Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Зайцев Алескандр - Исток  (Прочитано 916 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5837
  • Activity:
    58.5%
  • Благодарностей: +4161
  • Пол: Мужской
0
Зайцев Алескандр.
Исток


    © Copyright Зайцев Алескандр
    Размещен: 31/05/2012, изменен: 31/03/2014. 274k. Статистика.
    Повесть: Фантастика
    Иллюстрации/приложения: 3 шт.
    Скачать FB2

Цитировать (выделенное)
    Аннотация:
    АИ, с точкой развилки в настолько глубоком прошлом, что даже такое устоявшееся понятие как "каменный век", от этого периода истории нашего вида, отделяет бездна многих тысячелетий.

You are not allowed to view links. Register or Login

You are not allowed to view links. Register or Login

       Пролог.

       Я умер мгновенно.
       Нет, в данном случае "мгновенно" это не аллегория. Только что я был, был как живой объект и вот меня не стало. Вот так сразу, без перехода который выражается словом: "умирал". Секунду назад я был, и сразу меня уже нет. Да какая "секунда", секунда это чрезмерно много, в миллиарды раз больше чем потребовалось, что бы меня не стало. А вообще моя смерть это частности. Почему? Потому как:
       Все умерли.
       Точнее все человечество.
       Нет, не так. Умерли вообще все. Или... Нет, опять не так. Умерло вообще "всё".
       Опять не так. Умерла вся жизнь. Да, это более правильно. Но... Опять не точно. Умерла Земля и жизнь на ней. Да, вот так именно, но - нет. Опять - нет. Как небесное тело планета Земля осталась. Если можно назвать Землей, оголенное ядро, единственный физический объект, который перенес внезапный Удар.
       Удар пришел из глубин вселенной. Удар, который по касательной задел небесное тело до которого ему не было никакого дела. Его мощь способна была разорвать на части звезды, но по воле вероятности удар пришелся в планету, которую населяющие её разумные существа нарекли Землей. И планеты не стало. Как и населяющих её разумных и не разумных. Никто даже не понял, что человечество погибло. За несколько миллисекунд никто из людей просто не способен был осознать происходящее. А именно столько времени потребовалось пришедшему из вселенной, что бы не только испарить все живое, но и ободрать планету до железного ядра.
       Так в один ничем не примечательный день, неожиданно для всех, все умерли. Да и даже если бы все знали о предстоящем катаклизме, то увы ничего бы сделать не смогли. Стихию Удара не под силам было бы остановить жалким силенкам рода Хомо Сапиенс Сапиенс, не взирая на всю кажущуюся такой великой мощь технической цивилизации начала двадцать первого века. По сути человечеству хватило бы и астероида покрупнее, который упал бы на планету, что бы перестать быть, а уж мощь Удара была нам точно не по силам.
       В общем - все умерли.
       Надо сказать хорошая смерть. Нет никаких мучений, никто даже не осознал самого факта смерти. Просто рубильник кто-то повернул в положение "выкл". Даже выстрел в голову из крупного калибра и тот менее гуманен.
       Все умерли и кто-то родился. И что самое обидное, родившись Новорожденный умер тоже. Он жил всего долю секунды, только успев себя осознать и умер лишенный того, что дарило Ему жизнь.
       Люди древности назвали бы Новорожденного Богом. И по сути своих верований были бы правы. Он был всегда. Точнее, первый раз Он родился, как только зародилась жизнь на Земле. Люди двадцать первого века, назвали бы Его информационным полем Земли. Кто-то назвал бы Его всепланетным эгрегором. Кто-то так же как и древние называл бы Его Богом. Второй раз Он родился в момент гибели Его колыбели. Точнее не так, не было второго рождения, в момент Удара Он осознал Себя обретя разум, а впрочем разве это и не есть рождение?
       Сотни тысяч лет на Земле рождались и умирали разумные, вида Хомо. Сотни тысяч лет копился их вклад в энергетику все его живого. Капля за каплей "вес" разумных потоков энергий становился все весомее в Нём. Не будь Удара, Он бы осознал себя через пару сотен лет вполне естественным, эволюционным, способом. Но увы, этому не суждено было случится. Осознав Себя, в результате уничтожения всего живого, Он не прожил долго. Только в отличие от нас, Он успел понять, что произошло. Понять и сделать попытку все исправить.
       Единственный кто мог остановить катастрофу был человек. Нет, не какая-то конкретная личность, а все человечество в совокупности. Если бы цивилизация тех, кто породил в Нём разум, была более развита, то они могли бы остановить Удар и Он бы остался в сущем. Но они не успели развиться до таких пределов, погибнув намного раньше, а вместе с человечеством погиб и Он.
       Но в отличие от людей, у него были ресурсы и возможности. Нет, не для того, что бы выжить. Он сразу понял, что обречен, для Бога, пусть и Новорожденного, на такие выводы не потребовалось много времени. Он мог своей смертью дать второй шанс. Второй шанс человечеству и соответственно Себе самому. Для этого надо было "всего навсего" Своей смертью открыть тоннель в глубины прошлого и...
       Вот с этим "и" было сложнее. Сам он не мог туда переместиться. Ведь для открытия тоннеля, Ему надо было умереть. Только гибель Бога могла разорвать пространственно-временной континуум. И этот закон вселенной Ему было не обойти.
       Оставался один шанс, который давал хоть призрачный, один на миллион, но реальный шанс. Закинуть разум одного из только что погибших разумных в далекое прошлое. Настолько далекое, насколько возможно.
       Но даже Новорожденный был не всемогущ. Надо сказать Он был слаб, как только что родившийся. Что бы стать полноценным Творцом, ему нужно было бы миллиарды лет эволюции из планетарного эгрегора, в эгрегор вселенной. Миллиарды которые отобрал Удар.
       Не всемогущ. И поэтому, умирая, Он не был уверен в успехе. Но выбора не было. В прошлое отправилось сознание совершенно случайного человека. Сознание которое первое погибло в результате Удара, пусть на миллиардную долю пикосекунды, но оно умерло раньше любого другого. Оно одно было в состоянии пройти через разрыв континуума. Случайное сознание. Столь хлипкий шанс на Возрождение, но иных вариантов не было вовсе.
       А время? Гибнущий Новорожденный тянулся так далеко как только мог, через открываемый Его смертью разрыв. Он был ограничен всего двумя постулатами. Первое, разум который уходил через разрыв принадлежал человеку и соответственно мог быть подселен только в тело того же вида. И второе, Он слабо "помнил" время. Точнее Он его не осознавал время как таковое. Он тогда не был разумен и отсчет времени заменяли ощущения. И самое яркое из ощущений это боль. Боль столь яркая столь всеобъемлющая, что Он помнил её до сих пор. Точнее "помнили" эту боль его частички, те энергосущности, что когда-то были людьми. А после своей смерти они стали частичками Его. Они помнили ту Боль. Боль столь чудовищную, что прошли тысячи, даже десятки тысячи лет, но Он её помнил! Тогда род человеческий чуть не прервался, из миллионов разумных остались тысячи. Будущее вида хомо тогда висело на волоске. Тогда вид выжил, но был отброшен в развитии своей цивилизации на многие тысячелетия назад. Только через пятьдесят тысяч!!! лет, человечество повторит те успехи, что были до той Боли! Пятьдесят тысяч потерянных лет. Даже десятой доли от этих тысячелетий хватило бы, что бы человечество набрало достаточно технологической мощи, что бы остановить Удар!
       И к этой Боли тянулся умирающий Бог. Умирая, Он отдавал всего Себя, саму Свою Суть, только ради одного. Донести разум человека двадцать первого века через временной разрыв. На семьдесят пять тысяч лет смог Он протянуть Свою волю. На десять лет после Боли... Дотянулся и умер. Так погиб Бог. Погиб едва родившись, что бы родиться снова. Мне все это кажется рекурсией, но кто я такой, что бы об этом судить?
       Откуда я все это знаю? Просто я и был "тот первый", кто погиб от Удара...
       
       Глава 1.
       
       Ночь. Ночь темная почти непроглядная. Черные тучи заволокли все небо, низвергая неистовые водопады того, что дождем или даже ливнем, не повернется язык называть, у никогда не видящего тропического шторма человека. Истинный потоп.
       В аллегорическом смысле конечно - потоп. А по сути просто тропический дождь. Дождь холодный, яростный, как может быть только последний ливень в сезоне дождей. Это дождь дождей, показывающий, что сезон уходит, громко хлопая дверью. За минуты выплескивая из своих закромов месячную норму осадков.
      -- Аргырх!
       Это рычу я. Точнее тот кем я стал, рычит. Рычит вцепившись в шею. О как, в человеческую шею! Зубами вцепившись! Но мне все равно. Я еще не осознаю себя как живого. Думать могу, а влиять на происходящие нет. И эмоций нет. Зато этих эмоций полно у того тела, в котором я себя осознаю.
       Кровь обильно течет по подбородку. Наверное артерию перекусил, отстранено приходит мне на ум. Тело врага в руках сперва бьется в конвульсиях, а потом затихает. Врага? Так считает тот, чей разум жил до меня в этой черепной коробке. Сейчас этот разум уходит, что бы уступить свое место мне. Он не хочет такой гибели, но это уже не изменить. Моя сущность, моё "Я" уверенно замещает его "Эго".
       Но пока он контролирует действия. И вот, отбросив от себя затихшее тело, он бросается на спину очередного противника, того кто размахивая дубиной, только что разбил как плод ореха, голову соплеменника. И завязалась новая драка.
       Краем сознания отмечаю, что таких схваток как наша, несколько. Кто и с кем сражается мне не понятно, я еще не поглотил память тела и эта информация от меня скрыта.
       На вид дикари сражаются с дикарями. Сражаются не за добычу, а войной на истребление. Вот кто-то свернув голову женщине, отобрал её новорожденного ребенка и ... Лучше бы я это не видел. И моя мольба услышана, сознание гаснет, всего на десять минут, но этого достаточно...
       Я никогда не убивал. Не убивал людей. Судьба распорядилась так, что за все сорок лет моей жизни, не довелось. А тот кем я теперь стал, в течении последнего получаса убил дюжину. И не просто убил, а буквально разорвал на клочки. Голыми руками и зубами разорвал. Если бы не водопады воды, что как будто ведрами изливались с неба, смывая кровь, я бы сейчас был с ног до головы окрашен в красное.
       Кажется,придя в себя второй раз, я могу контролировать то тело в которое меня закинул Он. Разжимаю сведенные адреналиновой судорогой пальцы на правой руке, и на мокрую траву падает, вырванная с мясом из плечевого сустава, чья-то рука.
       Я спокоен, но не в удивительном самоконтроле неожиданно мной проявленном дело. Я спокоен, потому как жив, но не осознаю этого и воспринимаю все вокруг как нечто нереальное, искусственное. Да, знаю, что все что меня окружает реальность, но что-то глубоко внутри не верит в это, ставя заслон чувствам и эмоциям.
       Кто-то мелкий, едва по плечо, подскакивает с боку и пытается нанести удар сучковатой палкой прямо мне по лицу. Отмахиваюсь, как от назойливой мухи. Это так легко, драться когда нет чувств. Нет страха, нет желаний, нет ничего кроме разума. Моя отмашка тыльной стороной ладони, легко сносит палку и держащие её хлипкие ручонки, а затем ломает шейные позвонки у неудачливого агрессора. Нет, Он не наделил меня сверх силой и сверхспособностями. Да, моё новое тело было очень сильно, по меркам двадцать первого века. Хотя по правде, вспоминая недавний бой, понимаю, индивид в которого меня занесло, силушкой не обижен. Поддубный местного разлива. Уникум, но не полубог. Таких периодически рождает природа. Он просто выбрал для меня наиболее удобное и перспективное вместилище. Не удивлюсь, если тело в котором я оказался, самое сильное и самое здоровое из всех людей, что в данный момент населяют Землю. А их - людей, по прошествии десятка лет после Боли, осталось всего ничего, тысяч десять на весь земной шарик. И тот в кого я вселился, только что убавил это количество еще на чертову дюжину.
       Оглядываюсь. Благо больше врагов нет. Физически отсутствуют эти враги. Не считать же за врагов три неравные кучки испуганных женщин, общим числом пятнадцать. Они жмутся к поваленным деревьям, пытаясь своими телами закрыть детей. И детей этих, едва ли не больше чем женщин. Два десятка совсем малышей, от полугода до двух лет им, не больше. Остальные не выжили. Все кто старше - мертвы.
       Женщины и дети. Которые в той реальности этой ночью погибли, от рук того, кем я теперь стал. От рук берсерка впавшего в ярость, когда его племя было уничтожено.
       Всего час назад перед самым закатом, четыре племени, встретились в этих непроходимых джунглях, на этой поляне, что бы мирно решить как им быть. Как жить, когда еды все меньше и меньше, а хищники все злее и злее. Да и плодоносные растения гибнут от непривычного холода, что несут темные тучи. Темные тучи, что закрывают небо вот уже десять лет. Они хотели решить все мирно, договориться. Ведь их племена кочевали рядом уже очень давно, до того как небо стало цвета пепла.
       Никто из этих племен не был убийцей или каннибалом. Это были мирные роды. Предпочитавшие не решать вопросы дубиной. Но сейчас кризис вызванный тучами был столь глубок, что одно из племен, наиболее многочисленное, решило устранить проблему кардинально, перебив конкурентов. И если бы не Одыр, так звали того, чье тело теперь моё, то у них наверно все бы получилось. И осталось бы в этой части африканских джунглей вместо четырех племен одно. Так они думали, но вышло все иначе. И теперь все это разгребать мне.
       Почему мне это разгребать? Все просто, я четко осознаю, какой груз ответственности лег мне на плечи. Я не знаю, что надо делать, не знаю как это что-то делать, но знаю одно: я должен что-то сделать. Увы, даже Он не знал или, что вероятнее, не смог вместить свои знания в мой разум. И вот теперь судьба всей Земли будущего зависит от моих действий и решений. А может именно по этому я не хочу быть живым? Не хочу чувствовать это бремя? Я не ученый, не военный. не мастер по выживанию, я даже не геолог или ...
       Проще сказать, что я обычный городской человек, много чего знающий по книжкам, но по сути ничего не умеющий. И увы для будущего, Он не наделил меня ни знаниями, ни супер памятью, ни иными сверх способностями. Вот такой хлипкий шанс. Невеселое будущее какое-то. Я совершенно не верю, что у меня получится хоть что-то. Радует одно, в моем распоряжении память, навыки и рефлексы Одыра. Иначе я бы и дня не прожил в этом времени. Не выживет городской человек в джунглях Африки. Без подготовки, без снаряжения, без всего. И главное в каменном веке! Хотя, такое понятие как "каменный век", точнее то время, что ассоциируется у обычного человека моего времени с этим понятием, с его каменными топорами, войнами с неандертальцами, отстает от того времени в котором я оказался, как сам "каменный век" отстает от эпохи интернета. Даже еще дальше. Дата которая не укладывается в голове. Семьдесят пять тысяч лет от моего рождения! Ну плюс-минус тысячелетие, что впрочем при таких числах совершенно не важно.
       Эти мысли проносятся буквально за секунду.
       Женщины. Их глаза полны страха. Нет, даже не страха, а животного ужаса. И ужас этот направлен на меня. Точнее на Одыра, а впрочем теперь это уже без разницы, для местных я и есть Одыр. И никто не заметит подмену, ведь племя того, в чье тело я перенесен Его волей, истреблено подчистую.
       Ярость попыталась подняться в груди, но обессилено разбилась о холодное равнодушие разума. Женщины и дети, они из тех племен, что убили моих родичей. "Моих"? Что за чушь? Каких к черту "моих"? "Убить!!!" Что-то из глубины толкает меня, но я не испытываю никакой злости к выжившим и только гулкий рык выдает побуждение тела. Прыгнуть и рвать эти беззащитные тела, пить их кровь, топтать их! Но от Одыра остались только воспоминания и поэтому кроме рыка не происходит ничего.
       Странно, я смотрю на выживших и совершенно не знаю кто они. Нет, что удивительно я каждую из женщин знаю по именам, даже вот тут сопливку лет тринадцати на вид. Я даже точно знаю, что ей и есть тринадцать. Я знаю по именам всех убитых, чьи тела лежат на поляне и её окрестностях. Я знаю, что каждая из кучек в которые сбились женщины, это остатки племен и каждая кучка, остаток своего племени. И это не знание дарованное Им, это память Одыра, он их всех знал в лицо. Но не знаю, названия племен. Э! Я не знаю даже название своего племени. Точнее моя племя назвало себя тем словом, что в ближайшем переводе означает простое слово "люди".
       Тотемы, имена собственные для человеческих родов и сообществ, их еще никто не придумал! Не было нужды. Вот например, я смотрю на старуху, лет двадцати пяти с отвисшими до пупа грудями и знаю, что её зовут Бры, что она из "почти людей" что кочуют к закатному солнцу. А сопливка, по имени Ла из "почти людей", что кочуют у дальних холмов.
       Стоп! Старуха? Двадцать пять лет и старуха? Да, так думал Одыр, да и привлекательной её вряд ли кто бы назвал. Местная жизнь скоротечна. А ту, которую мой разум называет сопливкой, она уже полноценная женщина, ибо её уже выбрала кровь. "Выбрала кровь"? Немного повисаю на этой мысли, но тут же понимаю, что у неё просто начались месячные, а значит она пригодна для деторождения, а значит она взрослая. А мне сколько лет? Точнее Одыру. Или все же мне? Восемнадцать Всего? Но это "всего" для века двадцать первого, для нынешних времен я давно мужчина, а учитывая физическую силу, добытчик не из последних. Почему-то эта мысль мне показалась сейчас важной.
       Полный финиш! Человечество погибло. Умер Бог. Меня закинуло во времени на тысячи лет, а я думаю о том, можно ли назвать старухой двадцатипятилетнюю!! И первой моей эмоцией в новой жизни стал смех. С отчетливой ноткой безумия был этот смех...
       
       Глава 2.
       
      -- Гыхр! - Срывается с моих губ слово-рык.
       И послушно замирают, готовые пуститься в бег, только бы подальше от страшного меня, четыре молодых девы из "почти людей", что живут у воды.
       Вообще первобытные люди, как подсказывает мне память Одыра, далеко не трусливы. А женщины в особенности. Трусливые тут умирают от голода. Но что-то, в тех кто смотрит на меня сейчас, что-то в них надломилось. Так смотрят кролики на питона. А не женщины на мужчину. Да, я конечно понимаю, они видели как "я" убивал, голыми руками разрывая тела. Но в этом мире смерть не то, от чего впадают в ступор.
       Сверкнуло на полнеба и буквально через секунду ударил гром такой силы, что заложило уши. К ливню добавилась и гроза. И я стою под проливным дождем, весь в крови своих жертв и с улыбкой маньяка. Со стороны это наверно зрелище из тех которые не скоро забудешь.
       Хочу успокоить впавших в близкое к коматозному состоянию представительниц слабого пола. Но тут я упираюсь в словарный запас. Точнее в тот факт, что местный язык чрезвычайно не развит. Причем это неразвитость имеет определенный перекос.
       В голове со скоростью метеора, что разрезает ночную синеву неба, проносятся мысли. Язык, это основа цивилизации, основа бытия и социума. Именно его развитость показывает насколько развит народ. Я конечно не ожидал, что местные говорят высоким слогом, не питал иллюзий, но все равно был шокирован.
       Словарный запас местных племен был довольно обширен. Немногим более двух тысяч слов. На первый взгляд отличный показатель, но это если просто посмотреть на число слов. А если присмотреться к их составу, вот тут волосы на голове зашевелились! Я слышал миф, что в языке северных народов только слов обозначающих снег несколько сотен. На самом деле это ложь. В большинстве наречий северных народностей, снегу конечно отводится огромная роль, но максимальное количество наименований для него около сорока.
       Так вот в местном языке из двух тысяч слов существительными были девяносто пять процентов! То есть основу языка составляли названия. Вот пальма справа от меня. Я как человек двадцать первого века не знаю как она называется, но описал бы её примерно: "невысокая пальма, с толстым стволом у основания, цвет ствола светло коричневый, крона раскидистая не пышная, плодов нет". Так вот местный бы глядя на это дерево сказал бы: "Пхыахаль". Да, одно слово, но оно не означает "пальма". Прямой перевод слова "Пхыахаль" это - "невысокая пальма, с толстым стволом у основания, цвет ствола светло коричневый, крона раскидистая не пышная, плодов нет"!!! А если бы на этой пальмы были крупные плоды, при неизменных остальных характеристиках, то местный назвал бы это дерево словом "Отхачапа". А если бы плоды были мелкие, на таком же по сути дереве, то "Палыхаша"!!! Вот так и набирался кажущийся вполне приличным словарный запас. Только вот из тысяч слов, пятьсот существительные обозначающие наименования деревьев, еще пятьсот отводилось различным лианам и кустарникам, несколько сотен травам и ягодам и так далее. А вот прилагательных почти не было вовсе! За исключением огромного числа отведенного для описания цветовой гаммы. По мнению местных, судя из их словарного запаса, цветам уделялась огромная роль, только оттенков красного было около пятнадцати, а у зеленого все тридцать. Впрочем, в дикой природе все подчинено логике выживания, и раз такое внимание уделено оттенкам и цветам, значит так надо. Съел ягодку чуть более бордовую, чем та которая точно съедобна, и все кончилось твое существование в этом лучшем из миров.
       А вот описательная часть языка, это был кошмар. Эта часть практически отсутствовала. Прилагательные, все крутились в диапазоне "съедобное", "несъедобное"! Единственное, что всплыло в памяти отражающее настроение или какое-то реально ощущение было слово "тача", что значит "вкусно"! А где слово "красиво" к примеру или ему подобные? А нету их. С глаголами было примерно так же. Вот например когда четыре женщины хотели убежать, я их остановил рыком "Гыхр!" Я ведь хотел сказать "стой"! Но увы, нет слова "стой" или "стоять" в этом языке, все близкие по смыслу слова заменяются одним "Гыхр", что наиболее точно перевести как "замри" или "замереть". И так во всем. По сути просто так поговорить о чем-то отстраненном, на этом языке было фактически невозможно! Ну или мне так кажется по-первости, а потом привыкну?
       Вдруг, откуда то из папоротника неподалеку доносится слабый стон.
       Тело реагирует на данный звук вполне однозначно. Чуть поднимаются колени, корпус поворачивается на источник, руки готовы хватать и душить. Едва пересиливаю в себе порыв кинуться в папоротник и... Но нет, если есть кто живой, то сейчас, каждая жизнь это больше чем золото! Я не могу себе позволить терять кого-то!
       Обвожу жестом всех женщин и детей и руками показываю им собраться в одну кучу. Сперва они не понимают, что я от них хочу, пытаюсь объяснить, но выходит еще хуже, только запугиваю их еще больше. Начинаю злится и немного теряю контроль над телом.
      -- Зага! - Тут же раздается рык из моей глотки.
       "Зага" значит "вместе". И повторяя это слово Одыр, вернее то, что пока не угасло от него, начинает раздавать легкие подзатыльники не понимающим. И надо сказать, это имеет просто волшебный эффект. Пять выкриков, четыре затрещины и вот все собраны в одну кучку.
      -- Гыхр! - Эту команду все так же понимают вполне однозначно.
       Точнее самые малые дети конечно её не воспринимают, но женщины сели в круг и детей из него не выпускают. Разумно и ведь я их это делать не заставлял, надо сказать я о детях вообще не подумал в тот момент. И спасибо женщинам, что подумали они, но вот беда я их даже поблагодарить не могу, нет слов благодарности в этом первобытном протоязыке!
       Пока я отвлекался на то, что бы собрать всех в одну кучу, из папоротника больше никто не стонал. Но вместо того, что бы опрометью бросится в атаку, как того требует тело, я наоборот стараюсь быть как можно более острожным. Сгибаюсь так, что ладони касаются земли и как-то странно, немного по диагонали, эдакими галсами, ломаной линией, двигаюсь к зарослям. Это во мне говорит память тела. Я сам, не за что бы не догадался двигаться так. Но в данном случае, решил не противится инстинктам.
       Впрочем, мои предосторожности были излишними, в папоротнике я нашел бесчувственного мальчишку. Поднапряг память Одыра. Ага, это Лащ, из почти людей, что живут у воды, ему примерно лет тринадцать, почти мужчина, по здешним меркам. У паренька несколько ссадин, немного сорванной кожи на виске, а в остальном на вид он вполне здоров. Дыхание ровное, не прерывистое, сердце стучит равномерно. Сотрясение мозга максимум. Очнется уже скоро. И от этой мысли я так и сел прямо в мокрый папоротник.
       И что мне с ним делать? Как быть!? Память Одыра требовала убить мальчишку, но этот порыв мне удалось легко погасить. Убивать глупо. В данной ситуации глупо в двойне. Но что делать то? Что!?! Как он себя поведет когда очнется? Я же убил его сородичей. А судя по памяти Одыра на подобные поступки реакция была однозначная - месть. Неужели все же придется убить? Я не вытащу на своем хребте столько женщин и детей. А этот мальчишка, он пригодится. Черт, как плохо то. Ведь оставлять его в живых значит все время опасаться удара в спину. А я себе не могу такого позволить. Слишком велика цена моей жизни, чрезмерно велика, настолько, что хочется найти веревку и повесится, от этой моральной нагрузки.
       На несколько секунд ухожу в себя, пытаясь найти ответ на свой вопрос в памяти первобытного человека, чьим телом я завладел по воле Его. Местные племена, живущие в джунглях, именно те что устроили сегодня эту бойню, были по своей сути мирными. И только крайняя нужда заставила "почти людей", что ходят по холмам, пойти на это нападение. Никогда раньше четыре племени не враждовали. Драки и споры случались но смертоубийство, этого память Одыра не помнила. Да были совсем чужаки, что приходили издалека, вот с ними, иногда, очень редко по правде, приходилось и дубинками помахать. Но четыре племени жили мирно им по сути не надо было ничего делить. Территорий и еды хватало их кочевья почти не пересекались. Так было, пока не пришли серые тучи. Сперва на них никто не обратил внимания, но тучи не уходили, они стояли годами, заволакивая небо и превращая солнце в размазанный тусклый фонарь, а не в яркое светило. А потом пришел голод и отношения между людьми стали стремительно портится, все чаще то одно то другое племя заходили в поисках пропитания на кочевые тропы соседей. По сути сегодняшняя встреча и должна была решить "как жить дальше". В принципе она её и решила, кардинально. Правда совсем не так как рассчитывали те, кто её устраивал.
       А вообще, я как человек двадцать первого века понимаю, что эта встреча нескольких племен в попытке договорится, это нечто невероятное для этих времен. Нечто опередившее время на многие тысячи лет. И жаль, что все обернулось именно так. И мне искренне не понятно, почему меня не подселили до всей этой бойни. Ведь я мог попытаться её предотвратить в зародыше. Мог? И понимаю, что нет, не получилось бы.
       Мои представления о каменном веке рассыпались в прах, чем глубже я погружался в слои памяти Одыра. Я всегда считал, что во главе первобытных племен стоит вождь или старейшины или совет старейшин. А оказалось, что местные вообще не понимали, что такое управление. В принципе. Не было в племенах ни вождей, ни старейшин. Не было!!! Как же они жили то? А вот так и жили, без руководства. Без указующей воли. Как!? У меня это не укладывалось в голове. Ведь даже обезьяны в своих стаях имели вожаков. А у людей их не было. Да, были тех кого уважали больше других, но их ни в коем случае не слушались, как командиров. Вообще, устройство местной внутриплеменной жизни ввергло меня в ступор. Нет управления, нет организации, нет структуры, нет даже семей. Дети не знают своих отцов. Да и не могут знать, так как матери их не знают! Да и мать понятие относительное. Как? А вот так, не важно кто родил дитя, важно кто кормит. То есть мать не та кто родила, а та кто еду дает. От этих "воспоминаний" у меня возникло ощущение, что я схожу с ума. Ведь так не бывает! Но так было.
       Так как же они жили? А так и жили, кочевой толпой, по сути не племенем, а стадом. Вот тут больше еды, туда все постепенно и двигаются. А если кто-то потребует идти в другом направлении, то его просто никто не послушает. Не племя состоящее из индивидуумов, а амеба, что тянется за пропитанием. А еще, в племенах было равноправие мужчин и женщин. Понимание сего факта, ввергло меня почти в прострацию. Как же так, ведь палеолит, кто сильнее тот и прав! Но оказалось все проще. Равноправие имело под собой экономическую основу. Да-да, именно экономическую. В это время женщина как добытчик еды ничуть не уступала мужчине. А по сему не зависела от него. Точнее зависела в той же мере, что и мужчина от неё. О небо! Как тут жить то? Как!? Если я ни черта не понимаю в местном социуме!? Плевать на отсутствие металлов, инструментов, плевать на то что из одежды одна повязка едва прикрывающая гениталии, это все мелочи. Даже то что еды нет мелочи, её в конце концов можно найти. Но вот как жить то там где не понимаешь как жить!? Где не понимаешь сути самой местной жизни - его социума.
       Тот каменный век который я знаю по школе, историческим кино, документальным фильмам, по тем немногим статьям, что довелось читать, тот каменный век еще не настал. И если я правильно помню, его время придет всего навсего через сорок тысяч лет, от сего дня. Именно тогда составные орудия, разведение огня, дали вторую производственную революцию, если за первую считать ту когда обезьяна взяла палку в руки как инструмент. А пока, пока человеческое общество замерло в безвременье, в непонятном положении, которое не понять и правил которого уразуметь, у меня пока не получается.
       Женщина и мужчина добывают одинаково пищи, но не могут прожить друг без друга. Не могут выжить в местном мире и одиночки. И нет страшнее наказания чем изгнание из племени, оно страшнее смерти. И вот это вынужденное сосуществование в одном стаде где все засвистят друг от друга в равной степени, привело к тому, чего так упорно добиваются феминистки в веке двадцатом и двадцать первом, к реальному равноправию. А всего то надо работать одинаково. Но это меня куда-то в сторону мысли понесли. Напрягайся память! Мне нужен ответ, нужна лазейка, что бы не убивать этого мальчишку и не быть убитым им.
       И о чудо, мне удается найти зацепку. Да вождей у племен как таковых не было. Но в моменты кризиса или явной опасности, таковой появлялся. Правда вождем такого человека называть было бы все же не верно, скорее подходило слово "лидер". Временный лидер, который после разрешения кризиса устранялся от руководства. У меня сразу возник вопрос, а как этот лидер самоустраняется и почему? Ведь вся память моя и все знания о человек буквально вопили о том, что власть пусть мелкую, пусть мимолетную раз получив в руки человек уже не выпустит никогда. Добровольно не выпустит. А тут устранялись. Почему? Все оказалось элементарно. Современный человек ассоциирует власть с привилегиями, а если таковых нет, то власть это всего лишь бремя ответственности и нести это бремя без вознаграждения дураков мало. А таковых привилегий власть в первобытном стаде, не могла дать в принципе. Ибо тут был принцип высказанный в евангелие : "кто не работает то не ест", был не лозунгом, а правдой жизни. Не могло себе позволить человеческое сообщество ни одного нахлебника, ни одного! Возможно будь в племенах чуть побольше людей, то вожди и те кто живет отбирая у соплеменников, в конце концов появились, но все племена которые знал Одыр не превышали своей численностью двух десятков взрослых людей. Нет, были прецеденты, когда животное брало верх и лидер становился вождем, отбирая еду силой у соплеменников, и если такой "вождь" был достаточно силен, то он мог так жить. Но вот беда так не могло жить то племя которое было вынуждено его кормить. Не могли тут прокормить халявщика. Всех избытков что были едва едва хватало на самое минимальное пропитание детей.
       Тут же вспомнилось из той жизни, что читал будто в пещерах первобытных людей были найдены кости калек и стариков. То есть могли прокормить взрослых иждивенцев племена. Да, через тысячи лет, когда будут известны каменный топор, копье с каменным наконечником, когда будет возможность развести огонь, тогда такие возможности у человеческого общества появятся, а сейчас, тут, в этом времени их не было!
       И тут очень ценили человеческую жизнь. Точнее жизнь соплеменников. Ибо потеря рук одного добытчика автоматически убивала голодом как минимум одного ребенка. Я бы весь испариной покрылся если бы не дождь, от ужаса осознания, что на мои плечи легло два десятка детских жизней. И это показалось мне даже более страшным грузом чем гипотетическое спасение будущего Земли. Будущее где-то там далеко, а дети вот они на поляне.
       Мальчишка, что вот вот очнется. Он не стал еще мужчиной и в этом был мой шанс. Я взрослый, я полноценный добытчик. И если нет старших из его племени он должен слушаться меня. Это закон выживания, не ставший мужчиной, а значит племя решило, что он еще не способен выжить самостоятельно, а значит, если он потеряется и заблудится то не выживет один. А племя не может потерять почти взрослые руки, и следовательно если он встретит на своем пути взрослого из "почти людей", то должен ему подчинится пока его не приведут к своим. Логика выживания, только она действует в этом суровом мире. А еще бывало, что племена объединялись. Когда одно племя теряло своих добытчиков или ослабевало до критической отметки, то его члены могли влиться в другое, более крупное сообщество. Как подсказывала память Одыра, меньше восьми взрослых не могли быть племенем, так как не могли обеспечить воспроизводство и прокорм детей, а следовательно были обречены на вымирание. Нет, конечно Одыр никогда не думал в таких терминах, это уже моё сознание на основе его информации делало такие выводы. И когда Лащ открыл глаза, я знал что говорить!
      -- Лащ слушать Одыра! - Не терпящим возражений тоном командую я, всем телом нависнув над лицом плохо понимающего, что происходит вокруг, паренька. - Везде смерть! - Испуг в его глазах, видимо сотрясение не столь тяжелое и он помнит что происходило после заката. - Лащ жить! Одыр приносить жить Лащу. - Ну нет слова "дарить"! Пришлось подстраиваться. - Одыр ,Тот Кто Ведет! - Бью себя кулаком в грудь. "Тот Кто Ведет" так называют тех лидеров, что берут ответственность. - Лащ слушать Одыра? - Непроизвольно оголяю клыки показывая угрозу в случае отказа.
       Сейчас многое станет понятно. Прав ли я в своих размышлениях. Или мне придется его убивать!? Мальчишка сперва не понимает что я от него хочу. И тут до меня доходит, нет слова "подчиняться", нет!!! А "слушать" это только "слушать", а не "слушаться" в понимании Лаща! О! Как все сложно!
      -- Одыр, Тот Кто Ведет! - Еще удар в грудь. - Лащ согласится? - А он меня вообще понимает или я несу несусветную ересь!?
       Уф-ф-ф. С моих губ едва не сорвался вздох облегчения, мальчишка согласно кивнул. Надо додавить, не оставить недостказаности.
      -- Лащ сказать. - Тыкаю в него ладонью. - Одыр. - Ладонь на меня. - Тот Кто ведет! - И хлопки ресниц в знак непонимания, мне в ответ. - Сказать?
      -- Э-э-э!? - Только доносится в ответ!
       А-а-а! Как все сложно!!! И опять стоило мне проявить эмоции как тело отреагировало само. Бац! Легкую затрещину, "бац" подзатыльник. Но я не даю ярости взять верх и третьего уже сильного удара не следует.
      -- Одыр старший! Лащ идти за ним!?
      -- Да-а-а-а. - О! А я уже думал он немой.
      -- Лащ повторять за Одыром? - Заношу руку для еще одного аргумента.
      -- Да!
      -- Одыр. - А он молчит, и опять глазами хлопает. А ладно, рано пока менять принципы воспитания. И я не сильно, но чувствительно хлопаю юнца по уху. - Повторять! Одыр!
      -- Одыр. - Он не понимает, что я от него хочу, но угроза еще одного "аргумента" заставляет его все же повторить, хоть он и не понимает зачем.
      -- Одыр, Тот Кто ведет! - С нажимом глядя в глаза мальчишке, произношу я.
      -- Одыр, Тот Кто ведет! - Послушно, хоть и едва слышно повторяет Лащ.
       Уф-ф! Ну вот. Он признал моё старшинство. А значит подчинился. Тут еще нет понятия кровной мести, вся месть в понимании местных это убить тут сразу, на месте, а мстить со временем, эта концепция еще неизвестна в мире.
       Дальше с Лащем было полегче. Осмотрел его рану, сорвал лист какого-то папоротника, как память подсказала лечебного и приложил к его ссадине на виске. А затем отправил парня к женщинам. Мне же предстояло очень неприятное действо.
       Даже во времена развитого холодного оружия, даже во времена огнестрелов, на поле боя на одного убитого приходилось несколько раненых. Эта мысль посетила меня как толко Лащ открыл глаза. А если учесть, что сражение племен проводилось оружием не сложнее деревянной дубинки или грубо обтесанного копья без наконечника, то... Нет, те кому досталось от Одыра точно мертвы, а вот остальные... Не удивлюсь если раненых и просто лежащих в отключке, от удара дубинкой по голове, на поляне и её окрестностях найдется не мало.
       Первого раненого нашел очень быстро, это был мой погодка из "почти людей", что ходят по холмам, по имени Чаха. На его теле было множество ссадин, но никаких глубоких ран я не обнаружил. Попробовал привести его в чувство, похлопывая ладонью по его щекам. Но вот на что я не рассчитывал, так это на ту реакцию которая последует, как только Чах откроет глаза. И был совершенно не готов к тому, что стоило ему открыть глаза и узнать меня, он тут же ударил. Кулаком прямо в нос! От боли у меня аж в глазах заискрило! И я потерял контроль. А когда смог взять себя в руки, то обнаружил, что от Чаха осталось тело без головы и оторванная голова без тела. Радикально. Но в то же время мне тут же стало понятно, что меня могли убить и все бы кончилось здесь и сейчас. Повезло, что Чах не сломал мне нос, а просто разбил его в кровь.
       Следующего раненого мне пришлось удавить, пока он был без сознания. Это был Годад, Тот Кто Ведет "почти людей" с холмов, тот кто и придумал всю эту бойню. Он был ранен, но если я оставил бы его в покое то несомненно выжил. Поэтому Одыр во мне, его просто придавил. С чем, надо сказать, я полностью согласился. Этот "лидер" готов был угробить три племени и во мне не возник внутренний протест против его убийства. Выхаживать местного Гитлера, это было за пределами как Одырской морали, так и моей. Так же удавил ровесника Лаща, у него была сломана нога в бедре и он уже бредил. Я не мог ему ничем помочь, а память Одыра считала, что оставлять обреченного на смерть в мучениях совершенно не правильным. Всего в грандиозной для этого времени битве участвовало четыре десятка мужчин и около тридцати женщин, которые воевали наравне с сильным полом!!! Те кто выжил это "мамки", их вначале бойни старался никто не трогать. Не то что бы детская жизнь тут была священной, совсем нет, но преднамеренное убийство ребенка было чем-то омерзительным в той протоморали, что утвердилась в четырех племенах. Хотя в запале битвы и были убиты все дети старше двух лет. А еще мои мысли о том, что выживших должно быть много, оказались не верны. В случившейся бойне, убивали жестоко, все же война на истребление, накладывала свой отпечаток. А потом по выжившим катком прошелся Одыр. Как оказалось его личность не умерла и не истаяла с моим приходом, а была просто отодвинута моим разумом на задворки сознания. И стоило мне потерять контроль, как он брал управление телом на себя. А надо сказать, что этой ночью, он конкретно двинулся умом превратившись в натурального маньяка убийцу. Видимо психологический шок, от гибели своего племени, его разум не вынес. Живых из "людей" мне найти не удалось. В результате к середине ночи, выжили только "мамки", детишки, Лащ и еще трое мальчишек которых мне удалось откачать, не имеющих переломов или иных серьезных ран, и привести их к своеобразной присяге мне.
       Двое Пат и Ват, были братьями лет двенадцати от роду из племени, что ходит у заката. А последний из выживших Зак, из тех кто живет у воды, ему от силы было одиннадцать. Больше живых эта ночь не оставила. Ночь и Одыр.
       А если быть точным, то ночь и я. Нечего отстранятся от того, что совершил. Да, по морали века двадцать первого я поступил греховно, убивая беззащитных пусть они и были и врагами. Но я теперь живу в веке первом, годе десятом. И век этот не нашей эры, да и год десятый не от рождества Христова, а от Боли. И пусть этим летосчислением пока пользуюсь я один, зато оно дает мне точку отсчета, некий временной якорь. Десятый год первого века от Тобы...
       
       Глава 3.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5837
  • Activity:
    58.5%
  • Благодарностей: +4161
  • Пол: Мужской
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #1 : 13-05-2014, 22:46 »
0
Выложено 436к


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 417
  • Сообщений: 3262
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2704
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #2 : 15-05-2014, 08:23 »
0
очень интересно, кроме переноса ГГ других роялей не обнаружил, может у кого-нибудь получится  :-X  ;D


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 417
  • Сообщений: 3262
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2704
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #3 : 16-05-2014, 12:50 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
   /примерную схему крана-ловушки можно посмотреть в иллюстрациях к тексту/
 
 
   Добив жертву, выглянул с обрыва вниз и сильно удивился. Оставшиеся крокодилы и не думали разбегаться. Только что на их глазах одного из них убили и утащили куда-то наверх, а им хоть бы что жрут и ни на что внимания не обращают! Если бы стрела крана выдержала, то можно было бы попробовать, забить еще одну рептилию прямо сейчас. До чего тупые создания! Это наблюдение показало перспективность такой добычи пропитания, а главное оно было совершенно безопасно в отличии от иных методов. Если ничего не изменится, то до обмеления реки, до того как пересохнет протока, вопрос с мясом можно закрыть! Конечно придется отремонтировать кран, но это уже частности.
   В племени царило необычайное оживление. Народ никак не мог поверить, что они сами помогали поймать и убить страшного хищника! Так как тащить его помогали все, то соответственно все и чувствовали свою причастность к этой победе. Хотел наорать, что бы делом занялись, но подумав не стал, такая всеобщая радость это огромная редкость, пусть веселятся, орут и прыгают.
   Сам же вначале, то же покричав от переизбытка чувств, вызванного тем, что на первый взгляд совершенно безумная идея оказалась вполне жизнеспособной, потом внимательно изучил сломанную стрелу. К моему облегчению, поломка произошла не по причине ошибки в конструкции, а потому, что я выбрал в качестве распорок слишком тонкие жерди, они и не выдержали веса бревна и крокодила вместе взятых. Все же изготавливая что-то из дерева всегда надо закладывать дополнительный запас прочности, так как это довольно капризный материал и может сломаться в самый неподходящий момент.
   Пока все веселились, спустился к северному склону и нашел замену сломанной жердине. Но восстанавливать конструкцию сегодня уже не стал. Когда вернулся на стоянку, разделка крокодила была уже завершена и все готовились закатить пир. Пришлось присоединится и даже возглавить этот процесс. Сегодня можно наедаться до отвала, примерно на полмесяца за добычу пропитания я теперь был спокоен. Главное теперь, сделать так, что бы племя не обленилось в безопасности и сытости. Впрочем проверенная временем методика окрика и пинка, должна была задавить эту возможную проблему в самом зародыше.
   Впервые со времени моего тут появления, половину дня провел в праздности. То есть ничего полезного не делал, за исключением приготовления мяса, да кулинарных экспериментов с рыбой. Непривычно это было, никуда не торопится, не рвать жилы, беспокоясь о том, что завтра нечего будет есть.
   Вечером, у костра когда собралось все племя, я не ограничился чтением одного стиха, а прочел сразу несколько, да спел пару песен из тех, что показались подходящими. Перед сном, уже когда лежал и смотрел на звезды, размышлял о том, сколько всего полезного можно седлать всего лишь из палок и веревок. Список возможных инструментов был огромен, плохо было только то, что для изготовления всех из них нужны были топор и пила, да и гвозди бы очень не помешали.
   В моей голове проносились воспоминания о баллистах, катапультах, требушетах. Причем требушет вполне возможно сделать и не имея инструментов иных чем уже есть в наличии. Только вот, если я правильно помню, такая осадная машина, сделанная косо, криво и без предварительных расчетов, будет кидать камни настолько не точно, что прицелится даже в стадо слонов будет невозможно. Не то, что бы я всерьез рассматривал такие конструкции как пригодные для чего либо в нынешней ситуации, нет, это было скорее просто зарядка для мозгов, которая меня сильно увлекла. Так, прокручивая в голове очередной, возможный чертеж какой-то совсем безумной машины, незаметно для себя и заснул.
   Утром, после всех обязательных действий, объявил что сегодня все желающие пойдут в джунгли. Основным мотивом этого похода была не еда, а сбор пальмовых листьев, как я их назвал для себя веревочными листьями. За прошедшую ночь я понял, что веревок мало не бывает, а значит нам потребуется много этих листьев.
   Перед тем как отправится в сельву, взял кусок мяса килограмм на пять и напичкал его мелкими обсидиановыми осколками. После чего положил его в свой короб и прихватив с собой пару метательных булав, а так же боло, которое обернул вокруг пояса, собрал всех желающих и пошел к переправе.
   В джунглях повел всех к уже знакомому ручью, там и листьев было много и охотничьи угодья леопарда были рядом. Через час вышел на уже знакомое место, там где в последний раз видел хищника пожирающего падаль. Вытащив кусок нафаршированного обсидиановыми осколками мяса, долго искал подходящее место, куда бы его пристроить. Кинуть просто на землю, тогда велика вероятность того, что это мясо сожрут падальщики. В конце концов вспомнил что кошачьи отлично лазают по деревьям и забравшись на ближайшее, закрепил мясо между двумя ветвями, примерно в метрах трех от земли. Не то что бы я был уверен, что эта примитивная ловушка сработает, но почему бы не попробовать, ведь если получится и леопард сожрет приманку, вместе с острыми осколками вулканического стекла, то это хотя бы на время обезопасит эту местность, пока другой крупный хищник не поймет, что старый хозяин этих мест сдох. Где-то читал, что такой способ избавляться от волков применяли на Аляске, во времена золотой лихорадки, так что действенность данного метода вызывала у меня большие сомнения, но мяса на стоянке было вдоволь, так что я от этого эксперимента ничего не терял.
   Набрав полный короб листьев, собрал так же несколько килограмм съедобных корешков. Помимо этого сделал зарубки на тех стволах, что давали клейкую смолу, в следующий поход соберу этот ценный ресурс.
   Уже на обратной дороге, всего в паре сотен метров от переправы в густом кустарнике заметил небольшого, чуть длиннее метра питона. Снял с себя короб, сложил все остальное на земле и попробовал его поймать. Но эта змея оказалась шустрой и быстро скрылась в густых зарослях. Созвал всех кто был со мной в этом походе и всей толпой принялись ловить этого небольшого питона. Не то что бы мне было нужно его мясо, но вот змеиная шкура мне бы точно не помешала. Но как не старались, изловить эту юркую тварь у нас не вышло, что надо признать меня изрядно расстроило.
   Вернувшись на холм, отдал все листья девушкам на расчесывание и замачивание. Правда для этого пришлось сделать еще три инструмента из рыбных челюстей, которых в последнее время, благодаря стараниям мальчишек накопилось изрядное количество.
   Сам же, так как до вечера еще оставалось время, не торопясь, занялся починкой крана, подобрав жерди по прочнее и добавив в старую конструкцию четыре дополнительных распорки. Работать с деревом, не имея в наличии нормального инструмента было сущим кошмаром. То, что с помощью стального топора заняло бы минуту, отнимало у меня чуть ли не полчаса. Что бы укоротить даже не самую толстую жердину, приходилось сперва её пережигать на костре, а потом дорабатывать грубыми рубилами. До заката восстановил стрелу крана, но что бы её поставить на фундамент мне нужна была помощь мальчишек, что могло подождать до завтра.
   Уже в темноте, после ужина, так как не спалось, долго сидел свесив ноги с восточного обрыва и прислушивался к ночной саванне. Не ради какой-то цели, а просто так. Не знаю сколько так сидел, пока глаза не начали слипаться. Возвращаться к основной стоянке было лень, так и улегся в нескольких шагах от обрыва.
   Утром же, едва открыв глаза, уже знал чем сегодня займусь. Так что завершив уже привычную разминку, принялся за расчистку небольшого пространства рядом с костром. Взял две палки длинной в мой рост и сделал из них, что-то похожее на примитивный циркуль, нарисовав им на земле круг. Прополол всю траву, затем утрамбовал землю и засыпал получившуюся в результате этих действий круглую площадку тонким слоем песка. После чего воткнул в центр этого круга, самую прямую палку из всех что удалось найти и выровнил её с помощью наспех сделанного веревочного уровня, который представлял собой тонкую веревку с небольшим камушком на одном из концов.
   Отойдя на несколько шагов, оглядел то, что получилось и остался доволен, солнечные часы выглядели конечно убого, но мне нужна была не красота, а функциональность. Теперь дело осталось за самым сложным, нанести часовую разметку. Увы я не знал как это делали в далеком прошлом, так что пришлось придумывать самому. Как я мог поделить сутки на часы? У меня было два железных ориентира, это восход и заход солнца, а так же то, что я помнил о том, что световой день на экваторе равен двенадцати часам плюс несколько минут. Конечно стоянка находится севернее экваториальной линии, но и абсолютная точно мне была не нужна. К тому же по длине тени, которую отбрасывает вертикально установленная палка можно определить полдень. Ведь что такое полдень, это то время когда солнце находится в зените, а значит тень от палки в этот момент времени будет минимальной.
   Не смотря на то, что в начальных планах на сегодня у меня было завершение ремонта крана, новая идея захватила меня с головой и я отложил ремонт на потом. Сам же, что бы не тратить время зря, принес к часам точильный камень и принялся вытачивать свой будущий топор. Не забывая время от времени, передвигать небольшую щепку, которой отмерял размер отбрасываемой часами тени.
   По большому счету можно сказать, что я целый день занимался какой-то ненужной хренью. Но сам я так не считал, потому как еды было в достатке, для работы над переправой не хватало веревок, а сидеть и делать нож мне совершенно не хотелось. А часы... Вот не знаю реально зачем они мне сейчас, в будущем то возможно пригодятся, например засекать время при варке клея, но захотелось их сделать и все тут. Видимо то, что напряжение последних дней, начало покидать меня, сыграло со мной злую шутку. Хотелось заниматься чем угодно, но не чем-то полезным здесь и сейчас. А ведь я мог помочь парням бить рыбу или девушкам вить чистить листья, но нет, половину дня сидел и шлифовал непокорный камень, наблюдая за тем, как медленно ползет по песку тень от часов.
 
 
 
   Только отметив примерный полдень на песчаном циферблате, отложил шлифовку в сторону и приступил к установке обновленной стрелы на фундамент. Для этого пришлось звать помощь. Так как второй раз что-то делать легче чем в первый, то управились с ремонтом всего за пару часов, зато теперь был уверен, кран не сломается в самый неподходящий момент, если конечно не атаковать крокодилов-гигантов, что впрочем я и не собирался делать.
   Доделав кран, долго ходил потом рядом с ним, какая-то ускользающая мысль, которую было никак не поймать, не давала мне покоя. Не покидало ощущение, что я что-то забыл. При этом сама конструкция не вызывала никаких позывов её изменить, что-то иное свербило в голове. Минут двадцать бродил прежде чем понял, что если бы в прошлый раз стрела крана не сломалась то как бы вытащил добычу висящую над обрывом тушу крокодила? Стрела то у меня получилась закрепленной намертво, а не поворачивающейся. И что теперь? Все переделывать? А осилю ли я создание поворотного механизма, который будет достаточно прочен что бы выдержать вес крокодила? Оценил свои возможности и понял, что пока такое сложное инженерное решение мне не воплотить в жизнь.
   И как же мне теперь быть, как доставать добычу, которая будет висеть метрах в трех от края обрыва, да еще настолько неспокойную добычу, как разъяренный и раненый крокодил. Едва поставил перед собой вопрос именно так, как сразу понял, что ничего переделывать не надо, а сама проблема не стоит и выеденного яйца, так как решается элементарно. Всего то надо сделать багор, которым можно зацепить добычу и подтащить к краю обрыва. Тем более найти подходящую жердину, было в сотни раз легче, чем разработать и воплотить в жизнь поворотный механизм.
   Конечно найти длинную палку, было только половиной задачи, пришлось так же поискать рогатину, обрубить её и крепок примотать к длинной жерди. Но не смотря на это, готовый багор, пусть и выглядящий очень коряво, не более чем через час, после нескольких испытаний, уже лежал рядом с краном. Проведя инспекцию запасов еды, решил, что использовать кран-ловушку ранее чем через два дня не целесообразно.
   Остаток дня, провел в работе над лезвием обсидианового ножа, которое к ночи уже приобрело вполне привычные мне формы. Осталось только провести финальную, самую сложную обработку и довести остроту клинка до оптимального уровня, максимально достижимого при моем опыте работы с камнем. Но за эту работу я решил взяться уже завтра.
   Во время заката отметил на часах последнюю тень, теперь у меня было два ориентира на песчаном циферблате, полдень и закат. Оставалось проснуться пораньше и встретить рассвет у часов. Не смотря на то, что тут не было никаких будильников, я часто просыпался за несколько минут до восхода, так что в этом не было ничего сложного. Я никуда не торопился и если сегодня просплю, в этом не будет никакой катастрофы. С этой мыслью и заснул, отработав предварительно обязательную программу, то есть прочитав стихи у костра.
   Вопреки законам подлости проснулся почти за час до рассвета, так что когда первые лучи солнца показались над горизонтом я уже сидел у песчаного циферблата и был готов нанести нужную отметку. Прежде чем завершить работу над часами, пришлось прерваться на зарядку, так как остальные так же уже встали, а нарушать уже сложившийся ритуал я не собирался.
   Как уже стало привычным, распределил работу среди соплеменников и только после этого вернулся к солнечным часам. Итак у меня было три отметки, восход, полдень и закат. Мне не нужна какая-то особая точность, по этой причине логично будет допустить, что между крайними значениями значениями двенадцать часов светового дня. Насколько был верен мой глазомер, метка полдня располагалась практически ровно посредине дневной дуги. Так как я не был ограничен привязкой к каким-либо временным отсчетам, то поступил просто. Принял время восхода за шесть часов утра, время заката за шесть вечера, а полдень отметил как двенадцать часов. Теперь осталось самое сложное, поделить остальную дугу на часовые интервалы. Можно конечно было поступить примитивно и поделить так сказать на глаз, но это решение мне показалось неправильным.
   Вот вроде на первый взгляд примитивная задача, поделить полукруг на двенадцать равных отрезков, когда уже есть три основные точки. Но это только на первый взгляд просто, но чем дольше думал, тем больше понимал, что задача то не такая простая как кажется на первый взгляд. Попробовал вспомнить геометрию и тригонометрию. Но все что всплыло в моей памяти это формула длины окружности равная диаметру круга умноженному на число Пи. Впрочем это не так мало. Взял палку, отметил на ней диаметр круга. Затем прикладывая эту своеобразную мерную линейку отметил три длины. Но тут возникла проблема, как отметить четырнадцать сотых от мерной величины? Так и не нашел ответа на этот вопрос как не напрягал память. Вот говорила мне мама, что школьные знания по геометрии и тригонометрии мне в жизни пригодятся, так не поверил, теперь вот понимаю, что она была права, но поздно.
   Долго ходил кругами, ругая себя на чем свет стоит. Ну почему тем кто оказался ответственным за спасение человечества оказался такой неумеха и незнайка как я? Да что я за цивилизатор такой, не могу даже придумать как поделить половину окружности на двенадцать равных долей! В очередной раз пришла мысль о том, что человечество обречено и то что я нахожусь здесь, ничего вообще не изменит.
   Чтобы отвлечься от столь тягостных раздумий и от очередного раунда самокопания, взял гарпун и пошел к мальчишкам на реку, бить рыбу. Чем и занимался почти час, правда безуспешно, ни одну рыбу забить у меня так и не получилось, зато очистил свой разум от тягостных мыслей, что тут же дало результат. Вернувшись к стоянке, сплел максимально тонкую веревку длинной примерно в метр. После чего вернулся к циферблату и выложил эту веревку по прочерченной ранее деревянным циркулем части окружности, между меткой восхода и полуднем. Затем отметил расстояние и выпрямив веревку сложил её в трое, получив тем самым в виде результата одну третью от длины дуги, осталось только сделать соответствующую пометку углем на веревке, отметив тем самым одну треть длины. Так я получил отрезок, если который вновь разместить на дуге, будет равен двум часам. А еще одно сложение уже этого отрезка, дало мне равно часовой интервал, точнее одну шестую от промежутка между шестью и двенадцатью. Пользуясь этой гибкой линейкой, очень легко и быстро нанес часовые метки на циферблат. Погрешность такого деления если и была, то не настолько критичной, что бы обращать на неё внимание.
   Завершив разметку, выложил часовые метки небольшими камушками, а затем с гордостью оглядел свою работу. И было же чем гордится, я и правда сделал солнечные часы, за много много тысяч лет до того, как они вообще кому-то понадобятся! Но не смотря на почти полную ненужность данного инструмента, я ощутил необычайный прилив сил. Все предыдущие метания и неверье в свои силы, испарились как туман под жарким полуденным солнцем.
   Весело насвистывая какую-то мелодию, вернулся к изготовлению ножа. За этой работой просидел почти половину дня, в основном занимаясь шлифовкой и доводкой кромок, но завершил все работы над лезвием. Провел пару испытаний, оно резало шкуру крокодила как лист бумаги! Правда его было очень неудобно держать в руках, но я собирался исправить этот недостаток сделав к этому лезвию деревянную рукоять.
   Так как на работу по лезвию я потратил уйму времени, то собирался сделать такую рукоятку которая его не испортит. Долго искал подходящий материал, отметая разные сорта древесины, пока не остановился на очень прочном, темного цвета дереве, названия которого не знал. Но тут же столкнулся с неприятной проблемой, это дерево оказалось настолько прочным, что даже обсидиановый резец едва оставлял на нем царапины. Промучившись полчаса, решил, что легче поискать материал попроще, чем часами мучатся с этим. В итоге прогуливаясь по берегу в поисках подходящей деревяшки, нашел иное. А именно старую, отмытую водой кость какого-то животного, поднял её и удивился, насколько удобно она легла в руке.
   Благодаря полученному мной опыту при создании дротиков, я уже знал, что и как нужно делать. Правда не смотря на это, работы затянулись почти до ночи. Но в конце концов получил практически то, что задумал изначально. Получилось даже красиво, нож выглядел настолько пропорциональным, что мне было бы не стыдно за свою работу, даже если когда-нибудь археологи далекого будущего его найдут и разместят в каком-нибудь музее.
   Во время ужина опробовал новый инструмент в деле. Мясо он резал отменно, настолько тонкими ломтиками, что можно было увидеть отблески костра сквозь них! Жаль, что длина лезвия из-за нескольких обидных ошибок и неудачных сколов у меня получилась всего сантиметров десять, но это был единственный недостаток первого ножа в истории человечества.*
   */смотрите иллюстрации к тексту/.
 
 
   На следующий день, как только проснулся, с удивлением обнаружил, что мне делать то нечего. Даже командовать никем не пришлось, все соплеменники сами нашли себе занятие. Впрочем меня это открытие ничуть не расстроило. Спустившись по южному склону, я сел на песчаном берегу с тонкой палочкой в руках, и попытался вспомнить все, что я знаю о древних цивилизациях. Пытался вспомнить хоть что-то, что могло мне помочь в нынешней ситуации. Но в голову ничего нового, кроме того о чем бы не вспомнил ранее, не приходило. В который раз все мои знания оказывались мало применимыми к здешним условиям. Вот к примеру я теоретически представлял как сделать баллисту, но толку то от этого представления, без стального или железного инструмента мне эти знания в жизнь не воплотить, даже заполучи я каким-либо образом все материалы. И так во всем, о чем не вспомню всюду так, ничего не создать без металла. Бесцельно водил палочкой по песку, рисуя каракули, голова была пуста как воздушный шарик.
   Вместо чего-то полезного в голову лезли воспоминания, о том как Кортес завоевывал империю ацтеков. И никак эти мысли было не выкинуть, вились как назойливые пчелы. Но что мне с того, что помимо школьной программы я прочел несколько книг на эту тему? Помимо того, что все они были больше художественной литературой, чем научными монографиями, к тому же мне сейчас никак не могли помочь знания о том, как закованные в стальные кирасы конквистадоры, пушечным огнем перемалывали армии индейцев, у которых самым страшным оружием были метательные дротики. Ничем, так как сталь мне не доступна, пушки, как и порох то же.
   Начертив очередную кроказяблю на песке, почти дословно вспомнил отрывок из одной книги, в котором описывалось как дротики ацтеков даже пущенные не рукой, а с помощью атлатля, что в разы увеличивало силу удара, оставляли всего лишь вмятины на нагрудниках испанцев, не в силах их пробить. И тут, меня осенило, палочка в руках ломалась, а я замер как каменный истукан. Как я мог забыть? О чем я думал все время пока находился здесь? Почему такое простое решение, так долго ускользало от меня? Вскочив на ноги, начал мерить шагами береговую линию. Неужели все так просто? Я столько ломал голову над дистанционным оружием, которое позволяло бы охотится в саванне, настолько на этом зациклился, что готов был уже строить какие-то безумные машины. А ответ всегда лежал на поверхности. И ответ этот атлатль или если назвать по русски -- копьеметалка! Условно простая палка, которая используется как дополнительный рычаг, что увеличивало дальность броска дротика и его пробивную силу в разы! Атлатль известен человеку с древнейших времен. Его использовали на всех континентах, от Америк, до Австралии. Веревочные варианты этого приспособления использовались даже легкой пехотой древнеримских легионов! Что говорит о том, что данный инструмент служил верой и правдой человечеству на протяжении десятков тысячелетий. А самое главное, сделать его было элементарно, даже то же боло было сложнее изготовить чем атлатль! Ведь он представляет из себя простую палку, длиной не больше руки метателя, с крючком на конце и желобом в который потом размещается дротик.*
   /кому любопытно можно посмотреть вот это видео, испытание дротиков с кремнёвыми наконечниками, пущенными из копьеметалки: You are not allowed to view links. Register or Login /
   Найдя подходящую палку, сделал на ней несколько надрезов, а потом расщепил её вдоль. После чего вычистил мягкую сердцевину и получил желоб. С крючком-упором на который будет опираться дротик, так же не возникло проблем, взял небольшой сучок и примотал его к палке, после чего залил крепление растопленной смолой. Не прошло и часа, если судить по моим новому, размеченному циферблату, как я получил первый прототип, уже готовую к испытаниям копьеметалку. Как же просто это оказалось сделать!
   Для испытаний пожалел единственный дротик с обсидиановым наконечником и взял старые где боевая часть была сделана из крокодильих зубов. Вначале со всей силы бросил дротики рукой, затем шагами замерил расстояние на которые они улетели. В среднем получилось около шестидесяти шагов. Запомнил эту цифру и подобрав дротики повторил броски в длину, только уже с помощью атлатля. Разброс в расстоянии вышел огромным, пара дротиков пролетела всего шагов двадцать, а один видимо пущенный очень удачно я нашел только после длительных поисков, он воткнулся в землю за сто десять шагов от места броска. Если честно я рассчитывал на большее, но здраво рассудил, что виной такому результату является мое неумение обращаться с копьеметалкой.*
   /мировой рекорд дальности по метанию дротиков с помощью атлатля превышает две сотни метров/
   Найдя себе занятие, а именно тренировку применения атлатля, за этим и провел весь день. Ближе к вечеру у меня даже что-то начало получаться, дротики уже не разлетались куда попало. За час до заката, я даже умудрился попасть тремя из пяти, в развешенную на кустах крокодилью шкуру, с расстояния тридцати пяти шагов. И это был явно не предел точности данного оружия.
   На следующий день я значительно улучшил этот результат, поражая цель так же три раза из пяти, но уже с пятидесяти шагов. После чего, выкинул атлатль и принялся за изготовление нового, более совершенной конструкции. В нем появилась более удобная рукоять, а так же дополнительный противовес, что еще увеличило мощность и точность броска.
   Я так увлекся этим занятием, что заметил то, что у нас кончилось мясо, только тогда, когда на закате, обнаружил, что есть то нечего. И никто до этого момента мне ничего не сказал! Вот что за люди мои соплеменники, видят, что еды нет и никто ничего не скажет. Кажется я перестарался со своим вождизмом, они теперь вообще перестали думать и хоть как-то заботится о завтрашнем дне.
   Лежа на земле и разглядывая ночное небо, думал о том, как же мне поменять ситуацию, как объяснить древним хоть что-то. Как вбить в их пустые головы, желание думать самим? Итогом моих раздумий была пустота, решения найти не получилось. Так и заснул в тихой злости на то, что меня закинуло в столь древние времена.
   Утром, через два часа после рассвета, собрал все племя и совместными усилиями, правда с пятого раза, мы с помощью крана-ловушки забили и затащили на холм очередную тушу крокодила среднего размера. Пока все остальные занялись его разделкой, мне пришлось менять ударный кол ловушки, он настолько сильно затупился и к тому же треснул почти ровно по средине, что больше был не пригоден для использования. Изготовление нового, а так же его водружение на свое место, отняли у меня без малого три часа. Впрочем кран-ловушка уже доказал свою пригодность и я не считал это время потраченным зря.
   После полудня, испытал новую копьеметалку и понял, что старые дротики придется менять, на более длинные и тонкие. Сделал один такой на пробу, точность сразу заметно повысилась, при сохранении убойной мощности снаряда. Что бы заменить остальные, пришлось на три часа сходить в джунгли, где нарубил прямые пруты и заодно собрал выступившую на стволах клейкую смолу.
   Вернувшись в стойбище, выпрямил срубленные пруты на углях, а так же протестировал свой нож в работе по дереву. К моему сожалению, то что я считал преимуществом, а именно двусторонняя заточка лезвия, в данном случае усложняла применение ножа. Для аккуратной работы по вырезанию пазов под наконечники, пришлось использовать не нож, а старое, небольшое, одностороннее лезвие. К закату новые тренировочные дротики были готовы и сделаны они были не в пример лучше прошлых, все же за эти несколько дней я кое-чему все же научился. Заодно переделал и боевой дротик с пока единственным обсидиановым наконечником, мне не терпелось испытать его, но солнце уже садилось и ничего иного кроме как отложить тест на завтра у меня не оставалось.
   Утром, едва не подпрыгивая от нетерпения, сделал зарядку, быстро умылся и не став завтракать, направился к мишени с новыми дротиками в руках. Первый же бросок с двадцати пяти шагов попал точно в цель. Подойдя к шкуре чуть не запрыгал от увиденного, обсидиановый наконечник не только пробил толстую кожу, он и древко дротика вышло с другой стороны на целых две ладони! Конечно за время первого испытания, кожа уже немного прогнила, так как её никто не обрабатывал и скорее всего изрядно потеряла в прочностных характеристиках, но все равно результат меня впечатлил, ведь брошенный рукой в прошлый раз дротик едва тогда пробил эту шкуру, выйдя с противоположной стороны едва на несколько сантиметров.
   По своим наблюдениям за хищниками саваны, я заметил, что раз антилопы подпускают к себе даже львов на расстояние метров в двадцать, начиная убегать только тогда когда хищники приближаются ближе. Из чего мной был сделан вывод, что скорее всего они и человека подпустят так же близко, то есть тренироваться в метании дротиков с помощью атлатля надо примерно с дистанции шагов в тридцать или в тридцать пять.
   Так как помимо хозяйственной деятельности, я не забывал наблюдать за окружающим миром, то оценив сегодня уровень воды в протоке которая отделала холм от берега, пришел к выводу, что она пересохнет максимум через десять дней, если даже не раньше. За это время очень желательно научить мальчишек пользоваться копьеметалками. Правда прежде чем приступить к их обучению, надо было сперва их сделать, а так же увеличить количество тренировочных дротиков.
   Для тренировки мне были не нужны костяные наконечники, решил просто заточить пруты и немного обжечь полученные острия на огне. Это сильно упростило процесс изготовления, правда прошлось опять идти в сельву и рубить там подходящие заготовки, но к вечеру я уже сделал их двадцать штук, по пять на каждого из парней. После чего измерив длину рук у мальчишек, взялся за работу над алкатлями для них. За этим и провел остаток этого дня и почти весь следующий, только иногда прерываясь, на наблюдение за саванной и собственные тренировки.
   
 

Робинзон отдыхает  ;D


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 417
  • Сообщений: 3262
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2704
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #4 : 21-05-2014, 14:59 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
   Сделав копьеметалки, изготовил еще и четыре мишени. После чего, на следующий день, снял мальчишек со всех работ и им показал на своем примере, как надо метать дротики. Конечно я не ждал, что у них все получится с первого раза, но реальный результат меня поверг в шок. Я показывал, поправлял, как мог объяснял, но по прошествии часа, даже Лащ у которого получалось лучше чем у остальных, максимум, что смог, это запустить дротик куда-то вдаль, не говоря уже о поражении такой цели как мишень. Но я не позволил себе сорваться и начать орать, а стиснув зубы продолжал, свой нелегкий труд наставника в первобытном племени дикарей. Что меня поражало, так это то, что сами дротики с руки они метали вполне прилично, да им не хватало силы, но зато броски мальчишек были точны. Но стоило им взять атлатль как они превращались в криворуких и косоглазых калек.
   Плюнув на мишени, попробовал их научить, вначале просто метать на дальность. Но даже этого у них нормально не получалось. Честно не понимал в чем дело, что не так, почему взяв в руки инструмент они стали такими косорукими, ведь каждый из них уже доказал, что с трех бросков обычной дубинки способен подбить такую малую цель как сурикат!
   Мои объяснения и наставления разбивались о стену полного непонимания мальчишек, простое "делай как я" не срабатывало. Настолько разозлился, что на свободу едва не вырвался Одыр и не придушил непонятливую молодежь. Видимо из меня отвратительный учитель, ни на что не способный, развить то что уже есть в навыках, еще могу, а вот научить новому никак не выходит.
   Чрез три часа у меня просто опустились руки. Когда-то давно, у меня была собака, совершенно безумная и неуправляемая южнорусская овчарка и то с ней было легче, мне сейчас кажется что даже она была намного лучше обучаема, чем древние. Что бы не сорваться, отпустил всех кроме Лаща. Раз не получилось обучать всех сразу, то попробую индивидуальный подход.
   В начале, отобрал у него дротики и принялся учить его правильно стоять и делать взмах копьеметалкой. Поправлял его когда надо или давал подзатыльник если он усердствовал в своих привычках. Только добившись от него вменяемого результата, дал ему дротик. Тот опять улетел куда-то не туда. Попросил кинуть его еще пять штук, все дротики полетели по разным траекториям. Но теперь, когда я наблюдал за одним учеником, то быстро заметил в чем же проблема. Лащ совершенно не понимал когда надо отпускать дротик, от чего и были все его проблемы, он то передерживал его, то отпускал сразу. В первом случае дротик впивался в землю пролетев всего метров пять, во втором же вообще улетал куда попало.
   Так как для нормального объяснения не хватало словарного запаса, пришлось прибегнуть к палочной методике, больше напоминающей дрессировку нежели учебный процесс. Показывал на своем примере, потом размещал ладонь Лаща правильным хватом на атлатле, затем вкладывал дротик и сам вел его руку в замедленном броске. Потом просил повторить так же замедленно и если он делал что-тоне правильно бил его по пальцам тонким прутом. Говорят это непедагогично, но мне было не до морализаторства, главное, что метод сработал и уже через час дротики пущенные рукой Лаща летели по одной линии. Да, до попадания в мишень было еще далеко, но броски на дальность у него уже получались вполне прилично. А попадание в цель, когда он уже все делал более менее правильно это вопрос времени и тренировок.
   Оставив Лаща одного кидать дротики, мотивировал его тем, что если он не метнет снаряд на семьдесят шагов, то еды не получит. После этого занялся Патом, проведя с ним точно такое же "обучение". Что меня удивило, не смотря на всю болезненность и даже жестокость такой тренировки, никто из мальчишек не роптал и даже не злился, скорее они сами были раздосадованы и даже злы на себя, что у них не получается все с первого раза, впрочем не получалось и со второго... И не с десятого...
   Весь следующий день потратил на все то же, братья и Зак оказались менее понятливыми чем Лащ и на каждого из них временные затраты оказались выше. Но так как на примере старшего из мальчишек я уже видел, что обучение возможно, то не опустил руки и все же добился своего. Правда на половину, потому как теперь мне предстояло научить их попадать в цель, а не просто метать дротики на как можно большее расстояние.
   В принципе мне некуда было особо торопится, до высыхания перешейка была еще как минимум неделя. Так что за дрессировку мальчишек я взялся всерьез не жалея не времени не сил. Иногда я забывался и начинал орать на парней, вскоре нашу площадку для тренировок все остальное племя обходило по широкой дуге.
   Конечно же помимо занятий я занимался и другими делами. Ходил в сельву, пополнял запасы еды и листьев, сделал даже три боевых дротика с обсидиановыми наконечниками в плюс к тому, что у меня уже имелся. Увы, но последняя заготовка оказалась очень хрупкой и я её загубил неосторожным нажатием. А больше у меня не было обсидиана, что бы что-то исправить.
   Когда мальчишки начали кидать дротики более менее прицельно, установил для них мишени. Вкопанные в землю "Т" образные перекладины на которых висели ненужные части крокодиловых шкур. Отмерил от каждой из них тридцать шагов и начертил на этом расстоянии метки, с которых надо было производить броски. Потом у ног каждого из мальчишек воткнул по пять колышков. Их задачей было метнуть дротик от черты в цель, если снаряд поражал мишень, то один колышек вынимался. Если промах, то все колышки втыкались в землю обратно, то есть я собирался добиться от мальчишек сто процентного поражения с такой дистанции.
   Избавив себя таким образом от постоянного присмотра за тренировочным процессом, наконец-то наладил переправу через реку. Тем более речной поток уже заметно обмелел и я получил возможность крепить канаты почти в безопасности. Разумеется никакого моста у меня в планах не было, просто натянутые канаты, за которые можно держаться во время переправы, но даже такая малость, заметно облегчила движение по скалам.
   Канатоплетение стало в нашем племени чем-то вроде основного производства. Каждый день приходилось собирать женщин и идти за новыми листьями и плодами масленичных деревьев в сельву. Одно хорошо, нужные для веревок листья произрастали на самых часто встречающихся в этой местности пальмах, то есть недостатка в этом ресурсе мы пока не испытывали.
   Чем сильнее пересыхала река, тем отчетливее у меня начинался мандраж. Выходить в саванну, полную хищников, не смотря на все мои наблюдения было страшно до дрожи в коленях. Тем более я отчетливо понимал, никакой дротик, даже удачно пущенный, атакующий львиный прайд не остановит.
   Вспомнил одну из старых передач, которые когда-то давно смотрел по телевизору. Там показывалось как охотники одного из африканских племен убивали львов. Из оружия у них были только копья, правда не с каменными, а уже с металлическими наконечниками, а из защиты большие плетеные из лозы щиты. Они окружали льва и атаковали зверя, как только лев нападал на кого-то из них, то тот на кого шло нападение, падал на землю и прикрывался щитом, остальные тут же начинали бить льва еще усерднее. Но для меня такой способ был неприемлем по нескольким причинам. Первая это то, что таких копий у меня не было. Вторая в той охоте участвовало племя, для которых убийство льва является своеобразным экзаменом на взросление, то есть они опытны в данном вопросе. Третья это то, что в загоне хищника участвовало больше десятка взрослых мужчин, а у меня под рукой только дети. Четвертое, местные львы намного крупнее тех, которых я видел по ТиВи. Все это в совокупности, заставило меня отбросить такой способ. Да, что говорить о безопасности, если даже в моё время, охота на львов занятие отнюдь не безопасное.
   Конечно мои наблюдения давали надежду на то, что все обойдется без каких либо эксцессов, потому как сколько не смотрел, ни разу не видел, что бы прайд охотился в полуденную жару. И все равно, глупое "а вдруг" заставляло меня, подрагивать от нервного напряжения.
   Единственное что у меня было в распоряжении, что могло испугать хищников это огонь. Можно конечно же пустить пал, когда трава совсем высохнет и сжечь саванну. Хищники конечно или уйдут или погибнут, но так же и вся остальная дичь, что меня разумеется не устраивало. Хотя сама идея использовать огонь что бы отогнать прайд была интересна. К примеру сделать факелы на длинной, метра в четыре рукоятке. Только вот и тут была сложность. Нести их зажженными значит отпугнуть антилоп, а если не поджигать их перед выходом, то как быстро запалить в случае опасности? У меня нет тут ни спичек ни зажигалок.
 
 
   Можно попробовать найти камни дающие при ударе друг о друга искру, насушить трут и попробовать так добыть огонь, но насколько помню такой метод не давал стопроцентного быстрого результата. То есть его пришлось забраковать, хотя над подобным методом добычи огня несомненно стоило задумать, так на будущее. Этот вопрос мучил меня несколько часов, пока я не вспомнил старую книгу "Битва за огонь", в которой описывались приключения первобытных людей. По сюжету книги одно из племен переносило огонь с собой со стоянки на стоянку, в виде постоянно тлеющих углей.
   Как оказалось вспомнить о чем-то еще не значит, что вот теперь то проблема решена. Как бы не так. Ну знаю я что угли переносили и... Вопрос в том как это сделать? В руках угли не понесешь, плетеные корзинки сгорят. Будь у меня глина, можно было бы создать сосуд в который можно было бы их сложить, но глины у меня не было. Попробовал из ила соорудить что-то похожее, но ничего не вышло, только время зря потратил. Может просто во время выхода дать в руки Заку тлеющую палку? На него все равно не хватает боевого дротика, да и метает он хоть и метко, но в силу возраста очень слабо. Только думаю открытый огонь в любой форме, отпугнет от охотника любую дичь, надежнее чем духовой оркестр играющий марш и идущий след в след за охотником.
   В итоге я додумался как переносить огонь, спасибо за это Жозефу-Анри Рони-старшему и его книге. Вначале нашел плоский камень, похожий на тарелку, под него сплел корзину. Затем выложил бока корзинки плоской галькой. Потом всю эту конструкцию обтер изнутри илом и высушил. Проделав простой палкой отверстия для вентиляции, провел эксперимент положив в эту переноску угли. Для длительных походов такая огненная корзинка не годилась, но часа два держать жар была способна, а большего мне на первое время и не надо.
   Сняв Зака с его тренировок, принялся его учить таскать эту корзинку. Сложность была в том, что её нужно носить строго вертикально, любой наклон и угли могли переместиться и поджечь прутья. Я думал мне придется пинками его заставлять делать эту неблагодарную работу, но все вышло наоборот. Зак когда понял, что может носить такую страшную вещь как огонь в своих руках, преисполнился такой гордости и важности, что у него приходилось по окончанию такой тренировки корзинку буквально отбирать.
   Не менее сложной задачей оказалось и создание факела. Я то по глупости своей думал, что факел это просто палка обмотанная паклей и подожженная. Оказалось все намного сложнее. Просто намотать на деревяшку веревку этого мало, веревка перегорит в одном месте и упадет с факела. К тому же, такой факел не давал большого жара и вряд ли способен был бы отпугнуть зверей. Пришлось проводить эксперименты с пропиткой малом и смолами, а так же креплением горючей части к палке-основе. Но так как в этой работе не было ничего, что бы я не делал ранее, то за три дня подобрал то что нужно. Затем спалил пару таких факелов, учась их поджигать из огненной переноски. Самый лучший результат, факел разгорелся на счете пятьдесят. Долго конечно и от внезапного нападения не спасет, но если я настолько буду не внимательным, что не замечу львиный прайд с расстояния метров пятиста в ровной как стол саванне, то меня уже не спасет ничего. А значит примерно минута у меня будет, между тем как я замечу опасность и нападением. Иногда меня посещали мысли, что никакой факел меня не спасет, в случае атаки льва, но я эти мысли отгонял как назойливые мухи. К тому же кроме львов в саванне обитали гиены, собаки, гепарды и иные хищники, а против них огненная палка должна была помочь.
 
   Глава 14.
 
   На седьмой день после того, как мальчишки начали свои тренировки с атлатлями, они наконец-то выполнили установленный мной норматив, попадать пять раз из пяти в неподвижную цель. Удостоверившись в этом усложнил им задачу. Сделал для них дротики с гуманизированным наконечником. То есть примотал к передним частям мешочки набитые соломой. После чего заставил парней метать в дротики в меня, с расстояния в тридцать шагов. Сам конечно на месте не стоял, а уворачивался, отбегал, приседал и всячески мешал им попасть по мне. Данные тренировки показали, что если наши жертвы заметят момент броска и попробуют уклонится, то в таком случае скорее всего избежит попадания. Что бы ребята доросли до того, что бы поражать движущиеся объекты, им придется тренироваться не один месяц. Охота будет удачно только в том случае, если мы подкрадемся на расстояния броска незаметно для жертвы иначе и кидать дротики не имеет пока никакого смысла. Исключение только одно, я то попадал один из трех таких бросков, когда заставил бегать Лаща вдоль начерченной на земле линии и кидался сам. Но думаю, если не опускать руки, то через какое-то время мы научимся владеть алкатлями столь же хорошо как ацтеки, которые умудрялись сбивать пущенными с их помощью дротиками птиц на лету.
   До того как протока совсем высохла, я не только занимался с мальчишками, плел веревки и ходил в сельву, помимо этого расчертил на земле подробный план стойбища и даже начал сооружать первую постройку. По плану это был просто большой навес защищающий от становящегося уже нестерпимым полуденного солнечного жара, в будущем он превратится во что-то вроде общинного дома. Но пока я успел только вкопать в землю шесть бревен, которые являлись каркасом постройки.
   Копать землю без лопат, оказалось еще тем "удовольствием". Вначале приходилось рыхлить её с помощью заточенного кола, потом выгребать все руками и повторять так раз за разом. Из-за этого на установку одного столба опоры у меня уходила часа четыре не меньше. Правда к делу я подходил основательно, не халтуря и вкапывал столбы не менее чем на метр, после чего засыпал яму с воткнутым в ней бревном камнями и песком, а затем утрамбовывал все с помощью большого круглого камня.
   Так же, из-за того что восточный склон был очень крут, придумал и сделал веревочную лестницу. После чего закрепил её на верхней части склона и часа три гонял парней вверх-вниз, пока они не научились быстро по ней взбираться, кто знает может охота будет настолько неудачной, что каждая секунда будет очень важна для спасения жизни.
   Я откладывал поход в саванну настолько насколько было возможно, но в конце концов протока пересохла, крокодилы ушли ближе к воде и в нашу ловушки никто из них лезть не желал, не смотря на наживку. А походы за едой в сельву, требовали уходить все дальше и дальше вглубь джунглей. Рыба так же такое ощущение что куда-то ушла, забить на броду хотя бы килограмма три в день уже было хорошо. Только когда угроза голода, уже буквально замаячила перед племенем, я все же решился.
   Засуха уже начала высушивать траву. Насколько помню из телепередач, в сухой сезон животные мигрируют, ищут новые сочные пастбища и воду. Нам повезло, потому как целые стада буйволов, зебр и антилоп сплошным потоком шли к реке к водопою. За день до того как мы вышли на охоту, согнанный с привычных мест чужой львиный прайд попытался отбить себе эту территорию. Но после довольно шумной драки между самцами, чужакам пришлось уйти.
   В свою первую охоту на дичь саванны я собирался как космонавт в свой первый полет. Меня буквально трясло от переживаний и страха, а вот мальчишки вообще не боялись. И дело тут не в том, что они такие храбрые, просто так получилось, что я всему племени привил одну простую мысль "пока Одыр рядом, ты в безопасности". Вот и получается, что нервничал я в одиночестве.
   Спустились с холма мы примерно за час до полудня, в это время прайд уходил под тень деревьев, что росли километрах в трех от реки, гиены то же искали тень и только неугомонные круглоухие, пятнистые собаки бегали по африканской степи. Лащ и братья шли налегке, у каждого из них в руках было по дротику с обсидиановым наконечником да атлатль. Зак же нес и всего одну корзинку с тлеющими в ней углями. А вот я был загружен под завязку. Два длинных копья с костяными наконечниками, к ним так же шло две насадки-факела, которые достаточно было поджечь и наколоть на острие копья, что бы получить длинную жердь пылающую чадящим пламенем. Так же на моем поясе боло и нож в допотопных, плетеных ножнах, а в руках самый тяжелый из дротиков и копьеметалка.
   Пересохшую протоку мы перебежали довольно быстро, так как в неё нет нет, но все же заползали крокодилы, а встречаться с ними не было никакого желания. Когда мы вышли в саванну, сразу понял, что боло я брал зря, потому как трава была настолько высокая, что легко достигала мне пояса, в отличии от травяного покрова холма, там она вырастала максимум по колено. Вот как я смотрел, что не придал значения такой детали?
   Первые минуты я крутил головой как пропеллером, пытаясь заметить все что возможно. Но вскоре понял, что главное не упускать из виду деревья под которыми спит прайд, а все остальное внимание следует уделить поиску подходящей жертвы.
   Смотря разные передачи про животный мир Африки, всегда удивлялся тому факту, что в заповедных зонах животные совсем не боятся людей. Жираф может подойти к машине, зебра может потереться о неё боком, буйвол вообще игнорирует фотографа который находится от него в пяти шагах. Гиды и знающие люди, говорят о том, что животные не видят в людях угрозы и ведут себя соответственно. Но одно дело видеть по телеку, а другое почувствовать самому. Стадо зебр спешащее к водопою, вообще не обратило на нас никакого внимания, пришлось даже убегать с их пути, а то затоптали бы в землю! Лащ вот от шока, что на него несется несколько десятков полосатых лошадей на миг зазевался, так одна из зебр его даже на землю сбила, хорошо что удар вышел скользящим и не причинил вреда. Дикие звери саваны не воспринимали безволосых обезьян как угрозу, они вообще нас игнорировали. Пару раз пришлось убегать от буйволов, не уберись мы с их пути они бы нас точно в блин раскатали! Странная какая-то охота получается у нас, не мы за зверьем бегаем, а они за нами! Точнее никто специально за нами конечно не бегал, просто мы оказывались не в том месте и не в то время.
   Хорошо хоть от антилоп нам бегать не пришлось. И так же как и остальные животные они нас почти полностью игнорировали. Прежде чем попытаться забить одну из них, приказав мальчишками сидеть тихо, отложил в сторону копья и попробовал подобраться как можно ближе к этим, как мне казалось пугливым созданиям. Пугливыми они оказались только в кино, меня они не боялись почти совершенно, спокойно подпускали на метров пять, а потом неспешно отходили, поддерживая эту, казавшуюся им безопасной дистанцию. Не то что бы они меня не видели, видели как раз прекрасно, просто им до меня не было никакого дела, я не был ни львом, ни гепардом ни иным знакомым им хищником. Тут же вспомнились рассказы о индейцах, которые ловили лошадей голыми руками, раньше я их считал выдумкой, но столкнувшись воочию с почти полным игнорированием местной фауной моего присутствия, подумал о том, что может это и не мифы, а так и было на самом деле.
   Так как мне очень понравилось увиденное, а именно то, что еда ходит рядом в огромных количествах и совершенно нас не боится, то в первую жертву я постарался выбрать одинокую антилопу, гуляющую отдельно от стада. Еще во время своих наблюдений, подметил, что таких отдельно пасущихся особей было не мало, примерно каждая пятая антилопа, паслась в стороне от других.
   Выбрав цель, оставил Зака с его огненным "горшком" в сторонке и с остальными мальчишками начал подкрадываться к ней. Последние два дня я их тренировал, охватывать мишень в полукольцо и бросать дротики по командному взмаху руки. Именно в синхронности залпа я и надеялся получить максимальную вероятность поражения добычи.
   Когда мы приблизились к антилопе на двадцать шагов, остановил сближение, не смотря на то, что одного меня они подпускали намного ближе, не хотел рисковать и спугнуть жертву. Все равно эта дистанция была чуть ли не в два раза ближе, чем та на которой мальчишки оттачивали свои навыки метания. Хорошо то, что определенные навыки охоты, пусть и на мелкую дичь, на птицу или у грызунов у древних были. В джунглях нужно уметь ходить тихо и незаметно, это прививается с самого детства и ни каким-то обучением, а сама жизнь заставляет. Будь у меня в подчинении городские мальчишки то скорее всего, как не равнодушны были животные к безволосым обезьянам, мы бы так шумели, что все равно всех распугали.
   Цель нас заметила, прянула ушами и примерно секунд десять внимательно нас разглядывала, но мы не двигались и она успокоилась, и мерно зажевала траву под ногами, видимо выискивая более сочные ростки. Раз примерно в десять моих глубоких вдохов, антилопа вновь поднимала свою голову и внимательно оглядывала саванну. Правда, даже когда она казалось безмятежно паслась, её уши находились в постоянном движении. Все это время я не двигался, так же застыли как изваяния и мальчишки, для того что бы добиться от них четкого выполнения моих команд, пришлось буквально дрессировать их, отвешивая подзатыльники и раздавая пинки направо и налево.
   Сердце бешено колотилось, адреналин струился по крови, обостряя восприятие, время как будто замедлило свой бег для меня. Если не спугнуть цель, то с такого расстояния ни я ни парни не промахнемся! Медленно вложил дротик в атлатль и поднял руку. Это была команда приготовиться. Боковым зрением отметил, что мальчишки все сделали верно. Вслед за ними я так же отвел правую руку для броска, глубоко вздохнул и задержав дыхание, что бы шумным выдохом не спугнуть жертву, сжал левую руку в кулак. Это означало сигнал к атаке. Четыре дротика тут же устремились в свой стремительный, но недолгий полет. В принципе хватило бы и одного моего броска. Антилопа как раз подняла голову и мой дротик ударил её прямо в шею, перерубив своим листовидным наконечником шейные позвонки животного. Метательные снаряды мальчишек, то же не промахнулись, но все они ударили в уже по сути мертвую антилопу. Её смерть была мгновенной, она даже шума поднять не успела, беззвучно рухнув в высокую траву. Ближайшие животные, даже не обратили никакого внимания на то, что буквально в пятидесяти метрах от них, одно из них было убито. Если бы я так удачно не попал, скорее всего они бы разбежались напуганные предсмертной агонией жертвы, но смерть добычи была настолько быстрой, что её никто и не заметил. Впрочем, даже если бы был шум, это не страшно, так как я своими глазами видел, как идущие к водопою зебры и буйволы, совершенно равнодушно реагируют на крокодила, пожирающего члена их стада буквально в двадцати метрах от них, только отойдут немного в сторону и продолжают жрать или пить. А если львам удавалось убить одну из антилоп, то другие особи стада просто откочевывали от прайда метров на двести и все. Удивительное с моей точки зрения отношение к гибели сородичей.
   Интересно, сколько времени местной фауне потребуется, что бы адаптироваться под такого хищника как человек? Судя по тому, с какой эффективностью в тех же Америках и в Австралии люди повыбивали всю мегафауну, процесс подобной адаптации явно не быстрый. Помню, где-то читал, что мегафауна, слоны, бегемоты и прочие остались в Африке потому, что успели адаптироваться к человеку. Ведь человечество не сразу придумало в той истории, такие совершенные орудия охоты как атлатль или лук. То есть у животных Африки было время на привыкание к появившемуся новому суперхищнику, а вот у фауны других регионов, куда пришли сразу опытные охотники с приличным инструментарием, этого времени не было.*
   */такая теория и вправду есть и даже считается одной из основных/.
 
 
   Подойдя к убитой антилопе, увидел, что дротик Лаща попал в живот, а у братьев один попал в бедро, а второй судя по всему прямо в сердце. Тренировки и постоянное натаскивание не прошли даром, что меня безмерно порадовало. Наша добыча была примерно средней по размеру особью своего вида и тянула килограмм на пятьдесят веса и имела небольшие в две моих ладони, немного искривленные и закрученные рога. Опустившись на колени достал нож и вырезал дротики из тела, боялся, что если выдерну их силой, то поломаю крепление. Вырезав свой дротик понял, что ошибся в своем предположении о том, что мой бросок перерубил позвонки, на самом деле он их только сдвинул, но при этом перерезал и артерию. После этого передал свои копья Лащу, а сам взвалил тушу антилопы себе на плечи. До холма от места удачной охоты было всего метров пятьсот. До лестницы мы добрались без приключений. Первым забрался наверх Зак и скинул мне веревку, которую пока остальные парни поднимались на холм я обмотал вокруг туши антилопы. Затем поднялся сам и вытащил добычу.
   На тушу антилопы сбежалось смотреть все племя. Очень редко, но бывало, что в руки древних попадали трупы карликовых антилоп, которые в отличии от своих более крупных сородичей, вполне вольготно чувствуют себя в сельве. Но таких больших антилоп так близко еще никто не видел. Больше всего женщин поразили витые рога, они подходили и дотрагивались до них кончиками пальцев. Интересно какой бы у них был шок если бы мы добыли антилопу-гну, которая раза в четыре крупнее, но их стада паслись довольно далеко от холма, да и не уверен, что дротик может быстро убить такое большое животное. А все, что быстро не умрет, скорее всего достанется другим хищникам, не бегать же нам за подранком по саванне на виду у львов и прочих плотоядных. Эх! Будь у нас в племени хотя бы два десятка мужчин, я бы придумал как загеноцидить всех хищников в округе и выбить их подчистую, но с четырьмя мальчишками о таком можно было только мечтать.
   К разделке добычи приступили немедленно и очень осторожно. Я не хотел потерять не только рога и шкуру, но и кости, которые насколько я помню, у млекопитающих намного крепче чем у рептилий. К тому же, я сразу отрубил задние ноги антилопы по колено и используя нож и лезвие, попробовал отделить сухожилия. Трудность была в том, что я все же большую часть жизни провел в городе и не на мясокомбинате работал. Так что просто найти сухожилия и отличить их от мышц и мяса, оказалось той еще задачей. Справился конечно, но отделить их нормально не получилось. Все же антилопа не корова и не лошадь, её сухожилия оказались небольшим Y-образным жгутиком толщиной в мизинец и длиной не больше десяти сантиметров. Жаль, что мои знания столь обрывочны и не полны, помню только, что для того что бы получить из этих сухожилий волокна, надо их как-то высушить, предварительно очистив от жира и иных волокон. С очисткой проблем не возникло, скребок из обсидиана с этим прекрасно справился. После этой грубой обработки промыл сухожилия в проточной воде, протер золой и промыл снова. Теперь надо было понять как их сушить. Одно из сухожилий положил у костра, но так что бы жар едва доставал до него, второе же просто подвесил на палке, думаю местное солнце справится с сушкой.
   Не то, что бы я рассчитывал из такого малого количества материала сделать что-то полезное, конечно же нет, даже если все пройдет идеально, я получу максимум сантиметров десять веревки, которая как я надеялся будет годной на тетиву для лука. То есть все мои действия были по сути своей чем-то вроде эксперимента ориентированного на будущее, а не для сиюминутной пользы. Конечно столь малое количество материала лучше было бы пустить на опыты по варке клея, но у меня не было даже примитивной глиняной миски, что бы что-то варить.
   После того как закончил с сухожилиями, вернулся к месту разделки. Шкуру за это время уже содрали и я занялся её очисткой, помогала мне в этом Ыша, которая не смотря на свой возраст, не больше пятнадцати лет, была в этом деле лучшей в племени. Скребками очистили её от жира и остатков мяса, а потом обработали внешнюю часть соскоблив волосяной покров и пройдя по ней песком как наждачкой. После чего несколько раз натерли её золой, потом песком, затем снова золой и промыли в реке. Так как мне не нужна была целая шкура антилопы, то сразу нарезал её на ремни примерно в пятую ладони шириной. Потом мы с Ышей еще раз прошлись по этим ремням скребками и вновь их промыли. Затем я оставил дальнейшую обработку этих заготовок на девушку.
   Пока остальные занимались разделкой мяса, я обратил свое внимание на потроха. Больше всего меня заинтересовали кишки млекопитающего. Они тянулись и на разрыв были очень крепкими, у меня по крайней мере разорвать их растяжением не получилось, что было разительным контрастом с потрохами крокодилов. Впрочем в этом не было ничего удивительного, кишечник травоядных намного более развит, чем у рептилий. Интересно, а можно ли эти кишки на что-то приспособить? Вычистить их оказалось даже сложнее чем отскоблить шкуру. Промучался с этими кишками до самого вечера и как потом оказалось совершенно зря, через два дня они задубели и перестали быть пластичными, видимо я что-то делал не так.*
   */Именно "не так" ГГ и сделал, он забыл их вывернуть и очистить изнутри, ограничившись промывкой./
   Последний час до заката потратил на то, что сидел у восточного обрыва и шлифовал заготовку под топор, не забывая наблюдать за саванной. Так как я для этого занятия выделял хотя бы по часу в день, то результаты моего труда уже были вполне наглядны. Будущее лезвие каменного топора приобрело характерную и привычную мне форму. В принципе можно было хоть сейчас сделать из него вполне рабочий колун, но мне хотелось большего. Так что я не останавливался в своем многодневном труде.
   Уже почти на закате стал свидетелем эпической сцены. К водопою вышло стадо слонов, шесть взрослых особей и три детеныша, два из которых уже доросли почти до половины взрослого, а вот один был совсем малюткой. Именно этого малыша и выбрали себе в качестве жертвы львы. Что конечно не понравилось гигантам Африки. В начале я думал, что у слоненка нет шансов, что не смогут слоны его сберечь от нападения прайда. Но через пару минут понял, что не все так однозначно, взрослые особи загнали детенышей в центр стада и долгое время успешно обороняли их. Ток продолжалось до тех пор, пока одна из львиц, поборов кошачью неприязнь к воде и страх перед крокодилами, совершила пробежку п мелководью и зашла с тыла. Только с разбитой земли и грязи у водопоя она не смогла прыгнуть так как хотела, её прыжок оказался слабым и когти хищника только поцарапали спину слоненка. Тот жалобно взревел и этот трубный крик, буквально взбесил стадо слонов. Огромный матриарх сорвался с места и с невероятной для животного такой массы скоростью, оказался рядом с львицей неудачницей. Удар бивнями пришелся хоть и вскользь, но все равно смог опрокинуть хищницу на бок. Подняться на четыре лапы львица уже не успела и была затоптана. Остальные слоны так же перешли в нападение, львы вынуждены были бежать, оставив одного члена своего прайда умирать. После того как остальные львы отступили, все слоны принялись топтать труп поверженного хищника, топтали даже тогда когда львица уже явно была мертва.
   Ярость и сила, этих на вид таких неповоротливых, гигантов саваны меня поразила. Я отчетливо понял, что лучше встретится с голодным прайдом чем с разъяренным стадом слонов. Не знаю как наши далекие предки охотились на мамонтов, я бы не рискнул, даже загонная охота не таких больших животных не казалась мне сейчас хорошей идеей, потому как впадет такой гигант в ярость и как повернет на загонщиков, тут и конец придет как охоте так и охотникам.
 


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 417
  • Сообщений: 3262
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2704
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #5 : 22-05-2014, 14:10 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
 
   Когда в детстве, точнее в ранней юности, последний раз посещал палеонтологический музей в своем родном городе, помню гид рассказывал о том, что есть много находок мамонтов, которые были убиты с помощью каменных копий. Что сохранились даже наконечники застращавшие в позвоночники или иных костях, что несомненно указывало, на то что мамонты были убиты копьями. Но я вижу этих слонов тут, рядом с собой и не могу представить с какой силой нужно кидать копья, что бы убить такого огромного зверя.*
   */Основная теория объясняющая такие находки, заключается в том, что древние люди загоняли мамонтов в ущелья и закидывали их копьями с большой высоты, но ГГ этой теории не знает/.
   Ночь прошла тихо, даже собаки не досаждали своими завываниями. Возможно слоны всех распугали, не знаю, но когда проснулся их стадо уже не было видно, как впрочем и львов, тех не обнаружилось даже на их любимой лежке в тени деревьев.
   Завершив комплекс упражнений и позавтракав одной из пяти небольших рыбок, что за ночь попали в верши, часа два гонял мальчишек, упражняясь вместе с ними в метании дротиков. После чего взяв с собой Лаща, принялся помогать Ыше в разминке полосок кожи, остальных парней отправил бить рыбу.
   Разминание кожи руками, занятие не из легких и наша помощь девушке была как нельзя более кстати. Промчавшись около часа за этой неблагодарной работой, задумался над тем, а нельзя ли облегчить данный процесс? Итогом моих размышлений, стало крупное бревно идеально отполированное водой и высушенное на солнцепеке, принесенное к месту выделки, прокатывать ремни по нему, было легче, чем мять их руками.
   Для чего я столько времени уделял этому процессу? Все просто, побывав на первой своей охоте в саванне, я понял, что атлатль конечно вещь очень хорошая, но охотится с его помощью на крупных копытных, было занятие очень опасное, так как бросать свой снаряд приходилось с довольно малой дистанции. Вот кинешь с двадцати метров в буйвола дротик, нанесешь не смертельную рану, зверь взбесится и атакует тебя. Убежать уже не успеешь. Да, что буйвол, даже разъяренная зебра способна если не убить то серьезно покалечить. То есть мне нужно было что-то что дало бы мне возможность поражать цель с безопасного расстояния, которое я определил для себя как минимум метров в семьдесят. И я знал только одно оружие, которое было на это способно -- лук. В который раз мои мысли вернулись к тому, как его сделать.
   Как и ранее, основной проблемой было создание тетивы. Веревка полученная из растительных волокон пальмовых листьев, не способна была выдержать достаточно мощное натяжение. С её помощью конечно можно было бы сделать лук, но тот получился бы настолько слабым, что годился бы только на охоту на сурикатов или птиц в джунглях, да и то скорее всего такая тетива придет в негодность после трех, от силы пяти, выстрелов.
   Я знал о четырех возможностях сделать адекватную тетиву. Первая из длинных волос, человеческих или из гривы лошади. Но у меня не было подходящего материала, так как волосы моих соплеменников и соплеменниц были короткие и курчавые, а зебры в отличии от лошадок, густой гривой похвастаться не могут. Второй способ, им пользовались древние кочевники, тетива из перевитых кишок, но я не знаю как их правильно обработать, что бы получить нужный результат. Третий способ позволял получить самую крепкую тетиву, она делалась из сухожилий и держала огромное натяжение, монгольские лучники во времена Чингисхана использовала именно такую тетиву. Но не факт, что у меня получится её сделать, да и судя по добытым сухожилиям антилопы, что бы сделать такую тетиву мне надо как-то добыть не менее пяти зебр, только тогда мне хватит материала. Но оставался еще один метод, тетива из скрученных и сплетенных между собой сыромятных полосок кожи. Крокодилья кожа, как и змеиная для этого не годились, сурикатная была слишком тонкой, но я очень надеялся, что кожа антилопы даст мне желаемое, осталось только не напортачить с обработкой. Именно по этой причине я и уделял столько времени выделке этих ремней.
   Оставив Лаща в помощь Ыше, взял гарпун и попробовал побить рыбу вместе с мальчишками. Каменистая протока изрядно обмелела, вода отступила от берега почти на два метра, но течение на быстрине оставалось пока по прежнему сильным. Из-за этого обмеления рыбы стало меньше, но бить её наоборот легче. Правда подалась в основном мелочь не больше килограмма, зато её было много.
   Подбив три таких рыбки за два часа, отнес улов Бры. В который раз подумал о том, что нам безумно повезло с местом стойбища. Тут была возможность добыть совершенно разную пищу и если один источник оскудевал по сезонным причинам, то можно было переключиться на другой: плоды и фрукты сельвы, рыба, крокодилы, животные саванны, птицы в джунглях. Да, изобилия конечно не было, за каждый килограмм еды приходилось бороться, но тем не менее голода не было. Хотя по воспоминаниям Одыра, самое голодное время, это последний месяц сухого сезона, так что у нас это испытание еще впереди и кто знает, смогу ли я и мальчишки, прокормить все племя до дождей. Останавливаться на уже достигнутом нельзя было ни в коем случае.
   Последнее время моим любимом место был обрыв на восточном склоне, я занимался какими-нибудь мелкими делами, например шлифовал топор или плел веревки или обрабатывал кости, и при этом внимательно наблюдал за происходящем в саванне.
   Вот и сегодня, примерно часа в два по полудню, если верить солнечным часам, я доделал новое копье. Точнее снял со старого древка крокодилью кость и заменил её на наконечник выструганный из берцовой кости антилопы. На крепление пустил не змеиную кожу как ранее, а предварительно вымоченные остатки кишок копытного, они при высыхании сильно усыхали, что делало крепление намного более качественным на первый взгляд. Если копье покажет себя с хорошей стороны, то так же переделаю все дротики и нож.
   Воткнув обновленное копье черенком в землю, что бы боевая часть высохла, заметил, что по пересохшей протоке ползет небольшой крокодил в длину метра полтора от силы. Оглядел окрестности, хищников рядом не было, другие крокодилы лежали на берегу широко открыв пасть, примерно в двух сотнях шагов от склона или прятались в реке.
   С сомнением оглядев высыхающее копье, решил, что его применять пока рано, а из оружия под рукой только нож, да второе, старое копье, которое еще не переделал, с хрупким наконечником из кости крока. И все равно упускать такой шанс заполучить три десятка килограмм мяса, мне показалось кощунственным. Тем более замеченная мной рептилия сильно приволакивала заднюю левую ногу, то есть скорее всего была ранена или травмирована. И что он вылез на берег то? Впрочем думать о том, что толкнуло крокодила по суше переползать из разлива в другую часть реки, это только время терять.
   Схватив копье, подбежал к тому места склона где была закреплена веревочная лестница и скинул незакрепленный её конец вниз, что бы потом было удобнее подниматься. В месте где мы расположили эту лестницу уклон обрыва достигал градусов шестидесяти. Чтобы не терять время, спустился буквально съехав по песку и сразу побежал к нежданной добыче, до которой всего то было метров тридцать.
   Крокодил заметил меня, когда я приблизился к нему шагов на десять, он тут же развернулся и грозно приоткрыл пасть. Вот вроде мелкая рептилия по сравнению с теми кого мне уже удавалось добыть с помощью ловушек, но тем не менее мне стало изрядно не по себе, когда увидел его зубы, которым позавидовал бы породистый ротвейлер. И как мне его убить то? Эта здравая мысль пришла мне в голову только сейчас. Звали бы меня Данди и был бы я родом из Австралии, то наверное мне хватило бы и одного ножа, что бы с ним справится, но я им не был. И сейчас у меня не было уверенности, что костяное копье пробьет его шкуру и нанесет смертельную рану, так как шкура даже такого не большого крокодила на спине напоминала настоящую броню, а попасть точно в глаз рептилии скорее всего у меня не получится. Секунд двадцать топтался рядом с крокодилом оставаясь на расстоянии удара копьем, пока он вновь не раскрыл широко свою пасть, этим я и воспользовался, со всей силы вогнав ему копье прямо в глотку. Но на этом мои успехи и завершились. После этого удара крок плотно сжал челюсти, и хотя их усилий не хватило что бы сломать или перекусить почти четырехсантимеровую жердину, тем не менее зажал он её плотно, а потом поджал лапы и начал крутится вокруг своей оси. Копье тут же вырвало из моих рук, едва не сломав мне запястье, такова была сила всего лишь полутораметрового хищника.
   Не смотря на то, что мой удар скорее всего все же оказался смертельным, крокодил бился в агонии довольно долго, не давая к себе приблизится. Отпрыгнув в сторону, что бы не получить древком своего же копья по ногам, с сожалением подумал, что зря я не восстановил моргенштерн, вот что бы мне сейчас пригодилось так это он. Шум и агония рептилии начали привлекать нежелательное внимание. Вот со стороны заводи вылез на берег четырехметровый крокодил, а на ближайшем холме что находился от меня на востоке, примерно в метрах ста, показалась любопытная собачья морда. Вот черт, я же прежде чем прыгать вниз, осмотрелся и никаких собак вообще не увидел, как они тут оказались? Инстинкт самосохранения во мне боролся с жадностью, но все же победил. Плюнув на почти затихшую добычу и на потерю копья, я со всех ног кинулся к лестнице.
   Забравшись на верх обрыва, понял, что не зря испугался, на брег протоки уже выбежало не менее десяти собак. И пусть они были не велики по размерам, этой стае вполне было по силам разорвать меня на части. Потом, примерно полчаса наблюдал за тем, как одна часть стаи лакомится убитой мной рептилией, а вторая отвлекает большого крокодила, периодически кусая его то за хвост, то за задние лапы и вовремя отпрыгивая в сторону, как только гигант разворачивался к самой активной собаке. В конце концов большому крокодилу эти издевательства надоели и он заспешил к реке. Смотреть как кто-то жрет твою добычу было обидно, я старался, убивал, а кто-то пришел и отнял то, что я считал своим по праву!
   В конце концов собаки утащили мертвую тушу куда-то в траву, то что их пир продолжался еще долго, было понятно из тех звуков которые доносились из саванны. Мысленно пожелал, что бы прайд обратил внимание на этот шум и разогнал этих падальщиков! Но львов, после вчерашней трепки устроенной им слонами, вообще нигде не было, так что собаки пировали почти до заката, распугивая травоядную живность на несколько сотен метров вокруг своим лаем и постоянными драками.
 
 


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 417
  • Сообщений: 3262
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2704
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #6 : 26-05-2014, 05:19 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
 
 
   В этом жестоком мире, мало убить что-то съедобное, надо еще и защитить свою добычу, от многочисленных желающих её у тебя отобрать. Это означало, что на крупную дичь даже если бы была возможность на неё охотится, выходить пока не решим проблему, как отбиться от падальщиков, было рано. Полуденная жара частично решала этот вопрос, вычеркивая из "конкурентов" львов, гепардов и иных крупных хищников . Оставались гиены и собаки. Причем первые не так опасны хотя и больше по размерам, они редко сбиваются в большие стаи, обычно ходят по одной, и собираются толпой только когда падаль лежит часами. А вот собаки, с ними намного сложнее. Они способны атаковать всей стаей и действуют при этом слажено и умело. Копьями их скорее всего не отогнать, пока одну бьешь, остальные могут кинуться сзади или в ноги. В принципе можно вернутся к задумке, сделать плетеные щиты, от таких небольших зверей они должны будут спасать по идее.
   Конечно когда подрастут мальчишки и в племени будет хотя бы пять взрослых мужчин, то собачья стая перестанет быть проблемой. Дубинками, дротиками и копьями мы их легко перебьем если они отвяжутся напасть. С гиенами та же история. Но сейчас это достаточно острый вопрос, который мне пока не решить, что же придется более внимательно наблюдать за саванной, перед выходом на охоту.
   Вечером лакомились мясом антилопы, вкусно было непередаваемо. И главное никакого болотного запаха, как от крокодильего. Спать улегся с настолько полным желудком, что думал что лопну от обжорства. Даже заснул не сразу, а примерно пол часа маялся.
   Ближе к утру все племя разбудил порыв шквалистого ветра. Не смотря на чистое небо, ветер все усиливался и усиливался, к рассвету перерастя в самый настоящий ураган. Скорость ветра была такая, что упали на землю даже вкопанные жердины на которых были развешаны веревки и отмытые кишки антилопы. Некоторые особо сильные порывы даже сбивали с ног детей.
   Что бы избежать возможных неприятностей, перегнал все племя на западный берег, склон которого надежно защищал от разыгравшегося восточного ветра. Судя по реакции соплеменников, древние люди впервые столкнулись с разгулом стихий находясь не в джунглях, под защитой деревьев, а на открытом пространстве, их страх был явным и почти осязаемым. Особенно перепугало людей падение от ветра огромного дерева, что росло на холме метрах в двухстах от брода, на противоположенном берегу. Это дерево было настоящим гигантом, его высота была не менее сорока метров, а в диаметр, четрые таких как я его не обхватят. И не смотря на такую мощь, дерево не выдержало и с громким скрипом, сперва накренилось, а потом ломая все, что находится рядом, завалилось в джунгли.
   Ураган продолжался еще час, а потом ветер резко прекратился, будто и не было только что его буйства. Когда мы поднялись обратно на холм, то увидели, как разбросанные ветром угли от костра уже начали поджигать высохшую траву. Хорошо, что наше косторовище находилось в небольшой впадине и далеко угли не разлетелись, это позволило мне потушить готовый вот вот разгореться пожар. Почему мне? Потому как все остальные соплеменники увидев огонь вне костра, тут же в панике разбежались, не помогли даже мои крики, страх перед открытым огнем был в них заложен на уровне безусловных рефлексов.
   Этот случай с почти начавшимся глобальным пожаром в котором легко могла сгореть вся наша стоянка, заставил меня укрепить костровище. Целый день с мальчишками мы таскали камни и выкладывали их вокруг огня, успокоился я только тогда, когда каменный вал достиг высоты полуметра по всему периметру и надежно изолировал огонь от сухой травы.
   Кстати, если бы не песчаная площадка вокруг костра сделанная нами как элемент перекрестка песчаных дорожек, то боюсь я бы не успел предотвратить распространение огня. Но большинство углей не улетели дальше неё, что позволило мне справиться с остальными очагами возгорания.
   Остаток дня прошел спокойно, я занимался повседневными делами и таскал бревна с завала на будущий большой дом. Под вечер, услышал громкие крики мальчишек с реки, там братья били рыбу. Подумав, что что-то случилось, побежал туда, внутренне холодея от одной мысли, что кто-то из парней попал в беду. Но на счастье, кричали мальцы от радости. Их победные вопли были вызваны тем, что к одной из скал прибило огромного окуня, который был еще жив, но у него в боку торчал большой сук. Видимо рыбы плыла близко к берегу и при падении одного из деревьев ей в бок и "прилетела" большая ветка.
   Окунь был настолько велик, что у мальчишек не получалось даже вытащить его из воды, все что они могли, это своими гарпунами не дать воде унести его ниже по течению. Пришлось вернуться к стоянке и взять большое копье, с его помощью мы и всем скопом и вытащили рыбину на берег. Почему это было так трудно, да потому, что его размеры были просто невероятно огромны, он был в длину не меньше моего роста! Ничего себе окунь, даже не знал, что такие бывают!*
   */Нильские окуни достигают двух метров длины и веса до двухсот килограмм, а в то время водная система реки Омо и озера Рудольф, входила в систему Нила, так утверждают ихтиологи, проанализировавшие рыбный мир этих водных бассейнов/
   Эта удачная "рыбалка" была как нельзя вовремя, так как мяса антилопы осталось на один день, не больше, а эта рыбина позволит мне, не думать о добыче пропитания еще дня три как минимум! Разделкой рыбы мы и занимались до самой ночи.
   Почти неделю назад, я пытался из воздушного пузыря крупной рыбы, сделать что-то вроде фляги для воды, точнее бурдюка. Но, видимо я что-то сделал не так, пузырь ссохся и весь потрескался, тем самым став совершенно непригодным к переноске в нем любой жидкости. В этот раз я надеялся добиться лучшего результата. Так что пока все остальные чистили рыбу и отделяли мясо от костей, я вырезав воздушный пузырь окуня, тщательно его промыл, протер песком, затем вывернул его и повторил процедуру, после чего обильно натер всю его поверхность маслом. Очень надеюсь, что в этот раз все получится. Потому как если он будет держать воду, то мне останется сплести из лыка под него корзинку и переноска для воды литра на три готова. Пока мне она вроде ка не нужна, но на будущее иметь запас воды, при длительных переходах, переоценить важность такого было невозможно.
   Но на этом хорошие новости на сегодня закончились. Во-первых, я не смог найти заготовленные и вывешенные на сушку сухожилия. Видимо их куда-то унесло ветром. Во-вторых из-за урагана перетерся канат на кране и заточенное бревно рухнуло вниз с обрыва. Впрочем починить ловушку много времени не займет, так как необходимой длины канат уже был сплетен, да и крокодилы уже уползли с перешейка. Так что это может и подождать. В-третьих мы не досчитались пяти шкурок сурикатов, растянутых на колышках после обработки.
   На самом деле эти потери были сущей мелочью по сравнению с тем, чего бы мы лишились, не потуши я начинающийся пожар. Так что можно сказать, ураган нам почти не повредил. Хотя, теперь мой план на застройку стойбища придется менять. Я думал, построить легкие жилища, со стенами из сплетенных тонких прутьев и пальмовых листьев, но природа внесла свои коррективы.
 
 
 


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 417
  • Сообщений: 3262
  • Activity:
    12.5%
  • Благодарностей: +2704
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #7 : 27-05-2014, 18:29 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
  На следующий день решил посмотреть на место где рухнуло гигантское дерево. А вдруг в его кроне было что-то интересное? К тому же там было повалено много разных деревьев, так что можно было попробовать найти гнезда птиц или набрать фруктов. С собой взял только Лаща и Ла.
   После урагана передвигаться по джунглям стало еще сложнее. Впервые за все время проклял то, что у меня нет обуви, несколько раз наступал на столь острые колючки, что не спасала даже задубевшая кожа на ступнях. К тому же двести метров до цели мы прорывались больше часа. Мне бы мачете или топор, было бы легче, но чего не было того не было.
   Упавший древесный монстр сделал огромную просеку в сельве. Своим падением он придавил не менее десятка пальм и иных деревьев. Осмотр показал, что его ствол не сломался, а не выдержали корни. Ветер буквально выкорчевал это дерево, обвалив вместе с ним и изрядную часть небольшого холма. Облазив все место крушения, ничего полезного не нашли. Все фрукты уже кто-то съел, а найденные два гнездовья были пусты. Только весь перевозился ползая по обрушившемуся холму, все ноги по колено были в земле и налипшей на ступнях глине. Прежде чем отправится в обратный путь, уселся на один из упавших стволов и найдя палочку принялся очищать ноги, а то на них налипло не меньше чем по полкило глины на каждую. Тихонечко матерясь сквозь зубы, счищал эту грязь, пока не замер как громом пораженный.
   Глина? Глина?! Глина!!!
   Буквально на карачках излазил весь холм и особенно место обвала земли. Так и есть, под почти полуметровым слоем плодородной почвы, оказался приличный глиняный пласт. Жаль что я уже почти не помню, как определять годится ли глина для обжига или нет и не слишком ли жирная она для термальной обработки. Но это можно было проверить экспериментальным путем, так что набрав глины столько, сколько выдержал заплечный короб, нагрузил еще и Ла с Лащем, после чего как можно быстрее вернулся к стоянке.
   Перво наперво надо было промыть глину, хотя бы предварительно очистить её от земли, камней, корней растений и древесных щепок. Это на первый взгляд простое занятие оказалось очень трудной работой. Но такая очистка показалась мне недостаточной. Раскатывая глиняный куски в как можно более тонки блины, затем раскладывал их на камнях, что бы жаркое солнце их просушило. Пока глина сохла, нашел на пересыхающей реке подходящее место, в виде заполненной на половину скалистой выемке. Очень удобное место, для того что бы промыть и размешать глину.
   Когда глиняные блины засохли, таскал их к этой выемке и мелко крошил глину в этот природный водяной чан. Надеялся на то, что камни осядут вниз, а всякая мелочь наоборот всплывет. Все это заняло у меня целый день, уработался так, что даже спина еле разгибалась ближе к вечеру.
   На следующий день, плюнул на все иные занятия и опять принялся за глину. Долил воды в резервуар, выкинул примерно сантиметр верхнего, грязного слоя и и попробовал размешать глину. Не смотря на всю силу Одыра, получалось это плохо, видимо я пожадничал и положил слишком много материала. Но вместо того, что бы вытащить из скальной ямы половину, сделал из двух бревен, четырех жердей и веревок, что-то вроде ворота. Которым и перемешивал глину в дальнейшем. Помню, что для успеха в обжиге, глина должна быть однородной. Периодически вычерпывал грязную воду и заменял её свежей и чистой. Вполне возможно что я стараюсь зря и у меня ничего не получится, но очень надеялся, что судьба и удача мне улыбнутся.
   Уже далеко за полдень, достал из ямы кусок глины и скатал его в шарик. После чего сделал из этого шарика колбаску. Если я все сделал верно, то когда сложу это глиняную сосиску пополам она не сломается. Затаив дыхание сложил глину пополам и едва не запрыгал от радости, потому как на месте сгиба она просто растянулась и не было даже трещинки!
   Взяв столько глины, сколько поместилось в руках, принялся её разминать, что бы убрать из неё пузырьки воздуха. Пока этим занимался, систематизировал свои знания.
   Для обжига в идеале нужна специальная печь. Её у меня нет и не будет. Чуть похуже, вариант сделать сыродувную печку самому. Для этого надо прокопать дырку в холме, обмазать её изнутри глиной, вырыть трубу и дырки для поддува, после чего несколько раз прокалить её, разведя внутри большой огонь и поддерживая его в течении нескольких часов. Затем процедуру повторить раза три. То есть теоретически возможно, но уверен есть в создании такой печи много подводных камней. Для того, что бы её сделать, мне потребуется как минимум пара недель, что в данный момент меня не устраивало. Но люди обжигали глину задолго до того как изобрели печи. Да, даже в современной мне Африке, до сих пор встречаются племена, которые делают это на открытом огне. Этот метод я и собирался попробовать.
   Так как для эксперимента мне не нужно было лепить что-то конкретное, то просто сделал четыре толстостенных, глубоких миски, объемом не больше литра каждая. Делал я их как можно более похожими друг на друга. Завершив этот нехитрый процесс, перенес заготовки в темную расщелину и накрыл дополнительно листьями, что бы солнце преждевременно их не пересушило. Как мне не хотелось приступить к обжигу как можно быстрее, тем не менее я вспомнил, что такая теневая сушка процесс не быстрый и лучше так оставить глину хотя бы дня на три минимум. Оставшуюся глину залил водой и накрыл яму бревнами и листьями.
   За два дня пока я был так увлечен своей новой находкой, в племени все шло своим чередом. Каждому находилось дело, и даже не нужно было никого помыкать. Больше всего меня обрадовало то, что мальчишки и без моего присмотра не бросили тренировки, превратив эти занятия во что-то вроде игры.
   До заката починил моргенштерн, а так же сделал второе копье с наконечником из кости антилопы. Затем проверил растянутые кишки антилопы, к моему сожалению им уже ничего не помогло, ни вымачивание, ни растягивание, они скукожились и ссохлись. Осталось только совсем немного этого материала, та часть которую я оставил в воде, что бы потом использовать в для крепежа наконечников.
   Ночью опять не давали спать собаки, достали меня своим воем и постоянными склоками так, что готов был руками их передушить! Но понимал, что скорее всего это они меня сожрут. Мучаясь бессонницей, долго думал как же мне их перебить или прогнать. Самым лучшим вариантом было устроить огненную ловушку, но как загнать в неё псов? И как вообще её сделать, эту ловушку из огня?
   В принципе если заманить стаю на пересохшую протоку, которую предварительно подготовить соответствующим образом, то может неплохо получится. Там как раз хватало места, примерно на двадцати метрах, там где ранее находилась вода, сухой травы не было, то есть если грамотно все организовать, то можно устроить пожар который не перекинется на остальную саванну. Но устройство такой западни потребует много времени, надо подготовить дрова, сено и желательно все это предварительно пропитать маслом и высушить. Решил пока отложить этот проект, точнее готовить его, но без фанатизма, планомерно заниматься им в свободное время.
   На следующий день, подготовил новый выход на охоту. Но поход пришлось отложить, так как стая собак бегала как раз у водопоя, что могло привести к тому, что нас отгонят от той добычи которую мы добудем. Из-за этого собрал всех желающих и мы отправились в джунгли. Еды там было уже мало, но хоть что-то мы надеялись найти, к тому же я шел с конкретной целью набрать плодов масленичной пальмы. Набрав полный короб гроздей дал команду на возвращение. Остальные собрали еды едва ли по четверти своих корзин, но и это было уже хорошо, по стоящей в эти дни погоде. Очень надеюсь, что у меня получится с керамикой и тогда эти скудные запасы можно будет превратить в питательный суп, а не поедать сырыми.
   Вернувшись к стойбищу, снял всех женщин с выделки шкур, кроме Ыши, которая по прежнему занималась ремнями из кожи антилопы и отправил их рвать сухую траву. Рвать и собирать в стог. Собаки мне надоели до зубовного скрежета, так что огненную западню я решил начать готовить уже сегодня, пока собирая для неё материалы.
   Сам же таскал с завала сухие тонкие ветки, заодно пытаясь найти подходящую основу под будущий лук. Так как композитный лук, я пока был не в состоянии изготовить, потому как только теоретически знал технологию, да и то для неё был необходим клей, которого у меня не было, то с самого начала собирался делать что-то вроде валлийского лонгбоу. В своих многочисленных походах в сельву, я уже подыскал подходящее дерево. Достаточно крепкое и упругое, как мне показалось, оно мне напомнило по своей структуре знакомый мне орешник. Я бы мог конечно срубить заготовку, но тогда пришлось бы ждать месяца три, пока она высохнет, найти уже высохшее дерево в завале, мне показалось затей куда более лучшей. Пока заготавливал дрова для огневой западни, нашел как мне показалось три подходящих жердины, все они были сухими, без трещин и сучков.
   Как мог объяснил мальчишкам, что они должны искать в завале тонкие ветки и таскать их к восточному обрыву. Сам же забрав понравившиеся жерди, каждая длиной больше меня, пошел к своей мастерской, точнее к тому месту которое я под него облюбовал, то же в восточной части холма.
   Древесина выбранных мной жердин, была настолько крепкая, что даже обсидиановый нож, едва снимал с неё стружку, а не резал. Пришлось нож отложить в сторону, так как вулканическое стекло не сталь и я боялся сломать столь ценный инструмент. Немного подумав, вздохнул тяжело, от осознания объема предстоящей работы, взял в руки скребок и принялся им тереть по дереву, снимая за одно прохождение скребка по жерди не более полумиллиметра стружки. Таким темпами, что бы обработать одну заготовку, мне потребуется не меньше недели, но иного выхода я не видел. Зато в этом способе было и хорошее, то, что загубить дерево, случайно где-то отрезав больше чем надо, было невозможно. Мне бы рубанок, хоть самый примитивный, для этой задачи, но как его сделать, придумать не получилось. Так и сидел, соскабливая тонкую стружку час за часом, только иногда прерываясь, посмотреть как идут дела у остальных.
   Больше всех уделял внимание Ыше, она не понимала, зачем столько мять кожаные ремни и раз за разом натирать их маслом. Может она и права, может кожа уже готова, но я предпочел перестраховаться, заставляя её продолжать эту работу. Мне нужна была тетива, которая выдержит натяжение полноценного лука, не растянется и не порвется.
 
 
   Так до ночи и скреб неподатливую древесину, сняв почти за день не больше полсантиметра стружки. Как говорили в моё время "беда-печаль". Засыпая размышлял над тем, что если я ошибся и лука не получится, или тетива не выдержит, то от злости возможно что-нибудь сломаю или взяв дубину пойду гонять собак!
   Утром внимательно следил за перемещением стаи. К полудню она откочевала куда-то к горам и я решился выйти на охоту. Спустились с холма в том же составе, что и в прошлый раз, Зак нес корзинку с углями, остальные мальчишки держали наготове свои дротики.
   Сегодня на водопой пришло еще несколько стад. Больше всего меня заинтересовали антилопы гну, настоящие гиганты в атилопьем виде, но как ни облизывался на них, все же воздержался от попыток подбить одну из них. Не уверен был, что дротики способны умертвить такое большое животное достаточно быстро. А если раненая особь потом убежит на километра два прежде чем издохнет? То единственным результатом такой охоты, станет потеря невосполнимых на данный момент обсидиановых наконечников. Впрочем если как и в прошлый раз нам удастся забить простую газель, я не расстроюсь.
   Только вот к моему сожалению, в жизни далеко не всегда происходит то, что нам хочется. Так и сегодня, газели паслись за большим стадом буйволов, которые на наше приближение реагировали очень агрессивно. Пробовали обойти, но как на зло буйволы откочевывали так, будто специально перекрывая нам дорогу. Бегали часа два таким образом. Как не обидно было, но охоту пришлось прекратить так ничего и не добыв. Впрочем неудачи бывают всегда, они случаются и у намного более опытных охотников нежели мы. Плохо было то, что еды оставалось только до вечера, завтра нам придется голодать. Но лучше "затянуть пояса", чем полезть на буйволов и погибнуть, затоптанными без всякой на то пользы.
   Меня эта неудача не сильно задела, так как изначльно я был далек от мысли, что каждая наша охота будет удачной. Но вот мальчишек это как-то подкосило, шли обратно со смурными и недовольными лицами, они то были готовы кидать дротики и в буйволов, просто не представляя к чему приведет их героизм. Они не понимали, почему я им это запретил. Так как спорить было бесполезно, все равно местным словарным запасом адекватно не объяснить, то поступил так как делают в армии. То есть как пришли к стоянке, то нагрузил парней тренировками так, что все дурные мысли у них быстро вылетели из головы, а к вечеру парни едва ноги волочили. Никаких угрызений совести, чрезмерно нагружая их юные организмы я не испытывал, не доходит через голову, будет доходить через ноги.
   Пока юноши бегали и метали дротики, сам я сидел рядом и пробовал сплести тетиву из ремней, которые нарезал потоньше. Пробовал и так и эдак, выбирая какое плетение подойдет лучше. Долго ничего не получалось, так как кожа все равно тянулась, что было неприемлемым, пока я не сообразил предварительно скручивать ремни и только потом сплетать их. Этот простой метод и дал мне нужный результат. До конца дня сплел примерно полтора метра, после чего свернул будущую тетиву и положил её в тень, предварительно еще раз обтерев маслом.
   После закатных стихов, мальчишки отключились сразу, прямо у костра и заснули, настолько я их замучил за день. Я был эти доволен, так как малейшее недовольство моими решениями надо пресекать на корню.
   Ночью думал о том, что я сделал и что будет, куда повернет история если меня не станет прямо сегодня. По любой причине: хищники, болезнь, травма или еще что. Я тут немногим меньше месяца, а по сути для будущего толчка цивилизации не сделал почти ничего. Чему я научил соплеменников? Думаю самым важным будут короба которые можно носить за плечами и гарпуны с вершами для ловли рыб. И пожалуй все. Атлалти думаю забудутся, по той причине, что нет наконечников для дротиков, обсидиан то закончился, да и не смог я передать навыки обработки камня методом ретуши, по той же причине, не было камня на котором можно было тренировать местных. Охота в саванне скорее всего то же зачахнет или все мальчишки по глупости на ней без меня погибнут. Веревки? Не думаю, что без меня их продолжат плести, потому как не увидят в этом надобности.
   Но были и положительные мысли. Относительно положительные. Племя несомненно выживет даже если не будет меня. Только на одной рыбе человек шесть минимум способно прокормиться. Да многие погибнут в первые годы, но когда парни подрастут, то и племя разрастется. Возможно в будущем их потомки расселятся вдоль берегов реки, будет племя рыболовов и охотников за крокодилами. Достаточно многочисленный союз племен, который без особого труда отобьет нападение северных каннибалов, которое если я правильно помню должно произойти в будущем. Но достаточный ли это толчок для цивилизации, не думаю... Может и произойдет какое-то ускорение, но скорее всего оно будет локальным и размытым во времени и вряд ли окажет существенное значение на развитие человечества. Хотя... Если люди из четырех племен выживут, а в моем прошлом они были вырезаны подчистую, то это так же внесет разнообразие в генетическую карту нашего вида. Промаявшись часа два за такими нелегкими мыслями, успокоил себя тем, что хотя и сделано безмерно мало, но шанс на то, что цивилизация разовьется хотя бы на тысячу лет раньше все же весьма велик.
   Утром проснулся злым и раздраженным. Поднял пинками парней и принялся учить их изготовлению копий с костяными наконечниками, используя для этого крокодильи кости, которые в качестве тренировочного материала подходили идеально. До полудня мучился с мальчишками, пытаясь вбить им в головы хоть что-то. Но за несколько часов добился только минимального прогресса, а именно они научились выбирать подходящую для наконечника кость. Надо было бы продолжить эти занятия, но голод не тетка и когда солнце приблизилось к зениту, мы вновь вышли на охоту.
   Моё настроение за день только ухудшилось, меня буквально душила злость на тупость моих соплеменников, на их непонимание того, что, что бы выжить надо учиться новому. Ярость холодными волнами билась в голове, думаю попадись мне под руку сейчас собачья стая, то не смотря на все риски я бы ввязался в драку. Но псы как чувствовали мой настрой и на глаза не попадались.
   Нельзя себе позволять злиться, а тем более выходить в саванну в таком настроении. Можно натворить глупостей и погибнуть. Но в тот момент такие умные мысли в мою голову не приходили. Поэтому когда наш путь преградил молодой буйвол, еще наверное теленок годовалый и зло раздул на нас ноздри, наклонив при этом свою массивную голову, то я отметив, что он находится от своего стада метрах в ста, с непонятной злостью отдал приказ метнуть дротики и кинув копья на землю кинул и сам. Все четыре снаряда попали в цель, но только разъярили буйвола. Возможно хоть одна из ран и была серьезной, но по зверю это было не видно, он мотнул головой и встряхнулся всем телом, дротики тут же вылетели из его ран.
   Едва успел крикнуть, что бы мальчишки разбегались, как взрывая землю своими копытами, молодой африканский бык понесся на меня подобно скорому поезду. Его закрученные вниз рога, нацелились прямо на меня. Будь я по прежнему городским жителем двадцать первого века, тут бы и помер, застыв соляным истуканом, не в силах сдвинуться с места от сковывающего все мышцы ужаса. И хотя в молодом буйволе было веса не больше чем пару центнеров, его атака была страшной. В который раз мою глупую голову спас Одыр, перехватив управление телом. Прыжок в сторону и рога проносятся всего в паре десятков сантиметров рядом с моим боком. Бык не успевает быстро затормозить и уносится несколько метров за мою спину. Тут же древний кидается к лежащим на земле копьям и хватает одно из них. Но едва успевает подняться, как следует новая атака. Реакция Одыра просто феноменальна, он не только успевает уклонится вновь, но и наносит удар в бок животного. Только вот костяное копье да еще из кости газели не то оружие, которое способно пробить толстую бычью шкуру, да еще под острым углом атаки. Кость наконечника выдержала, древко то же, но крепление -- нет. Копье разлетелось на две части.
   Нам безумно повезло, потому как остальное стадо совершенно не обратило внимание на то, что молодой бычок гоняет по саванне каких-то обезьян, они мирно паслись не обращая внимания на происходящее всего в сотне метров от них.
   И все же не зря я когда то назвал Одыра идеальным убийцей, он таковым и был. Сломанное копье не привело его в замешательство и на секунду, он тут же отбросил его в сторону и рванул с пояса боло. Отпрыгнул от очередной атаки и раскрутив ремни метательного оружия, запустил их в полет, когда буйвол, вырывая землю копытами, пошел в новую атаку. Видимо как я мог использовать память древнего, так и он умел то же что и я. Его бросок был плодом моих многодневных тренировок. Кожа с закрепленными на её концах каменными утяжелителями, отправилась в свой полет всего в полуметре над землей, зацепилась за правую ногу быка и тут же захлестнулась на левую. Конечно это оружие не было приспособлено что бы сдержать столь массивную цель. С глухим хлопком кожа боласа лопнула, но для быка это уже было не важно, на полной скорости он запнулся, его ноги заплелись и он буквально кубарем полетел на землю. Я бы тут же убежал, благо до холма было не дальше чем шагов триста, но Одыр рассудил иначе. В полном молчании, хищно оскалив зубы, он кинулся на пытающегося подняться зверя, оседлал его и всадил обсидиановое лезвие ножа тому прямо в шею, а потом еще раз и еще. Так продолжалось, пока молодой бык не затих. И только когда это произошло, Одыр вернул мне власть над телом. Меня тут же затрясло крупной дрожью.
   Вскочив на ноги огляделся, на моё счастье никто на нашу битву внимание не обратил, хищников было не видно, а остальным быкам не было до погибшего никакого дела. Видимо этот молодой буйвол был одиночкой, а не стадным, такое иногда бывает, когда особо буйных особей стадо изгоняет из своих рядов. Будь дело иначе, сюда сейчас бы неслось не меньше десятка разъяренных и что самое главное взрослых, не менее чем по полутонне весом зверей.
   Отрезать голову бычка оказалось не очень трудно, большую часть работы за меня уже сделал Одыр. Остальную тушу мне не хотелось оставлять на радость падальщикам, так что я попробовал её взвалить на плечи. Когда-то давно я читал, что бывают силачи способные поднять быка, думал сказки, но нет, Одыр оказался именно из таких. Было трудно пройти эти триста шагов до склона, но ведь дошел! Быстро поднялся по лестнице, подбежал к крану и отвязал ударное бревно, после чего скинул пустую веревку вниз и крикнул парням, что бы звали все племя на помощь. Скатившись по склону, перенес тушу к обрыву и обмотал её веревкой. Когда вновь поднялся к крану там уже собрались все соплеменники. Совместными усилиями мы затащили нежданную добычу на холм и только тогда, когда это произошло я схватился за голову и чуть не взвыл. Мало того, что мог погибнуть и погубить парней, так еще и лишился невосполнимого запаса! Дротики с драгоценным обсидианом были потеряны! Найти их в саванне было уже практически невозможно. Стоило ли их потеря этой горы еды, которая все равно испортится через дня четыре? Определенно нет.
 


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн BlackEvg

  • заинтерисовавшийся прохожий
  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 68
  • Сообщений: 124
  • Activity:
    1.5%
  • Благодарностей: +127
  • Пол: Мужской
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #8 : 29-05-2014, 10:12 »
+1
You are not allowed to view links. Register or Login
Хотел бежать вниз и искать дротики, но на месте гибели буйвола уже сбежались гиены и увлеченно драли отрубленную голову. То есть выйти на поиски получится не раньше завтра.
   Оставив разделку туши на племя, а сам ушел в сельву. Настроение стало даже хуже, чем было утром. Я все время считал себя сдержанным человеком, а тут учудил такое! Мне надо было побыть одному, подумать.
   Из-за чего произошел этот срыв? Тут два варианта. Первый я пошел в разнос из-за постоянного стресса и второй личность Одыра начинает на меня влиять все больше и больше. Ни тот ни другой вариант меня совсем не радовали.
   Взять себя в руки, удалось только примерно через час, после чего я вернулся к стоянке, набрав предварительно новых прутов для дротиков. А наконечники, уверен раз нашелся один осколок обсидиана, то найдутся и еще, должен же был он откуда-то появится. Тем более река сильно обмелела и теперь можно осмотреть те участки брода которые ранее скрывала вода.
   Перепрыгивая через скалы порогов, иногда приседал рядом с мелководьем и всматривался в дно реки, в надежде разглядеть знакомый черный отблеск "кусачего камня". Там где воды было всего по щиколотку вообще спрыгивал вниз. Это принесло такие результаты о которых и не мечтал! Когда вышел на берег в моих руках было более десяти обсидиановых камушков и хоть ни один из них не дотягивал по своим размерам до первого, который нашел Лащ, их хватит и на замену наконечников и на несколько новых лезвий-скребков.
   К тому же, едва я пришел к месту разделки буйвола, меня порадовали тем, что два наконечника отломались от древк, остались в туше и были извлечены почти не поврежденными. Настроение стремительно улучшалось, я даже почти забыл о том, что сегодня прошел по грани между жизнью и смертью. Окончательно оно выправилось, когда я вновь прошерстил пороги и нашел еще один осколок обсидиана, неровный, вытянутый, плоский, длинной в полторы ладони и шириной сантиметров в десять. Мои мечты о достаточно убойном копье, перестали быть несбыточными!
   А еще, вечером, работая над новыми дротиками случайно усовершенствовал смоляной клей. Это и правда получилось как-то само собой, смола стекла с камня и смешалась с углем. Так как запасов смолы было мало, то я взял палочку и намазал эту смесь на крепеж, в результате получил клей, который при высыхании был не хуже знакомой мне эпоксидки.* Такое ощущение, что судьба сжалилась на до мной за неудачи последних дней.
   */вполне реальная технология применяемая в позднем палеолите и раннем неолите, смешивание смолы с углем/
   Спал в эту ночь плохо, как закрою глаза, так перед взором встает, несущееся на меня стадо буйволов. Кошмар был настолько реален, что пару раз едва не вскакивал на ноги спросонья и не порывался бежать куда-то.
   Не смотря на бессонную ночь, встал рано, так как дел было огромное количество. Надо было готовить новое костровище для обжига глины, тесать лук, вырезать бычьи сухожилия и обрабатывать их, делать новое копье и помогать женщинам с обработкой толстой кожи буйвола, которую размять они не сумеют, так как просто не хватит сил. Но вопреки этим планам, занялся совершенно иным. Терять такую гору мяса, которую мы банально не успеем съесть за то время пока оно не стухнет, было выше мои сил. Теперь, когда у меня была глина, я решил попробовать сделать коптильню холодного копчения, не знаю увеличит ли это срок хранения мяса в условиях местной жары, но попробовать я был должен.
   У меня было много знакомых рыбаков, иногда даже ездил с ним на рыбалку куда-нибудь в глушь. Так что коптильни различные видел и не раз, осталось только сообразить, как воспроизвести в здешних условиях. Холодное копчение отличается от горячего во многом. Приготовленное на холодном дыму мясо хранится в разы дольше, но при этом требует на свое приготовление чуть ли не сутки, а то и дольше.
   Что мне нужно? Яма для костра, которую можно будет прикрыть, длинная канава, так же в дальнейшем закрытая сверху, по которой будет идти дым, остывая и выходная труба, в которой и будет производится копчение. А так же опилки, сырая кора и вообще все, что будет давать густой дым. Сделать все это было теоретически возможно, осталось только проверить теорию на практике.
   Ранее я не брался за создание такой установки, по той причине, что никак не мог сделать трубу, обмазанные илом камни не держались вместе. Теперь все было иначе. Место для коптильни выбрал недалеко от западного склона, что бы было ближе таскать как глину, так и все что дает дым, к тому же в этом месте острова, слой почвы был намного толще и что бы докопаться до скальной основы холма надо было прокопать больше полутора метров.
   Ненавижу копать землю без лопаты! Только здесь я ощутил всю гениальность этого изобретения и насколько оно облегчило жизнь человека. Но что поделать, надо значит надо. Вначале заточенным на огне колом разрыхлил землю, затем снял разрыхленный слой, который был глубиной в половину ладони, а затем все по новой! Адская работа... Поняв, что дело идет медленно снял мальчишек с рыбалки, так как еды было вдоволь, оставив только Лаща помогать женщинам с кожей и они стали выгребать разрыхленную мной землю. Производственный процесс сразу ускорился.
   До полудня мы выкопали и канаву и яму для костра. После чего я пошел к обвалившемуся холму на другом берегу за глиной, а парни были отправлены искать и таскать камни, для будущей трубы. Два раза, набрав в короб столько глины сколько мог унести, решил что глины мне хватит. Промывать, просеивать её посчитал не нужным, мне же её не на посуду пускать.
   После двух часов мучений, понял, что я не печник, стоило будущей трубе вырасти всего на полметра как она заваливалась и разрушалась. Уже думал даже забросить строительство, как вспомнил, что по трубе будет идти холодный дым, а не огонь и камни мне не очень то и нужны. В итоге изменил концепцию, вкопал по кругу жердей и вплел в них ветки кустарника, после чего все это обмазал толстым слоем глины. Читал когда-то, что так даже строили дома причем вплоть чуть ли не до середины двадцатого века. На жарком солнце глина высыхала быстро, так что работа шла с заметным прогрессом.
   Еще до заката коптильня была готова, осталось только прикрыть верх канавы чем-нибудь, что бы создать что-то вроде дымопровода. Накидал палок поперек, на них широкие пальмовые листья и положил сверху дерн, не сложно, но большего мне и не надо. Запуск коптильни перенес на завтра, так как уже пришла пора ужина и ежевечернего чтения стихов.
   Утром сплел крышку для трубы, затем женщины нарезали бычье мясо как можно тоньше и я нанизал эти куски на веревки, после чего закрепил эти веревки на крышку и закрыл ею трубу. За раз в коптильню поместилось примерно сорок килограмм. Можно было и больше, так как с размерами установки я не мелочился, но боялся, что труба не выдержит нагрузку. Разведя костер в яме, дал образоваться углям, затем кинул на них лыко и траву, после чего закрыл костер, такой же плетенной крышкой. К моей радости дым пошел через трубу как и было задумано! Ответственным за поддержание костра и дым, была назначена Ла, как самая смышленая. Долго ей объяснял, что и зачем мы делаем. Это и правда было невероятно сложно, так как в местном языке не было даже таких понятий как: дым, жарко или холодно. Было только слово похожее по смыслу на "горячо", да и то скорее оно означало угли или "то что обжигает". Корявое у меня вышло пояснение, но суть я донес, что "то что обжигает" пройдет под землей и выйдет через трубу, тут без слов пришлось пояснять -- жестами, и из-за этого мясо не будет долго портиться. Не смотря на мои корявые разъяснения Ла поняла всю важность новой работы и отнеслась к её исполнению очень серьезно. Примерно час сидел рядом с ней и только удостоверившись в том, что она все поняла и делает все верно, занялся другими делами.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2655
  • Сообщений: 5837
  • Activity:
    58.5%
  • Благодарностей: +4161
  • Пол: Мужской
Re: Зайцев Алескандр - Исток
« Ответ #9 : 31-05-2014, 23:33 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login
       Проверил оставленные несколько дней назад в расщелине глиняные миски. На них не было ни трещинки, что говорило о том, что глина которую я нашел, почти идеальна для керамики. Но эти заготовки только самое начало, дальше оставалось самое трудное. Мало кинуть глину в костер и продержать её в нем несколько часов, таким образом керамику не получить, процесс намного сложнее. И основная заковырка в нем заключается в двух нюансах. Первый нюанс в том, что надо обеспечить равномерный нагрев материала, этого я собирался добиться выкладывая вокруг дрова по всей высоте. Второй нюанс заключался в том, что надо нагревать постепенно, плавно увеличивая температуру, а потом так же медленно понижать её. Не так легко в моих условиях, к тому же я совершенно не помнил этих температурных режимов. Впрочем у меня была возможность экспериментировать, что и собирался сегодня сделать.
       Прежде чем приступить, нацарапал на мисках надписи "Сделано Одыром", зачем, а просто так, мне показалось это веселым.
       Подготовил на северном берегу, что бы за дровами далеко не бегать, четыре площадки, под каждую из мисок. Затем поставил заготовки на плоские камни и обложил их тонкими, сухими прутьями. А затем, принеся угли от основного костровища, постарался как можно одновременнее поджечь сразу четыре этих костра. После чего пришлось бежать к стоянке и ставить пометку на часах, так я отметил время начала эксперимента.
       Когда на одном из костров подкладывал более толстые дрова и усиливал жар, так же делал временные метки для каждой из заготовок. Поняв, что большинство времени я сижу, смотрю на огонь и ничего не делаю, принес сюда свой будущий лук и принялся скоблить его. Через полтора часа первая заготовка лопнула, большая трещина пробежала по дну, а затем расколола миску на двое. Именно эту заготовку я нагревал быстрее всех. Остальные выдержали нагрев до того момента как огонь стал максимальным.
       Иногда проверял как идут дела у Ла. Будь её задачей, просто поддержание огня, я бы не волновался, но ей надо было не разжигать пламя, а поддерживать угли и дым, что намного сложнее. Но девочка молодец, справлялась на отлично.
       Держать заготовки на максимально возможном огне, насколько помню надо долго. И чем дольше буду держать, тем лучше получиться керамика. В итоге решил, что буду это делать в течении десяти часов, а после начну планомерно остужать миски. На это уйдет весь остаток светового дня и часть ночи, к тому же мне надо будет сменить Ла на дежурстве у коптильни, спать мне сегодня видимо не придется. Впрочем организм молодой, так что по этому вопросу я не сильно переживал.
       Как и задумал, постепенное охлаждение начал уже в сумерках, прервавшись от процесса только чтобы дойти до стоянки и прочесть ритуальные стихи. Попросил Ла не ложиться спать, пока я не закончу свои дела на берегу. Судя по её виду, она была готова и всю ночь просидеть, её невероятно воодушевляло то, что она занята чем-то новым и очень важным.
       Примерно через два часа после заката, точнее было никак не определить, так как часы то не работали без солнца и время я определяя на глазок, по движению луны на небосклоне, завершил обжиг. Одну из мисок забраковал сразу, она покрылась сетью микротрещин. Оставшиеся две при поверхностном осмотре показались вполне годными, но было темно и я отложил более подробное изучение на утро, спрятав миски в уже знакомую расщелину.
       Затем сменил Ла на её посту у коптильни, отправив девчонку спать. Помню, что рыбу таким образом надо готовить сутки, но у меня в трубе подвешено мясо, а значит время надо увеличить, желательно раза в два. Всю ночь сидел у ямы с углями, подкидывал то дрова, то траву или листья, да точил основу для лука. Заодно думал о том, как сохранить уже копченое мясо еще дольше. Лучшим вариантом в результате этих дум, мной был признан такой: мясо укладывается в глиняные миски, не обязательно на костре обожженные, можно просто высушенные на солнцепеке, обильно заливается маслом и замазывается той же глиной. Думаю это даст еще дней пять сохранности, а на большее я и не рассчитывал. Если получится растянуть годность мяса с нынешних четырех дней до семи, а то и девяти, то уже буду счастлив.
       На восходе меня сменила Ла, а я, после зарядки, улегся в тенечке западного склона и поспал три часика, предварительно отправив мальчишек искать "кусачие камни" на мелководье. Проснувшись, умылся и пошел проверять как дела у остальных.
       К моему сожалению, кожу буйвола нормально обработать женщины не смогли, этим надо было заниматься мне, но у меня не было на это времени. Заготовили только пару длинных, но тонких ремней которые девушки могли размять без труда и все. Сухожилия же были отделены как надо и наученный горьким опытом, я их промыл, очистил как смог и повесил сушиться на западном склоне, с той стороны холма почти никогда не бывает ветра.
       Мальчишки порадовали найдя множество мелких осколков обсидиана, на копья они конечно не годились, зато на скребки и маленькие лезвия подходили замечательно. Подумав о том, что вулканическое стекло явно приносит вода, то значит где-то есть его месторождение иначе как эти осколки оказались здесь? Как мог расспросил братьев на предмет того, где погиб их соплеменник, укушенный "злым камнем". Если я правильно их понял, то тот кусок обсидиана был найден примерно в двух днях пути выше по течению, на берегу одного из притоков Реки, там был небольшой водопад, "шумящая вода падающая вниз", и под ним пещера, в которой их племя иногда жило во время кочевий. Из их слов стало ясно там таких камней много. Надо будет как-нибудь устроить туда экспедицию, в обязательном порядке.
       Отправив парней бить рыбу, в том числе и Лаща, пусть поборет свой страх и учится этому несомненно полезному занятию, сам достал из расщелины миски и принялся их изучать. На вид оба оставшиеся целыми изделия были без изъянов. Поднес их по очереди к уху и щелкнул пальцем по ним, звук мне понравился, он был не сухой, что означало бы нарушение структуры и не глухой, которой означал бы то, что внутри оставалась еще сырая глина. Смутило только то, что цвет изделий изменился и стал красноватым, не помню нормально это или нет. Надо теперь было испытать на деле качество мисок по бокам которых шла надпись "Сделано Одыром", как не посмотрю на эти легко читаемые буквы на керамике, так непроизвольно на лице появляется улыбка, есть в этих простых словах что-то такое, от чего веет мои теперь таким далеким будущим.
       Если поступать по уму, то вначале надо было просто попробовать вскипятить в них воду, но мне захотелось большего. Порезал мясо на мелкие кусочки, так же поступил с корешками напоминающими по вкусу сладкий батат, добавил найденное в норах сурикатов зерно, все это разделил по мискам и залил водой. Затем сходил на каменистый пляж и набрал камней, которые потом разместил на костровище так, что бы на них можно было поставить миски, под которые поместились бы еще и угли. Затем, расколол небольшую палочку длиной в пару ладоней вдоль и вырезав сердцевину получил, что-то отдаленно напоминающее ложку. Пока закипала вода, обточил эту заготовку получше, а когда доваривалось мясо, в моих руках уже была вполне приличная ложка. Конечно она и близко не напоминала привычные мне, но что-то подобное я видел в Таиланде, и есть подобным прибором можно было не особо напрягаясь.
       К моей радости обе миски выдержали часовую варку на углях, не потрескались и не протекли*.
       */Не смотря на общепринятое мнение, что в керамических изделиях нельзя готовить на открытом огне, это не совсем соответствует действительности. На углях готовить можно, так готовил мой дед в горшках. Так же сам автор не раз заваривал чай на углях в керамической кружке./
       Обжигая губы попробовал получившийся суп. Для человека будущего конечно не хватало специй и соли, но для древнего это было умопомрачительное лакомство! Но суп это не только разнообразие пищевого рациона, это так же очень питательная вещь, в которую можно закинуть почти какие угодно зерна, корешки, луковицы, лишь бы они изначально были съедобны. Первую миску умял сам, хотел так же поступить и со второй, но сдержался. В начале дал остыть супу, а потом подозвал Бры и дал попробовать. Точнее первую ложку пришлось в неё запихивать силой, она совершенно не понимала, что в ложке еда. Жидкая пища это была такая концепция до которой местные еще не додумались. На вторую ложку она уже сама открыла рот. Третья улетела вообще влет. Пришлось скормить ей половину миски, прежде чем удалось оторвать её от супа, да и то когда я позвал Ышу и предложил попробовать суп ей, в глазах Бры стояли чуть ли не слезы. Еще дал попробовать новое блюдо Ла, на остальных не хватило. Это привело меня к мысли что надо делать большую емкость, что бы можно было варить сразу на все племя.
       Прикинув сколько у меня осталось отлеживающейся в водной яме глины, решил попробовать сделать сразу большой чан, литров на десять. Трудность была в том, что просто ручками его не слепить, да и гончарный круг без пилы и топора мне не сделать. Пришлось вновь обратится к детским воспоминаниям, в которых я выудил необходимый техпроцесс -- ленточную керамику. Процесс сам по себе примитивен и прост настолько, что шестилетний ребенок справиться без особого труда*.
       */Проверено на практике, правда вместо глины ребенку был дан килограмм пластилина/
       Катаешь длинную "колбаску" из глины, а затем сворачиваешь её в круг, потом еще одну катаешь и кладешь сверху прижимая к первой и промазываешь место стыка, затем галькой разравниваешь. В чем-то напоминает строительство маленького домика, ярус за ярусом, круглые, согнутые "бревнышки" глины занимают свое место. Конечно то что получается далеко от совершенства тонкостенных амфор греков и римлян и выходит намного тяжелее и массивнее чем они, зато результат надежен как дубинка из железного дерева. Да и форму изделию таким методом можно придать самую разнообразную. Когда завершил лепку чана, то оставшуюся глину пустил на глубокие тарелки. После чего сложил все в тень и закрыл от солнца листьями.

       Затем занялся изготовлением обсидиановых лезвий, посадив рядом Лаща, что бы тот смотрел, что и как я делаю. Хорошо было то, что его явно очень интересовало как "тот кто ведет" справляется с "кусачим камнем", так что глядел он очень внимательно. Да и мой нож или что-то подобное уже хотел иметь каждый в племени. А вот из плохого, первую же свою заготовку он загубил безвозвратно, на второй порезался, хорошо хоть не сильно. Если бы меня не было рядом, то думаю и он бы после этого "укуса" навсегда вычеркнул бы обсидиан из полезных камней. Но желание заполучить острое лезвие, даже не нож оказалось в мальчишке сильнее страха.
       Мне было жалко как переводит столь ценный материал Лащ, но сжав зубы я терпел как он портит заготовки одну за одной. В конце концов, у него начало что-то получаться как раз в тот момент, когда я для себя решил: "еще один камень загубит, пойдет кожу мять!".
       До вечера мы сделали несколько отличных, овальных лезвий, с одной стороны заточенных а с другой отполированных, для того, что было удобно было держать их в руке. К моему удивлению основная трудность у мальчишки была в грубой, предварительной обработке камня, он привык делать рубила из гранита и прилагал слишком много усилий вначале. А вот техника ретуши, благодаря отличному глазомеру у него начала получаться почти сразу.
       Первые лезвия ушли девушкам занятым на чистовой разделке туши буйвола, судя по моим наблюдениям их работа тут же ускорилась почти в двое! Затем сделали лезвия для мальчишек, что бы потрошить рыбы было удобнее, а к вечеру с таким же ходили уже все взрослые. Может и глупо было так разбазаривать ценный ресурс, но я хотел, что бы все поняли преимущество новых технологий и сами захотели обучится изготовлению лезвий. Лащ под моим присмотром даже сделал себе небольшой нож, всего пять сантиметров режущей кромки, но как он на него смотрел и как им гордился!
       Ночь опять выдалась бессонной. Все же есть в коптильне большой недостаток, то что её работу надо поддерживать и днем и ночью, пока она загружена мясом. И все эти труды только для того, что бы сохранить продукты на лишних три-четыре дня. Как же я тут мечтаю о холодильнике! Была даже мысль выкопать глубокий погреб, но так как холм на котором обосновалось племя был скальной природы, то из этой затеи ничего не вышло.
       На утро вместе с Ла мы вытащили мясо. Оно получилось очень жесткое и явно пересушенное, по вкусу напоминающее подошву от ботинка. Но мне было не до кулинарных изысков, так что результатом я остался доволен. Натер маслом вытащенные куски и завернул их в толстый слой глины, после чего поместил их в тень.
       Коптильню же на пробу, в этот раз заполнили рыбой, не для сохранности оной, а просто мне захотелось попробовать как она приготовится, если не передерживать её на дыму, как в случае с мясом.
       Проспав пару часов, пошел к восточному склону и примерно оценил объем работ для огненной ловушки, которую я собирался сделать против собачьей стаи. Дел предстояло сделать на этом поприще много, но уже сейчас примерно представлял, что и как, а следовательно оставалось приложить усилия и попробовать избавиться от этих надоедливых собак, которые совсем обнаглели и местом ночевки своей стаи выбрали небольшой холмик всего в трех сотнях метрах от нашего острова. Мало того, что спать не дают, постоянно дерутся и завывают в ночи, так еще и на охоту выходить теперь опасно.
       Мне нужно было заманить стаю под обрыв, отрезать их от саванны стеной огня и затем закидать обезумевших от страха зверей камнями сверху. Все соплеменники не занятые срочными делами были мной перекинуты на заготовку сена и хвороста.
       Все собирали, а я в полдень спустился вниз и раскладывал сухую траву и тонкие ветки большим полукругом, примерно метров двадцать в радиусе. Затем поднялся обратно и принялся за изготовление метательных факелов. Работы предстояло много, но собаки мне так надоели, что на их уничтожение я был готов потратить хоть неделю своего времени. Управились правда с основной подготовкой гораздо быстрее, всего за день. Осталось только заготовить паромасляные снопы сена и высушить их.
       Третья ночь без сна, заставила меня задуматься над тем, что нужно устроить у коптильни посменные дежурства, а не заниматься этим процессом только вдвоем. Заодно и другие поймут, что нужно делать и возможно копчение останется в племени даже если я внезапно погибну. И вообще, пора было передавать свои знания максимально возможному числу соплеменников. Пусть они не понимают технологии, пусть им не объяснить суть процесса, им достаточно знать простые вещи. Такие как: если так стучать по камню то получишь инструмент, если долго держать рыбу или мясо на дыму, то оно сохранится дольше и не забивать им головы, почему так происходит. Понимаю, что это не обучение, а дрессировка скорее, но и она принест свои плоды. Если племя сохранит то что я им передам, то выживет, разрастется и со временем расселиться дальше принося технологии с собой другим пока совершенно диким людям. И в большое расселение вдоль берегов морей и океанов уйдут не примитивные сапиенсы вооруженные только палками, а люди многое уже умеющие. А это ускорение развития цивилизации на многие тысячи лет. Если конечно племя не вымрет или не забудет все, как только меня не станет...
       Закопченная рыба получилась намного вкуснее мяса, еще бы хоть чуть-чуть соли и вообще отменное лакомство бы вышло. Но и так, эту рыбку все ели с таким удовольствием, что только треск за ушами стоял.
       Два дня прошли в подготовке огненной ловушки. Несколько раз когда казалось что все уже готово, я замечал изъян в плане и приходилось все переделывать. Но в конце концов получил нужное. Широким полукругом на песчаном участке бывшей протоки, равномерным полукругом лежали снопы сена паромасляные сверху, для лучшего возгорания. Так же были подготовлены два десятка факелов и мальчишки натренированы их кидать. Под вечер был специально разведен новый костер у обрыва, но на таком отдалении, что его не было видно из саванны.
       Началом операции стало то, что мы скинули вниз все отходы животного происхождения, потроха, кишки испорченную кожу, даже несколько свежих рыбин не пожалели для такого дела.
       Только такой приманки было мало, пришлось мне рискнуть. Набрал полную корзинку тухлого мяса и спустился вниз. Выбрав момент когда стая была относительно рядом, то есть они меня видели, но я успевал бы добежать до лестницы в случае их агрессии. Спустившись начал раскидывать тухлятину, делая что-то дорожки из хлебных крошек. Из-за того что ветер дул в западном направлении, псы долго не обращали на меня внимания. Но в конце концов затихли и начали подкрадываться ко мне, пытаясь спрятаться в высокой траве. По своему опыту знаю, что самое лучше средство привлечь внимание к себе у агрессивной собаки это побежать от неё. Когда до первого пса в стае оставалось всего метров пятьдесят, развернулся и что есть мочи побежал к склону. Свора тут же кинулась следом. Надо признать, бегали они немного быстрее чем я ожидал. Один из самых рьяных псов едва не схватил меня за пятку, когда я уже был на лестнице.
       Дальше было проще. Скидывая вниз куски рыбы, заманили всю стаю, а собралась под склоном кажется и правда вся свора, прямо к заготовленной куче еды. Собаки тут же забыли об мне и принялись увлеченно делить нежданную и столь богатую добычу. Поджог факелы и раздал их парням, себе то же взял парочку. По моей команде, горящие палки, просмоленные и обернутые высушенным лыком и обрывками старых веревок, полетели вниз. Не прошло и пяти минут, как жаркое пламя, взметнулось вверх больше чем на метр по всему периметру ловушки, отрезая собакам путь к спасению. После этого, все мы и женщины в том числе принялись кидать в псов заранее заготовленные камни. Не прошло и четверти часа, как все было кончено, собачья стая так нам досаждающая прервала своё существование. Вырваться из под каменного дождя, пробежав через стену огня ни одному псу не хватило духу. Потом я насчитаю восемнадцать собачьих тел на месте устроенной нами бойни.
       Еще час просидел на обрыве, молясь, что бы огонь не перекинулся в саванну, но тут направление ветра сыграло мне на руку, сено прогорело раньше, чем сменилось направление воздушных потоков.
       Говорят корейцы едят собак и считают их деликатесом, но собака собаке рознь, к тому же мясо многих хищников требует гораздо большей термической обработки. Так что есть псов я никому не дал. Мы подняли их тела, сняли шкуры, но мясо использовали для того, что бы выманить несколько крокодилов на песок пересохшей протоки. После чего я выбрал не самого большого, всего метра на два, подкрался к нему сзади, пока он был увлечен поеданием собачьего мяса и прибил моргенштерном. За прошедший месяц я настолько свыкся с видом кровожадных рептилий и столь хорошо изучил их повадки, что совершенно перестал их бояться. Если соблюдать минимальную осторожность и не переходить определённые рамки, то крокодил не так опасен для человека, как я думал ранее. Точнее небольшие крокодилы не так опасны, а вот чудовища от шести метров и больше, то от одного их вида до сих пор иногда кидало в дрожь.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
7 Ответов
2338 Просмотров
Последний ответ 10-11-2014, 17:12
от UstimUsimich
25 Ответов
2513 Просмотров
Последний ответ 24-02-2012, 12:17
от valvoja
1 Ответов
653 Просмотров
Последний ответ 15-01-2013, 03:20
от Dozer
0 Ответов
630 Просмотров
Последний ответ 14-09-2013, 00:36
от Kard
0 Ответов
288 Просмотров
Последний ответ 26-10-2013, 20:05
от Kard

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.