Последние сообщения

Страницы: [1] 2 3 ... 10
1
Вторая часть  в тексте
2
Всем здорово) Кто то может выложить с 3 по 7 главу?  ::)
3
Юмор / Re: Весёлое фото.
« Последний ответ от Akbars Сегодня в 13:15 »
что то у меня не все фото видны...надеюсь своим вопросом я не нарушил правила форума?:)
4
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 16.

— Саша, я вот, что подумал… – начал заходить из далека — «дядя» Армен, когда наш автомобиль мчался по полупустым Московским улочкам. – Ты ведь все песни вашего ВИА написал? – вольготно и с легка непринуждённо, как бы без своего интереса поинтересовался «дядя».

Я «хмыкнул» не опровергая и не подтверждая сказанного, но поведения собеседника меня взбесило.

«Привык командовать, мля... Куда ни плюнь одни начальники» …

— Я в ваши дела лезть не намерен, но… Ты же понимаешь, кто это всё сделал? Сегодня он сделает одно, завтра другое. Другой глядя на него тоже начнёт кляузничать… и всё. Нет больше вашего ВИА. И у тебя проблемы будут…

– Знаю, но это всё — мои дела – не ваши. Сам разберусь, – решил я грубануть зарвавшемуся гражданину.

—Хмм... Ты мал ещё. Многого не понимаешь. Извини, конечно, но ты пойми, тебя в ансамбле не любят, — констатировал он. – А ты знаешь почему? Не знаешь? Я скажу! Сам подумай, а кто полюбит, если им командует школьник. Пусть даже очэнь хароший школнык, – «выпендрился он» крутя пальцем, якобы «ввинчивая» его в пространство, а затем хлопнув мне по плечу предложил: – Давай мы поможем. Приструним кого надо. Как шёлковые будут.

«Весёлый дядя», сказал себе я, а затем посмотрев в окно скомандовал: -- Феликс притормози…

– Зачем? – удивился Армен.

– Надо, – ответил я и ещё раз скомандовал: – Притормози!

Тот посмотрел на Армен и увидев, что начальник одобрено кивнул, припарковал автомобиль у обочины, напротив большого здания из красного кирпича.

– Армен Николаевич, пойдёмте чуть пройдёмся. Мне с вами переговорить тет-а-тет нужно, – проговорил я, открывая дверь.

Тот хмыкнул, и вылез из машины за мной.

– Я вот, что хотел вам сказать наедине… Вы Армен, фактически похитили меня с целью заставить работать, – начал я объяснять ситуацию гражданину и увидев, что тот пытается, что-то возразить прервал его. – Да-да. Ненужно оправдываться… Затем, я решил вам помочь, «переступив через себя» и мы пришли к некоему соглашению. Я выполнил свою часть сделки. Так?

Тот кивнул в ответ.

– Ну а раз так, то какого хрена ты лезешь не в своё дело? Ведь до вашего появления я со своими ребятами как-то справлялся?!

Тот неопределённо покрутил рукой в воздухе.

– Так и не хрен лезть туда куда не просят! – резко и громко произнёс я. – Иначе, поссоримся… Договорились?!

Тот опешил и негромка произнёс в оправдание:

– Зачем ты так сразу?! Поссоримся… Я просто помочь хотел. Ты молод ещё, можешь не справится, сил может не хватить… а дело серьёзное…

– Сил говорите мало? – сказал я, снимая жилетку и футболку.

– Что ты делаешь Саша? Зачем ты майку снял?

– Не волнуйтесь Армен Николаевич, майку я снял не для стриптиза.

– Что?.. Что ты делаешь?..

Собеседник удивлённо смотрел, что исполняет «юное дарование», в то время как я наматывал футболку с жилеткой на кисть правой руки. Затем прикинув, что руки для музыканта – самое святое, размотал правую и намотал вещи на левую кисть, осознав в последний момент, что я больше правша нежели левша.

Сделав своеобразную культю из ткани, уточнил у товарища:

– Так говорите сил нету? Не достаточно, да?

– Что, ты хочешь делать?.. – всё ещё ничего не понимая поинтересовался ошарашенный Армен и на всякий случай сделал пару шагов назад. Ну, а я его уже не слушал, потому как сосредотачивался на «цели», ибо сейчас хотел проверить себя на мощность удара рукой – смогу или нет?..



«Саша, а понимаешь ли ты, что при неудачном окончании эксперимента ты можешь остаться, если и не инвалидом на всю жизнь, то получить серьёзные травмы?» – мог бы я задать себе вопрос если бы не находился в не адекватном состоянии, а сейчас… сейчас, мне «море было по колено» …

Я подошёл к дому, глубоко вздохнул, размахнулся и со всей дури «въ***л» кулаком по кирпичному углу здания.



Раздался глухой треск…



«Что я творю?..» – произнёс я сам себе размотав ткань и осматривая кисть.

Слава Богу, кулак оказался сильнее стены(!), и я сейчас не корчился от боли сжимая сломанную руку, а наблюдал за реакцией Армена, который открыв рот стоял и смотрел на дыру из двух выбитых кирпичей.

«И нахрена ты это сделал? – спросите Вы. – Музыканту вроде бы нужно руки беречь.»

«Не знаю. – отвечу я. – Сам удивлён – бредовым поступком. Взбесил он меня. Вот и устроил ему шоу.»

«Ты же руку себе сломать мог! Конец всей карьеры!.. Конец всем планам!!»

«Мог, но не сломал же… А насчёт планов… Неужели Вы думаете, что мои планы основаны только на музыке?.. Так что, хотя этот экспромт и был сопряжён с возможным риском для здоровья, но по идее фатальным быть был не должен, ибо силу я в себе чувствовал.

Зато гражданин теперь может прикинуть – хрен к носу, что будет с его головой если туда, когда ни будь попадёт мысль – меня кинуть.»

«Саша… Походу дела с головой у тебя не всё в порядке…» – вздохнув и покрутив у виска скажите Вы.

«Походу дела – вы правы!» – отвечу я и скромно спрошу очевидца:

– Теперь ты знаешь Армен, как я собираюсь удерживать свою команду.

– Нда… – протянул тот. – Такого я в своей жизни я ещё не видел!..

– Увидишь ещё, какие твои годы, – пообещал пионер, отряхивая футболку от кирпичной пыли и одевая её на тело. – Ну, что поехали? А то поздно уже…

– Да?.. Конечно. Поехали, – растерянно произнёс собеседник и почесав себя по щеке согласился: – Поехали…



Мы вернулись в автомобиль.

Феликс начал, что-то спрашивать Армена на армянском, но я тут же вклинился в разговор.

– Мужчины, а вы вкурсе, что не прилично разговаривать на языке, который находившийся с вами рядом человек не понимает. Это – моветон.

– Слушай пацан – а ты дерзкий! – «резанул» не довольный Феликс, образумливая малолетку. – Не культурно встревать в разговор старших! Ты что, не вкурсе? И чему вас только в школе учат?

– Нас? – картинно удивился я, когда мы уже подъезжали к моему дому. – Нас учат петь басом. Показать? – также картинно задал вопрос я и не дожидаясь ответа спел кусок песни Cannibal Corpse – Hammer Smashed Face голосом их вокалиста стуча барабанный ритм ладонями себе по коленкам, спинки кресла и при этом тряся головой… (You are not allowed to view links. Register or Login)



– Феликс, останови машину! Воды! – испуганно закричал Армен, через пол минуты, вероятно, когда отошёл от шока. – Скорее! Ему плохо! У него эпилептический припадок!

Феликс до этого момента тоже наблюдавший «эпилепсию» в стекло заднего вида, резко дал руль в право, и машина остановилась у обочины.

– «Чё» остановились то? Вам песня моя что ль не понравилась? – поинтересовался я у обомлевших граждан. – Поехали. А то меня дома ругать будут.





– Эээ… А с тобой всё в порядки? Может тебе таблетку какую ни будь дать? – глядя на меня как на инопланетянина участливым голосом поинтересовался Армен.

– Нет спасибо. Со мной всё хорошо, – ответил окончательно пришедший в себя я и не понимая сам какого хрена я творю, показывая тут театр одного актёра добавил: – Это шутка. Не обращайте внимания …



***



Через пару минут, в полной тишине, мы подъехали к подъезду моего дома.

– Ну, пока, – сказал я и собирался выйти.

– Подожди Александр.

– …?

– Что ты хотел нам сказать, своими «выкрутасами»?

– «Выкрутасами» ?.. – удивился я и хотел было опять устроить им «кузькину мать», но сжалился и осмотрев субъекта произнёс: – Арен Николаевич, я достаточно взрослый человек и не надо за меня ничего решать. Я сам знаю, как и что нужно делать…

– Хорошо. Я тебя понял, – сказал главный под неодобрительной рычание Феликса. – Пойми. Я просто хотел тебе помочь. Просто помочь… Ну что – мир?

– Хорошо. Мир, – легко согласился я только что осознав всю глубину глупости, которую я наделал.

«Нафига мне это надо? Что? Бунтарь проснулся? Тут с бунтарями быстро решают вопросы – это тебе не Москва 2019. «Во я дурак»… Что вообще это было … и был ли это я?..

Что же делать то… Так, сразу, уходить нельзя… Как говорил Штирлиц: «Запоминается последняя фраза». Поэтому…»

– Армен «Николаичь» – конечно мир, какие могут быть ссоры в преддверии больших дел. Так какие у вас возникли идеи, по поводу продвижения моего коллектива?

– Хм… ну ты «комсомол» – даёшь! – он вздохнул. – Так… насчёт мыслей… – сказал он, заметно повеселев после моего примирительного спича. – Так вот, у меня созрела неплохая идея, а не лучше ли было бы тебе, перейти в наш ансамбль песни и пляски?! Там если, нужно для дела, можно будет подключить и оркестр...

– Зачем? – поинтересовался пионер.

– Как зачем? Там у тебя будет море возможностей… оркестр же…

– Да? И каких? – поинтересовался я, прикидывая «что» можно будет сделать из ансамбля песни и пляски, подключив к ним оркестр и хор…

( You are not allowed to view links. Register or Login Borgir & Orchestra – Gateways (Live at Wacken Open Air 2012) прим. автора. )



… Только вот оценят ли ….



… Вряд ли… Походу дела, после такого «разложения» большой массы Советских людей, обычной психушкой мне уже можно будет и не отделаться…

Осознав последствия вздрогнул и решил: «Ну нафик это «блэк», во всяком случае не здесь и не сейчас, а сейчас только попса, только «поп-кор»».



– Ну… – застопорился гражданин даже, не подозревая, что только что пронеслось в голове у его собеседника и под какой «монастырь» пионер Саша может всех подвести…. Кумекал, кумекал и выдал: – Там даже зарплату платят! – огорошил меня он вероятно случайно произнесённой фразой, не понимая, что обращается к миллионеру…

– И большую? – поинтересовался «правый хавбек».

– Не знаю, – расстроил его спорт-агент.

– Вот это аргумент! Ура! – засмеялся я, чем привёл собеседника в ступор. – «Gо» все плясать за копейки с кинжалами в зубах?!

Тот забубнил типа: «Чё сразу с кинжалами-то?..»

А я ответил: – Да потому, что!..

Он ничего не понял и насупился….

Я сказал:

– Армен Николаевич, давай о твоём ансамбле, поговорим потом. Ты не обижайся, но свою часть договора я выполнил – песню записал, теперь, за вами – экстерн в школе.

– А другие песни?

– Сделайте экстерн, сразу же будут и другие!

– Хорошо. На днях будет тебе экстерн…

– На днях? – удивился я и обалдел от осознания и всемогущества слова – коррупция, которой естественно в этом времени нет… но синонимы то этого действа существуют?! … – Как это?

– Так это! – отрезал тот, а я и не настаивал. – Ты мне лучше расскажи про то, что ты хочешь снять на телевидении? Я понимаю ты парень правильный, и честный, что хорошо, но всё же… Что ты там говорил – клип?! Что это? Теле изображение для песни?

– Да ничего особенного, и песни тут совершенно ни при чём, – сказал я и рассказал о сценарии …



***



Интерлюдия.

Машина. Армен. Феликс.



– Армен. У парня серьёзные проблемы. Он вообще с головой не дружит.

– Нда…

– Ты представь, что будет если он такое устроит на каком ни будь выступлении… или застолье. Помнишь, что он только что в машине сделал?

– Нда... – в задумчивости отвечал собеседник.

– И, как у него только такие песни получаются? Не понимаю… Не знаю, что и думать…

– А ты не думай.

– В смысле…

– Не думай, вот и всё. Парнишка мне нужен и докладывать лишнее о нём не надо! Договорились?..

– Конечно, да… но…

– …









30 августа. Вторник.



Новости дня:

– Умер Владимир Филиппович Трибуц, адмирал, командовавший Балтфлотом во время Великой Отечественной войны. Родился он в 1900 году.



***



– Слушай Саша. Возникло несколько вопросов: Первое – эта песня точно не подходит для того, чтобы её исполняла Роксана и вообще женщина. А строчку – «там и не спросят, где меня носит», нужно бы заменить... – говорил в телефонную трубку Армен, позвонив мне в девять утра. Я только-только вернулся с зарядки и собирался идти в душ, а тут он, со своими строчками…

– Хорошо подумаем, – ответил я.

– Второе: насчёт песни для Роксаны…

«Далась ему эта Роксана…. Или там что-то личное?..»

– Нужна песня для женщины.

– Хорошо. Есть такая.

– …?

– Вчера вечером как раз написал.

– Правда? Замечательно. Когда записать сможешь?

– Сегодня, если меня на базу пустят.

– Пустят, когда туда подъехать собираешься?

– Через пару часов.

– Всё договорились. Я туда Феликса направлю, – сказали в трубке и предвидя мои возражения добавили: – Он никуда лезть не будет. Мы же вчера договорились. А записаться надо…

– Хорошо, – согласился я. – Надо – так надо…

– И третье. Нужен полный сценарий о чём мы с тобой вчера говорили и напечатанный на бумаге. Нужно посмотреть, всё ли там нормально с точки зрения… – собеседник немного запнулся и добавил: – законности и нет ли там, какой ни будь… – в трубке опять запнулись, подыскивая слова: – не нужной пропаганды…

– Естественно Армен Николаевич ничего подобного там нет и с точки зрения социалистической законности там всё в порядке. А сценарий написан и распечатан уже давно. Могу вам передать на прочтение через Феликса.

– Через Феликса?.. – задумался тот. – Нет не надо через Феликса. Отдашь мне лично. Я сейчас занят, но вечером подъеду к тебе домой – там и отдашь.



*****



После этого разговора начался «день сурка» …



Звонок Севе, заезд вместе с ним к Юле, покупка чебуреков, база…



– Саша, что же будет? – беспокоилась Юля, пока мы ехали к студии, и ей вторил Сева:

– Что будет с ВИА?

– Ребята. Не беспокойтесь. С ансамблем всё будет, как и прежде. Я никуда не денусь. Придут ребята, проведём собрание и всё урегулируем. А сейчас нужно работать…

Те были расстроены, но всё же согласны, что работать надо. Правда они вряд ли понимали зачем?.. Но это было уже, как говорится – «дело десятое».



***



Без проблем вошли в репетиционную. Приехал Феликс. Увидев, что всё нормально и ничего урегулировать не нужно успокоился. Я поинтересовался нет ли у него каких ни будь дел и услышав неопределённое – «хм…», предложил ему нас покинуть, дабы он не мешал творческому процессу.

Тот пошёл позвонить, затем вернулся получив «добро» от начальства и уехал, предупредив, что вернётся в пять вечера.



***

Принялись за работу…

С песней для таинственной Роксаны я решил особо сильно не заморачиваться и к записи была представлена композиция – «МакSим – Знаешь Ли Ты» … ( )



***



Начало записи не предвещало беды.

Барабаны, бас, гитары всё записали за пару часов, после чего «поколдовали» со звуками клавиш, добавили пианино, всё это время Юля учила текст песни и таки выучила…

Я показал несколько важных «моментов» по вокалу, как надо, а точнее как было в оригинале.

Всё всех устраивало и ещё через пару часов, а точнее в четыре часа вечера композиция была полностью записана.

При прослушивании конечного – «сведённого» экземпляра песни я морщился, ибо понимал, что тут ещё работать и работать. Мало того, что нет реверберации на голос, а какое-то эхо, которое мы добились, таская микрофон по помещениям студии, так ещё и со звуками клавиш не всё в порядке.

Реакция Севы на песню была странной – он весь подался вперёд к магнитофону, повернулся левым ухом и поднял указательный палец, как бы в преддверии показать какой-то определённый момент или ошибку в песни.

Вообще-то такого плана «попсятину» Савелий уже слышал, ведь мы демонстрировали потенциальному продюсеру «Белые розы» и т.д., совсем не давно, поэтому я так и не понял, что тут клавишник хотел мне показать, а вот Юля сидела, опустив голову, иногда мотая головой, как бы говоря «нет».

– Что Юль, переписать вокал хочешь? Вроде ничего получилось… Всё равно же там на студи всё они перезапишут заново, так чего нам время тратить? Это же показательный – «демо» вариант, – поинтересовался я, не вникнув в глубину женских печалей и тревог.

– Да, там нужно чуть по-другому спеть, но… – негромко сказал она, а затем как бы проснулась, выпрямилась и зловещим шёпотом в ужасе прошептала, глядя на меня:

– Саша!.. Кто перепишет мою песню?! ...

– Эээ.. Роксана какая-то, – в очередной раз не подумав брякнул я.

– Какая ещё Роксана? – открыв свои бездонные глазищи, которые уже начинали заполняться морем слёз произнесла Юля. Ни я ни Севе ещё не успели сказать наше коронное – «писец» в преддверии «кипиша», а «кипишь» уже начался…

– АаААа!!..



***



Сева сидел и охреневал, как скромница Юля всего меня «обслюнивает» и чуть ли не падает на колени со словами: «Пожалуйста не надо! Только не это! Это моя песне! Нет!! Сашечк, милый!! Нет!!»

Меня обнимали, меня целовали… а я не понимал, что мне теперь делать. Я оказался в ловушке…

Мне нужно было записать две песни с женским вокалом и не просто песни, а хита. Вокал могла записать только Юля, ибо с мужским голосом песня звучала не очень, а других певиц у меня в знакомствах не водилось, но… Юле нельзя было их показывать, ибо в любую песню она вкладывала душу и считала песню, исполненную ей уже своей…

«Замкнутый круг – мать его!»

– Юль. Пойми. Мне песня нужна, – пытался вразумить я красавицу в слезах, сидя рядом с ней на диване, потому как в меня «вцепились как клещ» и не отпускали.

– Саша! Милый мой! – шептали мне со всей любовью глядя на меня. – Пожалуйста! Я очень тебя прошу! Не надо!

– Тогда... –размышлял я в слух. – Тогда – «Старшая сестра», или «Юлия»?

– Ты что?! Нет конечно! Нет, зачем же, – втолковывала принцесса мне не разумному гладя по голове. – Отдай другую. Отдай какую ни будь, где поёт Антон.

– Нда?..

– Всё равно они хотели тебя из ансамбля выгнать…

– Нда…

– Так, что мы ничего не теряем.

– Мы?.. – поинтересовался я у шантажистки, в принципе ожидая ответ.

– Конечно мы. Мы же с тобой – я и Савелий. Так Сева? – спросила она влюблённого в неё гражданина, который бы многое отдал, дабы оказаться на моём месте – в объятиях красавицы пусть даже на несколько секунд. Тот хмуро кивнул, подтвердив и Юля решила закрепить успех:

– Так, что отдавай «чужие», а не наши…

Минут пять я слушал «отмазку-объяснение», что, хотя «Третье сентября» и хорошая «вещь», но уж наверняка не лучше этой, а про «Пепел» и говорить не стоит…

Дабы доказать свою правоту, она приводила мне примеры из всех «мужских» композиций сравнивая их с «её» песнями, естественно преподнося всё это в выгодном для себя свете.



«Что же делать? – обдумывал я. – Как вариант – просто забить и сделать как я хочу... но, что потом? Не потеряю ли я не только Юлю таким поступком, но и Севу?..» Посмотрел на своего друга и понял, что тот может и взбрыкнуть увидев, как обидели его любовь...

– Всё хватит!.. – громко прервал я излияния «рыжухи» и оторвал обе своих руки от своей головы, которыми обжимал свою «многострадальную» с первых секунд речи принцессы.



Та замолчала, преданно глядя на меня. Сева тоже приосанился.

– Есть ещё одна песня. У нас есть два часа, чтобы её записать. Пока не придут ребята… – начал я но был прерван Феликсом, который спросил из дверей:

– Ну как дела молодёжь?

Получив объяснения типа: «Песня очень сложная, пожалуйста не мешайте», сказал: «Хорошо» и на пару часов удалился.



***



– Юль! – решил поставить я сразу точки над «и». – Имей ввиду – эта песня не твоя и её будет петь другая исполнительница... Что бы без истерик! Договорились? У нас горн тут? Отлично! Хм, откуда?! Ах да!.. Из пионерки... Совсем забыл!.. Нужно будет сегодня вернуть! Запишем верну! Нахрена там горн конечно... Фиг с ним... Так Юля… записывай слова… Взяла ручку? Пиши…

Высохли фонтаны...

( Жёлтые тюльпаны – Наташа Королёва)



Почему эту песню я предложил к записи? Не знаю! Наверное, надеялся, что Юли не понравится из-за сверх примитивизма композиции ... – тщетно. Ей понравилось... Очень, очень при очень... Музыкантка консерватории блин... Как только я это понял, то заорал, что «больше не напишу ни одной песни и вообще завязываю с музыкой»! Вероятно, я так орал, что красавица сжалилась надо мной, пошла на попятную и «отдала» в жадные руки неизвестной исполнительнице песню «Старшая сестра(!)».

Почему именно её я тоже так и не понял, но мне было всё равно... – хоть, что-то мне отдали – уже хлеб! Ура товарищи!.. А вообще конечно это не дело. Точнее будет сказать – это дело, мешает другому делу, а вот это уже совсем не дело, ибо дело есть дело... – короче как-то так...



Пока я размышлял над философскими мыслями о несправедливости бытия, пришли остальные ребята из ансамбля...



Были они показательно вежливыми со мной и при пожимании рук всячески отводили глаза.

– Ладно, ребята – забейте. Я уже понял, что под школьником вам быть стыдно. Поэтому я ухожу...

«Как? Как? Как?» – разнеслось со всех сторон.

– Как уходишь? – удивился Антон. – Ты что?.. Тебя же никто не выгоняет... просто...

– ...?

– Просто Кеша прав. Нам не удобно будет в дальнейшем, что нами командует 15-летний пацан. Стыдно же!

– Иии...

– И давай ты будешь у нас третьим гитаристом...

– Третий гитарист – это глупо, – ответил я и напомнил: – У вас такой репертуар, что и два гитариста, это очень много, а третий так вообще лишний.

– Ну так, что же делать?.. Мы не хотим, чтобы ты покидал ансамбль. Ты пишешь хорошие песни... и вообще... – проговорил Дмитрий переглядываясь с ребятами.

Я задумался: «А нужны ли мне вообще они?.. Чего я с ними вожусь-то?.. Привязался!.. Ну так надо отвязаться и всего «делов-то» !.. Жалко!.. Да и вообще... не тупи, нужны. Во всяком случае пока нужны, а там видно будет».



– Хорошо ребята. Я вас не покидаю, а становлюсь консультантом по вопросам светомузыки.

– Кем? Кем ты становишься? – нихрена не поняв попытался уточнить до этой минуты молчавший новый-старый лидер ВИА – Иннокентий.

– Светомузыки, – проговорил я, а затем, видя непонимание вокруг пояснил: – Это мигание лампочек всевозможными цветами под музыку, очень нужное дело на концертах, потому как придаёт энергетику выступления ВИА.

– Ааа, – удовлетворённо заявил басист и хохотнул. – Молодец, хорошо придумал. Как раз для тебя.

– Ну да, – согласился я и забрав плёнку с кассетой пошёл к выходу. – Всем пока.

– Я тебя довезу, – сорвался друг Савелий с места, но был остановлен голосом Кеши:

– Сева. У нас репетиция вообще-то. Нам к концерту нужно готовиться.

– Сева, – я же сказал всё будет хорошо. – Прорепетируй с ребятами. Завтра созвонимся.

– А ты? Что будешь делать ты? – прошептал клавишник с болью во взгляде.

– Не волнуйся. Всё будет «гуд». С Арменом поеду поговорю. Завтра созвонимся...

– Саша подожди, – сказала принцесса подойдя ко мне. – Зачем ты уезжаешь? Оставайся. Мы ведь сочинённые тобой песни играть будем. Да ребята?! – твёрдым голосом потребовала она ответа у смотрящих на нас. «Да» ответил только Сева, остальные же неопределённо пожали плечами и принялись за настройку своих инструментов, не обращая внимания на заступницу.

– Ах, так?! – вскрикнула Юля и топнула ножкой как топают только в кино. – Тогда я тоже уеду! И пусть вам будет стыдно!

– Юля, хватит. Нам репетировать надо, – с ухмылкой на лице сказал Иннокентий и опрометчиво добавил: – Быстро встань к микрофону – я тебе сказал! Сейчас про свою «Старшую сестру» петь будешь, – он хохотнул.

Если у девушки и были хоть какие-то сомнения насчёт уезжать или нет, то они были мгновенно исчезли, и она с визгом: – Ах, «Старшею сестру» я буду для тебя петь?! – подбежала к нему и с силой влепила тому пощечину. Я резко подпрыгнул, контролируя дабы тот не ответил заступнице, у которой только что «забрали» песню. Кеша и не собирался ничего делать, он лишь с презрением посмотрел на подругу и произнёс:

– Дура!

Этого слова вполне хватило, чтобы вывести фаната принцессы из оцепенения, в котором тот прибывал и Сева схватив микрофонную стойку с размахи ударил басиста по голове. Сила удары была такова, что я не успел полностью среагировать и лишь чуть-чуть получилось смягчить удар подставив руку. Кеша ойкнул и упал, ударившись о комбик (небольшую колонку).

– Не думал не гадал он, никак не ожидал он... – сказал я подходя к телу.

– ... Такого вот конца, – закончил Мефодий.

– Он что мёртв? – задал вопрос гражданин Савелий, оглядывавший место преступления с презрением и явно не капли, не сожалея о содейном.



Я потрогал пульс и послушал дыхание. Клиент дышал. Осмотрел голову – вроде крови невидно, хотя бывают и закрытые черепно-мозговые травмы, которые подчас более страшные. Попросил принести воды... Немного потеребил потерпевшего, тот стал вроде приходить в себя... Перенесли тело на диван, намочили тряпку и положили на лоб, дали попить...

– Что это было – не спрашивай. Это было «возмездие с Выши».

– За что? Что за возмездие?

– За что? За язык конечно! И если ты Кеша не прекратишь так «базарить» с девушками, то дальше будет только хуже! Понял?! – зло проговорил «наблатыкавшийся» в ресторанных похождениях «Дон Кихот» заступившийся за даму сердца. – Мы с Юлей и Сашей уезжаем, а вы все подумайте о своём поведении. Прощайте, – сказал Сева, взял ошалевшую Юлю под руку и буркнув мне: – Пошли, – повёл нас под изумлённые взгляды ансамбля на выход.



*****



– Ой что же будет, – переживала Юля, ведомая под руку человеком по кличке Сева, когда мы шли по коридору Дома Культуры.

– Ничего не будет. Очухается.

– А с ВИА что? – спрашивала он всезнайку.

– А что с ВИА, не захотят по-хорошему, найдём другой ансамбль. Не волнуйся. Если что, то можно и в ресторанах пока поиграть... да Саш?

– Эээ, – только и смог вымолвить Саша, наблюдающий за взрослением друга, что называется «онлайн».

– Так что не волнуйся. Если что, у нас завязки в ресторане «Прага» есть.

– Да? удивилась собеседница.

– Естественно! А ты как думала! – хвастался «Ромео».

– А он разве не сгорел неделю назад?

–Эээ...



*****



Выйдя из «ДК», я увидел ожидающих меня в машине Армена и Феликса. Попрощался с ребятами и пошёл к новым знакомым, которые о чём-то непринужденно беседовали.



– Ну что получилось? – поинтересовался Армен.

– Нет. Сырая песня.

– Жалко. Ну ничего, может завтра получиться, – не сильно расстроившись произнёс тот.

– Не знаю насчёт завтра, говорю же сырая песенка пока. Нужно время, – видя кислую мину наползающую на лицо собеседника обнадёжил: – Короче. Я своё слово намерен сдержать! Раз обещал сегодня, значит сегодня.

– ..?

– Нужно домой ко мне заехать. Есть там у меня одна песня в «загашнике».

– Хорошая?

– А-то! Высший класс! Для своего ВИА берёг, но раз обещал, то...

– Поехали, – скомандовал начальник и мы помчались ко мне...



Там я пригласил «дорогих гостей» в дом, благо мама была на работе и поставил плёнку с песней.

Композиция «худ совету» понравилась и мне сразу же задали вопрос:

– А когда ты к нам прилететь сможешь?

– Слушайте. Вы сначала экстернат мне устройте.

– Это решится в ближайшие дни.

– Вот сдам экзамены. Затем поступлю в институт, это будет как раз равно цене двух песен. Так? Мы так доваривались?

– Да так.

– Вот. Как всё это произойдёт, то сразу едем в солнечную Армению, где записываем не две, а четыре песни – две для женского голоса и две для мужского. А заодно и снимаем то о чём я написал сценарий.

– Погоди со сценарием. Время уходит. Мы можем не успеть.

– Ну мне в школу послезавтра, что я могу сделать то? – напомнил я.

– Вот чёрт... эта школа... Ладно, решим с ней по-быстрому, но затем летим к нам.

– Вообще-то, там по списку, идёт институт... а уже потом полёт, запись и съёмки.

– Нет! Сдаёшь и летим, а тут пока тебя в институт устроят.

– И что вам помешает передумать, после того как мы всё запишем? Какие гарантии?

– Ты, что мне не веришь? Я обещаю! – взъерепенился Армен.

– Армен Николаевич, вопрос веры, или даже правильней сказать доверия основывается как минимум на времени. А мы с вами знакомы только два дня. О чём вы говорите?! И кстати, мне бы хотелось уточнить, нужны ли вам ещё две песни кроме этих двух и готовы ли вы мне помощь собрать актёров необходимых для небольшого фильма. Это важно знать сейчас, потому что если вы не захотите мой сценарий снимать на киностудии находившийся в ваших краях, то все мои планы изменятся... Поэтому хотелось бы уже сейчас понимать – куда мы будем двигаться...

– Ты имеешь в виду, что сможешь обратится к Азербайджанским или Узбекским друзьям? Думаешь они могут то, что не можем мы? – с недовольной миной на лице произнёс собеседник, а я усмехнувшись про себя подумал:

«О! А мы уже ревнуем?! Решили, что теперь я только от вас зависеть буду. Не ребята! «Этот самолёт не полетит!» Я и в прошлой жизни сам по себе был, а в этой и подавно... Сейчас я вам нужен, поэтому «кровь из вас попью» в достатке... Но вы там держитесь, если «чо». Вообще-то конечно, такая «заморочка» типа – «то здесь, то там», до хорошего не доведёт, ибо в конечном итоге, кто ни будь окажется в проигрыше и обидится, а обидевшись захочет сделать мне какую ни будь гадость... И окажусь между «молотом и наковальней. Поэтому действовать я должен крайне аккуратно и лишний раз не подставляться.»»

– Нет. Я другие варианты прорабатывал, но спасибо за подсказку. На всякий случай, может и пригодиться... Поймите, у меня есть идея, её я сам реализовать не могу, поэтому помогите мне, а я сделаю всё для того чтобы ваше исполнители получили достойные песни. Кстати, а вы не узнали, кто будет петь мужские песни? А то у меня идея есть?

– Какая? –

Я рассказал.

– Почему именно Фрунзик Мкртчян? – поинтересовался Феликс.

– Прикольно поёт, – просто ответил я.

– Ладно посмотрим. Так, теперь вот, что... Ты сценарий написал? Приготовил? Показывай, – скомандовал начальник.

Я достал из папки стоку напечатанных листов с рисунками и произнёс:

– Итак друзья, слушайте-слушайте и не говорите, что не слышали. Сейчас я расскажу вам сказку...
5
You are not allowed to view links. Register or Login
  • Глава 17. Новые союзники
pivo
6
Ура.
Одна из нормальных книг...,с нетерпением ждём.
7
Юмор / Re: Какая вы бытовая техника по гороскопу?
« Последний ответ от Diak Сегодня в 12:47 »
Стиральная машина. :ne_ponal:
8
Юмор / Re: А какая ты нечисть по знаку Зодиака?
« Последний ответ от Diak Сегодня в 12:45 »
Соловей разбойник :D :vlip:
9
Досуг Дозора / Re: Три буквы... Ваше слово?
« Последний ответ от Андрэ Сегодня в 12:37 »
гОНЧар



ТРС
10
You are not allowed to view links. Register or Login
Глава 15.

24 августа. Среда.

Перед новым учебным годом собрался съездить в деревню. Ну во-первых — обещал бабушке, во-вторых – хотел проведать деревенских ребят и в-третьих — действительно хотелось немного отдохнуть. Уже почти месяц как я попал в детство, а веду далеко не детский образ жизни вертясь как белка в колесе.

Вчера, в студии, мы ещё раз прогнали новую песню про столицу нашей Любимой Родины и сразу же её записали, используя метод наложения раннее применяемый для записи других песен. Записывая припев, где поётся слово – «Москва», пели хором всем ансамблем и даже привлекли к записи моего «корефана» – вахтёра, пообещав тому чекушку.

Сева стоял с поднятой рукой и махал вахтёру, обладающему бархатным но низким тембром голоса — а-ля Шаляпин… ), когда нужно было начинать петь, а не орать.

Было весело. Ребята, воодушевлённые перспективой зарабатывания на музыки денег, были вдохновлены и работали с удовольствием и комсомольским энтузиазмом, который был присущ людям этого времени. Получилось всё конечно не с первого раза, но к половине десятого вечера песня была готова.

Решив использовать КПД от поездки по полной программе, взял в руки паяльник и провода, несколько резисторов, конденсаторов и т.д… Давно хотел спаять одну штуку которая очень бы нам пригодилась.

Также, заехал в промтоварный магазин и в отделе «электроника» купил 200 пустых – без плёнки и 50 обычных — с плёнкой катушек.

Дело в том, что плёнку с обычной катушки мы разрезали на несколько частей и наматывали на пустые бобины. Для фрагмента демо записи на 15-20 минут хватало части плёнки. Конечно же такая закупка не могла не вызвать закономерное, не здоровое любопытство у продавцов, но этот опт. я закупал – всё через того же знакомого грузчика, естественно с переплатой. Грузчик, увидев меня обрадовался не запланированной «халтурке», как ребёнок и всё «уладил» за пол часа.



С этим грузом я и попёрся в сторону «фазенды».



Не забыл я и о главном. Перед поездкой отослал большое письмо Щёлокову – министру МВД — о маньяках, продублировав его ещё раз, как говорится: «На всякий — пожарный».



(Автор не видит смысла и не хочет писать о мерзких и чудовищных преступлениях данной категории граждан, вспоминая их деяния. По мнению автора, если кому-то хочется углубиться в исследование данной тематики, то он легко сможет это сделать, используя интернет. Прим. Автора.)





«Почему только о маньяках, а как же предатели? А как же развал СССР?» – спросите Вы.

«Всему своё время, – скромно скажу я. – «Поспешишь людей насмешишь», знаете такую поговорку?»

Перспектива быть пойманным и провести остаток жизни пусть даже и в «золотой клетке» -- меня пугала. Я уж не говорю о «не золотой клетке», где меня бы выпотрошили на предмет знаний о будущем и ликвидировали от греха подальше, отобрав артефакты – ноут, планшет, телефон.

Как безопасно передать «письма о главном», я уже понял. Осталось лишь допечатать сами письма, чем я иногда и занимался по ночам в школе, а также дождаться определённого момента времени. Именно тогда я и смогу безопасно для себя передать послание, предназначенное адресату, будучи уверенным, что оно не попадёт в чужие руки.









(Н.А. Щёлоков – министр МВД СССР)





***



Сейчас же, таща на себе огромнцю тяжесть катушек-бобин, я понимал, что тащить их придётся не к себе в деревенский дом, а к моему доверенному лицу-копирайту, который занимался размножением наших плёнок на кассетах и уже должен был проделать кое-какую работу. Заезжая к нему, я преследовал сразу несколько целей и одна из них – хотел посмотреть сколько копий уже получилось и вообще, движется ли порученное ему дело?!



Выйдя из электрички, направился к стоянке такси, где договорившись с шофёром за «десятку» доехал до деревни Феди.



Хотя сейчас и конец августа, а всё равно лето…

Зелёные леса, зелёная трава, голубое небо, светящее солнышко, а воздух…

Выехав из Москвы, я попал словно в другой мир. Конечно, на дворе 77-ой и города, в этом времени, сильно отличается количеством суеты, машин, домов и людей от города в ваших безумных 2000-ных, но всё равно – город есть город, а тут… тут деревня, в самом лучшем и добром понимании этого слова… тут действительно воля.

Бескрайние просторы, простирающиеся до горизонта жёлтые поля пшеницы, ждущие своего часа для уборки, говорили о приближении осени, но казалось, что до неё ещё очень далеко. Казалось, что это будет когда-то потом – не скоро. Казалось, что так сейчас – хорошо, светло и радостно на душе и это будет всегда, это будет вечно… И ныне, и присно, и во веки веков...



Детство, лето, здоровье, семья – а у вас такое было?..

Конечно же было! Обязательно было, но было очень давно… Так давно, что многие об этом времени уже забыли. Представляю вашу зависть – у Вас было, а у меня есть!..

Не завидуйте…

Пусть и у Вас всё будет хорошо!..

Как говорится: «Пусть и на вашей улице, перевернётся грузовик с конфетами». ;)

Жизнь продолжается, так будем жить!..



***



Однако мы отвлеклись, а тем временем Ваш покорный слуга подъехал на такси к дому своего друга из соседней деревни, а теперь подельника – Феди Федина…



***



– Мы ж договаривались, что никто ничего не узнает, – начал я с порога предъявлять закономерные и обоснованные претензии, глядя на чумазого мальчугана, играющего с подкассетники в шалаше построенным из нескольких картонных коробок из-под магнитофонов.

– Не волнуйся – это племянник мой двоюрный. Ты не помнишь его, что ль? Он малой совсем. Чего он тут понимает-то? Ему семь лет только-только исполнилось…

– В школу идёт? – поинтересовался я, дальнейшей карьерой субъекта.

– Да нет. Ещё год в сад походит. В школу на следующий год пойдёт.

– И что? Хороший помощник? – скептически спросил я, смотря на мелкого пупса в панаме.

– А то… Дело на много быстрее пошло. Я его научил. Он теперь у меня сам кассеты может ставить и вытаскивать, а также перематывать. Семён скажи, умеешь перематывать? – обратился за подтверждением к карапузу-ди-джею. Ассистент с надкусанным яблоком в руках энергично закивал в том смысле, что: «Об чём разговор. Без базара. Конечно умею. Ещё как умею. Вот только яблоко доем, пописать под кустик схожу и приступим!..».



Я осмотрел «радио узел». Федя подошёл к выполнению задания со всей тщательностью и оборудовал комнату для записи вполне себе неплохо.

К без оконной стене, были прибиты – одна над другой две доски-полки и на каждой из них лежало парами по четыре магнитофона. В каждой паре – один магнитофон воспроизводит, другой записывает. Так как записывалось по три-четыре песни, то один процесс занимал около пятнадцати минут. Далее, нужно было перемотать кассету, вытащить её, убрать в подкассетник, а уж затем убрать в картонную коробку.



У другой стены стоял чёрно-белый телевизор «Чайка», а рядом, на тумбочке пристроились два катушечника, работающих по такому-же принципу – один воспроизводит, другой пишет.

Если с катушечниками всё было ясно, то процесс записи на кассеты я хотел рационализировать. Именно для этого, и привёз с собой спаянную паутину проводов.

Как мне представлялось, в результате этого почина, количество записанных кассет должно было существенно увеличиться.



– Вот Фёдор, какую штуку я привёз тебе в помощь, – сказал я доставая из сумки «гаджет».

– А что это? – удивился то. – У меня вроде, провода для записи есть.

– Короче смотри, что я тут напаял. Этот провод – он в синей изоленте, вставляется в магнитофон, который будет воспроизводить. Остальные же провода в записывающие магнитофоны. Таким образом – один играет и девять пишут.

– Семь пишут, –поправил меня ассистент в задумчивости почёсывая редкую щетину на бороде. – Да. Штука замечательная. Для наших дел самое то. А она работает?

– Должна, – сказал я передовая «осьминога» коллеге. – Сейчас проверим…



***



Мы принялись перекоммутировать аппаратуру.

– Блин, жаль провода коротковаты, – сетовал Федя. – Но ничего, я ещё досок набью и будет нормально. Кстати Саша, а может тогда ещё мой магнитофон для записи подключим? Ведь два провода – лишние остаются, – говорил он, резво двигая руками аппаратуру. – Да и у соседа я магнитофон могу на несколько дней попросить.

– Если записывать будут нормально, то действуй. Только после записи проверь качество.

– А чего ждать-то? Сейчас и проверим, – сказал он и убежал к соседям.

«Не повезло соседу. Теперь вся записывающая головка сотрётся.», – посочувствовал соседу сердобольный я, глядя на убегающего Федю.





Через двадцать минут мы произвели пробную запись. Один магнитофон играет, девять пишут. Через час, прослушав каждый записанный «экспериментальный» экземпляр, мы пришли к выводу, что качество вполне допустимое и модернизации быть!



– Кстати говоря я ещё вот что тебе привёз., смотри. Вот краски, вот наборные печати. Вот текст, – с этими словами я протянул ему пакет с «канцелярскими» принадлежностями и написанный листок. – Короче, на каждую кассету и обложку печатаешь – «Саша – Александр», Импульс», «Юлия», разными красками. Понял?

– Угу, – «угукнул» друг, доставая содержимое пакета на стол, что немедленно привлекло внимание «мелкого» родственника и он вылез из шалаша на белый свет – к нам. – Только времени будет занимать. С другой стороны… пока пишется, можно и проштамповать.

– Мальца вон на это дело можешь подключить, – предложил я, разглядывая вертящего в руках наборную печать карапуза и особо не осознавая, чем это «механизация» может грозить всем нам в будущем.

Забегая вперёд можно сказать, что напечатал там пупс такого…, из-за чего многие люди потом ломали голову не одну неделю…



– И ещё. Вот эту песню нужно будет также включить в «трек» лист. Смотри, – сказал я и принялся рисовать на тетрадном листке расклад…

– Кассеты первой категории: «Белые розы», «Седая ночь», «Юлия», «Третье сентября».

– Кассеты второй категории: «Белые розы», «Старшая сестра», «Белый пепел», «Москва».

– Кассеты третьей категории: «Белые розы», «Ну вот и всё», «Третье сентября», «Юлия», «Москва».

Тоже самое и с катушками, понял?

– Да, понял. Нужно чтобы всё было вперемешку, кроме песни «Белые розы».

– Правильно понял, молодец! – похвалил я диджея. – Только раскладывай «категории» отдельно друг от друга, чтоб не перепутались. Каждую категорию в отдельную коробку…

– Я так и делаю, – проговорил он словно обидевшись. – Уж не глупее некоторых, – добавил он и как по волшебству, при этих словах, мы вместе с ним посмотрели на пупса. Пупс открывал краски…



Я, еле удерживаясь от смеха прыснул, закрывая рот ладонью.

Находившийся в этот момент у тумбочки с телевизором Фёдор, также поддержал мой «почин» бульканьем...



Простояв так несколько секунд, мы от души рассмеялись…



– Кстати, а тебе самому-то песни понравились? – поинтересовался я, когда смех немного утих.

– Просто класс! Если б не знал твоего голоса, ни за что бы не поверил, – прокомментировал Федя, тыча пальцем в магнитофон. – А эта, новая, про Москву – это ж гимн, целый. Самый настоящий гимн.

– Тут я с Вами, дядя Федя полностью согласен. Песня получилась отличная, – сказал я и включил запись.



*****



После этого разговора я пробыл в деревне несколько дней…



*****





29 августа. Понедельник. 1977 год.

Москва. Дом.





– … Первое упражнение: Поставьте свои ноги на ширину плеч, руки согните… – классически вещал диктор, на классическом радио пока я классически одевался.

– Мам, ну ты скоро? «Гоу, гоу, go!» – подгонял я её, а сам любуясь ей. Какая же она у меня красивая – любимая моя мамочка.

– Всё, всё. Только губы накрашу и идём. Ты сам виноват – зачем так быстро оделся? – разоблачила меня родительница.

– Извини. Следующий раз тоже буду тормозить, – сказал послушный сынуля и увернулся от шутливого подзатыльника.



Эхх… женщины! Я бы даже сказал – вечно спешащие и вечно опаздывающие женщины. Никак, никогда и никому их не исправить! Так было, так есть и так будет – вечно и до скончания веков.



Пока ждал маму, вспоминал проведённые несколько дней за городом…



В Москву я приехал вчера вечером. Пять дней которые я провёл в деревне пролетели как один. С деревенскими ребятами ходили на рыбалку, где поймал десять карасиков «с ладошку» и пол ведра «ротанов», в простонародье именуемых «бычками». Узнал, что на самом деле «ротан» и «бычёк» – это две разных разновидности рыб, что для меня лично было откровением, ибо по виду и по вкусу жарясь на сковородке и в сметане на мой взгляд они ничем друг от друга не отличаются.



Также ходили в лес за грибами, где я нашёл восемь не червивых «беленьких» – подберёзовиков и целую корзинку «желтушек» – лисичек. А вы вкурсе, что лисички ещё и «ложные «бывают?.. Я тоже никогда таких не видел... И Слава Богу!



По вечерам ходили всё в тот же лес жечь костёр, печь картошку, пить «Жигулёвское» пиво и петь песни под гитару. Конечно же там я отличился, исполняя «свои» композиции разных исполнителей – Розенбаум, Михаил Круг, «Браво», «Сектор газа», «Ария», «Чёрный кофе» и так далее…



Несомненно, и то, что после моих «концертов» ко мне приставали ребята с просьбами научить и продиктовать слова, ибо все песни я исполнял лишь по разу и запомнить текст слушателям было сложно. Тем же кто просил обучить их игре на гитаре я советовал поступить в музыкальный кружок в Доме пионеров, а тем, кто после этого не отставал – проигрывал несколько гамм по мотивам классики. Как правило, после такой демонстрации люди просто просили показать аккорды, что я с удовольствием и делал, популяризируя шансон – «Мурка», Марк Бернес, Утёсов и т.д. а также многочисленный показывая на практике богатый «дворовый репертуар».

Почти каждый вечер, после «работы», на велосипеде к нам приезжал Фёдор.

«Проветрится», – как любил он говорить.

Также, всё это время я помогал бабушке по хозяйству: колол дрова, ходил за водой и т.д.... Иногда помогал отвозить ей корзинки на рынок. На рынке в городе бабушка продавала выращенные на огороде овощи и фрукты: вишня, яблоки, огурцы, помидоры, зелень.

Ну а по вечерам, опять был костёр и веселье…



Когда уезжал, то пообещал бабушке, что бы она не грустила и мы с ней скоро увидимся, ведь я приеду на осенние каникулы. Услышав это обещание, бабушка покрутила у меня пальцем у виска и напомнила, что увидимся мы с ней послезавтра, то есть тридцать первого августа, так как она не намеренна отступать от традиции – провожать меня в школу первого сентября.

Ах, да… Как я мог про это забыть, ведь в той жизни всё так и было, а это значит… А это значит, что и в этой жизни будет также и пусть так будет всегда, вечно. Остановись мгновение…



****



Мама наконец оделась, я закрыл дверь на ключ, и мы стали спускаться в низ по лестнице.



Открываю дверь из подъезда. «Мать твою!!» ... Стоят!!

«Станция конечная. Все на выход. «П***ц котёнку!»»

Я мотаю головой, дёрнувшимся было в нашу сторону «типам» и показываю рукой на лево, в сторону небольшого здания. Не факт конечно, что сообразят, ну а вдруг…

– Ладно мам, пока.

– Веди себя хорошо, спортсмен мой, – сказала мама, чмокнула меня в щёчку и пошла на остановку.

Я же, косясь на «людей в чёрном» пошёл в сторону бойлерной.

«Что за люди в чёрном такие?» – спросите вы.

Да хрен его знает, кто они такие, но, когда мы вышли на улицу то я увидел две чёрные волги, стоящие на противоположной от нашего дома стороне дороги. Возле автомобилей «тёрлись» четыре «подозрительных типа» в костюмах и при галстуках. Было ясно, что пасутся они тут не просто так, и возможно, и даже скорее всего пасутся они по мою душу.

Поэтому я как можно побыстрее распрощался с мамой и быстрым шагом пошёл в противоположную от остановки сторону – заниматься «физкультурой».

«А хорошо, что домой то они не зашли… Не знали точный адрес?.. Бред!.. Дом знали, а квартиру не знали?.. Возможно конечно, но маловероятно…» – размышлял я.



– Постойте молодой человек! – раздался властный мужской голос у меня за спиной, когда я свернул за угол здания, размышляя – «бежать или не бежать?».



***



Трое, с трёх сторон…



– Стоять! Стрелять буду! – зло процедил я, засунув руку в правый карман синих «тех самых» тренировочных и в этот момент подумал, что было бы неплохо как ни будь прибарахлиться… а то денег «куры не клюют», а хожу во всём старом – не порядок.

Те насторожились, но в карманы за «стволами» никто пока не лез.

– Чё надо? – не переставал дерзить я, толком не приняв решение – как же мне действовать в данной ситуации и всё ещё раздумывая? Естественно, можно было попробовать убежать и хрен бы они меня догнали. В том, что они будут стрелять по мне, как по какому ни будь опасному преступнику я не верил.

«Да и кто это вообще? Может бандиты какие?..»

«Да, не... Какие там бандиты в это время на Волгах и в костюмах… Точнее будет сказать, что как раз на Волгах и в костюмах тут тоже ездят мягко говоря не все честные, но всё же, до откровенного гоп-стопа тем далеко… Значит милиция... или даже скорее всего КГБ, потому как что-то они уж слишком холёные для обычной милиции… Может МУР?

«Что же они могли на меня «нарыть?» – размышлял Штирлиц.

«Первое – планшет. Это отметаем, потому как я его увёз в деревню и хорошо упаковав спрятал в доме у соседей.

Второе – продажа песен. Это вряд ли. Ташкенбаеву невыгодно, а другие не в курсе.

Третье – репетиции, ВИА. Там вроде тоже всё в порядке. Никакой антисоветчины не было, а значит всё в пределах допустимого.

Четвёртое – мои исполнения в ресторане. А вот это теплее. А вот это вполне возможно. Там свидетелей было много, в том числе и как я с Севой уезжал на «Волге». Хотя камер наружного наблюдения в этом времени практически нет, но кто ни будь мог запомнить номер машины Севы, а через него вышли и на меня. Нда… надо было машину во дворы ставить… «Закосячил» ты – Саша. Лень было сто метров пройти, теперь хлебай полной ложкой…

Значит ресторан» …

– Ну?! – поторопил я.



Они сказали надо проехать, я сказал, что они о**ли!, они ответили – служба, я сказал, что служат собачки на этикетке, имея ввиду сигареты друг, они ощетинились и культурно поинтересовались – я сам пойду?, я попросил показать их документы и сказал, что буду жаловаться, они ответили – сколько душе угодно и предъявили ксиву, я внимательно изучил, фыркнул и сказал:

– Поехали.



– Мальчик. Если у тебя есть пистолет, то сдай его пожалуйста, – вежливо попросили они, а один из них расстегнул кобуру и положил руку на рукоятку «не воображаемого» ствола.

– Да, пошутил я! Вы, что шуток что ль не понимаете?! Это «понты» были, скучно же. У вас товарищи проблемы с чувством юмора.

– «Слыш» пацан! Смотри, чтоб у тебя проблем не возникло! Пошли в машину. Юморист… – всё ещё неприятно щерясь зло сказал главный.

– Дяденьки. У меня дела. Я в школу опаздываю. У меня контрольная. Давайте перенесём нашу встречу?

– Хорош уже… Васин, ты врёшь! – он недобро окинул меня с ног до головы и произнёс. – Мы пошли тебе на встречу, не зашли к тебе в дом, не стали «брать тебя» у твоей мамы на глазах, так что ты выпендриваешься?!

– Что значит брать?! Не стали брать они!.. Я вам чемодан что ль? Ордер есть мля?! – взорвался мелкий юрист.

– Нужен будет – найдём. Так, что?.. По-хорошему поедешь?

«Ну, а что я теряю то. Адрес то они уже всё равно знают. Не в бега же мне подаваться на старо… в смысле на молодости лет… Да ещё и с мамой…Только «кипишь» лишний будет, маму расстрою да соседям потеху устрою… Стихи… Поехали…»

– Да не вопрос, – ответил смирный я и мы пошли к Волгам. Пока шли я размышлял: «А ведь даже не обыскали, вот время золотое. А вдруг у меня действительно бы «ствол» был?.. Хотя, где?.. В «трениках» в заднем кармане?.. Хм… даже не смешно…»

– В чём меня хоть обвиняют? – поинтересовался адвокат, дабы прояснить обстановку и придумать линию защиты. На что получил ожидаемый ответ:

– Там всё узнаешь.

«Ну, там так там… поехали,» – подумал я, усевшись между двух амбалов на заднем сидении ГАЗ 24.









*****



– Здравствуй… Здравствуй… Захади дарагой, – начали мне говорить, как только мы вошли в кабинет кабинета.





Я огляделся. Обычный кабинет парт номенклатуры. Всё казённое и официальное, начиная от мебели и заканчивая бюстом Ленина в углу и портретом Брежнева на стене.

– Вот суда прахады, прысажывайса, – проговорил «гостеприимный» хозяин, показывая на большое красное кресло рядом с небольшим столиком. – А ты свободен, Феликс, – сказал он моему похитителю.

– Зачем вы меня похитили? – спросил я стоя в дверях, ибо отвечать добродушием не собирался.

– Почэму пахытэли? Пригласыли, как гостъа дарагога!

– Так вот как вы в гости зовёте?! Мне нужен адвокат!

– Зачем? – растерялся тот даже позабыв про «акцент».

– Надо!

Тот поморгал и опомнившись опять включил своё:

– Зачэм адвакат? Какой адвакат? Просто посыдым поговарым? И всо! Как друзйа!

– Ладно. Сдавайте, – решил сыграть я в неизвестную мне игру.







Пока я располагался на седалище, шеф вызвал секретаршу и заказал нам чай и бутерброды. Когда симпатичная секретарша ушла, он подошёл к сейфу, достал оттуда бутылку коньяка и тарелку с порезанным на ломтики лимоном. Принёс и поставил всё передо мной, затем принёс две рюмки и разлил коньяк.

– Давай Саша выпьем за твой талант, – протягивая мне рюмку предложил собутыльник.

«Товарищ, что… сумасшедший?..»

– Вы знаете. Я ещё несовершеннолетний. Мне пить нельзя – мама не разрешает!

– Да? А мнэ сказали, что ты любишь выпыть?! – сказал визави, затем посмотрел на рюмку и произнёс: – Ну, как знаэш! – и выпил.

Я смотрел на собеседника-алкоголика. В меру здоровый. На вид – лет сорок пять... Рост, где-то метр девяносто, а вес килограмм под сто.

Обычный мужик полу-кавказской национальности. Почему полу-кавказской, потому что в его виде были, как мне показалось и славянские черты, ну как я их понимаю. В связи с этим, его сильный акцент, был очень странен… Что-то «дядя» мутит

– Давай знакомытъца, – сказал дядя, усаживаясь в такое же красное кресло напротив. – Я помощник второго секретаря Армэн Николаевич.

– И какую же республику Вы представляете? – уже всё поняв всё же осведомился я. –

И говорите пожалуйста без акцента.

– Как какую? Советскую конечно, – ничуть не смутившись перешёл тот на без акцентного русского языка.

– А по точнее…

Хозяин кабинета «хмыкнул» и налил себе стопку.

– Армянскую Советскую Социалистическую Республику! – сказал он и выпил. Зашла секретарша с целым подносом всевозможных бутербродов, а я мысленно схватился за голову.

«Мля… писец…Что-то подобное я себе подсознательно и представлял. Доигрался… – мне стало грустно. Я отчётливо увидел, что сейчас начнётся – а они… а мы… а у них… а у нас…

И началось…

– Мы давно следим за твоим творчеством и рады твоим успехам …



Он говорил и говорил, а я сидел и охреневал.

«Вот это в ловушку я попал… Что же делать то, отказаться?.. По идее да, можно и отказаться, что они сделают-то могут, в школу сообщат?..»

«Хотя бы и в школу, а также маме на работу, а также… Короче не обольщайся, много чего они могут сделать плохого и нагадить… если захотят…»

«Блин. Как же они на меня вышли?» – задавал я себе бессмысленный вопрос.

«Да какая разница как? Факт есть факт! Вышли, – отвечал я сам себе. – Вопрос сейчас состоит в другом – что теперь делать?»

«А раньше ты себе такой вопрос почему не задавал, когда из-за тебя ресторан громили?!»

«Всё. Хорош самобичеванием заниматься. Что они хотят конкретно?»

– Скажите пожалуйста, что вы хотите?

– Чтобы песня была не хуже, а ещё лучше! пусть будет лучше, чем у Ташкенбаева и Ибрагимова. И мы тебе заплатим не меньше чем они, – пододвигая тарелку с бутербродами с красной икрой озвучил свои «хотелки» собеседник.

«Писец. И про деньги знает… Откуда?! … Может пока я деревне был, в газете объявления напечатали, мол: «Пионер Васин делает шлягеры всем республиканским певцам на заказ. Обращаться пн-пятн. с 9:00 – до 18:00»».

– Что значит не меньше? О чём Вы? – решил уточнить у гражданина я.

– О чём? Да о деньгах, которые ты получил от певцов, – он улыбнулся мне и сказал: – Мы всё знаем.

– А я ничего не знаю. И знать не хочу. Хочу домой, к маме! Всё ясно?! – решил обострить я.

– Да ладно тебе, что ты в самом деле? Им то помог!

– Помог, но не за деньги!

– Ну и нам помоги, не за деньги, – обрадовался Армен. – Хочешь путёвку в пионерский лагерь Артек, или две. Тебе и другу, или подруге.

Звучало двусмысленно.

– Ну если только всей школе…

– Всей? – удивился тот и посмотрел в потолок, вероятно прикидывая сколько человек учиться в среднестатистической Московской школе.

– Армен Николаевич! Что вы считаете? Послезавтра каникулы заканчиваются. Какой нафиг лагерь?!

– Да? – удивлённо вернулся на грешную землю визави. – Точно. Тогда что?

– Услугу.

– Хм… и что за услуга.

– Сдача экзаменов экстерном в ближайшее время и помощь в поступлении в институт.

– Зачем?

– Не хочу два года терять.

– Ну… нужно подумать… – в задумчивости произнёс он, наливая себе из бутылки.

– А вам для какого вокала песня нужна? Для мужского или для женского? – поинтересовался я.

– Для женского наверно, или для мужского… Не знаю. А у тебя какая есть?

– Пока никакой. Её ещё предстоит написать… А вообще, странно как-то Вы переговоры ведёте… Кто петь то будет?

– Говорю же – не знаю! Просили песню, чтоб бы была не хуже, чем у других. Хотят тоже на песню 1977 попасть!

– Тогда у меня есть несколько вариантов, но…

– Давай все свои варианты, чем больше, тем лучше…

–Но…

– Хватит «нокать», говори, что хочешь? – произнесла золотая рыбка.

– Вау… – произнёс старик сидя у разбитого корыта и заказал девчонок…



… – шутка.







***



После долгих переговоров под коньяк, мы пришли к консенсусу.

Я им пишу четыре супершлягера, которые мы оценили по пять тысяч рублей за штуку, а они мне устраиваю в ближайшее время устраивают:

Первое: Экстерн (сдача всех экзаменов в школе), – «Саш, а ты хоть что-то знаешь?»

Второе: Помогают поступить во ВГИК (Всесоюзный государственный институт кинематографии), – «Актёром хочешь быть?»

Третье: И помощь в снятие небольшого видео на студии «Армен Фильм», – «А это-то тебе зачем?»



– Слушай, насчёт первых пунктов, я не думаю, что проблемы будут. Не получится сдать в Москве переведём к нам в Ереван, там сдашь. С институтом тоже, сделаем скорее всего. Если не получится во ВГИК сразу тебя устроить, то поступишь в другой институт, а затем переведёшься. А вот насчёт клипа, не знаю. Такие дела нужно там обсуждать, – с этими словами он показал палец вверх, а затем добавил: – И подробный сценарий нужен… Что ты там снимать то собрался?

– Понимаете. Эта работа нужна мне для показа мастерам синематографа. Дабы, увидев её они прониклись к бедному студенту состраданием и разрешили закончить институт экстерном.

– Как институт?.. Ты же про школу говорил.

– Ну да, – согласился я, – сначала школу, затем институт.

– Ну ты даёшь! А знаний то хватит? Или ты гений?! – лыбясь в тридцать два зуба поинтересовался тот пристально меня разглядывая, как будто увидел только, что.

Я промолчал, давая собеседнику паузу на раздумывание.

– Хм… Молодец парень! Ты многого в жизни добьёшься, раз в таком юном возрасте уже такие задачи ставишь перед собой, – он вздохнул. – Ну так, что договорились?

Я встал и протянул руку. Высокие договаривающиеся стороны пожали друг другу руки закрепив соглашение рукопожатием.

– Ну, с чего начнём? – поинтересовался Армен. – Когда сможешь сочинить шлягеры? Что от меня нужно? В чём помочь?

– Начнём мы со звонка… – сказал я и подойдя к телефону набрал номер.

– Алло, Сева?.. Здорова, что делаешь, занят?.. Я так и думал!.. Заехай пожалуйста в чебуречную, купи штук сорок чебуреков и «gо» на базу – нас ждут великие дела…



*****



Через час, я в сопровождении Армена и его помощника Феликса, входил в студию. Вскоре подтянулся и Сева.



Через два часа мы приступили к записи.

Ансамбль я решил не беспокоить и к «ваянею хита» сегодня не привлекать, а тупо записать всё самому методом наложения. Естественно записывая таким способом я понимал, что качество будет не очень, ведь чем больше наложений, тем хуже звук изначально записанных инструментов, но это было непринципиально, ибо главное было продемонстрировать общую концепцию шлягера.

Сначала записали ударные. Затем включили запись барабанов, я играл на бас гитаре, а писалось всё на второй магнитофон. Далее уже включали запись ударные + бас и писали гитары. Далее клавиши…

Через пару часов инструменты были записаны, а чебуреки, привезённые Севой съедены.

После этого я с Севой записал партии бэк-вокала в припевах, а именно слова: «О-о о-о …»





– Слушай Саша. А почему ты им весёлые песни написал, а нам грустная досталось? – поинтересовался он, когда мы закончили записывать – «Оооо».

– Что значит досталась? Откуда я знал какая вам нужна и что вам вообще что-то нужно?.. Вот сейчас написал такую и поверьте она тоже шлягер.

– Ну не знаю, музыка невесёлая… А слова для песни когда ты напишешь?

– Уже написал.

– Уже?.. – охренел собеседник и уставился на меня подозрительным взглядом.

– Конечно же… – начал говорить я и был прерван.

– Ребята, вам помощь нужна? – поинтересовался вахтёр из дверей, который, наверное, страстно хотел на опохмелку и вероятно вспомнил о своём участии за магарыч в записи песни – «Москва».

– Нет. Но за предложение спасибо, – ответил я и подойдя к нему протянул страждущему рубль. А затем вспомнив, что мне предстоит петь, а «бафа» нет, пояснил передовая товарищу 15 рублей: – А не могли бы вы сходить в магазин, заодно и себе кое-что купите…

Естественно я понимал, что, иногда выдавая вахтёру некоторую сумму я показываю, что деньги у меня есть и тем самым даю надежду – пристанет как банный лист, потом не отвяжется. Но… ведь от меня не убудет, а человек пива выпьет и будет благодарен. Да и относится он ко мне стал намного лучше, про пропуск уже и не вспоминал.



Тот поблагодарил, сказал – «Я быстро» и ушёл, а я продолжил разговор.

– Слова есть и довольно неплохо должны «лечь» на музыку, а вот насчёт весёлости… Вот смотрите, Армен. У них – ваших «конкурентов», уже есть песни, для «Песни 77». Они весёлые. Так зачем и вам выставлять тоже весёлую, пусть будет для контраста грустная. И поверьте – жюри это оценит.

– Неплохо было бы всё же услышать и текст.

– Да, не вопрос. Сейчас мне микстуры вахтёр принесёт и спою.



Через десять минут, переговорив с вахтёром я принял необходимое, а он перед тем как уйти по своим вахтёрским делам сказал: «Если, что-то ты знаешь где меня найти.»

Через двадцать минут, я был готов к музицированию.



– Сева, включи пожалуйста запись, – попросил я звукорежиссёра, а сам взял в руки микрофон.



Заиграла музыка… а затем я запел…



Вот и осталось

Лишь снять усталость…

( Михаил Боярский – Зеленоглазое такси )





– Ну ты даёшь… Просто класс! Молодец! – подошёл ко мне Армен и постучал по плечу. – Видал Феликс, какое у нас гений подрастает?!

– Да. Действительно хорошая песня, – согласился его помощник.

– Да какая там хорошая?! Замечательная! Шедевр! Шлягер!.. – он обвёл репетиционную взглядом поморщился и произнёс: – Эх выпить бы сейчас. У вас тут ничего нет? Я так и думал. Ты голос на плёнку записал? Нет7 ну так запиши и нам копию сделай, а мы пока с Феликсом в магазин сходим, – раскомандовался он и они ушли.



– Саша, а кто это?

– Это, товарищ Савелий, наши потенциальные покупатели.

– Что-то они на Алима похожи... – заметил истину друг.

– Ну, они почти такие же… А, неважно, – сказал я махнув рукой, – снявши голову по волосам не плачут. Давай вокал писать…



Мы подстроили звук и только собрались преступить к записи как открылась дверь и показалось наше ВИА в полном составе.

– Оо и вы тут, – обрадовался Кеша.

– Ну да, работаем, – тоже обрадовавшись ребятам и здороваясь проговорил я.

– Саш. А это не от нас два мужика в костюмах шли по коридору? – поинтересовался Мефодий.

– От нас, – вздохнул я.

– А кто это? Что им нужно? – задал интересующий всех вопрос Антон.

– Это знакомые. Хотели послушать какие мы песни играем.

– А зачем?

– Хотят пригласить нас сыграть на свадьбе, естественно за плату, – врал я.

– О, за деньги это хорошо. Деньги за песни мне получать понравилось, – под общее одобрение констатировал Дмитрий. – А куда они ушли то?

– Да в магазин им надо было. Сейчас придут.

– Придут? Это хорошо! – обрадовался Иннокентий. – вы пока подстраивайтесь, а я быстренько в туалет сбегаю, – зачем-то предупредил он и ушёл.



– Сейчас ребят, подождите пожалуйста пять минут. Мы песню быстренько запишем…



***



– Какая песня, а?! Какая песня!! Ну ты даёшь! – говорил Антон, пожимая мне руку после очередного прослушивания.

Ребята подтверждали «угукая» – всем песня понравилась.

Мы сидели за столом и прослушивали новую композицию. На столе, кроме закусок– колбаса, сыр, шпроты, хлеб, яблоки, шоколад и т.д. стояло две бутылки коньяка, которые, впрочем, распивали на троих – Армен, Дмитрий и Сева, который «отпросился погулять» у главнокомандующего – у меня.

Нужно сказать, что я не стал к ним, присоединятся, потому, как и так, мне было достаточно, а напиваться сегодня в мои планы совершенно не входило, ну а Сева?.. Да пусть «буханёт», раз уж так охота – оставим машину здесь, а сами доедем на такси.



– И что здесь происходит! Что это за пьянство! Что вы тут устроили! – не с того не с сего раздались крики доносившееся от входа.

Мы повернули голову и увидели покрасневшую, визжащую, вечно недовольную, злую тётку –Мерзлову Зинаиду Альфредовну, собственной персоны, занимающую пост – заместителя директора Дома Культуры по хозяйственной части.





****



Через 2 минуты ора и через 5 секунд разбирательств «через чур правильная» тётка, открыв рот и не прилично испортив воздух при виде не развёрнутой «ксивы» замолчала.

– А мне сказали, что тут школьник пролез на студию и собирается украсть инструмент, – потерянно заявила зам. директора, а затем обращаясь к басисту добавила: – Ты же сказал, что он хочет гитары украсть?!

– Какой школьник? – немедля не секунды взял быка за рога комитетчик Феликс. – Пойдёмте мы с вами поговорим в вашем кабинете.

– Да, да. Конечно! Нам поступил сигнал, что у нас в «ДК»… – тараторила Зинаида Альфредовна, когда она в сопровождении Феликса вышла в коридор.

«Интересно, кому же не понравился школьник?» – размышлял я глядя на поникшего Кешу.

К моему удивлению с презрением к стукачу отнеслись только два человека – Сева который морщась бросал взгляды в сторону настраивающего бас согруппника и Юля, которая по своему обыкновению открыв свои бездонные глазищи, пристально глядя на мнущегося кавалера, начала плакать…

– Кеша, Кеша, – зачем? – вопрошала она у занятого настойкой инструмента товарища.



Я обвёл взглядом ВИА и подумал: «******** ************ * *** ***** *********** ****************** ** *** ****************************** ******* ******** *** * **** ********* ****** ********** *************** ***** ****?! ****** *******!!!!!!!»

– Не понимаю ребята, что вы молчите?! – задал вопрос «школоло» в пустоту.

– Да! Что вы молчите-то?! Вы что, Сашу из ансамбля выгнать собрались?! – начал кипятиться Савелий.

– Сева успокойся, – попытался тормознуть «горячий самовар» Дмитрий, не учтя, что гражданин Сева, по кличке Савелий, или наоборот, уже побывал за последние несколько дней в таких передрягах, что нынешний междусобойчик являлся для него лишь небольшой шалостью неразумных детишек …



– Да я!.. Да я!.. Да я!.. За себя и за Сашку!!! – ни с того ни с сего проорал друг и схватив бутылку коньяка присосался к ней.

Коллектив впал в оцепенение…

«Уговорив», под изумлённые взгляды зрителей, пузырь почти до дна, он упал на стул и прошептал: – Я за него знаете, что с вами сделаю?! Вы ещё Колю «Крокодила» не видели… А он с нами… А мы его… Вилка… С уважением… Мы ему песню… А он за нас… Да, мы на «РЭ» его протянули!.. Всё в крови… И невеста-вдова… Что ж вы делаете падлы?! – неожиданно закончил друг и облокотившись головой на древний деревянный шкаф с «запчастями» для инструментов заснул детским беззаботным сном.
Страницы: [1] 2 3 ... 10
Напоминаем, для того чтобы отслеживать изменения тем на форуме нужен валидный (работающий) е-майл в Вашем профиле + подписка на тему из свойств меню темы (Уведомлять -вкл.). НЕ рекомендуем пользоваться ящиками на Mail.ru (часто письмо просто не приходит). В случае попадания (проверяем) писем с форума в папку СПАМ (этим грешат некоторые сервисы) указываем майл клиенту или сервису - НЕ спам.