Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.

Автор Тема: Глушановский Алексей - Тень Основателя (бывш. "Тень Императора")  (Прочитано 5034 раз)

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
Глушановский Алексей Алексеевич.
Тень Императора


    © Copyright Глушановский Алексей Алексеевич (You are not allowed to view links. Register or Login)
    Размещен: 31/08/2013, изменен: 31/08/2013. 26k. Статистика.
    Глава: Фэнтези
      
Оценка: 8.00*3

Цитировать (выделенное)
    Аннотация:
    Классический фентези-роман.

You are not allowed to view links. Register or Login

You are not allowed to view links. Register or Login

Алексей Глушановский     

Тень Основателя.
       
       Аннотация:
       Классический фентези - роман.

       
       
       Признаться, первые несколько секунд, я был несколько... ошарашен. Ладно, ладно, скажу честно - чуть больше, чем несколько секунд. Впрочем, когда появившееся приведение начало разговор, я мигом успокоился, и приступил к делу, ради которого и забрался в эти развалины. Если кто собрался убивать - болтать он не будет. А кто языком трепать начал, - значит с ним и договориться можно. Это у меня всегда хорошо получалось. Вот и сейчас. Не обращая на что-то там себе вещающего гостя особого внимания, я приступил к делу.
       А призрак... А что призрак? Стоило только спросить его кто он такой, и отчего умер, - судя по легендам все приведения просто обожают болтать на эту тему, - как он немедленно разразился целой речью. Похоже, легенды иногда бывают правдивы. Слушая его в пол уха, и иногда поддакивая на особенно эмоциональных местах, я не терял времени даром. Летняя ночь так коротка...
       
       ***
       Я умер быстро. Как потом говорили историки, я этого не заслуживал. По всеобщему мнению, я должен был умирать долго и мучительно, чтобы хоть в малой мере заплатить за содеянное мной. И все же я умер легко и быстро.
       Холодный блеск кинжала, в руке того, кому как я думал, можно было полностью доверять, режущая боль в сердце, - и все. Но только, как оказалось, там, куда все уходят, мне места не было. Когда я создавал свою империю, - погибли слишком многие, и кровь тех, кто был убит безвинно, намертво закрыла передо мной врата небесного чертога.
       Однако, благословения множества людей, которых спасли установленные мной законы, не дав разориться, умереть голодной смертью, пасть под ножами разбойников, или солдат завоевателей, не позволяли низвергнуть мою душу в бездну хаоса. Так я остался здесь, в созданной моим трудом империи, бессильным призраком, затерянным в бесконечных коридорах построенного по моему приказу и проекту Великого замка.
       Так прошли годы и десятилетия. Мой брат, мой убийца, занял моё место и придворные лизоблюды рукоплескали "низвержению тирана". Историки и летописцы, желая доставить удовольствие царствующему монарху не жалели черной краски, описывая мои деяния, и лили мед и патоку в описании "радостных лет" и "всеобщего благоденствия" годов под его властью.
       Впрочем, справедливости ради, должен признать, что он и впрямь оказался довольно неплохим правителем. Умный и хитрый политик, в свое время сумевший обмануть даже меня, он был никудышным полководцем, но зная об этом своем недостатке, даже не пытался расширить границы империи, удовлетворившись тем, что было захвачено мной.
       Видя, как благословляет народ установленные мной законы, он переписал их своими словами, сохранив общий смысл, и назвал "новый" кодекс своим именем. Хороший экономист, он заботился о торговле, и бросил созданные мной легионы на освоение диких северных земель, - ведь воевать он не собирался.
       Там, на севере, его инженеры нашли большие залежи золота и руд. Заложенные им прииски действуют до сих пор, обогащая империю и её граждан.
       Население империи под его рукой стремительно богатело. Он отменил наложенные мной на потребление перегнанного вина и дурманящих снадобий запреты и отныне в любом кабаке славили его имя.
       Так я окончательно превратился в людской памяти в жестокого и кровавого тирана-завоевателя, мое имя стало использоваться лишь для самых злобных, подсердечных проклятий, а потом и вовсе забылось, чему немало способствовали указы и пожелания моего убийцы. В памяти народа я так и остался лишь жуткой, черной тенью, завоевателем с обнаженным мечом, залившим кровью половину мира, и вылепившим из этой кровавой каши прекрасное здание Лаорийской империи.
       Знамя, мое знамя, никогда не склонявшееся перед врагом, было объявлено "позорным символом кровавого становления империи" и багровый атакующий дракон на черном стяге, избранный мной символ, был заменен золотым грифоном на белом фоне.
       Знак воина был сменен символом купца, и лишь в старом тайнике, одном из многих, заложенных мной когда-то, я еще мог любоваться на великого дракона, ставшего знаком моих побед, дракона, вышитого на черном полотнище боевого знамени одного из погибших легионов.
       Шли годы. Бессильным, не могущим повлиять ни на что призраком, я бродил по бесконечным переходам когда-то моего дворца, мечтая о мести и изнывая от её невозможности. Пожалуй, это было самым отвратительным - ощущать свое бессилие и беспомощность, мне, когда-то одним своим словом бросавшему в кровавую схватку многочисленные легионы, и выходившим победителем из тренировочных схваток с любыми тремя ветеранами моего войска.
       Но время шло, и мой убийца состарился. Он умер тихо, в своей постели, окруженный скорбящими родичами, плачущими дочерьми, внуками и правнуками, передав трон своему сыну. Я так и не узнал, куда ему было суждено попасть, открылись ли бы ему светлые небеса, или мрачные ворота бездны. В тот самый миг, когда душа его отделилась от тела, я напал на него, - ведь теперь наше положение было равным!
       Он всегда был слабее меня в бою, хотя нас и учили одни и те же преподаватели. Но у него не было той ярости боя, безумного наслаждения битвой, стремления к победе любой ценой, что всегда отличали меня, и потому он неизменно проигрывал все поединки со мной. Проиграл он и на этот раз.
       Собственно, он даже почти не сопротивлялся, слабо отбиваясь и пытаясь выкрикивать какие-то оправдания, пока я рвал его эфирное тело в клочья, поглощая суть и силу его души. Но, ослепленный ненавистью и свершаемой местью, я не прислушивался к его жалким оправданиям.
       Признаться, я и сейчас не сожалею об этом. Какие бы веские причины у него не были, оправдать подлое убийство того, кто доверял тебе полностью, нельзя ничем. Несомненно, то что я делал, было грехом, куда тяжелее всех, свершенных мной при жизни. Я лишил посмертия душу моего врага, присваивая себе то право, которое издревле принадлежало одному лишь богу. Но... Он получил по заслугам... и хватит об этом.
       Остальных его потомков, правителей и нет, злодеев и милостивых, благородных и подлецов, развратников и морализаторов, я не трогал, позволяя отправляться после смерти туда, куда им и было положено по их заслугам.
       Время шло. Созданная мной империя вступила в эпоху умирания. Все проходит, в свой срок, рухнула и она. Несколько окраинных герцогов, объединившись, сочли себя достаточно сильными, чтобы кинуть вызов отдаленному потомку моего убийцы, слабому, безвольному созданию по прихоти богов взошедшему на обсидиановый трон.
       Такова моя история, потомок. И если ты вздумаешь высказать хоть что-то из того что вертится сейчас на твоем языке, клянусь черным драконом, я вырву твое сердце!
       
       ***
      -- Угу...
      -- Ага...
      -- Ого...
      -- Конечно...
       
       Автоматически поддакивая, я ускоренно жевал. Мало ли. Как бы там ни было, и какую бы пакость не уготовила мне в очередной раз судьба, - а эту курицу я съем! Сам украл, сам пожарил... вот пусть хоть все демоны ада, разом набросятся - всё равно проглотить успею! Слишком редко мне удавалось украсть такую дорогую добычу, - уж что-что, а свою живность хозяева берегли на совесть. Это не ворон из пращи бить...
       Сказать по секрету, вкус у ворон премерзкий. А вот курица, - совсем другое дело! Э-э-эх...
       Эти развалины, я присмотрел уже давно. Находились они совсем недалеко от города, и слухи о них ходили самые неприятные, - так что даже наиболее отчаянные банды не рисковали посещать это место. В общем, они были просто идеальным укрытием, - как хорошо, что у столь многих идиотов, суеверия превалируют над разумом!
       Правда, когда я зарезал честно стыренную курицу на какой-то, будто специально для этого предназначенной каменной плите в середине почти уцелевшего зала, передо мной немедленно материализовалась и причина полной заброшенности столь привлекательных руин.
       Оказывается, глупые суеверия - не всегда глупы! Это было весьма неприятным открытием.
       Появившийся полупрозрачный тип в старинных доспехах и с пылающими красным огнем глазами едва не заставил меня срочно поменять свои планы, заменив роскошный пир из двух участников (я и жареная курица!) на другое, куда менее приятное времяпровождение (спешное бегство сломя голову, ночью, на голодный желудок и с испачканными штанами).
       Пожалуй, я бы и впрямь сбежал... если бы не одно "но". КУРИЦА. Чертов призрак возник как раз между мной и моим сегодняшним ужином. (А так же завтраком, обедом и полдником. И не только за этот день). В общем, бросить свою добычу я просто не мог. Мой желудок, однозначно не простил бы мне подобного святотатства.
       Пришлось прибегнуть дипломатии, что принесло неожиданный успех. Этот тип, похоже, изрядно соскучился по возможности поболтать, и разливался соловьем. Всё, что от меня требовалось, - это поддерживать его энтузиазм редкими междометиями и восхищенными возгласами, которые я издавал в промежутках между жевательно-глотательной деятельностью.
       Однако, после моего последнего слова, в зале воцарилась какая-то нехорошая тишина. Обычно, если подобная тишина возникала в каком-нибудь трактире, она имела вполне однозначный смысл. Кого-то будут бить. Возможно даже ногами. А, поскольку, в данный момент, в этих руинах, не было никого, кроме меня и призрака, выбор кандидатур для битья был вполне однозначен. Призрака-то бить бесполезно!
       Спешно дожевывая последнюю ножку, я поднял глаза на грозно нависшего надо мною призрака.
      -- Фё фыфыфось?
      -- Что - что? - с какой-то нехорошей мягкостью в голосе переспросил тип, продолжая сверлить меня глазами самым пренеприятным образом.
       Торопливо сглотнув и попятившись, - несмотря на свою полупрозрачность, - а может быть, именно благодаря ей, тип выглядел ОЧЕНЬ опасным, я повторил свой вопрос: - Что случилось-то?
      -- О, ничего особого потомок, - приторная ласковость голоса призрака мне крайне не понравилась, будя какие-то нехорошие предчувствия. И следующая же фраза моего собеседника, полностью эти предчувствия оправдала.
      -- Ты только что, добровольно, и без какого либо принуждения, согласился с моим предложением вырвать тебе сердце!
      -- Ой... - я попытался отшатнуться, машинально закрываясь крепко зажатой в руке полуобглоданной куриной ногой, однако из этого маневра ничего не вышло. Стена зала, как-то очень коварно оказалась прямо за моей спиной, так что вместо шага назад, я просто крепко стукнулся затылком об эту самую стену повышенной вредности. Как результат столкновения, моя рука, которой я пытался прикрыться, дернулась, и куриная нога оказалась у меня во рту. А там уж сработали рефлексы...
       
       ***
       Глядя на безмятежно жующего куриную ногу оборванца, Дракон Лаоры помимо собственной воли испытывал искреннее восхищение перед наглостью потомка. Нет, ну это же надо! В Ночь Свершений забраться в развалины его дворца, которые нынче совершенно заслуженно именуются проклятыми, принести жертву Крови и Огня, после чего, в наглую игнорируя пришедшего на зов, просто-напросто взять и сожрать жертвенную курицу!
       И ладно сожрать! Когда Дракон, раздраженный столь демонстративным игнорированием собственной персоны, пригрозил вырвать ему сердце, этот нахал, просто-напросто отошел на шаг в сторону, прислонился к стене, и как не в чем ни бывало, продолжил жевать!
       Данное обстоятельство одновременно до невозможности злило первого императора (Как! Его, самого Лаорийского дракона, посмел игнорировать какой-то малолетний невоспитанный наглец!) и в то же время наполняло гордостью (несмотря на все прошедшие века, его кровь не выдохлась и не ослабела!) Стоящий перед ним юноша, едва ли шестнадцати лет отроду, худой до последней стадии и одетый в отрепья, которыми во времена правления Дракона побрезговал бы и последний нищий, не только не боялся его вида, нагонявшего ужас на куда более могучих и опасных людей, но не испугался даже прямой угрозы! Это заслуживало уважения.
       Так что сейчас, он пребывал в тягостном раздумье. Столь наглое поведение потомка, заслуживало самого сурового наказания. Вырывать ему сердце Дракон, конечно, не будет, - потомок всё же, родная кровь... да и молод больно, детство играет. Но наказать надо однозначно!
       С другой стороны, подобная отвага была старому воину весьма и весьма приятна. А значит, - заслуживала награды. И как тут быть? Наказывать, или награждать?
       
       ***
       Надо сказать, это очень неприятная ситуация, - стоять перед недовольным призраком, собирающимся вырвать вам сердце, когда за вашей спиной - стена (читай - удрать не получится) и даже рот наполнен плохо прожаренной курятиной, что весьма затрудняет попытку объяснить приведению всю ошибочность его намерений.
       В том, что он и впрямь способен осуществить свои угрозы, я ничуть не сомневался. Несмотря на то, что моё обучение было прервано почти в самом начале, историю возникновения Лаорийской империи я пройти успел. И, если этот призрак не врал, а, судя по всем легендам, приведения могут недоговаривать, но не лгать напрямую, - он и был тем самым Первым Императором. Кровавым Драконом. Человеком, слава о силе и жестокости которого пережила века и созданную им империю. О нем ходили самые разные слухи, легенды и истории. Одни его прославляли, другие - поливали грязью, некоторые даже высмеивали. Но все они сходились в одном: если Лаорийский дракон обещал кого-то казнить, - повесить, отрубить голову, сжечь на костре или... вырвать сердце, - свое обещание он выполнял самым неукоснительным образом.
       Надо сказать, такая скрупулёзность моего собеседника в этом вопросе меня совершенно не радовала. Однако, времени на долгие рассуждения не было. Если я в самое ближайшее время не предприму каких-либо действий он ведь и впрямь мне сердце вырвет... А оно мне, признаться, еще пригодится. Я ж не нечисть какая, мне без сердца выжить не получится.
       Краткое раздумье принесло единственное решение, которое давало хоть какой-то шанс.
       Быстро проглотив остаток курицы, я отбросил кость в сторону, и подняв руки вверх, максимально жалобным тоном произнес волшебную фразу: - Не надо. Я сдаюсь. - После чего, припомнив один из старых законов Лаорийской империи, быстро добавил: - Сдаюсь на милость и пощаду Дракона без сопротивления и промедления, немедленно по предъявлении ультиматума.
       Все-таки, хорошо иметь классическое образование, пусть даже и незавершённое должным образом... Ну кто бы мог подумать, что когда-либо в жизни мне может понадобиться знание давным-давно отмененных, устаревших более чем на полтысячелетия законов, которые зачем-то вдалбливала в меня матушка вкупе с преподавателями.
       Однако вот... пригодилось. И, вполне вероятно, спасло мне жизнь, а заодно позволило полюбоваться воистину уникальным зрелищем. Кто еще из ныне живущих, мог бы похвастаться тем, что видел самого Кровавого Дракона изумленным до отвисания челюсти и округления красных, словно налитых кровью глаз?
       Не думаю, что даже при жизни Первого Императора он часто баловал своих подданных таким зрелищем. А уж сейчас...
       Правда, закон "О пощаде сдающимся" который я вспомнил, в основном касался стран и городов, которые захватывал, или планировал захватить Дракон, однако-же, нигде в нем не было сказано, что им не может воспользоваться и просто человек.
       А раз не запрещено, значит, разрешено! К тому же, большинство легенд сходились на том, что установленные им законы Лаорийский Дракон старался соблюдать. Правило: "Что позволено императору, то смерть для простолюдина" было введено только Третьим Императором, почти через сто лет после смерти Дракона.
       
       
       ***
       Поганец. Хитрый, наглый, и очень неглупый поганец! Но, раз даже этот ребенок, по виду которого никак нельзя предполагать наличие высокого образования знает мои законы, - значит помнят!!! Помнят, несмотря на прошедшее время, и все усилия моего братца! Значит, все было не напрасно!
       Ишь, как настороженно зыркает. Похоже, все же боится. Напрасно, конечно. Я бы его и так убивать не стал, а уж после такого... Знал бы он, как меня порадовал своим заявлением - мигом бы успокоился. Ага, и небось вновь за курицу взялся...
       Нет уж, знаю я свою породу. Сам таким был. Пусть лучше пока понервничает. А я пока обдумаю достойную награду. Хотя... Что тут думать. Явно мой потомок. Причем по прямой линии, уж слишком явно я чую в нем свою кровь. Наглый до невозможности, - вылитый я в детстве...
       И награда, и наказание заодно... Да и мне, на ближайшие лет пятьдесят-семьдесят неплохое развлечение будет... А может и больше, ежели он от меня, не только наглость унаследовал...
       Впрочем, дам пожалуй, ему шанс отказаться. Судя по всему, вызвал он меня случайно, и если ему ничего, кроме жареной курицы не надо, - то пусть себе идет с миром. Такие вещи насильно не вручают. Но вот если его желания одной едой не ограничены... Если он согласится... Это может быть и впрямь интересно!
       
       ***
      -- А-ха-ха-ха-ха - ошарашенность призрака наконец сменилось долгим и искренним смехом, и я облегчённо перевёл дух. Это был не угрожающий злорадный хохот, которого подсознательно ожидаешь от человека, прославившегося как самый кровавый тиран всех времён и народов, и не зловещее хихиканье замыслившего пакость подлеца, нет. Это было весёлое, искреннее ржание, качеству которого могла бы позавидовать любая лошадь. Тот, кто намеревается тебя убить, так смеяться не будет. Разве что подшутить, - но уж шутку я, как-нибудь переживу... Надеюсь...
      -- Назови себя, потомок. - Закончив смеяться, потребовал Дракон. - Мне любопытно, каким городом или страной ты являешься, раз решил сдаться с такой формулировкой.
       А вот это было больно. Вряд ли моего собеседника устроит то имя, под которым я был известен в городе. А прежнее имя... Права на него я утратил, шагая по подземному ходу, в то время как над моей головой пылал родовой замок. И пусть я был слишком мал, чтобы оказать полноценное сопротивление захватчикам, пусть выполнял прямой приказ отца... До тех пор, пока кровь родных, погибших тогда остается неотмщённой, - прав на это имя у меня нет.
      -- Имя! - Прекратив смеяться, грозно потребовал Дракон, которому, похоже, пришлось не по душе мое молчание.
      -- Неженка. - Имя, полученное от главаря второй по величине банды Нижнего Города, мне не нравилось. Но другого у меня не было. И, наверно не будет больше никогда. Мелкий бродяжка и великий князь - слишком несопоставимые величины, так что свои шансы на возвращение родовых владений я оцениваю вполне трезво. Что впрочем, не помешает мне вонзить заточку в жирное брюхо этой падали, как только я придумаю хоть один более-менее реальный способ подобраться к нему на длину клинка.
       Призрак морщится.
      -- Мне не нужно твое прозвище. Тем более, что уж на неженку ты никак не похож. - Он с ясно видимым сомнением осматривает меня с ног до головы. - Назови свое истинное имя, и род, из которого ты происходишь. - Голос Дракона звякнул металлом, буквально вышвыривая из головы любые мысли о возможности неповиновения.
       Я ответил мгновенно, даже не задумываясь о том, что говорю. Вбитые в детстве рефлексы взяли верх - когда спрашивает император, должно отвечать! Вытянувшись вверх, голова чуть склоняется, как когда-то учил Петерьян, - мир твоему праху, наставник, - и вновь распрямляется, описывая идеальную дугу малого придворного поклона. Голые пятки сами собой притоптывают по грязному полу в пародии на щелчок несуществующими каблуками, и я слышу свой собственный голос, говорящий давно запретные слова: Альдер де Сержак, наследник рода. Приветствую вас, повелитель!
       Затем меня отпускает, - но уже поздно. И все что я могу, - лишь добавить жалкое оправдание: - Это прежнее имя, право на которое я утратил. Сейчас меня зовут Неженка из предместья. Хотя куда чаще просто: "эй ты, дуй сюда" или "вали на ... белобрысый", - добавил я тихим голосом.
       Впрочем, похоже, призрак меня уже не слышал. Он что-то бормотал, похоже всецело погружённый в свои воспоминания. Прислушавшись, я смог различить, что-то вроде: "Сержак... Ну Дора, ну стерва! И ведь ни словом, ни вздохом, ни намеком... И почему не сказала? А может, и к лучшему... Всех остальных, известных, братец-то, того... А тут даже я не знал... Ну и хитрая же ведьма!!! Как будто предвидела. А может и впрямь... всякие про неё слухи ходили. Могла бы и предупредить. Стерва! - причём последнее слово было произнесено настолько мечтательно-восхищенным тоном, что никаких сомнений в отношении Первого императора к одной из древних представительниц нашего рода, не оставалось.
       Наконец отвлёкшись от приятных воспоминаний, призрак обратил свое внимание на меня.
       Некоторое время, он просто пристально всматривался в мое лицо, словно пытаясь высмотреть нечто тайное, разобрать какие-то одному ему понятные знаки и символы. Хотя что он мог увидеть? Последний раз на свое отражение я смотрел сегодня утром. Грубая глиняная чашка, которую я спер у храмового сборщика пожертвований, не пережила короткой встречи с моей ногой, так что жажду пришлось утолять прямо из кадушки для сбора дождевой воды.
       Отражение там конечно не очень, не сравнить с нормальным зеркалом, но кое-что разглядеть всё же возможно. Для оценки этого вполне достаточно. Так что я абсолютно уверен, нет там ничего, достойного столь пристального внимания. Рожа, как рожа. Чуть более тонкие, чем у большинства других мальчишек Нижнего города черты лица, скрываемые въевшейся пылью, успешно противостоящей редким попыткам мытья. Спутанные светлые волосы до плеч. Голубые глаза. Ничего особого... В Нижнем, подобных мне бродяжек - одиннадцать на десяток будет. Но что-то, Дракон, похоже, все же высмотрел, поскольку, после долгого разглядывания сделал мне самое необычное предложение, которое я только получал за свою жизнь.
       ***
      -- Чего бы ты хотел? - Видимо, заметив мой взгляд, брошенный на бренные останки курицы, Первый Император чуть заметно покачал головой. - Только не вздумай сказать, что хотел бы еще одну курицу. Это будет большой глупостью с твоей стороны!
      -- Почему? - не удержался я от вопроса. Интересно, он и мысли, что ли читать может, или просто так догадался?
      -- Во первых, потому что такой шанс выпадает не часто, и не стоит его тратить на такую мелочь, - холодно ответил призрак, а затем, чуть усмехнулся и добавил: - ну а во вторых, у меня нет курицы!
      -- Прежде чем ответить, подумай потомок. Как следует, подумай! Предупреждаю, я могу дать тебе многое, очень многое, но и цену возьму соответствующую. Сейчас ты еще можешь сказать, что не нуждаешься в моих дарах, и просто уйти. Не бойся, я отпущу тебя. Но не будешь ли ты всю свою оставшуюся жалкую жизнь жалеть о том, от чего отказался? - сейчас его голос был строг и серьезен.
       Стоило только мне раскрыть рот, как призрак вновь перебил меня.
      -- Я сказал - ПОДУМАЙ! Но не только о том, что ты теряешь, отказавшись, но и о том, что потеряешь, назвав мне свое желание. Попросив какую-нибудь мелочь, вроде богатства, не будешь ли ты жалеть всю жизнь о том, что отдашь мне за презренное золото? Думай хорошо потомок!
       Собственно, я и думал. Судя по всему, мой предок, если конечно верить его утверждениям, был и впрямь, настроен весьма серьезно. И, похоже, даже в таком, полупрозрачном состоянии мог немало. А значит, это был шанс! Призрачный, как и тот, что его предлагал... Но даже призрачный шанс - это куда лучше, чем полная безнадежность. А значит, просить курицу, или там, деньги на её покупку, было бы и впрямь, очень глупо.
       Вообще-то, у меня было одно желание, плата за исполнение которого не имела ровным счетом никакого значения. Желание совершенно невозможное, - не с моими силами тягаться с системой, - но если бы кто-то еще десять минут назад спросил меня о существовании привидений, я бы твердо ответил, что их не существует. Так может быть, несуществующий призрак и впрямь может исполнить мое невозможное желание?
      -- Итак, чего ты хочешь? - поторопил меня Дракон.
      -- Я хочу вернуть себе свое прежнее имя, или, хотя бы, получить возможность это сделать! - Максимально твердым голосом ответил я на вопрос привидения.
       Громкий, и надо признать, весьма зловещий хохот Первого Императора был мне ответом.
      -- Вот за это вас и боялись, - отсмеявшись, сказал призрак. - Оборвыш оборвышем, а мало того, что блюдёт обычай, древний и почти забытый даже в мое время, так еще и мечта у него, - не золота побольше и еды понежнее, а вырезать весь род обидчиков до последнего ребенка, да вернуть старые владения, еще и небось с изрядным куском в придачу... 'Не забывать и не прощать', - подозреваю, что у таких консерваторов, и девиз, наверно, до сих пор не изменился?
       Я кивнул, соглашаясь с его словами. Зачем скрывать то, что известно всем? В том числе, и Князю. Собственно, древний обычай 'утери имени', помимо ритуального, имел и вполне житейский смысл. За голову последнего из рода Сержак, князь готов был выплатить её двукратный вес в золоте. Если бы мое старое имя только прозвучало в местах моего нынешнего обитания, то я, без сомнения, быстро бы утратил эту, столь дорогостоящую часть своего тела. Что было бы для меня весьма печально. Чем бы я тогда кушал?
       
« Последнее редактирование: 17-03-2014, 21:53 от Kard »


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн мифт

  • У раковины вырвали язык, Но ты прислушайся, она поет о море!
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 106
  • Сообщений: 912
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +302
  • Пол: Мужской
26kб...и Зимние сказки висят  эхх


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
Ну да это новая. Зимние сказки видно не пошли... После первой с таким скрипом идут...   :soglasnaya_ya:

Цитировать (выделенное)
От автора:
"Не виноватый я... Оно само как-то... Знаю, что у меня и Зимние сказки висят, и Рождение магии... Но вот, не удержался..."

Причем это он еще об одной новинке, здесь еще не выложенной


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн мифт

  • У раковины вырвали язык, Но ты прислушайся, она поет о море!
  • Майор
  • *

+Info

  • Репутация: 106
  • Сообщений: 912
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +302
  • Пол: Мужской
Так пусть же муза посетит его обилием мыслей и идей!


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
      Внезапно прекратив смех, призрак уставился на меня тяжёлым взглядом красных глаз.
      - Ты выбрал. - Веско промолвил он, а затем, коротко приказал: - На колени!
      Ни запротестовать, ни хоть как-то возразить я попросту не успел. Ноги подогнулись сами, и больно ударившись коленками о грязный пол, я замер перед Драконом. Первый император, и будучи призраком, оставался повелителем, и противостоять его приказам у меня просто не получалось!
      Глядя на взмывающий надо мной призрачный меч, я тоскливо думал о недоеденной курице, и о том, что описывая исключительную правдивость Дракона в плане казней, историки все же кое в чём ошибались. Как оказалось, не так уж он в этом деле и скрупулезен. Обещал-то вырвать мне сердце, а не отрубать голову!
      - Вы знаете, что такое счастье, - чистое, беспримесное и не рассуждающее? Я теперь знаю. Счастье, - это когда занесенный над твоей головой меч мягко опускается на плечо, а вместо мягкого голоса Последней Владычицы приветствующей вас в своих владениях, ты слышишь торжественное: - 'Встань, паладин Империи. Пусть это будет последний раз, когда ты стоял на коленях' - произнесенное торжествующим голосом императора.
      Паладин. Он сделал меня паладином!!! Вот же ...! И даже - ... ...!!! Уж лучше бы я попросил курицу!
      Встав с коленей, я первым делом проверил свои штаны. Как ни странно, там было сухо, и не имелось ничего лишнего. Затем я помолчал. Потом помолчал еще. И еще.
      Нет, мне, конечно, очень хотелось искренне и образно поблагодарить Первого Императора за его действия, но, если, выбирая между паладинством и жареной курицей я однозначно предпочел бы курицу, то выбор между возможностью высказать свое мнение и вырванным сердцем был отнюдь не так прост. В смысле - высказаться хотелось, и даже очень. Но жить хотелось больше. Так что я молчал.
      ***
      - Ну и чем ты сейчас недоволен?
      Гримаса на лице потомка была столь выразительна, что по ней можно было легко разобрать все те непечатные выражения, что он молчаливо посылал в мой адрес. Умен, ничего не скажешь. Впрочем, сейчас он вряд ли может представить все размеры подложенной мною ему свиньи. Пока что, он может различить разве что небольшой кусочек высовывающихся из гигантской грязной лужи политики сальных окороков. Интересно, что же будет, когда он полностью осознает, во что я его втравил?
      Впрочем, это осознание придет еще не скоро. А пока - надо подсластить пилюлю.
      - Я дал тебе тот самый шанс, о котором ты и просил!
      - Да? - яда в голосе парня вполне хватило бы на то чтобы отравить половину Великой степи. - Значит, лишение возможности солгать даже в мелочах, воровать - даже на пропитание, обязанность помогать каждому, кто только обратится ко мне с просьбой о помощи, - это, по твоему благо? Особенно, учитывая мое нынешнее положение? - Он выразительным жестом одернул свое затрёпанную до последней стадии хламиду. - Хорош же я буду, - паладин в отрепьях! Да я так с голоду помру. Причем в самое ближайшее время! Это по твоему, шанс? - от возмущения он даже позабыл о страхе.
      - Продление срока жизни более чем в три раза, увеличение физических сил, ускорение заживления ран и абсолютное здоровье, значительное усиление колдовских способностей, - в том же тоне ответил ему я. - Да, это шанс! Вполне стоящий небольших ограничений, отнюдь не столь тяжких, как ты думаешь.
      - Теперь, ты сможешь вернуть себе имя, даже не предпринимая никаких действий - к тому времени, как внуки твоего обидчика умрут от старости, ты все еще будешь полон сил и жизни! - О том, что упомянутые подростком общеизвестные ограничения и впрямь отнюдь не строгие, и допускающие возможность обхода в случае острой нужды, были отнюдь не единственными, и далеко не главными условиями Имперских Паладинов, я решил пока говорить. К чему лишний раз расстраивать человека? Впрочем, кажется, он пропустил мою речь мимо ушей, обратив внимание лишь на один небольшой момент.
      - Колдовские способности? Ты сказал, - увеличение колдовских способностей?
      - Ну да, в том числе и их, - признаться, его интерес к этим моим словам, учитывая то, из какого рода он происходит, показался мне несколько странным.
      - Но колдовства не существует! Это все бабкины сказки!
      ***
      Признаться, я был ошарашен. Причем ошарашен куда сильнее, чем даже в тот момент, когда передо мной материализовался его сволочное Величество. Сейчас я великолепно понимал Второго Императора, когда-то самолично прирезавшего моего так называемого предка. Представляю, как он в тот момент был счастлив! Увы, мне подобное удовольствие никак не светило. Хотя и хотелось. Очень!!! А чем, как не изощренным издевательством, могло быть заявление Дракона о том, что мое нынешнее паладинство, оказывается, способно усиливать некие несуществующие колдовские способности? Что, собственно, и подтвердил громкий смех, раздавшийся после моих слов.
      Я человек спокойный и выдержанный. Сила воли и терпение у меня воистину железные. Будь это не так, я бы давно лежал на фамильном кладбище и кормил собой могильных червей, не заставляя князя Волн нервничать по поводу беглого наследника рода де Сержак. Но у всякого терпения есть свои пределы. Император там, или не император, а в морду я ему дать всё же попытался.
      Результат попытки был неутешителен. Новый приступ смеха у Дракона, и расшибленная коленка, которую я здорово ушиб о каменный пол, провалившись в момент удара сквозь тело этой призрачной сволочи.
      - Извини... - сквозь смех пробормотал Дракон, явно изо всех сил сдерживая безумное ржание. - Я просто не могу... Нет, ну это же надо... последний из Сержаков, рвется набить мне физиономию, пытаясь доказать что колдовства не существует... Скажи мне, если магии нет, то кто, или что я такое? - Призрак демонстративно проплыл туда-сюда сквозь стену.
      - Гад и сволочь особо крупных масштабов, - ни на миг не задержался я с ответом на поставленный вопрос.
      Немного задумавшись, Дракон согласно кивнул. - И это тоже. Но я имел в виду немного другие свои нынешние качества. Он вновь проплыл сквозь стену. - Впрочем, неважно. Скажу лишь, что, похоже, в самое ближайшее время тебя ждет множество интереснейших открытий... Ученик!
      У меня воистину железные нервы. Когда Дракон произнес последнее слово, определившее мой статус, я не стал впадать в истерику, не предпринял попытку самоубийства, и даже не попытался вновь броситься на него с кулаками. Я всего лишь тихо-мирно упал в обморок. И, пожалуй, это было самым лучшим, что я только мог сделать в сложившейся ситуации.
       
      ***
      Глядя на лежащего перед ним подростка, призрак задумчиво почесал затылок, сдвинув надетый на нем боевой шлем практически до самых глаз. Чего-чего, а уж такой реакции от своего потомка он никак не ожидал.
      - Что ж, - промолвил он, закончив свои размышления. - Материал, конечно, так себе... но будем работать с тем, что есть. - С этими словами, он сделал шаг вперед, и попытался прикоснулся ладонью к груди юноши. Короткий серебристый вихрь на мгновение возник точно над сердцем лежащей на грязном полу фигуры, и в следующее мгновение призрак исчез, словно затянутый внутрь тела какой-то необоримой силой. И лишь эхо, бродящее по залам давно опустевшего замка, долго носило отзвуки прозвучавшего из уст того, кого когда-то звали Лаорийским Драконом, грязного ругательства.
       
      Глава первая. Плебеи вольного города.
       
      Интересно, чем этот фермер кормит своих куриц? Чистым хашшем, что - ли? По крайней мере, нечто подобное, со мной было только однажды, когда Рвач, отмечая удачный грабеж, забавы ради влил мне в глотку почти стакан настоянной на хашше браги.
      Впрочем, не похоже... По крайней мере, на райских птиц, которые мне тогда мерещились, привидевшийся мне Лаорийский Дракон совершенно не тянет. С другой стороны, и самочувствие, как ни странно, вполне приличное... Помнится, после того стакана, я три дня оклёмывался, чуть с голодухи не помер, и все кусты возле своей хибарки загадил. Если бы не Талька, которая мне еду приносила, вряд-ли бы выжил... А сейчас, - жив, здоров, и даже ушибленная в видении нога, совершенно не болит.
      Я внимательно осмотрел левую ногу, колено которой здорово расшиб в своей галлюцинации, во время нападения на призрак Первого Императора. Отсутствие не только серьезной ссадины, но даже синяка, полностью подтверждало мою теорию о странном сне.
      - А может, здесь, по ночам, какие-то испарения нехорошие поднимаются? - сказал я вслух, просто для того, чтоб услышать звук своего голоса. Тишина полуразрушенного замка внезапно начала действовать мне на нервы. - Не даром же его забросили. И до сих пор, люди не живут...
      - ...нимаются... имаются... маются... Бросили... осили... или... не даром... не живут... - подхваченные гулким эхом слова как-то очень уж странно вернулись ко мне, заставляя немедленно заткнуться. Оно конечно, ни колдовства, ни призраков не существует... Но задерживаться в этом странном месте мне что-то совершенно не хотелось. Не даром сюда люди не ходят... И я тоже, больше ходить не буду! Даже если еще одну курицу украсть удастся! В конце концов, что я, себе другого укромного места не найду? - Не тратя лишнего времени, я поспешил покинуть столь неуютное место.
      Выйдя во двор, освещаемый лучами только взошедшего над горизонтом солнца, я облегченно вздохнул, пеняя себе на излишнюю мнительность и поспешность. Старые сандалии, слетевшие с ног в ходе моего несколько торопливого выхода из замка, заменить мне было решительно нечем, а значит, сейчас придется возвращаться назад и искать их по всему маршруту. Бросив короткий взгляд на подымающееся над горизонтом солнце, лучи которого легко разгоняли все ночные страхи, я развернулся к темному пролому, из которого только что выбежал. Надо было спешить.
       
      ***
      Лаора. Лаора великая, Лаора блистательная, Лаора великолепная... Так она звалась когда-то. Достойная и прекрасная столица великой империи. Но года расцвета прошли давно.
      Все так же рвались в высь шпили дворцов и башен, все так-же нависала над приближающимся путником невероятной высоты стена, сложенная из неподъемных каменных блоков, и сверкали купола храмов, служа маяком для подходящих к городу кораблей. Вот только, подойдя поближе, можно было заметить и огромные трещины, пересекающие некогда нерушимую стену, потускневшую и облупившуюся облицовку дворцов, облезшую позолоту на куполах. С гибелью империи зачахла и Лаора. Уже не столица, а вольный торговый город под управлением сената. Вольный, - ибо никто из множества самопровозглашенных князей, герцогов и королей, взявших власть над расчленённым телом империи, так и не рискнул объявить себя владыкой Лаоры. Ибо владыкой Лаоры может быть император, и только он. Император Лаорийской империи. И тот из правителей, что осмелился бы взять власть над практически беззащитным городом, немедленно был бы атакован союзом всех остальных владык, отнюдь не заинтересованных в восстановлении империи.
      Так и жила Лаора, - постепенно бедневшая и вымирающая, гордящаяся тенью былого величия, и упорно не замечающая нынешнюю нищету. Город прошлого, город, в котором тень былого имела большую власть, чем нынешние владыки, город смерти и воспоминаний. И золотой императорский грифон, развевающийся над ратушей, выглядел злой насмешкой в городе, находящемся под управлением сената...
      Выплеснутое из окна какого-то полуразвалившегося особняка ведро с помоями, расплескавшимися перед самым моим носом, весьма эффективно и вовремя оторвало меня от философских рассуждений о судьбах города. Вовремя, - поскольку занятый своими мыслями я едва не проворонил идущего по улице громилу по кличке Клык, попадаться на глаза которому не имел ровным счётом никакого желания. Та еще сволочь. Так что, подавив острое желание как следует обматерить хозяйку, приложившую максимум стараний, чтобы на мою одежду попало как можно больше вонючей жидкости, я нырнул в ближайшую подворотню.
      Увы. Незамеченным мне остаться не удалось. Обрадованно взревев, Клык немедленно попер в мою сторону.
      - Неженка! Какого ... ты где-то шляешься, ... белобрысый? Хватай свои причиндалы в горсть и дуй к Рвачу, сегодня ночью Трехпалый нарвался! Рвач уже весь на говно изошел, если ты его не вытащишь, он тебя следом в Бездну направит! Я тебя с ночи разыскиваю, ... ... ты ...!!! - Мощная затрещина отправила меня в недолгий полёт, прерванный бурной встречей со стеной близлежащего дома. Стена выдержала. Моя голова, как ни странно, тоже. Фактически, удар даже не вышиб меня из сознания. Ослаб Клык, ослаб... Стареет, похоже... явно ведь бил, не сдерживаясь, вон какой злющий, а я даже сознания не потерял... Впрочем, демонстрировать свою стойкость я отнюдь не собирался, картинно сползая вниз по стене, оставив на ней кровавый след из разбитой головы. Шершавый старый кирпич, если к нему плотно прижаться, отлично сдирает кожу, а хорошая пакость этой скотине, раздающей удары вместо приветствия, стоила небольшой ссадины.
      Интересно, что предпримет Рвач, когда Клык вместо единственного целителя банды, принесет ему мою бессознательную тушку?
      Да, да, да... Именно целителя. А что поделать? Жить-то хочется! А для воровства у меня руки не тем концом вставлены. Спереть курицу у зазевавшегося фермера - вот мой предел. А что посерьёзней, - увы... Благо, в классическом образовании, которое я получил еще будучи де Сержаком, немалое внимание отводилось основам целительства, а так-же составления лекарств, ядов и противоядий. Хотя обучение и не было завершено, полученных мной знаний оказалось достаточно для того, чтоб помочь мне выжить, оказавшись на улицах незнакомого города.
      Тот объем знаний по лекарскому делу, алхимии и травничеству, который моя мать считала абсолютно обязательным к изучению любому молодому дворянину хорошего рода, здесь, в предместьях Лаоры было великой и сакральной тайной. Людей, способных составить настой для снятия лихорадки, излечения от головной боли или поноса, могущих зашить рану или вправить вывих в трущобах было очень немного. Собственно только я, да бабка Клета. Но Клета, - старуха лихая, бандитов недолюбливала, да и надавить на неё у Рвача возможности не было. Клан Либров, контролировавший почти четверть идущей через предместья контрабанды спиртного, славился своей резкостью, и на попытку надавить на мать одного из своих патриархов отреагировал бы весьма быстро и жестко.
      Рвач, при всем своем сволочизме, совсем дураком не был, и расклад сил понимал неплохо, так что наехать на Клету даже не пытался. А вот у меня, прикрытия, или хоть какой-нибудь защиты не было.
      Так я и получил предложение, от которого нельзя отказаться. Я лечу людей Рвача и тех, кого он скажет - лечу быстро, качественно и бесплатно, а они меня не убивают, и даже не калечат.
      Впрочем, сейчас Клык, раздраженный необходимостью меня искать, забыл про эту договоренность, за что и поплатился. 'Приходить в сознание' я отказывался категорично, несмотря на щедро отвешиваемые мне пинки и пощечины. Только пустил небольшую струйку крови изо рта, мягко намекая высланному за мной идиоту, что в случае, если он продолжит попытки моей 'реанимации' посредством пинков, то банда может лишиться своего единственного целителя.
      Кажется, до Клыка стали доходить все возможные последствия его несдержанности. По крайней мере, пинки прекратились, а в изрыгаемых им ругательствах стали проскальзывать панические ноты. Рвач ОЧЕНЬ не любил терять ценное имущество и приносящих ему деньги людей. Я проходил по обоим статьям, и наказание виновнику моей смерти, или даже более-менее долгого выхода из строя, грозило очень серьезное. Скрытно прибить меня, или просто оставить на месте, доложив, что отыскать меня не удалось, Клык тоже не мог. Та самая хозяйка, что совсем недавно вылила на меня ведро помоев, с большим интересом наблюдала за бесплатным представлением с небольшого балкона, и, несомненно, с радостью сообщила бы Рвачу о всех деталях происшествия. Да и других свидетелей хватало, так что о том, что Клык решится прибить меня 'по-тихому' я не волновался. Только не сейчас, когда он становился последним человеком что видел меня живым, и значит, в любом случае должным держать ответ перед Рвачём. Собственно, будь это иначе, и я бы не рискнул разыгрывать данное представление.
      Наконец осознав, что ни удары, ни ругань при всём его желании не способны вернуть меня в дееспособное состояние, Клык глубоко вздохнув, и в очередной раз выругавшись, взвалил меня на плечи. Похоже, я сейчас действительно необходим, раз отличающейся крайней ленью головорез решился тащить меня столь немалое расстояние, чтобы хоть как-то выполнить распоряжение своего хозяина.
      Отлично. Похоже, мне повезло. И с возможностью как следует подгадить Клыку, да и Трехпалый, может быть, без моей помощи наконец-то сдохнет. Причем я за его смерть отвечать не буду. Сам, всё сам... А я лежу без сознания. Сила Клыка общеизвестна, собственно, только из-за неё этого идиота в банде и держат, так что то, что я от его удара день - другой буду в полном ауте, никого не удивит. В конце концов, сам Рвач назвал меня Неженкой. Так что я просто соответствую своему новому имени.
      Очень, очень хорошо, что этот придурок не смог себя сдержать при нашей встрече.
       
      ***
      - Вот... - Мое тело довольно неаккуратно свалили на землю, отвесив прощального пинка. Я только слегка мотнул головой, изображая случайное движение от падения, и выпустил новую порцию крови изо рта. Рубаха Клыка на данный момент, вся была в кровавых потеках, так что даже самой умелой прачке вряд ли удастся её полностью отстирать. Мелкая пакость, - а приятно.
      Прокушенная изнутри щека немного ныла, - похоже, я слегка перестарался, обеспечивая себя необходимой для представления жидкостью, но, в общем и целом, настроение было великолепным. Редко когда мне выдавалась возможность безнаказанно подгадить этим тварям. И я этим шансом собирался воспользоваться на полную катушку.
      - Это что? - В голосе Рвача проявилась опасная мягкость. Пользуясь тем, что собеседникам сейчас явно не до меня, я рискнул чуть приоткрыть глаза. Как я и думал, мы находились в доме Рвача, в комнате, которую он сам называл 'приемным залом'. Множество обтянутых кожей кушеток вдоль стен, на которых сейчас маялись четверо 'солдат' из бригады Трехпалого. Судя по их внешнем виду, они совсем недавно вышли из серьезной драки. Учитывая, что его бригада состояла из двенадцати человек, являясь основной боевой силой Рвача, а здесь и сейчас в относительно целом состоянии присутствовало лишь четверо, досталось им и впрямь неплохо.
      И сам Рвач, сидящий за своим излюбленным столом мореного дуба, монументальным сооружением, поставленным в самом центре комнаты, и с недовольством глядящий на сникшего подчиненного.
      - Ну я, это... Клык мялся и жался, с откровенным страхом глядя на невысокого, седоватого и слегка склонного к полноте человека, с самой добродушной улыбкой на чуть расплывшемся лице. Именно с такой улыбкой Рвач смотрел на братьев Грачей перед тем как посадить их на колья из-за незамеченного теми патруля городской стражи во время грабежа портового склада. От патруля удалось отбиться, хотя и с немалыми потерями, а братья Грачи были, по приказу Рвача, 'рассажены по жердочкам'.
      - Что ты 'это'? - Рвач продолжал улыбаться. - Я приказал тебе привести Неженку, не так ли? Неженка мне нужен, чтобы вылечить Трехпалого. Ты это знал? А что принес ты? Мешок с дерьмом?
      - Ну... это... Неженку... Он того... не был долго... Потом я его... поучил маленько... А он брык... и вот... того...
      Рвач не любил матерщину, и лишенная привычных слов-связок речь Клыка оттого звучала крайне невнятно. Но основной смысл главе самой крупной банды предместий оказался вполне понятен.
      - Значит, поучил, говоришь? - Рвач встал со своего места и направился ко мне. Я прикрыл глаза, старательно подражая неглубокому дыханию бессознательного человека, и выпустил изо рта очередную порцию крови.
      Последовало долгое молчание. Но наконец, Рвач завершил свой осмотр, похоже, полностью поверив моему актерскому искусству.
      - Поучил. Отлично. Молодец. Ну что ж, 'учитель'. - В голосе главаря явственно звучала злая насмешка. - Раз Неженка, после твоих 'уроков', сейчас никого лечить не сможет, - ему самому бы выжить, - Трехпалого и добычу будешь лечить ты. Вместо своего 'ученика'. И, если кто-нибудь из них не выживет, - ты отправишься в Бездну следом. - В голосе Рвача не было ни угрозы, ни злости. Он просто информировал своего сотрудника о последствиях недостаточного усердия.
      - Есть! - Если бы не необходимость изображать бездыханное тело, я бы сплясал джигу от радости. Отмяукались, котята. Уж Клык-то налечит... Трехпалому не жить. Ну и Клык, за ним следом направится. Если Рвач обещал кого прибить, то свое слово держал самым неукоснительным образом. Все! Теперь меня хоть калёным железом жгите, а не 'очнусь', пока Клыку 'степную улыбку' на горле ножом не нарисуют!
      - Ну что ж... Рябой, Беззубка. Проводите 'целителя - наставника' к пациентам. - Вновь по-доброму улыбнулся Рвач, отчего предчувствующего свою участь Клыка ощутимо передёрнуло. - Да. И не вздумайте 'развлекаться' с добычей. Она мне нужна живой! Слишком много ребят пришлось положить, чтоб захватить эту бешеную бабу! Если она сдохнет, то никто за неё нам платить не будет! Всё ясно? - Пара 'бойцов', устало поднявшихся со своих мест устало кивнула, и направилась к выходу, прихватив за локти ошарашенного Клыка.
      Судя по небрежно намотанным бинтам и общей потрёпанности бандитов, все, о чем они сейчас мечтали, был отдых и помощь лекаря, а никак не 'развлечения', так что последнее предупреждение Рвача было явно излишним.
      Не успела троица достичь дверей, как была остановлена очередным начальственным рыком: - Стоять, ублюдки! Эту падаль, - он махнул рукой в мою сторону, - возьмите с собой. Где два пациента, там и три! А может, он еще оклемается, хоть подсказывать вам будет, что делать следует! Тебе, Клык, всё ясно? Если хоть кто-то из этих троих сдохнет, ты отправишься следом. А чтобы ты не вздумал удрать, Рябой с Беззубкой за тобой присмотрят. - Быстро прикрыв глаза, я почувствовал, как меня подхватывают на руки и куда-то несут.
      Мда... Быть пациентом Клыка - не лучшая перспектива. Может, всё же 'очнуться'? Нет уж. Такой шанс - угробить сразу двоих гадов, упустить просто невозможно. Как-нибудь вытерплю все, что этот недоумок сможет придумать, пока Трехпалый не окочурится. Надеюсь, долго он этого счастливого мига ждать не заставит.
       
      ***
      Лазарет. Громкое слово, обозначающее небольшую комнату на первом этаже дома Рвача с забранным частой решеткой окном, и стоящими в беспорядке широкими деревянными нарами без матрасов. Будучи 'штатным целителем' банды, бывать мне здесь доводилось частенько. Причем, как в роли лекаря, так и пациента. Периодически, несмотря на все мои старания, кого-то из людей Рвача, получившего особо серьезную рану мне спасти всё же не удавалось. Тогда-то я и попадал сюда, на более или менее долгий срок, отлеживаясь и приходя в себя после очередного наказания.
      Тащивший меня Беззубка, на удивление осторожно уложил мое тело на стоящие под окном нары. Голова моя находилась в тени, так что я рискнул вновь чуть приоткрыть глаза и осмотреть обстановку.
      Соседние нары занимал Трехпалый. Судя по его внешнему виду, жить этой скотине оставалось максимум сутки. И жизнь эта будет для него весьма нерадостна. Распоротый живот, и выглядывающие из раны кишки намекали на это обстоятельство самым недвусмысленным образом. Приложи я даже все свои старания, спасти выпотрошенного как праздничный кабанчик бандита, мне вряд ли бы удалось. Так что, глядя на него, я в очередной раз похвалил себя за отличную идею, позволившую мне не только избежать наказания за смерть пациента, но и здорово подставить Клыка. Затем мой взгляд скользнул дальше.
       Перевязанная как тюк, жестоко избитая девушка лет двадцати - двадцати пяти. Черные волосы, рост чуть выше среднего, крепкие мышцы опытного бойца. Из серьезных ран - распоротое бедро, и глубокий разрез вдоль ребер. Повязки наложены кое-как, так что раны продолжают кровоточить. По крайней мере, это то, что я могу рассмотреть со своего места. При условии, что это все имеющиеся повреждения, и если бы я занялся ею в течение ближайших двух часов, вылечить девушку было бы не сложно. Вот только делать этого я не буду. Не знаю, какие на неё у Рвача планы, но сомневаюсь, что её они порадуют. Иногда лучше позволить пациенту умереть.... Лучше для него самого. Особенно, если пациент - молодая женщина, девушка или девочка. Эту истину, за время своего общения с бандой Рвача я успел неплохо выучить. Да и подставляться под наказание за смерть Трёхпалого, спасая при этом Клыка, мне совершенно не хотелось. Так что, - без сознания я, без сознания. Простите меня, леди, кем бы вы ни были...
      Приняв такое решение, я совсем было собрался погрузиться в медитацию, для наиболее достоверного изображения полутрупа, - а что поделать, Трехпалый будет помирать еще часов шесть минимум. Просто так валяться все это время достаточно сложно, а в медитации время летит быстро и главное, сохраняется полная видимость бессознательного состояния. Но тут, неожиданное происшествие заставило меня резко поменять свои планы.
      Нет, ничего сверхъестественного. Просто, избитая пленница, немного невовремя, - или, как раз наоборот, очень вовремя для неё, очнулась. С тяжелым, каким-то утробным стоном, она дёрнулась от боли, её голова немного повернулась, так, что я увидел лицо жертвы. Обычное, в общем-то лицо... высокие скулы, немного курносый нос, четкая линия бровей, чуть узковатые губы. Не красавица, но могла бы быть очень симпатичной, не будь она столь сильно избита. Но дело было не в этом.
      Я знал это лицо. Точнее, я знал девочку, которая, доживи она до возраста пленницы, могла бы выглядеть точно так же. И позволить погибнуть той, что выглядела чуть повзрослевшей копией Тальки, я просто не мог. Точно так же, как не мог оставить её в лапах Рвача и его подельников. А значит, план следовало менять. Менять немедленно, пока у меня были хоть какие-то шансы спасти эту, незнакомую мне, девушку. Я был обязан это сделать. Хотя бы в память о Тальке, спасти которую мне не удалось.
       
      ***
      Талька. Талия дель Оромо. Дочь разорившегося купца, проданная в рабство, бежавшая от работорговца, и прижившаяся здесь, в трущобах Лаоры.
      Человек, встретивший меня, когда я, без денег, надежд и желания жить пришел в этот город. Человек, выдернувший меня из моего горя, показавший, что жить можно и здесь. Научившая не унывать и не сдаваться, обнаружившая среди той кучи лежащих в моей голове бесполезной грудой знаний, именуемых 'классическим образованием' единственно полезные здесь жемчужины начатков целительства, и помогшая использовать их для моего выживания.
      Она была старше меня на пару лет, так что сейчас бы ей исполнилось шестнадцать.
      Талька погибла год и три месяца назад. Путь пошедшей за водой девочки пересекся с дорогой скучающих и жаждущих развлечения бойцов банды Холодного. Я узнал об этом слишком поздно, да и что бы я смог сделать?
      Правильному бою меня обучить не успели, на тот момент, когда мое обучение прервали вторгшиеся войска князя Волн, мечи и шпаги оставались всё еще слишком тяжелыми для моей детской руки. А в бою на ножах, любой из этих ублюдков, превосходил меня более чем на голову. Есть вещи, постоянная практика в которых, значит намного больше, чем самое полное и качественное теоретическое образование. Впрочем, будь я тогда рядом, все эти соображения меня бы не остановили.
      Когда я нашел её, было уже слишком поздно, и моих скромных познаний в целительстве оказалось недостаточно, чтобы спасти пятнадцатилетнюю девочку после развлечений двадцати ублюдков банды Холодного. Все что я смог, - убрать боль и память. Настой Забвения позволил Тальке уйти без мучений. А Холодный, на целых десять дней потеснил князя Волн с первого места в моем списке мести.
      Пять дней я потратил на то, чтобы сварить 'Поцелуй Хаоса'. Мой преподаватель алхимии мог бы гордиться своим учеником. Яд был сварен идеально.
      Еще три дня, я искал способ проникнуть в винный погреб 'Пьяного быка', - трактира в котором Холодный со своими бойцами любил проводить свободное время. Ничего сложного, - подавальщики там менялись достаточно часто, поскольку пьяные бандиты были весьма неумеренны в своих развлечениях. Потом, - я просто ждал и наблюдал.
      'Поцелуй Хаоса'. Порождение жестокой фантазии какого-то древнего алхимика. Призрачно-розовая жидкость без вкуса и запаха. Противоядий нет. В бреду, проклиная своих мучителей, Талька желала им быть разорванными на части, и я выполнил её желание. 'Поцелуй Хаоса' вызывает быстрый, очень быстрый рост костей тела, так что отравленные им, буквально разрываются своими собственными костями. Долгая, и очень мучительная смерть.
      Холодный был живуч. Очень живуч. Он умирал почти трое суток, и к тому времени, когда вся его банда уже превратилась в куски окровавленного мяса с торчащими из них обломками костей, он все еще был жив, и даже в сознании. Прокравшись в их логово, я сполна насладился зрелищем его мучений, и успел шепнуть ему имя той, в честь кого я забрал их жизни. Надеюсь, душа Тальки, где бы она ни была, сумеет достойно распорядиться доставшимися ей рабами.
      Но вернуть мне подругу месть не могла. Вскоре, на освободившееся место, пришла банда Рвача, тем самым окончательно установив свое лидирующее положение в Нижнем городе. Меня в произошедшем, к счастью, никто не заподозрил. К тому же, я распустил слухи, что так на бандитов подействовало предсмертное проклятие моей подруги.
      Сомнений это не вызвало, - её крики и пожелания насильникам слышали многие, а вид тел явно свидетельствовал в пользу моей версии. Жители трущоб очень суеверны, а людей, знающих, что такое 'поцелуй хаоса' и как он действует, среди них не оказалось. Слухи оказались полезны и в другом. Жуткая смерть банды Холодного от проклятия их жертвы, изрядно охлаждала горячие головы пришедших на их место бандитов, и число пропадающих без вести женщин резко упало. Если сбылись проклятья одной девочки, то всегда есть риск, что исполнятся проклятия и других, не так ли?
      Вот только, несмотря на свершившееся отмщение, моя душа продолжала болеть. Она болела все это время, весь год и три месяца, что я прожил без моей подруги, без её веселой улыбки и хитро прищуренных глаз. Эта рана не зарастала. И сейчас, я просто не мог позволить этой незнакомке умереть. Незнакомке, так похожей на мою Тальку!
       
      ***
      Принять решение о изменении уже сложившегося и осуществляемого плана действий несложно. Гораздо труднее - придумать реалистичный план взамен отвергнутого.
      Метнуть скрытый на бедре нож в шею Клыку. Иглу с ядом из духовой трубки в Рябого. Ударом ребра ладони перебить трахею стоящему рядом Беззубке. Затем взять их оружие и зачистить весь особняк. Нападения изнутри, тем более от подростка они не ожидают, так что будет несложно...
      Возникшие в голове мысли были настолько глупыми, настолько чуждыми мне, что я даже на мгновение растерялся. Нож - в шею Клыка? Та ржавая железяка, что я таскал под своими тряпками, и ножом-то может называться лишь с очень большой натяжкой... А уж метать её... Большей глупости и не вообразить.
      Духовая трубка с отравленной иглой - это да. Ношу с собой небольшой сарбакан на крайний случай. Яд медянки действует практически мгновенно, и эта небольшая трубочка уже не раз спасала мне жизнь. Ох и натерпелся я страху, когда встретился с этой небольшой, но смертельно опасной змейкой. Но оно того стоило. Однако сарбакан годится только против одного человека...
      А уж о том, чтобы перебить шею Беззубки ударом ребра ладони... Это такой идиотизм, что и говорить нечего. Уж больно неравны силы. Этот боров моего удара и не почувствует наверно, а вот мне - одного его щелчка хватит, чтобы отправиться на прием к властителям бездны. Интересно, эти глупости мне лезут в голову от удара, или я и впрямь, чем-то не тем в развалинах надышался? Нет уж, я не имперский паладин, чтоб в три удара трех бандитов складывать. Будем действовать привычными, надежными методами.
      Я громко застонал, выматерился и открыл глаза, словно 'приходя в себя'.
      - Эй, ты как? - почуявший шанс спасти свою шкуру, Клык немедленно подскочил ко мне, всем своим видом изображая заботливость и готовность помочь. Я потер разбитый затылок, слез с нар, и затравленно озираясь, глядя со страхом на подошедшего бандита, начал отступать по заранее продуманной траектории, одновременно высказывая Клыку все, что я о нем думаю, от кого он происходит, каковы его любовные увлечения и предпочтениям в еде, отдыхе и выпивке.
      Уже на второй минуте моей речи, Клык, с совершенно озверевшим лицом попытался перевести беседу в драку, однако, искренне заинтересовавшийся подробностями сексуальной жизни своего напарника Рябой немедленно заблокировал этот порыв.
      Наконец, я выдохся. Благо и момент для этого был самый подходящий. Я стоял ровно на том месте, где и должен был находиться для успеха задуманного мной представления.
      Эх, как давно мне хотелось рассказать Клыку всю правду о его родословной, и вот он, счастливый миг, когда я, наконец-то смог это сделать без риска для собственного здоровья. Как же хорошо-то, а!
      О! А это еще лучше! Беззубка, как же ты вовремя-то! И какой вопрос хороший! Просто грех не ответить!
      - Неженка, а ом-осьминог пятипупырчатый, это штозь за тварина-то, а? - со своим вечным Краинским акцентом невероятно вовремя для моего плана поинтересовался Беззубка, с искренним интересом разглядывая Клыка.
      Взмахом руки подозвав краинца поближе, я громким шепотом (так, чтобы все интересующиеся могли расслышать) сообщил ему запрошенные сведения по биологии обитателей Злых Земель.
      - От жеж... А как тады Клык-то с ним это? - Похоже, Беззубка то ли искренне поверил в мой рассказ, что в общем-то маловероятно, так-как особой наивностью хитрющий краинец никогда не отличался, либо по какой-то своей причине решил подыграть в моем представлении.
      - Да это не Клык с ним, а он с Клыком... Ну, сам понимаешь...
      Похоже, на этот раз я попал по действительно больному месту. Клык рванулся ко мне с особой яростью, совершенно позабыв о обещанных ему Рвачём последствиях гибели кого либо из троицы 'пациентов' в которых входил и я. И на этот раз, Рябому не удалось удержать совершенно озверевшего от злобы бандита.
      Дальше всё было очень быстро. В самый последний момент, я, 'от страха' падаю в ноги несущемуся на меня Клыку, и претерпев сильный удар по ребрам откатываюсь от удара к нарам на которых лежит пленница. А споткнувшийся о мое тело Клык падает точно на забытого всеми Трехпалого, утыкаясь рожей точно в распоротое брюхо бандита.
      Длинный вопль невыносимой боли вылетает из рта раненного, на котором в этот момент сосредотачивается всё внимание присутствующих в 'госпитале' людей. А в следующее мгновение, небольшая отравленная игла, вылетевшая из моего сарбакана, прерывает мучения пострадавшего. Встает Клык уже с окончательно мертвого тела. Как я и рассчитывал, и сам выстрел, и вонзившаяся в подмышку раненного игла остались совершенно незамеченными всеми присутствующими.
      Убрав свое оружие, и изображая полное недоумение, я неловко поднимаюсь на ноги, и осторожно интересуюсь у вытирающего кровь и дерьмо с рожи Клыка:
      - Слушай, я конечно понимаю, что ты меня не любишь. Но Трехпалого-то, ты зачем убил? Его подлечить маленько, и вполне мог бы еще Рвачу послужить...
       


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
      ***

      - Я невиновен! Это все Неженка, сволочь! Это он всё подстроил! - отчаянные крики уволакиваемого сдвоенными усилиями Рябого и Беззубки Клыка по мере отдаления от лазарета звучали все тише и тише. Если же учесть, что дверь лазарета изначально отличалась немалой толщиной, чтобы вопли терзаемых мной раненных... то есть находящихся на излечении пациентов, не тревожили тонкий слух Рвача, громкость глотки бандита заслуживала немалого уважения.
      Ему бы приказы на поле боя передавать, а не прохожих грабить! Ну ничего, все, отграбился, бандюга! Вот интересно, чистую правду ведь орет, - да только кто ему поверит-то, а? Ведь Рябой с Беззубкой все 'собственными глазами' видели... Так что участь клыкастенького дело решеное.
      Впрочем, долго наслаждаться падением врага я не стал. Времени у меня было не так чтобы много, а значит, надо было действовать.
      - Надеюсь, ты не испытываешь острого желания задерживаться у нашего гостеприимного хозяина? - стоя спиной к девушке поинтересовался я у пленницы. Хотя я и не люблю поворачиваться спиной к незнакомым людям, но на этот раз опасений не было. Уж кому и доверять в этом мире, как не надежно связанному человеку? Нож в спину не воткнет, это точно! При всём желании.
      Спиной к ней я стоял не просто так, а по весьма важной причине. Нет, демонстрация доверия тут была вовсе не при чем. Как уже говорил, до тех пор, пока эта незнакомка связана, я доверяю ей полностью и абсолютно. Просто, я был занят очень важным делом. Тырил из госпитального шкафа наиболее полезные и просто самые дорогие зелья, эликсиры, настои и прочие лекарства. Чем хорошо надетое на мне тряпье, - так это тем, что в этой мешанине тряпок может бесследно пропасть пара куриц, а не то, что несколько небольших пузырьков с весьма редким и ценным содержимым.
      Ответа на свой вопрос я так и не дождался. То ли пленница, была возмущена допущенным мной отступлением от этикета, что, поразмыслив, я счел маловероятным. Учитывая то, в каком виде она пребывала, сомнительно, чтобы в последнее время ей доводилось так уж часто общаться по высоким правилам. Или, что казалось куда более правдоподобным, она мне не доверяла, что, в общем-то, было вполне логично, я-то в отличие от неё не связан, и решила повторить разыгранный мной трюк с потерей сознания. Сочтя это вариант наиболее логичным, я решил немного пояснить ситуацию:
      - Не притворяйся, я знаю, что ты в себе. Актриса из тебя плохая. Будет желание, могу как-нибудь поучить, как правильно изображать бессознательное тело. Времени мало, поэтому просто поверь - я не враг, и хочу тебе помочь.
      - Развяжи. - Голос девушки оказался несколько грубоват, однако сквозь хрип сорванного криком горла, угадывались серебристые колокольчики, напомнившие мне голос моей подруги.
      - Хорошо. - Я взял с полки последнюю пару пузырьков, после чего задумчивым взглядом окинул тело девушки, оценивая её примерный вес. Килограмм* шестьдесят... Я отлил около трети жидкости из зажатого в руке флакона. Доза была рассчитана на отличавшихся немалыми размером и весом бандитов Рвача, и для стройной девушки была великовата. - Только чуть погодя... - Похоже, она как-то неправильно интерпретировала мой взгляд, так что, стоило мне только подойти к ней, и начать снимать куртку, чтобы осмотреть её раны, как пленница вся сжалась от страха, постаравшись поплотнее сдвинуть и без того прочно связанные ноги.
      __________________________________________________________
      *Меры веса, времени и расстояний приведены в привычной для земного читателя форме. На самом деле, герой оценивал вес девушки в восемьдесят стоунов, но заботливый автор решил несколько облегчить чтение данных мемуаров для жителей Земли.
      P.S. Жителям Эльтиана вместо шестидесяти килограмм - читать 'сто десять арков'. Жителям Кельдайна - 'сорок оррив'.
      ___________________________________________________________
       
      - Успокойся. Я лекарь, а не насильник. - Пояснил я свои действия. Обнажив рану, я без предупреждения плеснул на неё кровевертки, - отличное кровоостанавливающее, противовоспалительное и обеззараживающее средство. Оно, правда, имело один серьезный недостаток. При нанесении на рану, ощущения были просто невероятно интенсивными. Полное впечатление, что какой-то неграмотный палач шевелит пострадавшее место раскалённой кочергой. Сам неоднократно испытывал, так то вполне представляю, что она в этот момент чувствовала.
      Так что, деревянный кляп в рот пленницы я всунул именно в тот момент, когда она еще только распахивала его для длинного, переливчатого вопля. Лишний шум сейчас был нежелателен.
      Быстро наложив на ребра повязку, стараясь не прикасаться к высокой груди пленницы, я прикрыл её изодранной курткой, и тем же способом обработал ногу. Снимать штаны я не стал, - незачем лишний раз нервировать несчастную, обойдясь вырезанной дырой на месте ранения.
      Закончив перевязку, я дождался, когда у пленницы восстановится дыхание, и вытащил кляп.
      - Сейчас я тебя развяжу. Надеюсь, ты не станешь делать глупости. - Глядя в её округлившиеся, то ли от боли, то ли от испытываемых эмоций глаза, я на всякий случай пояснил более подробно: - Глупости, - это попытка напасть на меня, и любые действия или звуки, которые привлекут к нам ненужное внимание. Это ясно?
      Девушка кивнула. Всё еще испытывая некоторые сомнения, я освободил её от верёвок. Увы. Как бы стройна она не была, но нести её на руках мне не под силу. Так или иначе, но сбегать ей придется на своих ногах.
      Сев на нарах, она немедленно натянула куртку, и принялась разминать конечности, старательно отводя от меня взгляд, и пытаясь прикрыть локтем наиболее крупные прорехи в своем одеянии. Такое её поведение, на мгновение поставило меня в тупик. Что это с ней? Я, конечно, не ожидал немедленных благодарностей, но хоть представиться, и поинтересоваться дальнейшим планом действий было бы разумно!
      - Она стесняется, дубина! Отвернись, и дай ей привести себя в порядок!
      - Опять какая-то 'не моя' мысль мелькнула в голове. Однозначно, когда выдастся немного больше времени, надо будет, как следует помедитировать, чтобы разобраться, что за глупости лезут в голову. Я вроде уже говорил, что мой принцип - поворачиваться спиной к незнакомцам можно только если они мертвы или надёжно связаны. И никак иначе! Принцип - очень полезный, если конечно хочешь жить долго, а не умереть с ножом под лопаткой.
      - Идти можешь? - в принципе, ответ я знал. Учитывая её ранения, общую избитость, и то, как она была связана, ей сейчас и шевелиться-то затруднительно. Однако спросить было необходимо. Просто для того, чтобы она могла сама оценить свое состояние и попросить помощи. Иначе придется затратить слишком много времени на уговоры и доказательства необходимости приема той гадости, что я для неё подготовил. Эликсир cтосила - та еще мерзость. Но именно сейчас его использование может здорово помочь.
      Хм... А силы воли ей не занимать. Однако... Попытка слезть с нар была почти удачной. Вовремя подставленным плечом я удержал свою пациентку от падения, а воткнутым в рот кляпом, - от крика.
      - И не надо на меня так сердито смотреть. Я же предупреждал, - воздерживаться от глупостей! - пояснил я свои действия. - Не надо орать, а то еще подумают, что я тебя тут насилую, и набегут с советами и помощью! - Кажется, моя попытка разрядить обстановку с помощью небольшой шутки была не совсем удачна. По крайней мере, если судить по полному злости взгляду, и невнятному, но явно недоброму бурчанию из-под кляпа.
      - Выпей, - освободив ей рот, я быстро влил в неё содержимое зажатого в руке фиала, и немедленно вернул кляп на его привычное место. Как я уже говорил, Стосил отличается просто невероятно мерзким вкусом, а заткнуть жертв... то есть пациенту рот, куда проще, чем долго и нудно убеждать его необходимости всё же выпить эту гадость.
      Жертв... В смысле, пациентка, вначале покраснела. Потом выпучила глаза, и сделала рефлекторное хватательное движение рукой, словно собираясь меня придушить. Затем, все тонкие оттенки вкуса давно сдохшей и успевшей уже наполовину разложиться жабы, видимо дошли до сознания, вызвав целую гамму переливов её лица.
      Начиная от мертвенно-бледного через желто-зеленое, и заканчивая яростно-алым, когда она заметила, что отойдя на безопасное расстояние, я с интересом изучаю вид её молочных желез, хорошо заметных благодаря распахнувшейся от резких движений куртке. И чего она стесняется? Формы хорошие, размеры вполне достойные... - Так я ей и сказал, доведя цвет её лица до свекольно-красного оттенка.
      Вырвав кляп, и быстрым движением запахнув куртку, она тигрицей бросилась в мою сторону, совершенно позабыв о собственных ранениях.
      - Отлично! Стосил на вкус, хоть и мерзость невероятная, но в данной ситуации очень полезен. Ну а сильные чувства, испытываемые пациентом во время приема, еще больше усиливают его воздействие. Теперь, главное не терять времени. У нас есть около трёх-четырех часов, пока эликсир действует, чтобы покинуть это место и город. Потом ты свалишься как минимум на сутки. - Не без труда увернувшись от её броска, выдал я необходимые пояснения своих действий.
      - Так это ты меня лечил, что ли? - только сейчас до неё дошла вся подоплёка моих действий. - Я думала... - она вновь покраснела.
      - Ну... Одно другому не мешает. Тем более что грудь у тебя и правда, красивая. - Я усмехнулся и, не давая ей времени для нового приступа скромности, продолжил. - Сейчас действуем так...
       
      ***

      Лежа на куче соломы, Лаура дель Оромо любовалась на видневшиеся в проломе кровли звезды, вдыхала приятный запах сены, идущий от её подстилки, и вспоминала о всех перипетиях сегодняшнего дня. Утром - благородная дворянка, названная* графиня де Стор, личный порученец и секретный посол княгини Леса, направленная с тайной миссией к сенату Лаоры.
      ___________________________________________________________
      *Названный титул - титул, который получен не в наследство от благородных предков, а заслужен самим носителем титула. Титул 'первого поколения'. Может совмещаться с иными титулами, в этом случае упоминается после унаследованного титула.
      Например, если некий урожденный барон дю Валон, получит от императора или князя в награду за беспримерную отвагу на поле боя графство де Пьерфон, то он будет бароном дю Валон, названным графом де Пьерфон. А вот его сын, вступая в наследование, будет уже графом де Пьерфон, бароном дю Валон.
      Данное правило не распространяется на владения и титулы, полученные в результате брака.
      ____________________________________________________________
       
       
      Днем, - пленница главы местных бандитов, с весьма незавидной участью и перспективой.
      Сейчас был вечер, и кто она теперь, Лаура просто не знала. Беглянка и преступница, разыскиваемая как стражей Верхнего города, так и бандитами Нижнего, награда, за чью голову на данный момент составляет пятьсот золотых? Должница странного подростка, обязанная своему спасителю по гроб жизни, несмотря на всю его наглость и бесцеремонность?
      Кстати, хорошая тема для обдумывания, раз уж сейчас она ничем кроме как валянием на духовитой соломе любованием звездами и размышлениями о случившимся заниматься просто не может.
      Чем бы ни был тот эликсир с мерзким вкусом, которым напоил её представившийся Неженкой спаситель, действовал он в точности так, как и сказал малолетний целитель. Целых четыре часа она находилась на пике формы, словно бы и не было невероятно болезненных ран, множества ушибов и прочих повреждений. Но зато и откат... Сейчас Лаура ощущала себя просто растекшимся по соломе студнем, которому противна малейшая мысль о возможности пошевелиться.
      Интересно, откуда у него этот эликсир? Тайны составления таких лекарств, являются наиболее оберегаемыми секретами старых родов, включаясь в часть широко прославленного 'классического образования'. Хорошо бы как-нибудь выкупить у него рецепт... Даже княгиня, которой служила Лаура не имела ничего подобного. Впрочем, и не удивительно. Род Леса, при всей его знатности и могуществе, возвысился и получил княжеское достоинство во времена поздней империи, и не имел отношения к Древним родам. Что уж говорить о самой Лауре, чей прадед просто купил себе дворянское достоинство у деда нынешней княгини уже после распада Империи.
      Знания. Не деньги, не владения и знатность происхождения - хотя всего этого хватало в избытке, а именно знания - вот что составляло основу могущества Древних родов. Классическое образование. Откуда пошло это название - никому не известно, ведь у каждого рода была своя программа обучения, свои секреты. Наиболее важные из них - такие как тайны лекарств и ядов, боевые приемы, и, говорят, даже колдовские знания - передавались только и исключительно кровным родичам.
      Элита элит, могущественные и спесивые Древние рода сохраняли свое положение именно благодаря передававшимся из поколения в поколение, тщательно лелеемым и развиваемым знаниям. Секретам, доступ к которым не имел никто, кроме них самих. Рецептам и навыкам, которые могли быть переданы только добровольно, тем, кто входил в род по праву рождения, усыновления или женитьбы и которые нельзя было получить ни силой, ни пытками, ни шантажом, ни обманом.
      Попытки выведать тайны древних родов были, и неоднократно. Вот только заканчивались они в подавляющем большинстве случаев одинаково. Тот или та из древних родов, кого склоняли к неодобренной патриархом рода передаче знаний, просто забывал всё, что было ему известно из родовых рецептов, прежде чем раскрыть их постороннему человеку. Не помогали ни пытки, ни обман.
      Фиктивная свадьба, ложное усыновление, пусть и проведенное по всем обрядам... Несколько раз, ловкие шпионки ухитрялись даже влюбить в себя молодых наследников родов, втереться в доверие семье и выйти замуж. Но после свадьбы, почти всегда были разоблачены, скорее всего, именно из-за нападавшей на их избранников забывчивости. Те же из них, кто избегал разоблачения, немедленно расторгали все предыдущие договоренности со своими хозяевами и нанимателями, становясь истинными женами Древних Родов, и искренне блюдя интересы своей новой семьи.
      Лаура вздохнула. Древние Рода, - немногочисленные, наглые, высокомерные зазнайки, скрывающие рецепты и знания, которые позволили бы спасти множество жизней, были её больной темой. Сколько сил, средств, времени и даже жизней, жизней преданных и надёжных людей, было потрачено в бесплодных попытках добыть для княжества хоть часть этих, столь тщательно оберегаемых тайн... Вот и сейчас. Стоило чуть зазеваться, и мысли так и норовят соскользнуть на привычную колею, решая застарелую проблему. Будто у неё собственных забот мало! Хотя, конечно, интересно, откуда у парня этот рецепт.
      Впрочем, это отнюдь не единственная загадка, связанная с её освободителем. Куда больше Лауру интересовала причина, по которой он вообще взялся ей помогать, действуя с решительностью и жестокостью совершенно нехарактерными для людей его возраста.
      Она прикрыла глаза, вспоминая все обстоятельства их бегства из особняка местного Ночного князя.
       
      ***

      Главная и наиболее серьезная проблема любой банды, - отсутствие строгой дисциплины. В каком бы железном кулаке не держал главарь своих подчинённых, как бы жестоко не наказывал за нарушение приказов, - сбежать из охраняемого бандитами помещения всегда будет намного легче и проще, чем из самой захудалой тюрьмы, охраняемой даже самыми ленивыми и глупыми стражниками.
      Хотя бы даже потому, что устав караульной службы, любой стражник, даже самого низшего разряда просто обязан знать наизусть. Любой же вор и бандит, требование соблюдать подобные правила сочтет неимоверным оскорблением Рхаша, грозящим полной утратой благосклонности воровского бога. Те же из воров, от которых отвернулся бог лихой удачи, вскоре, как правило, сводят чересчур близкое знакомство с девой Виселицей, примеряя в качестве свадебного наряда конопляный галстук.
      Кое-какими теоретическими знаниями о том, как покидать всякие неуютные помещения, недостойные принимать столь высоких гостей как наследник рода Сержак, я обладал. Если же учесть имевшиеся у меня сведения по внутренней планировке этого неприметного особняка, о чем Рвач и не подозревал, а так-же то, что все местные обитатели считали меня своим, то дело становилось и вовсе элементарным.
      Просто вывести пленницу я, конечно, не мог. Без отдельного приказа Рвача, меня и самого отсюда не выпустят. Но просто уходить я и не собирался. Все равно, после того, как мы уйдем отсюда, я стану законной целью для охоты всех бандитов Ночной Лаоры. Так пусть хоть у них для этого будет достаточно веская причина! Да неразберихи и замешательства в стан врага внести всегда невредно...
      - Ты это куда? - Только и поинтересовался стоящий у входа в кабинет 'ночного короля' Колено. Не самый плохой человек уз банды, его мне даже было немного жаль. После осуществления моей задумки, на его лысину, из-за которой он и получил свое прозвище, обрушится немало неприятностей. Это если он вообще переживет это событие...
       - К Рвачу. - Ответил я чистую правду. - Он приказал вылечить пленницу, и немедленно доставить её к нему. - Вот, полюбуйся. - Я махнул рукой на понурившуюся девушку со связанными за спиной руками стоящую рядом со мной.
       - Мне он ничего не говорил... - Колено задумчиво почесал свою лысину. - И вообще, велел... - договорить он не успел.
      Извини, приятель, но слишком уж ограничено у меня время. Зато проблемы с начальством тебе теперь уж точно не грозят...
      Перезарядив сарбакан, и пристроив тело так, чтобы на беглый взгляд казалось, что Колено просто придремал на посту, я осторожно приоткрыл дверь.
      Знаете, никогда не понимал этого обычая, - вначале окликнуть того, кого собираешься убить, побеседовать с ним, рассказать ему какой он нехороший, а потом вступить в честный бой... Если бой честный, то его ведь можно и проиграть!
      Поэтому, дверь я открывал максимально тихо и осторожно, и едва заметив склонившегося над столом и пока не замечающего меня Рвача - немедленно всадил отравленную иглу в его макушку. Признаться, сегодняшний перерасход стрелок уже начинал меня тревожить. Надеюсь, больше нежеланных встреч не будет, вновь перезаряжая так удачно поработавшее оружие, подумал я. Эта игла была последней из имевшихся у меня при себе.
      Их, между прочим, не так-то просто делать, да и яда медянки у меня осталась буквально капля...
       - Пойдем. - Я слегка подтолкнул замершую рядом с телом Колена девушку ко входу в кабинет. - Да, можешь снять верёвки, и возьми какое-нибудь оружие. Ты с мечом как? - Сняв короткий клинок с пояса мертвого телохранителя Рвача, я перебросил его ей. Автоматически поймав оружие, она вытащила его из ножен, слегка поморщилась, оценивая качество клинка, но все же пристроила его на своей талии.
       - Скорей! У нас мало времени! - Вновь поторопил я её. Зайдя в кабинет, и закрыв дверь на засов, я позволил себе облегченно вздохнуть. Дверь в кабинет уже бывшего 'Ночного короля' была достаточно прочна, а значит, сейчас у нас в любом случае имелся некоторый запас времени, и относительная безопасность.
       - Я обыскиваю тело, ты ищешь деньги и ценности в кабинете. - Распределил я обязанности, глядя на то, с каким страхом и отвращением смотрит бывшая пленница на сидящего за столом мертвеца. Однако надо хоть узнать как её называть, а то в процессе спешного бегства даже имени узнать не удосужился. Всё пленница, да девушка... У неё-то, в отличии от меня, имя наверняка имеется.
       - Скорей! - вновь поторопил я её. - Больше пяти минут нам здесь задерживаться нельзя! - Выдернув из макушки Рвача свою иголку, я осторожно уложил её в футляр, и приступил к освобождению тела 'Ночного короля' от всех имевшихся при нём ценностей. Ему оно теперь всё равно не нужно... а даже, если и нужно, то нам нужней!
       - Ты так легко и просто убиваешь... - ну вот, её потянуло поболтать. - Нет, я понимаю, говорят, такое у женщин бывает, особенно когда они нервничают. Но до чего же не вовремя! Хотя... Вон, золотую статуэтку Грахха её это прибрать не помешало. Ладно, можно и поговорить, если ей это так надо.
       - Ничего не легко! - Возразил я, засовывая приятно звякнувший кошелёк за пазуху. - Сложно и дорого! Знаешь, сколько стоит мглистая сталь? А как сложно выточить из неё правильную иголку? Чтоб летела далеко, точно, и пробивала не только кожу, но и один-два слоя одежды, не теряя яда? Как трудно и опасно ловить медянку для добычи яда? А сколько я тренировался в быстрой и точной стрельбе?
      - А ты говоришь, легко... Да и вести себя так, чтобы никто не мог и подумать, что Неженка может быть опасен... это тоже непросто. Неженка, - это так меня здесь зовут. А как мне называть тебя?
       - Лаура дель Оромо - автоматически откликнулась девушка, осматривая кабинет в поисках, чего-нибудь еще, что может представлять какую-либо ценность. - Но я не это имела ввиду... Только сейчас ты убил уже троих...
       - Они не ожидали от меня ничего подобного. Так что это и впрямь было несложно. Да, вырежи из рам картины. Если не ошибаюсь, это подлинники Валасто. Быстро их продать, конечно, не получится, но лет через пять-десять, когда все утихнет, можно будет взять неплохую цену.
      Ошарашенный взгляд был мне ответом. Знаю и понимаю. Когда-то, я и сам аналогичным образом отреагировал бы на предложение столь варварски обойтись с творениями великого мастера. Но времени извлекать полотно из рам по всем правилам, у нас уже не было. А жизнь в трущобах быстро отучает от излишней щепетильности.
      Сбросив на пол тело Рвача, я подставил стул, на котором тот сидел к стене, и быстро вырезал холсты самостоятельно. Кто бы ни стал наследником 'Ночного короля' оставлять ему такие ценности мне не хотелось.
      - Держи. - Вручив Лауре сделанный из гардины мешок с награбленным, я резко дернул за торчавшую из стены опору для светильника, активируя дверь потайного прохода. О том, что у Рвача имеется тайный ход, начало которого находится в его кабинете, я знал. Ничего особого, простая наблюдательность. Ну а способы поиска скрытых дверей и методы определения типов запора, в меня свое время вбили качественно. Этот, кстати, был из простейших.
      Любопытно, кстати. Если припомнить Холодного... Тогда, к сожалению, вволю пограбить мне так и не удалось. Не то было время, не та обстановка, да и я был не тот. Год одинокой жизни научил меня многому...
      Но, тем не менее, получается, я уже второго 'Ночного короля' в Бездну отправил! Неплохое достижение в моем возрасте. И, опять из-за женщины... Кстати, интересно, уж не родственница ли эта Лаура моей Тальке? Вроде фамилия такая же... Да и внешнее сходство в этом случае становится легко объяснимым. Похоже, 'Ночным королям' Лаоры явно противопоказано обижать девушек этого рода. Ну, ничем хорошим это для них не заканчивается!
       
      ***

      Когда мы выбрались из особняка, передо мной встала очередная проблема. За три оставшихся часа, было необходимо найти хоть какое-нибудь более-менее надежное убежище. Затем - в порядке важности - добыть еды и определиться с планами на будущее. Виновного в смерти Рвача вычислят достаточно быстро. О захваченной пленнице знали многие. О моем присутствии тоже. Сложить дважды два - мое отсутствие в особняке, бегство ценной добычи и мертвые тела Рвача и Колена - труда не составит даже последнему идиоту. А значит, нас будут искать. Причём не только 'ночные граждане' но и стража. В конце концов, это для жителей предместий Рвач был 'ночным королём', главарё самой крупной и сильной банды города, - а для стражи он являлся законопослушным богатым торговцем, чья жизнь подлежала охране, а смерть - расследованию и наказанию виновных. По крайней мере, это был самый минимум, который они были обязаны обеспечить за те регулярные 'взносы' которые Рвач делал их начальству.
      Конечно, слова 'обязаны' и 'сделают' отнюдь не тождественны. Но рисковать мне как-то не хотелось. Жизнь у меня одна, её беречь надо...
      Собственно, выбор убежища был невелик. Моя хибарка, - и древний замок. Тот самый, с вредными испарениями. А потому колебался я недолго. Вредные испарения вызывают галлюцинации. А вот нож в спине, или веревка на шее вызывают смерть. Выбор очевиден. Уж лучше я вновь с древним императором пообщаюсь, чем с Темной Леди.
      А учитывая награбленные мной в кабинете Рвача богатства... Нет, большую их часть, мне конечно придется засунуть туда же, куда я складировал аналогичную добычу с Холодного. Но вот деньги... Деньг не пахнут. И, если действовать осторожно... В конце концов, не пора ли столь засветившемуся Неженке из трущоб исчезнуть? Интересно, может ли моя спасённая чем-то помочь мне в решении этой проблемы?
      Впрочем всё это потом. Завтра. А сейчас - спать.
       
      ***
      Интерлюдия
       
      - Что скажете? - Тот, Кто Все Решает, поднял руку акцентируя внимание собравшихся на вставшей перед ними проблеме. У него не было постоянного облика, поэтому здесь и сейчас, среди родичей и подчиненных он выглядел просто как туманная фигура, внушающая благоговение любому кто на неё посмотрит. Имени у него тоже не было, - точнее было слишком много. Так много, что все свои имена он не помнил и сам.
      - Воин? - Тот Кто Всё решает повернулся к заковано в полный латный доспех фигуре по правую руку.
      - Паладин? - на лице Воина было написано явное отвращение. - ЭТО - паладин? Ложь, трусость, и подлость. Удары в спину, втирание в доверие... Я отказываюсь!
      - Но это наш шанс. Единственный, посвященный за прошедшее время. Кровь, знания, душа, силы... Осталось только дать покровительство.
      - Все равно. Нет, нет, и нет! Ни за что!
      - Понятно. Туманная фигура отвернулась от Воина, смерив взглядом оставшихся. Взмах рукой направленный на следующую фигуру.
      - Целительница?
      - Корысть, неоднократное убийство пациентов, яды... - У него, конечно есть некоторые принципы... Да и лечит он неплохо... Но знаете, я тоже пас... - Невероятно красивая, как никогда не бывают смертные женщины, блондинка с яркими глазами сделала отстраняющий жест рукой. - Он слишком жесток для меня.
      - Он назначен! - громыхнул голос предводителя.
      - Слишком подл.
      - Слишком осторожен.
      - Он не верит в нас!
      - Ни за что!
      - Мне и без паладинов неплохо!
      - А я вообще покровитель воров. Вот когда он сможет украсть что-нибудь серьезней курицы...
      - Ну а я, пожалуй, не откажусь... - голос выступившей из сгустившихся теней стройной брюнетки в черном был тих. Скорее даже шепот, чем голос. Но, тем не менее, этот тихий шепот был слышен всем и каждому из присутствующих, как будто, произнесенные ею слова нашептывались прямо в ухо.
      Среди собравшихся возникло быстрое движение. Большая часть оказавшихся рядом с девушкой созданий стремилось отдалиться от неё, как будто само пребывание рядом с ней внушало им неизъяснимое отвращение.
      Названная Целительницей вообще, немедленно юркнула за спину Воина, тщательно следя за тем, чтобы его бронированное тело находилось точно между ней и вновь прибывшей. Приосанившийся боец, прикрыл её слегка отставленным в сторону массивным щитом, материализовавшимся на левой руке, и картинно возложил правую на рукоять висевшего на поясе меча.
      - Что тебе надо, проклятая? - Тот Кто Все Решает сердито нахмурился.
      - Ничего особого... Брюнетка весело улыбнулась. - Так, мелочь, не стоящая вашего внимания, и вам совершенно не нужная. Паладин. Тот самый, от которого вы все отказались.
      - Что? - Туман составляющий фигуру сидящего на троне буквально вскипел. - Да как ты смеешь?!
      - Да вот так... - ничуть не устрашившись, дама пожала плечами. - Вы все от него отказались. А значит, я имею право.
      - Мы не...
      - Отказались, отказались. Все и каждый. А многие не по разу. Так что, я могу уже посвящать своего паладина?
      Тот Кто Все Решает обвел строгим взглядом своих оплошавших соратников, смущенно мнущихся и отводящих глаза. Светлейшие боги, опасавшиеся, как бы им не навязали нежеланного последователя и стремившиеся как можно скорее официально от него отказаться и впрямь допустили большую промашку. Каждый из них спешил отречься сам и за себя, рассчитывая, что такой 'чемодан без ручки' которым являлся новопосвященный паладин империи, достанется кому-нибудь другому.
      Вот только, в результате, отреклись от него они ВСЕ... А значит, право взять себе паладина они потеряли. А та, кто приобрел это право... Давать ей такое могущественное влияние на мир, как личный паладин не хотелось. Не хотелось просто отчаянно! Мало ли, как она им распорядится...
      - Ты пришла слишком рано! - Решительно встал со своего трона Тот Кто Всё Решает. - У тебя нет прав на этого паладина!
      - Да? - Ехидно улыбнулась брюнетка. - И кто же из здесь присутствующих, кроме меня, от него еще не отрекся? Покажите мне его, о Величайший!
      - Смотри. - Просто ответила туманная фигура, сходя с трона и облекаясь плотью, представая в виде могучего старца с длинной белой бородой и горящими глазами. - Я не произносил слов отречения. Я беру этого паладина себе!
      - А захочет ли он идти к тебе? Что ты на это скажешь? - Прекрасная и одновременно внушающая нестерпимый ужас женщина обернулась, и её глаза, похожие на черные провалы внезапно встретились со мной взглядом. Это было похоже на удар.
      - Чего хочешь ты сам, Тень Императора? - Вновь спросила она, расплываясь пятном тьмы...
       
      ***

      - Проснись! Неженка, проснись скорее! - Голос Лауры вырвал меня из навеянных отравными испарениями видений.
      Тьфу! Ну и приснится же такое! Накаркал ведь! Как есть накаркал. Вот не хотелось мне общаться с Темной Леди... Так получите и распишитесь. Еще и Великий... И главное, всех так интересует что мне надо... Что императора, что Темную... А как скажешь, что надо, так сразу 'нет у нас такого', 'просишь не то...'!
      Курицу я хочу, курицу! В чесночно-сметанном соусе, жирную, с хрустящей корочкой! Ну как, не слабо Первому Императору, вкупе с самой Темной Леди меня курочкой угостить?
      Стоило только представить себе ЕЕ, - истекающую жиром, с румяными боками и поджаристой корочкой, как рот немедленно наполнился слюной. Я даже рефлекторно потянул носом, в надежде уловить желанный запах. Но увы. Ни Первый Император, ни Темная Леди мои скромные мечтания исполнять отнюдь не спешили, так что единственным учуянным мной запахом была вонь мышиного дерьма. Уж чего-чего, а мышей и крыс в этих развалинах было более чем достаточно. А куриц, - как не было, так и нет.
      - Неженка? - Голос Лауры был полон тревоги.
      - Проснулся я, проснулся. Кошмар приснился. Спасибо что разбудила. Всё в порядке. - Максимально ворчливым тоном откликнулся я.
      Искренняя тревога девушки была непривычна. С тех пор, как погибла Талька, единственным человеком которого тревожило мое здоровье, был я сам. И увеличение числа заинтересованных в моем благополучии лиц на еще одну единицу оказалось неожиданно приятным. Приятным настолько, что я едва сдержал острое желание хоть как-то проявить это!
      Она - не Талька! Не Талька!!! Она - просто похожа! - В очередной раз напомнил я себе, прежде чем повернуться к девушке.
      - Как у тебя дела? - несмотря на легкое сопротивление - вызванное постэфектами стосила слабость еще не прошла, - я осмотрел её раны. Неплохо, неплохо. Раны заживают даже быстрей, чем надеялся. И это несмотря на прием стимулятора! Еще пара дней в том же темпе, обильное питание, и кое-какие эликсиры - и можно будет вставать. Сменить повязки, влить в горло лекарства...
      Еда, - вот с едой у нас были проблемы. Пара кусков хлеба, и тушка подбитого камнем голубя, - совершенно недостаточное питание для выздоравливающей раненой. Впрочем, кое-что можно было придумать и в этих условиях. На завтрак сойдет, а попозже постараюсь раздобыть чего-нибудь получше. Благо, деньги, после ограбления Рвача были, а значит, на близлежащих фермах вполне можно прикупить какого-нибудь провианта. Например, курицу...
       - Я это есть не буду! - пожалуй, зря я потрошил голубя её присутствии. Не знала бы, что за дичь я ей предлагаю, так съела бы за милую душу. После приема эликсира Вайно жрать хочется так, что не то, что бульон из голубятины, - жареную крысу съешь, и добавки попросишь. Говорю по опыту!
      - Как хочешь. - Сейчас, кстати, и проверим, не разучился ли я общаться с девушками. На Тальке это работало без сбоев. - Съешь хотя бы пару ложек, - можешь считать это лекарством, а пока ешь - расскажи о себе. Кто ты, как попала в руки Рвача... - Убедившись, что бульон остыл в достаточной степени, я покрошил туда хлеб и протянул ей котелок и ложку.
       Смерив меня настороженным взглядом, Лаура всё же взяла предложенную ей еду, и надолго задумалась, похоже, решая, в какую часть своей жизни и секретов может меня посвятить. Слегка отведя взгляд, я демонстрировал полное безразличие. Интересно, что она расскажет?
       С одной стороны, я для неё никто, полный незнакомец, по неизвестным для неё причинам вдруг решивший помочь. Всё, что она обо мне знает, это прозвище, да наличие кое-каких познаний в медицине. С другой, - а у неё что, есть какой-то выбор?
       Наконец, видимо набравшись храбрости, девушка начала свой рассказ.

      ***

      Интерлюдия.
      Княжество Леса. 14 день месяца Звездня 3020 года от Признания богов. (три месяца назад)
       
      - Но почему я? - Лаура нервно прошлась по небольшому, уютному кабинету, старательно не глядя на княгиню. - Ната, почему именно я? - Одной из небольших привилегий старой дружбы была возможность, вот так, наедине, называть княгиню лесного княжества коротким детским именем.
      - Я не дипломат, я ничего в этом не понимаю! Я просто провалю все дело!
       - Не паникуй, Ла! Подумай сама, а кто, кроме тебя? Кому еще я могу доверить подобное? - Устало отозвалась княгиня - невысокая, смуглая женщина лет двадцати пяти. Чуть полноватая, - той легкой полнотой, что не нарушает естественных пропорций тела, но лишь подчеркивает его достоинства, с округлым лицом и ясными глазами, в простом домашнем платье, она была больше похожа на добродушную жену богатого крестьянина, или купца средней руки, но никак не на полновластную владычицу одного из крупнейших княжеств.
      И немало заговорщиков, обманутых её видом и мягкой речью уже расстались со своими головами после попыток надавить на такую, казалось бы уступчивую и податливую девушку. Своими владениями Натрана Лесная правила твердой рукой.
      - У тебя что, при дворе, интриганов мало? Опытных дипломатов не хватает? В конце-концов просто умных аристократов?
      - Аристократов - куча. Интриганов много. Дипломатов тоже хватает. Умных... - найти сложно, но можно. Но главное, - при моем дворе наблюдается просто трагичный недостаток преданных. А вот чтобы три в одном, да еще и женского пола: - преданная аристократка, которая, к тому же не совсем дура, - так только ты одна и нашлась!
      - Угу, аристократка... Дед дровами торговал, а туда - же... Куда нам, с нашим калашным рылом, в ваш сиятельный ряд - притворно нахмурилась Луиза, которая, в общем-то, отнюдь не волновала не слишком-то большая древность дворянского достоинства её семьи.
      'Судить надо по делам, а не по родословным'. - До тех пор, пока её подруга и покровительница, Натрана Лесная придерживалась этого мнения, наличие или отсутствие длинного списка благородных предков, не слишком-то влияло на отношение Лауры к себе самой, и тем более, ко всем остальным.
      - Да и с каких это пор, налаживание торговых связей, требует столь тщательного подбора посланцев? - поинтересовалась девушка. - Почему обязательно женщина, и преданная?
      - Потому, что торговля не совсем обычная предвидится. - Резко посерьезнев, ответила княгиня. - Товар, уж больно редкий, и необычный. Официально, ты едешь договариваться прямых поставках строевого леса и создании собственного торгового представительства княжества в Лаоре. А то уж больно много денег мы теряем, продавая лес, - 'дрова', как ты выразилась, перекупщикам. - Тут княгиня сделала длинную паузу.
      - А неофициально? - немедленно подхватила Лаура, с любопытством глядя на подругу.
      - А неофициально, ты будешь продавать куда более редкий товар. Можно сказать уникальный! И вот его-то, я кому попало, доверить никак не могу! Фактически, ты единственная, в ком я хотя бы относительно, могу быть уверена. Ну, кроме самой себя, разумеется. Но сама я поехать, как ты конечно понимаешь, не могу никак...
      - Да не тяни ты кота за предмет мужской гордости! - не выдержала Лаура. - Что за товар-то такой! - Внучка удачливого коммерсанта вся изнывала от любопытства.
      - Товар, как я уже говорила, редкий и уникальный. Предмет высочайшей художественной ценности, между прочим. По крайне мере, все мои придворные художники об этом говорят дружно, и не сговариваясь. Ты, кстати, в данный момент, имеешь честь на него любоваться...
      - Что? - Изумлению Лауры не было предела. - Где? Это ковер, твой, что ли? Стандартная шархийская поделка, ничего уникального, красная цена - шесть золотых в удачный базарный день. Гони этих своих лизоблюдов ко всем чертям, ничего они в ценностях не понимают!
      - Гхм... - слегка покраснев, откашлялась княгиня. - Вообще-то, я имела в виду себя...
      - Стандартное изделие высшей аристократии княжества Леса... - начала было разгорячившаяся Лаура, но тут же осеклась, и с любопытством уставилась на княгиню. - Э-э-э... Подруга, это ты, в каком смысле? Надеюсь, тебя не одолел острый приступ мании величия, и ты не собираешься торговать своими портретами направо и налево, в расчете подчинить мир своей неземной красотой? На уровень продаж лубков с непотребными девами тебе все равно не выйти... - Хотя...
      Тут Лаура задумалась, и смерила княгиню оценивающим взглядом. Хорошо знающая свою подругу, та немного нервно поежилась. Настолько задумчивый вид явно свидетельствовал о том, что внучке удачливого купца пришла в голову очередная безумная идея о пополнении казны княжества.
      - Привстань-ка... Повернись... Изобрази на лице задумчивость о судьбах отечества... - Знаешь, а я была не права! Отличная идея! Просто шик!
      -Вот уж не ждала от тебя такой решимости, самоотверженности и готовности борьбе за наполненность казны любыми методами, невзирая на личные неудобства и замшелые предрассудки!
      - Значит так. Простой лубок-десять серебряных, не меньше, а полноценные картины, с печатью и твоей росписью, с удостоверением качества и аутентичности - минимум сотню золотом! Минимум! А то, если хорошенько подогреть интерес, можно и по пятьсот продавать! Я не я буду, если за поездку расторгуемся меньше чем на десять тысяч! Плюс продать привилегии местным художникам, обязательные отчисления опять же...
      - Эй, эй, ты чего там задумала -то? - Обеспокоено подергала княгиня углубившуюся в какие-то свои подсчёты Лауру.
      - Как что? Сама ж сказала. Тебя продавать. Картина 'Княгиня обнаженная'. Торговля копиями, разрешенными и нелегальными лубочными, подсчет привилегий, которые можно дать цеховым художникам, перспективы продаж... На первый год тысяч пятьдесят, а то и сто, в казну получишь, в следующие пять еще по десять, да и потом, тысячи по три, по четыре в год иметь будешь...
      - Гхм-гхм... - княгиня смущенно закашлялась, и даже слегка покраснела, чего с ней не случалось уже очень давно. - Говоря 'продавать' я не имела в виду в прямом смысле!!!
      - А в каком еще? Слово 'продать' имеет исключительно однозначный смысл.
      - Мой брачный возраст давно подошел, но я все еще не замужем. - Издалека начала Натрана. - Собственно, если именоваться по всем старым правилам, то никакая я не княгиня. Княжна, и не более того. Просто, после смерти родителей...
      - Можешь не рассказывать. - Недовольно поморщилась Лаура. - Эту историю, я знаю не хуже тебя. Как и причины того, что ты все еще не замужем. Переходи прямо к делу.
      - Хорошо. К делу так к делу. Ты представляешь, что тут начнется, объяви о своем желании выйти замуж? Хотя мой муж и будет всего лишь консортом, и не более, но это будет мой муж!!!
      - Твои бояре покончат жизнь коллективным самоубийством. Перережут друг друга за одно лишь подозрение, что кто-то из них может оказаться твоим избранником. За компанию, и тебя отравить могут... Меллер, конечно, попытается это предотвратить... Но, у меня, признаться, нет уверенности что он справится.
      - У меня тоже. - Печально кивнула княгиня. - Хуже всего то, что и у самого Меллера такой уверенности тоже нет!
      - Ну и? К чему ты это? Я же сказала, что знаю причину того, почему ты не замужем!
      - А к тому, что настоящей причиной твоей поездки в Лаору - будет поиск для меня жениха.
      - Э-э-э? - Только и смогла протянуть ошарашенная Лаура.
      - Кто-нибудь из вторых - третьих наследников Старых, а лучше Древних Родов, не дурак, не властолюбив, желательно приятной внешности и не совсем сволочь, если ты конечно ухитришься найти представителя Древнего рода с таким редким качеством.
      - Полномочия я тебе дам самые обширные. Вплоть до заключения предварительной помолвки от моего имени. Теперь, понимаешь, почему должна ехать именно ты? Надеюсь, предупреждать о том, что всё это следует держать в полном секрете не надо?

      ***

      - Вот так... - Закончила свой рассказ девушка.
      - Интересная история. - Я задумчиво погрыз выдернутою из лежака соломинку. Что-то в её рассказе не давало мне покоя, какая-то мелкая несостыковка царапала изнутри, не давая полностью поверить и принять её рассказ. Нет, сама Лаура верила в рассказанное ей полностью. Это было явно видно, уж настолько-то читать людей меня научили. - Скажи, а об этом вашем разговоре еще кто - нибудь знал? И что твоя княгиня хотела больше: - получить в княжество кого-либо владеющего тайнами Древнего рода, или найти себе жениха, неподконтрольного вашей знати? - Я внимательно вгляделся в глаза серьезно призадумавшейся девушки.
       


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
      ***
      - Вот так... - Закончила свой рассказ девушка.
      - Интересная история. - Я задумчиво погрыз соломинку. Что-то в её рассказе не давало мне покоя, какая-то мелкая несостыковка царапала изнутри, не давая полностью поверить и принять её рассказ. Нет, сама Лаура верила в рассказанное ей полностью. Это было явно видно, уж настолько-то читать людей меня научили. - Скажи, а об этом вашем разговоре еще кто-нибудь знал? И что твоя княгиня хотела больше: - получить в княжество кого-либо владеющего знаниями Древних родов, или найти себе жениха, неподконтрольного вашей знати? - Я внимательно вгляделся в глаза серьезно призадумавшейся девушки.
      - Обдумай это. А еще, обдумай то, что перед тем, как мы оказались в одной палате, в 'гостях' у Рвача, тот невзначай упомянул, что ты нужна исключительно живой - в противном случае, за тебя не заплатят. Если же учесть, что все твои друзья и родственники находятся в Лесном княжестве, на расстоянии почти двух месяцев пути, то становится очень интересен вопрос, - кто именно обещал заплатить за тебя Рвачу? Кто-то, кто живет тут, неподалеку, и имеет в своем распоряжении немалые средства. Интересно, правда?
      Странно... Очень странно. Я никогда не был мастером интриг, - собственно, до того момента как мое обучение было прервано нападением князя Волн, в этой области я находился на самых начальных стадиях. Мать считала, что нет нужды спешить со столь специфичным обучением, тем более, что какими-то особыми достижениями в этой области Сержаки все равно никогда не могли похвастаться.
      Алхимики, врачи, ученые, воины и полководцы... Последние два пункта - куда чаще. В интригах мой род, традиционно был слабоват. Мои предки могли отравить врага хитрым ядом, прибить на поединке, или разгромив всю его армию, сжечь в собственном замке. Но вот подстроить ссору недруга с сюзереном, участвовать в нескольких враждебных альянсах так, чтобы все они считали тебя своим преданнейшим союзником, и тому подобные вещи... В этом мы были откровенно не сильны.
      Так что кое-что я знал, но знания эти были довольно скудны, и тому же не подкреплены практикой. А следовательно, вступая на скользкую тропинку построения собственной паутины власти, и избегания нитей чужих паутин, особых успехов иметь просто не мог! Но сейчас... Откуда-то я просто знал, - знал, что именно мне следует предпринять, какие слова сказать, чтобы максимально привязать к себе свою пациентку.
      Спасая её, я не предполагал, что всё может обернуться таким образом. В тот момент она была для меня просто человеком, слишком похожим на Тальку, чтобы я позволил ей умереть. Но сейчас, после её рассказа... Доверенный человек княгини Леса, - когда-то одной из наиболее удаленных провинций империи, а сейчас - и вовсе почти сказочного государства, сведений о котором было до крайности мало, - это был ШАНС!!! И я не мог его упустить!
      Самое смешное, что, хотя Лаура этого и не знала - но шанс был обоюдным. Пускай я был еще слишком молод, и не имел заа своей спиной могучего и сильного рода, пусть я отрекся от имени, до тех пор пока не смогу исполнить свою месть, - но знания, немалые знания Рода Сержак, по прежнему были в моем распоряжении. А знания древнего, - не просто древнего, а одного из Древнейших родов - это немало. Очень немало. Пусть даже мое обучение не завершено, пусть многие важные части были выкинуты и обрезаны из-за недостатка времени, - родители предчувствовали вероятность нападения, и спешили, как могли, но самое главное, самые основы, я получить успел. И это была великая ценность. Даже в том случае, если носителем этих знаний является голодный и полунищий оборванец вроде меня.
      Самое интересное, внезапно мелькнуло у меня в голове, что до этого момента я попросту не осознавал всю ценность имеющихся у меня знаний. Да, они были не предназначены для выживания на улице, без денег, инструментов, и реактивов.
      Но все же... Я мог сделать многое. Жалкие осколки, мельчайшие крупицы моих знаний с удовольствием купил бы любой сенатор, любой богатый человек, не пожалев за них никаких денег. Но, не понимая этого, я молчал, пользуясь лишь небольшой долей своих знаний по целительству и алхимии, и не выбиваясь тем самым из рядов простых трущобных жителей.
      Хотя... Оно, наверно и к лучшему. Кто знает, какими методами бы вышибали из меня знания моего рода, доведись мне хоть чуть-чуть приоткрыться? Могу предположить. Наличие знаний, в отсутствии родовой защиты... Это искушение для многих! Вот только как мне быть сейчас?
      Пусть даже сама Лаура может быть, и не станет добывать из меня мои тайны при помощи раскаленного железа и плети, но кто знает, что решит по этому поводу её княгиня? Если уж она готова была отдать саму себя невесть кому в жены, ради права прикоснуться к запретным знаниям, то уж отдать неизвестного ей мальчишку в руки опытных палачей, - буквально таки сами боги велели!!!
      Но в то же время - она нужна мне, а ей нужен я. И значит, надо что-то придумать. Я должен это сделать!
      Впрочем, не прямо сейчас. На данный момент задача ясна, - как следует, накормить выздоравливающую, причем той пищей, которую она согласится съесть. Учитывая, что от голубя она отказалась, ворон, пожалуй, тоже следует исключить из меню. А значит, придется добывать еду поприличней. Курицу, например... А лучше две... Или три...
       
      ***
      Казалось бы, что может быть проще, чем купить курицу?
      Есть деньги, причем не так уж и мало, - на всякий случай я взял с собой целых два золотых из награбленной у Рвача добычи. Учитывая, что хорошая, жирная, яйценоская курица стоит максимум один серебряный сестерций, а поторговавшись, можно и за семь медных ассов взять, на золотой ауреус я этих куриц мог бы купить столько, что и утащить не по силам!
      Всё вроде бы так... Да только не совсем.
      Если взглянуть с точки зрения любого крестьянина, любого торговца, у которого я захочу совершить такую покупку, все становится отнюдь не так просто.
      Кого он увидит, взглянув на меня? Абсолютно незнакомого ему подростка-оборванца, неведомо где и как раздобывшего целый золотой! Впрочем, почему это 'неведомо'?
      Совершенно ясно, и никаких сомнений - он его украл. А забрать ворованное, - отнюдь не грех, а наоборот, благое деяние, особенно если вора еще и по ребрам напинать как следует!
      За столь доброе дело боги в иной жизни достойно наградят, ну а в этой, свершивший его крестьянин вознаградит себя и сам... Тем самым золотым ауреусом, что он заберет у воришки-оборванца. Выгодный и достойный поступок, с какой стороны не посмотреть! И не надо отдавать курицу, да и сдачу искать, тоже не требуется. Девяносто девять сестерциев чистой выгоды получается, плюс нетронутая курица.
      Система эта мне знакома... Очень хорошо знакома, с тех самых пор, как бежав от князя Волн, я пробирался в Лаору. Если ты не можешь постоять за себя сам, или не имеешь рядом достаточно внушительного защитника, для крестьянина ты будешь вором, а твое имущество - подлежащим немедленной конфискации в качестве 'украденного'. Так-то я из нашего замка отнюдь не в лохмотьях удрал. И кошелек, вовсе даже не пуст был. И продолжалось всё это как раз до ближайшей деревни, куда я как раз прикупить еды и зашел...
      В общем, досталось мне изрядно. В основном потому, что сразу 'украденное' не отдал, да еще и сопротивляться пытался... Думаю, будь я постарше, - и вовсе убили бы. Впрочем, и так, шансы на выживание я имел весьма небольшие, и если бы не найденные в овраге, куда меня сбросили, небольшие заросли ацеласа, - то там бы я и остался. С переломами обоих ног, отсутствием еды, денег и теплой одежды мне было далеко не уйти.
      С отсутствием денег и одежды я ничего поделать так и не смог. Но залечить переломы в кратчайшие сроки ацелас мне помог, а вороны оказались вполне съедобными тварями. Хорошо, что хоть тепло было, потому что, несмотря на ацелас, дней десять мне в этом овраге проваляться всё же пришлось.
       Так что крестьян и фермеров я с тех пор сильно недолюбливаю. И остерегаюсь. Так что, идти к ним просто так, с распахнутыми объятиями и двумя золотыми в кошельке, я не собирался. Во первых, деньги не лишни, во вторых, вряд ли и в этой деревне, в овраге, я найду заросли ацеласа. Так -то растение это редкое, и весьма дорогое. Смешно, - если бы те крестьяне, вместо грабежа, решили со мной посоветоваться, то могли бы разбогатеть гораздо больше, чем на ту сотню ауреев, что они взяли из моего кошелька.
      Слишком редок ацелас, слишком требователен он к условиям произрастания, и слишком высоко ценится любым, кто хоть немого разбирается в медицине. Та, деревенька, обладала немалым богатством, о котором они даже не подозревали... Обладала, - до моего ухода. Корни ацеласа ценятся куда дороже, чем даже лечебные листья. Но их никто не продает. Ведь, выкопанный корень ацеласа в отличие от листьев, не восстанавливается. Выкапывать корни этого растение, все равно что резать курицу, несущую золотые яйца!
      Я выкопал их все.
      Да, кстати, о курицах и яйцах. Воспоминания, - оно конечно хорошо... Вот только к решению моей задачи, они меня совсем не приближают. А задача проста. Как добыть еду, не попавшись ни людям Ночного Короля, которые наверняка уже начали поиски, ни страже, ищущей 'злобных убийц' 'честного купца', каким в их глазах (старательно прикрытых богатыми подношениями) выглядел Рвач, и в то же время не быть ограбленным крестьянами, что непременно произойдет, вздумай я зайти в деревню, чтобы прикупить еды там, а не в городе.
      Нанять телохранителя? Не смешно. Деньги-то есть, взяли мы с Рвача не так уж мало... Вот только, учитывая мой непрезентабельный внешний вид, и отсутствие надежных знакомств, охранять меня скорее всего будут ровно до ближайшего безлюдного места.
      То есть... Я замер, стараясь не спугнуть пришедшую в голову идею. Чтобы меня не ограбили, мне надо выглядеть кем-то, грабить кого нельзя! Слишком сложно, опасно, или грозить серьёзными последствиями. Иногда не обязательно быть, достаточно казаться! Тогда, если я буду достаточно убедителен, и телохранитель не понадобится...
      Вот только кем притвориться? Собственно, я мог бы с исключительной убедительностью сыграть самого себя, - как наследника одного из древнейших родов Лаорийской империи. К сожалению, для этого мне не хватает кое-каких довольно важных атрибутов: богатой одежды, полного кошелька, сытого и отмытого вида, и главное - минимум десятка дружинников, готовых исполнить любое мое приказание. Как показывает печальный опыт, без этого атрибута все остальные, крестьяне попросту игнорируют.
      Этот вариант не подходит. А жаль... Что еще? Кто может быть ростом с подростка, носить отрёпья, и вместе с тем иметь на руках два золотых, и внушать окружающим такое уважение, или страх, чтобы его не ограбили? Что это за мифическая личность?
      Мифическая личность? Пришедшая на ум идея, была просто великолепна. В реальности, таких людей, конечно не существовало. Но вот в мифах... легендах... суевериях!!! Колдуны!
      Собственно, а что мне мешает? Вырезать костяную птицу* можно за полчаса работы ножом. Костей тут хватает, да и кто будет разбирать, - из человеческой кости она вырезана, или из вороньей. Вряд ли крестьяне столь уж великие специалисты в этом вопросе. Да и символично получится - 'ворон' из вороньей кости...
      Отрепья? Так судя по сказкам, многие могущественные колдуны, в основном, правда из темных, именно так и ходили. Образ злого колдуна, - это как раз то, что мне нужно. К доброму еще не дай бог с просьбами обратятся. А вот злого - вряд ли кто беспокоить будет. А если и побеспокоят - то пару тройку примеров 'злых чар' я им продемонстрировать так и быть, смогу.
      Я бережно огладил спрятанные в рукава небольшие флакончики.
      Решено. Сейчас только вырежу 'ворона' - и можно будет идти.
       
      ***
      Прикрыв глаза, Лаура дремала, не обращая внимания на тихое шебуршание своего спасителя, что-то делавшего в отдаленном углу полуразрушенного зала. Ныла раненная нога, бурчание желудка явственно намекало на опрометчивость столь решительного отказа от пойманного Неженкой голубя, а общее самочувствие балансировало на грани между 'очень плохо' и матерным ругательством. В общем, и целом, Лаура предпринимала все усилия, чтобы хоть ненадолго отрешиться от окружавшей её неприятной реальности переместившись в волшебный мир снов.
      И вот, в тот момент, когда, цель казалось бы была достигнута, внезапно буквально взвывшее чувство опасности, натренированное за годы отнюдь не беззаботной жизни буквально выдернуло её в реальность.
      Чуть приоткрыв глаза, Лаура словно невзначай, во сне, слегка повернулась, осматривая окружающее пространство сквозь длинные и густые ресницы. Рука её, передвинулась ближе к изголовью, готовая мгновенно выхватить припрятанный там нож. Но все было тихо. Лишь Неженка, по всей видимости, завершивший свое загадочное занятие, теперь критическим взором осматривал невидимый Лауре небольшой предмет, держа его в ладони.
      Повертев его так и эдак, страдальчески кривясь и морщась, видимо, будучи категорично неудовлетворён качеством своего изделия, он, наконец, зло мотнул головой и тихо пробурчал - 'и так сойдет'.
      Затем, привесил свое изделие к одетым на него отрепьям, подхватил валявшуюся рядом палку, и стараясь не шуметь, начал пробираться к выходу.
      Лаура напрягла слух. Странно. Никаких других шагов и звуков, кроме издаваемых её загадочным спасителем, слышно не было. Да и чувство опасности, указывало именно на него. Но какую угрозу он мог представлять? Он явно шел к выходу, даже не приближаясь Лауре, и значит, не мог незаметно ударить кинжалом или своей палкой. Сдать её страже? Тогда зачем было спасать? Собственно, реши он ей навредить, и она все равно ничего не смогла бы предпринять.
      Лаура уже совсем было решила, что её чувство опасности в кои-то веки ошиблось, - что, в общем-то, уже бывало, хотя и не часто, когда неспешно идущий к выходу Неженка чуть развернулся, так что ей стала хорошо заметна небольшая, грубо вырезанная из чьей-то кости фигурка ворона, сейчас висевшая у него на груди.
      Лишь огромным усилием воли девушке удалось подавить испуганный вскрик. Маленькая костяная фигурка... кардинально менявшая все её представления о произошедшем, и об уровне опасности её спутника.
      Лаура закрыла глаза, и старательно очистила голову от всех мыслей, сосредоточившись лишь на дыхании. Вдооох - выдооох. Вдооох-выдоох.
      - Я сплю. Крепко сплю... Как же не вовремя! Чувство опасности не подвело. Тот, кто представился Неженкой, и впрямь был опасен. Невероятно опасен. Особенно для идиоток, случайно раскрывших его тайну.
      - Я сплю. Я сплю!!! Я крепко-крепко сплю, и ничего, совсем ничего не видела! А если и видела - то это всего лишь сон. Глупый-глупый сон, и ничего больше, который я забуду сразу же, как только проснусь, - повторяла про себя Лаура. Наверняка она, конечно, не знала, однако в некоторых трактатах упоминалось о возможности собратьев представившегося Неженкой читать мысли. Так что лишняя подстраховка была отнюдь не лишней.
      Рассуждать здраво, она смогла лишь через несколько минут после того, как вдали стих тихий стук разбитых сандалий Неженки.
       - Колдун. - Тихо прошептала девушка, внимательно вглядываясь вслед ушедшему. - Настоящий колдун. А ведь считалось, что все жрецы Темной Леди уничтожены больше двух сотен лет назад... Теперь-то понятно...
      Все несообразности, связанные с её освобождением, странные знания и умения 'Неженки', становились понятны и легко объяснимы, стоило только увидеть небольшую костяную фигурку ворона, что он прикрепил к своей груди.
      Колдун, как их называли в народе. Жрец темной богини, о чем знали очень немногие. Тот, кого нет, и никогда не было, если верить официальной пропаганде. Вот только, для несуществующего человека, владеющего несуществующими силами, Неженка обладал слишком уж большим могуществом и умениями.
      Впрочем, главным было не это. Хотя он и скрывал от неё свои знания, так же как и истинное имя (что было совершенно понятным, если учесть кто он такой), важным было то, что он применял их, и даже убивал ради помощи, как ей, так и через неё - Лесному княжеству. А это, если вспомнить про кое-какие обычаи Темных - было очень и очень немало. Собственно, сейчас перед Лаурой возник поистине уникальный шанс, куда более важный, нежели её посольство. Если удастся договориться... то все эти надменные Старые, Древние и Древнейшие рода могут дружно утереться и идти... Далеко-далеко, все вместе и каждый по отдельности. Знаниями колдуны обладали никак не меньшими, и в отличие от благородных, вполне охотно делились ими. Что, собственно и послужило одной из наиболее важных причин их уничтожения.
      Насчет возможности самозванства, Лаура даже не задумывалась. Во первых, слишком необычными были уже продемонстрированные знания, умения и навыки Неженки. А во вторых, даже последний, и самый необразованный из крестьян отлично знал, что нет более верного способа привлечь к себе внимание Темной Леди, чем надеть костяного ворона. А уж темная богиня никогда не отличалась добродушием и милосердием, особенно по отношению к самозванцам, вздумавшим выдавать себя за её жрецов.
       
      ***
      Это знали все... Все, кроме получившего весьма и весьма специфическое образование недоучки из рода Сержак. Точнее, знать-то он знал... вот только некоторые особенности полученного образования не позволяли ему верно оценивать уровень угрозы.
       
      ***
       Некто, известная как Темная Леди.
       
      Однако. Я даже не ожидала ТАКИХ результатов своей маленькой акции. Похоже, я сильно недооценивала свою популярность у людей. Стоило только намекнуть, - и избранник уже спешит одеть мои знаки различия! Хе-хе... Говоришь, пусть сам выбирает? Ничего тебе старый пень. не обломится! Он УЖЕ выбрал. Практически сразу, как только узнал о такой возможности! Рада приветствовать тебя, мой пала... ЖРЕЦ?
      Э-э-э... Почему мой паладин одевает знаки различия жреца? Хорошо хоть моего... Нет, старик все же сволочь! Так ограничивать мои возможности. Сейчас бы заглянула ему в голову, и все, но нет... Мучайся теперь любопытством... Я же девушка! Мне это противопоказано!
      Может он облачения перепутал? А что? Паладинов у меня давненько не было, а жрецы еще не так давно жили... Вот он и не знает, как правильно облачаться следует, и какие знаки носить. Точно! Люди же так мало живут, и память у них плохая! Вот и одевается, как может.
      Так что ошибка простительная. И я ему её прощу. В конце концов, я ведь не только могущественная, величественная и прекрасная, но и очень милосердная. Да-да!!! А если кто в этом вслух усомнится, то он сам себе враг и злобный самоубийца.
      Так, о чем это я? Немного отвлеклась... А, о паладине моем новом.
      Наверно следует ему присниться, да подсказать, как правильно облачаться, как творить обращения, как приносить жертвы... В конце концов, такая преданность мне заслуживает награды! Выбирая между мной и Верховным, он ведь не колебался ни мгновения! Буквально в тот же час как проснулся, изготовил и одел мои знаки. Правда жреческие... но, как я уже говорила, это простительная ошибка. Так что Первый Дар он уже честно заслужил. И он его получит! Сейчас же. Немедленно! Как знак моей поддержки и благосклонности.
       
      ***
      Деревня встретила меня шумом захлопывающихся ставен, испуганными криками детей, и настороженными взглядами немногих смельчаков, отважно глазеющих на пришлого колдуна сквозь щели плетня.
      Надо сказать, я приложил все старания для соответствия своей роли. Немного пепла и клея превратили мое лицо в сморщенную старческую физиономию, один взгляд на которую вызывал панику у лошадей и истерику у собак. О реакции людей я уже сказал немного ранее.
      Прихрамывая сразу на обе ноги, я опирался на корявый посох с набалдашником из кошачьего черепа, в глазницах которого мерцали тусклые зеленые огоньки.
      Ух и намучался я, пока его подготовил! Дохлая кошка, у которой я изъял столь важный атрибут злого колдуна, выразила свой пассивный протест на мой грабеж при помощи целого облака мух и невероятного по гадостности аромата, прочно впитавшегося в мою одежду. Это, конечно, добавило правдоподобия отыгрываемой мной роли... Но, признаться, удовольствия мне это отнюдь не доставило.
       Хорошо еще, что неподалеку я обнаружил гнездо хищных муравьев. Забросив туда изъятую у кошки и мушиных полчищ голову, через десяток минут и пять болезненных укусов (что собственно и послужило причиной моей хромоты) я забрал оттуда великолепно очищенный кошачий череп.
      Остальное было проще. Эльфийские светляки, грибной клей, (тот самый, который я использовал для создания морщин) вырезаная в ближайшем осиннике палка и кошачий череп в совокупности превратились в зловещий магический посох злобного колдуна.
      Подготовив пару эликсиров, способных, при некотором везении и ловкости рук продемонстрировать окружающим 'магическую мощь' новоявленного колдуна я поспешил в деревню.
      Признаюсь честно. То место, что располагается пониже спины, и отвечает за предчувствие неприятностей, меня предупреждало, категорично не советуя ввязываться в эту авантюру. Но зов желудка, почувствовавшего возможность перехватить пару-тройку вкусных, жирных и нежных куриц оказался сильнее.
      ***
      Стараясь не задерживаться дольше необходимого, я стремительно ковылял к главной площади, где располагалась ярмарка. Слишком высокие налоги, которые взимала Лаора за право торговли в городских стенах, вытеснили часть торговцев в близлежащие деревни и села, чем я и намеревался воспользоваться.
      Крестьяне, могут прятаться за ставнями и плетнями при приближении 'колдуна' сколько им угодно, но ни один торговец никогда свой товар не бросит, и не откажет в продаже хоть самой Темной Леди, а не то что какому-то там колдуну. Проклятье и неудовольствие богов - оно вещь призрачная, в отличие от потерянной прибыли...
      Собственно, так и получилось, за исключением одного маленького момента. Ну откуда мне было знать, что совсем недавно, крестьянами на окружающих деревню полях были пойманы динганы? Причем, не забиты на месте, как это происходило обычно, а скручены живьем, в связи с чем, из города был вызван Младший Святитель храма всех светлых богов для проведения торжественного аутодафе!
      Впрочем, шансы избежать конфликта еще были. Вещающий что-то с подготовленного для неудачливых псов эшафота Святитель, кинул на меня лишь один настороженный взгляд, после чего демонстративно отвернулся, и больше в мою сторону не поворачивался. Судя по его поведению, он вовсе не горел желанием вступать в смертный бой во имя своего покровителя, с колдуном неизвестной силы и неумеренной наглости.
      Видя такое его поведение, собравшийся поглазеть на казнь народ, так же решил проявить благоразумие, не обращая на меня внимания более необходимого.
      Данное решение, весьма меня порадовало. Лишних проблем мне совершенно не хотелось. Да и что я мог сделать? В конце-концов, хоть я и не одобряю позицию церкви по отношению к киноидам, но эта семейка знала, чем рискует, выбираясь из своих лесов к человеческому городу. Чем они интересно думали, решив промышлять так близко к Лаоре?
      Хотя, если честно, никогда не понимал причин этой ненависти. В конце концов, ведь никогда ни один динган, не нападал на человека первым. Да и вообще... Вид, у них, конечно внушительный, но добродушны они невероятно. А сжигать их за то, что они пытались всего лишь подобрать остатки еды на убранных полях... Впрочем, помочь им я все равно не могу. Одно дело, что Святитель 'не замечает' колдуна под собственным носом. И совсем другое, если этот колдун попробует отобрать его добычу. Тут уж ему волей-неволей придется вступить в драку. И шансы у меня в этом случае даже не призрачные. Их, этих шансов, нет вовсе!
      А все же жаль... Очень жаль... Жило у нас в замке семейство. И помню я их только с самой лучшей стороны. Мог бы - помог обязательно. К динганам, я, признаться, отношусь куда лучше, чем к людям. Хотя бы только потому, что псы в принципе, по самой своей природе не способны на предательство и подлость.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login

      А все же жаль... Очень жаль... Жило у нас в замке семейство. И помню я их только с самой лучшей стороны. Мог бы - помог обязательно. К динганам, я, признаться, отношусь куда лучше, чем к людям. Хотя бы только потому, что псы в принципе, по самой своей природе не способны на предательство и подлость.
      Отвернувшись от продолжающего свои разглагольствования жреца, я продолжил свой спор с торговцем. В конце концов, я так старался, вырезая костяного ворона, и изготавливая этот клятый посох, что просто обязан получить за свои усилия достойную скидку!

      ***

      Надо признать, что увлекшись торговлей, я позорнейшим образом проморгал начало всей катавасии. Я только-только убедил обильно потеющего продавца, в том, что пятьдесят медных ассов и благословление от такого могущественного, но немного голодного колдуна как я, вполне достойная плата за одну из его тощих куриц, как в той стороне, где располагался эшафот, послышался какой-то шум и крики.
      Впрочем, занятый своим делом, я не реагировал. Еще-бы! Несчастный торговец как раз намекнул, что его вполне устроит плата в сорок пять ассов за курицу, при условии отсутствия с моей стороны не только проклятий, но и благословений, а я старательно не замечал его намеков.
      'Не замечать' их я намеревался до тех пор, пока он не скинет цену как минимум до тридцати медяков, и это требовало от меня всего возможного внимания и тщательного обдумывания любого своего слова и жеста. Уж больно ушлый оказался торгаш. Даже помахивание 'волшебным' посохом возле его носа, сбило цену всего на пять ассов. А это уже тянуло на настоящий подвиг...
      Шум нарастал. Крики, вначале одобрительные, спустя немного времени превратились в испуганные, а потом озлобленные. Когда за твоей спиной шумит разгневанная чем-то толпа, игнорировать подобное глупо, и очень опасно. Особенно в моем положении. Прервав очередной спич торговца, я обернулся.
      Мда. Ситуация была странной. С одной стороны, толпа была разгневана не на меня. Более того, о моем присутствии, казалось, все забыли. И это было хорошо. Но вот причина, вызвавшая ярость народа...
      Похоже, что им удалось поймать небольшое семейство динганов. Пара взрослых, видимо отец и мать, и молодого детеныша, - судя по росту не более двух-трех лет от роду.
      Увидев эшафот с столбом и кучей дров перед ним, они похоже, только сейчас осознали, какую участь приготовили для них добрые селяне, и участь эта киноидов отнюдь не порадовала. Так или иначе, но каким-то образом взрослым, похоже удалось разорвать или скинуть удерживающие их оковы, после чего они забросили детеныша на крышу ближайшей лавки, сами бросились в безнадежную атаку. Собственно, вполне разумное решение, -куда лучше сгинуть ярости боя, тем более дав хоть и ничтожный, но шанс на спасение своем ребенку, чем мучительно сгинуть в пламени костра.
      По крайней мере, именно об этом свидетельствовали два клубка катающихся по площади, откуда изредка вылетали окровавленные тела крестьян и стражи. Несмотря на более низкий рост чем у среднего человека, динганы были весьма сильны, а их когти и зубы могли служить грозным оружием. Да и вопли Святителя, на тему 'Живьем брать отверженных' намекали на истинность моих предположений.
      Проблема была в ином. Ребенок-динган. Отлично понимая, что самостоятельно ему, находясь в центре человеческого поселения от враждебной толпы не уйти, он тем не менее не растерялся. Собственно, это было нормально. Киноиды, растут и взрослеют куда быстрее, чем люди, так что по уровню развития щенок примерно соответствовал семи-восьмилетнему человеческому ребенку, да и опыта него было совсем немало. И, может быть интуитивно, а может быть, руководствуясь неведомыми мне резонами, он выбрал единственную стратегию, дающую ему шанс на выживание.
      Теплый комок мускулов, шерсти и страха приземлился на мою грудь, заставив пошатнуться под не таким уж и малым весом, крепко обхватил руками, зарылся мокрым носом подмышку и тоненько заскулил.
      Я не хотел драться с преследующими его людьми. Разъяренная толпа - страшный противник, и костяная птица, да посох с кошачьей черепушкой на конце, - в этом случае плохая защита. Но... Я не мог не драться.
      За всю более чем полуторатысячелетнюю историю рода Сержак, рода, который был куда старше, чем даже ныне сгинувшая Лаорийская империя, бывало всякое.
      Среди моих предков были святые и злодеи, простодушные и хитрецы... Если верить одному из моих недавних сновидений, то среди них был даже сам Первый император, или, по крайней мере, его фаворитка... Мой род был прославлен как деяниями невероятного благородства, так и непредставимыми злодействами. Среди того, что творили мои предки, не было лишь одного. За все полторы тысячи с изрядным 'хвостиком' лет существования нашего рода, никто из Сержаков никогда не предавал своих. Тех, кто доверился роду или его представителю полностью и безоглядно, отдав всего себя под его защиту. И я не желал становиться тем, кто нарушит эту традицию.
      Щенок стал моим. За те несколько мгновений, что его длинный, мокрый нос обмусоливал мою подмышку, а в уши лез печальный скулёж, он как-то сразу и бесповоротно стал моим. И это все решало. За своих Сержаки дрались всегда. Дрались, не уступая даже многократно превосходящим врагам. В конце концов, даже если мне придется раньше времени отправиться в холодные палаты Темной Леди, я, по крайней мере, смогу спокойно смотреть в глаза своих дедов, не стыдясь и не отводя взгляда.
      Я не мог сражаться с толпой, угрюмо окружившей меня, и не реагирующей на редкие взмахи моего 'волшебного' посоха. Сейчас, распаленным от ярости, и при поддержке Святителя, им было плевать на всю мою 'колдунскость'. Будь у меня время, спокойствие, - и можно было бы попробовать выкрутиться, успокоить, может быть даже запугать... я что-нибудь бы придумал. Но ни времени, ни покоя не было.
      Я не мог им отдать доверчиво прижавшееся ко мне тельце. Это было бы предательством. Не только несчастного щенка, но и всего моего рода.
      Я не мог даже позволить себе погибнуть в безнадежном бою. Да, как сказал кто-то из древних, 'мертвые сраму не имут'. Но только не в том случае, если погибший является последним из рода. Является тем, кто ОБЯЗАН выжить в любой ситуации. По крайней мере, до тех пор, пока не оставит наследников. Тех, кто сможет вновь поднять родовое знамя, вернет захваченное и восстановит утерянное.
      Эти три 'не могу' сжимали меня, как прочные клещи сжимают твердый орех, - со все более и более усиливающейся силой и безжалостностью. И выхода не было.
      - Отдай щенка, колдун. - Потребовал наконец-то пробившийся центру действия Святитель, и криво усмехнувшись, добавил: - Отдай, или пойдешь на костер с ним вместе!
      Он был серьезен. И это стало последней каплей. Мое сознание, сжимаемое железным захватом долга, помутилось. Я только и успел, что указать Святителю краткое направление, куда он мог пойти со своими требованиями, после чего мир слегка потемнел. Так, будто я смотрел на него сквозь легкую черную дымку.
      А затем, мое тело, совершенно без участия сознания выпрямилось, правая рука легла на воздух рядом с опоясывающей меня веревкой, словно опираясь на рукоять меча или шпаги, и смерило собравшуюся толпу долгим холодным взглядом.
      Я не знаю, что увидели люди во взгляде моего, внезапно взбунтовавшегося тела. Но, что бы они не увидели, это их сильно не обрадовало. Первые ряды окружавшей нас толпы в испуге отшатнулись, а кое-кто и вовсе попытался смыться. Святитель побледнел.
      - Во имя Всевластного! - Сорвав с груди украшенный небольшими священный круг, он поднял его, словно защищаясь от меня драгоценной побрякушкой. - Да сгинет тьма!
      - Взять Проклятого! - скомандовал он, и приободренная его действием толпа качнулась ко мне.
      - Во имя Империи! - это сказал я? Мой голос никогда не обладал такой звучностью, глубиной и силой. Прозвучавшие над рыночной площадью слова были произнесены не подростком, но опытным воином в самом расцвете сил и власти, не раз отдававшем приказы на поле боя, заглушая воинственные кличи, звон оружия и стоны умирающих. Но все же... Они сорвались с моих уст.
      - Уходите немедленно, или умрете! - с этими словами, моя правая рука, до той поры, словно опирающаяся на рукоять отсутствующего меча, сделала движение, словно вынимая его из ножен. А затем, помедлив пару-тройку секунд, как будто давая время на осознание произнесенного, и исполнение отданного приказа, нанесла рубящий удар по воздевшему святое кольцо жрецу.
      Моя рука была пуста. У меня давно не было меча... Собственно, его не было никогда. Не считать же за оружие намеренно затупленный клинок детской парадной шпаги или деревянные тренировочные мечи. Но, тому, что управляло моим телом, это помехой не стало. С характерным 'дзинь' распался на две половинки священный круг, блеснув на мгновенье идеально гладким срезом, словно бы и впрямь разрубленный острейшим мечем. И тончайшая красная нить протянулась от левой ключицы Святителя через всю грудь к пояснице.
      - Что... - Только и успел вымолвить жрец, глядя на меня широко открытыми от изумления глазами. В следующий миг, нить разрослась, превращаясь в широкую красную ленту, а глаза святителя наполнились болью. Он попытался крикнуть, вздохнуть... Но левая часть его тела, уже скользила на землю, по длинной косой линии идеального среза, заливая всех стоящих рядом людей кровью.
      Не ожидавшие подобного исхода люди шарахнулись в стороны. Кто то громко закричал.
      - У вас есть две минуты. - Все тем же, громким, отчетливым, и совершенно 'не моим' голосом произнесло моё тело. - Те, кто по истечении этого времени останутся на площади - умрут!
      Впрочем, это было излишне. Жуткая давка, крики, перевернутые прилавки, бочки и корзины с товаром... Площадь опустела задолго до истечения отведённого срока. И, как только последний истошно завывающий крестьянин пропал из виду, темная дымка, стоящая перед моими глазами пропала, и я почувствовал что вновь волен распоряжаться своим телом. И кое-что еще.
      Это чувство было ничтожно, и мимолетно, но на редкость неприятно. На что оно походило? Сложно сказать... Иногда, когда отсидишь, ногу, или если на сильном холоде замерзнут руки, я ощущал нечто подобное. Часть тела, - вроде бы и твоя, вроде бы и вполне прилично повинующаяся командам мозга, ощущающая боль... но всё же, на какое-то мгновенье ставшая не совсем твоей. Немного чужой. Онемевшей. Капельку мертвой.
      Посетившее меня ощущение было похоже. Очень. Вот только эта онемелость, возникла отнюдь не на ноге или пальцах. Я почувствовал как на какой-то миг у меня онемело сердце. Сердце, и частичка чего-то большего...Может быть душа?
      Но в следующий миг жалобное повизгивание все так же не вынимающего своего носа из моей подмышки щенка привело меня в чувство. Какая разница, что там немеет, и что вообще произошло? Это конечно важно, и требует осмысления, но с этим можно и подождать! Главное - я жив, врагов рядом нет, а вокруг много еды! Бесхозной, никому не принадлежащей еды! Хлеба, мяса, куриц! И, если я потороплюсь, то сегодня мы не будем голодными!
 
      ***

      Раньше, когда я был еще жив, я всегда следовал принципу - никогда не сдаваться! Одной из любимейших моих пословиц было: 'Даже если вас съели, это не повод отчаиваться. У вас имеется как минимум два выхода'. Вот только, как оказалось, на поглощенных призраков, эта пословица не распространяется! Это стало ОЧЕНЬ неприятным открытием! Оно, конечно, интересно было узнать основу силы рода Сержаков, - уж больно старательно Дара её скрывала - но не такой же ценой!!!
      Впрочем, кажется, кое-что я все же нашел. Не выход, - скорее маленькая дырочка... Но всё же! Жаль только, что поглотивший меня маг столь свято убежден в отсутствии волшебства. Приходится действовать с невероятной осторожностью. Стоит ему только начать волноваться о своем душевном состоянии, как его защита меня попросту переварит! Это, конечно, тоже выход... Но он мне почему-то категорически не нравится!!!
      Впрочем, найденная мной дырочка... Она тоже имеет свои недостатки. Серьезные недостатки. Причины, по которым призыв силы паладина проявил именно меня, и именно мой облик стал основой для воплощения доспеха понятен. Сила похожа на воду, и всегда ищет простейший и ближайший путь. Но почему именно сила смерти? Хотя... Понятно и это. Под чье еще покровительство мог попасть паладин, посвященный давно мертвым императором, во имя не менее мертвой империи?
      В общем, все понятно и объяснимо. Кроме одного ма-а-ленького вопроса. Как мне теперь спасти моего наследника? Если учесть, что спасать, в том числе, придется и от самого себя? Раз почуяв Силу, любой паладин будет ею пользоваться все чаще и больше. Это даже не соблазн, это сама жизненная суть, непреложный закон. Так было всегда, и по-другому быть не может. Вот только, подозреваю, что сила Смерти, для живого человека, тем более столь юного, как этот мой потомок, будет отнюдь не полезна для здоровья. Особенно в больших дозах...

      ***

      Выдержка из свидетельских показаний свободного жителя Юула Кайди, гражданина свободных территорий вольного города Лаора, проживающего селе Малый Каскар, по четвертой миле западно-лаорийского тракта. Составлено младшим следователем Лаорийсой стражи Верилием Лоуджи, в связи с расследованием дела о беспорядках на торговой площади села М. Каскар и убийством на означенной площади Младшего Святителя храма Благого и Величайшего отца Алонсия Торо.
      - ...Вот я и говорю уважаемый! Только значит, отец-святитель, собрался сжечь этих богомерзких собак, как на площадь колдун заявился. Я то все-ё-ё видел, я там совсем рядом стоял. Стоит, - горбатый, страшный, морщинистый, росту низенького - карла как есть злобная, скалится препротивно, и вроде как покупать чего собирается. Товар значит, у почтенного Верана, которого вы передо мной допрашивали, ворошит, а сам ждет чего-то. Ну, ясно чего... Вы же понимаете...
      Ну а как стражники, значит, отродий вывели, так он глазом как сверкнул, посохом костяным оземь ударил, да заклятье черное бросил. От того заклятья, твари богомерзкие силой преисполнились, цепи свои разорвали, стражу разбросали да на честный народ кинулись. И ну грызть -рвать людей! Страх просто. А колдун стоит, скалится, да человеческим мукам радуется!
      Тут святитель, да будут облака ему пухом, а Всевластный - отцом милостивым, не растерялся, вперед вышел, руг святой поднял, да людей то закрыл.
      Ослабли чары черные, тут народ нелюдь-то и порвал в клочки. Последнее отродье осталось. А колдун, разъярился, что планы его сорвались, спрятал отродье к себе за спину, и слово колдовское выкрикнул.
      - Что за слово?
      - Дык, милостивый господин, не колдун я. Слов колдовских не разбираю. А так, по звуку, сильно похоже на то самое, какое грузчик издает, ежели ему на ногу бревно упадет.
      - Вы уверены?
      - Дык, не я один слышал. Но только, не оно наверно было, а похожее что-то. Потому как, слов ругательских я за свою жизнь слышал немало, а вот чтобы от них люди так изменялись - того не было.
      - Изменялись?
      - А то как же! Колдун-то вырос враз. Из карлика, - гигантом обернулся. Не в обид вам будь сказано, хоть вас боги светлые росточком не обидели, а колдун все же пожалуй повыше стал. Да доспехи на нем странные, причудливые появились.
      - Вытащил колдун из-за пояса меч, да и разрубил святителя доброго ровно на две половинки. А после засмеялся смехом злобным, да как начал мечм своим размахивать, видно весь люд собравшийся погубить желая... Тут то я и бросился с площади, так что даже сапог потерял. Новый сапог, почти не надеванный. Вторую весну только ходил. А как потом вернулся, так сапога того и нет уже. Верно колдун забрал, чтоб его Повелитель всеблагой молнией прижарил! Вы как, господин следователь, не знаете, можно ли компенсацию какую мне получить, как от злых чар пострадавшему? ...
       
      Резолюция начальника западного сектора городской стражи Лаоры, Плонея Септа - 'С колдунами - в храм. Не морочьте мне голову'.
      Резолюция Первосвятителя храмовой стражи Отца Всеблагого Мерула Кахта - 'В инквизицию'
      Резолюция Высокого святителя службы Храма по борьбе с еретизмом, инакомыслием и нечестивыми расами Веридия Лиора: 'Передать в отдел дознания. Первосвятителю храмовой стражи вынести порицание за оскорбительное именование Всесвятейшей службы'
      Приписка на полях документа: 'Клал я на вас, с вашими порицаниями. Мерул Кахт.'
      Резолюция Старшего святителя службы дознания Сенука Йоны: 'Как искать колдуна, - так отдел дознания. А как финансирование прибавить - так Всеблагой поможет? У меня кадров нет! Сами колдунов развели, так сами и ловите! Инквизиторы горелые!'
      Приписка Высокого святителя Веридия Лиора. 'Братия, покайтесь! Я ж за оскорбления могу и к самому первосвященнику обратиться!'
      Приписка на оборотной стороне: 'Клал я на ваши обращения. Мерул Кахт'.
      Приписка немного ниже: 'И обращайтесь, инквизиторы недожаренные! Может, хоть тогда финансирование выделят. И вообще, я с Мерулом солидарен! С. Йона.'
      Резолюция Первосвященника Лаорийского Храма Отца Всеблагого Ургана Ороса: 'Что за бардак в документации! Мерулу Кахту - трехдневное покаяние и строгий пост, чтоб знал, на что можно 'класть'. Казначею - проверить финансирование службы дознания. Отчет - завтра мне на стол. Главному инквизитору, - в месячный срок изловить колдуна. И нечего к словам придираться!'
      Едва различимые царапины ниже резолюции, создающие впечатление, будто кто-то, в задумчивости царапал пергамент не смоченным в чернилах пером: 'Клал я на ваш пост и покаяние...'
      Однако, неповоротливая и громоздкая система церковной службы уже начала свою работу.

      ***



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн Kard

  • Утро добрым не бывает!!!
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 3085
  • Сообщений: 6971
  • Activity:
    43.5%
  • Благодарностей: +6688
  • Пол: Мужской
Автор поменял название, теперь книга называется   Тень Основателя


You are not allowed to view links. Register or Login

      ***

      Колдун отсутствовал долго. Нога - болела, рана на груди горела, а в желудке образовалась бездонная яма, настойчиво требующая закинуть в неё хоть кусочек чего - нибудь съестного. Лаура успела добрый десяток раз проклясть свою переборчивость, из-за которой она отказалась съесть такого аппетитного, вкусного голубя.
      Впрочем, Неженка, тоже хорош! Никакого понятия о вежливости! Взял и сожрал голубя сам, один только бульон ей и достался! А она всего-то один раз от него отказалась. Нет, чтобы поуговаривать!
       Впрочем, что с него взять... Во всех сказках и легендах, колдуны всегда выглядели как исключительно вредные, нахальные и совершенно некультурные люди. Это если очень смягчить определение. И, судя по её недолгому знакомству с одним из них, в этой части предания были совершенно правдивы.
      Лаура искренне надеялась, что в другой части, где говорилось о пищевых пристрастиях жрецов Темной Леди, сказания ошибались. И что ушедший за едой подросток, принесет ей человеческую пищу, а не пищу из человечины. Хотя... - прислушалась она к своему состоянию - еще немного, и ей будет совершено все равно, что есть - свиную рульку или бедро юной девственницы! Лишь бы это было съедобно, и хорошо прожарено!
      Впрочем, голод был отнюдь не единственной проблемой. Одновременно с ним, Лауру терзала и иная потребность, прямо противоположного свойства. Однако, уже несколько её попыток выйти из зала, дабы не портить место, в котором ей, скорее всего придется провести немало времени, окончились неудачей. И дело было даже не в жуткой слабости, головокружении и боли от ран. Кое-как, частично опираясь на стену, частично - на четвереньках, или даже вовсе ползком, ей далось добраться до выхода. Но вот дальше...
      Стоило ей только преодолеть небольшой каменный порожек, отделявший зал в котором она находилась, от темного коридора, в конце которого виднелось световое пятно выхода во двор развалин, как на неё напал страх.
      Нет, не так. СТРАХ. Или, даже, скорее УЖАС.
      Умом она понимала, что в пустынном, великолепно просматриваемом благодаря льющемуся сквозь многочисленные проломы в крыше дневном свете коридоре не может быть ничего опасного. А если это, опасное, там и есть, невысокий каменный порог между коридором и залом, не может быть даже символической помехой для столь грозной опасности. Умом понимала, - но ничего поделать с собой не могла.
      Стоило ей только пересечь порог, как на неё обрушивался нестерпимый, сводящий с ума, лишающий сил и воли УЖАС.
      Всё, на что хватало её сил и воли, это два осторожных, коротеньких шага на подгибающихся и дрожащих ногах.
      А затем, как она не пыталась себя перебарывать, немедленно следовал стремительный бросок назад, в призывно раскрытый проем безопасного старого зала.
      Собственно, попыток было только две. После того, как во время второй попытки, она явственно ощутила, что стоит ей сделать еще один шаг, как её проблема будет немедленно решена, причем далеко не тем способом, который пристоен для молодой девушки из приличной семьи, она и прекратила дальнейшие попытки добраться до вожделенных кустиков.
      Лаура с ненавистью всмотрелась в словно заколдованный порог. Хотя, почему словно? Учитывая то, кем являлся её спаситель, сомнения были абсолютно неуместны, и либо порог, либо коридор были заколдованы, совершено однозначно.
      Выбора не было. Если она не желает портить единственную доступную для неё сейчас комнату, этого явно проклятого замка, - причем, проклятого похоже в самом прямом смысле этого слова, придется терпеть до возвращения Неженки. Чтоб ему с Первым Императором познакомиться*! Но только после того как он выведет её отсюда, накормит и вылечит!
      ______________________________________________________________
      На территории бывшей Лаорийской Империи, выражение 'Чтоб тебе с Первым Императором (как вариант: Основателем, Драконом) познакомиться является аналогом русского 'Чтоб ты сдох, да помучительнее'.
      _______________________________________________________________
       
      Так что, оставалось только ждать, и надеяться, что малолетний колдун вернётся раньше, чем её терпение окончательно иссякнет. А пока, она занялась единственным делом, которое позволяло хоть немного отвлечься от испытываемых ею неудобств. Анализ произошедшего, оценка ситуации, построение вариантов событий и собственных действий.
      Анализ получался весьма неутешительный. Во первых, её миссия провалена. Провалена целиком и полностью. Как официальная, так и секретная её части. Посол, ведущий переговоры о важном торговом соглашении, не говоря уже о свадьбе властвующей княгини, просто не имеет права быть голодранцем. Разбойники там, или нет, - без свиты, денег, верительных документов, в глазах городских магнатов она будет выглядеть в лучшем случае подозрительной авантюристкой, если не вовсе откровенной мошенницей. Так что, единственное что ей оставалось, как только позволит состояние здоровья с позором возвращаться назад. Или...
      А вот второй вариант, находился в сильной зависимости от желаний и намерений спасшего её человека.
      Пусть даже она провалила свое задание. Провалила - по независящим от неё обстоятельствам, - кто мог знать, что дипломатические посольства в бывшую столицу великой империи нынче необходимо отправлять в сопровождении небольшой армии, из-за вконец распоясавшихся бандитов. НО! Даже в такой сложной ситуации она смогла не просто спастись сама, но и познакомиться и доставить в княжество настоящего колдуна, владеющего многочисленными секретами целебных зелий и ядов! Да уже только за тот эликсир, что позволил ей, избитой и с серьезнейшими ранами, в течении четырех часов чувствовать себя на пике сил и энергии, ей простятся любые грехи, как прошлые, так и будущие. А ведь это явно не единственное известное колдуну средство.
      Судя даже по тому, что Лаура уже видела, знания и возможности этого мальчишки ничуть не уступают знаниям наиболее могущественных из Древних родов, а может быть, даже и Древнейших! Подобные люди нужны княжеству. Отчаянно нужны! И скупиться на оплату Натрана не будет. Вот только как его убедить в необходимости переезда? Кому он служит, и ради чего находился в этой шайке?
      Мысль о том, что Неженка может быть подставной фигурой, специально направленным, чтобы втереться к ней в доверие, была после короткого обдумывания решительно отвергнута. Колдуны - не те люди, которые могут быть чьими-то агентами или разведчиками. Во всех сказках и легендах неоднократно подчёркивалось их нетерпимость к любым приказаниям и распоряжениям, и категоричное неприятие субординации. Собственно, именно из-за решительной неспособности колдунов к совместной деятельности, церковь Всевластного и смогла в свое время их практически полностью истребить.
      Впрочем, не смотря на все недостатки, с колдунами, тем не менее, вполне можно было договориться. И пятьсот лет назад, до начала преследований церкви, придворный колдун или ведьма при дворе наместника имперской провинции, был вполне обыденным делом. К сожалению, после начала 'охоты за еретиками' и учреждения инквизиции, эта традиция довольно быстро сошла на нет, в связи с резким сокращением популяции колдунов.
      И вот сейчас, Лауре представлялся уникальный шанс, не просто оправдаться за проваленную миссию и спасти свою репутацию, но и возродить столь полезный обычай. Благо, позиции церкви Всевластного в княжестве Ресс были весьма шатки, и княгиня легко сможет защитить столь полезного человека от любых поползновений инквизиторов.

      ***

      - Свое добро не тянет... - Хотел бы я взглянуть на автора этого изречения, если бы ему, как и мне, пришлось тащить такую прорву жратвы!
      Нет, оно конечно все превосходно. Тех запасов, что я набрал на рынке, при экономном расходовании мне хватило бы как минимум на месяц. Но, учитывая наличие Лауры и Рыжа - как я прозвал щенка за ярко-солнечный окрас шерстки, - дай нам боги протянуть хотя бы неделю. Киноиды вообще отличаются завидным аппетитом, а в юном возрасте, да тому же после длительной голодовки, - ребра щенка весьма отчетливо просвечивали под шкурой, - еды, ему, пожалуй, потребуется раза в два-три больше, чем человеческому ребенку.
      Взглянув, на умильно заглядывающего мне в лицо щенка, я печально вздохнул. К сожалению, спасти его родителей мне не удалось. Собственно, те два окровавленных куска мяса и переломанных костей, спасти не смог бы никто. Все, что я мог для их сделать, - глядя в затухающие глаза пообещать заботиться об их сыне... Или дочери.
      Определение пола у столь юных оборотней дело не такое-то простое, а сам Рыж мне в этом вопросе ничем помочь не мог. Речь у измененных весьма болезненный вопрос. Говорить на человеческом языке они начинают поздно, ближе к совершеннолетию и далеко не все. Пасть у них для людских слов приспособлена плоховато, так что многие, даже во взрослом виде говорить не могут. Впрочем, понимать обращенные к ним слова это им не мешает.
      В общем, будь у меня такая возможность, я бы и еще столько же еды взял. Раны у Лауры лечить-то минимум неделю придется, прежде чем она нормально передвигаться сможет. И то, только благодаря тем эликсирам, что я из лазарета Рвача спер. Но увы. Моя грузоподъёмность была резко ограничена. Как ни печально, но наши возможности очень редко спадают с нашими желаниями. А повторную вылазку я делать пока, пожалуй не рискну. Что бы там, на площади не произошло, смерть Святителя церковь так просто не оставит. Хорошо хоть, я стариком прикидывался.
      Собственно, по этой причине, с разгромленной площади я ничего, кроме еды и денег брать и не стал. Еду - съедим, а деньги отследить невозможно. А вот вещи...
      Раз уж у меня, какой-то невидимый меч появился, которым я святителя раскромсал, то мало ли какие приемы у инквизиции имеются? Поскольку приходится допускать возможность колдовства, то осторожность надо проявлять максимальную. Раз я могу, то и другие тоже! И кто знает, что именно они могут?
      Правда, о наиболее простом и легком способе связать меня с происшествием в деревне, я старался не задумываться. Носящийся вокруг меня Рыж, так и норовящий сунуть свой холодный, мокрый нос в любую щель и под любой камень, был железной и неопровержимой уликой, свидетельствующей о моем участии в убийстве инквизитора. Но тут уж я ничего не мог поделать. Оставалось только путать следы, и надеяться на удачу.

      ***

       До развалин старого замка мы с Рыжем дошли только к закату. К тому моменту как мы пересекли порог полуразвалившейся комнаты которой я совсем недавно, а кажется - невообразимо давно, решил зажарить украденную курицу, я был на последнем издыхании. Тюк с едой, казалось, окончательно оттянул плечи, ноги дрожали, и все мысли сосредоточились на отдыхе, и невообразимо привлекательной охапке сена, о встрече с которой я искренне мечтал на протяжении последних пары часов пути.
      Однако... Люди мечтают, а боги смеются над их желаниями.
      Лаура. Одолеваемый своими мыслями, я не то чтобы забыл об оставленной в замке девушке, но как-то не принял её в расчёт. И зря!
      Что могу сказать? Отдохнуть мне так не удалось. Зато, удалось изрядно пополнить итак далеко не бедный, свой словарь нецензурных ругательств и выражений. И главное, за что? За удачную маскировку! Эта ду... в смысле блондинка с черным цветом волос, заметив костяного ворона на моем плече, твердо уверилась, что я колдун. Причем, не просто колдун, а наложивший на эти руины какое-то заклинание, которое не позволяет в них никому заходить и выходить. На последнее, она пеняла с особой горячностью, весьма настойчиво потребовав от меня немедленно сопроводить её к ближайшим кустикам.
      Честно признаться, эти нападки весьма меня озадачили. Хотя... Может быть, она не так уж и неправа? В конце концов, старый замок, совсем рядом с городом, который не просто никто не посещает, но до сих пор не растащен крестьянами по камешку на строительство домов и амбаров - это же не просто так, верно? Но отчего же я, и те люди, которых я сопровождаю, не чувствуют ничего особого? Никакого нестерпимого ужаса, никаких страшных видений?
      В общем, я просто выполнил её просьбу, не заморачиваясь над очередной вставшей передо мной загадкой. Этот вопрос, как и странное состояние, в которое я впал во время убийства святителя, заслуживает более тщательного и вдумчивого обдумывания. А сейчас мне хотелось СПАТЬ!!!!

      ***

      Проснувшись утром, я долго лежал на своей подстилке, глазел на виднеющиеся в дырах кровли бледные утренние звезды и счастливо улыбался. Ночью, впервые с момента бегства из гибнущего замка, мне приснилась мама. Она сидела на балконе нашего замка, в скромном домашнем платье, играла на арфе, и ласково улыбалась.
       
      - На небе звезды
      - С улыбкой на тебя глядят
      - Как ночь настанет,
      - Так надо детям засыпать.
       
      Кажется, на наш балкон пытались зайти кто-то еще. Они стучали в дверь, хотели рассказать мне что-то нужное и важное... Вот только ничего более важного чем мама, и её песня для меня не было. Мама... Живая, красивая и веселая. Пусть ненадолго, пусть это всего лишь сон... Пусть!!! Главное она рядом!
      - Ты спи спокойно,
      - А я твой сон посторожу
      - И злых кошмаров,
      - К тебе я близко не пущу.
       
       Это просто. Есть - мама, - и есть все остальные. И когда мама рядом - всё остальное совсем неважно. И те, кто так отчаянно пытался что-то мне поведать, осознав это, смирились, и легко войдя, сели рядом. Смотреть на звездное небо, слушать нежный перезвон арфы, и старую детскую колыбельную.
      Так мы и сидели, - втроем, но каждый сам по себе, не видя и не осознавая, друг друга.
      Юный оборванец, лишенный имени и рода.
      Могучий воин, закованный в причудливый древний доспех, из прорезей закрытого шлема которого иногда мелькал кроваво-алый отсвет.
      И закутанная в тьму и тени, словно в дорогие шелка, красавица, чье имя в этом мире давно служило символом ужаса, что превыше смерти.
      Сидели, любовались на звезды, и слушали нехитрую детскую песенку, что наигрывала у окна молодая женщина с длинными светлыми волосами, изредка взблескивающими в лунном свете призрачным серебром иного мира.
       - Взгляни на небо
       - Ты видишь? Да, вот та звезда!
       - Знай, сын любимый - это я.
       
       
      Глава третья. Торговцы вольного города
       
      - У меня ничего не болит!
      - А я говорю, болит!
      - Нет, не болит!
      - Гав!
      - Очень хорошо, что не болит. Но сегодня ты все равно лежишь!
      - Гав-Гав!!!
      - Мне скучно!!!
      - Лучше поскучать, чем сдохнуть!
      - Гав. Гав. Гав! УУУУУУУУ!!!
      - Рыж, ТИХО!
      - Ты это кому 'тихо' сказал?
      - А ты что, рыжая?
      - Аааа... Извини, не расслышала.
      - УУУУУУУ... Гав. Гав. Гав!!!!
      - Да выведи ты эту псину, наконец! Или хотя бы надень ей намордник! Даже поругаться не дает!
      - Это не она, а он! И вообще, киноиды очень чувствительны к эмоциональному состоянию окружающих. Вот он и нервничает.
      - А по моему, ОНА просто хочет в кустики! Мог бы кстати, это свое заклятье и ослабить, пока мы здесь. Или нас на него настроить. Тебе самому не надоело, постоянно водить нас на улицу? Или ты извращенец, и любишь подсматривать за девочками?
      - РРРРРР....
      - А по лаорийски? По моему, Рыжая на тебя плохо влияет. Вместо того чтобы учить её человеческой речи, ты сам начинаешь говорить на пёсьем. Ты учти, я языком киноидов не владею!

      ***

       Нормальное утро начинается с приветствия. Но это - нормальное утро у нормальных людей. Мое утро - начинается вот с этого... Дурдом. Самый настоящий. Интересно, учитывая, что я лечу эту сумасшедшую, которой плевать на свое здоровье, могу ли я считать себя санитаром? Или просто придурком?
       Признаться честно, искушение выполнить настойчивые просьбы Лауры - если конечно её требования, крики и угрозы можно считать просьбами, и отпустить её 'погулять', периодически бывало просто нестерпимым.
       Останавливало меня лишь то соображение, что упав в обморок от перенапряжения в самый неподходящий момент, девушка непременно привлечёт к себе внимание. А, учитывая, что поиск убийц 'ночного короля' в городе до сих пор не ослаб... Спалится сама и меня спалит.
      Что говорить, когда я крайний раз со всей осторожностью пробрался в город, то был свидетелем того, как наше описание распространяла бригада нищих на паперти храма Всесвятейшего! Хорошо так распространяла, активно.
      - А подайте на пропитание... Будьте милосердны... Ну если не будете, так может хоть портретик приобретёте? Смотрите, какая девка симпатичная! А коли вы девку эту, или парня заметите где, да сообщите, кому следует, то будет вам счастья много!
      - Много, - это целых десять аурееев, коль сообщите в стражу, и пятьдесят - если кому следует!
      - А вот купите портретики, и скажу, - кому именно куда и как стучать надо!
      Портретики эти, я кстати раздобыл. Ну как раздобыл - спер из лотка, когда нищий отвлекся, занятый обработкой весьма нетрезвого морячка, за какой-то надобностью забредшего в храм. С борделем он его с пьяных глаз перепутал, что ли? Боюсь, в этом случае его постигло просто жесточайшее разочарование.
      А портреты оказались действительно занятные. Чего стоило только 'словесное описание преступников', приведенное на обратной стороне, вместе с вменяемым преступлением и информацией о вознаграждении.
      Если честно, то вернувшись со своей вылазки, и смыв грим, я, не удержавшись, вслух, с выражением и комментариями, зачитал его Лауре.
      'Магистратом вольного города Лаора за преступления против закона и порядка, выразившиеся в убийстве и ограблении достопочтенного магната Вилиаса Ремеро разыскиваются:
      Шарлатан, выдающий себя за лекаря из Нижнего города. Откликается на прозвание 'Неженка'. Рост невысокий, около метра шестидесяти. Возраст около четырнадцати лет. Телосложение щуплое. Волосы светлые, короткие. Глаза голубые. Повадки наглые.
      Мошенница из Нижнего города, Гарла Болье. Может иметь при себе фальшивые документы на имя Лауры дель Оромо, графини де Стор из Ресского княжества. Рост высокий, волосы черные длинные, глаза карие, телосложение фигуристое, для мужчин заманчивое. Хорошо владеет коротким мечом, и шпагой. Имеет ранение в верхнюю часть бедра, отчего может хромать.
      Вознаграждение магистрата за достоверные сведения о местонахождении преступников - десять ауреев за каждого. Вознаграждение за голову - двадцать ауреев. Вознаграждение за представленных живыми - пятьдесят ауреев.'
      Ерунда конечно, особенно по сравнению с обещанным за мою голову герцогом Атари золотом по весу. А все же приятно - вот и тут меня оценили. Пусть и не по достоинству, - а все же пятьдесят ауреев - не так уж и мало!
      А вот Лаура расстроилась... то ли потому что её обозвали какой-то Гарлой Болье, то ли сумма за целую графиню и конфидента Ресской княгини ей показалась маловата, а может портретик не понравился...
      В общем, несмотря на прошедшую неделю, активный поиск утихать и не думал. Радовало только то, что никому и в голову не приходило обыскивать развалины, в которых мы обитали. Хотя... Даже если бы и решились. Уж что-что, а спрятаться тут так, что и полная сотня стражи не отыщет, особого труда не представляла. Опять-же, тот странный страх, который ощущала Лаура... Да и Рыжий, кстати тоже. Ни девушка, ни киноид в мое отсутствие и шагу не делали за порог обжитого зала. Учитывая постоянные жалобы Лауры на скуку, - это был показатель!
      Скука... Чего-чего, а этого я никогда не мог понять.
      Когда Лаура в первый раз пожаловалась на скуку, - я не обратил на это внимание. Когда пожаловалось второй - дал ей слабительного. На некоторое время помогло, однако постоянная беготня растревожила рану на ноге девушки, и мне пришлось выдать ей нейтрализатор.
       На некоторое время скука притихла. Однако еще через пару дней этот жестокий недуг вновь начал одолевать Лауру. Причем от предложенного мной проверенного лекарства, она почему-то категорически отказалась!
      Тогда я уменьшил дозу обезболивающего в её лекарствах. Совсем убрать было нельзя - вытяжка Пинеи Эльфийской - это не только хорошее обезболивающее, но и отличный стимулятор регенерации, - однако уменьшил до минимально допустимого уровня.
      Скука вновь притихла - на целые сутки. Однако по мере того, как заживали раны девушки, что происходило весьма быстро - на её излечение я не жалел ни усилий, ни самых редких и дорогих ингредиентов (благо спер я их из лазарета Рвача немало) скука так-же поднимала голову.
      Попробовав бороться с этим недугом нелекарственным методом, я предложил Лауре заняться приготовлением пищи. Это было весьма актуально - высвободившееся время я мог бы посвятить дополнительной разведке в городе - вопрос о том, как покинуть ставшую столь негостеприимной землю Лаоры, стоял очень остро.
      Держать меня тут ничего не держало, а вот проблем хватало. Инквизиторы, стража, воры и бандиты, - все они последнее время так и жаждали со мной пообщаться. Собственно, из всех слоев населения Лаоры на данный момент индифферентно ко мне относились разве что представители торгового сословия.
      Данный факт меня несколько раздражал, - получается, что я успел напакостить всем, кроме них! Это было несправедливо. Надо признать, я не терплю несправедливости, и по мере своих сил всегда стараюсь её пресекать. Так что, в свои редкие вылазки в город, помимо изучения возможных путей отхода, я так же продумывал способы наказать магнатов города за преступное пренебрежение моей персоной.
      Учитывая, что заботиться о не привлечении внимания к своей персоне мне больше не требовалось, кое-какие идеи лежали прямо на поверхности. Лаура была очень убедительна, обещая защиту и покровительство своей княгини для новоиспеченного колдуна, каковым она меня искренне считала. Главным было добраться до Ресского княжества, а уж там... Нельзя сказать, что я прямо немедленно поверил в обещанные ею золотые горы, однако если она похожа на Тальку не только внешностью, но и характером, предательства с её стороны быть не должно. К тому же, в её глазах я нынче был не беззащитным наследником Древнейшего Рода, а опасным и непредсказуемым колдуном. Хоть какая-то защита... Предавать и подставлять колдунов, по всем легендам было крайне небезопасным занятием! Очень надеюсь. Что Лаура и её госпожа так же знакомы с этими сказками!
      Так что на данный момент основной проблемой стоявшей передо мной было обеспечить безопасный выход нашей сомнительной компании за пределы контролируемой магистратом Лаоры территории и безопасную доставку в Ресское княжество.
      Не такая уж и простая задача! Учитывая, что мне было категорично нежелательно появляться в герцогстве Атари, а княжество Истр, протянувшееся вдоль русла реки Истры в устье которой стояла Лаора, имело с ней договор о выдаче преступников и очень внимательную таможню, выбор был невелик.
      Можно было пойти либо через территорию королевства Лей, что уводило нас в сторону прямо противоположную той, где находилось княжество Ресс, и подвергало серьезной опасности быть захваченными местными баронами, как всегда остро нуждающимися в новых рабах. Либо плыть морем, для чего нужен был доступ в порт Лаоры, и возможность договориться с кем-либо из капитанов, ведущих торговлю с Ресским княжеством.
      Последнее Лаура была готова взять на себя. В конце концов, как с гордостью заявила девушка, на своей родине она была отнюдь не последним человеком, и вполне могла гарантировать доставившем её туда капитану вознаграждение, куда как превышающее назначенную магистратом плату за голову.
      Но вот найти способ доставить её в портовый квартал должен был уже я. И пока такого способа обнаружить мне не удалось.
      Самому прокрасться особых проблем не представлялось. Протащить за собой Лауру... Это было сложнее, но тоже возможно. Не так уж и мало в вольном городе есть бродяг подпадающих под наши описания, особенно если использовать элементарнейшие навыки маскировки и грима.
      Но вот Рыжий... О поисках колдуна, учинившего погром на рынке ближайшей к городу деревеньки ходили только слухи. Никаких объявлений. Никаких воззваний. Только лишь слухи, - причем очень осторожные и тихие. Но тем не менее, о том, что инквизиция ищет низкорослого старика с малолетним киноидом рыжего окраса, знал весь город.
      Знали, и искали. Среди плебеев Лаоры инквизиция пользовалась немалым уважением, как организация, весьма щедро оплачивающая любую помощь или услугу. Собственно, в этих поисках доходило до смешного - так, за последнюю неделю в городе резко поубавилось количество бродячих собак, особенно имеющих рыжий окрас.
      Стоило хоть где-то в переулке мелькнуть кончику рыжего хвоста, как за ним немедленно начиналась настоящая погоня. Смешно... Киноиды, даже малолетние, на собак похожи весьма и весьма отдаленно, и крайне редко передвигаются на четвереньках, поскольку их тело имеет всё же вполне человеческие пропорции. Но глупцам, одержимым охотничьим азартом, этого не объяснить.
      В общем, вопрос проникновения в город стоял очень остро. И пока разрешен так и не был. Так что дополнительное время на шныряние по городским предместьям, и поиск возможных лазеек было б весьма полезно.
      Но увы. Первый и последний ужин, приготовленный скучающей графиней, поставил жирный крест на этих планах. Нет, если бы мне потребовалось кого-то пытать особо жестоким образом, или отравить разом всех местных крыс, то это странное месиво оказалось бы весьма кстати.
      Но вот есть его, находясь в здравом уме и памяти, было решительно невозможно. С тех пор, помня об ограниченном количестве имеющейся у нас еды, к готовке я Лауру не привлекал.
      Наверно, именно постоянные жалобы девушки на скуку, вкупе с сильным желанием оставить по себе 'хорошую' память среди торговых магнатов Лаоры и вынудили меня разработать этот план. Ничем другим, ну разве что кроме внезапного приступа родового сумасшествия, я свои действия объяснить не могу.

      ***


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Онлайн Wens

  • Генерал-полковник
  • *

+Info

  • Репутация: 621
  • Сообщений: 3582
  • Activity:
    11.5%
  • Благодарностей: +3347
  • Пол: Мужской
  • В жизни всегда есть место для простого и вечного
You are not allowed to view links. Register or Login
***
  Самая обидная ситуация, - это когда у тебя есть деньги, есть желание купить нечто, что кто-то другой готов с удовольствием продать, - но купить этого ты не можешь. Просто потому, что позволив хоть кому-то заметить самый краешек имеющихся у тебя денег, сам будешь немедленно ограблен.
  Как разрешить эту проблему я не знал. Нам надо было любым способом пробраться на корабль, идущий в Ресское княжество, как-то уговорить капитана не выгонять нас, и доставить в необходимое место не сдав инквизиции, страже или 'ребятам ночного магистрата', которые кстати, предлагали наиболее крупное вознаграждение.
  Оно конечно, Лаура говорила, что способна договориться, обещав гораздо больше по прибытию в княжество. Вот только я по себе знал: Чьи-то обещания, - это одно. А вот монеты, которые можно получить 'прямо сейчас, немедленно и без риска', это совсе-е-ем другое! Так что подстраховаться было бы очень невредно.
  Вот только как обеспечить эту 'подстраховку'? Или, в идеале, и вовсе, оказаться на корабле не раскрывая своих имен? Вот этого-то я и не мог придумать, посвящая все свое свободно время блужданиям по городу в окрестностях портового квартала, в надеже на счастливый случай который подсказал бы мне решение возникшей проблемы.
  И, как это всегда бывает, случай не замедлил представиться.
  - Ты чего здесь сидишь, Сэм? Вы же еще на прошлой неделе должны были отплыть? - Портовый кабак, к стене которого я привалился, изображая нищего калеку, был уже третьим. Подолгу я задерживаться не рисовал, - настоящие нищие очень не любят конкуренции, и легко могут превратить фальшивые увечья в самые что ни на есть настоящие. А на такие жертвы ради вхождения в образ я идти не собирался.
  - Лесса заболела, - Невидимый мне Сэм, трагически понизил голос. Зеленуха у неё.
  - Это дочка вашего капитана, что ли? Жалко девку. Жить бы ей да жить... - Собеседник Сэма звучно высморкался. - Но причем тут её болезнь?
  - Гессар её одну оставлять не хочет. Все отложил, компенсации выплатил. Говорит, что хоть простится с дочерью по-человечески, если спасти не сможет. Одна она у него! Сколько денег он на всяких шарлатанов извел... И все зря. Докторусы говорят, неделя-две ей осталось, не больше. - Не сдержавшись, Сэм слегка всхлипнул. Похоже, неведомая мне Лесса была искренне любима не только собственным отцом, но и его командой
  - Это да... Печально. Хорошая ведь девка... И Гессар капитан справный. - Собеседник Сэма звучно отхлебнул из кружки. - Давай выпьем за её здоровье!
  - Ты издеваешься? - Буквально прошипел Сэм. - Говорят тебе, зеленуха у неё! Последняя стадия!
  - Э... Извини, не сообразил... Ну тогда за легкую смерть и хорошее посмертие!
  - Легкую смерть от зеленухи? - Из глубины таверны раздался гулкий звук удара керамической кружки о чей-то лоб. - Получи, сволочь! На! Не смей издеваться над бедой!
  - Ах ты так? Я к тебе... А ты... Нна!
  Приблизительно представляя результаты 'беседы' происходящей сейчас за дверью кабака, я отшагнул немного в сторону. И вовремя. Распахнув собственным лбом открывавшуюся наружу дверь, из заведение вылетело массивное тело. Полет сопровождался множеством весьма изобретательных ругательств, и завершился в большой луже, распростершейся прямо порога этого замечательного заведения.
  Судя по голосу, это был Сэм.
  - Ах ты ж... - Он попытался встать, но поскользнувшись на жирной грязи, вновь вернулся в стихию-кормилицу. А что? Он моряк, кормится от моря, то есть от воды... В луже тоже вода, самая натуральная! Разве что размер немного меньше...
  - Лучше отойди. - Посоветовал ему я.
  - Что? - он вновь попытался встать.
  - С траектории уйди, говорю!
  - А? - Еще не вполне осознавая произошедшее, он попытался последовать моему совету, но было уже поздно. С очень громким, и весьма нецензурным звуком, исторгнутым из глотки его 'собеседника', дверь вновь распахнулась, и второе тело отправилось в свой короткий и бесславный полет. Вышибалы в портовых кабаках свое дело знали туго, и в самом зародыше пресекали любые намеки на драку.
  Правда, падение для этого, так и оставшегося для меня неизвестным моряка оказалось более удачным. В смысле, удачным для летуна. Сэм, я так подозреваю, придерживался прямо противоположной точки зрения, поскольку приземлился тот прямо на него, вернув моряка назад, в ставшую для него такой родной и близкой лужу. А ведь я советовал, - 'уйди с траектории'.
  Оглядев этот вяло шевелящийся и активно матерящийся 'бутерброд' из двух моряков с прослойкой из уличной грязи я скептически хмыкнул. Любят боги грязные шутки. Иногда грязные - в самом прямом смысле этого слова, как эти две пародии на людей, которые являются шансом на жизнь для пока неизвестной мне Лессы. Шансом на жизнь - для неё, и шансом на бегство - для меня, Рыжа и Лауры.
  - Где живет Гессар? - Коротко спросил я, с презрением глядя на копошившихся передо мной пьяниц.
  - А... - Сэм выглянул из лужи, пытаясь понять, кто его спрашивает, и не соотнося властный голос, с ничтожным побирушкой стоящим перед ним на крыльце кабака.
  - Адрес! - Я добавил в голос толику металла.
  - Нефритовая улица, четвертый особняк, - на полном автомате, среагировав на звучащий моем тоне приказ, отозвался Сэм. Затем до него все ж дошло, что вопрос был задан не кем-то из старших наследников древнего и благородного рода, каким-то чудом оказавшимся в этом малопочтенном месте, а всего-навсего стоящим перед ним малолетним нищим, и он в ярости рванулся ко мне.
  - Да я тебя... - Что он хотел со мной сделать, так и осталось тайной, поскольку его противник, сброшенный Сэмом во время рывка прямо в грязь, ловким движением подсек тому ноги, вернув матроса во все ту же многострадальную лужу, причем на этот раз лицом вперед, видимо для симметрии. Воистину, родная стихия. Уже третий раз в неё возвращается - хихикнул я на прощание, задавая стрекача подальше от вновь разгоревшейся драки. Бои в грязи - это конечно новое слово в искусстве драк... Но не в исполнении пьяных и вонючих мужиков, один из которых к тому же почему-то зол на такого хорошего и доброго меня. Вот будь это симпатичные девушки с минимумом одежды, - тогда да, тогда можно было бы и задержаться. А так - ничего интересного.
  К тому же, необходимую мне информацию я получил. Вот где бы еще приличной одежды раздобыть... Боюсь, если я явлюсь к Гессару в этих отрепьях, меня и на порог не пустят, а не то что лечить любимую дочку. Хотя у меня перед всеми этими разнаряженными в шелка богатыми докторусами, лекарями и знахарями, есть одно совершенно неоспоримое преимущество. Я знаю, как вылечить веснянку. Причем - даже на самой последней стадии, с использованием самых простых и доступных средств.
  ***
  Сейчас передо мной стояли две серьезнейшие проблемы. Одеться и помыться. Тряпки, в которые я в данный момент был закутан, великолепнейшим образом соответствовали своей задаче, превращая меня в ничем не примечательного портового нищего неопределенного пола и возраста. Однако в качестве одеяния для лекаря они совершенно не подходили.
  Еще более неподходящим для лекаря был мой запах. К моему великому сожалению, в развалинах старого дворца не было ни бань, ни купален, а путь до морского побережья проходил по весьма населенным местам, где меня неплохо знали. И что гораздо хуже, знали не только меня, но и о назначенной за мою голову награде.
  Так что приходилось терпеть и вонять. Неделя без доступа к воде и мылу, вылилась в весьма и весьма мощные ароматы, разившие комаров еще на подлете, заставлявшие Рыжа жалобно чихать при приближении к нам с Лаурой на расстояние меньше метра, и великолепно дополнявшие мой образ нищего... Почему собственно, я до сих пор и не озаботился решением данной проблемы, несмотря на чрезвычайно настойчивые просьбы девушки.
  Если изображаешь нищего, так будь добр и пахнуть соответственно. А то так и разоблачить могут. А там и до чересчур близкого знакомства с Темной Леди недалеко. Это во первых.
  А во вторых - попробуйте угадать, кому из нас троих пришлось бы таскать воду и дрова в убежище, если Лаура ранена, а Рыж слишком молод? Причем таскать пришлось бы много и часто. Знаю я этих благородных... Сам таким был. Оно мне надо? Уж лучше запахи потерпеть.
  Не менее остро стояла проблема приличной одежды. Лекари, особенно умелые - редки. Очень редки. И труд их оплачивается соответственно. Это мне из-за так и не прекратившихся розыска герцогом Атари уцелевшего потомка Сержаков, приходилось скрывать свои знания и умения, прозябая на самом дне и исцеляя бандитов Рвача. У умелых лекарей, и тем более докторусов - дипломированных выпускников Лаорийского университета, денег хватало. И на приличную одежду, и на хорошее жилье, и на нескольких слуг. Человек, хорошо умеющий лечить, по всеобщему мнению просто не мог ходить в отрепьях.
  А спорить со всеобщим мнением, как говаривал мой наставник - все равно что плевать против ветра. Пользы никакой, и вся морда испачкана. Так что, для того чтоб меня допустили к лечению - следовало соответствовать.
  О том, как я добыл одежду, я рассказывать не буду. Стыдно. Я уже говорил, что вор из меня никудышний, и украденная у зазевавшегося хуторянина курица - моя вершина. В смысле - украденная без печальных для меня последствий. Эту вершину я так и не превозмог. В смысле, последствия были. Мяса на моих костях, не так уж много, и тот его кусочек, который остался на зубах заметившей меня брехливой шавки, я ей вовек не прощу!
  Хорошо хоть псина была мелкой, а её хозяин - плохо бегал, так что я отделался относительно дёшево.
  Проблема с помыться была решена при помощи большой бочки, постоянной беготни с котлом, огромного количества изведенных дров и украденного куска мыла. Ну и немалого количества визгов, писков и мата, потому что если вы думаете что находясь в компании Лауры можно помыться самому, не обеспечив всем необходимым для этой процедуры девушку, то вы плохо её знаете. А визги и писки - это неизбежное следствие ого, что графиня, увы ах, весьма плохо представляла себе, то такое мытье по походному. Впрочем, во всем плохом, можно найти что-то хорошее.
  В результате этого 'помывочного дня' я, к примеру, убедился что фигурка у Лауры очень даже хорошая! Развитая и весьма гармоничная. Заодно и несколько новых ругательств выучил...
  В общем, не без сложностей, но проблема была решена. И теперь следовало приступать к наиболее опасному и сложному пункту моего плана.
  ***
  Лесса затихла, судороги прошли, и девочка лишь мелко вздрагивала на своем ложе, аккуратно притянутая к нему многочисленными ремнями.
  - Больно папа... Больно... - тихо пробормотала она, глядя на его расширившимися, полными невыносимой муки глазами. Некогда карие, теперь они были залиты изумрудной зеленью проклятой болезни.
  Гессар судорожно вздохнул, и влил ей в горло лекарство. В который раз его ладонь прикоснулась к стилету на поясе, и судорожно одернулась.
  Зелёная смерть неизлечима. Таков был безжалостный вердикт многочисленных докторов, лекарей и целителей которых он приводил к своей дочери.
  'Мне очень жаль... Попробуйте это. Это облегчит её страдания'. - Пузырёк с мутным настоем макового молока, который ему вручил приглашенный докторус. Но сейчас уже не помогало и оно. Оставалось только терпеть и молиться о чуде.
  Но чуда не было. И мысли вновь и вновь возвращались к висящему на поясе предмету, способному избавить его дочь от мук. Избавить... А потом проводить и его вслед за единственным человеком которого он любил, после того как два года назад ушла в Чертоги Всесущего его жена.
  Легкое сопение, донесшееся от ложа больной, привлекло его внимание. Измученную долгим приступом дочь сморил чуткий сон. Осторожно, чтобы ни в коем случае не разбудить больную, Гессар д'Касс приспустил ремни удерживающие девочку и вышел из комнаты. Еще один день миновал. Пару часов Лесса будет спать. По крайней мере, он очень на это надеялся.
  - Господин, - слуга, предупреждённый о том, что беспокоить Гессара когда он находится в комнате дочери нельзя, даже если небо начнет падать на землю, ждал прямо за дверями. - К вам посетитель.
  - Кто? - Капитан устало вздохнул и сурово нахмурился. Ничего хорошего он от неожиданных посещений не ожидал.
  - Представился целителем. Одет прилично, но похоже что с чужого плеча. Говорит, что знает средство против Зелёной смерти.
  - И сколько он просит? - с печальной усмешкой поинтересовался Гессар. - Ты что, не знаешь, как следует поступать с шарлатанами? Пинок под зад, да посильнее. Или, если сильно настойчивый - сдать страже.
  - Он заявил, что готов принести клятву Целестии. - Переждав приступ раздражения, со спокойным лицом заметил старый слуга.
  - Допустить шарла... Клятву Целестии? Это всерьез? - Переход от гнева и отчаяния к надежде был настолько внезапен, что бравый капитан даже пошатнулся, хватаясь за отчаянно заболевшее сердце. - Прилюдную и официальную?
  - Об этом вам лучше говорить с ним... - Ответил слуга, и заметив бледность и затрудненное дыхание своего господина, опрометью бросился вниз. - Господин лекарь, поспешите! Господину Гессару плохо. - Это было последнее, что услышал старый капитан. Все расплывалось перед глазами, в груди невыносимо болело, и он, на мгновенье прислонился к стене, чтобы справиться с последствиями такой неожиданной и такой радостной новости. Мгновенье, которое неожиданно растянулось, сменившись серым преддверием царства Темной Леди.
  ***


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы


Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.