Приват - клик по "человечку" слева от ника форумчанина. Паблик- стереть двоеточие (или символ @) ника юзера. Нарушения Правил Форума в чате запрещены. Есть тема "Политика. Новости, статьи, обсуждения " в разделе "Не политические Новости" - политику обсуждаем там.

Автор Тема: Библиотека ЛитКлуба. Андрей Васильев - Чужая сила, 2017-2018  (Прочитано 3096 раз)

Оффлайн YaKnignik

  • Злой Малыш Walli Knignik
  • Модератор
  • Полковник Гвардии
  • *

+Info

  • Репутация: 10664
  • Сообщений: 6473
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +9491
  • Пол: Мужской
Библиотека ЛитКлуба. Васильев Андрей - Тень света, 2018
Третий роман цикла «А. Смолин, ведьмак» в авторской редакции, черновик
Сетевая публикация 23 октября 2018


Андрей Васильев
Тень света





Автор: Андрей Васильев
Название: Тень света
Жанр: Городское фэнтези
Издательство: Автор, 2018


Описание:
Это уже третий роман Андрея Васильева, входящий в цикл «А. Смолин, ведьмак».
Продолжение истории об Александре Смолине – начинающем ведьмаке, которому
пришлось познакомиться с миром Ночи.
И чем больше он узнает об этом мире, тем сильнее преображается его жизнь
и все больше неприятностей в ней появляется.


Аннотация:
И чем больше проблем сваливается на его голову Александра Смолина, тем с меньшим
энтузиазмом он с ними справляется. Еще и тень давно забытой богини никак не оставит
ведьмака в покое, незримо следуя за ним, куда бы он ни отправился.
Участи Александра не позавидуешь, но у него нет выбора…
Но это не значит, что он поднимет руки вверх и сдастся на милость судьбе.
Да, Смолин не рыцарь в сверкающих доспехах и не супергерой, это так.
Только кто сказал, что простой банковский клерк не способен на многое?
Еще как способен. Особенно если его загнать в угол.


Книга 3. Тень света
Авторский текст, черновик
« Последнее редактирование: 24-10-2018, 17:32 от YaKnignik »


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн WildSweet

  • Ефрейтор
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 14
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +3
  • Пол: Мужской
как всегда огонь! дозор рулит!



Оффлайн Funsworth

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 86
  • Сообщений: 118
  • Activity:
    5%
  • Благодарностей: +550
  • Пол: Мужской
  • Аки голубь, мне на все наср...
Не ожидал что автор так видит Слугу Ведьмака(как на картинке), я скорее ожидал что то вроде японской макаки а не вомбата на LSD.


Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

Оффлайн WildSweet

  • Ефрейтор
  • *

+Info

  • Репутация: 0
  • Сообщений: 14
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +3
  • Пол: Мужской
You are not allowed to view links. Register or Login
Не ожидал что автор так видит Слугу Ведьмака
рисует не автор, но Васильев за любой кипиш, так что как ему нарисовали, так он этому и рад



Онлайн dJulia

  • Корнет
  • *

+Info

  • Репутация: 8
  • Сообщений: 105
  • Activity:
    0%
  • Благодарностей: +61
  • Пол: Женский
Новогодний рассказ автора

You are not allowed to view links. Register or Login
Андрей Васильев
Часы Времени


«Звонить или не звонить?» — размышлял я, сидя в кресле. С одной стороны – надо бы, все-таки и подарок есть, и одному в новогоднюю ночь куковать не хочется. С другой стороны — следом за ночью будет утро, а именно в это время суток Евгения из принцессы превращается в демоницу. Что?
Обычно принцессы превращаются в лягушек? Возможно. Но это те, что тихие, робкие, бессловесные, с трогательным диснеевским взглядом. А такие как она — в коротких куртках, джинсах и с пистолетом под мышкой — в демониц.
Сказал бы «в ведьму», но по сравнению с Мезенцевой многие ведьмы невинны, как дети. Я видел, я знаю, потому могу сравнивать.

— Хозяин! — Родька, бочком ввалившийся в комнату, недоуменно посмотрел на меня, сидящего в кресле – Это как же?

— Что опять? – недовольно спросил у него я — Не мешай размышлять.

— Так на диване лежа думать не в пример лучше — шаркнул лапкой по полу мой слуга – Так мысли из брюха прямо в голову текут, и нужную поймать легче!

— Почему из брюха? — рассеяно поинтересовался я.

— Неважно -- ушел от ответа Родька – Просто я про это точно знаю.

А, понял куда он клонит. Кресло – его охраняемая территория, так сказать – «личное пространство». Он под ним спит, потому очень не любит, когда на него кто-то посягает.

– Ты не обнаглел, приятель? – грозно сдвинул брови я – У меня иногда складывается такое впечатление, что в один условно прекрасный вечер я приду и обнаружу, что замок в двери поменян. Мол – теперь это твой дом. А ты, Смолин, давай, до свидания!

– Да что ты такое говоришь, хозяин! – переполошился Родька – Как тебе не совестно? Я ж для тебя…. За тебя… Я «сметанник» приготовил, вот! И холодец уже доходит в холодильнике. Чтобы праздник в доме, как заведено!
Оно, конечно, еще бы хрюшку сготовить неплохо, и хлеб новогодний испечь, но на этих ваших плитах... Никак, короче.

– Новогодний хлеб? – заинтересовался я.

– Ну дак! – обрадовался возможности перевести разговор в другую плоскость мой слуга – В виде фигурок разных его делают, чтобы удача в следующем году задом не повернулась. С изюмцем, сдобный, из просеянной муки! О! А я блинов напеку! Какой-никакой – а хлеб! Будет что гостям подать. И пельмешек налеплю!

– Каким гостям? – удивился я.

– Так Вавиле Силычу – показал пальцем в сторону кухни Родька – И Кузьмич обещался прийти, и Потапыч. Да все наши! Они молодых отправят глядеть, чтобы, значит, жильцы шутихами дом не спалили, а сами к нам. А что? Посидим, телевизор поглядим, побеседуем по-свойски.

«Наши». Хотя да – наши. Все верно.

– А меня спросить? – полюбопытствовал я – Ну, для приличия?

– Нешто ты против? – изумился Родька – Они ж нам почти родня!

Слышала бы это моя мама. Да что мама – слышала бы это бывшая теща! Она всегда предполагала, что я побочная ветвь на эволюционном древе человечества. И вот такая родня дала бы ей в руки убийственные аргументы правоты данного измышления.

Хотя – чья бы корова мычала, но только не ее.

– Это да – не стал, тем не менее, спорить со слугой я – Но, знаешь ли, у меня тоже планы были. Личного характера.

– Опять эта рыжая – недовольно буркнул Родька – Тьфу! То есть – тебе виднее, хозяин. Как скажешь.

– Ладно, зови подъездных – разрешил я – Вместе веселее.

– А, может… – и Родька потыкал пальцем в сторону фотки моей бывшей жены. – Ну, вместо этой оторвы. У вас, человеков, по-разному ведь бывает. Тогда побранились, нынче помиритесь.

– Брысь на кухню! – рявкнул я, вставая с кресла и беря со стола телефон – Советы он мне еще давать будет! Вот я тебя!

Все-таки наберу Женьку. Хоть одна живая душа рядом будет, когда подъездные, напившись сбитня, затянут свои заунывные песни, в которых рассказывалось о том, как один молодой отважный домовой, за каким-то лешим похищенный злой лесной ведьмой, в конце концов и ее победил, и любовь всей своей жизни отыскал. Все понимаю, профессиональный фольклор, но слушать это долго и в одиночку крайне опасно для психики. Особенно, если трезвым.

А напиваться в одиночку опасно для печени. Потому – пусть будет Женька. Ну, не бывшую же мне звать, в самом-то деле?

И все бы ничего, но телефон Мезенцевой оказался вне зоны действия сети. Стало быть – на службе Евгения, в чудном домике, квартирующем на Сухаревке. У нее телефон с недавнего времени с причудами стал работать. Везде сигнал принимает, а в офисе – нет. Насколько я понял, она умудрилась тамошнему домовому нахамить, а он у них «продвинутый», потому чего-то такое нахимичил, что теперь ей, пока она на посту, ни позвонить, ни дозвониться.

– Хозяин – Родька опасливо заглянул в комнату – А, может, все ж таки на рынок съездишь, хрюшку купишь? Я ее еще успею зажарить. Пусто без нее на столе будет. Чего в центр ставить? Если уж задумали гостеваться, так надо чтобы все по Покону было! Чтобы, значит, никто не сказал, что мы принимать гостюшек дорогих не умеем!

– Пиццу закажи – посоветовал я ему, натягивая джинсы, поняв, что легче смыться из дома, чем окунуться в брякающе-дымный кухонный ад, который в ближайшее время устроит мой слуга – «Ассорти». И красиво, и с доставкой. Где деньги – ты знаешь. Только курьеру не показывайся на глаза, хорошо? Мне прошлого раза хватило, пришлось парню память зельем затирать. А я уехал.

– За рыжей? – уточнил Родька, заметил мои сдвинутые брови и затараторил – Да я не в том смысле! Значит, надо еды побольше готовить, очень уж она жрать здорова. У нее, должно, глисты! Ой, больно! Пряжкой-то зачем?

К зданию, в котором квартировал отдел «15-К», я, как всегда, добирался при помощи навигатора. Раз десять за последнее время сюда наведывался, и все равно дорогу к нему без помощи цифрового помощника найти не мог. Не хотел меня этот дом видеть, судя по всему. Противен я был его природе. Но это и понятно – я ж ведьмак, сущность из мира Ночи. Так сказать, «в одну телегу впрячь не можно…».

Интересно, а ведь Пушкин, стихи которого мне навеял ветер, наверняка бывал в этих местах, и крутило его тогда вот в такой же метели.

Да, о метели. Однако, так я до сих пор ни одного снежного духа и не повидал. Даже пару недель назад специально мотался три часа по району в то время, пока его заметала жуткая пурга. Она, как это водится, ни с того, ни с сего, налетела на город, наплевав на все прогнозы «Яндекса».

Так что пока ничего из обещанных мне зимних страстей-мордастей я не увидел. Но – еще не вечер, все только начинается. У нас в России декабрь – это только прелюдия зимы. Главная жесть начинается с февраля месяца и длится, бывает, до апреля.

А вообще в этом году декабрь задался. Обычно к Новому году температура уходит на «плюс», под ногами плещет грязная соляно-песчаная каша, а газоны сверкают травяными проплешинами, навевая старшему поколению мысли о том, что все ж таки раньше и порядку было больше, и погода правильней. Не то что нынче! Развалили страну, понимаешь…

Но не в этот раз! Все, что надо русскому человеку для настоящего новогоднего веселья нынче присутствовало! Морозец, скрип снежка под ногами, метель средней интенсивности, разрумяненные улыбающиеся девичьи лица, десятидневные выходные и слово «распродажа» на фасаде магазина по продаже спиртного.
Как есть – рай на Земле, да и только. Живи и радуйся.

И даже до нужного мне места я дошагал быстрее чем обычно, почти не поглядывая на экран смартфона.

– Ух ты – вот первое, что вырвалось у меня, при взгляде на крыльцо здания, в котором квартировал отдел «15-К» – У вас чего, карнавал нынче? В свете встречи Нового Года? А только для своих, или все могут поучаствовать?

– Вы о моем наряде? – уточнил призрак – Нет-нет, это мой обычный вид. В чем схоронили, в том и хожу.

Удивления его присутствие здесь у меня не вызвало совершенно. «15-К», конечно, вполне себе государственная организация, с зарплатами, отчетами вышестоящим органам управления и должностными инструкциями, но это не мешает ей стоять на определенной грани обычного и ирреального, так что призрак, отирающийся около входа в здание – норма вещей. Я и до того с подобным тут сталкивался. Только в прошлый раз не этот призрак был, другой. Старикана я тогда видел, костлявого и в сюртуке. Причем общаться он со мной не пожелал и быстренько удалился, как видно опасаясь того, что я задумаю его отправить в конечный пункт назначения.

Но, может, у них не один призрак в штате?

– Бывает – тактично заметил я, с интересом рассматривая камзол собеседника, вызывавший у меня ассоциации с фильмами вроде «В начале славных дел» и «Гардемарины, вперед». Колоритный, однако, товарищ, из очень старых. Не думал, что в центре такие еще встречаются. Ему же лет триста, пожалуй, кабы не больше – Скажите, уважаемый… Эээээ… Как вас?

– Яков Вилимович – любезно подсказал мне призрак – А вас, юноша, как по имени-отчеству?

– Зовите меня Бронко – с улыбкой отозвался я – Так вот, Яков Вилимович, вы мне услугу не окажете, не покличете сюда Женю Мезенцеву? Я до нее дозвониться не могу. И, если можно, поскорее.

Яков Вилимович глянул на окна третьего этажа, выдержал паузу, и только потом произнес:

– Не вижу смысла куда-то ходить. Если не ошибаюсь, она скоро сама выйдет к нам.

Я, было, набрал в грудь воздуха, про себя ругаясь на то, что снова решил общаться с тенями из мира мертвых по-людски, вместо того чтобы действовать жестко и эффективно, но сказать ничего не успел, потому как дверь скрипнула, и на крыльцо выскочила Женька, на ходу натягивающая темно-синюю утепленную куртку. Мало того – следом за ней вышел Олег Георгиевич Ровнин, начальник Отдела, человек очень умный и очень хитрый.
Я сначала Кольку Нифонтова у них главным пройдохой считал, но потом понял, что до Ровнина ему как до Луны на тракторе. Гипотетически доехать можно, но на практике – фигу с два.

Месяц назад, в конце ноября, Олег Георгиевич в очередной раз здорово меня развел, втравив в историю с зачарованными статуэтками из коллекции одного теперь уже покойного антиквара. Я ведь к той истории изначально ни каким боком не относился. Ну, почти не относился, поскольку, как выяснилось позднее, антиквар являлся какой-то дальней родней очередной подруги госпожи Ряжской. Но моего личного интереса там не было. И что в результате? Я вписался в этот расклад, нажил кучу проблем, мне изрядно намяли бока и под конец чуть голову не прострелили. И все потому что Ровнин сможет убедить любого в том, что в этой жизни иногда надо делать добро. Причем бескорыстно! Я даже не заработал на всей этой кутерьме ни копейки. Ах, нет, вру! Мне грамоту от Министерства Внутренних Дел вручили, как я мог забыть? Правда, распечатанную на отдельском цветном принтере.

Так что увидев его, я сразу же пожалел, что сюда приехал. Знакомо мне это выражение лица, выдающее желание его обладателя срочно кому-то делегировать полномочия.

– Саша! – радостно заулыбался Ровнин, заметив меня – Как я рад тебя видеть! Вот, Женя, а ты не верила в новогодние чудеса!

– Чего приперся? – хмуро осведомилась у меня Мезенцева – У меня же… Как ты тогда сказал? «Жуткий характер, наводящий на мысли о несовершенстве его обладательницы». Ничего не перепутала?

– А ты меня моральным уродом назвала – парировал я – И еще десяток слов употребила, которые я даже повторять не хочу в приличном обществе.

– Как говорила моя бабушка – милые бранятся, только тешатся – Ровнин достал из кармана футляр, в котором хранил свою «данхилловскую» трубку – Дети, вы такие трогательные и славные! И именно вам двоим суждено сотворить сегодня подлинное новогоднее чудо! Причем в кратчайшие сроки. Если вы не управитесь до двенадцати, то у сказки может быть плохой финал, а это недопустимо.

– Хреновый из вас Дед Мороз, Олег Георгиевич – опасливо произнес я – Неубедительный. Даже лет двадцать назад я бы вам и то не поверил. А уж сейчас-то…

– Да я сама все сделаю – буркнула Евгения, застегивая молнию куртки – Нахрен он мне сдался?

– Сдался – в голосе Ровнина лязгнула сталь – Он видит то, что ты никогда не заметишь. А на кону – величайшая ценность!

– Да-да – добавил призрак, с интересом наблюдающий за разворачивающимся действом – Умрет эта бедняжка, непременно умрет. И её смерть отворит дорогу времени.

– Что за «бедняжка»? – неохотно спросил я – И накой она задумала помирать под Новый Год? Ладно бы числа третьего, я понимаю. Нечесаная голова, лишние килограммы на бедрах, «Чародеев» по пятому разу показывают. Но сегодня?

– А ты откуда про то, что человек в опасности, знаешь? – насторожился Ровнин – Я же конкретно про это ничего не сказал.

– Так вот, ваш внештатный сотрудник обмолвился – показал я на Якова Вилимовича – Мол, умрет кто-то, и отворит дорогу времени. Интересная фраза, кстати. Умели раньше красиво выражаться.

Ровнин посмотрел на место рядом с собой, посерьезнел, и убрал трубку обратно в футляр.

– Смолин, надеюсь ты не хамил тому, с кем тебе довелось иметь беседу? – осведомился он у меня – Это я не из воспитательных целей спрашиваю, а исключительно ради твоей безопасности.

– Нет – заподозрил я что-то неладное, сообразив, что моего нового знакомца из мира теней глава отдела не видит, но при этом он понял, о ком идет речь – Мне вообще свойственна вежливость и учтивость.

– Это хорошо – одобрил Ровнин и отвесил пустому месту поклон, отдающий нафталином старины – Яков Вилимович, мое почтение!

– Сашк, ты его правда видишь? – аж подпрыгнула Женька – Серьезно?

– Вижу – сдвинул шапку на затылок я, и осведомился у невозмутимо смотрящего на происходящее призрака – Уважаемый, а вы кто?

– Ты дурак? – взвизгнула Мезенцева – Это Брюс!

А, тогда понятно. Для них этот Брюс, как для поклонников «кунг-фу» кино другой Брюс, тот что Ли. Фигура планетарного масштаба. Собственно, и этот особняк – он тоже его. То ли Яков Вилимович в нем когда-то жил, то ли он его строил, то ли в основании кирпичи от Сухаревской башни лежат – фиг знает. Я не очень в курсе.

Но зато стало понятно, как этот призрак три сотни лет протянул и умом не тронулся. Брюса еще при жизни «чертознаем» звали, потому как колдун он был знаменитый. Я про него что-то слышал. Или читал?

Надо будет в сети порыться. Если Ровнин так реагирует, видать и в самом деле все не так просто.

– Надо спешить – призрак посмотрел сначала на меня, потом на Мезенцеву – Помоги этой славной девушке, и я, в благодарность, помогу тебе. Сегодня или потом – как сложится, но даю тебе в том слово. Просто смерть под смену года – плохой знак. А в том месте, куда вы сейчас отправитесь – так и вовсе беда. Для всего города беда. Много зла может случиться.

– Саш, я бы сам поехал – чуть ли одновременно с Брюсом вещал Ровнин – Но мне здесь надо быть. Генерал приедет, будет мне руку трясти, умные слова говорить, финансирование обещать. Мы ж бюджетники, пойми. Как нам без финансирования?

– Хорошо, съезжу – вздохнул я – Далеко хоть?

– На «Красные Ворота» – Мезенцева зло поглядела на начальника – Две пересадки. Смолин, ты подумай, может, ну его? Охота тебе с истеричкой в метро трястись? Вдруг я какую бабку покусаю?

– Под Новый Год они тебя скорее покусают – с сомнением предположил я – Особенно, если ты кому-то из их племени место в метро не уступишь. Ты же никогда никому ни в чем не уступаешь, потому что никогда не ошибаешься!

– А ты… – заорала было Женька, но слетела с крыльца, получив пинок под зад от Ровнина – Олеееег Георгиевич! Нуууууу!

– Доругаетесь по дороге – деловито сообщил нам он – Давайте, давайте! Там человеку скоро дышать будет нечем!

– Ведьмак – услышал я голос Брюса – Помни о том, что время трогать нельзя. Каждая песчинка – минута. Убери ее с пласта бытия – и все изменится!

Я хотел было сообщить этому реликту петровской эпохи о том, что меня бесят все эти аллюзии, недоговорки и туманные пророчества мира Ночи, но его на крыльце больше не было. Там стоял один Ровнин.

– Тьфу – сплюнул я и тяжело вздохнул – Пошли уже. Все люди как люди, а я, блин, суперзвезда. Всем нужен!

Женька мрачно сопела и отмахивалась от снежинок, которые ей бросала в лицо все более и более расходящаяся пурга.

– Ты хоть скажи, звезда моя, кто помирает и где? – решил сделать шаг ей навстречу я – Надо же мне знать, что к чему?

– На «Красные ворота» едем, в один институт – отозвалась девушка – Там студентка сдуру залезла туда, куда не следовало.

– Куда именно? – уточнил я – Жень, слушай, я не хочу из тебя слова клещами тянуть. Я вообще свободный художник, и вашему отделу ничего не должен.

Самое странное, она после этих слов не стала орать нечто вроде: «Да и вали отсюда», а вполне спокойно объяснила мне, что здание, в котором ныне квартирует тот самый институт, очень старое, даже по московским меркам. По ним все здания, уцелевшие при пожаре города в 1812 году автоматически относятся к разряду «древность какая».

Этот дом и пожар пережил, и революции, и войны. И сохранился почти в том виде, каким и был построен, даже несмотря на то, что последние десятилетия там обитало дикое, но симпатичное студенческое братство, которое по сути своей куда разрушительней пожаров, войн и революций вместе взятых. Сам студентом был, знаю.

А стоили его для непростого человека, а очень даже просвещённого. Причем не только в науках естественных, но и в тех, которые находятся по другую грань познания, потому по окончанию строительства, в качестве последнего штриха вмонтировали в его фасад некие песочные часы, автором которых был не кто-то, а Яков Вилимович Брюс. Таких часов существовало в природе только два экземпляра. Первые были изготовлены по приказу Петра Великого, который, как известно, хотел объять необъятное, добившись власти над всем, чем можно. Но Время ему таки не покорилось, и часы те после его, прямо скажем, не очень простой смерти, сгинули в небытие. А вот эти, вторые, проделав интересный и заковыристый путь, осели в Москве, став частью того самого дома, и, попутно, одной из городских легенд.

Вот только добраться до них было невозможно. Все знали, что часы есть, все знали где, но показывались они только тому, кому сами хотели. Некоторые из везунчиков даже клады находили по их указке, но добра обретенное богатство этим людям не приносило. Они или умирали, или сходили с ума, так что ничего хорошего тем, кто их увидел, ждать не приходилось. А иные и клад найти не успевали, пропадая куда раньше. Был человек – и нет, как корова его языком слизнула.

При этом мрачные тени прошлого новое поколение не пугали, и свежеиспеченные студенты, наслушавшись баек старшекурсников, начинали искать тайную комнату, надежно спрятанную в древние времена. Ту, в которой находились эти самые часы.

Сегодня как раз так вышло. Нашла очередная бедолага вход туда, куда не следует.

– Так что надо эту раздолбайку как-то отыскать – закончила свой рассказ Женька – Но как – пока не представляю. Туда бы Пал Палычу поехать! Только он с Колькой еще утром в Сокольники умотал, кое-кому про закон и порядок напоминать. Завтра же Карачун начинается, весь город на ушах стоять будет. Тебе хорошо, ты дрыхнуть будешь, а нам Москву копытить, следить, чтобы нечисть края видела.

Ага, дрыхнуть, жди. Я завтра в Коломенское собираюсь наведаться, снежный цветок поискать, который только первого января в Голосовом овраге распускается сроком на один час, в аккурат перед закатом. Большой силы цветок и пользы немалой, потому стоит рискнуть и за него побороться. Туда ведь не только я наведаюсь, там и других соискателей будет немало. Москва город большой, в нем кто только не обитает. Вот только в руки снежный цветок дается далеко не всякому, это тоже надо учитывать, так что шансы на победу есть. Хотя, с учетом того, кто стоит за моей спиной, боюсь, не сильно большие. Очень уж славянские боги, те, которых в наших кругах «старыми» называют друг друга не любили. При чем тут это? Да при всем. Это сейчас овраг «Голосов» называют. А раньше он был «Велесов». Впрочем, это совсем другая история.

Но съездить надо. Под лежачий камень вода не течет.

– А вы-то откуда про пропажу узнали? – заинтересованно спросил у девушки я – Передача мыслей на расстоянии?

– Да там один дедушка-профессор имеется, очень бдительный – пояснила Евгения – Он в этом институте со времен царя Гороха служит. Что-то видел, что-то знает, в том числе и телефон отдела. Как понял, что к чему, Ровнина набрал.

– Молодец дедушка – одобрил я действия неизвестного мне профессора – Умеет создать молодежи в нашем лице проблемы. Крепка еще старая гвардия, не терпит лености в юности.

Профессор и в самом деле оказался похож на доброго дедушку, каким его рисовали на открытках в советские времена. Седенький, в очочках, чуть сутулый. Ему бы еще шахматную доску под мышку с пальто драповым – и как есть посетитель Гоголевского бульвара в промежуток между завтраком и обедом. Их там много таких бродит.

– Это опять случилось – поняв, кто мы, тревожно сообщил нам профессор – Первый раз с этой бедой я столкнулся в те времена, когда аспирантом был, второй в начале 80-х. И сегодня вот снова!

– А как вы поняли, что студентка эта именно что пропала? – уточнил я, игнорируя недовольный взгляд Мезенцевой – Может, все не так плохо? Может, она сейчас шампусик на чьей-нибудь даче употребляет или предается радостям плоти?

– Доска на фасаде – потыкал пальцем профессор в сторону выхода – Она черная и на ней появились знаки. Верный признак, смею вас заверить. Мне это еще тогда, в шестидесятых, объяснил ваш коллега, который вел следствие. Он так и сказал: «Часы разбудили, идиоты». А Соловьева, я это точно знаю, последние полгода только этой легендой и бредила. Девочка упорная, сообразительная, вот, выходит, и нашла ответ на свой вопрос.

– А тот коллега, что в давние времена с вами общался, тогда пропавшего нашел? – перехватила инициативу Женька – Или нет?

– Он нашел – кивнул преподаватель – А вот тот, что искал другого пропавшего, через двадцать лет – нет. Только сразу скажу – я ничего не видел, потому ничего не знаю. Отец всегда учил меня, что не стоит лезть туда, куда не стоит лезть. По этой причине он смог провести тридцатые годы на свободе, а я вот, до седых волос дожил.

– Позиция похвальная, но удаляющая нас от истины – вздохнул я – Ладно, Мезенцева, пошли побродим по коридорам, поищем эту Снегурочку.

– Почему Снегурочку? – удивилась девушка.

– Так Новый Год на носу – объяснил ей я – А кого всегда похищают накануне праздника? Снегурочку. Так что все по канону. Вот такой рояль в кустах!

Мезенцева явно была растеряна и не знала, что делать. Она помоталась по этажам, позаглядывала в аудитории, где вольный студенческий люд обсуждал невероятно животрепещущие темы, вроде: ««Лысый» гад, на зачете всех валит, опять до лета пересдавать будем», «А я тебе говорю, десять «пузырей» мало» и «Ленку брать с собой не надо, она опять нажрется и все испортит». Это было забавно и будило ностальгию о собственной юности, но к разгадке нас не приблизило. Точнее – Женьку. Я-то уже знал, что следует сделать. Но не спешил, получая удовольствие от созерцания приятной моему сердцу картины. Честно – лучшего подарка на Новый Год я себе пожелать не мог. Всегда самоуверенная Мезенцева, впадающая на моих глазах в отчаяние – это ли не праздник? Ей-ей, я бы даже на телефон это снял, если бы не опасался, что он тут же будет растоптан ее ножкой 37 размера, обутой в «эторовский» сапожок.

– Не знаю – наконец призналась она мне, присаживаясь на лестничную ступеньку – Все, идеи кончились. Саш, чего делать? Ровнину позвонить? Или Пал Палычу? Может, они в Сокольниках уже закончили и сюда подъедут? Время-то идет, вон, темно уже за окнами.

– Это да – согласился с ней я – Боюсь, провалила ты дело, Евгения. Провалила. Ээээх…

– Гад ты, Саша Смолин – немедленно вызверилась на меня Женька – Я с ним, как с человеком, а он!

– Если бы ты всегда со мной, как с человеком общалась, то, может, сейчас и не паниковала бы – назидательно произнес я.

– Чего? – девушка привстала – Я правильно поняла? Ты знаешь что-то?

– Пока нет – пожал плечами я – Но в курсе, как узнать.

– Давно? – в голосе Мезенцевой внезапно появилось столько любви и ласки.

– С самого начала. Просто ты не спрашивала, а мне и ни к чему.

И снова – хорошо. Женьке очень, очень хотелось сказать мне какую-то гадость или даже ударить – а нельзя. Я ей нужен. Без меня – никак.

На самом деле, если бы она включила мозги и вспомнила о том, кто я, а после сложила один и один, то можно было избежать всей этой беготни.

Второго пропавшего не нашли, стало быть, его тело еще в здании. Никуда оно деться отсюда не могло. При условии, разумеется, что он сгинул именно благодаря загадочным часам. А если тело здесь, а смерть была внезапной и связанной с магическим предметом, то и душа тут же ошивается. Почти наверняка.

И уж она-то точно знает, где здесь что. А раз знает, то мне все покажет. Не мытьем, так катаньем.

Так и вышло. Пусть не сразу, но давно почивший студент пожаловал на мой зов, и после недолгого торга, в обмен на свободу, согласился показать нам, где находится та самая спрятанная дверь, ведущая в, прости Господи, тайную комнату. Кстати – повезло местным студиозусам, что девчонка куда-то запропастилось, и меня черти принесли ее искать. Душа этого бедолаги находилась практически на грани срыва, еще годков пять-десять, и в институте началась бы череда таинственных смертей. Точно говорю.

Мы поднялись на самый верхний этаж, где после лазали по каким-то техническим помещениям, в которых со времен установления Советской власти, похоже, ничего не менялось, перепачкались в побелке, пыли и паутине, и, наконец, пришли к массивному перекрытию. Три меня в обхвате, не меньше.

– Дальше мне хода нет – прогнусил призрак – Давай, выполняй обещание!

– Щас! – ответила за меня Женька – Разбежался. А где ход? Или лаз? Куда дальше.

– Рычаг – показал призрак в угол – Вон там, около стыка.

Да, просто так данное приспособление было точно не найти. Туда даже ремонтники не полезли бы. Да и какой смысл менять добротную кирпичную кладку? Она триста лет простояла и столько же простоит.

А рычаг спрятали именно там. Старый, ржавый, но исправный, потому что после того, как я дернул его на себя, тут же в сторону отошла часть перекрытия, оказавшегося наполовину муляжом. Однако!

Вот так мы и попали в небольшую комнатку, где, наконец-то обнаружилась наша пропажа, стоящая у дальней стены, точнее – прижавшаяся к ней.Симпатичная такая, стройная, светленькая, с длинной косой.

И ничего не соображающая. Хорошо хоть, что пока еще живая.

Часы тоже имели место быть, причем на самом деле не механические. Только вот песка из них высыпалось огромное количество. Да невероятное просто. Причем совершенно непонятно, как такая куча песка могла поместиться в достаточно небольших колбах, которые были закреплены на продолговатой и не очень длинной черно-агатовой доске, встроенной в стену. Вдобавок ко всему на этой доске жутковато горели алым высеченные рисунки, более всего напоминавшие знаки Зодиака, что добавляло антуража происходящему. Кстати, теперь я точно знал, где мы находимся. Именно эту доску, но только с той стороны стены, видел благоразумный пожилой профессор.

Но самая жуть была в том, что этот песок в настоящий момент оплел тело бедной девушки, точно какая-то желтая змея. Причем он ее убивал. Не знаю, как, но все обстояло именно таким образом, меня не обманешь, я уже научился чувствовать Смерть достаточно хорошо.

Вдобавок он еще и двигался, подобно реке, посверкивая под светом, льющимся из распахнутой настежь двери.

– Жесть – прошептала мне Женька, и явно собралась выдернуть «потеряшку» из песчаных объятий.

– Стой – успел остановить ее я – Тут что-то другое нужно. Так нельзя.

Почему я ее остановил? Просто мне вспомнились слова Брюса. Как он сказал? «Время трогать нельзя». А это, похоже, не просто песок. Это именно оно – время.

И, словно услышав мои мысли, желтые потоки побежали быстрее, а перед нашими глазами развернулось что-то вроде экрана, на котором появлялись и гасли какие-то картины в которых участвовали люди в старинной одежде. Кого там только не было – мужики на телегах, зачем-то куда-то везущие дорогую мебель и картины, дородные купчихи в ярких шалях, балы, красавицы, лакеи, юнкера, какой-то оркестр, наяривающий то ли мазурку, то ли польку, румяные гимназистки, стучащие ножкой о ножку под неслабым снегопадом – всего не перечислишь.

Права Женька. Жесть! Причем – в 3D.

Правда вскоре красоты дореволюционной жизни сменились суровыми лицами бегущих солдат и матросов, стреляющих на ходу.

Тут мне стало кое-что понятно. Я сообразил, чье лицо мелькнуло первым в этом странном немом кино. Просто тогда этот человек был моложе, вот я его сразу и не узнал.

Это был Брюс. Тот, кто создал часы.

– Дело плохо – прошептал я Мезенцевой – Они отматывают время, понимаешь? Время своей жизни. Перезагрузка это, Жень. Как до сегодняшнего дня дойдет, так Снегурочке и хана. А, может, и нам с тобой, как свидетелям.

– Делать-то что? – спросила у меня девушка.
Что, что… Не знаю я, что.

– Да какого черта! – Мезенцева сделала три шага вперед и крутанула колбу часов на черной доске.

Что-то бумкнуло, потом заскрежетало, доска повернулась вокруг своей оси и погрузилась в стену так, что ее почти не стало видно.

Но главное началось потом. Песчаная змея, закрутилась смерчем, несколько раз прошлась по комнате, при этом не задевая нас даже боком, и в результате скрылась в нижней из колб, невероятным образом поместившись там полностью, и не думая просыпаться на пол.

После часы с механическим щелчком перевернулись, и песок, как ему и положено, посыпался из верхней колбы в нижнюю, а девушка без чувств упала на пол.

– Ты невероятная женщина – вот и все, что я смог сказать Мезенцевой – Тебе как в голову пришло поступить именно так?

– Понятия не имею – совершенно не рисуясь, ответила мне она – Просто это было единственное, что можно было предпринять.

Само собой, вариант «смыться отсюда потихоньку» ей в голову не пришел.

Дальше все было просто. Я отпустил на волю душу давным-давно погибшего студента, после мы привели в себя красавицу-Снегурочку, которая, как оказалось, вообще ничего не помнит, и через двадцать минут оказались на улице, выяснив, что метель поутихла и с неба падает мягкий легкий снежок.

– Слушай – спросила у меня Женька, натягивая перчатки – А ты чего вообще к отделу приперся? Мириться? Так мы не пара, чтобы ссориться. Или ты вообще не ко мне приехал?

– Почему, к тебе. Я хотел тебя пригласить Новый Год встретить в моей компании. Понимаю, что не лучший из вариантов, но почему бы и нет? Тем более, что Родька обещал «сметанник», холодец и пельмени.

– Особенно радуют пельмени – фыркнула девушка – То я их мало за прошедший год съела!

– Ты не ответила.

– Спасибо за приглашение – Женька отвела глаза в сторону – Но только не получится.

– Потому что «не могу», или потому что «не хочу»? – не знаю почему, но мне было очень важно это выяснить.

– Потому что не могу – на этот раз она взгляд не отвела – Отдел всегда встречает Новый Год вместе. Это же семейный праздник, а мы друг другу как раз она и есть. Семья, в смысле.

Мне вдруг стало немного грустно. Не знаю почему. Это было ощущение из детства, когда просыпаешься утром в последний день зимних каникул и осознаешь, что новогодняя сказка кончилась.

– Да ладно тебе – Женька толкнула меня кулачком в плечо – Можно подумать, тебя до того девушки не обламывали. Слууушай, а я знаю, что тебе делать надо! Ты своей бывшей позвони, она мигом прискачет. И Родька ей обрадуется, не то что мне.

– Так и сделаю – с достоинством ответил ей я – Хорошая идея. Как сам не сообразил?

– Тогда я пошла – в тоне Жени что-то поменялось – Мне еще отчитываться по проделанной работе.

– Погоди – остановил я ее – А подарок?

– С хрена ли? – возмутилась девушка – Ничего я тебе не покупала. Вот еще!

– Да нет – я достал из кармана небольшой футляр, который прихватил с собой из дома – Мой тебе. На ответный я и не рассчитывал.

– Какая прелесть! – Женька щелкнула застежкой и подцепила пальчиком с черного бархата серебряную цепочку с кулоном, изображавшим птицу. Если точнее – сороку – Правда, очень симпатичная штучка. Дешево и сердито, а-ля начальная школа. В киоске печати купил, да?

– Зачем, в магазине приобрел – даже не подумал обижаться я – Натуральное серебро. И добавь еще три дня моей работы. Пока ты этот кулон носишь, тебя ни одна ведьма мороком не обманет. Надеюсь, что не обманет. Просто провести тест возможности не было, где сейчас ведьму найдешь, перед Новым Годом? Но если верить описаниям из книги, то у меня все получилось так, как надо.

– Ух ты! – Мезенцева была хоть и врединой, но не дурой, потому оценила преимущества моего подарка – Спасибо, Саш.

Меня обняли, поцеловали в щеку, а после все закончилось. Девичья фигурка скрылась за снежной пеленой, двигаясь в направлении метро, а я махнул рукой, останавливая такси.

А через несколько часов я все же сидел за праздничным столом, в компании подъездных со всего нашего дома. Хрюшки на нем не было, как, впрочем, и пиццы. Родька счел унизительным делать главным блюдом покупную снедь, а потому спер у кого-то из холодильника приличных размеров утку, которая была им зажарена, и теперь источала почти божественный аромат. Причем, судя по следам на подоконнике и довольным рожам моих гостей, разжились они этой уткой в четырнадцатом доме.

А вообще – не скажу, что стол прямо уж ломился от яств, но при этом выглядел очень достойно. Все нужное, для того чтобы встретить праздник, тут имелось.

– По первой! – махнул лапой Кузьмич – Ляксандр, ты водочку-то пей, не стесняйся. Нам нельзя, но то нам, а не тебе. Мы сбитнем отметимся.

Я, как известно, к спиртному отношусь довольно равнодушно, да и водку не сильно жалую, но повод был веский, компания отличная, а сдерживающих факторов в виде Женьки не имелось.

Мы выпили по первой, и по второй, и уже было собрались провожать Старый год, как в дверь кто-то позвонил.

– Ты разве кого ждешь? – удивился Вавила Силыч – Все свои вроде уже тут.

– Нет – удивился я – Но пойду открою.

За дверью оказалась именно та, кого я хотел увидеть. Женька. На ее волосах блестели капли растаявших снежинок, глаза смотрели как всегда настороженно, ожидая подвоха, и еще ей, по-моему, было немного неуютно.

– Вот, приехала – проворчала она, протягивая мне коробку с тортом – Ровнин дурой назвал, и к тебе отправил. Мол – традиция не догма, а ты не худший из людей.

Чего-то недоговаривает. Но это ладно, потом разнюхаю, чего именно. Сейчас это не очень важно.

– Пошли, скоро куранты бить будут – предложил я ей – Давай, куртку снимай и в комнату иди.

– А у тебя компания там, что ли? – насторожилась Женька, услышав голоса – Ты чего, и правда бывшую вызвонил?

Интересно, если я отвечу «да», то что она делать будет? Даст мне по роже и уйдет в ночь, или даст мне по роже, а после направится в комнату разбираться в ситуации?

Не буду проверять. Рожу жалко.

– Это соседи. Вместе решили праздник встретить.

К чести Мезенцевой, компания подъездных ее совершенно не удивила. Впечатлила – да, но не удивила. Зато те ей очень обрадовались, восприняв ее появление как нечто должное.

– Вот таперича все как надо! – радостно топал ногами Кузьмич – Не дело без хозяйки за столом сиживать! Не по Покону!

– Хозяином дом ставится, а хозяйкой держится – поддержал его кто-то.

– Хозяйка красна – так и каша вкусна – добавил Вавила Силыч.

Родька хотел что-то вставить от себя, но после глянул в мою сторону и промолчал.

– Они забавные – шепнула мне на ухо Женька – Мне нравятся!

– Ну-ну – сдержал улыбку я – Посмотрим, что ты скажешь часикам к трем, когда они песни горланить начнут.

– Это да. Петь мы любим! – – услышал меня Кузьмич и тут же затянул – А жил тот молодец да в домике панельном, типовом!

– Да серии «пять пять», да с буквой «мэ»! – дружно поддержали его остальные.

– Куранты! – ткнул пальцем в экран Родька – Потом допоете! Желание загадывать надо! Хозяин, за стол садись. И ты тоже… Хозяйка!

Иронии в голосе моего слуги не наблюдалось, потому Женька данный факт оценила по достоинству, потрепав Родиона по круглой мохнатой голове.

Ну, пусть хоть сегодня, в эту ночь, в моем доме будет мир и покой.

Куранты отмеряли время, пуская в этот мир Новый Год.



Золотой орден Орла Девятого ЛегионаЗолотой орден Орла Девятого Легиона

 

Похожие темы

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
48 Ответов
4320 Просмотров
Последний ответ 04-11-2018, 23:09
от YaKnignik
46 Ответов
6237 Просмотров
Последний ответ 01-02-2019, 07:44
от юннат
154 Ответов
11872 Просмотров
Последний ответ 05-04-2019, 14:10
от djekan
14 Ответов
1089 Просмотров
Последний ответ 06-07-2018, 06:37
от Wens
7 Ответов
591 Просмотров
Последний ответ 20-06-2019, 21:33
от fghfgh1

Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.