Приват- клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера.

Автор Тема: Зыков Виталий - Власть силы. Великие Спящие  (Прочитано 29216 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #20 : 30-03-2014, 00:25 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login
Не пишет автор, гадюка!

sergey-kyiv, чаще вспоминай глядишь распишется  ;)



You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 5

       Сложно представить здоровое общество, где секты демонопоклонников приносили бы хоть какую-то пользу. Похищения людей, ритуальные пытки, жертвоприношения, призывы в мир всяческой мерзости, организация локальных и не очень провалов в Бездну -- лишь малый перечень того, что дарит соседство с подобной заразой. Безопаснее сотрудничать с самым отмороженным некромантом, чем с фанатичными последователями Спящих. Потому первейший долг каждого -- огнём и мечом выкорчёвывать любые ростки этой гнуси.
       Удивительно, необъявленная война с тёмными ковенами, которую развязал К'ирсан Кайфат с воцарением на престоле, принесла ему не только лишние хлопоты и головную боль, но и немалый прибыток. И дело даже не в конфискациях имущества всех тех, кто приобщился к Силе Бездны -- хотя речь идёт о весьма крупных суммах. Бедняки среди культистов были, но чаще всего оставались расходным материалом. Тьма манила прежде всего богачей, пресыщенных иными развлечениями, и желающих чего-то большего: власти, силы, могущества или бессмертия.
       Гораздо важнее, что после каждого разгрома выкормышей Рошага в руки короля попадали многочисленные записи лидеров сектантов, которые по своей ценности были сопоставимы с рабочими тетрадями сильных магов или хитроумных дипломатов.
       Отдельной графой среди всех захваченных трофеев шли сами логовища демонопоклонников: тайные храмы в заброшенных катакомбах, подземные молельни, тайные лаборатории вивисекторов, укрытые от чужих глаз места для проведения ритуалов и освоения "подаренных" чар. Наверное, кто-то другой попросту уничтожил бы эти рассадники зла, а вот К'ирсан смотрел на всё гораздо более прагматично. Зачем громить то, что можно использовать самому? Подземные пещеры, гроты и залы, рукотворные казематы и специально оборудованные подвалы идеально подходили для размещения его собственных лабораторий и заклинательных полигонов. Ему тоже много чего требуется скрывать, так зачем разбрасываться ценным ресурсом? Вот и получилось, что со временем у всех бывших баз сектантов появились новые хозяева.
       Укрытие тёмных, в котором сейчас находился король Западного Кайена, располагалось в древних городских каменоломнях и использовалось демонопоклонниками как зал для собраний и совместных молений. Хорошее, защищённое от любопытных взглядов, место. Чтобы сделать из него Малый полигон для испытания некоторых заклинаний, К'ирсан и его магам понадобилось лишь убрать всю атрибутику ковена, подчистить остаточные эманации Силы Бездны и навесить ставший уже стандартным набор из укрепляющих, маскирующих и отражающих чар. И теперь всякий раз, когда Кайфату требовалось поработать с чем-нибудь не особо мощным, он приходил сюда.
       На этот раз помимо короля-мага на Малом полигоне присутствовали Канд, Гхол, Верховный маг с учеником и лучший чародей ханьцев Ван Юнь. Последний играл роль наставника, а остальные -- внимательных учеников. И даже К'ирсан, который и был инициатором этого импровизированного урока, не отвлекался и вдумчиво кивал словам жителя Поднебесной.
       -- ...стремление к пустоте является... м-мм, да... самым важным элементом любых трансовых техник, -- тихим шелестящим голосом объяснял Ван Юнь. -- В пустоте растворяются чувства, эмоции, и остаётся лишь чистый разум, лишённый... да, лишённый слабостей тела. Что уже само по себе серьёзно повышает возможности адепта... Но если пойти дальше, научиться чувствовать саму пустоту, увидеть, что стоит за ней, а затем уподобиться решету и раскрыть себя миру, то... то на смену пустоте придёт всеобъемлющее чувство растворённой вокруг Силы. Силы, с которой соприкасается ваша аура. Что позволит ощутить её не просто как некую тонкую оболочку, а как текучую субстанцию, подчинённую вашей воле... что-то вроде особой невидимой конечности...
       -- Да простит меня уважаемый Ван Юнь, детали мы разберём несколько позже, пока вам достаточно знать, что знания, которыми с нами поделились клановые маги, поднимут ваше умение работать с аурой на качественно иной уровень, -- перебил ханьца К'ирсан. Чародей с Сууда без сомнения владел темой на отлично, но порой на него находило, и он становился излишне многословен. Слушать его при этом становилось сущей пыткой.
       Ван Юнь подтвердил слова нового господина вежливым поклоном.
       -- Учитель, ну научимся мы какому-нибудь новому фокусу с аурой. И что дальше? Зачем тратить время на освоение новой медитативной техники, когда есть сат'тор? -- Неожиданно подал голос Канд. Впрочем, судя по молчаливому одобрению на лицах остальных, он лишь озвучил мнение большинства. Даже Гхол, и тот встретил новость о необходимости изучения ханьских наработок без привычного энтузиазма. -- Навыки работы с внутренними энергиями есть у всех, Дар разбужен, может большую пользу принесёт освоение какого-нибудь нового заклинания, а?
       Что ж, вопрос был ожидаем. К'ирсан покосился на невозмутимо сидящего ханьца и усмехнулся.
       -- Новые заклинания хочешь... -- протянул он. -- А ты со старыми-то разобрался до конца? Или тебе напомнить, что лучше великолепно владеть десятком приёмов, чем средне сотней?
       Канд втянул голову в плечи. Методики обучения К'ирсана очень многое взяли от его первого наставника Шипящего, а потому отличались как поразительной эффективностью, так и некоторой болезненностью для учащегося. Правда, несмотря на давление, он всё равно попробовал отстоять своё мнение.
       -- Да из того что есть, мы уже максимум возможного выжали. Куда дальше-то? -- пробормотал Канд, посмотрев на Лансера, Однако поддерживать парня Верховный маг Западного Кайена не спешил, задумчиво изучая Кайфата. Да и Гхол тоже перестал изображать скуку, и теперь весь как-то подобрался.
       К'ирсан, от которого не укрылись изменения в настроении соратников, широко усмехнулся.
       -- Ван Юнь, покажи этому недоверчивому юноше...
       Ханец снова встал, поклонился, после чего принялся быстро формировать между ладонями небольшой пульсар. Обычный огнешар, без каких-либо довесков или доработок. Всё шло как обычно, пока вдруг по его ауре не прошла небольшая дрожь, участок над правым плечом не вздулся и не превратился в нечто вроде толстого щупальца. Которое стремительно перехватило сформированное, но не активированное заклинание, и втянуло его в себя. Над плечом возник плотный энергетический сгусток.
       -- Ха, подвешенное заклинание. Благодаря сат'тор, я тоже так могу, -- с мальчишеским задором воскликнул Канд, но тут же осёкся. Ханьский чародей создавал следующий пульсар.
       За какие-то несколько минут новый вассал К'ирсана ухитрился разместить в своей ауре четыре огнешара, один Щит от Стихии Огня и один от Воды. И это было по-настоящему сильно.
       -- Тысяча мархузов, вот так сюрприз, -- подал голос Мокс. -- А ведь я думал, что предел человеческих возможностей это одно "свёрнутое" заклинание, завязанное на слово-ключ. И вдруг такой поворот... Как понимаю, для их активации никаких команд давать не потребуется?
       Вместо ответа К'ирсан сформировал любимый мысленный образ колючего колобка из Смертельного Леса в окружении языков тёмного пламени. Затем влил в него немного Силы, укрепил каркас парочкой рун и вытолкнул получившееся плетение в дальний угол Малого полигона. Иллюзии, созданные по той схеме, что ему передали М'Ллеур, получились на редкость достоверными. Прямо как в жизни.
       Кайфат незаметно поёжился, вспоминая свой былой вояж по Мёртвому Лесу. А вот Гхол оказался менее выдержан.
       -- Отрыжка Бездны!!! -- завопил гоблин, вскакивая на ноги и перехватывая поудобнее пальму. Зелёного шамана заметно трясло. Что за жуть сотворил его обожаемый Рырга он знал лучше всех, а потому даже иллюзорная подделка вызвала в нём бурю эмоций.
       Но реакция Гхола мало кого заинтересовала, потому как после появления призрачного врага своё слово сказал ханьский маг. Без знакомых многим боевым чародеям заминок и пауз, он одновременно шарахнул по цели четырьмя пульсарами и прикрыл всех собравшихся двумя Щитами. Мощно грохнуло, во все стороны полетели осколки, но ни один не попал в короля Западного Кайена и его соратников.
       К'ирсан с удовлетворением вздохнул. Демонстрация получилась весьма наглядной и убедительной. Когда после принесения главой Серебряной луны вассальной присяги, Хон Фе, стараясь продемонстрировать сюзерену полезность новых подданных, принялся рассказывать о секретных магических техниках, он воспринял слова ханьца весьма недоверчиво. Досконально освоив Сат'тор, он считал, что до конца исчерпал все возможности развития. И попал под очарование могучих чар, считая, чем мощнее, тем лучше. В общем его реакция мало отличалась от реакции Канда, что не могло не огорчать. С его-то опытом, и проглядеть столь очевидные вещи... Прекрасное получилось лекарство от излишней самоуверенности!
       -- Шесть подвешенных заклинаний -- потолок уважаемого Ван Юня. Хотя по его словам есть уникумы, которые смогли увеличить это число в два раза, -- сказал Кайфат, едва пыль немного осела. -- Но таких немного.
       -- А если пульсар заменить на что-то вроде Стенобитного Тарана? Сколько плетений он сможет удержать? -- поинтересовался Лансер, сразу выделив слабое место.
       К'ирсан повернулся к ханьцу, переадресуя вопрос. Маг Поднебесной едва заметно поморщился.
       -- К сожалению ни одного. В случае мощных чар навык контроля далеко не на первом месте. Здесь гораздо важней насыщенность ауры Силой, -- Ван Юнь пожал плечами. -- Чтобы "подвесить" по-настоящему сильное заклинание, нужно обладать эфирной оболочкой, сравнимой по плотности с оболочкой Его Величества. Да и то...
       -- Ну тогда понятно, -- удовлетворённо сказал Лансер. -- А то я уж задумался, какого мархуза имея столь впечатляющие умения маги Поднебесной не скрутили в бараний рог всех остальных. Как представлю чародея Огня, способного за раз выдать пять-шесть Огненных штормов, и внутри аж холодеет.
       К'ирсан кивнул. Ему пришла в голову схожая аналогия.
       -- Мокс, как ты заметил, и в нынешнем виде это дополнение техники сат'тор даёт неплохое подспорье в бою, -- сказал Кайфат.
       Для иллюстрации своих слов, медленно, один за другим создал два "снежка" и разместил их у себя над плечами. Получилось далеко не столь ловко как у ханьца, но так он и занимался по новой методике всего ничего... Подождал немного, а затем столь же неторопливо развеял чары. Громить ничего не стал. Главное было показать, что освоить новый фокус вполне возможно, то, как взрываются "снежки" все знали и так.
       -- Действительно, выглядит перспективно... -- хмыкнул Лансер, затем нейтральным тоном добавил: -- И ваше величество, у вас опять... непорядок с глазами.
       К'ирсан хмуро посмотрел на своего Верховного мага. О том, что глаза у него снова превратились в два сгустка зелёного огня, он знал и сам. Увы, но Кайфат уже успел убедиться в том, что манипуляции с аурой всегда заканчиваются одним и тем же -- его усилия по возвращению себе нормального облика идут прахом, и внешне он становится не пойми на кого похож. Будто изуродованного лица мало!
       -- За всё надо платить, -- пожал плечами Кайфат. -- Но секретные техники Серебряной луны слишком важны для того, чтобы от них просто так отмахиваться.
       Мокс на это промолчал, а вот Канд при явном одобрении Лукаса не сдержался и выдал:
       -- Опять надо будет пахать, да?!
       -- Вроде того, -- К'ирсан вяло покрутил в воздухе ладонью. -- Если ты, конечно, хочешь стать боевым магом, способным выжить во всех будущих... хм, конфликтах.
       Кайфат немного помолчал, решая, говорить о том, что рассказал ему Хон Фе о секретах клана или нет. И дело не в глупой жадности: просто знания слишком опасная штука, чтобы делиться ими направо и налево. Даже с проверенными временем соратниками.
       Но тут, наконец, подал голос Гхол.
       -- Хозяин, а никаких других применений этим... приёмам нет? Я хоть и простой шаман, но... кое-какие вещи сами собой напрашиваются, помимо поддержки свёрнутых чар, -- сказал гоблин, запинаясь. Резко расширившийся круг общения недавнего дикаря приучил его не бояться дискуссий и споров, но вот в беседах с "Рыргой" приобретённая лёгкость порой куда-то девалась.
       Что ж, проблема "говорить или нет" отпала сам собой. На прямые вопросы К'ирсан предпочитал давать по возможности честные ответы.
       -- Наверное, ты имеешь ввиду наполнение ауры энергией Астрала? Или какой-нибудь иной Силой или Стихией, да? -- Кайфат широко улыбнулся, однако шрамы превратили улыбку в хищный оскал. -- Есть такая возможность. При должном навыке аура может стать оружием ближнего боя, а если усилить её правильным заклинанием, то и вовсе превратится в нечто убойное. -- Король-маг погладил спинку просящего ласки Руала, затем поднял голову на своих соратников. -- Кое-что мне было доступно и раньше, но это... это нечто совсем другое. Чистой воды Запретная магия, стоящая в одном ряду с некромантией, демонологией и магией крови. Быстрая, опасная, эффективная и смертоносная.
       Мокс нахмурился.
       -- Владыка... не хочу спорить, но... не слишком ли громкие эпитеты для не самой сложной... -- начал было он, но его перебил ханец.
       -- Больше сотни лет назад наш клан продал этот "не самый сложный" секрет одному нолдскому магу за сумму, равную доходу всех наших предприятий за два сезона. И он не считал цену чрезмерно высокой, -- сказал Ван Юнь нейтральным тоном.
       -- Истинному? -- жадно спросил Канд, аж подавшись вперёд.
       -- Ему самому, -- вместо ханьца ответил Кайфат. -- И особую пикантность истории придают два момента. Во-первых, нолдский чародей, обучаясь манипуляциям с аурой, работал не со Стихией, а с энергиями Нижних миров. Во-вторых, это был Магистр Наказующих. Само собой изменивший внешность и сменивший имя, но Хон Фе утверждает, что это был именно льер Бримс, собственной персоной.
       -- А вот это уже аргумент, -- пробормотал Лансер. -- Тем более что за сотню лет практики даже самый безобидный фокус можно превратить в нечто... этакое. -- Неожиданно он встрепенулся и вперил в ханьца обвиняющий взгляд. -- Не сходится. Если Нолд в курсе ваших тайн, то почему вас не уничтожили силами Безликих?! Даже ко мне в башню проверяющие от Протектората заглядывали, подозревая не весть в чём, но здесь-то, здесь-то всё ясно.
       -- Наверное, потому что льер Бримс добывал этот секрет для себя лично, а никак не во исполнение долга. И привлекать лишнее внимание ему было совсем ни к чему, -- усмехнулся К'ирсан. -- Или ты думаешь, зря его сейчас считают сильнейшим магом Нолда?
       Подтверждая слова своего господина, Ван Юнь с важностью кивнул.
       С каждым днём Кайфату всё больше и больше нравился этот немногословный и исполнительный желтокожий колдун. Не спорит, не требует объяснений, не несёт отсебятину там, где необходимо доскональное исполнение приказов... Идеальный винтик для государственной машины. Одна беда -- безынициативный, но тут уже одно без другого не бывает.
       Кайфат открыл было рот, чтобы сообщить о содержании тренировок, через которые должны будут пройти собравшиеся здесь маги, как входные двери внезапно с металлическим лязгом распахнулись и на Малый полигон влетел запыхавшийся "шип". В руке он держал медальон связи.
       -- Прошу простить, Владыка... Срочное сообщение из дворца!!! -- выкрикнул гонец с порога.
       Подземелье было хорошо экранировано от всякого рода магических возмущений, и никакие связные амулеты внутри не работали. Поэтому чтобы не прозевать что-то действительно важное пока Кайфат занимается магией, наверху приходилось держать людей с целой связкой магических побрякушек. И до сегодняшнего дня королю ни разу не пришлось воспользоваться этой возможностью.
       -- Войска Харна численностью в два пехотных легиона перешли границу и сейчас ударным маршем движутся в столицу. Во главе армии наблюдатели видели узурпатора, -- доложил гонец, вытянувшись в струнку. -- Первый министр уже объявил о собрании Государственного совета и просит Ваше величество как можно скорее вернуться во дворец.
       К'ирсан помянул мархуза и Кали. Война с Харном была давно ожидаема, но всё равно пришла в дом в не самый подходящий момент. Реформы ещё продолжались, только началось налаживание общения с возможными союзниками, доведены до ума далеко не все задумки. Неужели, прождав три года, демонов Харн не мог подождать ещё полгода?! Хотя причём здесь воинственный сосед... Скорее надо думать, почему тот влиятельный кукловод, который сдерживал амбиции Ког Харна, именно сейчас отпустил вожжи. И как далеко он готов зайти.
       -- Владыка? -- голос Мокса вывел Кайфата из задумчивости.
       И вправду, что-то он слишком задумался. К'ирсан повёл плечами и посмотрел на гонца. Тяжёлый взгляд короля тот встретил разлившейся по лицу бледностью и судорожной попыткой вздохнуть.
       -- Амулет господина Чиро Кунише активен? -- спросил он.
       -- Д-да, В-владыка, -- выдавил из себя гонец.
       "Шип", который судя по знакам на доспехах был ветераном и уже не раз проливал кровь, едва справлялся с ментальным давлением своего монарха. Хотя с другой стороны... ведь справлялся же?
       К'ирсан мысленно усмехнулся и щёлкнул по носу начавшего что-то высокомерно высвистывать Руала.
       -- Значит, как поднимемся на поверхность, организуй мне с ними связь, -- сказал Кайфат. -- На Совете ему делать нечего, у него и без того есть чем заняться.
       Сделал было шаг к выходу, но вспомнил о магах и остановился.
       -- Господа, сами слышали, спокойное время закончилось. И это значит, что умения уважаемого Ван Юня вам придётся перенимать в походных условиях, -- сказал он. -- Но мы ведь готовы к трудностям, не так ли?
       Мокс, Лукас, Канд, Гхол, Ван Юнь... И пусть слова своего короля Канд с Гхолом встретили картинными стонами, а Лансер -- шумным вздохом, глаза их говорили об обратном. Все были готовы к трудностям и, более того, радовались им. Маги как и воины жаждали действия. Победы над Мишико и стремительного взлёта к вершинам власти им было уже мало. Потому новость о войне их не ужаснула, а... взбодрила?
       Что ж, значит К'ирсан правильно выбрал себе соратников.

* * *

       Вторгшаяся в Западный Кайен харнская армия представляла собой внушительную силу, серьёзную даже по меркам больших государств с Грольда. Два пехотных легиона, четырнадцать магов и батарея полковых метателей -- всё как докладывала разведка. Не отборные войска, но и не собранные отовсюду новобранцы, не умеющие толком держать меч. Пожалуй, с армией Западного Кайена времён правления Мишико они бы справились безо всякой магии. Да и разве можно ждать иного от одного из самых влиятельных игроков на Сардуоре?! Если бы не прямой запрет со стороны Объединённого протектората и противодействие сильных соседей -- Заурама и Загорья, Харн подмял бы под себя половину материка!
       И вот теперь, получив отмашку от истинных хозяев, харнские солдаты пересекли границу и скорым маршем двинулись к столице слабого северного соседа. Причём на вполне законных основаниях -- в качестве дружеской помощи свергнутому королю. О том, чем беглый монарх собирался расплачиваться с союзником за возвращение трона, можно лишь догадываться.
       Агрессия Харна была давно ожидаемым событием. К ней готовились, её ждали, её пытались просчитать и предугадать, но реальность оказалась гораздо интересней любых придуманных планов. К удивлению К'ирсана, события стали разворачиваться по максимально благоприятному для него сценарию. На который он даже рассчитывать не мог, ожидая какой-нибудь тактической или стратегической хитрости.
       Какие только варианты он не рассматривал со своими генералами. Атаку сразу по нескольким направлениям с целью прижать силы Кайфата к побережью или, наоборот, к Стеклянной пустыне. Создание секретной коалиции, и агрессия против Кайена одновременно с севера и с юга. Массированные бомбардировки с использованием флота пузырей и точечных ударов смешанных отрядов из магов и воинов. Даже участие светлых эльфов пытались предусмотреть! На практике же всё оказалось гораздо примитивнее и... скучнее.
       Генерал Молвади грасс Дуго, полководец, которому король Харна поручил "помочь" царственному брату, начал действовать с прямолинейностью отродий из Запретных земель в период гона. Вместо того, чтобы действовать по науке -- брать под контроль наиболее защищённые районы, налаживать линии снабжения, приводить к покорности самых одиозных вождей и лидеров -- он словно неопытный лейтенант очертя голову ринулся прямиком к столице, наплевав на зачистку тылов. Тем самым предложив выбор: выйти на генеральное сражение или потерять столицу, а с ней и реальную власть. Вариант с уходом короля в леса и началом партизанской войны, генерал, похоже, не рассматривал.
       В общем Молвади, как сотни и тысячи его предшественников, желал быстрой победы малой кровью. За десять дней маршем прошёл через всю страну -- избегая мелких стычек и драк -- и разбил лагерь в паре переходов от столицы. Словно предлагая Кайфату принять брошенный вызов и сделать ответный ход.
       Выглядело это откровенно оскорбительно и требовало обязательного наказания...
       -- Итак, давайте ещё раз посмотрим на картину целиком, -- сказал Кайфат, обращаясь к собравшимся вокруг офицерам. Это было уже мархуз знает какое заседание штаба. И битва, которую так жаждал грасс Дуго, была запланирована на завтра. Оставалось обговорить лишь последние детали. -- Чиро, начнём с тебя.
       Глава секретной службы Кайена медленно встал из-за заваленного картами стола, поправил камзол и, не поднимая глаз на короля, заговорил.
       -- Владыка, сначала скажу по пограничной страже: здесь никаких изменений. Южная граница оголена, отряды находятся во временных лагерях и ожидают приказа выдвигаться на прежние позиции. Столкновений с харнскими солдатами не было, -- медленно заговорил Щепка. -- Что до остального, то за расположением армии узурпатора ведётся постоянное скрытое наблюдение, ловчие отряды наготове. Уже трижды перехватывали разведчиков, но пока ничего нового от них не узнали. -- Вздохнул, помассировал виски. -- Есть, правда, два неприятных момента. Во-первых, в ставке Молвади помимо харнцев были замечены несколько магов из Гарташа и один из Нолда. Все "крохоборы", ни одного Истинного. Держатся особняком, ведут себя вызывающего. Пойманные лазутчики называют их наблюдателями от Объединённого Протектората!
       -- Последнее следовало ожидать. Они гарант того, что с нашей стороны не будет Запретной магии... -- кивнул К'ирсан. -- А что с во-вторых?
       -- Три странные крытые повозки, вокруг которых постоянно крутятся харнские маги. Что в них узнать не получилось, но ясно одно -- оно весьма ценно для армии Молвади, -- сказал Чиро.
       Кайфат задумчиво потёр подбородок.
       -- Повозки, говоришь... Может боеприпас для полковой артиллерии? Но тогда к чему особое к ним внимание... -- принялся рассуждать король. -- Или... Мархузово семя, ты прав. С повозками точно что-то не так. -- К'ирсан раздражённо дёрнул щекой. Как же он не любил такие сюрпризы. -- Ладно, Чиро, я тебя понял. -- Взмахом руки разрешил начальнику тайной службы сесть и повернулся к своим генералам. -- Храбр, Тёрн, Руорк... Что у вас?
       Вечные соперники переглянулись и принялись бодаться взглядами. И пока они выясняли, кому придётся уступить, слово взял Руорк.
       -- Люди готовы умереть за тебя, Владыка. Только дай приказ! -- с жаром выдохнул он. Храбр и Тёрн моментально прекратили своё противостояние и настороженно развернулись к новоявленному главе Ордена Владыки. И тот, и другой относились к фанатикам с большим подозрением. -- До каждого лейтенанта, сержанта или капрала доведена твоя воля. Они не подведут!
       К'ирсан внутренне поморщился.
       -- А что с... артефактами? -- спросил он ни к кому конкретно не обращаясь.
       -- Первый арсенал весь выгребли, до донышка. Ничего не осталось, -- торопливо сказал Храбр. -- Твоё колдунство, три года ведь маги горбатились, артефакты делали, а мы р-раз, и за один бой их все потратить собираемся. Не слишком ли круто для этих харнцев? Может лучше Шипы ими займутся? Для нас дело привычное... А то что такое, такая битва, а из моих парней хорошо если сотня участвовать будет.
       -- Шипы не единственные воины в королевстве. Надо и другим себя проявить, -- проронил Кайфат. -- А лучше считай завтрашнее сражение испытанием нового оружия.
       -- Вот-вот, командир. Именно что испытание. Ну как не получится ничего, что тогда делать будем? С двумя тысячами хфурговых фанатиков, сотней "шипов" и полутысячей кавалерии против почти восьми тысяч опытных легионеров много не навоюешь. Может усилить армию остальными "шипами" и ханьцами? -- спросил Тёрн. -- Я, конечно, не настаиваю, но...
       Кайфат раздражённо поморщился: когда только спелись гады.
       -- Нет и ещё раз нет, -- бухнул он. -- На них север. Мало ли как всё повернётся. Кстати, туда же сегодня отправится и Храбр. Для командования сотней "шипов" хватит Жижека. -- И добавил уже тише. -- Хоть уважаемый Чиро и клянётся, что в Зароке тихо, я до сих пор ожидаю от соседей какого-нибудь особенно поганого сюрприза. Иначе слишком уж хорошо всё складывается...
       У королевских офицеров было несколько иное мнение, но озвучить его рискнул лишь Согнар, на правах старого друга.
       -- Командир, а может всё-таки не мудрить и навалиться... -- начал было Тёрн, но тут же осёкся.
       К'ирсан так на него зыркнул, что любое желание возражать пропало у Соганара на корню. Король же тем временем повернулся к скучающему Лансеру.
       -- Что с Корпусом магов? Готовы показать всё, чему научились?
       Верховный маг был небольшим любителем подобных военных сборищ. Предпочитал, нахохлившись точно сыч, сидеть в углу и не лезть с инициативами. Но сонный вид был обманчив, и со своими обязанностями чародей отлично справлялся.
       -- Если учесть, что весь план Вашего величества завязан на использовании наших магов и новых артефактов, у них просто нет другого выбора, -- пожал плечами Лансер, затем добавил: -- Хотя лично мне интересно посмотреть, как встретят наши коллеги заготовленные для них сюрпризы. -- На последней фразе маг оживился, в голосе появился азарт. Видимо посчитав подобное проявление чувств чрезмерным, закончил он уже прежним тоном. -- Думаю, после завтрашнего, многие посмотрят на современные войны совсем другим взглядом.
       К'ирсан полностью разделял точку зрения своего соратника, но вот его безоговорочной веры в успех ему определённо не хватало. Людям он этого не показывал, однако внутри постоянно грыз червячок сомнения. Ну как не получится, вдруг подведут?! Несмотря на немалый опыт командования, Кайфат всегда верил только в себя -- свою личную мощь, способности и умения, свою стойкость и волю к победе. Насчёт других такой уверенности не было. Завтрашний день лично для себя он считал экзаменом -- проверкой результатов тех реформ, что планомерно проводились в Западном Кайене с его воцарения на престоле. Получится, и можно будет смело смотреть в будущее, нет... значит что-то он сделал не так. И думать об исправлении ошибок придётся уже на севере страны под защитой Шипов.
       Или Кайфат зря накручивает? Армия есть, пусть немногочисленная, зато неплохо обученная и верная своему Владыке, новые артефакты готовы к использованию, Корпус магов достаточно многочислен. До сегодняшнего он дня беспрестанно рос -- если не качественно, то хотя бы количественно -- за счёт привлечения бывших кордов: гоблинских шаманов, людских колдунов и знахарей, имелась даже парочка оркских Говорящих с духами.
       В отличие от остального мира на Сардуоре корды не были такой уж редкостью. Причём далеко не всегда рабы-чародеи оказывались в Тёмных ошейниках, многие щеголяли в обычных, с вложенным заклятием верности. Чтобы снять их, магу уровня Мокса Лансера, Гхола, Канда и уж совершенно точно Кайфата требовалось не больше нескольких часов. А там присяга на верность трону, и на стороне К'ирсана ещё один чародей-"доброволец"... Зря что ли люди Щепки столько времени и сил тратили на поиск рабов с колдовскими способностями?!
       Но даже если подведут маги, покажут свою бесполезность артефакты, а бойцы Руорка падут под напором легионеров Харна, прокляни их Тьма, К'ирсан всегда может повторить успех Мёртвого поля и применить Выдох Вечности. Один раз это сошло ему с рук, так почему бы не рискнуть ещё разок?
       Внезапно ему в голову пришла очередная идея.
       -- Напомни, что там с кордами. Многих освободили? -- спросил Кайфат у терпеливо дожидающегося его ответа Мокса.
       -- Две трети, вряд ли больше. Причём подчиняющие артефакты у всех были однотипные, ни одного Тёмного ошейника, -- медленно сказал Лансер, видимо не успевая за ходом мыслей короля.
       К'ирсан едва заметно покачал головой. И этот туда же: Тёмных ошейников ему не хватает. Помнится с Гхолом он не один день провозился, прежде чем смог его освободить. И считал, что ему повезло. У Лансера, часом, от успехов голова не закружилась?
       Однако спускать соратника с небес на землю король не стал. Не время и не место.
       -- Отлично. Тогда распорядись, чтобы снятые ошейники доставили в лагерь к началу сражения, -- вместо этого распорядился Кайфат. -- Когда победим, они нам точно понадобятся. -- Сказал и хищно ухмыльнулся. Проклятье, волнения волнениями, но нацеливаться надо всё же на победу. И думать о тех возможностях, что она принесёт, надо уже сейчас.
       Да, именно так!
       -- Раз со всем этим разобрались, предлагаю напоследок ещё раз разобрать нашу стратегию. По шагам, чтобы в завтрашнем сражении ваши отряды сработали как гномьи хронометры, -- сообщил К'ирсан, обведя всех присутствующих тяжёлым взглядом. -- Мокс, давай иллюзию!
       Стол быстро освободили от карт и прочих бумаг, а на их месте почти сразу возникла объёмная модель обширного зелёного поля, с двух сторон зажатого оврагами. Следом стали появляться крошечные фигурки солдат, магов и обслуга артефактов, которые принялись быстро занимать свои места в строю. После разворачивания войск Западного Кайена, на поле вышли воины Харна. Игра начиналась, и именно в этот момент Кайфату вдруг вспомнились обнаруженные Щепкой подозрительные повозки. Что-то подсказывало: спрятанный в них сюрприз может оказаться весьма неприятным...
       Следующий день встретил бойцов двух враждующих армий ярким тассом, голубым небом и лёгким ветерком, колышущим море зелёной травы. Мирная, пасторальная картинка, которую совсем скоро должны были осквернить смертью, болью, кровью и злой магией.
       В отличие от штабной игры противник первым занял свой край поля. Генерал Молвади решил лишний раз не мудрить и разбил вверенные ему войска на три части -- Центр, Левое и Правое крыло. Между ними расположил полковую артиллерию, которой оказалось на удивление много, и небольшое число легковооружённых воинов. Боевые маги встали где-то в глубине строя. Кроме того в центре каждой из трёх формаций находилось по артефакту с весьма мощной аурой -- уж что-что, а это Кайфат почувствовал, едва увидел врага -- которые просто обязаны быть связаны с загадочными повозками.
       Кайфат в очередной раз задумался о выбранной им стратегии. Не слишком ли он рискует, отказавшись участвовать в битве в качестве чародея и сократив численность "шипов" до жалкой сотни? Может, обвиняя вчера Лансера в излишней самоуверенности, он сам чересчур возгордился? На Земле его страна однажды проиграла целую войну, до последнего считая, что закидает врага шапками. Не вступил ли он на эту же дорожку?
       Тем временем его солдаты уже выходили на позиции. Процесс был отработан до мелочей. Ядро войска -- бойцы Руорка -- прямо из походной колонны перестраивались в развёрнутый строй. От них не отставали полковые инженеры, которые споро выкатывали перед ровными шеренгами повозки с крепкими, обитыми шкурами шестилапов, окованными бронзовыми полосами и заговорёнными ото всех Стихий, деревянными щитами гуляй-города. Едва очередной элемент укреплений занимал своё место, как его тут же притягивали цепями к уже установленным. Ну а с целью отбить у врага желание обойти препятствие и напасть с тыла, в десяти саженях от первой стены устанавливали вторую. Получалась пусть не крепость, но вполне себе неплохой форт.
       Параллельно с работами по сборке гуляй-города, внутри укреплений оборудовались платформы для полевой артиллерии, батареи артефактов и наблюдательная площадка для К'ирсана и его офицеров. А поотдаль сразу две группы магов Корпуса алхимическими смесями выжигали траву и отсыпали калёным песком заклинательные круги и чертили фигуры концентрации. Можно было, конечно, обойтись и без последних -- К'ирсан ведь раньше как-то справлялся -- однако и чародеи, которые служили Кайфату, имели гораздо более скромные способности, чем он. Не стоило упускать шанс хоть на щепотку повысить их могущество.
       Пока центр войска занимался перестроениями и подготовкой позиций, на флангах разместились по два кавалеристских эскадрона. Тёрн, в последние годы буквально сроднившийся с седлом тирра, лично возглавил правое крыло, оставив левое под командованием своего первого помощника Ларса лин Тулека...
       Наблюдательную площадку для короля установили одной из первых, и К'ирсан немедленно вскарабкался наверх, спеша изучить ситуацию на поле грядущей битвы. Для того чтобы перед противником появилась полноценная стена в две сажени высотой, требовалось никак не меньше четверти часа. И если тот окажется достаточно расторопен, есть риск проиграть сражение, толком его не начав.
       Понимал это и грасс Дуго, тем более что генералу совсем не понравилась активность армии Западного Кайена. Явно игнорируя рыцарские правила ведения войны, он не стал дожидаться, пока враг подготовится и скомандовал наступление. Над полем разнеслась барабанная дробь, взвыли горнисты, и легионеры, чеканя шаг, двинули вперёд.
       -- Ай как некрасиво, -- процедил К'ирсан с хищной ухмылкой. Жестом подозвал вестового с двумя десятками амулетов связи и выхватил те, на которых красовались имена Тёрна и его помощника. -- Предлагаю обоим, пока мы тут возимся, хорошо пощипать хфурговых мерзавцев. Не то они так и до нас дотопают! -- Прорычал он, активируя чары. Тут же оборвал разговор и вернул медальоны ординарцу.
       Ждать реакции кавалерии пришлось недолго. Меньше минуты понадобилось командирам, чтобы донести до подчинённых волю короля. После чего всадники на тиррах с варварским гиканьем и свистом -- даром, что все сплошь "культурные" дворяне -- точно орда гвонков рванули в атаку. У каждого сабля, небольшой щит, пика, аркан и, что самое главное, лук с колчаном на три десятка зачарованных стрел. И можно не сомневаться -- пока все не выпустят, назад не вернутся.
       В ходе войны за трон кавалерия себя почти никак не проявила -- то был период пехотных сражений и магических битв, в которых зубастым эскадронам не нашлось места. Не было времени должным образом оценить её силу и после принятия короны. У Кайфата появилось слишком много дел, чтобы заниматься ещё и ящерами. И лишь доклады Тёрна, да парочка проведённых учений, позволяли иметь хоть какое-то представление об уровне подготовки хищных скакунов и их спесивых всадников.
       И вот теперь К'ирсану предстояло выяснить, насколько верно он оценил своих бойцов...
       Навстречу вражескому строю пошла кавалеристская лава. Всё как полагается: передовые части выстроены шеренгой, позади -- поддержка. На фоне двух развёрнутых легионов численность всадников была до обидного мала, но в их задачу не входило обеспечение паритета сил на поле боя. От Тёрна и его подчинённых требовалось иное: беспокоить врага жалящими укусами, тормозить продвижение и всячески оттягивать на себя внимание. Харнцы должны напрочь забыть о маневрирующем противнике, пока гуляй-город не будет готов.
       Едва тирры набрали достаточный ход, как их всадники принялись натягивать луки. Р-раз, и стрелы взвиваются в небо. Два, и новые древки ложатся на тетиву... Скорость ящеров сложилась со скоростью выпущенных стрел, и те летели теперь гораздо дальше обычного. На тренировках бойцам удавалось с расстояния в сотню саженей пробить навылет кольчугу двойного плетения. Простую, без чар, но ведь тогда и наконечники тоже были простые. Сейчас же на каждом лежит какая-нибудь стихиальная волшба.
       О том, что доспехи харнцев ничуть не крепче кольчуг, стало понятно уже после первого залпа. Строй сохранился, в стене щитов не появились прорехи, однако взгляд то здесь, то там цеплялся за падающие в задних шеренгах фигурки воинов.
       Закашляли полковые "скорпионы". Явное старьё, не иначе как списанное в армии "цивилизованной" страны и проданное Харну. Во всяком случае К'ирсану было с чем сравнивать. Метатели били недалеко и слишком слабо, даже в сравнении с теми машинами, с которыми он сталкивался в Зелоде. И хотя нескольких всадников всё же зацепило, атаке это не помешало. Тактика "лавы" для того и создавалась, чтобы уменьшить потери от дальнобойного оружия.
       Гибель товарищей лишь ещё больше раззадорила воинов Тёрна. Успев выпустить по несколько стрел и приблизившись на несколько десятков саженей к вражеским шеренгам, фронт атакующей кавалерии распался на две части. Одна потекла в сторону левого фланга, другая -- правого, постепенно закручиваясь в пару гигантских хороводов из мчащихся тирров. Манёвр был выполнен идеально. Харнцы и понять ничего не успели, как перед ними возникли две адских карусели, непрерывным потоком шлющие в них стрелы. Жертв среди легионеров стало гораздо больше, настолько больше, что враг сбавил шаг и принялся выстраивать подобие "черепахи" -- прикрываясь сверху щитами.
       Единственный ответный арбалетный залп, кажется, вообще не нанёс никакого урона. Комплектация кавалерии только дворянами имела свои плюсы: почти каждый носил родовые артефакты или хотя бы недорогие амулеты. Обычные болты -- а магических там явно не было -- пробить их защиту не могли. Реальной угрозой оставалась артиллерия, но тут на стороне солдат К'ирсана оказалась нетерпеливость генерала Молвади. Желание поскорее сразиться с силами Кайфата сыграло с ним дурную шутку. Полковые метатели немного не успевали за движением основных сил. Прямой наводкой они бить ещё могли, но стоило противнику перестроиться, как линия огня оказалась перекрыта собственными солдатами.
       -- Ого. Да вы, парни, не из тех, кто медлит с решениями, -- не удержался К'ирсан, заметив как лёгкая пехота спешно помогает обслуге "скорпионов" менять огневую позицию. И чтобы уж стрелять наверняка, они выводили машины из-под прикрытия флангов. -- А умные-то какие...
       В отличие от вражеского командира, Кайфат ни капли не сомневался, что Тёрн точно не оставит такой подарок без внимания.
       Так оно и оказалось.
       Сначала один "хоровод", а следом и другой, распались. Словно стая хищных скортов всадники набросились на ещё только изготавливающихся для стрельбы артиллеристов. Времени у них хватило лишь на один залп из луков, дальше разгорячённые тирры ворвались на позицию врага, и в ход пошли сабли, пики и даже арканы. Со своего места К'ирсан не видел подробностей, но легковооружённых воинов Харна смяли в момент, а затем пришёл черёд обслуги метателей и самих машин. Последние полностью уничтожить вряд ли могло получиться, однако если бы удалось хотя бы вывести их из строя, уже было бы неплохо.
       Неожиданно на левом фланге со страшной силой грохнуло, а затем вверх вырос огромный огненный столб, брызжущий во все стороны сгустками огня. Находившихся ближе всего к эпицентру взрыва тирров опрокинуло на землю, а их всадников выбило из сёдел. Но больше всего досталось харнцам. Десяток пылающих комков поразил их солдат как на флаге, так и в центре. Эффект был тот же, как если бы они попали под обстрел. Охваченные пламенем, мечущиеся фигуры, смятение среди бойцов и сломавшийся строй.
       Определённо, К'ирсан не зря вооружил старших офицеров аналогами тех браслетов, что входили в экипировку "шипов". Выпущенный кем-то пульсар попал в зарядный ящик, вызвав десятикратно более мощный взрыв. И теперь на одном фланге проблема с вражескими метателями точно решена. Жаль всех солдат не получилось снабдить нужными артефактами. Глядя на то, какой шорох кавалерия навела с почти обычными стрелами, можно представить, что бы было, будь у них браслеты с огнешарами... Хотя до этого точно не скоро дойдёт: маги-заклинатели и ремесленные мастерские оружейников и без того завалены заказами.
       На соседнем фланге постарались закрепить успех, но то ли с меткостью имелись проблемы, то ли наконец-то проснулись харнские чародеи, К'ирсан наблюдал лишь привычные взрывы пульсаров. Первый разорвался где-то за метателями, а вот два других оказались выпущены прямо по шеренгам легионеров... Что и стало последней каплей. Сначала центр вражеского войска, а затем по-очереди левый и правый фланги накрыл купол защитного поля. Одновременно с этим облако водяной пыли задушило очаги пожара, а несколько цепных молний ударили по кавалерии.
       В ход пошли серьёзные аргументы, а значит, только из-за одного этого воины Тёрна уже справились со своей задачей. Даже перевыполнили её. Свои козыри грасс Дуго явно планировал скрывать до последнего.
       -- Назад, хфург вас проглоти!! Назад! -- прорычал К'ирсан, до боли сжимая кулаки.
       Когда на поле битвы говорят мощные заклинания, простым бойцам там делать нечего. Без магического прикрытия колдуны перемелют их как в мясорубке за считанные минуты. А такой поворот совсем не устраивал Кайфата. Терять своих людей он не любил. Плюс где-то там сражался один из немногих его друзей, и терять его он точно не хотел.
       Словно ожидая чего-то подобного, все тирры выполнили стремительный разворот и во всю прыть рванули в сторону своих позиций. Впрочем, желание убраться подальше от злой магии не превратилось в приступ слепой паники для их всадников. К'ирсан собственными глазами видел, как многие придерживали ящеров, чтобы подобрать раненых или просто потерявших своих тирров товарищей.
       -- Владыка, гуляй-город готов! И твои воины ждут приказов, -- неожиданно прогудел из-под забрала, поднявшийся на помост Руорк.
       -- Вижу, Руорк, вижу... -- кивнул К'ирсан.
       Вслед за новоявленным магистром ордена наверх поднялся Лансер. Правда, в отличие от фанатичного последователя Кайфата, он предпочёл не утруждать ноги и воспользовался чарами левитации. Верховный маг был энергичен, бодр и чем-то доволен.
       -- Ваше величество, вы поняли, что за артефакты тащили эти... дети Кали?! -- с воодушевлением сказал он. -- Не иначе как средние сферы Птоломея! Такое на рынке не купишь! Если малые корабельные сферы Нолд продаёт без особых проблем, то их более мощные варианты доступны лишь для союзников из Объединённого Протектората!
       К'ирсан с хрустом покрутил шеей, повёл плечами и лишь затем заговорил.
       -- Хм, значит, будем считать, что ответ на вопрос, какого мархуза Харн так долго тянул с войной, найден. "Добрые соседи" не просто ждали отмашки от островного хозяина, а ещё выпрашивали кое-что посущественнее слов и обещаний в качестве поддержки, -- сказал он.
       -- Да, им повезло. Бывали случаи, когда республиканцы присылали союзничкам с Сардуора вместо тяжёлых "скорпионов" и защитных амулетов туалетные принадлежности и полевые пищевые рационы, -- ухмыльнулся Мокс, после чего резко посерьёзнел и не без бравады отрапортовал: -- Ваше величество, маги Корпуса к бою готовы!
       -- Я и не сомневался, -- проронил К'ирсан. -- Ни в твоём Корпусе, ни в солдатах Руорка, ни в "шипах" и инженерах. Будь иначе, этого сражения бы не было.
       Да и вправду, какие могут быть сомнения, если пока не произошло никаких отклонений от планов, давным-давно отработанных на учениях? Заготовленный врагом сюрприз оказался вполне предсказуемым.
       Пока они говорили, кавалерия отступила под прикрытие зачарованных стен через открытые проходы. Едва последний тирр оказался внутри, как щиты встали на место, и гуляй-город снова стал неприступен. А к воинам Тёрна тем временем бросились на помощь полковые лекари. Многие солдаты были ранены, некоторые явно тяжело, что совсем не мешало им бурно радоваться успеху первой атаки.
       От группы кавалеристов отделился один боец в окровавленной кольчуге, рваном плаще, сбитом набекрень шлеме, и направился к королевскому помосту. Воина шатало, он явно не очень твёрдо стоял на ногах, но упорно продолжал идти. В упрямце К'ирсан не сразу узнал старого друга.
       -- Как мы их, командир?! -- крикнул Тёрн на ходу. -- Долбануло так, что чуть к Оррису на суд не отправился! Да и до этого кучу народу положили...
       И почему К'ирсан ни капли не удивлён тому, что именно Согнар был первопричиной мощного взрыва в рядах противника?
       -- Главное другое, -- К'ирсан медленно покачал головой и с прищуром принялся изучать состояние ауры верного соратника. -- Главное, что Молвади раскрыл свои козыри.
       Кайфат подождал, пока Согнар поднимется по грубо сколоченной лестнице, после чего шагнул навстречу и с хлопком припечатал ладонью в центр груди заклинание исцеления. Резко, безо всякого предупреждения, прекрасно зная, что иначе генерал категорически откажется от лечения в исполнении своего короля. Убрать эффект в виде мучительной боли, терзающей внутренности раненого в течение всего периода действия чар, у него так и не получилось.
       Тёрна моментально скрутило, ноги подкосились и понадобилась помощь Руорка и К'ирсана, чтобы осторожно усадить его на пол.
       -- Ты пока отдыхай, пора и другим показать, что они не зря получают жалование, -- сказал К'ирсан, вновь поворачиваясь к полю боя.
       Харнская армия уже успела восстановить порядок в своих рядах и возобновила движение. Правда, теперь под прикрытием трёх Сфер Птоломея. Да и маги их начали осторожно пробовать на зуб защиту гуляй-города, то и дело атакуя слабыми боевыми заклинаниями.
       -- Мокс, схема четырнадцать. "Болото"! -- бросил К'ирсан.
       -- А может сразу... -- осторожно возразил Лансер, покосившись на соседнюю платформу с артефактами.
       -- Мне повторить?! -- резко выдохнул К'ирсан, чувствуя как в глазах снова зажигается магический огонь.
       Вспышку монаршьего гнева верховный маг встретил вежливым поклоном.
       -- Нет, Владыка, -- сказал Мокс и принялся нашёптывать приказы в амулеты связи.
       Руководить ритуалом должны были Канд на пару с Гхолом, ему же как и К'ирсану предстояло ожидать в резерве. Страховка на случай, если разработанная стратегия себя не оправдает, и придётся вновь обратиться к запретной магии.
       Кайфат же, машинально поглаживая вытянувшегося на поручне ограждения Руала, принялся с удовлетворением наблюдать за уверенными действиями магов Корпуса. Хоть он и постоянно сетовал на недостаточную подготовку своих чародеев, ругал их за неспособность к импровизации, сейчас участники обоих Заклинательных Кругов работали с уверенностью бездушных механизмов.
       Первыми начали подчинённые Гхола. Маленький ург по большей части командовал шаманами гоблинов, гвонков и орков, освобождённых из рабства, классических магов -- чтецов Астрала -- у него было всего двое, что не могло не сказаться на манере колдовать. Круг пришёл в движение, его участники затянули сухой речитатив, лишь изредка срываясь на гортанные выкрики, зазвучали несколько бубнов. Однако К'ирсана интересовал не внешний антураж, а магическая часть творимого действа.
       Шаманы один за другим впадали в транс, отправляя дух в Астрал. Поодиночке они уступали тому же Гхолу в силе и умениях, но вот вместе были способны на многое. Десятки точечных воздействий, подкреплённых некоторым знанием алфавита Древних и грубым плетением на основе Стихии Земли, породили сначала разрыв в ткани реальности, а затем вытащили из Верхних миров сонм мелких духов -- безмозглых никчёмных порождений эфира, доселе считавшихся совершенно бесполезными. Дай им волю, и они в момент разбегутся, но коллективная воля Круга шаманов держала их крепче иных цепей.
       Чуть отстав от команды Гхола, в дело вступили маги Канда. Хотя он и был до безобразия молод, умения и статус личного ученика К'ирсана позволили ему безболезненно занять командирскую должность в Корпусе. Во всяком случае, внешне безболезненно. Кайфат ни капли не сомневался, что рано или поздно, более зрелые товарищи Канда, особенно из тех, что прежде служили дворянским родам, взбунтуются и вызовут его на "разговор". Но это потом, а пока они без разговоров подчинялись юному адепту древнего знания.
       В отличие от подопечных Гхола, Круг Канда работал одновременно с Землёй и Водой. Манипулируя сразу двумя Стихиями, чародеи строили нечто вроде клетки для духов. Только в отличие от известных плетений классической магии, эта клетка не отрезала гостей из Астрала от энергии, а наоборот напитывала их Силой. Заодно вколачивая в их куцые разумы управляющие контуры.
       Наконец, оба ритуала подошли к концу, и наступил самый важный момент -- объединение усилий обеих команд. И тут всё зависело только от глав Кругов, от их таланта и искусства магии... К'ирсан с усмешкой бросил быстрый взгляд на Мокса: в отличие от Верховного мага, который не скрывал нервозности, он верил в способности как Канда, так и Гхола. И не сомневался в результате.
       Что очень скоро подтвердилось и на практике.
       Оба колдуна творили волшбу так, словно подобные ритуалы проводили по три раза на дню, вместо завтрака, обеда и ужина. Спокойно, чётко, с ювелирной точностью и твёрдой верой в свои силы. Зачарованные духи стремительным потоком влились в клетку, где моментально оказались запечатаны мощной конструкцией из нескольких знаков З'кенат. После чего ловушка засветилась голубым, задрожала и сжалась в шар полторы сажени диаметром. Получившийся снаряд медленно поплыл навстречу центру вражеской армии.
       -- А если перехватят? -- вдруг спросил Мокс. -- Что тогда?
       -- И кто такое потянет? -- удивился К'ирсан. -- Там, -- махнул в сторону чужого войска, -- максимум пара рядовых Чтецов или шаманов, их способностей для такого точно не хватит!
       -- А если и хватит, то сначала им придётся понять, что же мы там наворотили, -- вздохнул Лансер и едва слышно помянул Светлого Орриса.
       -- Вот именно, -- хмыкнул К'ирсан.
       И они оказались правы. Мархуз знает, с какими заклинаниями харнские чародеи спутали волшбу Корпуса, но все три защитных купола над легионерами налились Силой, а перед шаром с заключёнными в нём духами появились сразу две огненные стены.
       Мокс не выдержал первым.
       -- Тысяча мархузов, они действительно такие идиоты? Зачем мериться толщиной защит, если можно попытаться разрушить чары? Мы что, зря столько времени угробили, подбирая наиболее устойчивую к чужим воздействиям оболочку для Клетки духов?! -- прошипел Лансер.
       К'ирсан оставил его реплику без ответа, с улыбкой наблюдая за тем, как около первой же преграды шар распался на две части. Каждая из которых "пролилась" потоками в десяток саженей шириной в сторону левого и правого края поля. Безымянные духи Астрала, переполненные энергией Воды и Земли, превратились в духов болота. И одним своим присутствием принялись перекраивать ландшафт, превращая луг в гнилую трясину.
       Чтобы "перегородить" большую часть поля понадобилось меньше минуты, и лишь самый центр остался свободен от чар.
       Надо отдать харнским чародеям должное, они очень быстро разобрались в том, что произошло. Сходу попытались развеять заклинание и убрать трясину, но когда у них ничего не вышло, столь же быстро прекратили бесполезные попытки и занялись более подходящим делом -- принялись укреплять артефактную защиту дополнительными чарами.
       -- Неужели дальше пойдут? -- вдруг подал голос немного оклемавшийся Тёрн.
       -- А куда они денутся? Генерал Молвади слишком хочет быстрой победы, чтобы устраивать позиционные сражения, -- пожал плечами Кайфат. -- Чем мы и воспользуемся.
       -- Да!! -- вдруг подал голос Мокс, до того не отрывающий взгляда от харнских манёвров.
       К'ирсан стремительно развернулся и не удержался от торжествующего смеха. Враг не рискнул соваться в колдовское болото и теперь перестраивался, формируя ударный кулак на базе прежнего центра и отводя большую часть солдат с флангов в тыл. Сферы Птоломея сдвигались таким образом, чтобы щиты перекрывали друг друга, образуя гораздо более мощную структуру.
       Абсолютно верное решение в большинстве случаев, и совершенно не подходящее в противостоянии с армией Кайфата. Хотя бы просто потому, что К'ирсан ждал и готовил именно такой ход противника.
       -- Батарея, подготовить три серии "веретена" и Накидку Кали. Огонь по команде! -- даже не сказал, а прорычал К'ирсан в очередной выхваченный у вестового амулет. Подождал положенные по уставу полторы минуты, после чего рявкнул: -- Залп!!!
       И воздух над головой взревел так, словно в небе пролетело атакующее Крыло драконов: своё слово сказали артефакты, над созданием которых работали все лучшие чародеи К'ирсана. Выглядели они как стойки с десятком креплений для похожих на короткие копья зарядов, где каждый заряд -- отдельный артефакт с таящимся внутри заклинанием. Каких разновидностей только не было -- с пульсаром, огнешаром, "снежком", молнией и даже Искрами Огня. Причём все чары "выстреливали" одновременно, не мешая и не конфликтуя друг с другом. Последнее было особенно важно, делая Накидки Кали -- именно так Кайфат назвал новое оружие -- поистине уникальными. Когда же атака с помощью Накидки следовала вслед за ударом "веретена" -- артефакта, предназначенного для разрушения магических защит -- эффект получался и вовсе ошеломляющий.
       Первыми в защитный купол, накрывший вражескую армию, ударили заклинания "веретено". Заклинания Стихии Воздуха, лишь самую малость усиленные Древней магией, точно буравчики вонзились в энергетическую конструкцию, перерезая линии Силы и нарушая работу плетения. На поверхности купола моментально появились разрывы, в которые и влетели следующие чары. Понадобилось три волны "веретена", прежде чем защита оказалась пробита и не открылась прореха достаточного размера для удара Накидкой Кали. Наверное, Сфера Птоломея затянула бы места пробоя, но всё произошло слишком стремительно.
       Внутри магических куполов развёрзлись врата ада. До этого момента все испытания новой разработки проводились на открытых полигонах, и никто даже помыслить не мог, насколько страшным получится удар Накидки в замкнутом пространстве.
       Со своего места К'ирсан видел, как под защитой возникло быстро растущее облако огня. Первым оно накрыло весь центр вражеского войска, затем хлынуло вверх и в стороны, натолкнулось на развёрнутые щиты и вернулось обратно, уничтожая всё то, что не уничтожило в момент удара... Две Сферы Птоломея взорвались, когда пламя уже угасало. И взрывная волна довершила то, что начали Накидки Кали. После чего перестала работать и третья Сфера.
       После первого залпа прошло не больше трёх-четырёх минут, а картина поля боя кардинально изменилась. Там, где располагалось сильное и тренированное войско, теперь находилась перепаханная взрывами и опалённая колдовским жаром земля, буквально усеянная изуродованными телами погибших. Центр харнской армии оказался уничтожен, досталось и начавшим перестроение флангам. Из почти восьми тысяч человек хорошо, если выжила треть, но этих уцелевших больше нельзя было называть бойцами. Солдаты оказались полностью деморализованы, превратившись в ошеломлённое испуганное стадо.
       Если К'ирсану не изменяла память, нечто подобное случалось и на Земле. Во время конфликта за Даманский против численно превосходящего противника было применено секретное тогда оружие -- установки залпового огня. Эффект оказался ошеломляющим. Мало того, что потери врага исчислялись тысячами, так ещё никто толком не мог понять, что стало причиной столь гигантских жертв! И большая война так и не началась.
       -- Мда, "шипы" здесь действительно без надобности, -- протянул Тёрн потрясённо, тем самым нарушив возникшую было паузу.
       -- Какие к мархузу "шипы"?! Без Запретной магии обошлись, вот где чудо! -- возмутился Мокс. Затем поправился. -- Почти обошлись... Но на фоне прошлых фокусов Его величества, это такая мелочь...
       -- Надеюсь, наблюдатели от Объединённого Протектората думают как ты, -- сказал К'ирсан, ткнув пальцев в троицу магов, прикрытых щитами и с явным ошеломлением изучающих поле сражения.
       -- А может их... -- вставил слово Согнар, проведя кончиком пальца по шее. Однако король предложение не оценил.
       -- Рехнулся?! А всех этих свидетелей ты вслед за ними отправишь? -- рявкнул К'ирсан и, переведя дух, продолжил. -- Ладно, пора с болтовнёй завязывать. Тёрн, берёшь своих и двигаешь к харнцам. Кто окажет сопротивление -- бей, ну а с остальных собирай оружие, амулеты, артефакты и гони сюда. Люди Руорка помогут... Что до твоих подопечных, Мокс, отправь их на поиски выживших магов, эта братия имела все шансы уцелеть. Для охраны пусть возьмут "шипов"...
       -- Кого найдут, на тех ошейник? -- уточнил Лансер.
       -- Для чего-то же мы их сюда тащили, -- фыркнул К'ирсан.
       Гуляй-город, ошеломлённый молниеносным разгромом врага, пришёл в движение. Первой покинула пределы укреплений кавалерия, следом Руорк вывел призовые команды, а смешанные отряды чародеев и "шипов" направились на охоту за магами. Обычная деловая суета победителей. после разгрома врага -- быстрого и малой кровью. Именно так, как хотел победить грасс Дуго.
       К'ирсан шумно вздохнул, чувствуя, как разжимаются тиски напряжения. У него всё получилось. Армия под предводительством Кайфата впервые победила сама, без его личного участия в сражении. Не потребовалось творить неподъёмную волшбу, рубиться в первых рядах или участвовать в диверсия. Хватило точного расчёта и "домашних" заготовок.
       Именно так и следовало воевать!
       -- Ваше величество, что дальше? Быть может нанесём Харну ответный визит вежливости? -- спросил Мокс.
       -- Ещё слишком рано, -- покачал головой К'ирсан. -- Да и вообще, к чему эти разговоры об ответных визитах, если мы ещё не приняли капитуляцию от нашего славного Молвади грасс Дуго? Его ставка вроде уцелела... С пожирателем платков поговорить опять же требуется... Мне особенно интересно, не его ли нам надо благодарить за выбор грасс Дуго столь... смелой... стратегии? Если его, то надо будет медаль дать... за заслуги перед Отечеством! -- Ещё раз посмотрел на поле, на продолжающих прятаться под защитой чар магов Протектората. -- Но сначала... сначала поговорим с наблюдателями от наших более "цивилизованных" партнёров. Интересно, чего они там увидели и как к этому относятся...
       С этими словами К'ирсан хлопнул Мокса по плечу, махнул телохранителям и попросту спрыгнул с помоста. Сегодняшний день обещал быть длинным.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #21 : 30-03-2014, 00:30 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 6

       Из всего множества испытательных полигонов, фехтовальных залов и просто тренировочных площадок, которые маг или прославленный воин мог арендовать в Семи Башнях, малая арена при школе меча имени прославленного генерала Гур'Арраша нравилась Олегу больше всего. Находится далеко за городом, от любопытства праздных зевак прикрыта высоким забором и заклинаниями маскировки, да и владельцы относятся с пониманием к желанию клиента тренировать боевые навыки в стороне от чужих глаз.
       Идеальное место для самосовершенствования!.. Или для бесславной гибели от наёмного убийцы. Тут как повезёт.
       -- Уважаемый Одрин, напоминаю об условиях поединка, -- сказал Олег стоящему перед ним воину. -- Бой до первой крови или пока один из нас не сдастся. Применять можно любое оружие, в том числе магию и личные артефакты. Запрещено наносить заведомо смертельные удары и добивать...
       Олег с сомнением посмотрел на своего соперника. Лицо хмурое, а вот глаза какие-то безжизненные, водянистые. По такому сразу видно -- убить для него, что хаффа раздавить, пришибёт и не поморщится. Аж мороз по коже от его взгляда. И вроде все преимущества на стороне Олега -- итог поединка мага и воина почти всегда неутешителен для последнего -- однако беспокойство не проходило.
       Тысяча мархузов, Одрин Гром сам по себе внушал уважение! Облачён в зачарованный ламиллярный доспех, на голове закрытый шлем, в правой руке молот, а на левой -- артефактная перчатка. Причём двигается с такой лёгкостью, словно кроме холщовых штанов и рубахи на нём и нет ничего. На нагрудной пластине, напротив сердца, изображён знак Мечника.
       Очень, очень достойный соперник! Опыт драки с таким бойцом стоит любого риска. Так что надо будет потом поблагодарить Луара Чимира, который и помог ему найти Одрина... Если только глава рода не решил таким образом избавиться от нового родственника -- свадьбу с Аливией Олег сыграл в прошлом году.
       -- И какой толк от такой драки? Этого нельзя, того нельзя... -- прогудел Одрин в ответ, пару раз взмахнув своим молотом. Воздух аж загудел. -- Чему можно научиться, если бояться лишний раз поцарапаться?
       -- Если погибнешь, точно ничему не научишься! -- скривился Олег. Мысленно приказав себе соблюдать осторожность и не лезть на рожон, он скомандовал: -- Ладно, начали!
       И одним коротким заклинанием закрутил вокруг себя облако песка и пыли. Вращающаяся в воздухе мелкая дрянь заметно снижала восприятие, но серьёзно помогала в работе с другими заклинаниями Стихии Земли. После того, как Олег разобрался с этой придумкой прежних Повелителей Земли -- в старых книгах она называлась Вуаль Земли -- он любой бой начинал именно с неё.
       Однако Одрин тоже оказался сторонником нестандартных тактик. Вместо традиционного сближения с магом, воин размахнулся и с хеканьем запустил в Олега молотом. Чародей только успел заметить вспыхнувшую вокруг оружия белую ауру Воздуха, как тяжёлая чушка стрелой полетела в его сторону.
       На одних инстинктах, не думая ни о каких формулах или заклятиях, Олег активировал плетение Каменной Кожи -- сделав это столь быстро лишь благодаря Вуали -- и грудью встретил молот. Удар оказался такой силы, что покрывшая всё его тело каменная корка растрескалась, а дыхание на миг перехватило от боли.
       Да что творит эта хфургова сволочь?! Олег попробовал перехватить мархузов молот, но не успел -- Одрин оказался более расторопен. По-хитрому крутанул кистью, и зачарованное оружие с тихим гудением прыгнуло воину обратно в руку.
       -- Ловко, -- выдохнул Олег и одним ментальным усилием метнул в лицо Мечника горсть пыли.
       Вроде ерунда, но ерунда весьма эффективная. Одрин на мгновение отвернул голову, спасая глаза, но этого вполне хватило, чтобы Олег один за другим сформировал два Гранитных Кулака и ударил ими противника.
       Этого бы вполне хватило для завершения поединка с обычным бойцом, но Гром не зря носил звание Мечника. Одна Тьма знает, как воин смог почувствовать направление атаки. Удивительное дело, но от одного из Кулаков он уклонился, а второй уничтожил встречным ударом молота.
       Проклятье, Олег уже начал ненавидеть хфургово оружие. Ну кто мог подумать, что тяжёлая, неповоротливая кувалда может оказаться столь эффективной в бою с магом?! А ведь всего-то и надо, что вложить в оружие одну из разновидностей чар левитации, да укрепить десятком гномьих рун.
       Ладно, а если так...
       Олег припал на одно колено и хлопнул ладонью по песку, выпуская заклинание Каменная Пасть. Земля дрогнула, под ногами Одрина возникла большая трещина. Однако, перерасти в провал она не успела -- воин успел отпрыгнуть в сторону. Мало того, он не просто отпрыгнул, а ещё и снова запустил в Олега своей кувалдой. Полюби его Кали!
       Чтобы уцелеть, пришлось кувырком уходить назад, оставив вместо себя вертикальную каменную плиту. Против колдовства такой фокус бы не сработал, а вот против атаки Грома помог. Оголовье молота с грохотом врезалось в камень. Осколки так и полетели, но ни один не задел Олега.
       Маг почувствовал, что звереет. Он, дипломированный чародей, опытный боец, выживший в подземельях гномов и спасший самого льера Бримса, и вдруг не может справиться с пусть подготовленным, но простым смертным?!
       Что-то зарычав, он трансформировал остатки Вуали в несколько десятков Каменных Игл и метнул их в Одрина. Хорошо хватило ума целить в туловище: попадание в прорезь шлема грозило серьёзной травмой, а то и смертью. Хотя тут же понял, что мог не стараться. Гром даже не пытался уворачиваться: стоял как стоял, лишь прикрыл лицевую щель рукой. И доспех выдержал.
       Однако Олег уже перехватил инициативу. Снова вызвал Вуаль Земли и принялся осыпать вояку градом простейших чар. Сначала Каменное проклятие, затем опять пара Гранитных Кулаков, а в завершении сбил ошеломлённого и потерявшего подвижность Одрина Пылевой Змеёй.
       Нет, тот поначалу пытался огрызаться: ощутив воздействие проклятия, любитель больших молотов пустил в ход свой последний козырь -- разрядил в Олега заряд молнии из левой перчатки -- но неудачно. Большая часть силы заклинания ушла на преодоление Вуали, а с остатками справился защитный амулет, который Олег с некоторых пор совсем не брезговал носить под одеждой.
       -- Сдаюсь! -- уже лёжа на земле прохрипел Одрин и в подтверждение своих слов отбросил оружие в сторону. -- Ты победил, маг! Слышишь?! Победил!
       Олегу понадобилась пара секунд, чтобы понять, чего там кричит хфургов вояка. И лишь после этого он осознал себя, злого как мархуз, в нескольких шагах от соперника и готового уже активировать плетение Костедробилки...
       Ф-фух, вот это его накрыло!
       -- Да понял я, понял. Не ори! -- выдохнул Олег и, отвернувшись от поверженного противника, устало направился к единственной на этой арене трибуне.
       Ему срочно требовалось отдохнуть. Как-то чересчур резко он переключился с обычной тренировочной схватки на смертельную битву. Ещё бы чуть-чуть, и слишком ловкий всё-таки не противник, а партнёр, отправился бы в верхний мир.
       -- За деньгами вечером заходи, -- бросил он через плечо, вдруг вспомнив о заключённом договоре.
       Вместо ответа проигравший Мечник тяжело поднялся, подобрал свой молот и, не прощаясь, двинул к выходу. Олег на это лишь вздохнул и поправил выбившуюся из-под ворота рубахи серебряную пластинку -- артефакт вызова голема Камышового кота -- свою страховку на случай всяких неприятных сюрпризов. Как-то нехорошо с Одрином получилось. Чересчур сильно Олег опасался подвоха с его стороны, а в итоге вон как всё повернулось...
       -- Поздравляю, ты только что победил в бою опытного Мечника. Не комнатного чемпиона, а битого жизнью скорта, умеющего драться с магами, -- вдруг раздался знакомый насмешливый голос. -- Глядишь, так и с эльфийскими убийцами на раз-два будешь справляться.
       Ничего не понимая, Олег уставился на доселе совершенно пустые трибуны... и увидел, как в переднем ряду появился размытый силуэт, который стремительно приобрёл чёткость, объём и превратился в скалящегося во все зубы Айрунга.
       -- Давно здесь сидишь под невидимостью? -- спросил Олег с досадой. Ладно бывшего Наставника проморгал, а ну как вот так же шпиона или кого похуже пропустишь?
       -- С самого начала, -- с убийственной усмешкой сообщил Айрунг. -- Получил море удовольствия. Особенно когда ты вдруг решил, что тебя вот-вот прибьёт обычный смертный.
       Олег с чувством помянул мархуза, чем окончательно развеселил коллегу. Засмеявшись в голос, Айрунг встал, приблизился к своему первому ученику и, не стесняясь, обнял.
       -- Ну здравствуй, Олег. Давно не виделись, -- сказал он уже без насмешки.
       -- Что есть, то есть, -- хмыкнул Олег.
       Визит Наставника оказался настолько неожиданным, что он не знал как себя вести. То ли радоваться, то ли ждать подвоха... А вот Айрунг чувствовал себя совершенно свободно.
       -- И зачем тебе всё это понадобилось? Прятаться от любопытных, рисковать... -- спросил он, изобразив рукой нечто-то неопределённое. -- Если так хочется с кем-нибудь подраться, обратись к льеру Бримсу. Он мигом найдёт тебе партнёра для поединка среди Наказующих.
       Олег не без раздражения цыкнул зубом.
       -- А то я не занимался с Наказующими... Только все они дерутся по одинаковым канонам и схемам, используя одни и те же наработки. Что безусловно интересно и полезно, однако сильно сужает направление развития, -- сказал он с неохотой.
       Айрунг понимающе покивал.
       -- Не буду спорить. Чем обширнее личный опыт боёв, тем больше ты подготовлен к неожиданностям, -- сообщил бывший Наставник. -- Однако всё это не отменяет вопроса, какого мархуза ты вообще загорелся идеей повышения своих боевых навыков. Раньше ты был не столь... воинственен. Колдовать любил, но чтобы увлекаться боевой магией... Не припоминаю такого.
       Кого другого Олег с такими вопросами послал бы к Юрге в зад, но перед ним стоял Айрунг. Поэтому он и ответил, пожав плечами.
       -- Всё никак не отойду от покушения на Бримса и ещё парочки схваток, в которых принимал участие. По приказу Магистра нас, конечно, натаскивают на практику, но... чувствую, этого мало. Несмотря на все знания и особые умения, на фоне настоящих бойцов по-прежнему чувствую себя позорно слабым. Так что приходится заниматься самостоятельно, -- выдал он. -- И да, с Одрином Громом так некрасиво сложилось, потому что... нашёл мне его льер Луар Чимир, глава...
       -- ...нынешний глава рода Чимир и старший брат твоей жены, -- перебил Айрунг. -- Который совсем не в восторге от безродного мужа Аливии и до сих пор лелеет мысль, что рано или поздно сможет от тебя избавиться. Так?
       Олег со вздохом поднял глаза к небу. И откуда только Айрунг всё знает?
       -- В точку. И знаешь, что самое неприятное? Несмотря на все его слова и обещания, какой бы пост я не занимал, сколь больших вершин не достигал, я всё равно остаюсь "плохой партией". Уже год как мы с Аливией женаты, меня даже в род взяли, а отношение остаётся прежним, -- сказал он с раздражением.
       -- Бывает, -- отмахнулся Айрунг равнодушно. -- Говорят, и Луар, и младшенький Триссен, характером в покойного Дитрима, а тот по слухам был ещё тот ублюдок!
       Уловив скуку в голосе коллеги, Олег мысленно отвесил себе пинок за излишне болтливый язык. Мархуз побери, зачем он столько всего вывалил на Наставника? Кому нужно слушать твоих о проблемах и сложностях, если у каждого своих гора и маленький пригорок? Особенно, когда речь идёт об Айрунге. Этого вообще интересуют в жизни лишь две вещи -- магия и политика, всё остальное -- тлен и лишняя суета.
       Подтверждая эту мысль, Айрунг вдруг ткнул в перстень Олега.
       -- Как погляжу, ты уже третьего ранга? Поздравляю. Давно?
       -- Чуть меньше года, -- пожал плечами Олег. Глянул на регалии Наставника и с удовлетворением сказал: -- Да и ты уже второй!
       -- Растём. Даром, что Охранителем заделался и из командировок не вылезаю, стараюсь не терять темп и продолжать расти в Искусстве, -- с видимым удовольствием сказал Айрунг. -- По нынешним временам иметь высокую степень в магии вопрос не карьеры, а банального выживания... Хотя кому это говорю! -- Стряхнув с рукава невидимую пылинку, он внезапно спросил: -- С нашей последней встречи в... как то пафосное место называлось? "Тёмный соблазн"?.. так вот, после того разговора у тебя ничего нового не произошло? Как карьера?
       Олег задумчиво потёр подбородок. Какой странный вопрос... а всё, что он до этого рассказывал, это не новое?
       -- Про тот рейд к костяному дракону можешь не говорить, -- быстро добавил Айрунг, по-своему истолковав заминку.
       -- Что? А, нет... Просто не знаю, что сказать. Изменений много, но... всё ожидаемо. Курирую несколько групп молодых адептов Земли, пытаюсь помочь им раскрыть Дар по-настоящему без помощи гномов и научить работать со Стихией напрямую без эльфийских заморочек. Состою всё в той же комиссии по межрасовым взаимоотношениям, где регулярно сталкиваюсь с хфурговыми коротышками... -- принялся перечислять Олег.
       -- Кстати о коротышках. Никаких... эксцессов... больше не было? -- перебил Айрунг.
       -- Нет. Скажу больше, мы теперь снова сотрудничаем. Обмениваемся наработками по Стихии Земли, из тех что не жалко, заказываем друг у друга изготовление редких артефактов и амулетов. В общем всё культурно и цивилизованно. С Сухартом и вовсе регулярно переписываемся, последнее письмо ему буквально на прошлой седьмице отослал, -- выдал Олег ровным тоном. Правда, потом не выдержал и добавил: -- Хотя в земли гномов ход мне по-прежнему заказан. Особенно в Орлиную гряду...
       -- Считай такое внимание со стороны гномов признанием своих заслуг! -- улыбнулся Айрунг и почти сразу посерьёзнел. -- И радуйся, что оно приняло столь безобидные формы...
       -- Ну да, коротышки не эльфы, слишком рациональны и прижимисты. Устраивать вендетту из одной любви к искусству точно не будут, -- фыркнул Олег. Немного подумал и всё же добавил: -- Или я ещё просто не та фигура, с которой захотят всерьёз свести счёты. Чтобы так вляпаться, надо быть уровня Магистра Наказующих, никак не меньше...
       -- Или твоим сородичем, -- со значением сказал Айрунг.
       Олег немедленно насторожился. Странный визит бывшего Учителя -- мархуз побери, они не виделись три года! -- затем разговор ни о чём и явно наводящий вопрос о Ярославе. Хотя каком Ярославе?! Теперь уже К'ирсане Кайфате. А если вспомнить, что какое-то время назад Олега планировали отправить к хфургову мерзавцу для переговоров, да так и не отправили, неожиданный поворот в разговоре с Айрунгом наводил на размышления.
       -- Ты о К'ирсане? -- осторожно уточнил Олег.
       -- О нём самом, -- кивнул Айрунг. -- Короле, маге и головной боли многих сильных мира сего. В том, что он рано или поздно придёт к власти я даже не сомневался, и в том, что не будет бояться применять Запретную магию тоже. Но вот в его способность удержаться на троне, делом доказать свою пользу Нолду и выиграть войну одной лишь силой армии почти не верил.
       -- Да, помню, он всегда был тебе симпатичен, -- усмехнулся Олег. -- Касаемо же всего остального, то тут надо ещё разбираться. Не знаю как среди Охранителей, среди Наказующих по поводу этого хитрого хаффового сына мнения разделились. И я отношусь к числу тех, кто считает необходимым скрутить его в бараний рог и кинуть в казематы. Помощь в борьбе с культами Спящих дело хорошее, но только не в исполнении человека, который... -- Внезапно Олегу вспомнилось предупреждение льера Бримса не распространяться о свои подозрениях насчёт участия К'ирсана в призыве немёртвого дракона. Пришлось торопливо выкручиваться, -- ...который ради власти идёт по трупам и внаглую плюёт на законы о магии Запрета.
       Вроде бы обошлось. Внимание Айрунга удалось переключить, и на фразе про запретную магию он понимающе усмехнулся. Олег едва не ответил ему тем же. Учитывая, что на курсах повышения квалификации, регулярно организуемых для лучших Наказующих, учили фокусам из некоторых недоступных простым смертным разделов, обвинение Кайфата в похожем нарушении выглядело откровенным лицемерием. Хотя почему лицемерие? Нолд -- центр цивилизованного Торна, неудивительно, что его гражданам позволяется несколько больше, чем всем остальным. Олега такой подход вполне устраивал.
       -- Трупы... Тоже уже наслышан о его успехах на военном поприще? -- спросил Айрунг, вопросительно изогнув бровь. Дождавшись кивка, продолжил: -- Да, конфликт с Харном преподнёс немало сюрпризов. Мало того, что новоиспеченный король подготовил весьма боеспособную армию и вооружил едва ли не половину солдат артефактами, а затем одним махом наголову разгромил целых два легиона, так ещё и его оружие оказалось сильнее наших "щитов". Пусть харнцы и использовали уже устаревшие Сферы, но факт остаётся фактом: поделки нолдских магов и инженеров уступили магическому "клинку" какого-то выскочки. И всё это в условиях ограничений на ввоз в Сардуор качественного оружия...
       Слушая рассуждения Айрунга, Олег не скрывал неудовольствия. И откуда такое увлечение проклятым сородичем, проглоти его Тёмный Оррис?!
       -- Надеюсь эту его выходку без внимания не оставят. При таком количестве убитых ему прямая дорога в военные преступники, а там и до суда под патронажем Объединённого Протектората недалеко! -- наконец, с чувством сказал он.
       И заработал недоумённый взгляд Наставника.
       -- Какой ещё "военный преступник"?! -- воскликнул он. -- Кайфат мирный город со всеми жителями под нож пустил или в жертву Спящим принёс? Или быть может смертельную эпидемию устроил? А может на досуге увлёкся пытками и убийствами уважаемых граждан Протектората? Олег, очнись. У него там война, а на войне убивают. Тем более что убивает он сардуорских варваров, дикарей и недочеловеков, предки которых виновны по крайней мере в нескольких катастрофах мирового уровня. Цивилизованному миру на них плевать. Главное, чтобы не применялась Запретная магия, не ущемлялись права стран-участниц Протектората, и не появился кто-то вроде нового Кии'л'дорега или местного Гур'арраша... Ещё никто не позволит кроить карту Сардуора и строить там новую империю, за такое в момент снимут голову. В остальном местные корольки -- при соблюдении хотя бы видимости приличия -- вольны делать всё, что хотят.
       -- Так Запретную магию он применял! -- раздражённо сказал Олег. Доводы Айрунга ему не понравились.
       -- Ты не читал циркуляра, который выпустила Ложа Магов? В битве с Харном Западный Кайен не применял никаких запретных чар. Там присутствовал наш наблюдатель и ничего не нашёл. Были слабые отголоски Древней магии, но ею там кое-где даже воздух пропитан, так что это не показатель, -- с чувством ответил Айрунг. -- Пойми, твой хитроумный сородич чист перед законом. -- Заметив, что Олег собрался возразить, он предостерегающе поднял руку. -- Стоп, стоп... Я знаю про прежние его грешки, со времён борьбы за трон. Но из-за его непримиримой борьбы с культистами этот грех ему простили... До поры.
       Олег мысленно помянул мархуза. Так и хотелось сказать всё, что он думает, о соседстве "непримиримой" борьбы с призывом в реальный мир могущественного демона из пантеона культистов, да жаль нельзя.
       -- То есть хфургову сыну ничего не будет? -- спросил он вместо этого.
       -- Да, -- развёл руками Айрунг. -- Говорят, правда, Объединённый Протекторат направляет к нему группу проверяющих, которые попробуют чего-нибудь нарыть, но я, честно говоря, в успех их миссии не верю. Слишком битый мужик этот К'ирсан, чтобы позволить себя поймать. -- Внезапно он посерьёзнел. -- Меня другое интересует. Например, почему ты не спрашиваешь, откуда у Харна появились наши старые Сферы Птоломея?
       Олег, который сосредоточился на своей неприязни, к своему удивлению понял, что не знает ответа. А ведь и вправду, откуда?! На Сардуор поставляются только малые корабельные сферы, и не более того!
       -- Вот, не знаешь, -- с удовольствием протянул Айрунг. -- А ответ найти очень просто. Достаточно вспомнить о "сделке века", о которой писали газеты в прошлом году, и посмотреть кто громче всех среди наших союзников кричал о необходимости дружить со странами Сардуора, "идущими по пути прогресса"?.
       -- Ты о продаже нашего устаревшего вооружения членам Объединённого Протектората, и тех дипломатических танцах, что устроил Зелод вокруг делегаций Харна и Заурама? -- медленно спросил Олег.
       -- Именно, -- сказал Айрунг, щёлкнув пальцами.
       -- Но зачем Гелиду Рансу вооружать против Кайфата Харн? В чём выгода? -- удивился Олег. Немного подумал и с досадой на собственную недогадливость бухнул: -- Ну конечно, эльфы!
       -- Правильно. За всеми решениями короля Зелода сегодня стоят длинноухие ублюдки, и именно им больше всех нужен проигрыш К'ирсана Кайфата, их Врага Леса, -- наслаждаясь каждым словом, сказал Айрунг. -- Ну как, всё так же желаешь своему сородичу неудач?
       Олег от злости заскрипел зубами. Логика Наставника была непрошибаемой, а значит, человек, призвавший в мир величайшее зло снова уйдёт от наказания. Потому как справедливость справедливостью, но если кто-то мешает Перворождённым человеконенавистникам, ему остаётся лишь пожелать бороться до конца и как можно сильней насолить обитателям Маллореана.
       -- Пожалуй, нет, -- буркнул он. -- Но если всё так серьёзно, то почему Нолд не вмешался, когда стало известно о передаче Харну артефактов? Не верю, что разведка проспала, а значит, мы тоже поддержали сделку?
       -- Мы? -- Айрунг поднял бровь. -- Внешней политикой у нас занимается Архимаг. Льер Бримс лишь предоставляет главе республики нужные инструменты, окончательное решение принимает льер Виттор.
       Ответ Айрунга прозвучал настолько двусмысленно, что Олег моментально забыл мархузова К'ирсана и впился изучающим взглядом в лицо бывшего Наставника.
       -- А разве Магистр Наказующих и Архимаг не... в одной упряжке? -- спросил он предельно осторожно. От слов Айрунг так и несло грязными интригами, а с ними следовало держать ухо востро. Иначе влезешь куда не следовало, да и сгинешь. И никакие заслуги не спасут.
       -- В одной, конечно в одной... Вот только разве льер Бримс не рассматривает К'ирсана Кайфата как полезную в его раскладах фигуру? И разве стал бы он им рисковать, игнорируя излишнее усиление врагов короля Западного Кайена?
       -- Ну да, что-то в этом есть, -- произнёс Олег задумчиво. -- Три года этого мерзавца не трогали, и сейчас вряд ли что-то изменилось. -- Поморщившись, точно съев кислый друл, он осторожно спросил: -- Но если всё так, как ты говоришь, если льер Бримс и льер Виттор каждый ведут свою игру... Значит... в верхах раскол?!
       -- Тьма! И это мне говорит человек из команды Магистра Наказующих! Кому лучше знать, как не тебе?! -- расхохотался Айрунг.
       -- Например, кому-то более опытному в вопросах политики, -- усмехнулся Олег, отвесив Айрунгу шутливый поклон.
       -- Хорошо, что ты это понимаешь, -- ответил тот совершенно серьёзно. -- Там, -- маг ткнул пальцем вверх, -- пока всё тихо. Все работают на благо Нолда, каждый занимается своими делами и не лезет в чужие. Внешне всё спокойно, и этого достаточно. Пока достаточно. Главное, чтобы ни ты, ни я не забывали, кто мы есть и на чьей стороне находимся...
       Кали и дерьмо дракона! Олег с оторопью понял, что сам того не желая, он таки влез куда не следовало. И что-то ему подсказывало, от его ответа зависело очень многое.
       -- Хорошо, что я свой выбор сделал несколько лет назад. Теперь не придётся перестраиваться, -- сказал он нарочито шутливым тоном, краем глаза ловя реакцию Айрунга.
       Судя по спокойной благожелательной улыбке, слова бывшего ученика его устраивали.
       -- Вот и хорошо. Правильная и взвешенная позиция всегда очень благотворно сказывается на жизни и карьере, -- сказал Айрунг со значением. -- Мир ведь сложнее, чем кажется. Гораздо сложнее. И чем больше ты знаешь, чем в большее число тайн ты посвящён, тем выше твоё положение в обществе... Хочешь пример? -- Вдруг с непонятной интонацией спросил он. -- Все знают, что Скипетр Власти или иначе Скипетр Стихий, главное оружие Нолда в конце Эпохи Войн, пропал в ходе локального катаклизма...
       -- В Вероятностном Шторме вместе со своей владелицей... -- решил блеснуть знаниями Олег. -- Тысячу лет назад нам рассказывал о том лично льер Бримс.
       Айрунг странно дёрнул уголком рта и кивнул
       -- Да, владелицу звали льериссой Ирэн Шаа'б'сутэх. И она была супругой льера Птоломея... -- Он немного помолчал. -- А вот члены Совета Мастеров... и некоторые другие чародеи рангом пониже... знают, что символ власти Архимага -- это не корона и не королевский посох, а тот самый Скипетр. И именно на нём приносится клятва служить республике!
       -- Не понял... -- сказал Олег. -- Самое сильное оружие последних тысячелетий принадлежит Нолду?! Тогда чего мы цацкаемся с эльфами, если...
       -- Однако, есть ещё более осведомлённые люди, чем члены Совета. Все они входят в ближний круг Архимага и Магистров, и они точно знают, что нынешний Скипетр -- подделка. Настоящий Великий артефакт был повреждён, а его фрагменты захвачены...
       -- Мархузова задница! -- выдохнул Олег, не сдержав эмоций. -- И что-то мне подсказывает, похитили сломанный Скипетр длинноухие сволочи.
       Айрунг с улыбкой развёл руками.
       -- Не буду врать, есть такое подозрение.
       Олег снова выругался, помянув тёмных богов, демонов и тысячу хфургов.
       -- И зачем так накручивать? Все эти знаю, не знаю... Зачем?!
       -- Потому что общество магов неоднородно. Равенства нет и быть не может. Мы -- пауки в банке, каждый из которых стремится усилиться и возвыситься над остальными! -- сказал Айрунг жёстко. -- Повторяю: шанс встать на ступеньку выше, есть лишь у более осведомлённых и знающих... А в условиях необъявленной войны с Перворождёнными, лишние знания часто вопрос выживания.
       -- Или причина внезапной смерти при слишком длинном языке, -- с тоской сказал Олег. Такие разговоры никто не заводит просто так, после них всегда есть последствия. И какими бы они ни были, ясно одно -- спокойная жизнь закончилась. -- Айрунг, я всё понимаю и ценю оказанное доверие...
       -- Да какое доверие? -- хмыкнул... нет, не бывший Наставник, и не менее опытный коллега... маски были сброшены, и с Олегом разговаривал жёсткий и опасный боец, верный своему лидеру. -- Брось, ты теперь с партией Бримса до конца. Свалят его, свалят и тебя. Считай наш разговор последней проверкой перед допуском в ближний круг Магистра.
       Айрунг протянул руку, и Олег крепко её пожал, стараясь никак не проявить обуревающие его сомнения и мысли. Наставника сказал, что он человек Бримса. Не льера Виттора, а именно Бримса! Проклятье, да что же наверху творится, если вдруг понадобилось такое разделение?! И главное, почему?!
       -- И ещё, -- вдруг сказал Айрунг, не разрывая рукопожатия. -- Заканчивай с этими самодеятельными тренировками... С завтрашнего я снова числюсь в штате Наказующих и на правах Наставника забираю тебя к себе в группу. Поверь, у нас будет чем заняться и помимо игр в гладиаторов!
       -- Это чем же? -- спросил Олег с натужной улыбкой.
       -- Наш долг бороться с врагами Нолда, не забыл? -- сказал Айрунг с усмешкой. -- И исполнять его придётся, как дома, так и в самых глухих дырах Торна.
       -- И в Западном Кайене? -- уточнил Олег, начиная догадываться к чему всё идёт.
       -- В том числе и там, -- кивнул Айрунг.
       Олегу ничего не оставалось, кроме как в очередной раз мысленно выругаться. Похоже, из-за чужих политических игр он помимо своей воли словно оказался в лодке, мчащейся по горной реке. Впереди многочисленные пороги, бешеная скорость, смертельный риск и никакой уверенности в благополучном окончании пути. Проклятье, мечтая о дальнейшей карьере, он рассчитывал на нечто совершенно иное!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн enatali

  • Рядовой
  • *

+Info

  • Репутация: 5
  • Сообщений: 3
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: 0
  • Пол: Женский
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #22 : 21-04-2014, 20:40 »
0
Господа, а не поясните ли новобранцу откуда такое богатство? Неужели автор делится добровольно своим произведением? Или по старинке - пальцы в двери, лампу в очи? :)



Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #23 : 21-04-2014, 21:19 »
0
Добровольно, добровольно  :soglasnaya_ya: 

В первом посте ссылочка есть


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн enatali

  • Рядовой
  • *

+Info

  • Репутация: 5
  • Сообщений: 3
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: 0
  • Пол: Женский
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #24 : 21-04-2014, 23:56 »
0
Уважаемая, Kard, простите, а в каком именно? В самом первом по этой ссылке ничего нет :( возможно для малышей вроде меня все закрыто?
Добровольно...оооооо....целуем ручки! Моя любимая книга со времен Ведьмака.



Оффлайн Wens

  • Генерал- лейтенант
  • *

+Info

  • Репутация: 415
  • Сообщений: 3257
  • Activity:
    11%
  • Благодарностей: +2701
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #25 : 22-04-2014, 08:51 »
0
все-таки раз в квартал лучше заходить, крупными кусками хорошо читается  ;D


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #26 : 22-04-2014, 23:52 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login
Уважаемая, Kard

Ну порадовала  ;D  вообще-то я уважаемый  ;) 

это в смысле пола (если присмотреться у всех под "Благодарностью" стоит "Пол")

А ссылку... по-моему после трех постов уже должна быть видна. Но раз любимая книга даю простым текстом http: //samlib.ru/z/zykow_w_w/vlastsily.shtml

з.ы. Ну и для справки - см. страничку автора на СИ


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #27 : 10-05-2014, 00:40 »
0
You are not allowed to view links. Register or Login

Глава 7

       Курган Шести Магов или Лисф'т'сек на языке М'Ллеур располагался в самом центре владений Тёмных эльфов. По легенде, уже после исхода логов, но перед Войной Звёзд, на Горхе случилась какая-то катастрофа: то ли открылся провал в Бездну, то ли напали последние чернокнижники Некронда -- точно сегодня не скажет никто -- но произошла серьёзная битва. С применением древней высшей магии и многочисленными призывами демонических союзников. Само существование народа тёмных эльфов висело тогда на волоске, и чтобы спасти всех от гибели и забвения, на пути у вражеских полчищ встали шестеро могущественных чародеев и... победили. Их волшба оказалась сильнее чужих чар, но и цену они заплатили за это немалую -- все шестеро погибли.
       Похоронили героев под специально насыпанным величественным курганом, на многие годы ставшим памятником мужеству предков. Так бы оно оставалось и впредь, пока однажды чародеи М'Ллеур не обнаружили, что все их заклинания, сотворённые на вершине рукотворного холма, заметно усиливаются. И вот тогда Курган Шести Магов обрёл новую жизнь, став площадкой для проведения любого по-настоящему важного обряда или серьёзного колдовства...
       Несмотря на все свои успехи и добрую славу, Минош до сих пор ни разу не участвовал в проводимых здесь ритуалах, не пробовал "на вкус" истинную силу этого места. Хотя бывал в окрестностях знаменитого кургана неоднократно. В то, что такая возможность ему представится совсем скоро, он не мог даже подумать.
       Всё началось с требовательного Зова от Тверена. Минош только собрался покинуть дворец отца после очередной высочайшей аудиенции, когда ментальное послание Наставника вынудило его бегом броситься в портальный зал. Случилось что-то настолько срочное, что старый эльф, наплевав на приличия, буквально потребовал от бывшего ученика бросить все дела и немедленно отправиться в одно из самых охраняемых мест леса М'Ллеур.
       Разве мог Минош отказаться?
       Тверена в компании с Легруном он встретил сразу после портального перехода, у дверей в зал с артефактом телепортации. Оба, напряжённые как струна и злые как мархузы, едва не приплясывали в нетерпении, ожидая его появления.
       -- Что за спешка? -- сходу спросил Минош, чувствуя как внутри всё сжимается, словно перед боем.
       -- Все вопросы обсудим по пути. Идём, дорог каждый миг! -- отрезал Тверен, хищно раздувая ноздри.
       И заторопился в сторону кургана, возвышающегося над лесом. Идти до него было никак не меньше версты, так что почтенный чародей едва не бежал. Миношу с Легруном ничего не оставалось кроме, как присоединиться к Наставнику.
       -- Так в чём дело-то, Учитель? -- опять спросил Минош.
       Тверен промолчал, зато заговорил Легрун.
       -- Шесть наших кораблей патрулировали район вдоль морской границы Западного Кайена и час назад перехватили три судна светлых, -- сказал коллега, шипя от сдерживаемой ярости. -- Всего три!! При двукратном перевесе сами боги велели отправить предателей на корм рыбам! Но...
       -- Но наши моряки уже потеряли два корабля, и теперь вместо того, чтобы праздновать победу над противником, из кожи вон лезут, чтобы не разделить судьбу собратьев. Хорошо командующему эскадрой -- Шуграду из рода Нарзул -- хватило ума связаться со мной лично и попросить о помощи, -- перебил ученика Тверен. -- Однако одни только боги ведают, как долго он сможет уклоняться от схватки.
       -- Погодите, Учитель! -- не выдержал Минош, который лучше многих знал, сколь серьёзную силу представляет собой любой морской охотник М'Ллеур. Не зря, и в боях приходилось участвовать, и на морских чудищ охотиться. -- Как маллореанцы смогли так быстро уничтожить аж два корабля?! Наших корабля?!
       Наставник хмуро посмотрел сначала на Миноша, затем зачем-то на Легруна и вздохнул.
       -- На одном из лоханок Светлых -- очень сильный маг Воды, я бы даже сказал, что маг-виртуоз. Кто-то из высших чародеев клана Тес'симир, не иначе. -- Заметил, что ученик хочет спросить что-то ещё и резко бросил: -- Хватит вопросов! Лучше сосредоточься на ритуале. Прежде чем со светлыми начнём разбираться, придётся попотеть. Напомню, до маяка, который активировал Шуград, ещё надо дотянуться!..
       Варрек Минош нахмурился, но смолчал. Он небольшой знаток Астрала, но чтобы три адепта Древней магии, элита чародеев М'Ллеур не справилась с организацией Астральной тропы, пусть и весьма нестандартной?! Да не бывать такому...
       У подножия Шести Магов их встретили несколько слабеньких колдунов: из тех, кто следит за состоянием всего заклинательного комплекса, организованного на кургане и в его окрестностях. Помогли по-быстрому переодеться в бело-чёрные ритуальные одежды из паучьего шёлка, сменить повседневные сапоги на лёгкие почти невесомые мокасины из кожи иномирных демонов. Они же приняли на хранение все нательные артефакты и оружие, взамен выдав каждому по костяному посоху с обсидиановым навершием. Причём искусно обработанный камень уже был под завязку наполнен энергией Астрала. И, надо сказать, Минош никогда доселе не встречал эфира подобной чистоты. Ни одной примеси и лишней фракции, словно в верхних слоях мира духов!
       Наверх тоже поднимались не обычным порядком -- по "парадной" лестнице из базальтовых блоков в три сажени длинной, а с "чёрного входа" -- по узкой, едва заметной тропке, вымощенной грязно-серыми костяными пластинами. Через каждые четыре аршина останавливались и творили заклинания очищения и концентрации, настраиваясь на предстоящий обряд. Будь на месте варреков кто-нибудь, близкий по крови легендарным рептохорсам или вообще вартагам, ничего подобного бы не потребовалось. Но пошедшие по тропе Древних М'Ллеур являлись лишь бледными подобиями падших владык магии. И любой серьёзный, связанный с Астралом, ритуал требовал от них не менее серьёзной подготовки.
       Наконец, трое варреков достигли вершины и встали по краям заклинательного круга, так, чтобы образовался равнобедренный треугольник. Причём Минош с Легруном заняли позиции у его основания. Совершив ритуальные поклоны по сторонам света, М'Ллеур один за другим, начиная с Наставника, поместили посохи в специально для того подготовленные отверстия. Затем развели руки и затянули заунывную песню на староэльфийском, прославляющую древних хозяев Торна. Будь здесь наблюдатель из Маллореана или новоявленный "повелитель" Стихий из Нолда, они бы обязательно обсмеяли ретроградов М'Ллеур. Было время, когда и Минош присоединился бы к их насмешкам, но не сейчас. Вроде бы обычная песня, полная верноподданского энтузиазма, однако не успел отзвучать последний куплет, как пространство дрогнуло, словно бы вздохнуло, и иные планы бытия стали самую чуточку ближе.
       Одновременно с этим от посохов по камням побежали дорожки из голубого света, то пересекаясь друг с другом и образуя замысловатые узоры, то наоборот расходясь и оставляя проплешины в виде правильных геометрических фигур.
       -- А'ррон р'еп'тоох о'орс! -- рявкнул Тверен и хлопнул в ладоши. Облик обычного эльфа сполз с него, как сползает змеиная кожа, явив окружающим привычную варреку демоноподобную внешность.
       Вторя Наставнику, Минош с Легруном повторили воззвание, бывшее также основой заклинания, после чего принялись сплетать энергопотоки в сложную ажурную конструкцию -- чары, призванные сначала открыть Астральную тропу от кургана до места морской битвы, провести по ней трёх М'Ллеур, а затем безопасно вернуть их обратно. Чётко, без ошибок и сбоев, как пристало лишь по-настоящему искусным мастерам волшбы. На всё про всё понадобилось несколько десятков ударов сердца. Когда до завершения заклинания осталась всего пара штрихов, варреки почти синхронно уселись на землю, на иссорский манер скрестив ноги. Затем закончили каждый свою часть единого узора и вдохнули в получившееся плетение Силу...
       Мир перед глазами Миноша завертелся каруселью. Исчезли земля под ногами, небо над головой, верхушки деревьев вдали, даже фигуры коллег и полыхающие синим пламенем магические фигуры -- всё пропало, осталось лишь ощущение движения и смазанные цветные полосы. Казалось, что Минош куда-то летит по длинному, кривому желобу, потеряв малейшее представление, где он находится и когда всё завершится. Пока... пока всё не закончилось столь же внезапно, как и началось. Просто вдруг р-раз, и он оказался в центре гигантского облака из золотистых искр, а вместе с ним и его товарищи.
       -- Бездна! -- выдохнул Минош, доселе никогда не отправлявший свои разум и дух в столь дальние "вояжи".
       -- Хаффова мать! -- поддержал его Легрун.
       Эльфы дружно переглянулись и тут же стыдливо опустили глаза. Считать себя любимыми детьми богов, Перворождёнными, и уподобиться в своих реакциях каким-нибудь неотёсанным смертным?! Мархуз побери, не бывать такому!
       Однако не стоило забывать о деле.
       Минош сконцентрировался и создал заклинание Ока Юрги. Прошла секунда, другая -- в Астрале чары работали несколько иначе -- и перед ним возникла картинка того слоя реальности, куда их вывела астральная тропа.
       Там шла битва. Битва, в которой выстрелы метателей, боевые чары и жажда крови бойцов оказались задавлены яростью разбуженной Стихии. Он, варрек, никогда прежде не сталкивался со столь ярким и концентрированным присутствием Воды на поле боя. Казалось, что повелители океанов, владыки морских глубин явились сюда, чтобы лично наказать дерзких М'Ллеур. И от того вдвойне удивительно, что корабли тёмных продолжали не только оставаться на плаву, но ещё и болезненно огрызались на атаки светлых сородичей то метким выстрелом из кормового орудия, то удачными чарами.
       -- Я уже не раз сталкивался с магами и даже князьями-магами маллореанцев, но мастеров подобного класса ещё не встречал. Эта отрыжка Бездны не чародей, а прямо какой-то... титан, -- потрясённо сказал Минош ни к кому конкретно не обращаясь.
       Тверен на его слова никак не прореагировал -- Наставник выпустил целый сонм исследовательских чар и теперь разбирал поступающую от них информацию -- а вот Легрун ответил.
       -- Это ещё что, посмотри как всё начиналось! -- выдохнул коллега и отправил сжатый в компактный пакет мыслеобраз.
       Минош благодарно кивнул, сосредоточился и "развернул" послание, совместив его с по-прежнему активным Оком. Голова на мгновение закружилась, но затем всё пришло в норму, и перед ним словно в окне замелькали совсем другие картинки. Достаточно медленно, чтобы не упустить ни одной детали, и вместе с тем настолько быстро, чтобы не потратить на знакомство с недавним прошлым лишних секунд...
       Сражение началось с того, что шесть хищных теней с до боли родными силуэтами налетели на внешне гораздо более слабую эскадру светлых. Привычные перестроения, разведка боем, первый обмен слабыми заклятиями и пристрелка корабельных метателей -- ничего для себя нового Минош не увидел. Применяемые тактические схемы века назад прописаны в уставах флота, варрек помнил их наизусть. Он всегда воспринимал их как некий аналог разминки перед схваткой, позволяющий подобрать наиболее подходящее заклинание и сокрушить врага одним мощным ударом. Вот только на этот раз право выбора по-настоящему могучей атаки перешло к противнику.
       Полученное от Легруна ментальное послание не могло передать истинную картину применённых против М'Ллеур чар, красоту плетений, насыщенность силовых линий и выверенность рунных вязей. Однако то, что не видели глаза, "достраивал" разум Миноша. Мастерство "виртуоза" светлых и вправду вызывало уважение. Мало кто из знакомых варреку магов смог бы с такой лёгкостью подчинить не иначе как десяток сильных элементалей Воды, соединить их на время в некое подобие гигантского монстра, а затем натравить получившееся создание на корабли врага. Стоило ли удивляться, что сначала одно судно, а затем другое попало в плен цепких щупалец, которые раздавили корпуса из чёрного заговорённого дуба точно гнилой орех. И никакая защита не помогла! Сотворённые из энергии Стихии конечности обладали текучестью воды и её же способностью просачиваться куда угодно, даже сквозь самые надёжные щиты...
       Дальше досматривать послание Минош не стал -- всё было ясно и так: чародей маллореанцев владел заклинанием вызова кракена, одним из самых сильных в арсеналах магов Воды. Гиблое дело биться со столь сильным противником на его поле. И если поначалу к командующему тёмноэльфийской эскадрой Минош испытывал раздражение за проявленную слабость и отсутствие тактической гибкости, то сейчас он им восхищался. Не будучи варреком продержаться столь долго против противника выше тебя уровнем дорогого стоит!
       -- Как будем атаковать? -- спросил Легрун кровожадно. -- Может Метеоритным дождём Предателей накроем?
       После этих слов Минош вздрогнул и покосился на коллегу. Он рехнулся?! Бить Повелителя Воды на пике могущества заклинанием на основе стандартного сочетания Стихий?! Раньше он был о Легруне гораздо более высокого мнения.
       Наставник оказался менее выдержан.
       -- Ты не помнишь основы, Легрун?! Не забыл, что перед тобой не обычный "водник"?! -- язвительно выдал учитель. -- Как только он почует начало формирования плетения, как сразу же прикроется пологом... вон какие волны бушуют, ему даже напрягаться не придётся! А в том, что чары он почует, можно не сомневаться. Пока вы тут расслабляетесь, я уже дважды прикрывал нас от взглядов его чтецов астрала... -- Под конец Тверен заметно разозлился и уже в сторону добавил: -- Два сайгала...
       -- Тогда Молнию Богов, против любой защиты на основе Воды будет самое то, -- пристыжено исправился Легрун, лишь на самую малость опередив Миноша.
       -- Поцелуй Кали! -- выдал тот. -- Маги Тес'симир в основном чистые стихийники, удар со стороны Астрала "виртуоз" может не заметить.
       -- Оба правы. -- Теперь Тверен буквально лучился довольством, словно и не было недавней вспышки. -- Поэтому Молния Богов будет основной плетения, а Поцелуй -- довеском... За работу!
       Минош мысленно согласился с учителем и без дальнейших понуканий принялся формировать каркас заклинания -- самую сложную часть подобного рода конструкций. Потому как именно от каркаса зависит, сможет противник развеять атакующие его чары или нет. Нащупал в сознании тоненькую ниточку, связывающую его с обсидиановым шаром на далёком отсюда Кургане Шести Магов, и принялся тянуть из него накопленную там Силу. Глоток, второй, третий, чувствуя, что вот-вот лопнет от чуждой для него энергии, принялся лепить сложную фигуру из вложенных друг в друга колец. В центр поместил искры истинного Огня и Воздуха, перемешав их друг с другом и укрыв внутри сферы из эфира. Подождал несколько ударов сердца пока плетение не примет устойчивую форму и лишь затем передал управляющие нити для Леграна и учителя. Теперь их черёд работать над заклинанием, всё, на что хватает его способностей -- это "держать" конструкцию и не давать ей разрушиться.
       Первым откликнулся Легран. Словно желая реабилитироваться за недавний промах, он на удивление ловко -- Минош вряд ли сделал бы лучше -- оплёл каркас рунной вязью и напитал его Огнём и Воздухом, щедро плеснув энергии. Затем подключился Тверен, в очередной раз доказав, что не зря вот уже почти тысячу лет является учителем для последователей Древнего пути. Поцелуй Кали выглядел как невесомое облако голубого света, которое Наставник приблизил к почти готовой конструкции заклинания и которое втянулось внутрь плетения. Никакой тебе возни с силовыми линиями, структурами, расчётом сопряжений и точек фокуса, чем на его месте обязательно занялся бы Минош, один лишь талант помноженный на огромный опыт -- две обязательные составляющие для великого Искусства.
       -- Одно удовольствие работать с чистым эфиром. Впервые понял, сколь много теряю, не обладая ни каплей крови р'еп'тоох о'орс, -- вдруг разоткровенничался Наставник. Он так и лучился довольством, намекая, что сам не ожидал от себя столь высокого мастерства. -- Любого, кто скажет, что союз с этим выскочкой К'ирсаном нам не выгоден, сразу буду вызывать на дуэль...
       Минош понял это как камень в свой огород и досадливо поморщился. Да, выгоды огромны, но... мархуз побери!.. смириться с существованием этой хитрой отрыжки Бездны ему будет непросто. Если вообще возможно!
       -- Что замер? Бей светлого! -- рявкнул Тверен. -- Или до сих пор не понял на каком он корабле?!
       Проклятье, до чего же Минош не любил работать вместе с Наставником! Всякий раз ощущаешь себя не полноценным магом, а каким-то неумёхой-несмышлёнышем. Хорошо хоть никто из подчинённых не видит такого позорища, иначе стыда не оберёшься!
       Тем временем перед Миношем развернулось огромное окно, и он снова увидел место сражения. Пока они колдовали, бой продолжался. И корабли М'Ллеур успели получить немалые повреждения. Как раз в этот момент на один из морских охотников налетел сильнейший шквал, который в момент изничтожил всю парусную оснастку, а корпус судна развернул в пол оборота. Чем не преминули воспользоваться светлые: в открывшийся бок моментально влепили пять или шесть Стрел Эльронда, один средний мощности пульсар и аж два заряда метателей. Цель оказалась погребена под чередой взрывов, заставив думать, что ещё несколько десятков сородичей варрека отправились ко дну. Однако дым рассеялся, и стал виден изувеченный, но держащийся на плаву корабль.
       Как ни странно, маллореанцам тоже досталось. У одного охотника разворочен нос -- явно работа заклинания Стихии Огня, а у другого разбиты палубные надстройки, особенно досталось корме -- здесь уже постарались метатели. И лишь один корабль щеголял нетронутой краской на бортах и белоснежными парусами. Даже если бы Минош не ощущал на нём ауру могучего мага, занятого волшбой, он всё равно назначил бы его целью.
       -- Попался, полюби тебя Кали! -- процедил варрек и с наслаждением выпустил заклинание.
       Что бы там ни говорил Наставник о способности великих чародеев чувствовать опасность и заранее противостоять угрозе, атаку из Астрала "виртуоз" едва не пропустил. Огромный, увитый молниями столб света врезался в самый центр корабля светлых эльфов. Играючи проломил артефактную защиту, точно нож мешковину вскрыл палубу и уже внутри встретился с щитами колдуна Тес'симир. Хотя вряд ли ему это могло помочь. Минош так и представил как гаснут защитные бастионы врага, а в его ауру словно отродье из Запретных земель проскальзывают смертельные чары.
       -- Бездна! -- вдруг выругался Тверен, заставив своего бывшего ученика вздрогнуть.
       Какого?!. Но тут Минош и сам увидел, как развороченный остов судна затягивает голубая пелена. "Виртуоз" отбил-таки удар, и Поцелуй Кали распался, обернувшись облаком ядовитого газа. Высшего мага таким не убить, а вот команде можно было лишь посочувствовать.
       Что ж, значит им предстоит второй раунд! Минош принялся спешно формировать сразу несколько молний, правда теперь уже простых, гораздо менее мощных, предоставив Наставнику с Легруном самим выбирать способ атаки.
       Вот только нового нападения светлый ждать не стал: доломав колдовством борт корабля, он ласточкой нырнул в море и, если чутьё не лгало, уже там открыл вход на Водные Пути. Мгновение, и могучий чародей покинул поле боя, оставив сородичей на растерзание воспрянувшего духом врага.
       -- Трус! -- яростно выдохнул Минош и в гневе хлестнул молниями ближайшее судно светлых. -- Хфургов трус!
       Так хотелось одним махом разобраться с убийцей М'Ллеур и ослабить Маллореан, что увидев бегущего врага, варрек едва не потерял над собой контроль. А это для находящегося в астрале мага было чревато огромными неприятностями, вплоть до потери души.
       Легрун прореагировал гораздо спокойнее, а вот Наставник -- пример для подражания многих поколений учеников -- снова разъярился, словно к неизвестному "виртуозу" у него имелись свои личные претензии. Иначе как объяснить ту злобу, с которой он шарахнул по двум оставшимся кораблям маллореанцев каким-то мощными, но незнакомыми Миношу, заклинаниями. Удар оказался так силён, что и без того пострадавшие суда раскололо на части, и обломки стремительно утянуло под воду. На поверхности остались лишь несколько десятков барахтающихся моряков.
       Учинив расправу, Тверен моментально успокоился и вернулся к роли мудрого и опытного командира. Варрек успел перехватить лёгкое возмущение эфира, характерное для короткого сеанса астральной связи. Можно было не сомневаться, что учитель отдавал какие-то распоряжения командующему Шуграду. А затем, толком не предупредив, он накрыл себя и своих бывших учеников простейшим коконом Силы и позволил заметно истончившемуся плетению затянуть их обратно на Астральную тропу...
       -- Полюби меня Кали!! -- застонал Минош, рывком вернувшись в своё тело спустя показавшиеся вечностью мгновения полёта через бесконечность иных планов бытия.
       Обратная дорога оказалась тысячекратно более неприятной, почти мучительной. Он словно бы не возвращался в родное тело, а раз за разом умирал. Страшно, жестоко, больно. Так не должно было быть, но так было. Астрал жестоко наказывал чужаков, обманом и хитростью попавших на его просторы.
       В губы ткнулась чашка с чем-то масляным и вонючим, но он стойко сделал пару глотков. Смотрители Лисф'т'сек знали, что делать с обессилевшими после путешествий по иным мирам чародеями. В этом им вполне можно было доверять.
       Алхимическое зелье подействовало очень быстро. Пара минут, и Минош уже смог самостоятельно подняться на ноги и даже осмысленно говорить.
       -- Простите учитель, но клянусь Тёмным Оррисом, в следующий раз для участия в подобных... вояжах ищите кого-нибудь другого, -- сказал Минош, мотая головой. -- Спасать моряков, откусивших кусок, который они не способны проглотить... Ха, для этого во мне слишком силён голос крови р'еп'тоох!
       Мархуз побери, он варрек -- колдун, идущий путём Древних, а не вартаг, рептохорс, чокнутый чтец астрала или тот же К'ирсан Кайфат. Для него астрал -- это инструмент для волшбы, а никак не ещё один мир, в который можно лазить как к себе на задний двор.
       -- А спасать, как ты говоришь, моряков, больше и не придётся! -- ухмыльнулся Наставник, возвращая себе облик убелённого благородными сединами эльфа. -- Сам понимаешь, зачем наш флот патрулировал морскую границу Западного Кайена. И какие обязательства мы исполняли. Однако, сейчас у меня, как и у доблестного Шуграда из рода Нарзул, возникли серьёзные сомнения в неизбежности данного сражения. После допросов спасённых маллореанских матросов, конечно, мы узнаем уже наверняка, но пока рискну предположить, что светлые двигались совсем не в гости к нашему "союзничку". Для этого им следовало бы взять ещё восточнее, чтобы попасть подходящее течение... И если этот факт подтвердится, я буду просить короля не трогать флот предателей. У нас и без того полно проблем, чтобы тратить силы в бессмысленных стычках.
       -- Не могу не согласиться, Наставник, -- фыркнул варрек Минош, глубоко одобряя любую идею, которая избавит его от участия в подобных ритуалах. -- Верный выбор. Хотя и сожалеть о том, что три корабля светлых ублюдков отправились в Бездну, тоже не буду.
       -- Ещё мага Птиц Вод к предкам отправить, и совсем было бы хорошо! -- вставил своё слово Легрун, и маги М'Ллеур дружно пожелали ему плохого посмертия.
       А Минош ещё мысленно добавил, что совсем не расстроится, если компанию "виртуозу" светлых сородичей в будущем составит и К'ирсан Кайфат. Сотрудничество с наследником древней крови дело выгодное, но уж слишком он не нравился Миношу. Слишком! Он даже позволил себе надеяться, что Тверен ошибается, и светлые ублюдки всё-таки заявятся в гости к врагу их проклятого рода. Пусть не сейчас, но когда-нибудь обязательно!

* * *

       О гигантской пещере на востоке Орлиной гряды клан Стражей Восточного прохода знал с незапамятных времён. В длину почти десять вёрст, с высоким крепким сводом и не менее крепкими стенами, плавно переходящая в глубоководную, скрытую от любопытных взглядов бухту -- она идеально подходила для организации перевалочного пункта контрабандистов или тайной пиратской базы. Однако гномы ни в том, ни в другом качестве её не использовали. Как, впрочем, и сотни других подземных залов, галерей, проходов и отнорков. Когда над народом довлеет знак беды, когда вместо развития он киснет в окружении прошлых обид и борется с тенью былых неудач, становится не до освоения новых территорий.
       Подгорным жителям понадобились недюжинные усилия лучших представителей нации бородачей, их элиты, чтобы угасший было пыл вспыхнул вновь. Медленно, шаг за шагом, они взращивали ростки будущего могущества. Что-то получалось сразу, на что-то требовалось потратить годы, если не столетия, а что-то заканчивалось, так толком и не начавшись. И потребовалось совершить невозможное -- отбить у Тьмы Сердце Гор, эту жемчужину Орлиной гряды, чтобы окончательно убедить сомневающихся в самой возможности победы.
       Клановые реваншисты обратили взоры на полузабытую многими пещеру полсотни лет назад. Тогда на Подгорном Совете подняли вопрос о необходимости создания гномами собственного тайного флота, способного при нужде пошатнуть на море гегемонию стран Объединённого Протектората. Решение приняли единогласно, однако указали на необходимость в постройке секретных верфей, где и будет коваться карающий меч гномов! Вот Стражи Восточного прохода и вспомнили о своей замечательной, но доселе никому не нужной пещере. И уже через пару лет некогда пустой зал перегородили стены из кирпича, разделив его на доки со стапелями и кранами, цеха со станками и литейными, проектные конторы с чертёжными досками и мастерские мастеров-руноплётов с заклинательными столами. Отдельно от остальных помещений разместили цеха оружейников и лаборатории алхимиков -- отсутствие сильных магов не оставляло гномам иного выбора, кроме как обратить взоры к забытому ныне огнестрельному оружию, работы над которым сопровождались известным риском.
       Первые металлические корабли появились через десятилетие. Вышли они неказистыми, приземистыми и крайне неустойчивыми при качке, но они плавали! Гномы, которые с испокон веков находились в непростых отношениях с морем, смогли построить судно, которое не утонуло сразу после спуска на воду. Это был прорыв!
       Однако прежде, чем они смогли построить по-настоящему достойные корабли прошло немало лет. Работы сильно тормозило не только отсутствие знаний о кораблестроении, но и необходимость соблюдать секретность и отсутствие в рядах подгорных мастеров могучих чародеев.
       Всё изменилось, когда кланы заключили торговое соглашение с Тлантосом, которое очень скоро переросло в нечто большее. Посланники Фердинанда смогли делом доказать выгодность взаимного сотрудничества и стали не только одними из основных поставщиков разнообразных секретов, но и главными заказчиками новых кораблей.
       Увы, два головных корабля серии некроманты бездарно потеряли. Решили проверить свои новые приобретения в бою: подняли пиратский флаг и отправились в дальний рейд по торговым путям, да на свою беду повстречали М'Ллеур... с предсказуемым итогом. Одно хорошо -- досадный проигрыш стал первым хорошим уроком как для спесивых тлантосцев, так и для возгордившихся первым успехом гномов-корабелов.
       Мда, уроком... Сухарт ещё раз окинул взглядом стапели с уже готовыми судами, самодовольно усмехнулся, отметив суету облепивших их мастеров, и вернулся за свой заваленный бумагами стол. Когда его назначили на должность Главного Смотрителя восточной верфи -- помимо прочих обязанностей -- первым своим распоряжением он оборудовал себе кабинет под самым сводом пещеры и панорамным окном, из которого открывался шикарный вид на залитые светом тысяч осветительных шаров пространства корабельной кузницы. Что говорить, приятно иногда оторваться от бумажной работы и понаблюдать за трудовыми буднями сородичей. Ключевое слово здесь "иногда"...
       Плюхнувшись в кресло Сухарт погладил ладонями сукно стола, вздохнул, после чего вновь взялся за недавно распечатанное письмо со штемпелем Курьерской службы республики Нолд и личной печатью мага Олега. Кто бы сказал раньше, что ему вновь придётся работать с этим увёртливым адептом Земли, плюнул бы в рожу не задумываясь. Да ещё бы брехуна за бороду оттаскал. Олегу отводилась роль разового инструмента, который сначала затачивается руками мастера, затем используется в работе, а дальше... выкидывается. Этого колдунишку выкинуть не получилось. А раз так, то пришлось отодвинуть прошлое на задворки памяти и начать всё с чистого листа... Ну или, по крайней мере, что-то подобное Сухарт сказал Олегу.
       И как ни странно, из обычной дипломатической болтовни, попытки сохранить лицо после феерического провала, выросло новое сотрудничество. Полезное, как гномам, так и Нолду в лице наверняка затаившего обиду Повелителя Земли.
       Сухарт усмехнулся своим мыслям и принялся перечитывать отчёркнутый ногтем абзац письма: "...помня предыдущее наше общение и весьма обширные познания гномьих мастеров в подвластной мне Стихии, прошу выслать копии записей по ускоренному развитию дара адептов Земли и адаптации наиболее известных чар к особенностям их Силы. Список прилагается..."
       -- Ишь ты, техники по ускоренному развитию дара ему подавай... -- сказал Сухарт вслух. -- Обойдёшься. Хотя если приедет лично, то может что и покажем... -- Гном мелко захихикал, но вдруг задумался и потёр подбородок: -- Хотя для ученичков нолдских можно что и подобрать. Из тупиковых веток развития, вроде слышал о таких краем уха... Клянусь Отцом Гор, они всяко будут лучше тех, что знают нолдские чародеи, и вместе с тем нам угрожать не будут. Надо обмозговать с Хранителями знаний...
       Сухарт быстро сделал несколько пометок в блокноте. Перелистнул страницу, задумчиво уставился в потолок.
       -- Зато вот с заклинаниями никак проблем... Сильных там нет, а слабые не опасны, -- пробормотал он. -- Зато под это дело можно будет содрать с Истинных что-нибудь ценное. А что, хотите возродить на Нолду школу Земли? Тогда платите.
       Хмыкнув, он снова сделал несколько записей, отодвинул ящик стола и смахнул в него письмо. Таких там уже лежал добрый десяток, и в каждом изложена очередная просьба обменяться знаниями. Предмет интересов Олега Сухарт примерно представлял и потому с удовольствием наблюдал, как тот из кожи вон лезет, чтобы выбить из гномов по-настоящему ценные вещи вроде заклинаний Землетрясения или Гнева Земли. Да не абы каких, а подходящих для магов уровня Олега.
       Что ж, может когда-нибудь он и преуспеет в своём стремлении стать сильнее. Но пока жив Сухарт, Нолд и Олег в его лице никогда не получат требуемого. Какую-нибудь малоопасную ерунду -- всегда пожалуйста, только платите, но ничего более.
       Кстати о плате... Сухарт достал из папки заляпанный маслом листок и принялся вчитываться в список необходимых на строящихся кораблях артефактов. В прошлый раз за описание схемы построения голема из железного песка он выменял партию великолепных Линз Света -- похожих на цветные стеклянные пирамидки артефактов на базе Воздуха, точнее светлой его части. Простые на вид игрушки, а буквально выжигают чары Тьмы. Идеальные инструменты для очистки заражённых Мраком территорий, необходимость в которых очевидна для всех, кто знает об освобождении гномами Сердца Гор. Даже курирующие сделку Наказующие не подкопались, а уж вмешательства их специалистов Сухарт опасался больше всего... Но нет, даже особо не торговались.
       Сухарт повернулся к окну. Ему даже не требовалось вставать, чтобы увидеть четыре чёрных корабля, полностью готовых к спуску. Красавцы, гордость его верфи. На каждом по две огромные, с безобразно толстыми стенками, похожие на алхимические колбы пушки, сверху донизу исписанные защитными рунами. Пороховые орудия стали апофеозом военной мысли гномов. Порох заменили гораздо более ядрёные алхимические смеси, были использованы безумно дорогие сплавы, подобрана особая форма стволов и казённой части, наложены сложные рунные плетения -- и вот уже отброшенное за бесперспективностью оружие обрело вторую жизнь. Защищённые от чар вражеских магов пушки оказались способны за несколько попаданий пробить защиту средней Сферы Птоломея. Это вам не нолдские метатели! Ещё бы стоили раз в пятьдесят дешевле, и цены бы им не было.
       Однако не только пушки делали новые корабли серьёзной угрозой для многих...
       Неподалёку от стапелей постоянно маячили закутанные в плащи фигуры тёмных магов Тлантоса. Именно они отвечали за магическую защиту судов, и именно они предложили купить у Истинных Линзы Света, чтобы затем превратить те в Линзы Тьмы. И теперь благодаря их стараниям на каждом судне находилось по артефакту, способному разрушать светлые чары.
       Четыре Линзы на четырёх кораблях. Хо-хо-хо! Сухарт не сомневался: с этими красавцами даже М'Ллеур так бы легко не справились.
       В дверь постучали, нарушая ход мыслей, и в кабинет заглянула вихрастая голова секретаря.
       -- Мастер, вам опять письмо от старейшин, -- сообщил он.
       -- Чего им снова надо? -- проворчал Сухарт, выхватывая из протянутой руки распечатанный конверт.
       -- Три дня назад нас посетили гонцы Маллореана, -- ответил помощник со вздохом, -- и старейшины до сих пор ругаются о том, что делать с их предложением.
       Дверь закрылась.
       -- Клянусь бородой первопредка! Неужели нельзя разобраться с длинноухими зазнайками без меня?! С какого мархуза я стал у Совета затычкой в каждой винной бочке?! -- заорал Сухарт, моментально придя в ярость, и смял письмо в кулаке. -- Спроси любого, кто знает этих Перворождённых лизоблюдов Древних, знает, сколько гнили таится в их спесивых душонках, и он на любое предложение эльфов посоветует реагировать одинаково... Очень много чесать языком, ничего конкретного не обещать и, главное, не ввязываться никогда ни в какие совместные заварушки. Никогда!
       От полноты чувств, Сухарт подлетел к столу и изо всей дури долбанул по нему кулаком. Многострадальный предмет мебели на это жалобно крякнул, даром, что сделан из настоящего морзитского кедра.
       Выплеснув раздражение, один из самых уважаемых гномов среди всех кланов Орлиной гряды гораздо спокойнее присел на стул у стены и развернул скомканный лист с посланием.
       -- Ладно, чего там эти пришибленные задницей Юрги болваны пишут, -- забормотал он, вчитываясь. -- Итак, "прибыл представитель Маллореана"... дальше... "В Козьих горах, бывших владениях подгорного народа, исконные его землях, образовался Прорыв Бездны"... "Угроза миру и свободе наших народов"... Угу, тоже понятно, тысячелетия прежние прорывы в наших пещерах их не волновали, теперь вдруг "угроза"... "Совет эльфийских князей призывает принять участие в очистительном Великом походе. Плечом к плечу, как и подобает лучшим сынам древних народов"... Ага, ещё бы братьями назвались... "В качестве компенсации за понесённые хлопоты, предлагается"...
       Сухарт запнулся, вчитываясь в список предложенных гномам в качестве платы за участие в "очистке исконно гномьих земель от скверны". Золото, небольшие торговые преференции на территориях Объединённого Протектората, и... да, заверения в вечной дружбе и обещание поддерживать во всех начинаниях.
       -- В союзнички набиваются, мать их Кали! Со времён Эпохи Войн где только можно оттирали гномов на задворки политики, палки в колёса ставили, а теперь вдруг друзьями заделались. Что, смазка для вражеских клинков понадобилась?! К Подгорным кланам присоедините людские армии и Нолд, да в лобовую атаку бросите, а сами позади встанете, чтобы, не приведи Светлый Оррис, лишнего волоска с головы светлорождённого не упал?! Нет уж, не выйдет! Тем более что... -- Сухарт ещё раз изучил список с предложениями эльфов... -- Ничего по-настоящему интересного-то и нет. Всё сводится к старому как мир: давайте вместе бороться против Мрака -- вы в первых рядах, мы сзади, но бесплатно, потому как разве можно брать деньги за служение делу Света?! Идиоты.
       Вернулся к столу и чиркнул очередную строчку в блокнот. Пусть старейшины торгуются до последнего: пока не выжмут из светлых что-нибудь по-настоящему серьёзное, чтобы даже разговоры ни о каком участии не начинали.
       Кстати о друзьях-союзничках... Сухарт замер и отложил пишущую палочку в сторону. Какого хфурга до сих пор нет ответа от потерянной ветви рода гномов -- от клана Чёрного Молота, от "порубежников"? Уже несколько лет прошло, как особого гонца к ним отравил, а до сих пор тишина? Ни ответа, ни посланника. Нет, он вполне допускает гибель бедолаги от рук сородичей -- слишком длинный шлейф взаимных обид, претензий и просто кровной вражды тянется из древности -- но можно было хотя бы просто подать знак, что они услышаны? Пусть даже в духе прежних хозяев Торна, отправив обратно голову казнённого вестника. Всяко лучше, чем молчать. А то поди пойми: то ли он по пути сгинул, то ли в плену у этих ретроградов томится. Понять собратьев, до сих пор верных заветам павшей империи, он решительно отказывался.
       Ну и мархуз с ними!
       Сухарт покачал головой и снова потянулся к пишущей палочке, как за стеной кабинета внезапно бухнуло, а замаскированный под чернильницу искатель магии настойчиво завибрировал.
       Помянув задницу Кали, Сухарт вскочил и молнией метнулся к окну. Первым делом нашёл взглядом корабли, но те были целы. Зато саженях в двадцати от дальней стены, там, где были свалены лари и ящики, привезённые некромантами, зияла внушительная ямища. Что-то у них там не срослось и хорошенько рвануло. Хорошо не задело никого...
       Внезапно Сухарт злорадно засмеялся. Поделом, колдунам! Проклятые всё торопят и торопят, постоянно сроки сокращают, в дела бригад мастеровых носы суют... И теперь есть хороший повод хорошенько дать им по рукам. Напомнить, что на верфи лишь один хозяин, который не потерпит никакого саботажа, даже невольного или по недомыслию. Тёмные могут дома мертвяками командовать, а здесь земля гномов, и именно они устанавливают правила и законы!
       Кивнув этим мыслям, Главный смотритель сдёрнул с полки громоздкий Искатель магии и с решительным видом покинул кабинет.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
Re: Зыков Виталий - Власть силы
« Ответ #28 : 10-10-2015, 00:37 »
0
Зыков Виталий.
Дорога домой - 6.   Великие Спящие


    © Copyright Зыков Виталий
    Размещен: 05/10/2015, изменен: 05/10/2015. 42k. Статистика.
    Глава: Фэнтези
    Дорога домой
    Скачать FB2

Оценка: 5.71*135

Цитировать (выделенное)
    Аннотация:
    Пролог заключительного романа "Дорога домой".

You are not allowed to view links. Register or Login

You are not allowed to view links. Register or Login

Виталий Зыков.   Великие Спящие (В двух томах)

Том 1. Тьма против Тьмы (Цикл "Дорога домой" - 6)


      ...Вопрос веры тысячелетиями беспокоит теологов, магов-практиков и Мастеров боевых искусств. Невежда скажет, что здесь нет ничего непонятного. Мол, вера есть совокупность наших убеждений и чаяний, то, что составляет основу нашего мировоззрения и мироощущения. И не важно, во что мы верим - в богов или в их отсутствие - мы все верующие. Тот, кто утверждает обратное, просто недостаточно хорош как мыслитель... Но на то он и невежда, чтобы не углубляться в суть, да? Потому как есть вера и Вера. И пока мы вкладываем в это слово один лишь образ, мираж, фантазию, то образом оно и останется. Даже если готовы за него умереть. Мало ли пустых и не очень идей, за которые отдают жизнь люди и нелюди?.. Но если образ подкреплён энергией, силой сердец, настоящей магией душ, когда в него вкладывается сама наша суть, то фикция превращается в нечто иное, могучее, несокрушимое. И вера становится Верой! Верой, которая способно подвинуть гору, покорить дракона или осушить море...
      Размышления о корнях могущества великого Нунь Туа, Мастера школы Великого Предела, на званом обеде у Императора империи Хань


      Что такое дурное пророчество, кроме как вера разумных в неизбежный конец?
      Девиз одного из старых залимарских родов




      Пролог

      Некогда великий Фф'али'ер - обитель высокородных, отчий дом воителей и чародеев, гроза кочевников и жемчужина севера Сууда - а ныне даром никому не нужное селение Фалир, ставшее приютом для потомков тех самых странников пустыни, против которых некогда и был построен, хирел день ото дня. Его всё реже и реже посещали торговые караваны, потихоньку уходили обладатели Дара, а среди членов Совета нет-нет и начинались разговоры о переселении состоятельных жителей в более благополучные места. Да что там говорить, если даже бандитские ватаги - настоящий бич богов для небольших оазисов и мелких городков - не вспоминали о Фалире. Последним, кто нанёс визит, стал отряд капитана К'ирсана Кайфата, да и то, наёмников интересовал живущий здесь пророк, а никак не сам город.
      Упадок никак не коснулся лишь старого Хурбина: для того, кто не стремится к богатству и предпочитает тихо коротать свой век за созерцанием неудержимого бега Времени, не страшны никакие кризисы. Нищему нечего терять, кроме жизни, а если он не дорожит и ею...
      Обитателей Фалира такие взгляды Видящего полностью устраивали. Хочет жутковатый сосед покоя, ну и слава всем Стихиям! Главное, чтобы в чужую Судьбу не лез, а там пусть живёт, как знает. И лишь внук или правнук Кормчего - он и сам толком не знал кем приходится Хурбину - жаждал иного. В свои шестнадцать Талун грезил приключениями, хотел новых ощущений и мечтал о великой судьбе. Какой тут, к мархузу, покой?! Надо спешить, двигаться, бежать со всех ног вперёд, к светлому будущему!!
      Он бы ушёл, но... дед. Деда мальчик любил и не мог оставить одного. Выбор между несомненно светлым будущим и мрачным настоящим, пришлось сделать в пользу последнего.
      - Дед, может выйдешь во двор, а?! Вторую седмицу в подвале сидишь безвылазно! - закричал Талун, спускаясь по лестнице в комнату под домом.
      В руках он держал корзину с фруктами и кувшин с водой - последние дни старый пророк чудил и соглашался только на простую пищу. Отодвинул занавеску, прошёл в небольшую комнатёнку с голыми стенами, кроватью в углу и низким круглым столом в центре. Серо, убого, уныло, но иной обстановки Хурбин не признавал. Сам пророк обнаружился слева от входа, подле алтаря Орриса. Он сидел с закрытыми глазами на холодном полу, подстелив лишь гнилую циновку, и мерно раскачивался из стороны в сторону, что-то напевая себе под нос. В узловатых пальцах Хурбина помимо традиционных бус тускло поблёскивал фарлонг, врученный великому Кормчему за беспокойство капитаном К'ирсаном Кайфатом, и с которым тот с тех пор никогда не расставался.
      - Совсем из ума выжил, старый, - пробормотал паренёк и аккуратно поставил корзинку рядом с дедом.
      Немного подумал, наклонился и легонько потряс Хурбина за плечо.
      - Дед, ну хватит... Заканчивай ты с медитациями, лучше поешь и под тассов свет выйди.
      Внутренне Тулин был готов, что его опять проигнорируют, но внезапно веки пророка дрогнули, и в лицо парня впился взгляд двух красно-белых, лишённых радужки, глаз. Парень вздрогнул и, оступившись, плюхнулся на задницу.
      - Ты... ты чего?! - воскликнул он.
      Вместо ответа пророк рванулся к нему навстречу, схватил левую кисть и вцепился в неё с совсем не старческой силой.
      - Замолкни и внемли словам Судьбы, Тулин!.. Чу?! Слышишь, как от тяжёлой поступи богоподобных уже содрогаются кости Торна, как воют от ужаса обитатели мира духов?! Слышишь?! Уже вернулись в мир Ключи Силы, и Тьма вот-вот схлестнётся с Тьмой, а Свет со Светом. Прахом рассыплются древние оковы, развеются чары, и пробудятся ото сна старые Хозяева. Стоящие над законом, те, кто ближе, чем братья, выберут кому низвергнуться во Мрак, а кому принять Свет. Наступит время великой лжи, и два заклятых врага сойдутся в битве! - Хурбин горячечно шептал, превратившись в кого-то абсолютно чужого и незнакомого Тулину.
      Из уголка рта потекла тонкая струйка слюны, на губах появилась пена. По телу пророка то и дело пробегала волна дрожи, заставляя его гримасничать и безумно вращать глазами. Но он всё говорил и говорил, будто не мог сдержать потока слов. Будто те сами рвались наружу, чтобы затем нечестивым потоком ворваться в неподготовленный разум Тулина. Он бы и рад был их не слышать, но неведомая магия сковала его члены и заставила впитывать всем естеством каждый услышанный звук.
      Спустя минуту Кормчий скатился совсем уже до бессвязного бормотания, но главное Тулин всё же разобрал и запомнил. И теперь ясно осознавал, что уже никогда больше не станет прежним. Магия Пророчеств, от которой парня старательно оберегал дед, коснулась незримых струн в его душе и заставила их звучать...
      - Ты уж прости меня, паря. Не уберёг тебя от проклятия нашего рода. - Хриплый каркающий голос вырвал Тулина из пелены тяжёлых мыслей, и тот вдруг понял, что вот уже немало времени он неподвижно сидит на полу и таращится на пламя свечей у алтаря Орриса.
      - Что? - переспросил парень, уставившись на деда.
      И не сразу понял, что перед ним снова старый Хурбин. Истощённый, измотанный припадком и соприкосновением с не самой доброй магией, но всё тот же чудаковатый и привычный Хурбин. Даже глазам вернулась прежняя синь, и они перестали напоминать буркалы демона.
      - Говорю, как ни старайся, а кровь - есть кровь! Стар я слишком, раздавило бы меня это пророчество, да ты помог. Подставил плечо и принял груз знания, - проговорил пророк, закашлявшись.
      Дотянулся до принесённого Тулином кувшина и жадно из него отпил. Поставил обратно, после чего вытер губы тыльной стороной ладони и поманил внука пальцем.
      - Наклонись, - шепнул он.
      Парень, решив, что дед собрался сообщить что-нибудь важное, пододвинулся ближе. Однако слова пророка больше не интересовали. Тулин с детства носил на груди в кожаном мешочке амулет Светлого Орриса, который и потребовался Хурбину. Вытянув его за нитку через ворот рубахи, Кормчий вытряхнул символ двуликого бога на ладонь, а вместо него вложил ту самую монету.
      - Зачем? - спросил Тулин, ни мархуза не понимая.
      Вместо ответа пророк размахнулся и швырнул храмовую безделушку на алтарь. Однако этого ему показалось мало, и он, окончательно ввергнув внука в смятение, тяжело поднялся и пинком опрокинул ритуальный столик.
      - Дед, зачем?! - уже с нажимом повторил вопрос Тулин, начав сомневаться в душевном здоровье Хурбина.
      Но поймал яростный взгляд Кормчего и осёкся. Старик был в таком состоянии, что спорить с ним явно не стоило. Быть может он бы и объяснил своё поведение, но сверху донеслись голоса.
      - Вот здесь он живёт, уважаемые! Эта халупа и есть дом пророка Хурбина, всё как вы и просили, - говорил Чирс, глава Совета Фалира.
      И звучавшее в словах этого чванливого сына хфурга раболепие, пугало много больше, чем появление в доме незваных гостей.
      - Уходи через лаз, живо! - властно приказал Хурбин.
      Зажмурься и увидишь командира наёмников или могучего мага, но никак не нищего старика. Однако не это стало причиной того, что Тулин не захотел спорить. Странное гнетущее чувство нарастало у него в груди, мешая связно думать и заставляя подчиниться воле деда. Торопливо кивнув, он метнулся к кровати, нырнул под неё и, сдвинув неприметную заслонку, принялся ввинчиваться в открывшийся тайный ход. Топот ног, по-хозяйски спускающихся по лестнице, лишь прибавил ему скорость.
      Через несколько минут, потный и покрытый пылью, Тулин выбрался из-под живописной кучи мусора на заднем дворе дома. И, пригибаясь, укрылся за соседским сараем. Откуда он прекрасно мог видеть четвёрку привязанных у забора лошадей и двух наёмников в доспехах воинов-пустыни. Поначалу солдаты его не заинтересовали, но затем взгляд зацепился за непривычные сигны на груди у каждого, и Тулина вдруг охватил беспричинный страх. Оба бойца щеголяли знаками двуединого Орриса.
      Дверь в дом внезапно хлопнула, и появились оставшиеся двое. Один выделялся горделивой осанкой благородного, а вот второй... второй ничем не отличался от обычных головорезов. И окровавленный нож, который он вытирал белой тряпицей, лишь усиливал впечатление.
      Нож?! Тулин едва подавил рвущийся наружу крик. Окровавленный нож?! Внезапно он понял, что не видел, как выходил из их лачуги Чирс. Да и дед что-то не спешит провожать "дорогих" гостей! Память тут же услужливо подсунула десятки слышанных от Хурбина историй об охотниках на Мастеров ложной судьбы, о жестоких убийцах, которые считали уничтожение Кормчих своим призванием. Но при чём здесь знаки Орриса?! Или... или то, как дед обошёлся с алтарём светлого бога, как-то связано с появлением этих душегубов?! Неужели он что-то такое прозрел напоследок?
      Наёмники уже садились на коней, когда внутри дома бухнуло и изо всех окон повалило жаркое бездымное пламя, с жадностью голодного демона принявшееся пожирать деревянную кровлю. Это зрелище чем-то страшно развеселило убийц - теперь Тулин в этом уже не сомневался - они дружно сплюнули в сторону пожара и неторопливо двинулись по направлению к выезду из Фалира.
      - Чтоб вам духи Бездны дорогу заступили! - с предсердной ненавистью выдохнул Тулин, и... с необычайной ясностью вдруг понял, что его пожелание сбудется.
      Сейчас, в этот миг, он добавил в Судьбу воинов лишнюю развилку, и далеко не все из них смогут её пройти. Та искра дара, которая зажглась в нём после пророчества Хурбина, со смертью старого пророка стремительно разгорелась в полноценное пламя. И Тулин теперь постарается, чтобы оно никогда не угасло. Дед никому не хотел вреда: прятался от людей, не желал богатства и власти, но его всё равно нашли и казнили. Что ж, пора попробовать другой путь - яркий, громкий, возможно кровавый и жестокий - и посмотреть, куда он может завести. А начнёт его Тулин с того, что постарается донести последнее пророчество старого Кормчего до тех, кому оно и предназначалось. До людей. И пусть случится то, что суждено!

      * * *

      Ктор Саким полюбил столицу Ралайята с первого взгляда. После городов Сардуора, с их консерватизмом в архитектуре и общей аурой застоя, поистине эльфийская утончённость и южная роскошь Чилизы смотрелись как нечто необыкновенное. Да и могло ли быть иначе в сердце одной из самых богатых и прогрессивных стран Загорного халифата?!
      На самом деле, конечно, могло. Ктор прекрасно знал, что виденное им, это прежде всего заслуга Тимарениса Балтусаима - мир его праху - и его дочери Мелисандры. Два Великих Советника халифа работали на благо страны не покладая рук, но ему приятнее было думать, что Чилиза очаровывала гостей своей красотой всегда.
      Усмехнувшись своим мыслям, Саким остановился перед коваными воротами и внимательно изучил табличку-указатель слева от входа. Надпись на ней гласила, что он находится перед резиденцией визиря Ралайята и за напрасное беспокойство будет бит плетьми.
      - Какие гостеприимные здесь хозяева, как погляжу, - буркнул под нос Ктор и напоследок ещё раз пробежался по всем деталям своего нового облика.
      Небогатый, но добротный дорожный костюм, парочка стандартных защитных амулетов, кольцо мага четвёртого ранга со знаками принадлежности одной из провинциальных гильдий Заурама и выставленный напоказ тощий кошелёк - типичный образ странствующего чародея, слишком слабого или осторожного для вступления в Братство Отрекшихся, и слишком амбициозного для того, чтобы осесть в какой-нибудь глубинке. В небольшом рюкзаке, под сменным бельём и всякими безделушками, ждали своего часа рекомендательные письма от прошлых работодателей. Самые настоящие, не поддельные! Он и вправду полгода убил на метания по Союзу городов и Загорному халифату, запутывая следы и придавая достоверность выбранной личине. Те, кто его готовил, были бы довольны - все их рекомендации Ктор выполнил с дотошностью отъявленного крючкотвора. Но вот устроит ли результат нового нанимателя?
      Пока не попробуешь - не узнаешь! Решительно тряхнув отросшими волосами и едва удержавшись, чтобы не поправить отсутствующую на бедре саблю, Саким забарабанил по пластине сигнального артефакта.
      Ждать реакции хозяев пришлось недолго. Через минуту появился немногословный слуга и, узнав, что Ктор желает поступить на службу к славной халине Балтусаим, провёл в дом. Кто-то другой удивился бы такой беспечности - мало ли кто пытается проникнуть в резиденцию визиря под личиной гостя - но Саким был достаточно опытным чародеем, чтобы ощутить десятки боевых артефактов, раскиданных по всему зданию и в любой миг готовых испепелить любого врага. Ну или хотя бы попытаться это сделать.
      Чувство, что ты находишься под прицелом враждебных чар, в кабинете хозяйки дома окончательно окрепло, вынуждая осторожничать с каждым словом и жестом. Мало ли как прореагируют магические механизмы на поведения гостя...
      Когда Ктор вошёл, Великий Советник халифа сидела за столом и что-то чиркала самопишущим пером на листке бумаги. Резко, зло, как больше пристало мужчине, чем трепетной женщине. Саким моментально погрустнел. Говорить о найме с человеком, который находится в таком состоянии, не просто глупо, а где-то даже и опасно. Вот только развернуться и уйти уже нельзя.
      - Кто такой? - не поднимая головы, спросила хозяйка. Несмотря на холодный приём, маг попытался начать разговор с приветствия, но был безжалостно прерван.
      - Без церемоний! Ближе к делу.
      - Как пожелает халине Балтусаим, - Саким обозначил поклон. - К вашим услугам Ктор Саким, вольный чародей из славного Заурама...
      - Сардуорец?! - Халине Мелисандра резко вскинулась, и в комнате запахло смертельной опасностью.
      Саким облизал пересохшие губы.
      - Именно так, госпожа. Но уже много лет не был дома - предпочитаю ветер странствий пыли порога родного дома, - сказал он максимально беззаботно и, старательно изображая суетливость, добавил: - Могу показать рекомендательные письма и подорожные...
      - Которые, небось, сам и нарисовал, - холодно проронила халине Балтусаим, но чувствовалось, что угроза немного отступила. - Ко мне зачем пожаловал, бродяга?
      Ктор мысленно воззвал к богам судьбы и решительно начал.
      - Так получилось, что я... немного... поиздержался. И был вынужден заняться поисками работы. Обычно обращаюсь за этим к знакомым или спрашиваю знающих людей, но тут помог случай. Услышал разговор двух горожан, которые обсуждали свои неудачные попытки устроиться на должность домашнего учителя к Великому Советнику халифа, - маг изобразил самодовольную улыбку. - Оба были изрядно пьяны и говорили много лишнего, но главное я уяснил: лучше меня для этой роли вам никого не найти! Если вы подождёте минуту, я даже покажу вам письмо от...
      Договорить ему не дали.
      - Хватит! Давай напрямоту... - звонко приказала халине Мелисандра. - Та пьянь проболталась, что я хочу в няньки для моего сына настоящего чародея и готова заплатить за это неплохие деньги. Сумма тебе понравилась, и ты решил подзаработать... Мол, золото само в руки плывёт, да?
      Прежде, чем Ктор успел ответить, женщина выскочила из-за стола и стремительно покинула кабинет, по пути приказав:
       - За мной!
      Ктор подчинился, примерно уже представляя, что его ждёт. И дальнейшие слова визиря подтвердили его предположения.
      - Сейчас мы пройдём в спальню к моему сыну, и ты попробуешь доказать, что не зря тратишь моё время. Получится - считай, что принят. Нет - тебя закуют в колодки и отправят на рудники. За наглость, - резко бросила халине Балтусаим.
      Но если она рассчитывала его напугать, то просчиталась. Ктор был готов к любым испытаниям.
      Через несколько минут они замерли перед крепкой зачарованной дверью, у которой стояли двое увешанных амулетами бойцов. На вопросительный взгляд визиря, один из охранников печально развёл руками, а второй завозился с замком. Ему понадобилось три оборота ключа и одного касания неприметного камня на узоре в центре створки, как магическая защита отключилась и до ушей Ктор донёсся плач младенца и успокаивающий бубнёж какой-то женщины. А ещё внезапно потянуло Запретной магией... И колдун едва удержался, чтобы не изобразить знак своего бога.
      - Кажется, я понимаю, зачем вам чародей, - усмехнулся он через силу и решительно вошёл в комнату.
      Хорошо хоть хватило ума не лезть вперёд хозяйки дома и матери!
      В детской было... уютно, иначе не скажешь. Всё в пастельных тонах: ковры, стены, всюду мягкие игрушки и гобелены с изображениями добрых сказочных героев. В центре стояла колыбель, вокруг которой суетились сразу двое бледных и измученных нянечек. Но не они нарушали идиллию этого места. Маленький человечек никак не желал смирно лежать в кроватке и оглашал окрестности истошным рёвом, подкрепляя каждый выкрик выбросом пусть слабенькой, но магии. Древней магии. И узор колдовского чертежа на потолке уже едва сдерживал пронизывающие всё и вся токи энергии.
      Пока Ктор оглядывался, халине Мелисандра подскочила к няньками и принялась водить жезлом Манипулятора над их головами. Лица обеих женщин тут же прояснились. Зато ребёнок при виде матери завопил ещё громче. И даже когда госпожа Балтусаим обратила на него внимание и взяла на руки, рёв тише не стал.
      - Стихийные проявления дара, редчайшая штука, - сказал Ктор серьёзно. - Вам давно уже надо было пригласить... знатоков. - Последнее слово он выделил особо. - И не местных, а кого-нибудь более... квалифицированного. Например, из Братства Отрекшихся.
      Бешеный взгляд халине Балтусаим заставил его замолчать.
      - Не считай себя умнее других, бродяга! - проронила она зло. - Отрёкшимся здесь делать нечего... В моём случае, лекарство будет страшнее болезни.
      Продолжать мысль женщина не стала и проницательно посмотрела на Ктора, не забывая укачивать чуть притихшего младенца.
      - Как помочь знаешь? Или мне звать стражу?
      Саким криво усмехнулся и уронил дорожный мешок на пол.
      - На моё счастье знаю. И хоть с наставничеством я точно погорячился, как поступать с носителями Древней крови примерно представляю.
      Прежде, чем халине Мелисандра успела что-то ответить, он шагнул вперёд, протянул ладонь к ребёнку и, даже зажмурившись для большего эффекта, сотворил знак З'кенат. Слабенький, дрожащий, то и дело норовящий рассыпаться на части, но вместе с тем выворачивающий наизнанку его собственный Дар. Что поделать, слишком сильна в Сакиме стихиальная составляющая, чтобы пойти по пути Запрета. Слишком мало он способен познать и принять из наследия Древних, чтобы считать себя адептом Истинной магии.
      Но хватило и тех крох, которые Ктор смог освоить. Так и норовящий ускользнуть знак памяти и концентрации вдруг начал наливаться энергией и его стало гораздо легче держать. Да и дар гостя визиря перестало так крутить и корёжить. Саким открыл глаза и не без внутреннего восторга принялся наблюдать за тем, как затихший малыш тянется ручонками к плавающей перед ним Истинной руне, в то время как эманации его Дара впитываются в слабо сияющие линии знака.
      - Что это такое? - напомнила о себе халине Мелисандра, и Ктор ощутил, как ему в подбородок уткнулся магический жезл.
      - Знак Древних, изначально помогающий контролировать свою Силу. К нему в пару следует добавить ещё один - запирающий, который до завтрашнего дня ограничит интенсивность выбросов энергии, но это я смогу сделать лишь где-то через час, - Ктор пальцев отвёл артефакт в сторону и виновато пожал плечами. - Это потолок моих способностей. Да и то, знали бы вы, халине Балтусаим, чего мне стоило освоить эти руны...
      - Насколько это вредно для мальчика? - уже другим тоном уточнила хозяйка дома, целуя угукающего ребёнка в затылок. - Твои руны можно наносить каждый день?
      - Какой вред в том, что мы обуздаем разбушевавшийся дар юного мага? - изобразил удивление Ктор. - Если колдовать над ним каждый день - станет жить нормальной жизнью обычного ребёнка. Пока не подрастёт... а там, можно будет и к чародейству начать приучать.
      - Поняла... - кивнула халине Балтусаим и с толикой теплоты в голосе добавила: - Ты принят. Мои люди тебя ещё проверят, но если ничего действительно опасного не найдут, то считай себя наставником моего сына.
      - Буду счастлив служить вам, халине Мелисандра, - не скрывая улыбки, поклонился Ктор.
      Первый шаг своей миссии он выполнил. Женщина говорила что-то ещё, но Саким слушал её лишь краем уха. В голове билась одна мысль, затмевающая всё и вся: "Владыка будет доволен!". И остальное было уже не так важно.

      * * *

      Раньше, в свою бытность живого и могущественного дракона-лога, Рошаг в минуты отдыха всегда стремился оказаться где-нибудь наверху. Там, откуда виднеется синь небес, чувствуется их безбрежный простор, где дует ветер безграничной свободы и за смертными и бессмертными наблюдают манящие звёзды. Раньше... Теперь всё изменилось. Тот, кем он стал, не любил небо. Ныне ему по нутру были тьма подземелий, коварный шёпот Мрака и удушающие объятия кровавого безумия немёртвого.
      Какое падение для гордого Повелителя воздушной Стихии, да?!
      Мысли Рошага, уединившегося в одной из пещер, прервало появление мелкого демонёнка, который на свою беду сунул нос в логово полководца армии Бездны. Костяной дракон плюнул кислотой в любопытную тварь и, насладившись её мучительной смертью, вернулся к размышлениям...
      Сначала он изнывал от ненависти к букашке, ставшей причиной подобных метаморфоз. Яростное чувство ослепляло и опьяняло, придавало новой нежизни смысл и цель. Но скоро это прошло, Рошаг постепенно свыкся со своим существованием - если здесь вообще уместно говорить "свыкся"! - и у него появились другие приоритеты. Нет, наглый человечишка оставался первым и главным врагом, достойным самых жутких мук, но исступленное желание добраться до него во что бы то ни стало прекратило мешать играть отведённую ему роль. Рошаг смог сосредоточиться на более важных задачах. Собрал армию, очистил земли вокруг Козьих гор от смертных муравьёв, освободил нескольких могущественных союзников и начал пощипывать силы тех, кто вздумал сопротивляться победному возвращению истинных хозяев Торна из самых глубин Бездны.
      В памяти необычайно ярко вспыхнула картина недавнего разгрома объединённой коалиции светлых сил. Кого там только не было - людишки, маги, эльфы. Собрались, напыжились, решили его в Бездну низвергнуть. Глупцы! Прежде чем против Великого Рошага выходить, научились бы друг с другом ладить. Дивный народ строит козни против чародеев, маги прикрываются смертными, а те разрываются между желаниями угодить и тем, и другим. Черви, грязерождённые черви! Та разведка боем, которую он предпринял, выгнав на убой толпу самых бесполезных из своих миньонов, вскрыла гнойник противоречий в этом никчёмном Объединённом Протекторате и помогла окончательно рассорить всех наиболее сильных противников. Удивительно мощный эффект для выбранной им тактики.
      Хотя бой ему дали жаркий, тут ничего не скажешь. Понадеявшись на драконов, Рошаг как-то упустил из виду, что противостоять его воинам будут Великие маги. Без преувеличения Великие! Как ловко они обыграли его в ментальном поединке и проломили бастионы заклятий, как оперативно восстановили бреши в собственной обороне... Эхо той схватки до сих пор сказывается на его силах, заставляя больше времени проводить в восстанавливающих медитациях! А сколь блестяще Магистр Истинных встретил предательский удар младших сородичей?! В его чарах было всё: незнакомые оттенки Тьмы, Кровь, элементы Стихий и магии Подобия. В иные времена Рошаг душу бы отдал за то, чтобы узнать секрет этой волшбы.
      Одно хорошо - таких титанов от магии в стане противника немного. Даже тот колдун, который дал бой паре порабощённых гро'валь'дье, стоял на ступеньку ниже. За что и поплатился!
      Рошаг злорадно усмехнулся и с чувством плюнул в очередного демонёнка. Ничего, дайте время, и он всех Великих магов в Нижние миры отправит. Одного за другим.
      Вспышка кровожадной радости угасла так же быстро, как и возникла. Мысли о крылатых духах заставили вспомнить, откуда они взялись и какие изменения сопутствовали их появлению. И здесь уже не из-за чего было веселиться. Духов, сама природа которых вынуждает их бороться с любыми проявлениями Тьмы, призвал канчора. Однажды, могущественный идиот просто кликнул Рошага Зовом и, когда тот, дико заинтригованный, появился в апартаментах своего "офицера", указал на двоих заражённых Бездной гро'валь'дье.
      Как костяной дракон ни бился, но добиться внятного ответа о том, как четырёхрукому это удалось, он не смог. И всё бы ничего - мало ли какие чудеса случаются в природе! - но после появления в войске крылатых духов с Рошагом и его приближёнными начали происходить непонятные изменения.
      Внешне ничего вроде бы не происходило. Они всё так же работали на достижение общей цели, лишь изредка отвлекаясь на свои маленькие слабости, но мысли, аура, проецируемые вовне желания - всё стало потихоньку трансформироваться. Идиот-канчора начал больше уделять внимания своему окружению и теперь ежедневно колдовал над сильнейшими из прихлебателей, накладывая на них совершенно нетипичные для него заклятия. Гораздо более сложные, выверенные, и где-то даже изящные. Рошаг даже сказал бы, что почти женские. И отблески вкладываемой в них Силы нет-нет и напоминали пусть загрязнённый, измаранный во Тьме и Бездне, но Свет.
      Ловчий вдруг перестал грезить местью и занялся восстановлением структуры своего ядра. И почему-то Рошаг ни капли не сомневался в том, что совсем скоро Бестелесный потребует от своего командира помощи. Это рехнувшийся-то от злобы и одиночества дух!
      Но ладно соратники, сожри их Древние, Рошаг и за собой начал подмечать некоторые не типичные для него мысли и поступки. Драконы вдруг перестали казаться близкими кровными родственниками, зато змееноги из полезных инструментов незаметно превратились едва ли не в любимых детей. Он даже принялся требовать от лидеров культистов увеличить число проводимых ритуалов Благодати Спящих.
      Теперь вот появилось новое желание: он вдруг ясно и чётко понял, что для успеха его Великой миссии жизненно необходимо добраться до каких-то реликвий главенствующего на Торне культа. Честно говоря, до сих пор Рошаг вообще не понимал, как можно верить и поклоняться божкам и богиням, когда есть Творец - создатель всего сущего. Но местным смертным столь высокие материи были недоступны, и они предпочитали киснуть во мраке своего невежества. И ладно бы, их покровители действительно обитали в Астрале, так ведь нет. Верхние миры пустовали, а значит, Орриса с обеими его жёнами следовало считать удобной сказочкой власть имущих для лучшего управления толпой... И вдруг такой выверт собственного сознания, меняющий само отношение к верованиям смертных червей. Хотя сознания ли?! Дальше мысль Рошаг развивать боялся. Мало ли куда заведут собственные умозаключения - о некоторых вещах лучше просто не знать.
      Тем не менее, поиском древних религиозных реликвий своих сторонников во внешнем мире он озадачил и принялся ждать результата: по сути, ни на что не рассчитывая, просто надеясь избавиться от навязчивого желания. Оттого Рошагу было особенно удивительно, когда с ним внезапно попытался связаться один из Детей Спящих, возглавляющий ковен на южных отрогах Калассов. Трепеща от священного восторга, наг сообщал о выполнении воли Вестника Спящих и подкреплял послание ментальным оттиском фрагмента своей памяти. И Рошаг не удержался от соблазна: бросил прочие дела и занялся просмотром кусочка жизни слуги...
      Воспоминания культиста перенесли дракона в какой-то город смертных. Чистый, аккуратный, без потоков помоев на улицах, вонючих нищих и аляповато раскрашенных шлюх. В мыслях змеенога то и дело всплывало какое-то название, но Рошаг решительно его отметал. Первый после Спящих на Торне не желал захламлять мозги ненужными сведениями, он интересовался гораздо более важными вещами.
      Наг вместе с несколькими подручными из людей ехал по городу в закрытом экипаже, на всякий случай прикрывшись иллюзорным обликом. И всё равно страшно нервничал, опасаясь разоблачения. В голове у него то и дело появлялись образы жарко пылающего костра, острых кольев или падающего топора палача... Словно он не жестокий и безжалостных последователь Спящих, дитя их плоти и крови, а невинная барышня. Как такой только Благодать согласился принять!
      Тем временем экипаж въехал во двор какого-то здания, обогнул дровяной сарай и остановился у входа для слуг. Пока наг выбирался наружу, к нему подскочил крепкий мужичок в сером камзоле служащего магистрата и тихо доложил.
      - Господин, галерея до завтрашнего утра будет закрыта. Охрана и все служители получили по двойной порции зелья сна, все входы кроме этого запечатаны. Так что если проделать всё тихо и без разрушений, то вторжения никто не заметит.
      - Молодес-сс, - прошипел наг.
      И словно в насмешку над просьбой безымянного помощника культистов, змеиный хвост с уже сформированной "погремушкой" дёрнулся и опрокинул неизвестно зачем поставленную напротив двери бочку с водой. Раздавшийся звук заставил людей вжать головы в плечи, и лишь змееног зло оскалился. Любое разрушение приносило ему несказанное удовольствие.
      - В-введи, с-ссайгал. И да помогут тебе С-сспящ-щщие, если здесь нет ничего похожего на ту вещ-щщь, которую приказал искать Вестник! - заявил наг, наслаждаясь тем страхом, что вызвали его слова у работника магистрата.
      - Не извольте сомневаться, господин! Выданный после прошлой мистерии артефакт, едва оказывается в зале с выставленной коллекцией диковин из запасников торговой гильдии, словно с ума сходит. Дёргается, вибрирует, того и гляди, с цепочки сорвётся, - раболепно сообщил тот.
      Он бы ещё много чего сказал, но наг жестом приказал ему замолчать. Сопровождающие тенями метнулись к двери и скрылись в здании галереи. Им предстояло проверить истинность слов слуги и устранить любые возможные угрозы.
      Медленно потекли минуты, в течение которых представителя магистрата начало откровенно трясти. Пока, наконец, по связному артефакту не сообщили, что путь свободен. И наг может смело входить внутрь.
      Хотя змееног всячески демонстрировал наплевательское отношение к необходимости таиться, опыт с бочкой он учёл, и в узкий проход проскользнул точно маленький хафф. Осторожно и аккуратно, ничего не задев и никого не потревожив. Некоторая заминка, правда, возникла в коридоре неподалёку от входа - постеленная здесь ковровая дорожка была ни чем не закреплена и при каждом движении нага собиралась в крупные складки, но появились помощники и оперативно убрали проклятое творение ткачей с пути своего господина. Змееног даже не успел пригрозить им подходящими карами, как проблема разрешилась.
      Наг миновал несколько раскрытых дверей. В некоторых из них лежали тела спящих людей - слуг, охранников, просто работников галереи - и он едва смог сдержать вспыхнувшее желание оборвать их жизни. Не важно как: магией, кислотным дыханием, ударом хвоста или молниеносным движением остро отточенного когтя - он был готов пойти на всё, лишь бы ощутить вкус энергии Смерти. И только долг перед Вестником помешал предаться кровавому веселью.
      Наконец, наг оказался в искомом зале. В зале, где чванливые купцы Пиранта, из одного только желания походить на своих коллег из Джуги или Скарта, решили выставить многочисленные диковины из своих запасников. Чего здесь только не было: книги в мозаичных переплётах из султаната, пёстрые механические игрушки из страны Хань, поделки из золота и драгоценной кости из Загорного халифата, какие-то статуи и статуэтки, картины, гравюры и гобелены совсем уж неизвестного происхождения. Не было разве что ничего похожего на изделия Древних или Закатной империи, но тут ничего не поделаешь - слишком они ценные, чтобы говорить о них вот так, открыто.
      Утолив любопытство, змееног переполз в центр комнаты и поднялся на хвосте почти к самому потолку. Примитивный артефакт, который упоминал работающий на него служащий магистрата, наг использовать брезговал, предпочитая полагаться на собственные способности. Развёл руки в стороны, напитал ладони силой Спящих и, под издаваемый "погремушкой" мелодичный шорох, сделал один хлопок.
      По комнате прокатилась волна света, отозвавшаяся в каждом выставленном предмете неожиданно приятым звоном. Но если обычные вещи быстро смолкали, то вырезанная из чёрного дерева уродливая фигурка какого-то божка из лайлатской пустыни мелодично звучала ещё целую минуту.
      - Наш-шшёл!!! - не сдержал радости наг и, словно атакующая кобра, метнулся к миниатюрному столику, где одиноко скучала статуэтка.
      По пути своротил какой-то ящик, опрокинул небольшой шкаф, но главу ковена не волновали такие мелочи. Наконец, вожделенная фигурка оказалась в его руках, и он яростно принялся терзать уродливую оболочку, добираясь до спрятанного внутри тайника. А в том, что тайник есть, он не сомневался ни капли.
      И оказался прав. Твёрдая как железо древесина наконец поддалась напору его когтей, треснула и распалась на несколько частей, открыв белую каменную сферу со всех сторон исписанную гимнами во славу Светлого Орриса. На вид сущая безделица, инертная к проявлениям Силы, но по какой-то причине, сжимая её в руке, наг ощущал необычайный душевный подъём и нечто близкое к экстатическому восторгу.
      - Вес-сстник будет доволен! - выдал змееног и решительно пополз к выходу...
      На этом месте фрагмент памяти нага закончился, и Рошаг вернулся к ощущениям собственного тела. Сознание с трудом освобождалось от липких тенет наведённых грёз, действующих на костяного дракона подобно наркотику. Чтобы прийти в себя, бывшему логу понадобилось несколько минут. И лишь когда разуму вернулась ясность и связность мыслей, Рошаг смог сосредоточиться на увиденном.
      - Говоришь, Вестник будет доволен? Что ж, буду... Ещё бы понять, что за артефакт ты нашёл. И какова природа наведённых им эффектов, - прохрипел дракон, сворачиваясь в клубок.
      В голове роились десятки и сотни мыслей. Слишком много непонятного связано с находкой нага, и странности не ограничиваются парой озвученных вопросов. Вот только разобраться со всем этим здесь и сейчас он точно не сможет. Придётся подождать, когда слуги доставят мархузову сферу к нему в Козьи горы.
      Пока же... пока надо передать ощущения от контакта с артефактом остальным главам ковенов. Нагу банально повезло - пусть другие не полагаются на удачу, а сразу настраивают поисковые амулеты на нужные параметры. Ну а затем следует сесть и хорошенько подумать: куда его заведёт эта и последующие находки. Потому как потом, Рошаг был совершенно в этом уверен, будет поздно...

      * * *

      Загородное поместье третьего секретаря главного городского смотрителя Семи Башен было построено в колониальном стиле, точнее, в том, что ныне принято было считать колониальным. Белый камень, толстые стены, широкие окна, прямоугольная крыша, у входа - колонны. Выглядело не особенно богато, но это только на взгляд Великого мага. Для простого смертного, полжизни проработавшего в скромной чиновничьей должности в столице Истинных магов, это была вопиющая роскошь. Не удивительно, что в конце концов хозяина дома поймали на взяточничестве и без лишней помпы повесили.
      Ситуация насквозь житейская, очевидная для любого... Если только не задумываться о том, что таких продажных чинуш половина гражданской администрации Нолда, но казнили именно этого. Бримс долго боролся с соблазном приказать своим людям достать дело проворовавшегося слуги народа из архива, но осторожность победила. На самом ведь деле не важно, случайно поместье осталось без хозяев или нет, главное, что под ним находится!
      Именно с такими мыслями Магистр Наказующих сначала распутывал паутину сторожевого заклятья на ставшем бесхозным доме, затем открывал магическими отмычками калитку и, наконец, утихомиривал хищные лианы в заброшенном саду. Сейчас был тот самый случай, когда причины не важны - важно следствие. Следствием же смерти чиновника стало появление глубоко под ним бункера льера Виттора.
      - Тьма, и за свою помощь Олег запросил какой-то несчастный костяной посох... - пробормотал льер Бримс, убедившись, что доступные ему сканирующие чары не обнаруживают под землёй на указанной Чимиром глубине никаких инородных объектов. - Обладатель уникального навыка попросил плату уровня чародея первого ранга, каких сотни! Не ценит Олег себя, совсем не ценит... - добавил он с усмешкой.
      Впрочем, мысль наградить молодого чародея сверх запрошенной платы в голову ему так и не пришла. И дело было вовсе не в какой-то скупости или нежелании баловать молодёжь, просто он был слишком сильно сосредоточен на предстоящем действе. При всём своём богатом жизненном опыте, имея на счету десятки убитых врагов, льер Бримс впервые столкнулся с ситуацией, когда ему приходилось готовить страховку на случай предательства некогда близких друзей и соратников. Впервые! И подобный выверт судьбы совсем не прибавлял ему хорошего настроения.
      Зло зыркнув по сторонам, Магистр встал поустойчивее, достал из воздуха посох из золота и гномьей голубой стали - после возвращения из лечебницы он наплевал на свою нелюбовь к личным артефактам, этим "костылям для недомагов", и теперь всюду таскал подходящую "игрушку" - и воткнул его в дёрн под ногами. Адепты Земли таким образом увеличивали свой контакт с родной Стихией, льер Бримс же просто хотел освободить руки. Сосредоточившись, он накрыл ладонями хрустальное навершие посоха и короткими импульсами Силы принялся формировать внутри него необходимое заклинание.
      Подвластные Магистру с рождения Огонь и Воздух создавали силовую основу чар, а освоенные много позже Земля и Вода увеличивали их проникающую способность. Жгучие ленты Тьмы укутывали плетение в отводящий взгляды кокон, крупицы доступного Света добавляли стойкости к вражеским противочарам, а закачанный посредством браслета Чтеца Астрала эфир стал связующим звеном для остальных элементов заклинания. Из рук Магистра выходил настоящий шедевр магического искусства. Предоставь он его формулу Совету Мастеров, и место среди Великих льеру Бримсу было бы обеспечено - если забыть, что соответствующее звание будущий гроза и ужас Нолда получил лет сто назад - и одновременно с этим данное плетение стало бы причиной заключения в темнице. Потому как Магистр Наказующих творил сейчас Запретную волшбу самой высокой пробы. Клейма негде ставить.
      А на закуску, словно Света и Тьмы было недостаточно, Бримс обратился к магии Крови и оцарапал ладонь об острую грань в навершии артефакта. Из открывшейся раны вытекла всего капелька крови, но её хватило, чтобы плетение запульсировало, "задышало" жизнью и полностью впиталось в колдовской инструмент.
      Льер Бримс отступил на пару шагов, встряхнул руками, устало повёл шеей и не без удовлетворения принялся наблюдать за посохом. Облик которого уже начал претерпевать сильные метаморфозы. Сначала он словно бы потёк и очень быстро оплыл, будто свеча, превратившись в неровный бугристый блин с вкраплениями осколков хрусталя. Однако в таком состоянии артефакт оставался недолго, и скоро сменил форму на немного вытянутое, светящееся внутренним светом яйцо. Которое пару мгновений покрасовалось перед своим создателем, а затем беззвучно скрылось под землёй, где невидимое для наблюдателей заскользило к секретному убежищу Архимага.
      - Что ж, надеюсь, ты мне никогда не понадобишься, - мрачно сказал льер Бримс напоследок и, не оглядываясь, развернулся к выходу.
      Хищные лианы за его спиной уже начинали шевелиться, и их ауры обещали "подчистить" магический фон. Хоть этим можно было не заморачиваться. Время слишком ценная штука, чтобы тратить его зря. Особенно если речь идёт о времени Магистра Наказующих Нолда в не самый лучший период его существования. Да, не самый лучший...


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Подполковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 2639
  • Сообщений: 5826
  • Activity:
    57%
  • Благодарностей: +4093
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      Том первый

      ТЬМА ПРОТИВ ТЬМЫ

      ГЛАВА 1


      Всю свою жизнь Фердинанд - король Тлантоса, чёрный маг и некромант высшего ранга восхищался упорством и преданностью долгу многих поколений своих предков. Не важно, когда они жили: во времена полумифического Некронда, в эпоху Войны Звёзд, в пору противостояния с империей Заката или в период Войн Падения; главное, что они всегда думали о благополучии своей страны, своей Родины. Тысячелетия сменяли тысячелетия, возникали и разрушались империи, гремели мировые войны и исчезали с лица Торна народы, а их стараниями страна некромантов и чёрных магов продолжала существовать. Несмотря ни на что и вопреки всему!
      Да, ни Некронд, ни Тлантос никогда не играли в мире роль мирового надсмотрщика как Нолд и не лезли в чужую жизнь как Светлые эльфы, не захватывали полсвета как Закатная империя. Нельзя сказать, что не пытались сделать нечто подобное, но толка из этого никогда не выходило. Рано или поздно все усилия шли прахом, враги объединялись и громили обнаглевших чёрных, норовя выжечь источник тёмной "заразы"... Вот только проходило время, и выжившие наследники Некронда выходили из укрытий, схронов и потайных подземелий, чтобы вернуть своему ордену и государству былую силу. Предел живучести тех, кто на ты со смертью, превышает способности рядовых разумных!
      И в таких условиях маги и чародеи былых эпох ухитрялись думать о потомках, сохранять и преумножать для них всё то, что в будущем могло стать основой мощи Тлантоса. Перед одним таким запасником Фердинанд и стоял сейчас вместе со своей свитой, готовясь совершить то, на что не решались сотни и сотни могущественных колдунов до него.
      Старое кладбище в заброшенной лесной деревеньке не использовалось уже пару веков, и по всем канонам тёмной науки оно считалось полностью безопасным для живых. Чтобы поднять местных мертвецов требовались бы усилия десятка некромантов высших рангов и под сотню человеческих жертв. Да и что за неупокоенных они бы создали? Десятка полтора полудохлых зомби, три десятка скелетов - сущая ерунда в сравнении с затраченными силами. Ради такого даже стараться нет смысла.
      Это было очевидно всем, в том числе проверяющим из Объединённого Протектората, которые здесь никогда не появлялись. А зря... Потому как если заглянуть вниз, под покосившиеся надгробия и безымянные холмики, под настоящий саркофаг из толстого слоя гравия и глины, под мелкоячеистую сетку из лунного серебра и многоуровневую систему из отвращающих любую волшбу артефактов, на глубину в десяток саженей, можно обнаружить древнее захоронение тварей и монстров из эпохи Войны Звёзд. Кто они, как выглядели и откуда появились на Горхе, Фердинанд не имел ни малейшего понятия. Ему было достаточно знать, что когда они были живыми, с ними не решались связываться лучшие Погонщики Зверей Перворождённых, а после гибели не рискнули подарить нежизнь сильнейшие некроманты прошлого... Впрочем у последних хватило предусмотрительности не уничтожать останки жутких чудовищ, а сохранить их для более удачливых потомков. Да не просто сохранить, а создать условия, при которых древние костяки не растеряют ни капельки Силы...
      Из разрытой пустой могилы донёсся шорох и наружу выбрался перепачканный в земле Гржак. Могучий чёрный маг, наплевав на собственный статус, спускался по свежевыкопанному лазу к прикрывающему захоронение слою и лично творил необходимые чары Познания. И вот теперь спешил сообщить своему сюзерену добытые сведения.
      Уважая готовность Гржака послужить общему делу, Фердинанд отставил кружку с взваром, с которым он коротал время в ожидании новостей, и милостиво позволил подчинённому отряхнуться от грязи.
      - Ваше величество! Покой мёртвых не был нарушен, и они до сих пор ждут своего часа, чтобы вернуться в наш мир! - объявил Гржак не без торжественности в голосе.
      После того, как он стал свидетелем возрождения Черепа Некронда, и резко вырос в ранге чёрный маг преисполнился к королю и всем его деяниям неподдельного почтения. И теперь при каждом удобном случае норовил это подчеркнуть. Фердинанд такие приступы верноподданческого энтузиазма одобрял, но не забывал простую истину о том, что громче всех кричит здравницы тот, кто собирается воткнуть в спину нож.
       - Уверен? Или может мне отправить вниз кого-то из некромантов? Всё-таки работа с нежитью не совсем твой профиль... - вслух заметил Фердинанд, с трудом сдерживая усмешку.
      Упоминание, так нелюбимых им Повелителей мёртвых заставило Гржака едва заметно поморщиться. Как же, в его способностях усомнились и предложили заменить на труповодов!
      - Мой король, зато я прекрасно работаю с первозданной Силой. Покоящиеся там, - он показал себе под ноги, - источаю Тьму. Причём Тьму голодную, жадную, ждущую шанса вырваться на свободу. Тьму, которая страшит меня столь же сильно, как какого-нибудь горожанина!
      - Ты даже не представляешь, как меня радуют твои слова! - Фердинанд растянул губы в хищной усмешке и неспеша поднялся с походного стулчика.
      Подскочивший слуга тут же подал ему соскользнувший с плечей плащ, но король лишь раздражённо отмахнулся. Сейчас наступал один из тех моментов, ради которых он учился, тренировался, терпел боль, преодолевал страх и ужас. Момент предвкушения будущего триумфа, момент проверки всех его способностей и вызов его мастерству. Потому как сейчас он собирался воззвать к существам, которые для знающих были страшнее самого Мрака. До бытовых ли мелочей ему сейчас?!
      Фердинанда так и подмывало выдернуть из держателя на поясе дремлющий в кровожадном ожидании Череп, но он сдержался. Его час наступит чуть позже, пока же предстояло поработать кое-кому другому. Король повернулся к некромантам из своей свиты и властно приказал:
      - Начинайте!
      В поездку к захоронению наследия предусмотрительных предков он взял с собой минимум сопровождающих. Сотня охраны, десяток магов Тьмы и столько же чародеев Смерти с их "питомцами". В число последних входили сильнейшие твари из тех, кого были способны создавать некроманты и химерологи Тлантоса: вампиры, упыри, Костяные Гончие, Тёмные Косари и Кровавые Молотобойцы. Никаких бестелесных гостей из Астрала и жадных до крови и душ выродков Нижних миров, только обладатели истинной физической мощи и силы. К чему такая разборчивость? А хотя бы на случай ситуаций, подобных нынешней.
      Повелители Смерти исполнили волю своего короля с должной поспешностью. Не прошло и минуты, как подчинённая им нежить разделилась на шесть групп и начала вгрызаться в землю в заранее намеченных точках. Монстры отшвыривали точно пушинки каменные плиты и выворачивали на первый взгляд неподъёмные валуны, они зарывались вглубь со скоростью нескольких бригад землекопов и даже не думали выказывать признаки усталости. Несколько адептов Земли справились бы не хуже, но в каждом направлении магии свои подходы к решению сложных задач.
       Наконец, от каждой из групп копателей, точнее от руководивших процессом некромантов, пришли сообщения о том, что нежить добралась до шести базальтовых восьмигранников, размещённых по границам глиняного саркофага. Все каменные блоки находились именно на тех местах, где им полагалось находиться по замыслу древних создателей захоронения. И это означало, что сложный магический замок на шкатулке Кали, в который собирался забраться Фердинанд, всё ещё работал.
      - Мой черёд, да? - усмехнулся король, глядя на Гржака.
      И едва дождавшись, когда рукотворные монстры покинут раскоп, вытянул Великий артефакт из петли на поясе. Дремавший до сего момента скипетр моментально сбросил дрёму. В глазницах Черепа зажглись хищные огоньки, а все собравшиеся на заброшенном кладбище люди ощутили на плечах незримую тяжесть, а в их ушах зазвучал шёпот тысяч голосов. Шёпот, способный ввергнуть в безумие слабых духом и просто нестойких к внешнему влиянию. Впрочем, в окружении короля таких не было: слабые в Белой Пирамиде не выживали.
      Сам Фердинанд не испытывал ничего кроме восторга от обладания той Силой, что давал ему укрощённый артефакт. Неуча и слабосилка Череп Некронда выпил бы несмотря ни на какие ритуалы и кровавые инициации - как и любой другой сопоставимый по могуществу артефакт - а вот мага высшего ранга он одаривал поистине запредельной властью. И это дарило такие эмоции, какие Фердинанд не испытывал даже в постели ни с одной из своих любовниц.
      Позволив себе пару мгновений насладиться новыми ощущениями, король сосредоточился и словно бы отстранился от всего животного, всего того, что мешает разуму верно мыслить и принимать правильные решения. После чего потянулся сознанием к артефакту. Пришла пора работать.
      Сконцентрировавшись на точке над центром разорённого кладбища, Фердинанд направил в неё Силу Черепа. В воздухе моментально возник небольшой чёрный пульсар, не излучающий, а поглощающий свет. С каждой секундой он рос всё больше и больше, пока не стал диаметром в сажень или полторы. Только тогда сфера прекратила увеличиваться. И повисев в таком виде секунд пять, одним махом сжалась до первоначального размера.
      Своими обострёнными до предела чувствами Фердинанд ощутил восхищение и потрясение колдунов из свиты. Никто, ни один из них не мог добиться подобной плотности энергии Мрака в одной точке. Никогда и ни при каких условиях! И это было ещё одной проверкой предков уровня способностей потомков. Последний уровень защиты для самоуверенных глупцов, дерзнувших замахнуться на невозможное.
      И Фердинанд его прошёл.
      Решительно взмахнув жезлом, король Тлантоса заставил пульсар распасться на шесть фрагментов, которые чёрными ручьями пролились в разрытые нежитью восьмигранники. Камни стремительно наполнились Силой. И едва последняя капля энергии Мрака упала в базальтовый накопитель, как блоки мелко завибрировали, порождая дрожь земли под ногами. Обычным зрением большую часть происходящего не было видно, однако все присутствующие чародеи могли наблюдать, как из шести многогранников побежали дорожки магии, формируя дуги, хорды и ломаные, выстраивая сложную колдовскую фигуру. Гигантский чертёж, накрывавший весь саркофаг, был выполнен в той манере, в которой ныне не работал ни один современный Фердинанду маг. Даже король Западного Кайена, этот выскочка, требующий называть себя Владыкой, и тот по слухам создавал плетения совершенно другого типа.
      В другое время Фердинанд многое бы отдал за то, чтобы хорошенько изучить волшбу далёких предков, но, увы, сейчас перед ним стояла другая задача. Гораздо более важная и... грандиозная.
      Едва чертёж был закончен, и кладбищенская земля задышала первородной Тьмой, пришёл черёд финального штриха в обряде. Король прикрыл глаза, разместил рисунок перед внутренним зрением, погрузил навершие Черепа Некронда в его центр и повернул артефакт точно ключ. Впрочем, ключом он и являлся.
      Магический рисунок в то же мгновение сжался в точку, и древний замок открылся.
      С грохотом и рёвом земная твердь пришла в движение, начав закручиваться по спирали, словно гигантская воронка. Люди поспешно начали отступать подальше от начавшегося локального катаклизма, но дальше пределов кладбища он не распространялся. Мархуз знает, куда девались почва, камни и глина, но очень скоро перед всеми присутствующими открылся огромный котлован, на дне которого обнажились остовы трёх гигантских чудовищ. Их скелеты за прошедшие тысячелетия не рассыпались на части и не потеряли ни единой косточки, а щитки грязно-серой брони до сих пор повторяли форму некогда могучих тел. Но главное не физическая сила, главное та энергия Смерти и жажда крови, которую продолжали излучать проклятые Кали твари. Гржак был прав - Тьмы в этих титанах было столько, что её хватило бы на уничтожение иного города со всеми его обитателями.
      Раньше самыми опасными монстрами на Торне Фердинанд считал драконов и Большого Илима. Да и не мудрено, сложно найти столь же здоровенных, грозных и смертоносных, впечатляющих одним своим обликом... Но на фоне древних тварей меркли даже они.
      Откопанная троица, это наследие седой старины, при жизни больше всего походили на огромных бронированных то ли саблезубых когтистых жаб, то ли не менее саблезубых и когтистых рольтов, а может и на тех, и на других одновременно. Причём действительно огромных: в холке они достигали высоты трёхэтажного дома, а размах гипертрофированных передних конечностей был сравним с размахом крыльев легендарного дракона-лога.
      Полюбовавшись заготовками под своих будущих слуг - а король Тлантоса отказывался воспринимать чудовищ как-то иначе - Фердинанд поднял над головой Череп Некронда и принялся нараспев читать простейшую формулу призыва нежити. Простейшую, но не значит слабую. Выверенные формулировки старого как мир заклинания опутывали любого мертвяка крепчайшими узами, делая невозможным любую попытку неповиновения или бунта. Платой за надёжность всегда были чудовищные траты Силы и запредельные требования по контролю, что серьёзно ограничивало использование данных чар для поднятия по-настоящему могучих существ. До чего дошло, некоторые некроманты начали считать заклинание школярским, игрушкой для начинающих адептов! Но Фердинанд знал истинные возможности данной формулы, а владея Великим артефактом, рассчитывал полностью раскрыть его потенциал.
      И не ошибся.
      Новая плоть на старые кости начала нарастать с лавинообразной скоростью, словно заклинанием пытались поднять обычного мертвяка да вбухали в него чересчур много Силы. Мышцы, жилы, внутренние органы, кожа, даже шерсть - они появлялись будто из воздуха, возвращая монстрам былой облик. Чары вытягивали из Черепа энергию с жадностью оголодавшего вампира, дорвавшегося до крови. Фердинанд даже начал беспокоиться, что что-то пошло не так, но через несколько минут всё закончилось. Тела приобрели законченный вид, и последний импульс магии вдохнул в них подобие жизни.
      Один из ужасов прошлого вернулся на Торн. Древние бег'хеме'оот восстали из мёртвых!
      Подсознательно Фердинанд ожидал, что финальная стадия поднятия чудовищ завершится какой-нибудь демонстрацией животной мощи, вроде истошного рёва, угрожающих поз, магических выбросов, призванной заявить право нечисти на видимый мир вокруг, но реальность оказалась несколько иной. Все три твари оказались гораздо разумнее, чем можно было подумать. Вроде бы только-только разлепили глаза, вдохнули наполненный запахами жизни воздух, вновь ощутили под лапами твердь, как через мгновение они уже знали, кто повинен в их возвращении в реальный мир, договорились о совместной атаке и ударили всей своей первозданной мощью.
      Никто толком и среагировать не успел, как волна Мёртвой Зыби прокатилась по дну котлована, перемахнула через край и захлестнула тлантосцев. Впрочем, если твари собирались нанести людям урон, то они явно выбрали не тот вариант чар. Большей глупости, чем бить солдат и магов Тлантоса заклинаниями из разделов Тьмы, было сложно придумать. Что до Фердинанда, то его больше заставил напрячься сам факт атаки: он ждал подчинения и покорности, но никак не приглашения подраться. И, наверное, именно поэтому не прозевал тот момент, когда бег'хеме'оот пошли в рукопашную. Все три бронированные туши внезапно с поразительной ловкостью взмыли в воздух и тяжело приземлились в десятке саженей от короля, попутно поливая всё вокруг потоками яда из раззявленный глоток.
      Чувствуя, как трещит под напором жидкой отравы персональный щит, слыша, как натужно матерятся ближайшие к нему маги во главе с Гржаком, спешно возводящие вокруг своего господина бастионы новых чар, Фердинанд яростно оскалился и указал Великим артефактом на дерзкую нечисть.
      - Отрыжка Орриса, да как вы посмели?! - заорал он, надсаживаясь.
      И направил через жезл всё своё недовольство. Череп повторил его ухмылку, кровожадно клацнул зубами и исторг три силовых жгута, захлестнувшие глотки нежити. Вряд ли из попытки задушить немёртвых мог выйти какой-то толк, однако бег'хеме'оот чары наследия Некронда почему-то впечатлили. Впервые за всё время дико заревев, от чего посуда на столике неподалёку от Фердинанда со звоном полопалась, троица монстров рванула к королю. Точнее, попыталась рвануться. Их мышцы вздулись как канаты, шерсть вздыбилась, передние лапы заскребли с силой табуна лошадей, а аура наполнилась запредельной мощью, но всё бестолку - ни один из них не смог продвинуться ни на пядь. Порождённые Черепом Некронда управляющие жгуты держали монстров крепче цепей.
      Во время особенно могучих рывков Фердинанду, правда, казалось, что ещё немного, и жезл вырвется у него из рук, но обошлось. На этом фоне скоординированный удар концентрированной жутью, призванный размазать короля Тлантоса по лесу, показался комариным укусом, от которого он попросту отмахнулся Черепом.
      - Нарекаю вас Первым, Вторым и Третьим! Падите ниц пред своим господином, дети Мрака! - возвестил Фердинанд с злобной радостью и наложил на пленников формулу подчинения.
      На этот раз всё сработало без сюрпризов. Три заклинания стремительно влились в ауры нежити, оплетя энергетические центры и сковав разумы императивами поведения. И едва силовые жгуты опали, бронированные туши рухнули на землю.
      - Поздравляю ваше величество с очередной блестящей победой! - с поклоном сказал Гржак, опередив в этом остальных членов свиты. И, покосившись на бег'хеме'оот, добавил: - Верю, что впереди их будет ещё больше.
       - Что, ждёшь приказа готовиться к войне с Нолдом? Хочешь отомстить за Гиркал? - не отрывая взгляда от возвышающихся перед ним чудовищ, спросил Фердинанд.
      На что Гржак тихонько вздохнул и осторожно заметил:
      - Было бы неплохо, но... разве после всей этой феерии с выбросами энергии Тьмы и появлением трёх уникальных тварей, у нас есть альтернатива противостоянию с государством Истинных? Такое нельзя не заметить. Как бы Нолд не нагрянул с новым визитом... как в Гиркале.
      - Истинным сейчас не до слежения за нарушениями правил, им бы от собственной грязи отмыться... Поэтому о "визитах" пока можно забыть, - сообщил Фердинанд равнодушно. - Что до нас... По одному желанию армию через океан не перебросишь, тут даже Череп Некронда не помощник. Так что к ним сейчас заглянуть, увы, не получится... - Тут король мрачно ухмыльнулся. - Но как сам понимаешь, у нас под боком есть другой враг, который уже заждался в гости тлантосских солдат.
      Глаза Гржака вспыхнули.
      - МЛ'леур?! - выдохнул он, похоже боясь обмануться.
      И Фердинанд успокаивающе кивнул.
      - Пора выгнать длинноухих с земли наших предков. Что-то они загостились!..

      * * *

      Подготовку к полномасштабной войне Тлантос вёл уже давно, с того самого дня, как Чашу накрыла каменная плита, и особый ритуал запустил процесс создания Черепа Некронда. Проводились учения, в армию шли поставки новых амулетов, некроманты тайно готовили запасники с ожидающей приказа нежитью, демонологии налаживали контакты с представителями иных планов, а химерологи подгадывали циклы роста своих питомцев к назначенному королём сроку. Все ждали войны, но никто не верил в её начало. Слишком затянулся период мира, слишком многое позволялось Объединённому Протекторату, чтобы кто-то всерьёз поверил в саму возможность того, что король рискнёт пойти против воли мировых надсмотрщиков. И даже постоянные пограничные стычки с МЛ'леур на настроения в стране почти не влияли. Тлантосцы привыкли терпеть национальное унижение, ненавидеть своих угнетателей как из стана людей, так и из стана Длинноухих, и слепо ждать лучших времён, идя по стопам предков. Разгром Гиркала всех лишь укрепил во мнении, что грядущие кровавые битвы - это фикция, страшилка для "цивилизованных" хозяев Торна, призванная помочь добиться лишних преференций в каких-нибудь переговорах.
       Однако, Фердинанд будущее Тлантоса видел совершенно иным, и готовился к настоящей войне. К той войне, которую в иных мирах принято называть войной на уничтожение. Владеть Черепом Некронда и не попробовать решить многовековую проблему соседства с исконными врагами своих подданных, король просто не мог.
      И пусть тёмные эльфы наверняка понимали, кто наиболее вероятный кандидат для нападения создаваемой армии, это никак не могло повлиять не неизбежность будущего конфликта. Тлантос приближался к пику своей силы, и пропустить такой шанс было бы преступлением перед предками. Именно поэтому легионеры покидали привычные казармы и собирались в полевых лагерях вдоль северной границы, на дорогах появились многочисленные обозы, перевозящие разобранные боевые машины и полковую артиллерию, маги освежали в памяти боевые заклятия и отправлялись в места дислокации своих подразделений, а погонщики перегоняли монстров и чудовищ на новые лежбища.
      Столь масштабные перемещения войск буквально вопили о близости сроков начала войны, и разведке МЛ'леур оставалось лишь гадать о направлении главного удара. Чтобы облегчить им работу Фердинанд даже направил Первого и Второго в две крепостицы на северо-западе, и, судя по докладам пограничников, бег'хеме'оот таки заставил Тёмных начать перегруппировку войск.
      Вот только не чудовища были теперь главной силой Тлантоса. И стратегия противостояния с МЛ'леур была несколько сложнее, чем банальное наступление гигантскими армиями. То, что задумал Фердинанд, больше пристало самим эльфам Ночи, чем их смертным соседям. Но кто сказал, будто нельзя учиться у злейших врагов?
      Король Тлантоса в сопровождении Третьего, трёхсот солдат, полусотни магов и обоза с только-только прибывшими от кланов Орлиной гряды големами - о том, чего стоило выкупить боевые механизмы у коротышек даже вспоминать не хотелось - пересёк границу с лесом ночных эльфов на северо-западе страны, почти у самого побережья Тёмного океана. Приложив максимум усилий для того, чтобы ни одна из сторожевых систем МЛ'леур не сообщила своим создателям о наглых нарушителях, благо последняя модификация Вуали Тьмы, завязанная на Силу Черепа Некронда, позволяла и не такое. И раз на тлантосцев никто не спешил нападать, им это удалось.
      На случай неудачи, с моря отряд был готов поддержать огнём единственный уцелевший броненосец гномьей постройки, но это был именно что крайний случсай. Исход предстоящей операции целиком зависел от действий на суше, вмешательство флота означало крах всех планов, и думать о таком никому не хотелось.
      - Мой король, мы на месте! Святилище МЛ'леур вон за тем холмом, - доложил вернувшийся из разведки Гржак, едва отряд после изнурительного марша спустился в небольшую балку и встал на отдых.
      В этой вылазке, призванной заложить первый камень в фундамент будущей победы над Длинноухими, Фердинанда сопровождали лучшие бойцы и чародеи, и высокоранговые колдуны в роли простых лазутчиков уже никого не удивляли.
      - Охрана? - уточнил король, устало поводя плечами.
      Основная нагрузка по поддержки Вуали лежала на Великом артефакте, однако Фердинанд всё равно чувствовал себя как раздавленный друлл.
      - Как обычно, два десятка служителей и сотня гвардейцев, - пожал плечами Гржак.
      Фердинанд вздохнул и придирчиво проверил, насколько хорошо прикрывают чары его солдат, особое внимание уделив бег'хем'оот.
      - А ещё прорва механических и колдовских ловушек и располагающийся совсем рядом выход с Лесных троп... - скривился он.
      - Было бы странно ожидать, ваше величество что МЛ'леур оставят вблизи от наших границ без защиты источник Силы, да ещё такой молодой, - заметил Гржак.
      Фердинанд на это лишь кивнул. Действительно, было бы странно... Не секрет, что эльфы платят за своё могущество и бессмертие зависимостью от источников магии. Светлые для этого высаживают меллорны, Тёмные же строят особого рода сооружения, привязанные к тем или иным Стихиям. И ждут, ждут столетиями, когда чародейский механизм заработает на полную мощь, даруя хозяевам океаны энергии. Именно с появлением новых источников связано расширение границ эльфийских лесов, всплески рождаемости и прорывы в колдовской науке Длинноухих.
      Данный конкретный канал в мир чистой Силы появился на границе с Тлантосом сотню лет назад и пока не успел должным образом окрепнуть. Ещё пара веков, и северные провинции государства некромантов начали бы поглощать джунгли, а в небольших и безопасных рощицах открылись бы Лесные тропы... Однако пока источник был слаб и уязвим для вмешательств вражеских чародеев, чем Фердинанд и планировал воспользоваться.
      - Ладно, работаем по плану, - объявил он. - Начали!
      Наступал ключевой момент задуманной операции. И именно сейчас должно было решиться: окажется ли источник Силы МЛ'леур в руках короля Тлантоса или ему придётся постыдно отступить, так и не попробовав откусить этот манящий кусок...
      Главная сложность атаки на святилище с источником крылась в поясе ловушек, призванных задержать или вовсе уничтожить любого врага, покусившегося на святыню Тёмных. И пройти его мог лишь МЛ'леур - маги эльфов Ночи слишком ценили жизни своих сородичей, чтобы создавать более избирательную защиту. Светлых и прочих разумных колдовские капканы остановят, а со своими и охрана разберётся.
      И вот теперь этой уязвимостью планировал воспользоваться Фердинанд. В Тлантосе за время противостояния с МЛ'леур появилось немало полукровок, и, что характерно, к своим длинноухим родителям они совершенно не пылали любовью. Если же добавить к этому особую обработку королевскими магами-менталистами, то нет ничего удивительного в том, что король смог привлечь к себе на службу десятки фанатиков, жаждущих положить жизни на алтарь войны с бессмертными кровными родственниками.
      Пока Фердинанд предавался размышлениям, обслуга уже распаковала ящики с лишёнными движителей гномьими големами, маги Тьмы закончили чертить фигуры-ограничители, а маги Смерти раздали одурманенным полукровкам последние порции дурманящего зелья и с оголёнными хх'рагисами встали рядом.
      Солировал в обряде Гржак. Доказывая, что он не зря получил свой ранг, демонолог принялся мастерски создавать плетение, призванное связать души полукровок с мёртвым железом. Его поддерживали другие адепты Тьмы, гася остаточные эманации чар, и некроманты, дополняющие сложное заклинание элементами на базе Смерти. Общая конструкция получалась тяжеловесной на вид, но надёжной и устойчивой к внешним воздействиям. Когда же фанатики тихо забормотали гимны во славу вечного Тлантоса и проклятия его врагам, творение Гржака мгновенно отозвалось на их эмоции и присосалось точно пиявка к аурам. Сначала к внешнему контуру, а затем погружаясь всё глубже и глубже, к самому ядру личности.
      Конечности големов, похожих на многоруких, иногда многогоногих, приземистых рыцарей, вооружённых огромными секирами, дрогнули, но до полноценного оживления было ещё далеко. В этот момент к обряду подключился Фердинанд, начав вливать в плетение потребную Силу и с помощью Черепа буквально вколачивать необходимые опорные точки, якоря и скрепы в металлические тела. Всех механических воинов охватила мелкая дрожь, повторяя те конвульсии, что били полукровок, заклинание же Гржака окончательно превратилось даже не в пиявку, а в перекачивающего жизненную силу гигантского спрута.
      Так продолжалось десяток-другой секунд, пока не наступил миг, очевидный каждому магу, когда в ритуале следовало ставить точку, миг, когда любое промедление могло не усилить големов, а только лишь ослабить. Некроманты, словно куклы на верёвочках, синхронно взмахнули хх'рагисами, и жизни фанатиков оборвались. Плетение Гржака последний раз сыто содрогнулось, поглощая посмертный выброс жизненной энергии, и распалось на несколько дымчато-серых лент, втянувшихся в грудину каждому голему.
      - Сделано! - выдохнул Гржак, устало опустив руки и не без гордости покосившись на короля.
      Ему вторили остальные чародеи, для которых данный обряд не был особо сложным, но утомительным чисто физически. Только Фердинанд не испытывал никакой слабости, хотя именно на нём лежала энергетическое наполнение движителей механических солдат. Великий артефакт подпитывал своего создателя лучше любого накопителя или восстанавливающего ритуала.
      Наконец, Фердинанд перевёл взгляд на големов и удовлетворённо засмеялся. Рождённые в подгорных кузнях механизмы перестали напоминать металлические статуи и теперь буквально дышали жизнью. Грозной, призванной нести в мир одну только гибель, но жизнью. В прорезях шлемов горели кроваво-красные огоньки, статичные позы теперь смахивали на боевые стойки, а по определению неживые тела закутались в тёмную ауру. В общем-то ничем не примечательные механические бойцы, по большинству параметров уступающие творениям нолдских артефакторов - чего бы там при этом не думали сами коротышки - превратились в нечто пугающее, демоноподобное. У короля Тлантоса даже мелькнуло сожаление, что они не вселили в големов вместо полукровок настоящих обитателей иных планов.
      - Не нужны вы были бы именно в таком виде, каких воинов из вас можно было бы сделать... - не выдержал он. - А если бы гномы не пожадничали и вместо тридцати выслали бы пятьдесят машин, как я предлагал, то таким отрядом можно было бы крепости брать и небольшие города захватывать!
      Ещё раз покачав головой и очистив разум от лишних мыслей, правитель Тлантоса вернул жезл на пояс и знаками приказал Гржаку, чтобы тот принимал командование на себя. Всё-таки приведённых в земли МЛ'леур сил достаточно для штурма и гораздо более защищённых мест, чем это мархузово святилище, а значит, участие короля в бою точно не требуется... Тем более, что ему и так есть чем заняться: ведь без Великого артефакта Лесные тропы не закрыть.
      ...Как и предполагалось по плану, на заполненное колдовскими западнями и капканами поле первыми вышли големы. Тёмная ночь и Вуаль Тьмы вместе полностью скрыли их от взглядов наблюдателей, и механические воины, выстроившись клином и не разбирая дороги, направились прямиком в сторону святилища. Благодаря магии металлические ноги беззвучно шагали по земле, и, что самое главное, ни одна из ловушек не сработала. Чародеи Фердинанда не ошиблись, и големы, с вселёнными в них душами полукровок, воспринимались магией МЛ'леур как полноценные эльфы Ночи. Даже когда идущие в последнем ряду машины принялись уничтожать специально подготовленными инструментами обнаруженные сюрпризы от Тёмных, расчищая безопасный проход, сторожевая сеть всё равно осталась безучастной.
      Губы короля сами собой растянулись в торжествующей усмешке, а краем глаза он заметил такие же усмешки на лицах Гржака и прочих чародеев. Получилось, клянусь Древними, получилось!!
      Тем временем отряд големов уже почти вплотную приблизился к святилищу, на расчищенную ими тропу выскочил Третий, и Гржак приготовился вслед за ним вывести магов и воинов Тлантоса. И именно в этот момент МЛ'леур заметили неладное. Над центром святилища вспыхнул рукотворный тасс, заливший всё вокруг колдовским светом и разорвавший в клочья Вуаль Тьмы, а на пути големов выстроилась цепочка длинноухих бойцов. Навстречу механическим воинам полетели пульсары, стрелы Эльронда и Копья Воды, потянулись Лучи Силы. Одушевлённые машины мгновенно окутались сферами Щитов и ответили молниями, кислотными снарядами и выстрелами из наплечных метателей.
      Таиться больше не имело смысла. Фердинанд опять взялся за жезл и выстрелил в небо заранее заготовленным плетением, которое моментально развернулось в гигантскую, в несколько вёрст диаметром, паутину, накрывшую источник магии МЛ'леур и его окрестности пеленой искажений. Теперь если расчёты верны, то в ближайший час-полтора эльфы Ночи не смогут не только обратиться за помощью, но и открыть Лесные тропы.
      Сразу же возникло ощущение, что тонкие планы от реального мира отделило нечто вроде гигантской подушки. На обычные чары подобное не действовало, а вот чтобы пробиться в Астрал теперь требовался особый талант и недюжинные усилия. И если среди охраны святилища нет варрека, то о внезапном появлении здесь элитных бойцов МЛ'леур можно не волноваться...
      Словно в насмешку над подобными мыслями, немного расслабившегося Фердинанда тряхнул магический разряд - отголоски того удара, который нанёс по астральному барьеру неизвестный враг. Если бы король Тлантоса создавал глушащее МЛ'леур плетение без поддержки Великого артефакта, то на этом его история бы и закончилась: большую часть вражеской волшбы принял на себя жезл. И от понимания данного факта Фердинанд пришёл в неприкрытую ярость.
      - Кто это у нас тут такой шустрый?! - прорычал он, закрывая глаза и мысленно сосредотачиваясь на навершии Черепа Некронда.
      Впрочем, вопрос был риторический. У эльфов Ночи есть только одна категория магов, столь одарённых, умелых и могучих, что их уместно сравнивать даже не с Истинными Нолда, а с легендарными Древними.
      Проклятый варрек, чего ты здесь забыл-то?! Так и подмывало шарахнуть по позиции врага каким-нибудь площадным заклинанием, вроде Проклятия Кали или Гнева Орриса, но останавливало опасение ненароком повредить источник Силы... Что ж, значит, придётся сыграть на поле Тёмного.
      Внимание невесомо скользило по сетке развёрнутого заклинания, ища следы воздействия неизвестного чародея. Удар сердца, ещё один... Попался! Перед внутренним взором Фердинанда возникло стремительно истаивающее облачко энергии, освободившейся после распада вражеского заклинания. Так и напрашивалась идея пройтись по силовому каналу до самого варрека, благо Череп позволял и не такое, но король решил поступить хитрее. Зацепив ошивающуюся в соседнем слое Астрала примитивную сущность, он придал ей свой облик, накинул ложную ауру, и уже эту обманку поместил в устье чужого энергоканала.
      Проигнорировать такое не смог бы ни один сведущий чародей. Да и как иначе, если враг сам подставляется под твою волшбу, даже заклинание создавать не надо, достаточно атаковать сырой Силой, и она сама примет какую-нибудь разрушительную форму. Варрек не стал исключением, и обманка Фердинанда в ту же секунду исчезла во вспышке огненного проклятья.
      Только порадоваться успеху он не успел. Хитрость позволила королю Тлантоса точно определить местоположение противника и накрыть его Тёмной Вьюгой. И если обычный вариант данного заклинания просто снёс бы защиту варрека, то при поддержке всей мощи Черепа Некронда, оно в клочья разорвало душу и тело чародея МЛ'леур.
      - Это было до обидного легко! - фыркнул Фердинанд, прерывая транс и открывая глаза.
      Победа над варреком его взбодрила и подняла настроение. Отпали последние сомнения в способности захватить источник...
      Пока он сражался в дуэли, на поле боя произошли некоторые изменения. Големы, невзирая на сопротивление МЛ'леур, полностью пересекли поле с ловушками и схватились с Тёмными в рукопашную у самого святилища. На этом, правда, их успехи закончились. Оплавленные остовы четырёх машин остались на поле, а ещё две, разорванных взрывом на части, валялись уже непосредственно на площадке перед входом. Потери МЛ'леур оценить никак не получалось, но судя по тому, как интенсивно они обстреливали механических воинов из артефактных луков и забрасывали заклинаниями, были они небольшими.
      Неожиданный сюрприз принёс Третий. По непонятной причине восставшая из глубины веков тварь вместо того, чтобы наброситься на врага, замерла в десяти саженях от места битвы и, натужно ревя, пыталась продавить невидимую преграду. И вот ведь какое дело: природу этой самой преграды понять никак не получалось, потому как колдовское зрение Фердинанда её попросту не видело. Похоже, что за прошедшие с момента гибели последнего бег'хем'оот тысячелетия, МЛ'леур ничего не забыли, и всё так же продолжали закладывать защиту от древних врагов во все важные постройки.
      - Дерьмо тарка, куда Гржак смотрит?! - выкрикнул король, бешено раздувая ноздри. - Мне что, снова придётся в бой лезть?!
      Однако, как скоро выяснилось, на демонолога он ругался зря. Тот своё дело знал, и безучастно наблюдать за тем, как буксует прекрасно продуманный план штурма, не собирался. Пока големы связывали боем МЛ'леур, он за спиной Третьего и под прикрытием "коробочки" из обычных солдат сформировал из магов Средний Круг и принялся спешно прощупывать подступы к святилищу чарами Познания.
      Но всё требовало времени. И прежде, чем удалось найти причину загадочного поведения бег'хем'оот, они потеряли ещё троих големов. И тот факт, что на глазах у Фердинанда сразу десяток эльфов Ночи погиб от секир и чародейских ударов, совсем не радовал.
      Наконец, со стороны тлантосских магов в сторону входа в святилище протянулся луч заклинания, необычного серо-розового оттенка, и колдовское чутьё короля позволило ощутить, как пространство сначала содрогнулось, затем, неуловимо изменилось, и... битва превратилась в избиение.
      Едва осознав исчезновение мешающей ему преграды, Третий победно заревел и рванул навстречу МЛ'леур. По пути стоптав двух големов, монстр принялся уничтожать грозных эльфов Ночи, словно мархуз диких шуш. Одного за другим, используя для этого весь арсенал доступных ему средств - начиная от зубов с когтями и заканчивая ударами дикой магии. Он словно доказывал всем и вся, что не зря когда-то считался грозой Горха. Будь здесь варрек, да не один, а в компании нескольких своих коллег, Длинноухие быть может что-то и смогли противопоставить бег'хем'оот, но Идущих путём Древних среди охраны не осталось. И очень скоро источник Силы остался беззащитен.
      Пока Третий терзал тела эльфов, уцелевшие големы не спеша взяли в кольцо захваченную святыню Тёмных эльфов, а маги под прикрытием солдат принялись проверять располагающиеся рядом казармы и административные здания. Внутрь святилища - выглядевшего как большого размера купол из белого камня, опирающийся кольцо из стен - никто не заходил. То было право короля, и только его одного!
      - Ваше величество, святилище Длинноухих захвачено! - С этими словами встретил правителя Тлантоса Гржак, едва король приблизился к входу. - Источник ждёт вас.
      Как-то реагировать на сказанное Фердинанд не захотел и молча проследовал внутрь строения. Позже он найдёт как выразить своё неудовольствие потерявшему стольких големов и поздно взломавшему защиту демонологу - и плевать, что он сам на его месте не смог бы действовать лучше - но пока им следовало закончить главное дело. Тем более, что короля не оставляло ощущение, что МЛ'леур заподозрили неладное и уже начали прощупывать его астральный барьер...
       В святилище оказалось неожиданно светло и красиво. Главный и единственный зал, благодаря хитрой системе зеркал, словно купался в лучах тасса, а полированный белый мрамор, пошедший на отделку внутреннего убранства, лишь усиливал этот эффект. Фердинанду даже показалось на миг, что он вернулся в Пирамиду Талака - белое сердце своего тёмного королевства. Похоже МЛ'леур тоже обожали нарушать рамки и правила, куда их загоняла чужая молва.
      Впрочем, такие мысли ничуть не помешали королю найти взглядом в центре зала бассейн с водой - святилище как оказалось было посвящено Стихии Воды - и по-хозяйски зашагать в его сторону.
      Издали бассейн воспринимался как деталь интерьера, но чем ближе Фердинанд оказывался, тем сильнее ощущалась чужая холодная и сырая Сила. Обычным зрением он всё так же видел неглубокую чашу с прозрачной водой и бортиком по колено, но перед внутренним оком раскрывалась совсем иная картина. Где в центре зала бил фонтан энергии, а та утекла по иномирным каналам и акведукам куда-то в центр страны эльфов Ночи. И почему-то не проходила уверенность, что Фердинанд стоит не в каменном здании, а в диком лесу на берегу тихого омута, который манит и манит нырнуть в самую глубину...
      Стряхнув наваждение, навеянное близостью к источнику Силы, Фердинанд сделал последний решительный шаг и погрузил навершие Черепа Некронда в воду. Остальное Великий артефакт сделал сам. Король физически ощутил, как вытекает из жезла тёмная энергия, как в уязвимое к внешнему воздействию сердце источника проникает скверна злых и коварных чар... Наверное, Фердинанд всё-таки впал в некое подобие транса, потому как спустя некоторое время вдруг понял, что жезл давно уже не исторгает никакую волшбу, а он сам просто смотрит остановившимся взглядом в точку у себя под ногами.
      - Получилось! - вдруг услышал Фердинанд потрясённое.
      И окончательно очнувшись, огляделся.
      Что ж, Гржак не ошибся, и у него действительно получилось. Молодой источник Силы МЛ'леур принял волшбу Великого артефакта и начал перерождаться в нечто иное, чуждое не только для эльфов Ночи, но и для их подлой магии. И если в энергетическом плане начавшиеся процессы так просто было не описать, то внешне всё выглядело достаточно ясно и понятно. Камень бассейна трескался и крошился, вода же темнела и затягивалась грязно-зелёной плёнкой, превращаясь то ли в подобие заросшего пруда, то ли в маленькое болото. А над самой его поверхностью медленно, но неотвратимо разгоралось Пламя Скверны.
      То, ради чего была затеяна вся эта операция, случилось. В единой сети из силовых линий МЛ'леур, пронизывающей всю их страну, возникло нечто вроде разрыва в Нижние миры, откуда теперь ежесекундно выбрасывались потоки заразы. И если дать время, то перерождённый источник всё дальше и дальше начнёт распространять своё влияние, разрушая Лесные пути, отравляя поганые джунгли и вызывая болезни у самих эльфов Ночи.
      Диверсия Тлантоса грозила государству Длинноухих столь серьёзными последствиями, что не все из них можно было даже предсказать, а потому Фердинанд не сомневался: МЛ'леур не оставят новую угрозу без внимания и выделят для возвращения источника немалые силы. Что, в свою очередь, обещало ослабить линию фронта... В общем, как ни крути, а Тлантос в любом случае оставался в выигрыше. Ну а чтобы окончательно закрепить успех, король собирался оставить для Перворождённых ублюдков сюрприз. Бег'хем'оот в роли хранителя источника их точно порадует...
      И Фердинанд, не удержавшись, многообещающе захохотал.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
9 Ответов
2685 Просмотров
Последний ответ 06-09-2011, 18:54
от Morrison
5 Ответов
1275 Просмотров
Последний ответ 12-07-2013, 02:27
от Wens
3 Ответов
2069 Просмотров
Последний ответ 31-08-2015, 13:14
от surgutfred
14 Ответов
1719 Просмотров
Последний ответ 22-02-2018, 06:39
от Oleg1ka
4 Ответов
225 Просмотров
Последний ответ 08-05-2018, 15:42
от Kard

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.