токарный автомат. Хотя, что в нём могло рвануть, не понимал никто из присутствовавших. Но, одно Герхард Баум точно осознал: никакими случайностями здесь и не пахнет... В чём и убедился, когда вроде бы заглушенный с вечера, рабочий кран вдруг взревел приводами и, промчавшись по проложенным вдоль ангара рельсам на чудовищной для этого медлительного агрегата скорости, со всей дури впечатал в боковую стенку прицепленный к нему мусорный контейнер, набитый хламом и ожидавший вывоза из мастерской. Две тонны железного лома, упакованные в железный же контейнер, легко снесли переборку, ведущую в хранилище при мастерской, и с грохотом обрушились на стойки и стеллажи, раздавив и искорёжив, по крайней мере, половину оружия и снаряжения, разложенного там в ожидании ремонта или для выдачи заказчикам. Это был крах.
   - Убытков на полмиллиона крон, минимум - тихим, бесцветным голосом произнёс герр Баум, сидя за столом и глядя куда-то в пустоту. Тарелка с ядрёным гуляшом, сваренным супругой по старинному и любимому мужем рецепту, стояла нетронутой. Фрау Малица на миг прикрыла глаза.
   - У тебя есть номер счёта Вячеслава? - спросила она после минутного молчания.
   - Урою мальчишку, - тут же вскипел старик и взорвался матерной тирадой. От его меланхолии не осталось и следа. Упоминание бывшего ученика, устроившего сегодняшние диверсии просто вышибло у Герхарда все предохранители. Да, догадаться, чьих рук всё сотворённое в мастерской, ему труда не составило. До ужина Баум успел осмотреть всю технику и, естественно, отыскал как простенькие рунескрипты, что перевели двигатели крана на высокооборотный режим, так и следы рунных цепей, нанесённых на детали уничтоженного оборудования. В другой день, да не касайся дело его собственности, старый артефактор даже похвалил бы находчивого парнишку, сумевшего добиться феерических результатов, используя минимум энергии кристаллов-накопителей и мизерную ёмкость самих рунескриптов. Но сейчас... сейчас он был готов удавить поганца собственными руками! Пятьсот-семьсот тысяч крон убытка! За один чёртов день!
   - Угомонись, Герд, - усталым, безэмоциональным тоном проговорила жена. - Мы сами виноваты в происшедшем.
   - Что-о?! Да я... да он... - старик чуть не задохнулся от гнева и вновь заперхал русским матом.
   - Ты-ты-ты! - вдруг взъярилась следом за супругом уставшая от его выходок женщина. - Наворотил дел, получай обратку! Дурень старый, доигрался, да?! Правильно матушка говорила, нельзя вашу кровь к серьёзным делам подпускать, всё своим гонором испоганите! Молчать! Сидеть! Номер счёта Вячеслава мне, мозгоклюй недоделанный! Быстро.
   Такой, свою жену герр Баум видел лишь однажды, тридцать лет назад, теперь вот и второй раз сподобился. Вздрогнув, он грузно осел на стул, щёлкнул коммуникатором, и уже через минуту фрау Малица отправила Стрелкову короткое письмо. Убедившись, что послание ушло адресату, она свернула экран и перевела яростный взгляд на мужа.
   - Перед Вячком я за тебя извинилась, а теперь, связывайся со Штумом, и отменяй его поиск, - потребовала она.
   Старик покряхтел, но послушно начал набирать номер майора "Железного щита". И вот тут его ждал второй удар.
   - Какие десять тысяч?! Каким добровольцам?! - забрызгал слюной герр Баум, вновь выходя из себя. И даже присутствие жены его не остановило. - Какая неустойка, Эрих? Ты рехнулся?! Я тебя об этом просил?
   - Всё по закону. Пятая часть премии от отменённого заказа, - невозмутимо отозвался майор Штум. - Нет, вы, конечно, можете отказаться, но я сообщу об этом охотникам. Думаю, это не добавит вам авторитета в городе, а?
   - Суки, - только и смог прохрипеть герр Баум в ответ.
 
* * *

   Уходя от города, Вячеслав пересёк реку по тонкому льду, затем небольшое уже заснеженное поле за ним, и скользнул в чернеющий на фоне утреннего неба лес. Казалось бы, здесь можно и остановиться, отдохнуть, но... рано. Поле, которое, как считал Вячко, должно было стать почти непроходимой грязевой преградой для машин преследователей, успело основательно промёрзнуть, так что даже "городские" понтовые вездеходы, на которых рассекают наёмники охранного отряда "Железный щит", пройдут по нему едва ли хуже, чем по мостовым Пернау. А значит, останавливаться для отдыха на опушке, когда в любую минуту над полем может раздаться рокот их двигателей, будет глупо. И Вячко вновь побежал. Экономно, по-легионерски. Три минуты нескорого, но уверенного бега, минута на отдых - шагом. Три минуты бегом, две - шагом. И снова три минуты бегом на три минуты шага. Остановиться, скользнуть руками по снаряжению, подтянуть разболтавшийся ремень, и по новой. Три - одна, три - две, три - три. Повторить.
   Оторваться от погони окончательно, Вячеславу не удалось, сенсорное восприятие показывало это точно, зудя и предупреждая о появлении людей далеко за спиной. И не только тех четырёх машин "Железного щита", что отправились в погоню за ним изначально, нет, их было куда больше. Вездеходы, квадры, даже, кажется, мотоциклы. А ещё пешие, рассыпавшиеся веером по тому самому полю, которое он пересёк меньше четверти часа назад. А ведь после обмана погони на окраине города, он почти поверил в то, что ему удастся сбросить их с хвоста. Не вышло. Одно хорошо, в лесу технике делать нечего, а значит, скоро пеших преследователей прибавится, но скорость их движения упадёт. И сильно. Ну а пешком, он ещё потягается с погоней на скорость. Три минуты бегом, три шагом. Стоп.
   Восприятие изменилось, вместо узкого луча внимания скользящего то назад, то вперёд, развернулось, затопило окружающий лес на весь возможный радиус. Пусто. А впереди грунтовка, на которую преследователи наверняка послали машины. Вновь сменить сенсорную технику, повернуть направо и вновь бегом, теперь вдоль дороги. Луч внимания скользнул по ней в сторону города, но даже на пределе дальности не нащупав погони, пошёл по кругу эдаким радаром. Да, в таком режиме сильно падает чёткость восприятия и есть вероятность пропустить опасность, но бежать по лесу с "полным погружением", верный способ переломать себе ноги в какой-нибудь ямище, или впилиться на полном ходу в дерево.
   У самой грунтовки Вячко замер. В голове закрутились варианты дальнейших действий, кажется, ещё чуть-чуть и можно услышать, как они шуршат и щёлкают, словно древний механический вычислитель, когда-то найденный учеником артефактора в ящике с каким-то хламом, и им же отремонтированный. Щелчок, и отлетает один вариант, щелчок и шорох шестерёнок, другой даёт поворот, ветвится... Бросив взгляд в сторону уходящей к городу бело-серой ленты грунтовки, Вячеслав ещё раз кольнул в ту сторону лучом внимания и... глубоко вдохнув, словно перед нырком в воду, в один огромный прыжок перелетел через узкую полосу дороги. Приземлившись на противоположной стороне, он перекатом ушёл вниз по насыпи, и ещё один прыжок, на этот раз короче, резче, только чтоб перемахнуть через низинку, ощетинившуюся остью рогоза. Здесь, под деревьями чуть повыше и снега почти нет, только мёрзлая земля, по твёрдости мало уступающая асфальту, так что можно надеяться, погоня не обнаружит его следов. Сейчас это совсем ни к чему.
   Поворот на сто восемьдесят и вновь бегом, на этот раз по краю подъёма грунтовки, чтоб не оставить и следочка ни в низине под ней, где под ломким тоненьким ледком ещё хлюпает грязная жижа, ни на обочине дороги припорошенной пылью. Неудобно, да, зато незаметно, щебень след не держит.
   Вновь внимание сосредоточено и опять в той же стороне, только теперь оно не "позади", а "впереди". Полчаса бега и Вячеслав, наконец, добрался куда хотел, на левый край "веера" погони. Вышел во фланг загонщикам, прикинулся ветошью, укрывшись "невниманием", да и притулился под выворотнем у небольшого овражка. Теперь только ждать. Тихо-тихо. Пропустить мимо себя ломящихся через лес загонщиков, и... вернуться за их спинами в город? Глупость. Пернау невелик, перекрыть подходы к нему не проблема, тем более, если в людях недостатка нет. А судя по той толпе, что сейчас топает мимо, с количеством бойцов у "Щитов" всё в полном порядке. Как и со следопытами.
   Это Вячко понял, когда в затылок вдруг кольнуло ощущение чужого внимания. Словно кто-то в спину смотрит, недобро так... Тихо чертыхнувшись, Стрелков вновь развернул восприятие на полную. Близко "охотничек", очень близко, но подходить не торопится, кружит рядом с оврагом, да не один, а с парой помощников. Но как-то неуверенно, словно... ага, не видит он Вячеслава, просто чует, что с оврагом что-то не так. Иначе бы не подставился под выстрел. А вот и те самые помощники, стволами ощетинившись, вслед за сенсором ломятся. Вот только оружие у них какое-то странное. Не у всех, только у того, что последним идёт. Присмотревшись, Вячко ощерился. Сетеметатель! Никак на охотников за беглыми рабами нарвался. Худо дело... А с другой стороны, судя по ощущениям, основная ватага "загонщиков" уже ушла дальше, и колонна машин, на которых они до леса добрались, укатила вперёд по дороге, а здесь крутится только эта троица.
   Классическая тройка охотников на беглых. Ищейка, снайпер и захватчик. Сенсор выслеживает, стрелок обездвиживает или просто ранит, а захватчик "пеленает". Этих нелюдей Вячко не любил. Очень не любил. Изверги и твари, привыкшие загонять безоружных людей, словно дичь на охоте, да потом ещё и глумившихся над пойманными. Видел он их "работу" на ратушной площади. Вырванные ногти, сломанные руки, обожжённые тела... садисты, одно слово. А потому и сомнений никаких Стрелков не испытывал. АКТ сам лёг в руки. Складной приклад упёрся в плечо, а через пару секунд, наведённый на сенсора ствол, тихо кашлянул. Раз, другой, и не помогло охотничку его чутьё. Не ушёл из-под выстрела из "невнимания". От первой тяжёлой стрелки, боец сложился пополам, а второй заряд, угодивший точно в лоб, опрокинул ищейку наземь, заставив пораскинуть мозгами. Шлем надо носить! А не форсить своими умениями, дескать, без него сподручнее и видно лучше.
   Его компаньоны оказались шустрыми, так и прыснули в стороны, уходя с линии огня. Один налево, другой направо. Хороший фокус, классический, можно сказать, "за двумя зайцами", называется! Кого другого они могли бы и провести, да сами себя обманули. Сетеметатель сейчас не помеха, с ним ещё подобраться к Вячку нужно, метров на пятьдесят хотя бы, а вот снайпер, это совсем другое дело. Если нащупает цель, не убежишь, от снайпера бегать, вообще, дело тухлое. Вот и не будет Вячеслав такую глупость делать.
   АКТ прокашлял целую серию, выбивая снег и комья земли из-под носа опасного бойца. Тот дёрнулся, попытался перекатиться, и, врезавшись в припорошенный снегом пенёк, чуть подскочил. Для обычного человека - мгновение, а для находящегося под "отстранённостью" Вячеслава... ну, не вечность, конечно, но времени, чтобы поймать так удачно высунувшегося охотника в прицел и влепить ему из карабина от всей широты души, вполне хватило. Схлопотав сразу три заряда, "двойку" в шлем и один в руку, снайпер рухнул наземь. Даже если жив остался, то сознание потерял наверняка, разрывные заряды снаряжённые лично Стрелковым, это гарантируют. Да и когда придёт в себя, так с раненой рукой из снайперки бить уже не сможет, разве что из пистолета, но... на двести метров? Дохлый номер, каким бы профи ни был. Не добьёт. А вот теперь можно заняться и третьим.
   Ха, затаился, головой крутит. Значит, точное местонахождение Вячка, он так и не просчитал. И это хорошо, хотя засиживаться в кустах под выворотнем, всё же не стоит. Аккуратненько, осторожненько...
   Выбравшись из оврага, всё ещё прикрытый "невниманием", Стрелков легко обошёл притаившегося у какого-то кустарника охотника и, решив не искать от добра добра, добил магазин АКТа в спину наёмника. От души приласкал тяжёлыми разрывными зарядами, так, что только кровавые брызги полетели.
   Если бы не отстранённость, наверное, сейчас на лице шестнадцатилетнего парня появилась бы кривая ухмылка, грохнул всё же хоть трёх нелюдей, но благодаря технике, все чувства ушли в тину, на дно души. Может, оно и к лучшему? Не время для радости, даже для такой злой и мобилизующей.
   Короткий обыск убитых принёс Вячеславу немало интересного, вот только тащить с собой всё найденное было бы глупостью. Ну не ишак он, чтоб такие грузы на своём горбу носить незнамо насколько километров. Тут ведь никакой морковки перед носом не хватит! В общем, сбросил он большую часть найденного под тот же выворотень, присыпал сверху, как получилось, да и двинулся дальше... по-легионерски. Три-один, три-два, три-три, повторить. И снова, и снова...
   Время, назначенное для связи, почти истекло, когда коммуникатор на руке Вячеслава коротко завибрировал. К этому моменту, юноша успел порядочно отойти не только от места столкновения с охотниками на двуногую дичь, но и от Пернау вообще. Остановившись у поваленного дерева, Вячко выудил из гнезда браслета таблетку наушника и, сунув её в ухо, нажал кнопку ответа.
   - Вячеслав? - ровный, негромкий голос атамана наёмников, Стрелков узнал сразу.
   - Он самый, Кирилл...
   - Николаевич, но можно и без отчества, - откликнулся тот и, не теряя времени, перешёл к главному: - Мой аэродин сейчас на обслуживании, но к Пернау может подойти часа в три ночи. Давай определимся, где именно тебя лучше подхватить.
   - Ну, не в городе точно. Собственно, меня там и нет, - отозвался Вячко.
   - Интересные дела, а где ж ты есть? - после короткого молчания, спросил собеседник, впрочем, удивления в его голосе почти не было. Очевидно, предполагал что-то подобное... ну, наверняка же Малина Фёдоровна ему доложилась о завершении встречи у ратуши, не могла не доложить.
   - Километрах в пятнадцати, к северу от города, - честно признался Вячеслав. - Меня тут мелким бреднем гонят, как рыбу в затоне.
   - А ты?
   - А я следом за тем бреднем иду, чтоб на боковые дозоры не нарваться, - вздохнув, ответил Вячко.
   - Может, лучше было бы развернуться, да в город податься, там бы и отсиделся до ночи? Лина говорила, у тебя в заброшенном квартале целый бункер имеется, - предложил Кирилл. - А ночью я бы тебя оттуда забрал, что скажешь?
   - Не, мне сейчас обратно в город ходу нет, заметут сходу.
   - Насвинячил? - с явно слышимой усмешкой, спросил собеседник.
   - Есть немного, - согласился Стрелков. - Баум, конечно, человек прижимистый, но за то, что я с его имуществом сотворил, он денег наёмникам не пожалеет, полгорода наймёт, только бы меня поймать. Собственно, если я правильно понял, именно так он и поступил. Тут уже под полсотни человек на охоту вышло, не меньше.
   - Это что ж ты там такого сотворил-то? - удивился Кирилл, но тут же спохватился. - Стоп, это лишнее, лучше давай с местом встречи определимся, а уж когда встретимся, расскажешь всё по порядку. Идёт?
   - Вполне, - произнёс Вячеслав и, на секунду замолчав, продолжил: - Сейчас вся эта братия движется в сторону Зеершале, я иду за ними. В принципе, ещё часа три-четыре, и они начнут подтягивать боковые дозоры, тогда, я смогу спокойно уйти в сторону, к западу, например.
   - На Риммен?
   - Именно, это, конечно, не Пернау, городок совсем маленький, но там меня точно искать не станут. Вряд ли охотники решат, что я пошёл вглубь территорий, вместо того, чтобы ломиться к границе. Правда, и свои опасности есть. Местных я не знаю и постараюсь обходить стороной хутора, но если вдруг что-то пойдёт не так...
   - Понял, ориентируемся на Риммен, если тебе вдруг придётся менять маршрут, сообщишь мне. Уж всяко аэродину подстроиться под твои петляния проще, чем наоборот.
   - Договорились, тогда...
   - Тогда, до связи в полночь, - перебил его Кирилл и договорил уже куда мягче: - Удачи тебе, Натти Бампо!
   - Что? - не понял Вячеслав, но атаман наёмников уже отключился. - Тьфу ты, придумает же... бампо какое-то!
   "Уйти в сторону" оказалось даже проще, чем рассчитывал Стрелков. Через три часа, основной поисковый отряд начал подтягивать боковые дозоры, и те ломанулись на приказ так, словно им кто-то перца под хвост сыпанул. Надоело охотникам позади сотоварищей плестись, ой как надоело! Ну, ещё бы, шанс наткнуться на "дичь" в стороне от основного отряда был невелик, да и сенсоры подустали. А тут такая возможность. Ну как же, приказ же! А там, смена караула и пусть другие вместо них пыль глотают. Хотя, какая пыль в начале зимы?
   Вячко же сполна воспользовался полученной возможностью. Дождавшись нужного момента, он аккуратно выскользнул из-за спин отряда, идущего в трёх километрах перед ним, и, убедившись, что на западе не осталось не то что боковой завесы контроля, но вообще ни одного охотника, уверенно направился в ту сторону. Три-один, три-два, три-три, и повторить. Не торопясь, но и не мешкая, внимательно глядя по сторонам и погружаясь в сенсорное восприятие на каждом повторе, чтоб не нарваться ненароком на какой-нибудь сюрприз.
   К сожжённой деревне Вячеслав вышел уже после заката... сильно после. И решил дальше не идти. Усталость брала своё, несмотря ни на какое наполнение мышц Эфиром и использование техник. Да и держать легионерский ход целый день... то ещё "удовольствие". Пусть, днём, убедившись, что преследования за спиной нет он и сделал привал, остановившись, чтобы немного передохнуть и поесть, но уже тогда продолжить путь после часового отдыха ему оказалось очень тяжело. Ноги болели и ныли, дрожали руки, и тем не менее, Вячеслав смог пересилить себя и продолжить свой бег от охотников. Действительно пересилить. Это эмоции под "отстранённостью" пропадают, а боль никуда не девается. Собственно, и самому Вячеславу деваться было некуда. Возможность того, что преследователи поймут, что идут за фантомом и изменят направление поиска, была совсем не нулевой, а значит, и останавливаться надолго на одном месте, беглец не мог.
   Последним рывком, финальным аккордом, Стрелков подготовил для себя лежбище в невесть как уцелевшей сараюшке на окраине уничтоженного кем-то поселения. На это действо у него ушли остатки сил и, как минимум несколько часов времени. Забравшись в продуваемую ветрами хибару, Вячко кое-как разжёг костёр, стянул с ног ботинки и носки и, поставив их сушиться, рухнул на нарубленную из голых веток и переложенную мхом, самодельную лежанку. Уснуть бы, но нельзя, слетит "отстранённость", и дело может закончиться худо. А скоро ещё и атаман наёмников должен отзвониться... лучше потерпеть.
   Полночь наступила неожиданно быстро. Борящийся со сном, Вячко, уже чуть-чуть отошедший от дневной гонки, как раз распотрошил один из ИРПов, и приступил к позднему, но горячему ужину, когда коммуникатор вновь завибрировал.
   - Как дела, беглец? - довольным, почти радостным тоном осведомился Кирилл. Если бы не заблокировавшая эмоции техника, Вячко в ответ, наверняка выматерился бы. А так, только отметил веселье собеседника и пожал плечами. На этот раз он не стал ограничиваться аудиосвязью, и развернул экран, так что его движение не осталось незамеченным.
   - Живой, - коротко ответил Вячеслав.
   - Славно. Ты в Риммене? - спросил атаман, уже без улыбки. Вообще-то трудно улыбаться в лицо человеку, который в свете костра выглядит как не первой свежести покойник.
   - Нет, - Вячко помотал головой.
   - А где? - удивился собеседник.
   - Двадцатью километрами западнее него, - отозвался Вячеслав. - Город пришлось обойти стороной, там какая-то буча поднялась. Стреляли...
   - Ты не Бампо, ты Саид, натурально! - непонятно высказался Кирилл и, нахмурившись, стукнул кулаком по какой-то железке. - Чёртовы территории. Ну почему у вас не работают системы позиционирования? Сейчас бы навёлся на маяк твоего коммуникатора, и всего делов.
   - А что, без этих самых систем не получится, что ли? - поинтересовался Вячко.
   - А ты сможешь дать точную привязку? - прищурился атаман, а когда собеседник кивнул в ответ, усмехнулся, но тут же вздохнул. - Ну, давай попробуем. Всё равно, других вариантов нет.
   - Двадцать два километра чётко к западу от Риммена. Распадок меж двух холмов, к северу от них, в трёхстах метрах - озеро, на берегу находится сожжённая деревня. А в деревне сижу я. Один. Больше здесь никого нет. Вообще.
   - Ла-адно, - протянул Кирилл. - Попробую привязаться к твоим ориентирам. Ладно, Вячеслав, жди нас. Постараемся добраться до тебя минут через сорок - час... если не заплутаем.
   Не заплутали. Аэродин, оказавшийся вооружённым шлюпом, прошёл над озером и замер на поляне, метрах в ста от сарая, в котором обосновался клюющий носом Вячеслав.
   - Э, брат, да ты спишь на ходу! - заметил Кирилл, внимательно рассмотрев Стрелкова, когда тот, собрав манатки, вышел из хибары навстречу настороженному атаману наёмников.
   - А сейчас вообще вырублюсь, - произнёс Вячеслав, поднявшись в салон аэродина. Заметив взгляд Кирилла, он вздохнул, уселся в кресло и, вставив в рот припасённую специально для этого деревяшку, снял технику отстранённости.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Keeper10

  • Рядовой
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 5
  • Activity:
    2.5%
  • Благодарностей: 0
  • Пол: Мужской
0
Судя по всему, круг замкнулся. Флэшбэк, запущенный в самом начале, завершён. Теперь начнётся само повествование...



 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.